Содержание

Для истории пройдено по природе закалкой-тренировкой. 1958.04.с.77.

Моя закалка.1958.06.18.с.27.

Моя закалка. 1958.12.10.с.100. Моя закалка. 1958.с.1.

Болезнь.1958.с.4. Товарищи. 1958.с.3.

 

Иванов П. К.

Для истории пройдено по природе

закалкой-тренировкой

 

1958.03.23 – 1958.04.

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

Моя закалка

    1. 1935 года немало времени прошло, да проследил простим обыкновенным глазом. Это первый день моего начала. Только не скажу я, как в этом деле инициатор, какая и когда была минута. Она заставила человека стать на арену нашей земли. Она приняла такую форму, чтобы по земле ходить без головного убора и без обуви, также остаться в одних трусиках. Как пришлось встречать такое время, по которому проходила струя ветра. Она за собою гнала в высоте под небесами много массивную толпу туч. И за них даже на землю и солнышко свои лучи не распростирало. Как было тяжело на это все смотреть, и поворачиваться с одной стороны в другую. И видеть приходилось дорогу по этому направлению, где лежал путь с хутора в село. И вот бывало, едешь на лошадке быстроходной, запряженной в санки зимой по снегу. А с тобою с соседнего села, он вежливо и умело сам себя представил. Как раз мы с ним повстречались в лощине, где протекала быстрая маленькая речушка, а через нее лежал мостик. Я посмотрел на его рост, в лицо присмотрелся, какой он был черноглазый, усы были накручены. Никак ему приходилось своей личностью хвалиться. А я не позавидовал, а сказать сказал сам себе, чтобы мне такую заиметь личность. А другой человек за мной ехал не в таких условиях, как я по-простому крестьянскому. У меня была на санках одна житная солома, а у него разложено мешок. Я на себя надел сапоги из юхты в черном дегте, а у него валенки. Уже разница была. Лошадки не такие равные со своими дробными шагами. Правда, ехали, в то время мы прослушали, как ударяет издалека гул от колокола в церкви.

    2. Значит, праздник наш недельный. Понедельник будет после воскресенья, а сегодня проходит суббота. Она нас заставляет, чтобы мы знали про завтрашний день наперед. Где мы все по восходу солнышка прислушиваемся к звону, этому же самому звону. Не то, что я теперь слышу, даже, может, этот звон услышит наша борзая собачка на цепи. Она привязана во дворе, и хочет дать хозяину знать. Мол, посмотри на такое первое чудо, которое началось от села по нашему глубокому яру. Ты, как проходящее лицо, наблюдаешь за этим делом, а оно идет выше и выше туда, где расположилось на равнине той местности, где лежало болото. А на нем в летнее время росло разнотравье, и сюда прилетал аист. Он вылавливал в этом болоте разных лягушек, ему там жилось неплохо. Только в то время прилетал кулик, он говорил: это, мол, мое болото. А человек, кому приходилось по жребию получить эту местность, которая ему досталась на один год. Он там снимал немало в летнее время сена. Куда же ты, такой несчастливый, в жизни денешься, если тебе, как родному отцу, досталось по жребию плохая, совсем в камнях земля. Хоть не сей там зернышка. Без всякого дождя урожая не бывает, и также пользы от этого куска не дождешься. Какое-либо не было время. И так-то местность заставляет ежедневно каждое утро и вечер смотреть на солнечные лучи. Спасибо говорить один другому, такая очередь, что моей супруге надо попасть на эту дорогу, чтобы встретиться по пути.

    3. Дядя, скажи мне, пожалуйста, а как мне пройти, чтобы было хорошо народу. Это же местность, которая лежит вечно. А через нее проходят из разных дорог на одну проложенную дорогу, по которой немало приходилось здесь вот на этом как раз месте убраться со своими колесами. Я, говорит один из всех, как забрался со своим таким возом. Если бы не другие такие добрые люди ехали, сроду оттуда не вылез. Наша перед всеми индивидуальная жизнь. Каждый себя вел, куда хотел. Только настало денное утро, уже человек сам себя поднял, вышел на двор. Он не боится стоять, чтобы нагота. А глаза свои направил на соседский двор, затаил ухо для того, чтобы послушать и смотреть на всякие дела, и сказать свои мысли. Эх бы позавидовать такому добру, а у него семья на одного человека была больше, чем у меня. Право земли в то время давали всем одинаково только на мужчин. Это общество удовлетворялось этим законом. И вот хорошо, говорят, нам, что у нас все мужики, на них землю получали. А что этой женщине длинноволосой? Говорить Илья Бочаров. У нашего Иллариона все посыпались от рождения девчата. Он, бедный, так-то живет очень тяжело. И не хочет обратиться в общество, чтобы ему кто-либо помог. Да и кто согласится этому делу теперь помочь. Никто не даст, кроме как индивидуально нужно самого себя продать, и за это все получить заслуги. Наша такая деревенская местность, которую никто из добрых людей не признают, если выезжать надо из села, особенно в город. А в город надо ехать 35 километров по условиям неприятности.

    4. Ехать надо по селу очень долго на такой паре лошадок. Да положишь кладь, это угля. И едешь на деяние. Но то, что делается в душе, крепко-крепко терпишь, и слова нельзя сказать. А как уже жило в то время животное. Оно не само лично идет, а вслед тянет за собою все. Это дорога, на которую я пробирался, была слишком в камнях, да в волнистых буграх. А я сяду на воз, и сижу, думаю, что можно будет заиметь больше от этого, если я собирался всю ночь. Кормил да подмешивал лошадкам …, а посвистывал на дворе, глядя глазами на погоду. А звездочки блестели в высоте, каждая поодиночке. Только мороз брался за руки, и чувствовалось на лице. У дома с трубы в одну сторону дымил дым. Только неизвестная собачка звякала. А тебе приходилось свои ноги поднимать по порожкам. «Бом», один раз, а вслед за одним другой раз ударил колокол в церкви. Я сказал: значит, время два часа ночи. Люди в это время по домам замерли. Может быть, мой такой неприятный шорох и приснился. А человеку в этом деле зависть. Течет вода по одной балке. А нашим мукомолам везут люди зерно молоть. Жизнь великая строилась за счет небывалого характера. Сам священник вышел посмотреть на раннюю зорьку, ему надо было идти к утренней служить. Может еще и не прокукарекал петух, не знает про это все хозяин, он спит крепко без просыпу. А торгаш и спит, не забывает свои копейки считать, и прибавлять себе больше. Так почему же не может любой город сказать про свое личное состояние. А в городе бывает такая речка, от которой все люди в летнее время не уходят.

    5. Пасет отару пастух, он не один, а двое за ней смотрят. И то, бывает, волк проскочит через условие, и какую-либо шкуру изрежет. Все это недосмотр самого человека, кто сидит на одном своем месте, смотрит в механизм своим увеличительным стеклом. Ему видны все эффектные детали. А там на высокой равнине при открытой струе ветряк своими крыльями крутился. Он молол людям зерно на муку. Только хозяюшка сама раньше от всех встала, и вышла на двор. Стала прислушиваться к животному. Особенно ее заставило обратить внимание на курятник. Ей часто приходилось терпеть от лисы вред. В нашем селе как сейчас проходит недельный праздник воскресенье. Люди гурьбою идут до церкви. А мы бы, говорят однажды ребята, пошли на улицу, да, может быть, чего-либо там устроили. На дворе с утра рано пал на землю для нас чистый снег, по которому бы на саночках, да время было не то. Только встали с постели, одни молятся в церкви, другие дома стряпают. Даже некоторым приходится для борща чистить картошку. Все это делается руками, а смотрится глазами. Что же ты с утра, скажем, видел. Я да ты. Только вышел я, пошел по дорожке в сад. А серенький зайчик прыг и прыг на свих ножках, от меня стал удаляться дальше. Я ему не хотел было мешать, но он был в то время робок через поступок человека. Он его обижал всегда, стрелял ружьем. А сорока, когда меня увидела, стала своим голосом чирикать, и дразниться на своем месте, как вроде…

6. … И так это проговорили, чтобы к делу, не пришли много лет богатые люди. Так много лет говорили про все свое хорошее, но, когда им приходилось встречаться с плохим, они друг от друга отворачивались, и говорить не сумели.

    Однажды вышел на кулачки, смотрю, как же люди здесь при этих условиях друг друга били. И мне по сопатках досталось. Я вскоре оттуда ушел, и пришел к тому, что делалось у нас в доме каждый день. Как только встают, начинают друг друга учить, чтобы мы, как ребята, не баловались. Если под руками лежит ложка, ее кто-то вчера забыл положить в стол, ею нужно будет. А кто-либо из всех старше от тебя возьмет и по голове ударит. Сказать слова, он не скажет. Такой привычки люди не научились делать. Бывает на белом свете, все создается, даже говорит по-человечески. В некоторое время волне рыба высказалась. Я бы к человеку в дом пробралась, и ему сказала: «Здравствуй, ты мой человек». Но одно – я его боюсь. В то время он себя приведет к неприятностям, возьмет, меня и сжарит на сковородке.

    7. Так лучше я буду по воде плавать до тех пор, пока за мною не придет сетка. Она нас вылавливает гужом. Что ты мне хотел рассказать, говорит другому человеку человек? Как же раньше такие были в роду мужики. Их заставляла бедность напиться вина, и идти по своей родной улице, себя показывать, вроде они идут по дороге и разговаривают не про дурное, а про хорошее. Что же Климка Екимке говорит, а Екимка Климку слушался. Вот у Климки слова развились. Он показывает на яр, глубокую балку Луганчат. «А что, если бы мы взяли». – «То есть, кто мы», – спросил Екимка у Климки. «Да все наши люди Горы загатили греблю для того, чтобы собралось много воды, а потом ее выпустить». А сам так-то засмеялся: ха, ха, ха. Непонятно сделалось для Екимки, и вот дошло обоим, они оба догадались…. Да и низовцам была труба. Каких слов можно будет создать из букв, очень много.

    Зверево станция узловая, она принимает поезда с другой дороги. И вот поезд, проходящий с Ростова. А Дабальцевский местный в одни минуты отправляется. Надо было ехать по одному направлению много расстояния. У механиков была спорная договоренность: кто же кого перегонит, или Крючков машинист, или Баркалов. Все свои силы клали на это, чтобы перегнать. Больше всего брал …Крючков.

    И так мы раньше при царской власти ходили зарабатывать себе копейку на шахту, где было расстояние 15 километров. А на плечах несли в мешках хлеб. Все это делалось по закону всей нашей жизни. Она нас заставляла шуметь в своей деревне. Мы ребята были тогда не робкие. Нам слова не под

8…

9. Телами во время летней поры. Здесь такое было условие, сколько откуда приходилось прятаться. А сады местного характера расположились для того, чтобы там во время жары прятаться. Я тоже в этой деревне рос, смалу пас своих собственных волов на покосе в балках, где все хозяева откупали себе местность, и там выпасали своих животных. А когда приходила работа, надо было возить арбами в огород свой собственный хлеб. Из загонов все съезжались в деревню для того, чтобы подготовиться к тому, чтобы волы были в работе. И так оно переходило с одного в другое дело. Только заканчивалось время весны, а перед тобою стоит вопрос пахать, под зябь пахать землю. И так люди за свое личное здоровье заставляют природу всякими делами помогать. Чтобы получить урожай за один год, то будет надо целый год работать. Все подготавливать, чтобы не ошибочно получилось в своем хозяйстве. А хозяин все думает про каждый момент всей жизни, начиная от самого порога и до каждого животного. Особенно перед ним его любимая семья. Он ее родил, он для нее ищет выход, чтобы она жила в достатке. Чтобы было, чем одеть и чего покушать, и также в хорошем доме пожить. Наша усадьба, которая осталась от прадедов, она себя не изменила. Только в строительстве у строений очень много получилось нового исторического. Дом нового характера, как с внутренности, так и с внешности. Видать сову по полету. Так и этого хозяина. Он жил и присматривался своим глазом за соседской стеной, а там что-то из животных копошилось. Он думал то, чего у него не было. Старался своими силами это все приобрести, напряг на свой мозг.

    10. Стал думать, что же надо сделать для того, чтобы у него в его хозяйстве не отставало. Он думал и решал, что же для этого проделывать. Этот хозяин или он по ночам не спит, так и не видит его поступка иначе. В церковь ходить, молиться, Бога просить. Этого тоже не видать. И так сосед не разгадал свою на нем тайну. Сад не знает до кустика, такой же сад и у меня. Семья дружная, иначе Бог только ему помогает за что-либо особенно. А я не сплю, а все думаю про это дело: перегнать, и заставить его обо мне думать так, как думаю я о нем. Встаю с постели и ложусь в постель, без Боговой молитвы никогда не останусь. Также про соседа, такого труженика, тоже не бросаю о нем думать. Свет ли денный, или ночь во тьме, а твое дело делать. Сколько приходилось, не на пользу жил, а на вред. Я не могу сказать про тот быстрый ручей, по глубокому ярку он бежал. А все люди сначала жили, потом они умирали. Их дело было оставить позади это все. А сам человек со своими силами сдался, ему не было сил самого себя сохранить, чтобы вечно пришлось на это добро смотреть. Это природа, а в природе наше стоит на этом ручейке, все им удовлетворяются. Это же источник, он тянется из самых высоких вершин, и впадает в Северный Донец. Это вода, которая выходит из родников. Она всех, живущих возле нее, обеспечивает. Это же есть источник, из источников источник. Он всегда бывает перед нами на высоте нашего труда. Мы без этой воды, без всякой природной влаги не сможем ничего поделать на нашей земле. Она у нас черноземная, она у нас и песчаная. Везде пользуется правами за счет того, что нам дает высота дождь. И все зависит от этого всего каждый год урожай.

    11. Мы, все люди, должны сказать этому поступку, которого хотели видеть всегда на наших условиях. Это же жизнь, а не здоровье. Скажем, сегодня пошел сильный дождь. Он уже идет давно, нам не дает вложиться своей работой, поэтому мы не умеем пользоваться этим добром. Мы, люди разного характера в жизни. Кто-то просит дождя, а кто-то просит ветра. А кому-то это все не нравится. Он говорит, так как природа сама преподносит человеку свою судьбу. Иду я по одной дороге. Мне нужна та дорога, по которой надо попадать в то самое место, где это будет надо. А тебе навстречу попадается две дороги. Одна дорога ведет себя в левую сторону, а другая в правую сторону. Меня закрутило, чтобы я дальше не шел, и не думал о том месте, где давно стоял исторический хутор. Там жил старожил. Больше 100 лет он провел свои дни, все недели, месяца, которые делали годы. С этого всего можно сложить очень много мысли. Он мог думать о самом маленьком кузнечике. Когда идешь по изложенной дороге в летнее время, особенно тогда, когда солнышко печет в твое тело. Ты видишь, как подпрыгивают они один за другим, все это боятся нас, как людей. И показывают нам, чтобы с вами знали историю. Она заставляла, чтобы ее знать. Сначала у нас местность такая неровная площадь. С севера бугры, а с юга болота. Куда ни пустишь свой нос, обязательно попадешь впросак. Что это такое за жизнь человека, мол, пока слушается отца. А как только стал на ноги, вот тебе и гордость, недоверие появилось. А ты, как отец родной, присматривался, как на источник всей родительской жизни.

    12. Ты же его родил для того, чтобы от него хорошего дождаться. А он от тебя хочет, чтобы ты ему был одно время отец. А у сына своя дорога, он уже мыслит о той жизни, которую отец сам создал. У сына одно намерение мешать отцу. Разве сыну хочется все время подчиняться, чтобы отец все время командовал. У сына своя дорога приобрести себе друга в жизни, добиться свой собственный уголок…Отцов к своим детям большая ненависть, она заставляет ссориться с близкими. Лучше было бы им поближе да породнее, это было бы лучше, и хорошо жилось, да и говорилось о хорошем.

    Земля – большой шар, где можно было уцепиться. Сидеть на своем собственническом месте, где природа показала свое имя сохранять. Там приходится сидеть и ждать время бессилия …прихода по природе. Где ты услышишь и увидишь свою немощь. Она на человеке развилась, прогрессирует за счет одного недостатка. В природе есть все, лишь бы ты захотел добиться. Будет дело одно – выйти со своего двора. Идти по дороге, самому присматриваться к тому, чтобы чего-либо увидеть, как вещь. Нужно будет для какого-либо дела. Он, как человек, его лично заметил, и тут же обрадовался. Сказал: это мое одно для всех счастье, что мне с таковым делом пришлось встретиться. И, может быть, это дело придется присвоить, сказать, что это.

    13. А в плесе есть маленькая и большая рыбка. Я стал думать, как же ее наловить, чтобы покушать. И так додумался, сделал кубат, а кубатом их вовлек в сеть. Вот тебе и рыбка, сказал я сам себе. А за дрофою надо всегда гоняться с ружьем. Чтобы к ней подходить, надо уметь, как подойти. А то она хитрая, эта птица со своими глазами. Порхнет, и полетит далеко. Эта птица большая, она видит человека издалека, с чем он идет, и что он хочет. А у птицы одно намерение: где-либо вывести своих детей. Надо будет обязательно снести яичка, а потом их вывести, чтобы были деточки. А этих деточек сохранить от кровожадности. На это дело очень много рук, чтобы похитить этого птенца. И вот вам новости пришли, по нашей такой земле стали прокладывать железную дорогу. И по ней приходится ездить взад и вперед, и развозить самого себя. Это машина поезд, которого люди построили для передвижения грузов и также людей. Кто-то, может быть, и не пробрался туда, куда это следует ему попасть. Он туда приехал на колесах, и там свое развил. Посмотрите, какая здесь есть местность. А ведь те люди живут поодиночке. Они продумывают, как это будет надо, чтобы жилось хорошо. Не было никакой болезни, никакой природной стихии. А она могла быть в любое время и каждый час, зависит все от условий. Идет по дороге человек, а на нем разорванная одежка. На нее не надо было смотреть, чтобы так позавидовать. Как мы смотрели на хорошую одежду. Она нас всех завлекла, чтобы иметь тоже такую. Ночь продолжается все свое намеченное время, в котором надо будет поспать. А оно получилось не то. Ты собрался, идешь на ночь, чтобы чего-то в этом деле сделать.

    14. Ходит к нам старый старик, кому приходится много кое-чего говорить, рассказывать про разные родившиеся сны. Одному снится, якобы он вроде ангела летает по небесам. А бывает, что за хорошим столом, да что-то из наливочки, какого-то сладкого вина напьется пьяным, и станет хвалиться, как ему приходилось одно время пострелять. Ходит да присматривается зимою по снегу, когда зайчик с места в другое перебегал. Он своими ножками прыг, да прыг. А охотника это дело заело. Он свой глаз за этим следом направил, и стал за ним следить, и все же не попал в его цель. Зайчик обхитрил, сделал несколько оборотов, и со своим умением ушел, он сам себя спас.

    А скворец черного цвета с первых дней нашей весны прилетел и занял свое место на скворечнике.  Так-то крепко свои песни пел, да переменял свои голоса. И тут же рядом по толоке сроду ходила наша корова. Бык, он один из всех своим тупым голосом мычал. А как раз возле асфальтированной дороги, где одна за другой против бежали автомобили, бежал «Москвич» и бежала вперед «Победа». Вместе с ними тоже спешили автомашины грузовые. И вот на них только один мешок развивали. А ветер был сильный, ему было не до себя. Он сушил вокруг себя местность. И также ему приходилось свистеть сквозь свои хода. Он думал, что это село знакомой стороны. А оно получилось, его не знают, как проходящего. На него посмотрели. Даже шапки не смогли сбросить, и сказать свои слова, как обычно молодой перед старичком. А он очень много создал в жизни своих дел. Но подтвердить не приходилось никому. Ну что же, быть был таков.       

    15. А сейчас наши все люди смотрят на хорошее. Как только поднялось солнышко, а на траве лежала роса, она стала удаляться. Я, говорит птичка, лечу по этому месту, а сама смотрю, как наш кровожадный волк весь в росе. Пусть он бежит до того времени, пока он стал отдыхать, и мы его потеряли. Стали сами с собою играть, песни петь, и развивать свои голоса.

    Цыгане тоже выходили со своих шатров, к своим лошадям шли, и ими занимались. А цыганки шли в село для того, чтобы там приобрести себе пропитание. Цыгане ждали от цыганок куска хлеба. Их дело было одно – терпеть только тому мужику, кто живет подряд на самой главной улице, которая заставила человека построиться своим строением лучше от всех. Это было у каждого такое желание, но не увенчалось получить. Рано, говорят, он поднимается, и всегда выезжает. Куда? Мы, говорят все соседи, не знаем. Догадываемся, что Бог тому дает, кто рано встает. Но все наши уличные ворота, они часто нас, как хозяев, ждут, чтобы мы поскорее вернулись. А куда можно будет ехать по бездорожью. Ты всегда должен сказать своему встречающему соседу: «Здравствуй». Особенно надо своей головушкой поклониться, вроде как вежливость твоя. Должен ему показать себя. А что ты мог сделать вот по этой ясной в солнышке погоде. Ты роешься по своему огороду, хочешь вбросить в землю картошку. Она заставила, чтобы ее класть поодиночке в ямку. Человек лопатой роет для картошки подряд землю, а сажает рядочками, чтобы не сбиться с плана. Все спешит в годину убрать, чтобы до дождя уйти отсюда. Нас ждет другое время и другая местность. То мы картошку сажали.

    16. Мы теперь сажаем бахчу арбузы. И вот стало нам известно, на огороде пролил сильный дождик, как с ведра, нашу землю полил. Мы все оттуда ушли. А по посадке дорога проложили. Мы шли по ней тяпать общей кучей, играли песни, и веселились не на какую-то особенную штуку. Всегда мы ждали на дворе погоду хорошую. А она приходила. Погода не такая, как мы всегда хотели. Думали, чтобы было до вечера солнышко без всякого дождика. Для нас дождик не на хорошую сторону, всегда он в нашей жизни своим поступком крепко мешает везде и всюду. Особенно в труде, также в одежде, крепко нас мучит. А раз мы намокли, уже жизнь не хорошая, а плохая, никуда не годится. И вот часто приходится мужику, едущему на лошадке по дороге. Он ошибался думать вперед. Все ему в его дворе мало, ему надо было еще больше от этого. Он не умеет добывать себе, приобретать без всякого труда. А нелегально, он считает святое дело. У его одного уродил урожай, а у других не так зародило. Он оказался богач перед всеми. К нему идут для того, чтобы приобрести себе для пропитания одного дня, а он за эту вещь берет очень много. Сам говорит: Бога прошу, чтобы у него все было. А сам с другого дерет, что называется. Ему это служит помощью, он этим делом растет. Уже про не имеющего в своей жизни и не вспомнит. А проговорит в сторону того, что не следует. Такой сякой не умеет жить, у него не будет того, что я имею.                

    17. Посмотрите на мое такое одно самое лучшее из всех в нашем селе богатство. Что ни спроси, у этого дяди есть. Но все у него так дорого, что не купишь. А что тот за человек, живущий на белом свете, если на него не позавидует. А то вот на меня любой и каждый человек, молча, не пройдет. Даже обернется, и скажет свои завидные слова: такой мужик, живет очень хорошо. А раз живет хорошо, у него есть все. Так бы мне хоть один день пожить, да попользоваться правами всеми, а тогда хоть и умирай. А другое лицо не так свои слова об этом деле сказал. Это все есть временное явление в своей жизни. Долго и всегда от природы жить не будешь. Она этого не хотела и не хочет сейчас, чтобы такой человек один был на все село. Это стихийное дело. А вот сбоку живут две вдовы, они неимущие обе, им все село помогает личными кусками. Их дело – ждать, как с неба подачи. Так и думает сам собою этот богач. Он знает хорошо про его ум и разум. Хочет, чтобы еще лучше было у него все богатство. Это его личное богатство, одно из всех на учете в природе. Она сама смотрит на все эти дела, и сосредотачивается, издалека наносит ему такой удар, которого нет нигде. Богатый всегда ждет прибыли, и чтобы всегда у него было все, что хочешь. Но чтобы он подумал и решился прийти к бедному, у него спросил, что он не имеет. Этого богатый в голову никогда не брал. Его дело одно – уходить от бедняка. Даже свой быстрый для себя глаз, и тот не сможет его направить туда, где живет сам бедняк. Это не человека есть мысль, которая заставляет сама себя продаваться за копейку.

    18. Он хоть и не признается, что он всегда служит за копейку в природе, он за нее продается ежесекундно и ежеминутно. Каждый раз его дело – свою голову крестить. Все говорит: это ему дал Бог его богатство. А то он не знает про самого себя, что раньше были такие люди, кому крепко очень верили. Особенно были вожаки племен, им тогда всегда свои верили, слушались. Как были бояре и князи, рыцари и короли, дошли до самых царей, управителей своих также народов. Они знали, что для себя делали. Чуть ни в золоте ходили. А чтобы что-либо сделали бедняку страдальцу из всех, у них на это дело сил не хватало, чтобы какого-либо бедняка поставить на его ноги.

    Царь какой-либо, был он же таков человек, как и все добрые на земле люди со своим законом. А его дали ему богачи, чтобы он расправлялся с тем народом, кто учинял против этого закона. Закон был собственника мужика, его царь хранил, не допускал чужеземного человека, чтобы он его боялся. Это же люди земного характера. Ему покажи этот палец, и скажи ему, что его надо сбить, он это сделает. Вот что в темноте проходит между одним и другим. Злоба и ненависть. Она заставляет человека выступать против человека убийственно.

    Так раньше жилось хорошо тому, кто у себя все имел для той жизни, которая тогда считалась и делалась человеком. У него была земля, скажем, собственная. Ему передалось предками своими близкими по наследству. Он распоряжался ею, как хозяин. И заставляет своими силами все на ней делать, она его была. Он что хотел, то и делал для себя.             

    19. Лично даже не пожалел своих сил направить против маленького поросеночка, чтобы его поймать и зарезать. Он его зарезал, а потом его так сделали на сковороде. У него явилось новое. То он вонял, а теперь он крепко пахнет. На это у него построен аппетит. Он разинул свой рот, столько ел, сколько это для него требуется в его денной жизни, когда он не спит. А когда он засыпает, ему снится сон, якобы он видит не то, что для него не требуется видеть. У него стоит перед глазами совсем черный человек. А тот, кто спит, лежит мертвый, он его боится. Это значит, пришло время, надо будет силам его сдаваться. Романовых поколение длилось 300 лет, еще было больше, но пришел час тому времени, где-то делось все это Романово. Не удержали никакие особенные силы. Для этого родилась партия, она не хочет, чтобы был таким человеком, кто был далекий от человека. Все наделала революция, все натворила гражданская война, отобрала оружием все дела у царя. И ввела в новое народное право то право, которое было и до этого права. Она создавала раньше, и сейчас тоже пользовалась правами природного богатства. То, что есть в природе, и надо будет человеку, его надо будет добыть, чтобы человек имел. А в природе есть и то богатство, которое не требуется от природы отбирать, ее богатство, а надо пользоваться сам собою. Это рожденная на одном человеке эволюция. Он стал пробовать, чтобы ее заиметь, и заставить не смотреть, не вовлекаться в другое, а свое намеченное развивать в своей жизни. Разве плохо тому истцу, кто попал на дорогу, и вот крутится по ней.

    20. Он хочет найти всему народу, и ею на себе хвалиться через свое дело. Мы с вами не видали ни одного села, чтобы не было сторожей, или собаки. Той собаки, чтобы не защищал сам свой двор. А во дворе этого мало, что было у хозяина. А в доме, самое главное, из всех лежит добро то, которое требуется каждому. Лежать на земле во дворе привязанная собака на цепи, и смотрит, кто же возле нее проходит, чужой или нет. Свой, она воспринимает его, как своего, а чужого рвет. Разве это жизнерадостное вещество. Это собака, она служит хозяину за кусок хлеба. А ты, как человек, не имеющий в этом деле у себя того, что будет надо в своей жизни, ты падаешь вон дальше. Тебе дальше жизни нет. Осталось только одно – идти воровать, других путей нет. Только это все старое, никуда не годное заставлять человека, чтобы он работал не мало, а много. Он же этого не желает. Его дело одно – прийти к директору, ему поклониться со своим здоровьем. А директору по его работе этот человек нужен в этом производстве. Его дело – спросить у директора. А у директора одно – ему дать направление к врачу освидетельствовать, чтобы не отвечать за его здоровье. О том, что он не больной. А раз не больной, его директор заставляет, чтобы он шел на работу с таким уговором, двухнедельное испытание. Если только в этой работе ты управишься, сделаешь то, что приходится там сделать, тогда-то директор по приказу проводит этого рабочего. И его заводят в штат. Этого приходится добиваться, чтобы быть штатным.

    21. Надо над собою много поработать, и сделать все то, что требуется для жизни. Но про случай никогда ты не можешь знать. А он вслед за тобою ходит, выглядывает на мой такой поступок, которого приходится сделать. Я встретился случайно, мое здоровье сорвалось. Что помешало мне быть таким, как я стал. У меня в боку закололо, я заболел. Какое горе меня окружило. Я теперь не знаю, что делать. И вот иду к тому, кто меня направлял на работу. Врач, он, как и обычно, по записи в алфавит в карточку. Фамилия имя отчество, полный адрес требуется. А потом уже врач способствует принимать этого рабочего. А рабочему хоть и неловко со своим нездоровьем, но надо будет сказать. Это одно, что где болит, и указать то место, где самое колет. Ох, он сказал. А дело врача другое – ему сегодня выписать какие-то лекарства по рецепту. Если не станет лучше, то придешь через день, я посмотрю, говорит больному врач. А больного дело – ждать улучшения. Так причем тут кто-либо, если само условие заставило по своей работе заболеть. А теперь знай порог больницы, от дома и до больницы, говорит мое нездоровье. Очень больно.

    Врача дело одно – встречать и провожать со своим понятием. Кто как себя заставил испортить свое здоровье. А мне не повезло в своей жизни. Это рак, оно и получилось, что я так крепко заболел. У меня во внутри что-то беспокоить. А чтобы кто-либо помог моему горю. Даже сам врач не поймет, и не может сказать, что же надо сделать такой болезни, как я ее ношу. Это не бывало перед врачом, он не знает то, что требуется знать о болезни.

    22. Наше незнание. Что же будет делать этому человеку врач, если он поступил работать на производство здоровым человеком, а теперь испортил сам себя. Дело врача одно – итог из этого всего выводить. Это нам не то делать, что требуется для физического труда для человека, для того человека, кто стал больной. Его лечат, его посылают в условие лечиться. Он туда едет, куда это надо. А санаторий находится в природе для того, чтобы там человека излечить для того, чтобы он опять начал против природы идти. Его дело одно – идти и делать свое то, что требуется от природы. Она заставила врача ошибиться на человеке. Это не такое пришло время, когда люди косят в степи свой хлеб.

    А сейчас люди хозяева нашлись над природою, над человеком сделаться таким человеком, чтобы запрещать это делать, что сделал я. Хожу по снегу разутым, без головного убора при любом холоде. Остаюсь также и без одежды в любое время года, в одних трусиках. Разве можно мне запрещать это делать секретарю партии. А он запретил мне. Он не знает, что я хозяин природы, имею силы больше от Вялова. Хочу, чтобы он отчитался перед своим народом. Пусть скажет, что я сделал плохого. Пусть люди скажут, а не Вялов, кто запретил мне. И так земля не землею для человека, и команда не командою перед человеком. Разве этот гектар был таким гектаром, как его сейчас заставили, чтобы он давал плодов столько, сколько захотят с него взять. Где же это было, чтобы силу заставили служить человеку пользой. Не пишут в «Крокодил» так, как вы написали про меня.

    23. Разве я для вас был когда-либо кудесник. Я вырос на глазах у людей со своим хорошим. Вы меня признали: волшебник я, Гришка Распутин я. А все, кроме меня, глупцы. Это статья Рябова. Она заставила многих читать, только неправдой окружить себя. Их слова – это коллектив тот, кто пропагандирует. Но пусть он попробует оставаться таким, как остаюсь я. И для чего это я все делаю? Мои дела делаются для всех одинаково, чтобы жить, а не умирать. На это пришло такое время, оно заставило себя огородить крепостью всегда энергично. Все ваше застынет, и не будет двигаться с места. Ни атомная энергия, ни водородная, а живая природная. Она всех остановит, и повернет к одному человеку своими силами для того, чтобы смотреть на одного человека всем людям. Он у вас один для всех. Это Иванов Порфирий. Про него, как про шамана современного, прописала районная газета «Красносулинская правда». И также не побоялся написать, как про «Порфирия целителя» и других, «Крокодил». Он на весь мир прокричал не как правдою, а неправдою. Он таким и не собирался сделаться, как сделала его природа. Она его выучила, как нужно сделаться таким, как он сейчас есть. Это его личная закалка. Он сам без всякого учителя и преподавателя, и также все сам и сам сделал. Не простуживается и не болеет. Ходит в трусиках не для того, чтобы был один поток, чтобы люди умирали все свое время. Он жил и сейчас живет для другого человека, чтобы он никогда не заболевал. Вот что я хочу и делаю на свою славу.

    24. Я хочу, чтобы люди никогда не заболевали, и не укорачивали свою жизнь, а продолжали жизнь.

    Если бы мы все взялись не за природу, не за ее дни, и не за ее ночи, то в природе было бы иное, чем сейчас. Все ожидают весну, как красную девицу. Она им принесла все то, чем они хотят жить всю зиму или год. Это природа запретила, сказала довольно через ваше одно недопонимание всего того, что вы сделали индивидуально. Он человек, как все люди живые, такой, как и все, только не с таким направлением, как все. Все хотят и ждут теплое время весны. А он говорит одно для всех. Если вы сильные будете для этого, то весна откроет свои теплые дни для того, чтобы вы, как люди, в степи работали. А то вы не сильные в этом деле. Вы запрещаете делать тому человеку, кто силен вам не дать теплых дней для того, чтобы жизнь продолжалась, и делали то, что всегда делали. Их работа была нужна. Без этой работы, без этого времени не будет для человека жизни. Он для этого времени думает всю зиму, не забывает. Считает свои дни, которые проходили по Филиповке, будние дни и праздники приходили в мясоед, святки, праздничные дни. Все это считалось как будто в деревне по порядку. Люди сами себя вели, постничали, не ели сознательно в такое время. А когда настали святки, то люди себя приготовили. Стали приобретать то, что надо употреблять, как пищу. А тут время подсказывало, проходило ползимы, и приближалось со своими теплыми днями.

    25. Когда уже нельзя сказать, чтобы знать про то время, которое должно быть. А мясоед прошел. Про него приходилось думать одно, а другое практически провожать до самой масленицы. Все шло постепенно, и пришел сам к нам пост. Где из верующих, как молящихся своим прегрешением. Они хотели, чтобы Бога просить про то, что они сделали. А в природе что только кто-то ни делал в своей жизни. Один ждал, а другой трусился, боялся, чтобы не попасться. Это река, она начиналась, и тянулась с самых гор по маленькой ниточке, да в кучку она происходила. Хотела пойти своей быстротой, чтобы ей никто не мог помешать. А в это время вышло навстречу большое жаждущее стадо животных. И чуть не всю это стадо выпило, река свою быстроту на это время прекратила. Она этого у себя не ждала, а все это сделала природа. Она представила это стадо, как какой-либо из всех из всех человек. Если он захочет, то ему нипочем будет взять ведро с бечевкой, и пойти к колодезю для того, чтобы там, как все, набрать воды, и тут же напиться. Его заставила жадность, а в жадности живет любое животное. А чтобы сделать то, что сделал я сам себе, этого никто не мог подумать.

    Лежит дорожка, а ты по ней должен пройтись. А на этой дорожке кто-то из бедных людей уронил сто рублей денег. Я шел первым, увидел эти деньги, меня обрадовало. Это как же. Я нашел 100 рублей бумажку. Но чтобы не взять, такого человека не рождалось. Я тоже поднял, и долго об этой находке не забывал, все мечтать.

    26. А человек тот, кто это все на практике сделал. Он больно горевал. Говорит сам себе: какой я несчастливый. В этом деле свои собственные деньги потерял. Тяжело жилось ему. А тот, кто про это узнал, но не мог никому сказать и написать. Это его была цель одна – присвоить. Только не хотелось ему признаться, жаль ему своими руками отдавать. И вот вчера Месяц светился своей половиной перед землей, она ясно себя показала перед домом нашим. А в саду возле яблони мы вдвоем ходили, да говорили про прошедшее, как это наши жили здесь. Но не пришлось им бывать здесь. Река протекала, много проходила своими волнами. Чуть не сказали про то, что делалось вчера рано еще до восхода солнышка.

    А сорока белобока, она всегда одинока, с каждым человеком бывает, встречается с ним наедине. Говорит на своем языке. Ты, мол, чего сюда попал. Он услышал слова, сказанные ему сорокой. Остановился, стал слушать дальше, а что ему будет сорока говорить. Она хвалить его за проступок неразумный не собиралась, а бить по голове она давно собралась. И все не было такого случая, как сейчас случай перед нами раскрылся, один из всех в природе. Сорока заставляет быть перед нею, как виновник. Он ей слова не мог промолвить из-за ее лишь правды. Она ему хочет рассказать про его все плохое, что он делал в природе. И коснется она частично хорошего. Я же сорока, вижу твои все в этом деле намерения.

    27. Я уже давно собираюсь тебе рассказать, высказаться, но такого места я не находила, как сейчас мне пришлось удачно. Я у тебя, как человека, спрошу. Зачет ты делаешь то, чего это не следует? Сначала ты двигался кочевническим путем, много вас гибло по пути вашего прохода. А потом тебя заставила остановиться. Ты додумался все для этого сделать, что у тебя получилось. А ты же сам освоил это место. Но причем тут природа, что ты не знал про ее силы. Она же наша мать кормилица, она нас всех родила, и хотела, чтобы мы все жили так, как она захотела. Мы же, люди все, не захотели слушаться, уцепились за землю, стали место для жизни выбирать. А когда получилась с нами стихия, что мы стали получать? Одну для всех смерть. Мы стали в этих условиях умирать и умирали. Для тебя этот поступок не был хороший. Закрутился своей головушкой, как вожак, ты стал думать про другое. А то же стояла всем смерть. Это хорошо, что природа такая милостивая. Она про нас всех не хочет, чтобы мы все, такие бессильные люди, этим делом не занимались, а взяли да бросили. Мы же этого ничего не сделали, а взяли свою дорожку, и ею пошли в природу для изыскания себе источника. Она пожалела тебя, беднягу, чтобы ты знал и больше этого не делал, что ты в своем племени сделал. Ты же ошибся. А раз ошибся своим поступком, то тебе делать было нечего в твоей такой жизни, которая продолжалась и делалась тобою. Ты же человек, да еще какой был тогда зол на всю вселенную.

    28. А она же тебя видела, как ты по природе ходил, да психовал на все стороны твоего поступка. А проступок твой я, как сорока, видела. А сейчас хочу сказать. Разве хорошо тому вожаку, тому человеку, одному из всех, кто никогда этого не подумал. А ты, как делец из всех добрых людей, где со своим умом на это дело взялся.

    Ты же об этом поступке долго думал. А ум твой заставил тебя этого дождаться, и напасть на другого совсем безвинного человека в этом деле. Твоя храбрость, ты же не набросишься на него, он этого никогда не подумал, и ничего он не сказал на твое дело. Ты оказался перед бессильным человеком силач, забрать его приобретенное им племя. А ты им воспользовался. Кто тебе такое право дал. Ты захватил в природе местность. Твое дело было одно – заставить себя это время изучить, понять это дело, к чему оно ведет. Ты согласился, и стал ожидать, дождался этого времени, стал им одно время пользоваться. Это же был такой момент в своей начатой жизни. Ты жил, тебе хорошо. Но когда стал умирать, стало плохо.

    А потом пошел на грабеж, грабить людей совсем безвинных. Кто же тебе это давал такое право? А ты вздумал сам, и заставил себя это делать, от чего полились слезы человека. Он стал торговать, ты же их мирной жизни помешал. Он стал тебе, как человеку, своим племенем подчиняться, и делать то, что делают все сейчас. Бессильные и темные люди слушаются тех людей, кто свой век прожил, и научился делать то, что ему в его жизни помешало. Без этого грабежа, без поступка нахального в этом деле.

    29. Нет такого человека на свете, чтобы он не грабил для себя. Это ли есть твои заслуги на этой земле, или вы научились от природы это делать? А природа – это богатство, вся слава во всем есть. Лишь бы только она захотела, она сделает все.

    Ты же не то сделал, что начал делать. Опять же стал учиться чему? Своему хорошему. Что тебя учит природа, чтобы ты научился сделать себе нож? А ведь нож сделал у себя кузнец на своей наковальне в своем горне. Это же работа заложена на нож, а нож для удовольствия своего. Если ему захочется этим ножом резать для стола хлеб, он уже работой для себя хочет накормить досыта. А прежде чем себя кормить, надо будет три или четыре раза в день поесть. А потом приходит день второй, ты опят начинаешь есть. Твоя утроба заставляет тебя за этим делом гнаться. Это твое родное на тебе развитое колесо. Оно котится до одного времени. А другое время ты бы рад скушать чего-либо, а у тебя сил не хватит, ты их потерял. Твои руки не руками стали. А голова не мыслит. К чему ты сам себя привел? Сам не знаешь, к чему. Сидишь, как рожденный мальчик, ничего не делаешь, и ничего не понимаешь. Что мне скажешь? Может быть, я рассказываю тебе неправду. А она живет при мне. Когда бы ты возле меня ни шел здесь, я всегда тебя встречу, как человека, ходящего по этому пути. Ты все видишь, все слышишь. А я такая для тебя никогда, и не от стука твоих шагов. Твои дела для меня известные, я вижу их издалека, что даже надумал в это время сделать. Я шел, но никогда не думал, что со мною встретится сорока, и будет меня по голове бить тем, чего я, как человек, занимался и делал все свое время жизни.

    30. Я ведь начинаю эту жизнь на себе развивать для того, чтобы что-то получилось. Этого хутора, или в этом хуторе этого дома не было, а сейчас он стоит таким прекрасным. Как его сделал этот хозяин? Он для этого дела все свои силы положил для того, чтобы дом свой построить. И войти в него, чтобы пожить. Я, говорит этот хозяин, все сделал. Окна застеклил, печь в доме сложил, но труба осталась до одного времени. На меня, такого человека, напала болезнь. Я полежал в постели, стонал, и так с этим умер. Жить не приходилось мне в этом доме через трубу. Я умер, меня закопали, как я никогда и не жил в своей жизни. Зачем же ты меня, такого человека, сорока, ругаешь? Это не я эту жизнь развил. Развило само человечество за то, чтобы жить хорошо и весело. Я того не имел, что сейчас в это время. Земля нас сохраняет. Не быть площади земли, и не видеть такого строения. Это же природа, она заставила каждого человека думать о ней одно время. Он ее приобрел, как бывшую собственность в этом деле, ее назвал своею. Это, мол, моя земля. Я ее должен под зиму вспахать, про нее никогда не забывать лишь потому, что она нам несет впереди богатство. Это значит, не надо про нее забывать своей мыслью. А она заставляет человека, чтобы он о ней думал ежеминутно. Его на землю нога наступит лишь потому, что этот кусочек заставит себя очень много родить через урожай богатства.      

    31. Это земля, по которой ступит своей лапой человек. Она давала прибыль, и дает в любое время лишь потому, что испытано на ней. Если бы человек не получал прибыли от земли, он бы не жил. Все это зависит от куска земли. А раз земля дает урожай из-за труда, из-за того, что сеется зерно, и получается прибыль. То, что делает человек в природе, он от нее получает временную жизнь. Все это ошибочно. Он думает: меньше поработаю, а больше получу. Урожай не проси для себя, человек, а проси для себя здоровье. Не то здоровье, которое валяет быка за рога. Здоровье то, которое реально помогает. Вот что надо будет сделать человеку в его жизни.

    А жизнь проводит человек любой и каждый только за счет своего умения. Это большая хитрость. Я во дворе у себя заимел для помощи нож с топором. Это мое есть для легкой жизни оружие, с этим оружием приходится воевать с природою. А природа говорит: я для тебя разум создала. И ты этим разумом заставил себя все делать, чтобы тебе было хорошо. А раз твоя мысль хочет, чтобы ты жил хорошо. А в природе на это дело есть естественные силы для того, чтобы прислать тебе в этом деле стихию. Чем бы ты ни был на белом свете, для тебя природа готовая встретиться и наказать своими силами. А силы в природе имеются разного характера. Она живая естественная сильная и богатая во всем. 

    32. Ты, пастух, нанялся к хозяину пасти скот, или обществу. У тебя большая палка. Она заставила человека, чтобы этот человек сам себя огораживал от этого индивидуального скота, то есть животного. А у животного одно направление – воспитывать так, как хозяин его желает для того, чтобы от этого животного он получил прибыль. Животное держат не для того, чтобы оно ничего хорошего не делало. Животное, скажем собака, для хозяина сторожем служит, а кошка в доме также. Коровка, она дает молоко и рождает животное, для хозяина большая прибыль. А в прибыли есть богатство. А в богатстве вся слава в этом деле.

    А пастух общее дело делает, за это плату по договору делает. И вот у него одна для всех жалость. Он не жалеет, а бьет по бокам, как своего подчиненного. А в подчинении живет все человечество. Кто только ни раскрыл свои глаза, и направил свои силы идти по этой дороге, по которой этот человек шел. И остановился, да увидел в природе эту белобокую сороку. А сорока правду мне рассказала, и указала главное все человеку. Он же все это делал для того, чтобы жить, и творить свои дела в хуторе или ауле, или в селе, или станице, или городе. Или самой столице, где вожак со своим законом проживает. Он живет для того, чтобы обязательно заставлять. Как и первый вожак раскрылся со своими силами, и стал делать над подчиненными.    

    33. Это люди наши одной семьи со своими силами строят благо в своей жизни, только капризно, один для другого неприятность. Это мы сами привыкли по первому предковому явлению служить слугою. Человек темный, ничего не знающий в том, чтобы командовать. Его дело есть одно – делать то, что ему прикажут. Это уже закон: сильный заставляет бессильного подчиняться, и выполнять ту работу, которая есть перед тобою. Столица место силы всего закона. А в законе есть много лишнего, неприятного для других. Это принуждение, а не просьба та, которая просит всегда человека от себя больше по чину стать. Кто заставляет человека своего, чтобы он делал для всех, он не испытывает на себе эту капризную вещь, которая по закону заставляет, чтобы человек делал. Какой бы он ни был, и где бы он ни находился, он должен слушаться закона. Приказание – военное дело, знать командира, знать по службе своего старшего. Это старое никуда не годится со своим поступком. Надо нам всем послушаться, это сорока, она нам что зря не говорит. Учить не учит, а критически наносит на каждого, кто в этом деле находится. Легко живется тому человеку, кто на сегодня в руле. Только он тоже боится, как бы не ошибиться для своего подчиненного. У него тоже умы, у него есть близкая опора политика. Она его защищает в этом капризном деле. Человек виден по заслугам, по его делу. Он для всех есть человек с законом. А закон есть сила. А в силе есть приобретенное оружие.

    34. Только для того, чтобы ему подчиняться, и служить так, как служат все живые и добрые люди. Они хотят, чтобы наши некоторые люди со своими имеющимися вещами. Богатство есть то, что мы приобретаем в природе трудом. А по мерилу их распределяем всем, кому это надо. Человек живет на земле для того, чтобы жить хорошо за счет своего заработка. Кто этот заработок имеет, и получает за это все, он этим даже хвалится, что живет хорошо за счет этого богатства. Есть в наших торговлях, продается за деньги. А мы семья одна есть, но только наше удовлетворение разное за то, что делается в нашей жизни.  Оно должно делаться одинаково, мы же с вами строим одно. Это есть для всех людей поступок для удовлетворения другого. Мы сейчас в руле, мы командуем, мы живем не так, как живет подчиненный. У подчиненного нет права для того, чтобы сказать, а его послушали. Он всегда будет со своим виновен за свое сказанное слово. Если это будет надо сделать, то предложение есть предложением, его нужно считать предложением реально. Раз мы с вами живем в одном государстве, и строим сами себе благополучие для того, чтобы жить одинаково, и чтобы было легко. От кого из нас мы будем начинать, чтобы пробовать по закону деятельность. Пожил хорошо, попользовался правами, построил свою индивидуальную жизнь, а теперь отступи от этого. Подумай хорошенько, для чего ты это все делал, и сейчас делаешь ты?

   35. Что я смогу сделать, если люди мою бедность невзлюбили. Они про самих себя забыли, что их силы идут к отмиранию. А мой парень набирается духа, и хочет сказать. Я не ученый так теоретически, как вы все научились, и считаете себя в этом деле сильными. Мои ноги, мои руки, мои глаза и мой ум ступят по земле не для того, чтобы остаться даром, и ничего в жизни не сказать. Я практически сам себя заставил смотреть в тот народ, в тех людей, которые со мною встречались, и я их провожал. Но не бросал о них думать, что они живут хорошо. А почему же мой родной отец не сумел это оформить, что умели все другие? А мой отец говорит: «Не умел воровать так, как воровали, хоть по немного, но все это делали. А я не делаю, только своими руками ковырял уголь, и доставал себе копейку». Очень тяжело было зарабатывать, а семья моя росла, дети мои окружали меня. Я с ними не умел жить так, чтобы было хорошо. Некому моей бедности помочь. Я беднел до тех пор, пока мои дети подросли, и стали тянуть к себе. Разве долго с природою это богатство нажить, лишь бы захотел. Но богатство – это мои дети. А из них есть один сын тот, который стал сам себя учить. И научил не по старому историческому делу, как его когда-то школа учила. Она заставляла его, чтобы он выучился на … ходить. А кому-то петь своим голосом. Этого успеха он не умел. А вот за это дело он теперь практически уцепился. Теперь пишет нам историю прошлого века, как когда-то до этого времени еще было перед сорокою и человеком. Она по-человечески ему рисовала его сделанную на нем картину. Это же прошлая жизнь есть Паршека, он писал всю налицо, разрисовал на ладони.           

    36.Что же он был за такой человек,  Бог ли, или человек. Все хотели этим делом заниматься. Но не получали успехов в том, что они неправильно поступали. Их поступок был недоброкачественный для других. Это их была ошибка, что они стремились в обществе жить, а одни от другого отгораживались. Не хотели признаваться своим, а от другого тянулись в свои условия, в свой кош. Хозяин, какой бы он ни был перед всеми, но он таит от своего близкого раба, он не доверят ему, как рабу. Чтобы его близко, кому лежал карман. Это ли правда наша есть для всех нас, живущих на белом свете. А мы ведь живем, но не делаем то, что требуется от природы. Она не хочет этого у себя видеть, чтобы люди людей своих обманывали. Обещали очень много, но, чтобы сделать, ничего не сделали. Урожай, какой бы он ни был, большой или маленький, а его надо делать. Тогда, когда не уродит, обижаться нельзя ни на кого. Надо ждать второго такого года, только не с такими качествами, которые сегодняшний (нынешний) год прибыл. Мы не удовлетворились, не получили того, что получили (хотели). В нынешнем году нас за что-то такое всех врасплох попала, и наказала своими силами. Она не дала того развития, что мы с вами хотели. У нас уже недостаток был, и мы стали переживать. А то, что требовалось для жизни в природе, оно шло и идет без остановки. Природа нас, таких шалунов, как мы с вами сделались, и хотим сделаться. Наше такое желание: от природы отобрать. А что же мы ей даем? Да ничего, кроме наших всех отходов. Все это делается человеком. А человек стоит да слушает, как ему его сорока, встречающаяся с ним, рассказывает.

    37. Кто тебя научил это сделать, чтобы собственность была. Или ты только один на ней бывал, чтобы никто не пользовался, кроме тебя. Я хорошо знаю, что это все сделал. Я, говорит человек, который самовольно захватил. Такое стало от чужих рук мое индивидуальное богатство. Мне пошла навстречу служить природа. Такая она богатая и сильная сделать то, чего у нас не получилось…

    38. Взял свою длинную палку, и бежишь к животному. Это хорошо, что животное увидело или услышало твой шорох. Оно не будет тебя ожидать, а скорее всего уйдет от тебя. А бывает так, что животное вовлечется, и не услышит шороха. А ты – к нему, и оно получает побои. Побои не плохие, а хороший удар по вас. Вы обозлено это сделали. А животное бессловесное, совсем не понимающее. Вы его пожалели, как же вас будет природа жалеть. Она всех нас считала и считает, и будет всегда поодиночке стегать. Я, природа, но не вы, двое, встретились. И рисуете картину такую, которая для человека неприятная. Но ничего ты не поделаешь. Надо просить такой поступок человека. Он огородился, этого мало. Они построили у него дом на углу, под соломой накрытый, труба вытянута, стоит вверху. А окна кругом поставлены со ставнями, двери для того, чтобы входить и выходить. А там в доме вся принадлежащая для жизни обстановка, стоит по средине стол со скамейками, на чем приходится сидеть. И стулья есть, тоже лавки поставлены в прихожей. И кровать на ножках, сложенная печка русского характера, и также печь. Все это говорит про русского простого хитреца в этом доме. Он обосновал здесь все то, что понадобилось для его жизни. А есть к этому погреб, а в погребе что находится? Только одно соление да картошка, все то, что требуется для варения. Человеку запас на целый год. С уверенностью он запасается, и никому ничем не кланяется. А только подумает об одном. Это для него есть болезнь, а она кое-когда проскальзывает сквозь пальцы.                

    39. И начнет беспокоить его начальное тело. Человек услышал по организму: что-то не так, его какая-то неприятность беспокоит. Удивляется, и крепко приходится удивляться той жизни, как мы ею окружили себя. Самовольный захват собственности. Но чтобы сказать: это нельзя было делать. Этого никто не говорил, и не может сказать.

    Я в деревне или селе живу. Не один хоронюсь от других, нас очень много. У каждого стоит высокая стена с большими воротами на запоре. А сзади маленькая форточка. Что за модель. Ты еси, Господи. Все это построено человеком. Все, как будто есть для жизни. Но чего-то нет такого, чтобы можно скоро приобрести. Природа заставляет думать обо всем самом маленьком деле. В земле надо крепко рыться. Один одно сеет, а другой другое. И вот что выгодно для того, чтобы получить большую прибыль. А в такой преждевременной прибыли каждый человек о ней думает, но никто не получает. Одно время люди поделались такими, как на это требовало то время. Человек приобрел для жизни своей одну тягловую лошадку. Он видит, сбоку его сосед имеет две лошадки. У него создается жизнь легче, чем у меня с одной лошадкой. Почему я не смогу добиться тоже таких результатов, чтобы воспользоваться в своей жизни. Пусть у меня будет две лошадки. Это же не последнее, не все то, чего человек в своей жизни хочет иметь. Он смотрит и на третью лошадку. Но не в силах это сделать лишь потому, что природа не помогает своими силами. Она не хочет, чтобы этим всем человек богател. Она говорит человеку так, что твоей зависти нет конца и края. Чтобы не мыслить, а сделать тяжело. Надо чтобы получился чистый в жизни факт.

    40. За их личные деньги. Этого Петру было мало. Он не удовлетворялся своим, старался нападать на соседа со своими силами. И так ему было мало, как и другим царям. Если бы они сделали, как это им думалось, над всей землей царь, может быть, он заслужил от природы внимания, был бы доволен царь всем. А природа вбросила сюда теорию, стали рождаться поэты, предсказатели и революционеры для того, чтобы этому царю помешать. Стали требования от самих рабочих появляться в жизни, и забастовки делались. И делаются везде и всюду в хозяев лишь потому, что это все строилось природой для того, чтобы человек отступил от своего шага, и стал делать то, что будет надо обиженному в тяжелой жизни человеку. Он был заставлен для того, чтобы служить слугою, подчиняться богатею, ему кланяться, как это будет надо для всех живущих на сегодня. Человек жил, и живет он один раз в своей жизни. Его одно – бороться и доказывать природе, что мы, люди, умеем заставлять себя, чтобы нам природа в этом деле все давала, и обогащала все свои возможности. Человеку мало это развитие на земной коре иметь. Он бросается на все возможные штуки добывать. Все он делает для себя в помощи, как будто ему машина дает облегчение. Если уже природа сама сосредоточенно не даст источник, то люди сами себя заставят, и добьются от природы, она их огородит искусственно. Это строение гидроэлектростанций и также всевозможные каналы с морями. Это ток, электричество для того, чтобы заставить колесо экономно крутиться.     

    41. Природа не вмешалась в эти революционные дела. В революции участвовали люди. Они делали для того, чтобы помешать другому жизнерадостному. Человек старый имел свое собственническое направление, самовольно захватывал и присваивал к себе, ему все мало. Он не хотел останавливаться на том, что у него было и что есть. Человеку этой жизни мало, он стал простирать свои мозги для того, чтобы легко ему жилось. А жизнь была старая. А сейчас, когда люди царя согнали, взяли в свои руки власть, избрали хозяина, стали хозяйничать. Сами думали, что это будет им легко жить, а оно получилось наоборот. Стали для нашего человека темного еще больше не доверяться. Стали уходить от темного человека, а сами заставляют, чтобы этот человек шел и завоевывал им все то, что потребовалось для новой жизни, небывалой политики, которая заставила всех подняться против старого строя. Он нажился, его заменил сам народ под путеводителем Лениным. Он был в этом деле инициатор, своим умением заставил других борцов обратить внимание на все то, что сделалось в природе. Те люди, которым приходилось жить за счет бедных людей, они свое важничанье поломали. Их все развалилось, и перешло в руки самого народа. Кровь одна лилась против других. И вот другие забрали в одних, и стали их пользоваться, как своим родным, сделанным подготовкой. Жизнь созрела, прошло по всей России одно большевистское дело. Партия ученых людей. Тех людей, кто в свои руки взял, и стал учить по-своему, по политическому взгляду. Но на этот поступок, который творили в России после октябрьских дней люди.

    42. Борьба за свое существование. Причем тут был кто-либо, если это все делалось мною, моим делом для того, чтобы показать в своей деревне, что я умею строить, что строили все. Я на заработок шахты бросался. Не знал, где все свои силы исчерпать. Они меня заставляли, чтобы я делал. И вот односельчане вздумали перебираться в другие земли, где жилось или живется лучше от нас. А как раз мне, как от бедноты, пришлось вожаком попасть. Моя сила, моя воля здесь показала себя в том, что я и здесь умею делать. Я добился, чтобы хутор был моей фамилии Иванов. Он сейчас окружил себя шахтами Гуковскими, на этой стоит Первогуковск. Я здесь свое здоровье положил для того, чтобы все сказали о том, что мы тоже умеем строить свое благополучие так, чтобы другие позавидовали. Я был этому хозяйству отцовскому сын, не пожелал ничего взять. Моя специальность моего здоровья заставила оставить все и перейти в город служащим быть. Я работу изучил практически быть в ларьке мясником. А в самом правительстве пришла неразбериха. Троцкий был против того, что делалось. После смерти Ленина был Сталин. Но его политика разбила, изгнала Троцкого путем силы, а Троцкому дали право выехать за границу, ввиду такого создавшегося положения. Рыков был красный крестьянин, развивать пришлось, но не довел до конца. Ему Сталин нашел в своей силе…снял с пути прежде времени. Так что я был со своим понятием не за Сталина, как за человека. Я был за Советскую власть, за людей, и старался как лучше себя показать в своей жизни. Но мне нашлись такие умники, не допустили, не дали полного права быть членом партии. Я прочитал слова, сказанные Лениным, с ним согласился, как с действительностью. Прежде чем быть коммунистом, надо сделаться мировоззренческим, и то знать.

    43. И не мог даже подумать таким, как я тогда остался. Меня держала земля, как клеща, и пихала вон подальше, чтобы я шел по своему намеченному пути. Я себя показывал искусству и естеству одинаковым, как и сейчас, бронзовым и устойчивым на ногах. Когда я ступал своей лапой на землю, то я чувствовал не так, как в сапоге. Моя нога соединялась с землей, как магнит с железом. Поэтому если бы кто-либо тогда знал про меня, как знают выросшего возле всех нас, не сказали о том, что это Иванов, тот проходимец, со своим поступком делает плохое.

    Я иду не так, как все проходили. Здесь по этой дороге, по этому условию я иду прямо в цель. Не на рожон своим сердцем опираюсь. Я иду в широкие отворенные ворота для того, чтобы там раскрыть свои глаза, и глянуть на правду, какая она есть со своими силами. Чтобы мы все поделались такими, как никогда мы не подумали остаться на это время. Там где-то далеко-далеко маленькое пятнышко, из которого … все. Идешь и смотришь, а вокруг твоего тела что-то шелестит. К тебе обращается кто-то неизвестный прохожий человек. Он удивился, сказал свои слова: «Как же так, что ты ходишь здесь босой. А у нас много гадюк, то есть змей». Ну что же, если только змеи, я ему отвечаю, это мои милые по природе друзья. А для вас это неприятность одна для всех. Я тогда шел по-над горами и лесами, держал окольный путь прямо на север. А к северу очень большое расстояние. Если идти своими шагами, то немало будешь переходить речушек. А на большом селе текла река. Она у себя имела мосты, чтобы переезжать поводами. Я не стал этого времени ожидать, пробирался дальше, не смотрел вдаль. А меня заставляли свои силы поклониться и согласиться с природою с тем, что ей осталось очень мало до захода солнца.

    44. Начальная осень, она меня заставила думать про каждое время встречающее и провожающее. Скажу прямо, было хорошо. Я стал слышать свое тело, что сквозь него проходят какие-то острые иголки. Это шли дни небывалой первой осени. Она же меня встречала, она же меня провожала, только не с такими имеющимися качествами.

    Я встретил и проводил новую экономическую политику, и также, когда отворились ворота социализма. Я был доволен, но не был доволен в 30-х годах, когда люди сами себя заставляли умирать предо мною. Мне приходилось их умолять, чтобы они этого не делали. Поезд шел с Армавира в Любинскую, местный поезд. А горцы в степи колхозной земли награбили зерна кукурузы, у них ее отобрали. Им приходилось ложиться на рельсы под этот поезд. Я их поднял своими словами. Как же это им не благодарить меня за их спасение. Иду дальше к самой цели. Для меня не надо ничего, лишь бы подскочил по пути из-под кустика какой-либо серый зайчик. Он быстро побежал, да так-то он быстро уходит вон подальше от меня. Я его по следу заметил, стал свои мысли прокладывать. Я его хвалю: какой ты хороший для меня зайчик. Славная мысль твоя, но недоверчивая во всем моим отношением. Я же тебе не хочу плохого, и не хочу, чтобы ты бежал от меня дальше. Зайчик этого не слышит, но уходит от меня, я его держу, чтобы он не уходил и не боялся моего тела. Я же не такой, как все люди со своим намерением. Всегда человек любого зверя страшил своим поступком, своей душой. Она говорит: ты уходи от меня подальше. Я тебя обижу своим умением, своей силой. И так зайчик не остановился и не захотел с моим телом. Он никогда такого человека не видал и не увидит.  

    45. Каждому приходилось свои силы склонять в сон для того, чтобы этот сон заставил глубоко заснуть. И спать столько, сколько приходилось досыта выспаться. А во сне что только ни видит. А каждому хочется поспать сладко, да еще потянуться. Но и бывает, сон какой-либо перебьет, он снится разно. Говорит тот, кому он видением показал себя. Как птичка летающая, так и я по воздуху легко летал. Но чтобы садиться, как садились все птицы, я, он говорит, не видел, и не собираюсь на этот сон смотреть.

    Сон – сладкое счастье. Когда ты видишь хорошее со сном, только можно богатеть своей мыслью, но не каждый раз получаешь. Я говорить, своими словами красить учусь, как студент, на отлично. У меня способности есть на это дело, только в жизни в процессе не повезет. Теорией я окружил себя, можно сказать, хорошо. Но практика, она в процессе дает много нового. Я должен практиковаться. А практика природою человеку дается. Если уже этому быть, чтобы было в ней хорошо, то обязательно этот человек, кто себе получил диплом, его использует так, как хочет подчиненный. Он тоже хочет жить хорошо, как и начальник. В деле, в поступке все зависит лично от самого себя. Я живу в селе, или в деревне той, в которой любой и каждый человек может обогатиться природой. Но он не знает, как это будет надо сделать. Каждый крепко-крепко думает, но, чтобы в свою цель попасть точно, он никогда не попадает. Его встречает часто стихия, то есть неудача в этом деле. А дело такое, что надо будет по этой дороге идти, а про неудачу не забывать.

    46. Говорит, раз я торговец своего прилавка, мое дело сказать в словах: Господи, благослови первого человека обманывать. Мне много не следует. Если копейка на копейку, все это идет ко мне в мой собственный карман. Я его шила, и в него накладываю, делаю базу. Но не дай Бог такого случая, чтобы кто-либо в этот карман пробрался, и все до копейки забрал. Мне говорит крестьянин про свою работу, про свое дело в степи. Он приехал для того, чтобы там поработать. В затеи подсолнух, его надо подтяпать. А руки берут тяпку, и начинают рубить подряд траву, солнышко тут же рядом сушит. А погода на одном месте не стоит, все движется с одного места на другое. Так и человек сам себя обогащает путем своего личного хозяйства. А оно у него обгорожено во всех своих стенах. Тут же рядом в конце огорода протекает быстрая речка. Она у себя имеет рыбу. И вот если только захочется изменить свое направление в отношении своей жизни, то у тебя появляется какое-либо животное лишнее. Да и к тому прибавляется строение. Я, говорит сам богатый человек, не хочу смотреть на бедного человека. У меня все есть, лишь бы только мое одно для всех желание. Я могу все за деньги сделать, и хочу свое все то, что имею, запродать. И сделаться таким же самым, как и бедняк. Но мое желание жить за счет природы. Она же нас заставила всех по земле ходить, и своими глазами смотреть, как на какую-то особенность. Это же есть дорога, по которой мне приходится идти и думать, что я должен сделать завтра. А назавтра мой план таков. Я его должен сделать, как какую-то игрушечку, которая стоит выше от всех. Это моя родная мысль.

    47. Да хвалиться бы нам с тобою, да нечем. А в природе есть, чего взять. Нам только не везет в жизни лишь потому, что такая природа для нас существует. Смотришь на солнышко утром рано, увидишь на нем изменения. А в деревне есть такие большие тополя. ..десь рядом вырыт колодец, где хорошая вода. А грачи со своими гнездами целое лето во весь голос кричат. Только их нет тогда, когда они улетают в степь, и там делают в полете свою прогулку, на что и зверь лисичка охотится. Ей нет такого счастливого дня, чтобы пойти к своему соседу волку в гости. Зайчик ждет, а сам боится, как бы на него не напал злой волк. И под горою расположена у ручейка маленькая деревня со своим 6-крылым ветряком. Беда сама, сказала длиннорылая свинья. Я породила своих поросят не для того, чтобы человек моим кусочком в теле распоряжался. Это его богатство есть одно для всех живущих на белом свете с поросеночка маленького произвести большого кабана. А кабан выкармливается трудом там, где это место есть указанное для того, чтобы что-то для этого дела делать, и с этого дела что-то получить. Мы не хотим, чтобы наша свинья не приносила свои плоды. А когда она нам представит свое дитя, мы к ней лезем и отбираем для того, чтобы повезти на базар, их там распродать. И люди, не имеющие этого, чтобы сохранять эту свинью и плодить детей, им приходится на базаре покупать этих поросят. А чтобы без этой свинки жилось хорошо, даже и сказку не написать никому, кроме бедности. А кто из нас хочет бедным быть, если богатство одарено нам за счет природы, за счет нашего условия. Где мы живем, там мы должны.

    48. Заставил без всякой славы умирать. Это ли наша жизнь, которую мы с вами построили. А она нам мешает своими силами, про что и моя мать в моей жизни не промолчала. Она говорила о многом. Якобы есть Бог на небесах, которого все люди, по ее словам, боятся, чтобы за свой поступок в своей жизни не приходилось отвечать. Она говорила про человека бедного, и касалась жизни богача. А он у нас жил один. А я, она говорит, знаю, что это все происходит от Бога. Возьмем мы человека здорового, или представим человека больного, кого Бог наказал. Как же ей теперь не уверят, если на земле происходит война. Одни народы идут против других. Все это делали цари. А она считала, царь есть Бог земной. И вот с этого всего она выводила, что последний конец жизни. Она своего царя называла белым царем. А тот, кто против нашего царя шел, царь нехороший. И так делалось по всей жизни иное. Днем чувствовал человек великолепно, ему приходилось жить по-своему, ему хотелось что-то хорошее сделать для своей жизни. А когда приходил вечер его дня, он уже считал сам себя усталым, и искал для этого отдых. А в отдыхе была возможность раздеть все то, что на тебе было. Если теплая комната, то не требовалось укрываться. А когда холодно, то надо будет одеться лишь потому, что такая есть для человека потребность. Обязательно надо одеться. А когда человек ложится спать в свою постель, он к этому сам себя приготовил для того, чтобы крепко спать. У него родилась такая мысль, обязательно должен пролежать.

    48.

    50. Вот этот путь, по которому я лично шел одно время. Хотел было достигнуть своей цели, а мне природа помешала. Она мне через окно дала знать про хорошую погоду. А когда вышел на двор со своей халупы, тебя встретила неприятность. Природа изменила свое направление. То было приятно, без всякого дождя обходилось, а сейчас пошел сильный дождик. Мне, как самому защищающемуся человеку, приходилось на себя натягивать всякое подобное предостережение. Оно составляет искусственную материальность. Это то, что мы для жизни сделали. Я хотел было заиметь лишнюю рубашку, или какую-либо лишнюю вещь. У меня на это имелись средства. Я не знаю, куда их заложить. Вижу, что мне нужно на одно время лошадка. А на ней в хорошей упряжи можно будет покататься. Это человеческая хвала, она кое-кого ведет к заблуждению. Он просит в природе прибавок, а ему не дается, рвется пополам. Думал человек разделиться со своим родным братом, он будет лучше от него жить. Оказалось, наоборот. Брат легче построил свою жизнь, чем я. У него нет того, что я заимел. Мое все приводит к тому, чтобы быть не настоящим хозяином. Прежде чем назвать себя таким хозяином, которого поискать. А искать приходится в некоторых местах, особенно не в нашем обществе, а в обществе чужом. Говорят, там хорошо, где нас нет. А там, где мы не одинаково живем, стараемся один другого обижать. Есть у меня одно, и хочу, чтобы было другое. А когда ты имеешь одно для себя, а хочется заиметь другое что-либо такое. Это наше счастье, которое рождается у нас, все то, что будет надо для сегодняшнего обеда в хорошей закуске.

    51. А мы привыкли человеком, кто борется с природой. Она не желает, чтобы человек этим занимался. Она говорит ему. Я тебя ведь родила для того, чтобы ты жил со своей любовью. И делал по горам, да по лесам, и по всем ярам, также на море. Но не хоромы человек должен на земле строить, и не отгораживаться от меня, как источника. Я же, мать природа, всему дело. Что захочу, то и сделаю. У меня сила естественная, пронизываемая сквозь свое тело. А что для меня есть человек? Он не по закону своей жизни рожденный. У него поступок не такой, как следует. Также его воспитание не такое. Это крепкая зависть в природе. Лишь бы посмотрел, а руки уже готовы присвоить, ноги догоняют. Тоже считает: это его все, сделанное им. А про вторую жизнь не забывает, готовит себя к жертве. Что только в своей жизни ни делал и ни делает, все это делается на вред, а не на пользу свою. Вы посмотрите хорошо на вашего близкого соседа, как он к тебе близко прижимается со своим личным хозяйством. А у него оно есть, его личное хозяйство, его хранит, как око. Боится, чтобы сосед что-либо не присвоил для себя. Хоронится, запирается от соседа. Не дай бог, его животное зайдет к нему на двор, как животное, и что-либо ему поможет. Этот хозяин увидит, он с ума сойдет. А спросить у него про его деятельность. Он может без соседа жить один. Ему не хочется без соседа расставаться. А природа имеет у себя разные села, хутора, даже разных людей со своим понятием. Но у природы свое. Она на горизонт тянет любого человека, не таит, заставляет, чтобы он делал.

    52. Будет надо делать. Я простого труда человек, но знаю хорошо, как люди людям все время служат слугою, для своего начальника. Председатель администратор, что захочет, то он сделает. Его слово во всем, его люди все на учете. Он может заставлять, а также распоряжаться. В его руках человек, также и машина. Без него ничего нельзя взять, чтобы воспользоваться. Агронома дело – по плану, по учению посеять, и чтобы без всякой болезни вырастить. Машина такая, а в машине сидит человек, пашет землю. Его дело одно – смотреть на правильную борозду. А в борозде глаз смотрит, как ложится дерн. И вот когда пашется земля ровная, никакого сопротивления, а только режут ее лемеха. Я на то оседлал машину, чтобы пахать и бороновать. Также сеять своим умением для того, чтобы заложить для урожая зернышка, и получить с этого всего урожай. На этот счет все люди развитого ума хотят от природы получить. А она разом делается ясная в ветру погода. А потом откуда-то берутся моментально тучи. То они плывут пустыми белыми, а разом надвигаются фронтом синим в дожде. И так одно в одной местности никогда не бывает, чтобы было покойно. Человек рождается не в одно время, так ему приходится и помирать. А чтобы он добился от природы такого ума и сил, чтобы человек этого не думал и не делал, что у него получалось. Он должен проследить прошедшую историю, которая была у человека. Он ее проследил практически, с ним встречались условия. Он их видел, и хотелось ему не упустить. Это для него было одно счастье молодым мальчиком, свое время в юношестве провести.        

    52.

    54.У человека разные мечты и разные стремления. Одного заставила быть шахтером или заводчиком. В этих условиях не все одинаково живут по своим заслугам, как его обстановка приняла к себе, и полюбила так, как это иным людям нравится. А кто полюбит новое небывалое никогда никак. Если только человек был таким, как это полагается из всех, он на себе носил чин. Его звали по имени, отчеству. Это, мол, такой хороший человек, он заслуживает внимания, как будто от Бога. А если бы Бог был, как мы всегда думаем, то мы никогда не умирали. А то сами Бога просим, а сами в карман лезем. Это наша неправда, она нас окружает. Мы видим красивого человека. Он же имеет такую душу, как имеет душу и плохой, то есть некрасивый. Не знаешь, где ты должен умереть. Или на плохой земле, или на хорошей. А время родилось на живом человеке. Он сперва себя показал таким перед всеми, которого не было еще нигде. Природа рождает очень много, но все новое и новое в своей жизни. На этого человека все люди сказали в одно время: в нем есть какие-то качества. Их человек воспринял, и стал на себе делать. Все это делалось для самого себя в условиях в своей жизни. Когда ты идешь по своей намеченной дороге, то мало того, что ты слышишь издалека. А сколько смотришь на все то, что требуется знать. Это природа, это условия, они заставили себя воспроизводить все хорошее для жизни. Разве …приходилось обижать. А научные люди ее произвели, якобы она есть ненормальная и нехорошая в жизни.   

    55. Моя закалка. 1958 года 18 июля.

    Я закалился, мне хорошо, я не простуживаюсь и не болею. Почему же не быть помощником другому человеку, тому человеку, кто не мог себя предотвратить от простуды и заболевания. Человек любой и каждый живет с подготовкой, с почвой для того, чтобы свое тело в процессе жизни утомлять. Его в этом деле вред, кто раскрывает свою форму болезни, и не может сам себе помогать. А в природе эти силы есть. Их нужно искать нам для того, чтобы мы, здоровые люди, в своей борьбе не болели. Вот чего надо будет добиться от природы, от ее условий, чтобы природа со своими качествами нам изменила направление в жизни. То мы думали о себе лично, как это накормить свой развитый желудок, или одеться хорошо в новую небывалую форму. Я этого уже не думаю. Моя мысль меня ведет к человеку другому, к ровеснику по возрасту. Он меня хорошо знает, как человека, у меня спрашивает, задается цели. По имени, отчеству называет меня. Я перед ним не заслуживаю его вежливость. Но он меня назвал лишь потому, что я его своей работой заставил обратиться ко мне. Это же его на нем была болезнь, он имел в себе недостаток, он заболел. Его окружил насморк, он кашляет. У меня хочет получить для этого дела помощь. Я ему говорю, как человеку: знаешь, что. Он меня со вниманием слушает, как Учителя в этом деле. Я, как Учитель, научился свои силы передавать, тебе, или другому человеку, мне все равно. Только надо меня, как Учителя, просить, умолять.

    56. У этого человека они будут лишь потому, что у него есть такой поступок. А из-за поступка все зависит. Ты же человек, я ему говорю, гордишься от других со своими силами, не хочешь быть ниже от другого. «Да, – он говорит, не желаю, это правда есть моя». Она, я ему говорю, есть на тебе неправда. Надо быть ниже от другого на волос. Вот тогда, можно сказать, ты будешь с правдою жить. У человека любого есть неправда только в одном поступке. А поступок для жизни есть все. Что захочет, то и сделает природа над тобою. А я в этом деле инициатор. Выпросил своим большим терпением эту просьбу, которая ко мне обращается, и просит мня, как Учителя. Я его учу хорошему, чтобы эту болезнь удалить самим собою. На что моя просьба должна больного упросить, чтобы он что-либо делал для того, чтобы человек больше не страдал этой болезнью, которая его одно время мучит. Болезнь – это есть враг. Он для того вселился в человека, чтобы он не мог дальше жить. Это наша природа, она заставила свои силы для того, чтобы обязательно человека с пути снять. А у человека такая индивидуальная мысль, чтобы обязательно продолжать свою жизнь, но он бессилен это сделать в природе. А природа – это сила есть. В одном году 366 дней, а в дне 12 часов, за это время можно три раза умереть. А я, как человек, в природе своим поступком заслужил внимание, чтобы с этого поступка я не получал себе личное нездоровье. Всегда меня удовлетворяла природа своей пользой, я не получаю от природы вреда. Мое тело правильно взяло путь для изучения самого себя.

    57. И он заслужит внимание. Я его беру своими руками за его руки. С ним заключаю договор по части совета. Это устное изложение. Руки с руками соединены – это будет великая дружба, и на веки веков мир. Болезнь больше от такого действия не будет дальше прогрессировать через любовь. Я эту любовь провел не на вред жизни, а на пользу дела. Эта дружба, эта любовь между здоровым телом и больным никогда не умирающая через единственный поступок, кто хочет из всех живущих на белом свете свое здоровье другому человеку передать через свои руки лично. Своим поцелуем всю болезнь снимает человек любви.

    Что этот человек воспринимает, если он начинает делать то, что требуется для другого нуждающегося человека. Это есть болезнь, а она изгоняется человеком любым и каждым. Если человек над собою работает, он, скажем, закаляется. Что он от природы получает, кроме одного здоровья? Он не простуживается и не болеет через свой в природе поступок. Он своим телом соприкасается близко-близко к природе. Она его встречает таким же самым, как и провожает. Для нее запах не меняемый, в чем и заключается вся изложенная работа. Весь путь в этом деле – ближе быть к природе. Это значит, есть одно для всех такое большое чувство. А оно рождается природой для пробуждения и для продолжения жизни. Чувство это прелестный запах, он был между человеком и природой.         

    58. Лена берет точный мой адрес, и в руки берет ручку, и усаживается в стул перед бумагой. Мне пишет первое на мое имя, отчество и фамилию письмо. И по адресу моему: город Красный Сулин, Ростовской области. Кто ходит в трусиках. Я его получаю через почтальона, беру в руки, и распечатываю его аккуратно, стараюсь своими глазами смотреть на ее почерк. Он в первых словах своей строчки пишет. Меня называет по имени, отчеству, и просит своей неумолимой просьбой. Пишет, какое у нее ко мне было в этом деле сердце и душа, как она хотела меня видеть. Приглашала к себе в дом, чтобы я ее посвятил там, и ей дал свое здоровье. Я прочитал это написанное первое ко мне письмо, в котором учел ее просьбу, и заставил крепко-крепко думать про эту, никогда не видел эту женщину. Она мне написала, она что-то обо мне думает. Я заглазно о ней стал мыслить, я заглазно стал мечтать о ней. Мои силы заглазно стали по ее телу рыться, то есть лазить. Она стала на расстоянии получать себе лучшее здоровье. Я у нее в мозгу роюсь, лажу по всем нитям, и также обращаю внимание на сердце, и на аорту, движущую также, и на венозное состояние, особенно на питающую кровь по мышцам. И беру, опускаюсь от головы до самых ног, до пальцев, до оконечностей. И также поднимаю свою мысль в плечи рук, и спускаюсь до самых пальцев. И вот это я делаю не для того, чтобы человеку было плохо. Я делаю для того, чтобы было этому человеку хорошо, то есть здоровье.

    59. Это же неправда. Правда у меня. Мои энергичные ножки, они меня носят для того, чтобы жить и другому. Как вот эта женщина обратилась со своей болезнью, которая в нее вселилась в ее тело. Она, бедная, почувствовала, что это неприятность враг ее жизни. Он вселился для того, чтобы не дать возможностей дальше жить. Это хорошо, что она услышала про человека такого в жизни, что он есть таков. Лишь бы обратился и попросил своей просьбой, на больного такую просьбу я был всегда готов подняться с постели рано. И бежать быстро по дороге до самой станции. А здесь идут по этой линии поезда дальнего следования. Я сажусь по разрешению самого главного кондуктора. Он мне разрешил ехать через мою к нему великую и вежливую просьбу. Я к нему обратился, и рассказал, куда я еду и зачем. Он моему поступку не возразил. А ехать приходилось не один час и не один день, а больше суток всего, где будут меняться очень много главных. А всему дело этого проезда бригада проводников, и также мастера с багажниками, большинство из азербайджанцев. Они меня все любили, и хотели, чтобы я с ними ехал в Баку, в их любимый город. Я должен на это время оставить свой город позади. Лишь потому свои люди своего города, они не все … мною не удовлетворены через их незнание меня. А что я за человек, и к чему стремлюсь, или мое дело к чему ведет. Я уже сказал, к чему я приближаюсь, и что я этому человеку в расстоянии делаю. Это мои все силы делают, чтобы эта молодая женщина, которую я совсем не знал, она сама меня попросила, чтобы я к ней в дом приехал, и ей дал помощь в ее теле. Я свои шаги ступаю по порожкам в тамбур, и дверь не зря для себя отворяю, и вслед за собою их закрываю для того, чтобы сидевшие.

    60. Я тебе сейчас помогу, и вот обзывается одна женщина с головой, она у нее болит очень давно, ее виски ломят. Она где только ни была, ни лечилась, никто ей ничем не помогал. А чтобы такого легкого, как я ей преподнес. Вот выйди в тамбур, и открой двери этого вагона, и по проходу этого поезда тяни воздух вовнутрь до отказа. И проси меня. Я Учитель, вас учу. Скажи: «Учитель, дай мене здоровье». А потом приди. Она меня послушала, пошла, сделала все то, что я ее попросил. Обратно приходит, и всем ожидающим говорит вслух: «У меня голова уже не болит». Кто ей помог? Все они говорят, якобы я это сделал. Нет, это ее поступок бы таков. И вот стали записывать адрес мой, где я живу. Все хотят быть здоровыми. А я еду по этой части, чтобы помочь этому человеку. Наш поезд № 20, он идет от Москвы до Баку. Сколько станций, всех остановок этому поезду. А сколько стрелочников будут встречать наш этот проезд, и также дежурных по станции. И операторы, кто связан непосредственно с отделением, с диспетчером. Она рисует про положение своей станции, а что у нее делается. Она дает главному путевку, и провожает его к отправлению. Сама говорит по селектору, мол, диспетчер. А диспетчер: «Слушаю вас». – «Говорит Сулин, поезд № 20 отправился по графику на соседнюю Горную станцию». Диспетчер знает хорошо состояние этого поезда, кто из машинистов. Также знает хорошо главного, да и местности пути, где поезд может … по дороге. Пока он выберется на … этого подъема, пройдет немало времени. Диспетчер у Горной спрашивает: «Как дела у тебя, Горная». А предыдущий поезд, кого ты к себе ждешь по своему времени, вот, вот должен ввалиться в станцию № 20 поезд.

    61. Нас, как таковых всех пассажиров, заставляет условие, а меня одного мое сознание. Я не работают так, как все работают. В лице моей жизни обманывают своими словами. Если у него спросишь: хочешь ты работать? Его необходимость заставила сказать: «Хочу». А у самого все силы на все смотрят, чтобы меньше работать, а больше получать. Такой еще политики для человека не бывало. Да и какое государство будет, если оно должно из-за держателя страдать. Вожак такого направления, чтобы все его семьянины старались создать в своем хозяйстве богатство. Такой рожденный для того, чтобы обиженному обязательно чем-то помочь, чтобы этот обиженный смог себя во всем обогатить. Его надо научить, чтобы был его поступок реален в пользе. Я говорю пассажирам: природа не радуется нашим поступком, а мы его с утра до самого вечера делаем. Сами хотим жирного, сладкого, и больше поесть. Такая у всех дорожка. Она нас всех ведет от самого порога и до самого кладбища. Вор и убийца, он тоже просит Бога, чтобы обворовать человека, или убить его. Такой в этом поступок есть заклад. А мое дело одно – просить природу, умолять ее, чтобы она дала мне жизнь мою и мое учение, которое сейчас вот только начинает письма в просьбе получать. А будет ли дело? Я знаю вперед, что без …все получится. Лишь бы только женщина не испугалась, а взяла то, что придется внедрить, и она будет здоровая.

    Нас подвозят к Ростову. А с Ростова надо подать этому человеку, кто меня вызывает. Я еду Московским поездом, чтобы они меня в Баку встретили. Мне нашелся человек, дал на телеграмму денег, чтобы я ей сообщил. Я пошел в вокзал, и написал по адресу имя, отчество, фамилию. Указал ей, что едет человек в трусиках.            

    62. А расстояние уменьшается, одна за другой станции. Уже очутились в Крыловской, поехали на Тихорецкую, вот где была Кубань. Начинается Черпа… земля, и также доехали до Кавказской. С Закавказской сейчас течет Кубань река по-над многими станицами, хуторами, городами. Она шумит, с каждым человеком разговаривает, как с человеком, ему говорит. Знаешь, что сейчас есть такой рожденный человек из всех, он думает про каждого рожденного человека, кто выводит итог. Всему дело есть мать природа, она когда-то не была начата никем. У нее каждое свое местечко. Сама себя огораживала своими любимыми цветами. Никто к ней за ее добром не мог пробраться, как за ароматом. Она себя обливала всеми способными цветками. Я, говорит земля, вас заставляю. Вы, все люди, из-за меня живете. На мне ставите по своим средствам свой собственного имени дом, на своей усадьбе. Вы, все люди, при своих обстоятельствах сами захотели на одном месте жить, свой хутор обосновать. А в хуторе вожак своего рода, он своей мыслью каждого человека заставляет, чтобы человек его слушался, и делал то, что делали все предки. Раз человек человека называет по имени и отчеству за его какое-либо хорошее отношение. А больше всего говорят сгоряча и кустарно. А чтобы жалеть кого-либо из других, этой мысли нигде не рождалось. Семья одного вожака заставила себя быть нахалом на другого движущего совсем кочевника. А тот, кто набросился на другого, совсем не думал о том, что получилось между ними. Один думал, а другой совсем не думает, и проигрывает свое имеющееся.       

    63. Будет все природное. Раз заговорила в теории сама речка с землею, стала гнев свой сеять, на человека класть. Это ли будет правда перед белым светом. Если человек идет по своей дороге. Он часто забывает, он не видит, а кто возле него проходит, старый или малый. Его заставила мысль думать о приобретении того, что он никогда не имел. Ему хочется заиметь в этом прекрасном хуторе, в котором он расположился со своими родными силами. Его заставила природа это сделать. Он гордый ко всему встречающемуся. А когда солнышко взойдет, он тоже со своей мыслью поднимается. И идет в степ для того, чтобы там чего-либо сделать. А по пути что-либо возьмет да встретится, он увидит внезапно, и сам себя заставит вслед за этим животным кричать. А животное, какое бы оно ни было, пред ним в то время побоялось человека. Старается свои направленные силы скрыть. И бежит, куда глаза глядят. А человека эта война заставила больше и энергично делать. Человек думает, он в этом деле прав. А природа возьмет да повернет его быстрые глаза, уши на голове для того, чтобы посмотреть, как на человека психически перед смертью развитой. Зверь, это волк, он хищное существо, никогда этому делу не простит зря. У человека явилась робость. Он увидел перед собою сопротивление своему сделанному. А волк за все никогда не прощает. Раз увидел перед собою то, что он всегда думал. Для него лишь бы была горячая на то время кровь. Он набрасывается на его, и душу всю вытащит с этого человека.          

    64. Он может все делать, лишь бы была в этом деле польза. К нему многие обращаются, спрашивают. Он их со вниманием слушает, и говорит им. Я хожу так из-за того, что мне одно время приятно, а другое время хорошо. Я волосатый, но не сапной, харкать, плевать не имею права. А вы увидели перед собою местность, она хороша. В это дело вовлеклись, сказали: мы, мол, должны вот это все проделать. И получить себе то, что будет надо для человека. Есть кустик предмет, и также проложенный ярок со своей протекающей водицей. Она и падает в это условие, где плывет очень много волн по этой могучей реке. Так и мы ее переезжаем, и хотим сказать про ее маленькое условие, а оно берется из самых высот гор. Так и человек сам себя поднимает, и идет по своему пути. Вдруг он встречается, и видит перед собою не то, что следует. Он обнаружил перед собою ненормальность. Это мое тело, а не чье-то. Только я такое у себя сохраняю. Моя любовь, мой весь возложенный труд для того, чтобы его делать, и с каждым встречающимся человеком на эту тему говорить. Я всегда караю сам себя своим развитым поступком. Что только у меня ни спросят, у меня находится в этом деле ответ. Я в карман за словом не полезу. Для меня природа – это мать моя, а по жизни моей друг, с кем я всегда дружу. И хочу сказать прямо. Я делаю это все не на вред окружающему, а на пользу. Я ищу человека своего … для того, чтобы ему помочь.

    65. Это будет сознательное пробуждение. Я ни одной минутки не оставляю сам себе, чтобы забыть про это. Сам себя я проверяю, свое тело для того, чтобы оно чего-либо делало. Это путь, по которому мне приходилось за счет народа ехать. И с ним разговаривать на тему того, что делалось в нашей жизни, в нашем человеке. А у него тяжелая всегда в недостатке жизнь. Он всегда думает про приобретенное и хорошее. А в природе очень много есть плохого. Никто этого не делал, что приходилось сделать мне. 35 лет сравнялось. Я провел шалуном свое детство. А потом на своем друге (природе) женился, и мужество испытывал. Можно будет базарить… точно о жизни своей. Но возвращаться не приходится, а только идти по своей дороге в цель тайны в природе, и раскрыть все качества для того, чтобы никогда ничем, никак не болеть и не простуживаться. Вот что будет нам нужно от природы добиться. А не кусочек земли присваивать. Это путь короля. А украшение самого себя от воздуха и воды, также земли. В природе ты потерял свое здоровье, и должен там это все найти. Ты же человек, рожденный для жизни, а получилось все плохое. Человеку захотелось жить, а умирать он не думал, и не знал, что с себя представляет эта смерть. А она рождена в процессе своей жизни. Почва продолжалась, условие заставляло, а форма раскрывала сама себя в жизни, и приводила в причину.

    66. Я делал, то есть говорил. Мои слова звучат по всей земле. Это наше здоровье, наш в этом деле путь. А здоровье это все будет народу, а я народу несу, и буду делать для человека все. Лишь бы он захотел, его в этом деле вся возможность получить такой поступок. А природа нас всех учит, чтобы мы с вами делали это. Наше во всем дело – делать уход за собою. Это наши произвольные ножки, они должны природою всюду пробуждаться путем обмывания водой по коленки. Ножки будут чувствовать энергично, что в жизни для запаха хороший аромат. Так и это дело. Человек об этом деле думает, и он же старается все делать для улучшения своей жизни. Его заставила все делать, лишь бы была на это дело польза. А в пользе рождается хороший источник.

    Я еду, и считаю своим умом, где на сегодня есть, в какой местности проехал. Армавир, попадаю в Невиномыск, в такой специальный город, где есть ветки внуков, в Черкесск. Я туда мысль не заставляю, чтобы она там была, мне не было, что делать. А вот сейчас мои мысли все недалеко, они находятся возле Каспийского моря. Я буду недалеко проезжать возле этой местности, по которой впервые еще еду. И с людьми национальными разговариваю по части моей идеи. Она сюда себя прокладывает недаром. У нее все силы есть для того, что самого себя показывать не таким, как это все. Наше дело, говорят все люди, встречать по времени и провожать. Но такого, чтобы человек после 35-летнего возраста сам себя заставил двигаться по земле. Для него не надо будет.                       

    67. Что мне приходилось делать, кроме как брать такое. И вез свое все направление к улице, познавал ее. А она в городе считалась не почтовая, а другая. И так мне в этом не повезло, адрес не нашли. Всю ночь напролет проискали. А чтобы позвонить про почту, где она есть, у нас всех в голове не придумалось. Да и кто мог этому делу подсказать, если это будет надо. Для истории делалось для того, чтобы люди знали. А это вещь неплохая, она выросла между нами. Так говорили предо мною люди. У них были слова сосредоточены всю эту дорогу обо мне. Их интересовала моя тяжелая для них практика. А она заставила в лице каждого человека обратиться. И спросить по части всей жизни человеческой. Она меня заставила научиться, как будет надо отвечать. Это уже с работы моей развилась польза, про что мы и разговариваем. Нам не нужно было прошлое, а только нам будет надо сегодняшнее. Все люди предковые жили, они думали и также гадали о многом. А я разве не думал об этом деле, что и заставило теперь всю темную бакинскую ночь в сильном дожде проискать. А чтобы эту гражданку наши, мы почту № 34 не нашли. Она была в Субунчах. Так мне на утро сказали, чтобы я не упустил сменных людей, кто ехал на свою работу после этой ночи. Мне тоже не спавши пришлось подойти в то место, где люди на станции электрички. Они садились, ехали по своим местам. Да и я тоже был таков, кому необходимо, по пути приходилось ехать и про свое говорить. Это была высшая польза для всех, сидевших в этом вагоне. Они мои слова слушали, как я их им получил в жизни своей.

    68. И хотел сказать о том, что это все могут делать для того, чтобы быть здоровыми и крепкими. Только надо поступить так, как вот я всю ночь напролет воюю для того, чтобы не спать. А приходилось искать эту женщину, которая меня заставила о ней думать, как о человеке больном. Это моя была забота, о ней мое все было представлено для всего Баку. Я заставил блюстителя порядка всю ночь со мною искать. Для меня было все это разыскать. Адрес указан в том, что в Баку есть такие люди, которых нельзя было найти.

Поступок

    Сегодня днем раскалилось в атмосфере солнце. Не поверю я вам, сказал закаленный человек. Как же так, что ты между нами такой человек один-единственный есть, а нас очень много. Мы живем на земле, так же, как все, боремся за свое существование. Но чтобы сказать, это есть правда, что ты ходишь зиму и лето в трусиках. Пусть скажут те жизнерадостные люди, которые меня часто таким видели. Один стал размышлять: неужели это возможно будет делать. А другой рядом стоит, ему хочется рассказать про весь поступок мой в пути. Знаю я уже давно. Но что можно сказать лучше, если он сам это делает.

    А солнышко спускается с высоты, оно нам ничего не скажет до самого вечера. А мы, как работники всего этого города, должны сказать про положение в жизни человека. Он жил хорошо, а бывает, хуже живут люди. Но чтобы взяться за такое дело.

 

Мой практический поступок

    Природу я люблю душою и своим сердцем. Криком кричу голосом своим прямо в ее цель: природа, ты мне дай жизнь и учение. Она меня за это полюбила, все свои отдала имеющиеся качества. Мое тело закалилось трудом в тренировке. Я не простуживаюсь и не болею. Но никогда ни перед не горжусь. И не скажу никому слова свои о том, что я это сам сделал. Мы все в этом инициаторы. Смотрим и видим все до одного, как наш любимый товарищ Иванов путь свой проходил. Он никогда не мог сказать об этом неправду, говорит нам всем правду, которая была спокон веков и есть. Только ее никто не хотел и не хочет на себе лично развивать. Сами боятся природы.   

    70. Это есть между нами хорошее и плохое. Мы с вами хотим только хорошее, плохое гоним от себя. Разве это есть любовь? К нам приходит весна, мы ею радуемся. Приходит осень – мы с вами прячемся. Какие же мы люди, если мы не верим естеству, а верим искусству. Наше одно незнание, непонятная мысль. Мы с вами ухватились за одно, от другого совсем отказались. А что, если бы нам одно, и одно, и одно? Ничего реального не получилось. Вед человек умирает при одном и другом богатстве. Лето ли приходит, или зима настает. Человека вся надежда, чтобы заиметь свои лично силы для того, чтобы пожить в продолжительном виде. Это каждого человека буровит такая мысль.

    71. Что можно сказать про маленькую свою ошибку. Что можно поделать из-за этого. Если идет по дороге своей тот человек, которому немало лет. Прошел уже немалое расстояние, как я шел по дороге, по такой неудачной. Со мною встретилось несчастье. Я думал, что переживу. Но сил в этом не хватило. Я решился сделать свое ловкое намерение. Мне сказали добрые люди. Всегда надо мечтать. А когда устанешь с одной мыслью. То тебе кажется, в своей голове не то, что это будет надо. Свистит в лесу соловей. А твое дело – слушать. И все же тебе что-то подскажет. Я никогда не думал, чтобы природа взяла, да ударила по всему своему телу таким недостатком. А его кое-когда приходится любить. Вчера в такой указанный день прошел сильный дождик. Всю землю измочил. А трава как затекла… по-над ними. Вот какие дела.   

    72. Для хорошей по нашему делу жизни. Мы боремся с природой. Заставляем сами себя, чтобы между нами жило одно хорошее, и не уходило плохое. Наша мысль – все думать и гадать о том месте, о том времени, где сам человек не бывал. Он живет сегодня вчерашним днем. Его закладка такая перед ним. Встать утром рано, свои глаза поставить перед собою. Что будет надо сделать, он делает сам лично. А природа ведь есть все богатство, и вся находится слава. Природа источник есть, и в природе есть сила. Никто не может эту силу от себя вон прогнать. Природа есть утро и вечер. Даже можно посчитать все, что есть на белом свете. В природе два пути. Одно есть лето, а потом приходит зима. Что значит дорога? Это такой есть путь, в котором можно будет все сделать для себя и для другого. У человека есть хозяин.

    73. Суббота настал день. Его приходится весь полный день терпеть. А вежливость какая перед нами. Кругом и всюду идет воздух. Проходят по своим местам люди. Им, как по старшинству, надо скинуть шапку, и слова сказать. «Здравствуй», дедушка, или бабушка. Особенно дяде с тетей. Твоя вежливость есть, она кланяется. Я кидаюсь, я кричу, я бегаю, и все же мне не верят.

    Я для этого дела родился.

   У меня есть все, только будет надо свет, это наш день.

    74. Встал – помыл, и ложишься – помой. Ложись в постель с мытыми ногами. Это второй вариант, третий вслед за этим. Идешь по дороге, по пути. С тобою встретится человек старше от тебя. Ты его совсем не знаешь. А твое дело – надо низко поклониться головушкой, и сказать ему: «Здравствуйте». Дедушка или бабушка, или дядя с тетей. Четвертое. У нас есть особенно бедные, живут очень плохо. Они заброшены судьбой. Может быть, ты завтра хуже будешь жить. Но сейчас ты живешь хорошо. Помоги ему, чтобы тебя удовлетворить, в полной форме есть здоровье. А его у нас не каждый имеет. У нас здоровье разное. Один дает, от него никто не отказывается. А нездоровье, если оно пробирается в твое тело, то будет, как всегда, прогрессировать. Деньги даются за труд, а ты их даешь за свое хорошее. Я, мол, даю за то, чтобы не болеть.

    Пятое. День субботний с утра до воскресенья, до 12 часов не кушай пищи и воды. А когда нужно садиться, то нужно обязательно потянуть три раза воздух через гортань вдохом и выдохом. И сказать: «Учитель мой, дай здоровье». Шестое. Не плевать, не харкать.

    Это поступок один для всех, чтобы люди для себя делали, и из этого всего получали реально для своего здоровья. Это буду я играть роли, как инициатор. Один для всех, а все для одного. Будут в этот поступок учиться.

 

1958 года 21 июля

Иванов

    75.

Министерству здравоохранения СССР

Ученому совету

    Это вам пишет человек со своим естественным здоровьем, со своей лично тренировкой, с закалкой. А она, эта закалка-тренировка, до начала нашего технического искусства существовала. Только ни один человек в процессе всей предковой жизни не попытался с природными условиями поразговаривать. А какие они у нее на этот счет сильные и вольные для того, чтобы научиться нам всем до одного человека, как будет надо легко жить. И, самое главное, научиться, как будет надо другому человеку легко помогать в его жизни.  А мы на это учение, на этот дар отнеслись холодком. А что это, мол, за человек один из всех Иванов. Он в поле не воин. А в людях со своей практической работой самородок. Без всякой технической работы в природе в условиях завоевал качества для того, чтобы ими пользоваться без всякой цивилизованной высокой культуры. Мы с вами во время баррикад, во время захвата этой власти не проливали кровь, чтобы между нами и природою прогрессировала простуда и болезнь. Наши товарищи положили свои головы за то, чтобы наша наука народная медицина со своими специалистами не сидели на одном шприце, на одном хирургическом ноже. Это все для человека данного утомительная работа.

    76. Больше этого делать не стану. Взялся за профилактику, за воспитание самого себя в окружающем обществе, в людях. В народе я вырос, и что я заимел? Одно для всех здоровье.

    Идея Иванова не поднимает руку за то, чтобы у нас прогрессировала атома, или наша молодость со своим поступком делалась психически нервная. Иванов делает и воспитывает с помощью совета мать родительницу, чтобы она рождала не тяжело дитя, а воспитывала в духе вежливости. Никакая особенность не поможет дитю, чтобы ему воспитываться по-новому и небывалому. Чтобы дитя само себе с первых дней начало делать то, что ему необходимо не на вред нашей жизни. А дитя будет воспитываться, и расти со своим наученным материнским словом на пользу своего здоровья.

    Давайте забудем старое – заставлять дитя без всякого обдуманного и сказанного слова, чтобы наш ребенок понял ему представленную вежливость. Давайте мы от многого откажемся, чтобы не вести за собою источник. Это наши дети будущие люди. А они нам пригодятся со своим новым делом. Уже между ними и природой не будет недовольства. Все будут воспитываться одним покроем. Все будут легко рождаться, и так будут жить, и крепнуть от одного поступка, а его надо заиметь родителям. В своей половой и несознательной распущенности у нас будут рождаться хронические (больные) дети. А когда с Ивановым совершаться будет, то жизнерадостное рождается дитя.   

    77.   

Моя закалка

    Царя убрали, всех близких ему со своих мест прогнали, только с помощью народа. В Украину немец было влез, ему не пришлось воспользоваться, ушел. На Кавказе англичанин не удержался. А на севере под Архангельском американцы разбежались. А японцам на востоке большая неудача. Гитлер сам вздумал эту бойню для того, чтобы свое господство прославить, как немца вояка. И впоследствии их судьба осудила смертью. Как будто враг побежден, ему больше не воскресать. А ведь люди русские любят коммунистическую партию. А у партии наука новая, небывалая со стороны всех дел, как обиженному человеку улучшать и помогать культурной жизни на здоровье.

    Человек со своим намерением живет и работает один раз в природе, и думает о своей матери, кто его родит. Он хорошо знает про свои силы, и также про силы ее. Она с нами никогда не шалила, никак и нигде. Если она захочет вознаградить какие-либо силы богатством, она ни у кого никак не спросит. А причину свою преподнесет, дальше жить не будешь. Это силы природы. Она родила человека одного из всех, ему доверила полное право в условиях закаляться. Он сейчас закалился. Не простуживается и не болеет со своим телом. Ему как закаленному человеку можно везде и всюду хвалиться перед каждым человеком.

    78.

Письмо секретарю КПССС Ростовской области т. Киселеву от Иванова П. К. г. Красный Сулин, 1-я Кузнечная. 12.

Моя закалка

    Это есть наука. Кто ею занимается и закалил сам себя, он не простуживается и не болеет. Ему хвала за то, что ему пришлось взобраться на вершины горы, и оттуда кричать, чтобы знали все живущие люди во всем свете, что наша область имеет такого человека. Это буду я, спортсмен с 25-летним стажем. Наша гордость в том, что мы раскрыли в природе тайну. Она больше не будет мешать нашему человеку на земле, чтобы он тяжело сам себя заставлял перед своей смертью заканчивать свои жизненные дни.

    Моя закалка научилась отбирать у природы ее качества для продолжения, видно с моего индивидуального тела. Это мой идейный поступок. А у него надо нашей молодежи научиться. Этого мало, что я в аудитории Николая Николаевича Корганова читаю свою биографию. Она же завоевала силы, волю для того, чтобы научить молодежь, чтобы она взяла пример. И сделала для того, чтобы молодежи закалиться своей нервной центральной системой, и быть перед каждым человеком вежливым. Это говорят мои у меня все заслуги, за что меня спасает в таком виде природа. Я один такой не в одной нашей области, а на весь мир. Мое имя будет известное. Моя закалка старому индивидуальному … не пригодная.

 

1958.04

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.11. (1311).

 

    5804    Тематический указатель

Учитель о себе, идея, цель  22

Ошибка первых лиц  278

Здоровье  33, 65

Принуждение  33

Одинаковое удовлетворение  34

Моя закалка 55

Не гордиться  56

Прием  57, 58

Смерть  65

5 советов  74

Воспитание детей  76

 

        

Иванов П. К.

Моя закалка

 

1958.12.10

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

Моя закалка

    1. Этот год на проходе, он остался весь сзади. Я тоже жил тогда. Но чтобы чего-либо себе сделал вредного. Я все денечки проводил не так, как все. Всем хотелось увидеть хорошей жизни, вроде какого-то короля. А он же имеет свое богатство через народ национальный.

    2. Этого права никто не давал и не дает. А только предки дали всем тем, кто одно время имел. А сейчас все люди живут одним днем, одной мыслью. Человеку хочется стать таким человеком, чтобы никто его не беспокоил, а ему должно валиться с гор.

    3. Все это мечта и дума об этом деле. А получается в жизни не то. Если имеешь здоровье, имеешь тело, то его надо покормить. А раз кормить, значит, следует поработать. А труд где-либо должен быть в какой-то форме. И как должен поработать, чтобы заработать себе пищу.

    4. И какая пища должна быть. Один кушает одно, а другой кушает другое, и в какое время. Если ему не покушать никак, он умрет. Его силы приспособлены жить только за счет другого. Не будет, во что одеться, и что покушать, дальше ступать незачем, да и сил не будет.

    5. Автор спрашивает у читателя. Все ли добывают пищу правильно? Пищу, может, и не добывал, если бы она не употреблялась. А то она каждого человека заставляет думать ежедневно три раза в день. А бывает день такой, где ты четыре раза поешь. На этот счет надо иметь силы, да еще какие. Хлеб один не будешь кушать.

    6. А с каким-либо приварком или жидкостью. Человек к еде приготавливает себе со своей практической работой. Для этого нужен топор, нож, ложка, да чашка. А чтобы в эту чашку налить, надо эту пищу приготовить, чтобы был суп или щи. И также борщ, сготовленный руками, сделанный с картошки и капусты, да мяса.

    7. А бывает постный. То не борщ, а чистая вода. А с водою готовится любая пища, любое блюдо. А с блюда ложкой быстрее и больше. А много нельзя кушать. Можно будет кушать столько, сколько есть возможность. Еда – это ненормальная мысль. Всегда думаешь, и всегда ждешь это время. А это время не за горами, всегда может быть, и всегда может рождаться, лишь бы было здоровье. 

    8. А в здоровье все понятие. Если захочется кушать, то смотри вокруг, что возле тебя находится. Если есть в запасе, и сколько есть, все это принадлежит тебе, ты им распоряжаешься. А когда у тебя есть дом, или есть квартира какая-либо с двором, или с огородом. А в доме если есть что-либо из условий, либо из вещей. 

    9. А по вещам определяется жизнь. У одного есть все, а у другого этого нет. А жизнь сама продолжается за счет имеющегося. Если есть у тебя вещи, то обязательно есть и пища, она же пока есть владыка в жизни. Она нас с вами заставляет вперед пускать мысль для того, чтобы делать. И так делать, чтобы было.

    10. Без прибыли не надо оставаться. И без того, что есть, не проживешь. Если бы наша природа нам на наш труд ничего не давала, то мы с вами не жили. А то мы только из-за этого дела живем, и хотим жить лучше от этого дела. Наша доля такая, чтобы от природы отобрать и сделать все то, что следует. Мы же живем один раз.

    11. А чтобы подумать про время другое. Что это время надо перестроить, чтобы оно не было таким временем. Чтобы мы о нем, как о бедном, не думали. Время одно, если только ему как времени довериться, все жизнерадостное. Какое бы время ни было в жизни, в нем есть силы за счет терпения жить.

    12. Это такая мысль сосредоточенная. Говорится так. Лучше не знать, чем знать да не делать. Полезное дело любится нашей уступчивой, которой всегда хочет видеть и слышать наше родное дело. О ней не надо забывать, как о кормилице, да о матери родной. Она нас всех одинаково родила, только не научила одинаково жить, каждому ввела мысль.     

     13. Не хотела гробы. Мы все до одного по своему уму делали. Она нас всех заставила психически ненормально относиться своим поступком. Это наша с вами гордость и ненависть, всякого рода осуждение. Это дух человека нехороший. А чтобы быть, всегда запах иметь, быть ароматом, это все заслуживается самим человеком.

    14. Он должен быть перед всеми таким человеком, чтобы все добрые и плохие люди остались довольные. У них не должно быть своей неприятности, которая их мучит, через один его к ним поступок. Говорит моя закалка. Я во всем для всех показываю себя, как небывалого человека. Я вас боюсь, и не знаю, что вам больше нужно, если только не мое одно учение.

    15. А оно всех нас до одного человека просит, чтобы мы с вами взялись за новое небывалое воспитание. В чем оно состоит? В природном явлении самого человека. Он же сегодня прожил, это для него есть в жизни своей хорошо. Ему приходится жить лучше.

    16. А лучшего он не получает, ему природа не дает. Он в этом деле не получил и не получает через свою мысль, через свое желание. А если бы это желание было допустимое. А то у человека столько, сколько нет возможности в его жизни. Разве человек не захотел бы видеть на себе хорошее. Человек видит хорошее, но не в силах его получить через свое незнание.

    17. Сильный остается в жизни, но бессильный умирает. Об этом давно, давно идет речь. Но чтобы сделаться таким, каким не был человек, он совсем не стремился это сделать. Его это условие заставило быть таким, из всех говорунов говорун. Ему надо будет показать след серого зайчика, и заставить его вслед бежать. Он не согласится лишь потому, что его тело тяжелое.

    18. Уйти было нельзя лишь потому, что это есть сила природная одна из всех. Она заставила человека о ней думать. Человек – это не зайчик, и не какое-либо животное. А зайчик серый пушистый, он уходит от человека лишь потому, что человек его съедает. Очень тяжело приходилось быть на белом свете там, где живет человек.

    19. Он же и старается научить сам себя. Это же есть свет белого солнечного дня, как хорошо в упор ему смотреть, когда оно светит своими лучами. Оно и будет светить тогда, когда мы с вами живем один раз. Радуга, она недаром сама себя показала. И хочет, чтобы дождя нам не дать. Как же нам, таким людям, в такой местности, в которой мы все живем. Ничем никак не болели.

    20. Наши во всем деле большие заслуги. Сегодня скажем в один голос, чтобы было далеко слышать. Это громкий голос, он говорит нам всем, как будет надо перед природой заслужить внимание. Чтобы мы все до одного человека от нее получили одинаковые права. Чтобы мы со своим здоровьем не приводили сами себя к тому, чтобы терять свое прежнее здоровье, которое от нас по своим условиям ушло, как чистая серебристая вода.

    21. Она же ежеминутно одна за другой двигалась, все про что-то с нами говорила. У нее одни глаза, одно зрение смотреть, и видеть перед собою. А Луна светила всю ночь при тихой погоде, как тогда было. Только один наш соловей нам всем свои песни пел. 

    22. Сколько их у него, он же их знает наизусть. Особенно Луна при зорьке стояла яркая. Вроде небо свое показывало перед тем, что будет сильный-пресильный ветер. Он бывает зимою всегда холодный с той стороны, от которой не ожидалось. А бывает, как он подует с юга, низовка к нам в гости пришла. А к ней каждому человеку разрешалось прибегать со своими руками без рукавиц.

    23. Как же легко всякую вещь брать, а чувствительность какая. Если едет какой-либо наш или чужой крестьянин, он обязательно держится своей дорогой. У него есть свои собственные вожжи, которыми он при любых обстоятельствах сможет нас, как лошадок, повернуть. С ним многие встречались, но он, как богаче от всех, ничего никому не сказал.

    24. Это его индивидуальная в этом деле гордость. Если ему придется тянуть между всеми жребий, он здесь проиграет. А чтобы выиграть, он выиграет в своем доме, где он огородился, как какой-то король. И живет в своих стенах, ему их клали чужие руки. Об этом знает не одна наша природа.

    25. Не одно проходящее условие, которое заставляет всех кое-когда и повеселиться с какой-либо радости. А все бывает бедному страдальцу человеку, живущему на белом свете. Это самый крайний гражданин этого родного села, к нему очень поздно доходят всякого рода новости. Особенно про сегодняшнюю ночь, что натворили наши люди. Один живет честно.

    26. Другой старается еще больше честно прожить, но ему время как-то не подсказало. На своей любимой улице он долго не спал. Его побеспокоила жизнь близкого соседа. «Какой он хитрый, умный», – говорят про него другие люди, богаче от него. Он бы, может, и не заслужил внимания про него что-либо говорить. Но всему дело, это все сделала сама мать природа. Какой же был сей год.

    27. Из самой весны он был виден со своими лучевыми богатствами. Но этот же сосед, как и все в нашей деревне соседи, строили свою денную жизнь. У них им только мешала одна ночь. Когда солнышко заходило всегда за гору, им казалось все, больше они этого дня не увидят. А ведь ночь, она приходила для всех одинаково. Она всем слала свои постели, а под голову клалась подушка.

    28. Как заслуженная голова кладет сама себя, и начинает очень крепко и много думать. До тех пор он лазит со своим умением богатеть очень крепко в этой подушке. Всегда остается при начале любой стороны герой. А у этого героя за стеной своей хаты ежеминутно и каждый час все идет и видоизменяется одно за другим. Время не уловить нам всем, живущим на белом свете.

    29. Целый день на ногах на том же месте, где вчера и позавчера ты. Как хозяин топчешься. Для тебя есть свои огороженные стены. Это грань. Ни одна птица чужая не должна через мой огород пролететь. А воздух проходит, этому уже не указать. Все зависит от самой природы, от самого условия. А я же живу один из всех своих деревенских мужиков.

    30. Богаче от меня нет. Это мое такое умение у себя держать пару лошадок с хорошей упряжью, с бричкой. Есть, на чем прокатиться. Только надо одно – трудиться. А труд этот заставляет всех нас до одного человека вставать рано. Чуть свет, а ты уже собираешься. Знаешь про время, что оно тебе даст, если ты рано, рано встанешь и соберешься. Раньше всех выедешь со двора, в степь ты поедешь.

    31. А в степи такой неровной грунтовой земли всегда что-то по пути бывает. Может быть, неровно через какую-либо балку, косогор.  Ты можешь перекинуться со своей всей поклажей. Как же нам, едущим вслед людям, не… с такого раннего примера. Спешим все до одного человека. Бывает, что и догонишь. Бывает, гонишь, гонишь, и никак не догонишь.

    32. На кого будешь сердиться. Рад бы быть на все село человеком, без промаха получать. Но что ты поделаешь, каждую весну лежит в этой балке такая глубокая трясина. Не один раз, и не один подкладывал свои плечи. Ему хотелось там не застрять. Только худоба у него была худая, никуда не годящая. А хотелось приобрести того, чего еще не бывало в своей жизни.

    33. Но в степи не одни яры, не одна стоит каменная гора. А возле нее лежит земля равнина, по которой ходит крестьянин со своими закаченными рукавами. Он бросает в спаханную зябь зерно, чтобы это зернышко схватилось, и заставило себя в природе, да еще в воздухе расти. Так оно себя зелено показывает всем тем, кто мимо его проходит.

    34. Это красота есть в природе, в условиях таких, как вот на этой ниве. Да еще у такого хозяина, кто про эту ниву из самой осени не забывал думать, как эту землю посеять вовремя и удачно в такую влажную погоду, которая всегда бы метила. Этот случай, он бывай редко, но метко. Не захотел бы этот идущий по своей дороге стихийный поступок.

    35. А он же для нас известен всегда в любую минуту и каждый час. Своим цветком расцветает, и манит к себе разных живущих в природе насекомых. Жужжит жучок разного цвета, и по-своему говорит. Я же могу туда взлететь, где никто никогда не бывает. А я смогу туда добраться, и свое слово громко прокричать для того, чтобы все люди знали про меня, такого героя.

    36. Я же не сам сюда попал, меня подняло условие. Сколько у меня есть тяжелого веса. Если свесить одно семьянина, она меня как, как живого и жизнерадостного, не переживет. Это семьянина есть способ. А мое дело одно есть перед всеми. Я могу на любой собор, на его крест взобраться, и свои слова громко говорить. Эй, вы, все люди, смотрите.

    37. А что делалось до этого времени. Не приходило такое наше время, как сейчас. Перед нами, всеми людьми, человек своей способности, она его заставила таким доступным сделаться со своей вежливой просьбой. Он всегда просит, умоляет для того, чтобы его идею на нем приняли. И рассказали всем, а что она нам дает, или давала до этого времени.

    38. Мы его видели до этого времени не таким, как он был и есть сейчас. Наши глаза не видели такого человека, и не слышали ни от кого от предков, чтобы человек прожил в своей жизни одно прекрасное время. Всеми благами пользовался, что делали все малого возраста, и также взрослые, и старые старички со старушечками.

    39. Они не захотели в этом возрасте сами себя заставлять, чтобы бросить, и не делать вредного для любой жизни. А он нашел эту дорогу, ею окружил себя, и стал практически все делать. А его научные люди не поняли, что это он единственный человек со своими всеми богатствами, со своей любовью ко всей природе, к каждому времени ее жизни.

    40. Она же его ведет за его нос. Она хочет его поучить, и тут же сказать ему свои слова. Ты же человек такой же в жизни рожденный. Но не в этом году, и не в этом месяце, и не одного числа, и не днем, а ночью при буране. Снега было столько, сколько сейчас его не видать. Это время было не давней стороны, мы ему свидетели. Видели мы, как он свою молодость с веселой головушкой показывал нам, современным старикам.

    41. На нем не одно время видели, и старались посмеяться, как с какого-то некультурного ягненка. Этот ягненок с нашими ягнятами пропасся, но в котел, где можно свариться, не попал. А его за его бесполезность оставила природа. Он сделал очень много такого чудесного для своей жизни.

    42. А она его вела к тому, чтобы отказаться от этого всего. Я, говорит моя закалка, 35 лет проходила, да строила на себе почву. Голову своим фасоном украшала, и уходила от самого лучшего в жизни. Это воздух. Сколько раз он уходил и приходил до моего тела, вьюном прокрутился. И слова мне по моему знанию не сказал.

    43. ?

    44. Но не могли его через свое все нехорошее достигнуть, ибо впереди стояла такая высокая гора, по которой приходилось вылезать. А там на этой горе, на самой вершине лежала природная тайна, с которой приходилось встретиться, и с нею подружить, чтобы друг другу протянуть свою руку. Она обнимет и скажет вслух. Я, мол, тебя люблю за то, за что ты меня полюбил своим родным телом.

    45. Никогда никак не могу забыть. Когда ты увидел по своей дороге, как уж хотел съесть в одно время лягушку. А я эту страсть услышал в осоке возле речки, то я дал ужу знать о том, что я есть всему делу защитник. За то, что я перед собою поставил вопрос в жизни полезное найти, я нашел. Мне природа указала свои качества.

    46. Они для меня ясные. Воспринять все то, что есть в природе, своим лично телом, своей любовью. У меня, как человека одного, лично родилась мысль для того, чтобы я остался перед всеми людьми человеком не таким, как все бесполезные. А я должен получить такие силы от природы, от условий, которые бы помогали в моей личной жизни, и также помогали у другого человека нуждающегося.

    47. Мне природа за мое переживание, за мой труд меня назвала. Моя закалка, она же выпросила в природе. Она же согласилась с природой, что такому человеку давно быть без всякой боли, тяжелой жизни. Всегда жить, и свои дела творить, особенно на себе лично, а потом нам других.

    48. Иду я по своей дороге. Как я шел, так никто не ходил. Я иду по этой дороге, по которой другому не приходилось. Я ею иду не для того, чтобы себе лично найти богатство. Я шел и искал то богатство, которое требовалось не для меня одного лично. А мне требовалось для того, чтобы я научился сам, и другому лично передавал. Это моя задача, и еще какая, для всех, для меня.

    49. Она есть в помощи. Я закалился, мне природа не влияет своими силами, своей любовью как никогда. Я не простуживаюсь и не болею. Это мои все на мне заслуги, которых я никогда не забуду у себя иметь. Моя закалка, она не река бесконечная, чтобы плыть и плыть над своими крутыми берегами, а чтобы какую-либо пользу населению создать.

    50. Природа от реки, кроме стихии, не создавала. Она же источник живой естественный один из всех. Если человек о ней думал так, как он создал перед собою обеденный стол. Он его прикрасил, чем хотел. Его эти силы все сделали. Он про этот стол думать стал целый год все время.                                                                                 

    51. А раз он думал, то он не забывал сам себя в этом деле заставлять, чтобы что-то подобное в жизни сделать. Верить он верил, как человек, рожденный в природе для того, чтобы не забывать про тот день, про то утреннее время, при котором приходилось вставать. Тебя никто из всех людей не будил. Ты сам поднялся, вышел на двор, глянул на небо.

    52. А где есть ч… те, построенные для знака звезды, которые сами себя заставили о них знать любому и каждому человеку. Это же перед твоей местностью, где ты все время жил, и живешь всегда. Ты приметил ход дела всей нашей матери природы. Она в высоте от тебя находится. Ты, как человек, свои глаза поднял вверх, и посмотрел на все окружение.

    53. Ты уже знаешь про время, да про такое, возле тебя идет ароматный воздух. Это уже слышно из всего этого дела, проходило мимо нас всех моя закалка. Она, как идея, никем никогда не присваивается. Чтобы кто-либо из животных и жизнерадостных взял свои слова, и о ней выразился для того, чтобы мы, как индивидуальные люди, могли воспользоваться этим кусочком, как богатством. 

    54. Мы же в некоторое время еще не получили, оно где-то. А ты хвалился, сказал вслух: это мое, принадлежит оно мне. Моя закалка никогда не согласится ни с кем. Это невозможная штука, чтобы в природе эти качества были моими. Моя закалка, она находится у любого и каждого человека.

    55. Если только пожелает человек этот поступок полезный заиметь, он мгновенно доступен. Одна любовь ко всему и крепкое пожелание. А раз человек желает, он обязательно получит. Это такое действие в природе в условиях, без него не приходится жить. Оно может внутри находиться, может сесть и на внешность.

    56. Везде и всюду ей есть слава, что из растительного и животного в природе живет без конца и края. Сколько мы с вами, все люди, по истории всех предков. Мы видели и должны видеть, все есть то же самое, что и было до этого времени. А оно жило, и живет сейчас. Без этого мы еще не нашли легче пожить. Наша жизнь за счет этого.

    57. Мы живем один раз. Это как по воде удар веслом, так и наша в уме жизнь. Моя закалка, она встревает во все, что только ни имеет природа. Она в любом месте. Где только твоя мысль будет находиться в пользу другого человека, там ты ее получишь. Особенно нашему верующему в Господа и в Бога. А чтобы посмотрел на бедного, вечно просящего человека.

    58. Он своим поступком, своей обходительностью заслуживает быть в жизни своей в природе человеком таким, как и мы. Но мы их, как человека, не признаем. И не хотим, чтобы они были людьми такими, как и мы. Мы их боимся, что они сделаются такими, а может, еще лучшими хозяевами. Это наша несознательность к его просьбе. А он просит ради Христа.     

    59. Он умоляет нас всех, чтобы мы ему давали. А мы не даем, чего он мыслит. У него желание есть от нас имеющееся получить. А мы живем для самого себя. Особенно наша просьба в этом перед природой. Она же нам родич. Мы ее просим, чтобы она про нашу бедность не забывала. И вот уродило, есть очень много. Так что такого продукта изобильно много, он нипочем, уже гнев и ненависть на природу.

    60. На все условия, что они нам сделали богатство. А оно не в цене. А продать надо, и дороже. Это же каждого человека в его делах. Идет он на базар, и думает думой крепко. Ему надо купить как бы дешевле, а лучше от другого. Это же неприятность, чтобы другого обмануть. Видишь, какой продукт его. Ведь другой приобрел в труде. Как же он это не будет хвалить, если это его трудовое.

    61. А мы с вами его кровное хотим похулить, когда ты его покупаешь. А когда купишь, то ты тогда хвалишь. Говоришь: не стоит твоих денег. Это уже неприятность перед всеми в своей жизни. Как только ты ни живешь на земной коре, ты очень неправильный. Один из всех живешь за счет твоего здоровья. Надо кое-где на своих ножках постоять, или подвигаться. А ты считаешь: это для тебя вредно делать.

    62. А раз вредно, значит надо на месте, где ты не каждый раз сидишь или сидел. А твое заднее место ищет в этом дело. Заднее место заставила человека посадить, он сел. А вставать бы не надо, но что же ты поделаешь, если надо. Надо было садиться, надо было и вставать. Легче будет для тела садиться, чем вставать. А вставать тяжело, и крепко тяжело. И вот твоя хватка подняла с кровати.

    63. Ты, может быть, и не поднялся, но тебя пришедшее время заставило подниматься. Это твой вечно на тебе развитый урок. Он заставил человека с этим делом разговаривать. Я встаю лишь потому, что моя жизнь за счет этой мысли проходит. Она думает, и видит на том человеке, кто ничего не делает. Он бедняк, в недостатках и умирает. У человека есть мысль, сама себя поднимает, говорит телу.

    64. Если хочешь жить, да еще как надо жить, выбирай из всего села самого лучшего богача, самого лучшего человека со своей хваткой ко всему делу. Он уже не проспит, ему надо будет делать то, что делают все до одного. Без вчерашней мысли он сегодня не живет. Его вчера мысль заставила говорить с собою только про хорошие качества. А про плохие он забывает совсем, ему это не нравится. Но когда человек опустится, и не захочет, чтобы это все иметь.

    65. У каждого человека свое близкое, и у человека есть чужое. Это то, что он одно время на себе носит всегда. Разве можно удовлетвориться одним фасоном, или сорт заслуживает один. Надоедает убедительно. Человек себе просит, чтобы мы этого не делали. И не сделаем, прошлое как никогда никак. А вот с этого мы сделаем. Стоят в углу чьи-то маленькие сапоги, их уже не наденешь на большие взрослые ноги.

    66. А и к меньшему возрасту мы можем их представить. Пусть они его ждут, дожидаются, если это будет надо. А догонять для нас тяжело. Будет легче всего без всякого обходиться. Это не моя лично закалка производит. Я же не тот воин в природе, кто хочет сам жить, а чтобы за него другие клали головы. Я же не зачинщик, не разоритель всего созданного для данной жизни.

    67. Я тот, о котором шла речь для того, чтобы легко было жить. Мы историю провели, на всех предках видели мы то. Чтобы человек сознательно это сделал, это надо было родиться, а потом пожить. Как мы все жили, и будет так жить. Как еще люди не пробовали оставаться без всякого, что есть на белом свете, сделанное руками.

    68. Все это не наше есть, а есть все природное. Она нам через труд наш все создала. Она нас и держит в условиях, как ей хочется. Захотела заставить, чтобы человек с человеком не ладил. Это она все сделает, она все это покажет нам для того, чтобы мы с вами знали про этот период времени, про эту жизнь, которую мы с вами за 2000 лет построили.

    69. Моя закалка не Гитлер и не Иисус Христос. Моя закалка есть сознательная эволюционная сторона во всем направлении. Учиться только хороших и полезных качеств, которые должны стать перед человеком. И ему в его жизни помочь, чтобы он жил не так, как жили до этого все добрые и плохие люди.

    70. Моя закалка не выделяет людей, чтобы они со своего стада выбегали и не возвращались назад. Это же прошедшее, заходить в лес, и там сам с собою разговаривать. Надо делать так, чтобы было с этого всего неотрывное общее. Для того чтобы быть героем, надо получить от природы силы, и ими владеть, как человек сам собою.

    71. Неужели этого заслуживает моя закалка, что ее никто из старого не поддерживает, и с нового тоже не признают. Она же не способна помешать другому. Она способна помогать в нуждающейся жизни. Разве это плохо, если человек будет иметь свой поступок не к вреду его жизни, а к пользе. Моя закалка уже сказала.

    72. Я, мол, не сверхъестественный человек. Я могу воровать, у меня руки такие же, как они есть у всех. Природа родила человека не для того, чтобы делался преступник. Природа рождает человека для того, чтобы он одно время пожил, попользовался всем, повоевал с природой. А потом научился со своего сделанного плохого хорошее и полезное получать.

    73. Не природа сама этого хочет, а человечество. Все это и раньше ждали, но никто этого не хотел отыскивать. Только отыскала сама моя закалка. Какой она была маленькой, и что она делала? Ее история в этом деле есть. От нее никто не откажется, что она была до этого времени. А сейчас у нее есть сердце ко всему, душа.

    74. А почему это так делается. Я же человек со своим поступком. Как хочу встретиться, хоть с убежденным евангелистом или баптистом. Как мне хочется с ним на эту тему поразговаривать. Он же человек Христа, любит все его дела, а вот сам не выполняет. Ждет прихода Христа на землю, чтобы он за его хорошее ему холодной водой ноги помыл.

    75. Или же заставил его, чтобы он знал старых стариков со старушками, с ними разговаривал вежливым тоном, здоровался. Сказал им: «Здравствуйте». Или же нашел между собою живущего в нужде человека, и ему помог.

    76. Также не старался ежедневно поедать столько пищи, сколько не следует. А он кушает. Говорит: надо харкать, надо плевать. А по их вере. Этого моя закалка не сделала бы, чтобы убеждаться в Христе. А сами нож точат для другого, это их не убеждение в Христе. Лжехристы они все, верующие. Вера говорит об одном, а получается другое.

    77. Расскажу про ученых, почему они не хотят, чтобы моя закалка процветала? Чтобы она свои силы воспринимала везде и всюду для того, чтобы от моей закалки было хорошо. Для ученых моя закалка есть практика. Она делает всему народу их здоровье. А здоровье – это все есть для каждого человека.

    78. Моя закалка этого добилась. Она же в процессе этого всего не получает вредного, хоть на него за это все идет гонение со стороны власти. За то, что он делает то, что, по-ихнему, не надо делать. Разве кто-либо может такой идее возразить. А она же одна идея, из всех идей идея. Она ведь сама сделала, и научилась, чтобы людей хорошему учить.

    79. Кто же скажет про это все, если сама закалка имеет в этом деле все, и это все передает другому, кто только захочет. А кто мог возразить против личного здоровья. Моя закалка через это все, что она нашла и сделала у себя. За это ее надо коверкать? Кто это сделает из больных или здоровых. Если это мы видим на нем одном из всех.

    80. Он ходит зиму и лето в трусиках, не боится природы, и не страшится от условий через то, что они его побеспокоят, ему создадут плохие условия. Он через их получит у себя болезнь, и поболеет, поболеет, и умрет. Этого в своем пути моя закалка не получает, и не получит через свою сознательность. Он до этого все делал, а сейчас он не делает через ее определенные силы.

    81. Природа раньше его манила, вовлекала его в свое время, чтобы человек делал. Он не для хорошей стороны о природе думает. Он с самой осени начинает думать. Это его большая ошибка. Его дума вся напрасная, никуда не годная. Она заставляет себя видеть далеко, но об этом человек может со своей мыслью провалиться.

    82. Ему разве хотелось в его жизни заболеть. А в природе эти качества от нее не уходили и не уйдут. Они все походят в любое время года, а в году продолженные месяца да недели, а потом дни. А в день любой может умереть. Говорит моя закалка. Вы никто не мог заставлять, чтобы вы о природе думали. Да еще хотели, чтобы природа обогащала за счет этого времени.

    83. Разве человек хотел, чтобы перед ним не раскрывалась в свое время пришедшая весна. Самый первый день, в котором начинаются эти минуты, которые заставляют часы иметь. Разве для моей закалки нехорошее будет это время, если для его тела уже повышается температура. А человек уже любой говорит про тяжесть. Она ему влияет … при таком времени ему в одежде.

    84. А для моей закалки все равно. Хоть бы и не открывалась атмосфера, его тело воспримет и без этого всего. Моя закалка всегда думает о том, о чем уже не следует. Если другим надо время весеннее, он про нее уже со своим здоровьем не думает. А моя закалка говорит. Для меня все равно есть это время, какое бы оно ни было временем пришедшим, и от нас ушедшим.

    85. Этого моя закалка никогда не думала, и не подумает про все это. Приходит весна, ясное солнышко, приятное время в воздухе. Что при этой атмосфере делается? Ветер ежеминутно изменяется, и вновь приходит другое. Одна птичка поднимается, другая садится. Все это идет по порядку.

    86. Так и солнышко при развитом восточном ветре, а он за собою гонит все оставшиеся сзади тучи, одна за другой бегут и бегут. А человеку приходится смотреть на все это, как перед его глазами происходит вокруг по этой дороге. Ждать это время очень тяжело, если ты посеял зернышка в землю, оно стало только вылезать наверх.         

    87. А когда же придет время такое, что надо ему вызревать. Каждому только приходится этого времени дождаться. А бывает, хоть редко, но метко. У моей закалки ценности те же самые. Она их имеет на своих руках, в своем лично теле, лишь бы человек. Какой бы он ни был, его вера одна в природу, в воздух, в воду, и в землю.

    88. Что нам и дает все необходимое для нашей жизни. Как же моей закалке не поверишь, если она делает то, что будет надо для всех. Она нашла дорогу всем нам, здоровым людям, чтобы мы этого пути не боялись. Это новая и небывалая жизнь перед всеми нами. Это наш поступок всей окружающей жизни.

    89. Не будем мы этого делать. Что делает наша закалка. Она никогда ни на что не была обозленная. Моя закалка перед всеми вежливая, и умело поступает во всех делах. Это человек наш всех одинаково меряет, и считает всех великими людьми через их одно желание.

    90. У них всех есть одно желание быть здоровыми людьми. Но что-либо делать никто из всех не находит нужным. Иванова знают все, как облупленного, что он закалился. Но никто не знает про его душу, про его все тело. Он же нас всех, живущих на белом свете, крепко нашего оружия боится. Оно не к добру чистому развивается, а неприятному такому делу, от чего может получиться недостаток в жизни всей.

    91. А недостаток, он есть индивидуальный у каждого человека, за ним он ходит. Это наше всех нездоровье, которое неотрывно живет между нами, больными людьми. О них моя закалка не перестает, все говорит. Ну и мы же есть люди, непонятные к природе, непонятные к жизни своей.

    92. Не ценим время, и не хотим его беречь, а гоним вон от себя подальше. Это наше хорошее и чувствительное. На нашем живом теле висит мертвая тряпка. Она висит своим весом, до тех пор ее таскает человек, пока она не разлезется на нем. А ведь тело, оно живое приятное, когда на теле висит хорошая чистая тряпка.

    93. Но мы же люди рабочей руки. Пусть это так, что нам не благоприятствует наша одежда на нас. Почему же утомляются наши командиры или интеллигенция. Она же водит себя чисто. Не уступчиво, а капризно относится человек со своим богатством, со своей обходительностью.

    94. Это же незнание наше, жить за счет сделанного руками. Они же бессильные сохранить наше здоровье. А здоровье нигде никак не продается и не покупается, а только легко-легко теряется. Наша в этом деле большая перед всеми ошибка, что мы стали этим заниматься.

    95. Во всех перед всеми есть ненависть и осуждение. Даже не так глазом посмотрел, и не так слово свое сказал, все это отражается на своем здоровье. А в здоровье – это все понятие.

    Моя закалка давно-давно бы выступила перед всеми живущими в коллективе. Она бы расписала свои слова. А к чему же они стремятся?

    96. Стремление к одному жизнерадостному, чтобы мы все не простуживались и не болели. Это наша всех такая задача перед всеми стоит. Но никто не хочет этим делом заниматься, только взяла на себя обязанность моя закалка. Она в летнее время ходит так же, как она ходила зимой.

    97. Она видоизменяет свои условия, чтобы эти условия для моей закалки остались полезные. Она это делает не для самой себе. Или она сидит на одном месте, также ждет большого урожая? Она говорит. Сколько бы вы ни получали этого урожая, вам все равно мало. Как лес рубленный обмеряется кубатурой, ему точного учета нет, так и хлебу.

    98. Это вода, а она человека держит на его ногах. Он об этом думает, об этом гадает, и все свое время не хочет в этой неправде умирать. А его и хлеб не спасает, и никакая особенность не оставляет его в жизни. Он при урожае умирает, и без урожая исчезает.

    99. Моя закалка выступает, рисует всем. Мы не люди есть в природе, такие люди, чтобы взяться за это дело. И начать искать в природе те качества, те дела, которые требуется всем. Это же человек, если он не будет все время нуждаться в необходимости, то он будет силен все сделать. Самое главное, это перед ним здоровье. А в здоровье все есть.

    100. Моя закалка криком кричит по белому свету, и говорит про свои дела. Только нам нужно закаляться, только нам нужно делать, только нам надо перевоспитываться во всех наших направлениях. Это значит, надо работать, учиться и работать. Вот что требует моя закалка. Только умея жить. А умирать давайте бросим.

 

1958.12

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.10. (1310).                

Нет с. 43. 

 

    5812   Тематический  указатель

Моя закалка. Эволюция  69

Христос, заповеди  74, 75

Здоровье  77, 94

Закалка  77

Моя закалка  89, 100

 

Иванов П. К.

Моя закалка

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    Это Иванов Порфирий Корнеевич, 60 лет, не противостоит тому, что имеется. А свое ставит для того, чтобы новое небывалое родилось, и вместе с нами наравне жило. Чтобы жило не тяжело, а легко. Для этого надо будет сделаться таким человеком, которого еще не было во всей жизни. Это значит, воспринять все свойственные и естественные силы. А они есть в природе в условиях, в которых можно будет их получить, как источник всей жизни в природе. Вовлекаться ни во что не надо. И думать то, что думали все сделать, не надо. Если идет на завтрашний день, с тобою встретится время небывалой погоды. Это хорошо нам будет, если будет на дворе солнышко везде и всюду. Проблеснет зеленая травка, а между нею растет цветок со своим ароматом. А мысль человека говорит про одно небывалое в жизни.

 

1958

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.07.  

 

Иванов П. К.

Болезнь

1958

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Только из чрева дитя показалось своей матери, головка, она охватилась другой атмосферой. И тут же стало в руках человека кричать во весь свой голос. Ему на такое горе сначала беспокоится мать родная к дитю. Она ему прежде времени приготовила сама почву. Это на него была сшита рубашка, в которую это дитя убралось. Оно никогда не подумало о том, что ему придется в жизни встретиться с мертвым существом. Все это сделала мне мать. Она за девять месяцев узнала про меня, береглась, чтобы я там не задохнулся. И вот мои силы появились не вольные. Я чувствую не то, что это будет надо нам всем, рожденным в природе. Мать своего ребенка не мать. Она не задумалась: а для чего она меня, как дитя, родила на этот белый свет. Как же в защиту этого дела выступает со своими словами родная мать. Она всем говорит матерям, чтобы они тоже знали то, что требовалось для жизни этому дитю. Я, она говорит, я такая же мать, как и все матеря своим рожденным детям. Каждая мать не злодейка своему родному дитю. Ее к нему сердце. Она про него не может забыть, как про маленькую крошку. Я же его родила, и должна вскормить. Это хорошо, что ты не отказываешься от дитя такого умного, хорошего во всем. Я не налюбуюсь и не наговорюсь с ним, как с дитем. Это вся моя забава растить это дитя. Но дитя, вы разве не знаете про его такую умную хитрость, она живая. Мало того, что оно слышит, да и к тому видит. А понимать постольку, поскольку ему приходится знать, как про маленький самый начальный самый начальный в секундах возраст. Я все помню, как меня готовили к попу, чтобы он мне дал по дню рождения свое имя. А природа в эту ночь, как будто она весь остальной с высоты сбросила на землю снег, и наделала сугробы выше от хат.

    2. Я же вижу своими глазенками, луп, луп. Понимаю, что делалось вокруг. Но чтобы выступить, как оратор, и стал бы им говорить, как взрослым. Что вы делаете? Вы не знаете, что творите. Моя жизнь вся впереди. А вы уже почву подготовили, чтобы я со своим телом утомлялся. Это ваше все для меня нехорошее. Но я же перед вами есть маленький мальчик. Что вы только захотите надо мною сделать, то и будет. Заставили мое тело тряпкой огородить, огородили. Я не имею права возразить. Ваша рука владыка надо мною. Посчитали вы меня, как будто я у себя разработал аппетит. Вы ему создали вкус, чтобы я ел. Я уже кушаю, меня заставила рука материнская все делать. Подчиняюсь все своим телом. Для матери я служил, и буду служить подчиненным. Сказала она, чтобы я больше не кричал своим криком – я перестал, не стал кричать. Говорит она сама себе: слава тебе, Господи. Я слышу, все происходит только от вышнего человека. Она способная все для своего дитя сделать. Часто она его к себе на руки берет. Все ей хочется сделать для того, чтобы дитя было довольное. У дитя своя дорога, а у матери своя. Мать, она родила, она должна его и научить, как будет надо, чтобы понимать и не забывать. Дитя уходит от малого, прибегает к взрослому, и показывает сам себя, как будто он есть один из всех маленький мальчик. Этот его личное есть имя, которое он сам лично от окружающей обстановки в природе получил. Ему, как человеку, родившемуся на белый свет, посчастливилось избрать свой намеченный, в феврале 20 дня 1898 года родиться. Какая была для этого времени ночь, стояла бушующая вся в снегу с большим снегопадом. А я уже дышал, мои легкие воспринимали тот воздух, который для меня в атмосфере моей землянки обнимал. Как это все скоро проходило мимо того места, где я в деревне жил у моих родителей.

    3. Пало счастье на их долю меня назвать по имени. Никогда не потеряет того, что ему приходится в своей жизни получить. Наше село на Украине недалеко, оно со своими условиями расположилось в глубокой балке. Звали эту местность Ореховка. 35 верст от Луганска, Екатеринославской губернии. Мое имя прогремело на все это село. Как же, у отца моего Корнея Ивановича Иванова родился сын. Он, как шахтер своей работы, даже не был этому значению рад. Только мать пренебрегала его такой любимой совестью. Она только смогла им хвалиться, как родным дитем. Это же был мальчик, на него надели рубашку, он уже заслужил полного внимания в ней сам себя показывать тогда, когда его тело разовьют с пеленки. Разве это может быть такому-то поступку, как было время на себе иметь закрутку. Мальчик маленький, он же рос в пеленках. Ему не давалось возможность иметь свою лично волю. Он еще не говорил, чтобы сказать свое слово. А смотреть ему давалось право туда, где он все время находился. Только его руки не смогли себе волю давать, они были под свитком. Сказать, что было ему плохо. Нет. Его чувства заставляли себя показывать всем встречающим, кто только интересовался на него, как на красавца, посмотреть. Это был тогда я, сам себя свое личико показывал, чтобы все люди на меня сказали неплохо. Я тогда имел свой возраст всего до года, но уже я понимал, что было для меня хорошее и плохое. Весь день напролет приходилось своими глазенками моргать, все луп, да луп. Больше от всего приходилось на спине пролеживать, да в потолок белого света смотреть. Ни о чем я тогда не думал, даже мысль не рождалась. Я тогда был ягненок, ничего не понимал. А видеть, видел, как появлялся предо мною каждое утро белый свет. А вечером приходило ко мне время нашей вечно затухающей от солнца ночи.

    4. Она была сильная держать нас всех в условиях, чтобы мы знали про такое тяжелое время, когда ничего не видели перед собою. Мать моя родная сначала об этом деле ничего не сказывала. А что она могла из-за нас знать. Ее дело было одно – своим мастерством заниматься. Каждый раз она по осени пряла, просиживала под керосиновой лампой, и тянула свою нитку, ей конца не было. Нет, перед кем останавливать свое колесо, оно крутилось. А я жил, и пользовался всеми правами, и всем основным источником. Меня кормили.

 

1958 год

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.07.

 

Иванов П. К.

Товарищи

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Все мы, ученые люди, с теоретическим опознанием. Знаем хорошо, что наша практическая работа дает очень много хорошего для того, чтобы одно время пожить и попользоваться правами. Это значит, побороться с природой, и сказать ей. Я научился технически легко брать от тебя сырье для того, чтобы доставить это сырье в завод. А в заводе сделать деталь, а из деталей сложить машину. А из машин сделать какой-либо конвейер транспорта. И на него сесть, и уехать дальше, чтобы что-то лучше найти, и приспособить на пользу.

    Нет больше, как наука закалка-тренировка, которую пришлось у себя создать для того, чтобы не простуживаться и не болеть. Такой практической работы еще не было, и нет на белом свете, как ее развил на себе Иванов. Почему же все от этого дела отворачиваются, не хотят, чтобы за Ивановым осталась идея? Что же вам Иванов сделал со своим делом, если он закалился сам, если он научился передавать другим. Другие выполняют его совет, получают реальную помощь, его благодарят. Разве он вам этим делом помешал, или от вас что-либо такое отобрал. 

    Он все это делает сам в природе для того, он учится в природе, сам себя заставляет быть в природе не таким, как все. Он остается без одежды для того, чтобы закаляться, не простуживаться и не болеть. Вот зачем Иванов стал Учитель в природе, чтобы научиться другому передать умело.

    2. Чтобы другой не жил в природе тяжело, чтобы он жил легко, зависит все дело от самого человека. Прежде чем жить, надо от окружающего заработать. И больше не появляться на горизонт со своим здоровьем, чтобы твое здоровье было одно для всех не колеблющее во всем.

    Иванов это сделал. У Иванова есть все силы и воля для того, чтобы давать отпор наступающему врагу. Разве Иванов не человек в этом деле, что ему не дают разговаривать на тему его истины, на тему его правды. Человек это Иванов, от него не отбирается право от этого дела. Он имеет право практически во всем деле копаться, лишь бы его дело послужило на пользу, но не вред.

    Мы знаем хорошо, что Иванов делал, и за это сделанное получал вознаграждение, и за это он жил и живет. Разве Иванов молчал, об этом никому он не говорил. Если он делал для того, чтобы человеку нуждающемуся, больному помочь, он помогал. Что же лучше, и будет для жизни легче. Если бы Иванов ничего не сделал, зачем же вы ему тогда делали на лето гонение? Иванов безвинный человек, у Иванова есть для этого свои естественные навыки. У Иванова рожденные силы.    

 

1958 год

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.07.