Иванов П. К.

Бедные мы люди

1965.09а

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Профессора, ассистенты, врачи, сестры и братья, да нянечки с санитаром, и вся охрана общественного порядка! За все ваше спасибо. Не нахожу, чтобы плохое сказать, а хорошее одно. Испытывали, изучали, ухаживали, кормили, кутали, и спать укладывали. А удачи никакой, кроме одного.

   2. Каким был, таким остался. Всех нас, людей, назову бедными за то, что они боролись, воевали, себя сохраняли в своей жизни, учились, трудились, и так не добились. Врага не опознали, и не дали отпор. Были зависимые и остались, в природе не гарантированы. А вооружились, ожидали дня, стояли в очередь. Кушали пищу жирную и сладкую, одевались в одежду лучшую и фасонную. В доме жили, пользовались удобствами.

    3. А от болезни и простуды не ушли. Наш день даром не прошел, свои силы принес, стеганул нас. Мы заболели, простудились, враг напал на нас. А средств, оружия не нашли, и не сделали оружия. Я инициатор, просить меня надо. А заставляет врача и другого зависимость. Врага никакими силами не заставишь, чтобы он ушел. Враг – это есть человек.

    4. Он вооружился огнестрельным, атомным. Спросите у него, для чего сделал такую цацку? Это не фунт изюма поедать. Нам вредное разрушение, ненормальность наша, это вина вся природная со своею зависимостью где-то взялась она. Нам надо не это. Мы не так поступили. Нам надо вежливость, просить маленького человека, и умолять его.

    5. А у нас с вами одна дорога. Я – ученый, ты нет, значит, надо уходить от неученого. Мест хватит. Практика вмешалась в это. Какие мои слова красивые. А дело мое неумирающее независимость. Понимаете вы, дело мое никогда не умрет. Ходить при 46 мороза чистым телом в трусиках –   самое большое терпение в жизни. Но зато есть сознание.

    6. Не на вред делается, а делается на пользу. Самое главное, нашему юноше надо. Если мы с вами свой поток не изменим на новый, нас с вами изобьют наши дети. Мы для них нехорошие. Гоним в бой в природу, оружием стреляем. Не хотим признавать самих себя, что мы виноватые за их детское дело. Их мучит материальная часть. Родили для жизни, а показали яр. Все сказочные слова оставили сзади.

   7. Раньше обещали рай, а сейчас смерть. Мы сделаем в жизни то, что нам не пахнет. Мы дети ваши, а вы отцы наши. Кому чего там, если наша всех ваша замена. А вы, дети, не знаете, и мы тоже не знаем, что будет впереди в жизни. Говорят все науки, что будет хорошо. А в природе хорошее не бывает. Вы нам сулите теплое. А где же холодное? Наше всех любовь к хорошему только не получается.

   8. Солнце для нас всходит и заходит всегда. Наши одинаковые души с сердцами. Как хочется дождаться, но время не видать. Учат нас всех, но не одному богатству. Один счастливец нарождается, другому места нет. И вот я сижу, и так легко думаю, но вот помощи не получаю. И будет она, и кто ее даст, если мы сами не желаем. У нас наша жизнь, мы ее посылаем. Хотим, чтобы было. Какая она тяжелая, но ничего не сделаешь.

    9. Все это надо для нас самих. Но вот это не надо, самый строгий режим. Нам надо пройтись, чтобы не зацепится, а свое поставить. Мы привыкли не так. И другое разрушить, а свое не поставить. Нас с вами заставляет природа. Мы не хотели слушаться, у нас с вами к ней недоверие. Мы есть люди, нет у нас – мы лезем к другому. А свое не умеем приобретать. Наше незнание, неумение одно.

    10. Разве можно сказать? Кому? Да нам всем. Мы с вами все рождаемся, а потом умираем. Это не заслуги наши. Нам давно надо такую систему изжить. А вот новую, небывалую мы с вами не находим нужным искать. Это наша природа, а в ней дары. Мы сами захватчики собственного места, обогатители. Оружием своим раскрываем фронта. А воюем сами через наш инструмент на земле и недрах.

    11. В промыслах и воде. Лес рубим смело, животное ловим, шкуру стягиваем, делаемся королями. Мы сможем, а ты не имеешь права. Это ум человека. Одно хочешь – свое подчинение. Когда это умрет, народится жизнь такая, которую мы не видели. Небывалая на человеке независимость. Она поможет разрешить вопрос в нашей жизни, чтобы нашей молодежи закалятся, и завоевать силы в природе.

    12. Наш такой долг не с оружием в руках, а без оружия доказать людям.

Не те мы люди, кто молчит. А те мы люди, кто на весь голос криком кричит. Разве мы ученые, мы боимся природы. Разницы нет между нами всеми. Мы должны делать полезную сторону, но не вредную. Это не наука наша, а наш один враг зависимость. Кто за это взялся, да стал делать, в природе нашел.

    13. И думаю до конца довести. Нам не надо старое, а нам надо новое. Умирать мы научились, нам надо с вами жить. А у нашей такой жизни дорога тяжелая. Она заставила нечто делать. А трудиться условие заставило, процвел ум. Стало это делаться, без чего не оставался ни один человек. Женился сам, брал себе самку, а сам был самцом.

    14. Победа моя. Самородок я, по делу. Источник – закалка. Тружусь я один на благо здоровья. Учусь у природы, я хвалюсь перед миром.      Правду хочу сказать за самосохранение клетки. Сердце мое здоровое

25-летнего человека. Выход мой в свете. Не боюсь я врага, не страшусь ничего, даже нашей смерти. Если бы этого не было, не было моей жизни.        Человек земли, дышит он крепко. А говорит резко не про чудо, а про явление.

    15.  Самое главное, чистый воздух, снежное пробуждение нервной центральной части мозга. Люблю и болею, но не забываю про больного,

знаю его душу. Хочу ему помочь, через свои руки током убиваю боль. Это не слова говорят, а дело нам делает. Пишет рука владыка, никогда про это не забыть, очень справедливое. А просьба какая?  Надо меня просить – будешь здоровым. Кому это не надо, юноше молодому? Так нет. Уважаемые, это мировое значение.

    16. Надо будет кланяться великой природе. Не молчат словами, а все делать делом. Роли не играет болезнь над человеком, а играет роли человек над болезнью. Учиться нам надо, понимать мое учение, чтобы больше не попадать в тюрьму, и не ложится с вами в нашу больницу. Живите свободно, не лезьте на рожон. Наша одна слава – любить самих себя. Головкой кланяться, вежливость свою представлять. Эх, ты моя жизнь, тяжелая для всех. Пойми мое терпение, свое сердце закали.

    17. Милые мои люди, гляньте вы на солнце, увидите правду, свое выздоровление, свой такой долг. Быть всегда над этим Победителем природы, Учителем народа.

    Это просит природа, чтобы у нас родился в природе человек между людьми. Чтобы он не был таким человеком, как сейчас. Свою силу изменил, сделался человеком независимым. Верить чепухе не стал, науки отбросил, физически стал больше делать. Фронт в природе удалил.

    18. Любовь проявил. Война упразднилась, оружие ненужное стало. Ввелся поток небывалый, новый. Как хорошо, когда поток другой настанет. Сменится само положение. Человек не тот пришел зависимости. Это время, а оно приходит и уходит, без всяких капризов форму меняет. Человек то заставлял, а теперь просит.

    19. Согласится мать родная, своего родного родит в жизнь, чтобы   он

пожил, а потом и умер. А другому надо родится. Надо жить, а мать не дала жизни ему. Это бой в природе искусственный, простить никак нельзя. Природу не обманешь. Восток завоевали, практика ввелась.

    20. Я не прогоняю, а прошу природу, чтоб она разрешила такие силы заиметь в природе. Не природа человека будет заставлять, а человек выпросит у природы через терпение жизнь, даденную правильно. Теории надо согласиться, и дать дорогу. Пусть она поживет. Она вашего сделанного не просит, воровать не станет. У нее свое здоровье, не ваше, а природное. Дождемся времени.

    21. Родится юноша, спросит у человека совсем без оружия: «Кто ты таков?» Он ему расскажет правду, как люди его просили, а потом осудили. Я тут не причем. Виновата психиатрия, она ошиблась силы мои признать. Они природные, хорошие, но не плохие. Противополагающие, жизненные, но не убийственные. Разумные, независимые нигде и никак.

    22. Что же может быть лучше от этого. Наше незнание мучило, мы умирали из-за богатства. Где же наше сознание. Если это природа, она за это взялась. Народ сам посадил, сам и выпустит. Вины никакой, только слава. Закалка – наука бесплатная. Победительница и хранительница. Держите, как хотите, я и сам не убегу. Я не тот, о котором думаете.

    23. А тот, кого люди ждут за свое имеющееся нарушение. Воин слов. Оружие – писанина, читайте, понимайте. Зря он не рожден в природе. Такие силы, такая возможность физическая. Она все сделает умно и логично

без помехи. Ваше – вам, а мое – мне. Обиженные мои, а ваши богатые. Все мы природные, только не в чинах все находимся.

    24. Заставляем себя быть зависимым. Наша жизнь себя не оправдала доверием. В природе получила всю нашу необходимость. Я такой человек, зародившийся между нами всеми со своею закалкой. Прогоняю все, а хочу зародить новое. Моя мысль одна и тогда была, и сейчас. Говорил, и не перестану кричат про то, что знаю. Но не знаю, промолчу. Прежде чем жить нам в природе без всякого заболевания, надо нам Учителя.

    25. А мы учиться у таких качеств не брались и не умеем. Мы большие лодыри. Надо бы нам, а его нет. Жизнь заставляет с этим добром встречаться. Но нам не дается то, чего нам надо. Мы родились для жизни. А в процессе показалось не то. Стали понижаться, в нашем теле проявилось

бессилие. То я думал про прибыль, а теперь этого нет, и апатия одна.

    26. Силы уходят, приближается иное в жизни, самое нехорошее. Больше не вернется обратно сюда. Гроб тебе создадут, могилу выроют, в землею закопают. Был таков, скажут близкие, а теперь нет.

    Это все наше сменится, родится другое. Человек завоюет. Война не бывает без природы. Надо оружие стрелять в цель, убивать кого-то.

    27. Это так не делается. Учатся люди, и тогда проигрывают. А чтобы быть в выигрыше, надо практика не плохая, а хорошая. И то на это рождается такой человек небывалого вида. Он сможет стать на арену, слово свое сказать про правду. Человек должен жить без всякой смерти.                        Это завоевание, сделанное им руками. Написаны слова, и прочитаны многими людьми. Красавец человек.

    28. Мы с вами строители, дельцы своего дела. Сделали цацку, какую-либо вещь. А она хорошая для нас всех. Мы с вами заинтересовались, стали приобретать. А как вы думаете про это дело? То он боялся, а сейчас не боится. Раньше одевался, а теперь не одевается. Болел, простуживался, а теперь не болеет. Это ли новое для нас будет, давайте подумаем. Мы и сейчас думаем о каком-либо деле.

    29. Особенно о самом себе. И уделяем внимание другим. Только беда одна – мы не умеем, и не хотим браться. А возможности есть, хотя бы закалится, сделаться закаленным. Было ли плохо от этого дела, если человек добился от самой природы. Она же предрешает, она же и сохраняет. Что мы думали, а потом делали. Наша с вами мысль заставила писать о том, о чем надо. Мы сделали, живой факт на глазах получился из нашего всего.

      30. Для нас природа представила яичко, мы его съели. А вот в жизни мы не добились с вами. Что для нас родилось вперед, курочка или яичко? Мы с вами не знаем. Что было тогда, когда на землю не пускало солнышко лучи, и что был за такой цвет? Мы даже не имеем на земле. В жизни человека как это получилось, что человек заимел над природою такое господство, особенно на земле. Его встретила зависимость. Он очень мало жил, но не удовлетворился.

    31. Время наше мы не забываем, готовимся с вами, делаем то, чего надо. А вот болезнь большая. Хочется жить, но беда одна. Наша природа не стоит на месте, приближается к нам. Но мы это боимся, сами себе вооружаем. Делаем одежду, приготавливаем пищу. Но жить мы будем? Этого не знаем ничего. А хочется пожить, да продлить. Разве не хочется кому-то из всех жить. Даже нашей кошечке или собачке. А мы же над ними полные хозяева.

    32. Что хотим, то и сделаем. Захотим убить – убиваем. А природа ведь рождает. Да еще как хочет, чтобы каждая маленькая и большая жила. А для нас не по душе. У нас камень оружие, и самая толстая палка тоже оружие, оружие огнестрельное тоже оружие. Мне подсказывает сама лишь природа, о чем надо написать. Это не наша дорога, не наш путь совсем. Нашему народу доказать, что будет надо делать, чтобы мы с вами в природе не жили так тяжело.

    33. А чтобы нам природа не мешала, а помогала. У нас это желание есть практическое, но мы с вами лентяи, не хотим этого делать. Разве наш Иванов не человек? Он был человеком, и остался человеком. Пожар разгорается от случая. Мы этим не …А идем прямо по дороге, и вдруг встречает нас нехорошая погода не с хорошими своими качествами. А мы как люди их не любим. Берем, себя и заворачиваемся. Как завернулось от нас наше цветущее солнышко.

    34. Оно нам дает дорогу, и оно нас забывает. Мы сможем умереть, в любую минуту и каждый час нас может встретить это. Умру, не поверят, скажут про одно. Это наше такое время неизменяемое, оно нас окружило, заставило всех в этой области находиться. Мы с вами знаем, что за это будет. Но не хотим признаться, что мы с вами не такие люди, как это нужно. А всегда говорим, только не делаем.

    35. Просьба какова. 

   Доктору медицинских наук профессору Воронцову. Это вам пишет на вашу статью Иванов П.К. Он закалился в тренировке, и сейчас трудится. Все свои силы кладет в природе естественно в видоизменяющихся климатических условиях. Добился качеств – не простуживается и не болеет, ходит чистым телом по природе в одних трусиках. Кричит на весь мир на всю природу. Это все сделано практически. Больше 30 лет на это дело тружусь, учусь. Добился, научился другим помогать. Обиженным, больным сею свое зернышко рациональное. Получается живой факт на людях. А ученые обрушились. Психиатры меня за эту работу, за мой труд держат в больнице. Моя просьба к вам. Вы эти качества ждете, хотите лабораторно найти, и внести их людям.

    36. Тогда как наш русский простой Иванов не как ученый теоретически, а практически добился. Сам все время ученым писал и встречался, говорил. А его ученые гнали от себя. Я знал про это, что оно мне с мешка не высыпается. Я в воздухе, в воде да на земле недаром рылся, и сейчас роюсь. Делаю быстроту, выхаживаю свое сердце. Несмотря на возраст 67 лет, имею сердце 25-летнего человека. Я усталости не имею. Хочу сказать про свое здоровье, которое есть сейчас. Я вам скажу, не имел в 17 лет такого здоровья. Я юноша. Хочу вас попросить от всего народа всех национальностей. Вы задайтесь цели потревожить наших всех специалистов, ученых теоретиков медицины, чтобы они искали в природе эти качества. И применили этот опыт, который потребуется нашему больному. Вы не забудьте со своим знанием попросить меня, как практика, самородка и Учителя всего народа.

    37. Мое учение учит без всякого вреда. А с пользою остаются те люди, которым пришлось учиться у меня природных и естественных качеств. По моему практическому определению, не играет роли над человеком болезнь, а играет роли над болезнью человек. Поэтому моя просьба перед вами одна. Ваши руки должны взять эти два листа, мною написанные, и прочитайте. Со вниманием отнеситесь как их предложению, чтобы вы как профессор заинтересовались со мною связаться. Я вам много помогу, и буду вам писать про живые факты на других людях. Я все же своего дождался, ученые согласились с моим трудом. Природу признали не как мачеху, а как мать здоровую и богатую со своими силами. Она нас народила, и она наши тела в любое время зашибет, и она освободит.

    38.  На все надо что-то делать. А я об этом всем пишу. Будьте добры, вы мне в этом практическом деле помогите с этих условий выбраться. И сделаться полноценным человеком для того, чтобы нам, всем людям, распроститься на веки веков с больницей и тюрьмой. Я как инициатор, этому всему помогу, мы этого добьемся.

                  1965 год 10 июля.  Иванов.

  

    Мой путь, моя дорога для всех прокладывается одинаковая для того, чтобы жить, а не умирать. Есть такие особенности неумирающие. А вот как их найти? Они в природе, и очень их много.

    39. Только мы не умеем их находить и ими обогащаться. Каждое утро приходит и уходит от нас. Мы же есть люди, но крепко боимся, особенно климата, сурового из всех. А про это время никак не забыть. А вот про человека забывается. Его эта работа, труд его будет. А чтобы какая-либо польза. Он этим не огородился. А вот жертва за жертвою рождается. Это такой поток умирающий. Мы за него взялись и делаем его.

    40. Но, чтобы бросить, мы этого не учились, и не хотим знать. Я прямо скажу про истину свою. Это мое есть то, с которым я живу. Это большая дорога, по которой придется лично проследовать своим умением. Как хочется добиться от самой природы, чтобы она согласилась, пошла навстречу. И подослала время, такой день, от которого не отказаться. А придется получить, чтобы жить без всякой смерти. Вот чего надо нам.

    41. Рождали нас, мы этим не радуемся. А вот родится новое неумирающее. Этот день наш, пришедший сегодня, мы его запишем в историю новым небывалым нашим днем. Силы дождались этого времени, в котором мы с вами пришли, и стали на свою арену жизни. Мы, дети все своей местности, учиться пришли теоретически. Знание у природы завоевать нам.   Для того мы учимся.

 42. Быть вооруженным, с природою воевать, от нее отбирать все качества для жизни своей. Это обязанность наша, зависимого человека, вояка, борца со своими учеными силами. Для них надо будет само хранение. Спасать себя в природе условие научило. Мы для чего родились? Для жизни нашей. Она не встретила нас, как это полагается. Нам свою вежливость не показала, и не спросила, чего бы мы захотели. Мы этого не видели и не слышали. Все до одного рожденного.

    43. Мы с вами не думали, что нас родили для того, чтобы жить без болезненного дела. А нас заставили, чтобы мы не оставались без дела. Мы оказались в плену. Что нас заставило? Мы сами не знаем. Рубашку одели, накормили. Спрашивается, зачем? Это наше такое дело. Попал в наше условие такой для всех закон. Без одежды и пищи, да жилого дома пока мы не пробовали. По нашему историческому, больше дорог нет, чтобы нам оставаться без этого всего. Мы люди богатые этим. У нас есть все, что одевать и кушать. И есть, в чем жить.

    44. Это все наделала зависимость. Для нас дорога одна, по которой мы ступаем не совсем легко и хорошо. Редко, но бывает плохо смотреть на человека. А он заболел, поболел, поболел и умер. Такой загадки мы не разгадали. Нам никто ничего об этом не говорил. Крик такой раздавался. Надо нам всему учиться. Мы с первых часов зарядились, вооружили себя. В этом не боимся оставаться в природе. Словом, хвалится нечем. Тяжело трудится, а без труда жизни нет, не пробовали.

    45. Теория так учит нас, чтобы мы не жалели энергию. Для теоретического человека с природою в бою иное, чем физическому человеку. И условие иное. А вот со здоровьем разницы нет в природе. Зависимость у одного и у другого. Без гарантии очередь своя. Ждать завтрашнего дня, а с какими качествами придет? Может, со счастьем. Мы любим больше от всего теплое время, от холодного времени мы с вами уходим. Наши с вами тела сделались нежными. Мы их и огораживаем, одеваем одеждою и кормим пищей. А в доме живем.

    46. Одно время поднимаем на ноги. Очень тяжело без пробуждения. Никакой не делалось закалки. А физически надо будет работать, от чего человек зависимый не отказывается, а делает. Из-за этого получает в жизни одежду, пищу и жилой дом. Это мы с вами прослушали самою вредную сторону.

    Это наша всех независимость, закалка-тренировка – самая лучшая наука. Но мы с вами не приучили, как будет надо без всякого оружия жить. Это только Иванов закалился в тренировке. Он не болеет и не простуживается

    47. Его работа научила без самозащиты оставаться. Он основатель своего здоровья, любитель жизни. В природе огородился естественным путем. Иванову не надо одежда, пища да жилой дом. А вот здесь в этой больнице пошел без дыхания развивать бег. Воздух набирать во внутрь. Как легко бегать, и быстро, далеко как никогда. Для жизни это новое небывалое. А жизнь человека этого требует. Наше такое время мы с вами дождались. А картина красота. Надо будет еще лучше для нашей этой жизни.

    48. Мы с вами заслужим внимание, смеяться с человека перестанем. Родится сознательность. Мы природу опознаем, с нею будем считаться, как с родной матерью. Она нас всех родила, она этого развития не желала видеть. В природе есть хорошее. Но мы, люди, не захотели, а взялись за природу, за время. За воздух, за воду, за землю. Это все дело дает, а мы получаем. А она сможет и не дать.

     Практика, не теория, разбирается с любым рождение. Человек, он не рождался сам. Его как человека родила общественность.

    49. У нее такой поток. Родился живой, а потом замучился и умер. Что не помогло человеку, а крепко помешало. Ты человек технический, верующий в прогресс. Для тебя природа не природой. Человек зависимый в жизни, он не хочет жить. Его встретила неправда. Его тянула природа в техническом порядке. У него чувства не чувствуют. Он не любитель времени. Для него надо жизнь. Он любит хорошее, плохое гонит от себя. Ему надо рубашка чистенькая хорошая. Ему надо пища сладкая и жирная.

    50. Без чего не живет вновь представленная на живом человеке наша зависимость. У нее сознания к жизни нигде нет. Ей, как госпоже, дай. Она от своего не отступает.  Большую школу каждый человек в природе проходит, пока станет на ноги. И ума наберется, как будет надо научиться от своего близкого друга уйти. И глазами не смотреть на любимого товарища. Он же отсеялся, ему помешало что-то. Он отстал, не знает того, чего знаю я.

    51. Я начальник, ученый, практически делаю свою работу. Вопрос вам, уважаемый начальник. Думаете ли вы сами учиться, и глянуть глазами, чтобы увидеть себя? Ты ушел от меня, от независимого человека. Он тебе не надо со своим понятием. Ты учился очень много. Теоретический человек, но не практический человек. Зачем тебе такие деньги? Ты очень много получаешь. А я не получаю ничего. Укажи мне место. Моя идея, чтобы я не жил так, как живете вы.

    52. От природы отвернулись, оружие взяли в руки, научились теории других заставлять, чтобы эту дисциплину с рук не упустить. Разве вы человек? Или, может, я не человек?   Меня встречали по одежке, а провожали по уму. Укажите мне место, где без вашего всего жить. Я научился природу любить. Мои друзья – воздух, вода и земля. Ты убийца есть им, и самовольник всему. Но твоя жизнь – самовольно захватная, денежная – умирающая. Мне простительно будет, что я умру. А вот тебе, должно, непростительно.

    53. Жалко расставаться с такою жизнью, чужая она вся. А не моя лично.

    Закалка-тренировка современная есть наука. Практически сделана не вами всеми, а мною одним. Победа моя прочитана. А вы умирайте все. Только не дай бог. А мои силы останутся. Дети не вы природе. Вас не будет. Вы люди, не верующие в хорошее. Гонитесь сами за деньгами. Правда не ваша будет, а правда моя. Карташев светило, Министр медицины.

    54. Это все сделали деньги. Его надо в Кремле замуровать. Он знал и видел меня, но со мной как ученый не соглашался. Это хорошо будет всем, если помру я. Сталин принимал меня, так он сказал: «Докажешь свою правоту, будем мы чтить». А в победе моей для человека любого урок и школа, в голове надо держать. Будешь самородок, Учитель народа,

только начни делать то, чего делает Иванов. У него вера одна не в деньги, не в богатство, а в самого себя и природу нашу.

    55. Он просит нас всех, зависимых людей. Укажите место свободы идеи, чтобы я вам не мешал. Я тайну разузнал. Вы все будете сидеть на своих местах, как рой на столбе. А я наверху буду, место мое там. За ошибку в природе, что мы сделали над ним, суд будет нам. Он учит здоровью, а его народ считается больной. Чем больной? Куском или тряпкой. Я вам всем себя показываю не так, как все. Я себя показываю жизнерадостным, совсем не таким, как мы есть все.

    56. Прежде чем жить, мы мучились с вами. Сколько раз тело кормили, и надевали рубашку на тело. А сколько времени спали. Это не жизнь любая зверя во сне, герой в нем погибает. Вы родили человека, ему дали имя. Он не жил, а мучился. Его жизнь … До двадцати лет надо учится теории. А когда научишься, получишь диплом, надо работать практически. А где же ваше все учение. Учится и учится, и учится. А у нас апатия. Мы идем, уже наработались, износились, негодные. Нас с вами ждет пенсия. А пенсия – проводник наш к смерти.

    57. Моя идея не ведет себя к этому. Я не признаю пенсию. Мне надо трудится, а меня ученые встретили с первою группою инвалида. Я не строитель вашего, не убийца природы, не вояк с нею и не борец с нею. Я сам хранитель природы и спаситель народа. Учу человека одному здоровью, чтобы человек не был преступник, и не заболевал, и не простуживался.

    58. Это моя цель для всех. И мое желание добиться, учить человека. Моя победа – нашего молодого человека научить, как будет надо жить без тяжелого, а легко. Это делают мои силы. Воля моя показывает, хвалится не делом, а надо похвалится жизнью. Нам всем потребуется наше здоровье не для того, чтобы показывать себя. А терпеть для пользы, но не на вред. Надо практически обязательно делать. А мы на Черное море с вами ездим.

    59. Мы не признаем север, нашу суровую погоду. Нас с вами учит независимая сторона, нас учит природа. Бессильная идея указывает место, на котором ты заболеешь. Не хотелось бы, а умирать надо. Такое идет время, которому надо поклониться. А мы с вами не хотели смотреть. В природе человек одной формы весь год напролет. Какое будет чувство, из мертвого в живое.            

    60. Неправда.

Жить хотелось крепко мне,

Но природа не давала.

    Раньше я работал,

    А сейчас отдыхаю.

Наши люди ученые

Ошиблись крепко на мне,

    Признали свою болезнь

    Паранойя развитие личности, шизофрения.

Ох, как молодость моя,

Жалеть приходится ее.

    Но зато я хвалюсь,

    Ценю свое имя.

Он хороший, умный человек,

 Сделал полезным меня.

     Руки мои золотые,

     А ум дорогой.

Если знаешь мое тело,

Хвались перед всеми.

     Обращайся ко мне, и проси крепко:

      «Учитель мой дорогой,

       дай мое здоровье».

 Когда меня упросишь

 С душою и с сердцем,

     Никогда не останешься в обиде,

     А получишь ты то, чего следует.

Природа богатая мать.

61. Воздух, вода и земля –

     Самые близкие родные

     Милые, незабываемые друзья.

С ними можно учиться,

И можно у них научиться

    Для самого себя,

    И для другого.

Надо будет трудиться,

Закаляться в природе,

    Силы, воли набираться,

    Чтобы она была у тебя.

А потом это сеять

Маленькое зернышко.

    Мы привыкли болеть

    И простуживаться сами.

А Учителя на это нет,

Чтобы учить людей,

    Кроме только одного

    Русского простого человека,

Кто силы свои

Перед всеми поставил.

     Не врача, не знахаря,

     А свои лично закаленные.

62. Ему хочется передать

Нашему народу.

    Самому обиженному человеку,

    Забытому всеми, больному.

Он крепко хочет

Быть у жизни здоровым.

    Но человека еще не нашлось,

    Чтобы он был такой.

Чтобы об этом болеть

И крепко думать,

     Как будет надо

     Ему умело помочь.

Он ежедневно болеет,

Страдает об этом.

    Просит природу сам,

    Чтобы она открыла ворота

Для этого самого,

Чтобы человек

    Назад вернул здоровье.

     Что самое главное в жизни.

 Ей сказать спасибо

За ее заботу,

      За независимость свою,

      Которая помогала ему.

63. Человек стал здоров,

Уже болезни нет.

       Есть жизнь одна,

       Здоровье крепкое.

 

    Сердце мое есть все, усталости нет. Скажу человеку по любой местности быстро пробежаться, он этого не сделает. Это моя не хвала, а дело. Всегда я скажу, что сердце у меня выхоженное. Я его не держу под рубашкой, не томлю в тепле, в одежде. А несу его спереди на груди. Сердце мое – это мой ключ. Чтобы заслужил Бог от природы всего моего здорового организма.

    64. Пусть кто-либо моего возраста в природе похвалится. Это не было, и не будет нигде. А я хвалился, и буду хвалиться. Зависимые все люди в природе не одинаковые. Для них надо золото, серебро и шелк. А для моего сердца не надо ничего, кроме матери природы да ее деток. Воздух, вода и земля – человека любимые три друга, самые лучшие в жизни товарищи. Не прибыль в богатстве получает, а дух здоровому телу создает. Вот чего заслужило в природе сердце мое.

    65. Укажите человека с такою мыслью. Я болельщик за обиженного человека. Всегда скажу одно свое слово. Никто и никакая особенность не поможет. А сердце мое всегда поможет. Оно между югом и севером, живое, энергичное, крепкое. Нет конца славы. Я люблю душой свое сердце. Сохраняю его естественно, никогда и никак в природе не бывало. А как я пишу об этом? Стоя, на руке левой рукой правой. Это мой дух.

     66. Мой санитарный отдых. Я люблю трудиться в природе только на одну единственную пользу. Говорят многие о труде. Я тоже говорю о нем. А вред гоню. Это все сделала просьба моя. Природа ни … сердце мое. Пусть психиатры  как ни говорят о моем теле, я им прощаю. Они на сердце моем крепко ошиблись. Я в природе над врагом своим сделался Победитель. Когда имел 17-летний возраста, этой желательной быстроты не имел. А сейчас моя способность, сознательное ко всему делу жизнерадостному.

    67. Как хочется пользоваться по людскому. Идея с моим сердцем повстречалась. Разве легко разувши ходить чистой, босой ногой? Спрашивает, зачем надо. Путь мой такой один для всех, и каждому человеку. А головной убор совсем не ношу. В трусиках зиму и лето остаюсь. Поверьте, мои товарищи дорогие. Я недаром вам говорю. Закалка моя – сердцу моему. Эх, если бы вы знали про это, вас бы не прогнать и не отучить. Ваша полезная жизнь. Удовлетворительность одна для человека. А природная красота. За семь километров ездить на коньках, да под гору, и по удобной дороге.

    68. А на бугор на высокую гору не уважу никому с других. Словами не опишу, потом дошел. Мы этому живому факту не верим. Спрашивается. А он у нас лежит. Как молоденькая девица свои песни кое-когда выкрикивает. А с молодежью живет дружно, как никогда. Славно смотреть. Это ли не для нас учение. Холодной ключевой водой мыть свои ноги по колени ежедневно систематично утром и вечером. Самое лучшее в теле ощущение. Для нас это лучшее закаливание. Разве нам не нужна вежливость. Своей головкой низко кланяться. А с людьми близкими родными здороваться, со всеми взрослыми и молодыми.

    69. Вот где наша дружба и любовь. Это один из всех сделан поступок. Мы за все, сделанное нами, получим от природы благодарность. Нас за это природа не накажет. Мы заслужим большое внимание. Это сделало сердце все мое. Утром и вечером, до солнца и после солнца, я должен выходить на двор разувшим. Пробудить нервную центральную систему мозга через чистый воздух, вдох и выдох. Мгновенное восстановление. Все это легко. Ты или я назад возвращаем свое здоровье. Отпадает тюрьма и наша больница. Женщина прекратит аборт делать. Вся общественность этого требует.

    70. По-моему, денежную погоню отменить. Мысль перестроить на иную новую. Ты видишь и знаешь, кто и как живет. Узнай лучше и подробно. Спроси у него про его сделанную жизнь. Пусть он расскажет тебе про нее. Нет у него того, что ты имеешь, помоги. Нет у тебя, что он имеет, попроси со своей душой, со своим сердцем. Какая любовь и дружба между ними. А это будет, и обязательно за это дело, если мы возьмемся, и будем делать в природе. Наша любовь, наше знание. Мы живые люди, и все бросим верить чепухе, а возьмемся за истину.

    71. В природе начнем сознательно терпеть сорок два часа, это больше полтора суток. В пятницу вечером покушаешь, терпи до воскресенья до обеда. А прежде чем садится кушать, и к чистому воздуху. Вдох и выдох. Это твое занятие еженедельно. Твой самый большой праздник. На землю не плюй слюну, и не харкай, и не кури табак, и не пей вино.

    Все это можно будет сделать молодому нашему человеку. Сердце мое всех не учит, а хочет нас просить, чтобы мы делали. Видно издалека, стоит правда.

    72. Не молчим, а говорим об этом факте… Вот какие наши завоевания. Наш поток природы изменится. Говорит, человек не будет умирать. Разве это нам не новое? Поймите живущие люди. Мы кочевали за природою сами. А в далекое время нашелся человек. Между нами и природой он вырос. Он же не такой, как все. Любит крепко мать природу. Хочет пригласить нас всех, чтобы мы все этого попробовали. А в природе есть качества.

    73. Надо уметь, как будет надо их взять. Это будет дело за нами всеми. Вот тогда-то мы похвалимся. Скажем в один голос: молодцы мы, этакие бравые ребята. Взялись сами, без этого сделали. Учитель добился этого сам без всякого учителя и преподавателя. Так что, это есть его неправда?  46 градусов мороз, он же не хоронится от этого. Одежду на себя лично не носит.

    74. Мы знаем об этом давно, но не верим ему пока, что он сможет не кушать и жилым домом не нуждаться. Вот и поворот к жизни, от смерти мы уходим. Это ли не ясная картина между нами и природой, а мне как человеку не верят. Хотят старые люди со своим гнилым понятием. Это ведь новое. И наши люди, а они моего не хотят. Ну что ты или я поделаешь. Если им же говоришь «белое», а они говорят «черное». Им говоришь «черное», а им кажется «белое». И так мы похожие друг на друга. И так одинаково не доказать, не докажем все.    

     75. Про это ученые бутят. Не хотят мою идею, как мой источник моего развития, признать и поддержать. Самая лучшая чистая правда, она не умирающая нигде никак. Мы с вами вооружились естеством, а все искусство от себя прогнали. Сознательность об этом ученым. Все равно время придет, признают. А когда они меня признают здоровым. Каким я был, таким и остался. Изменения нет никакого, кроме волоса заслуженного.

    76. Я теперь напишу критику, самокритику. Не ошибусь правду сказать, как мое предложение вводилось, и как меня за мою закалку психически больным держали. Тридцать лет всего прошло. Это хорошо, что я не умер. А глупцами люди не помирают. Умирают ученые люди все. Я не учился тому, чему все учились. Я научился в природе независимости. Правда моя воскреснет. Люди ученые меня поддержат. Я на трибуну стану. И вот услышат мой суд. Мои свидетели все и прокурор, они меня судили за что, спросите. Я сидел, как ученый. Слушал, как им хотелось фокусника осудить. Московская болезнь не дала, взяла положила в Казани.

    77. Всем людям спасибо и природе. Они мне помогли сделаться завоевателем, Победителем природы. Только не надо с больницы выпускать больным невменяемом человеком. За что первый раз три года 10 месяцев? Политическая  58, 10 часть. Я такое имел преступление, но не за деньги, а за учение. Врачи казанской больницы видели, и об этом разговаривали. Такая картина и была, она есть. Куда ты денешься от закона.  Всесоюзная московская комиссия в лице профессора Таробарова. Я на руки получил справку на паспорт, с болезнью в свой город Красный Сулин прибыл.

    78. А рекомендацию пришлось не забыть. Душа моя делала в природе. Я со своим сердцем с любовью с медработником журнал здоровье. Что мне врачи сказали: «Ты человек больной, лечиться надо». Значит, мою способность обманули. Заставили крепче болеть. Я и стал через свои руки оздоровлять людей, как по конвейеру. А без наказания не оставался. По 10 раз в день болела припадками, она вернула назад здоровье. Из-за этого люди передали жене свои деньги благодарность. Сердце мое закаленное узнало про неожиданную прибыль 22 тысячи старых.

    79. Я спросил Валентину Леонтьевну Сухаревскую, что это за деньги были. Она мне говорит: «Я тебе построю дом, если захочешь. Я обязана».  А муж знает про них? «Нет», – она мне сказала. Муж, это не он давал. А давала жена. Сын разбился, приехал за деньгами. Поставил вопрос предо мною: или деньги, или наша машина. Я не скажу про отношение, что между нами было плохое. Он работает в совхозе им. Калинина зоотехником. Луганской области, Свердловского района, хутор Кондрючий. А у его телят был лишай, такая болезнь животного. Я ездил, ему помог.

    80. Это была правда, о чем написано в райком письмо. Он нашей милиции преподнес. Она окружила мой двор, эти деньги на чердаке нашли. Без моего участия это все делалось. Меня взяли после в КПЗ. «Зря не забирают и не сажают», – говорят. А мне мой сын Яша говорит: «Папа, описали, все забрали». Я ему говорю. Знаешь ты карты одни 36 штук. Только у меня три карты козырные туз, король и дама. А их 33 штуки. Если победят, хорошо для них. Областной прокурор не наложил санкции.

    81. Шесть суток милиция продержала, все вернула назад. Мое сердце закаленное победило. А теория взялась за меня фельетоном «Быть шаманом». Я этих цацек не носил. В Крокодиле «Порфирий целитель» по всему миру прокричал. «Правда московская» написала про гастролерство. «Московская вечерка» закончила преподнесенным своим советом. Она убедилась в моей правде, чтобы я написал предложение в академию медицинских наук СССР. Я написал, меня взяли на учет. Но думаю, пробил щель в науку. А они узнали, что я ненормален, и везде и всюду замолчали.

    82. А прокурор РСФСР заставил нашу милицию. В Новочеркасск в экспертизу в 1958 году психиатры представили. Я же не врач и не знахарь – закаленный человек в тренировке, что я сделал своим сердцем. Врачи Ростовской области, психиатры специалисты, я с ними так же разговаривал, как разговаривал со всеми. Я не этой дороги человек, не признаю себя больным. Я был, и таким останусь. Мое предложение одно. Но меня держат на вожжах. Я рвусь, к ученым попал. А они бутят с рогами. Им не нравится мое сердце. А я с ним не уступлю. Говорю: это не ваша есть дорога, а моя. Я ее нашел.

    83. Они психуют, нервничают, но с моим делом соглашаются. Меня не взяли, не положили за врачевание, якобы я лечил. В институте имени Сербского свои способности показал, на мизинце руками убил воспаление. Но в психиатрии это психиатры судят здоровье и нездоровье. А моя идея не милиция. Не милиции умешиваться, а специалистам Академии Наук СССР, ученому совету. А разве согласиться ему с такой моей неграмотной практикой. Она мне ответила письменно, чтобы я к ней больше не обращался.

    84. Встретился в Лужниках с профессором Серафимом Петровичем Летуновым из физкультуры и спорта. Он с моим делом согласился, на ученом совете РСФСР председательствовал. Он не нуждался этим, как больным человеком.  65 процентов за меня, а против 35 процентов. Что и кому скажешь? Про это нужно будет молчать. Я не молчал и не молчу. Я сейчас спрашиваю у своих лечащих врачей, чтобы они мне сказали, что в природе сильнее: естество, или искусство? Евгения Владимировна ответила: «Естество». Кто кому помогает: оружие человеку, или человек оружию. Люди оружием брали время. Независимость осталась в природе.

     85. Мне оружие не надо, а мне надо эволюция. Кому надо будет здоровье? Человеку, но никому. А здоровье дает независимость. Чего вы лезете с политикой и экономикой.  Я Полумесяц, Красный крест, международное здоровье. Место ваше мне не надо, богатство тоже. Эволюция умело завоевывается сознательным подходом, но природными силами. Не будет у меня здоровья, кто чего будешь говорить, о нем будешь рисовать. Закалка-тренировка наука.

     86. Но никого она не заставляет, и не просит никого. И не мешает словом никому, а свое ставит независимое. Хочешь – мест сбоку хватит. Чего мне мешаете, разве в природе мест мало? Становись, и учи людей, чтобы не болели и не простуживались. Это я без оружия ввел. Что может быть от этого лучше? Зачем нам держать? Любите вы человека, но не любите оружие. Это является враг, он всех заставил умирать. Вы без оружия ни шагу, а враг между нами прогрессирует.

    87. Что бы вы ни делали сами, враг будет процветать. Мое сердце не ваше. Заслуженное всем в природе просит вас убедительно: не мешайте вы мне. Это все равно будет. А вы как детей воспитываете? Заставляете, уже это каприз. Для чего вы родили, подумай? Он же с воздухом и водой на землю произошел. А ваш навеки психически больной. Как смотреть на бедное дитя, когда оно ничего не знает? Вы думаете, он ничего не видит. Он ждет моей естественной команды. Надо научиться жить без труда.

    88. А в труде мы с вами помираем. Может, скажете, вы не вор, не убийца. Вы самый злейший в крови преступник. Чего не сидите в тюрьме и не лежите в койке в больнице. Томиться и стонать. Я родился, чтобы этого не было. А что, если это будет правда. История библейская написана. Две тысячи лет не за горами. А время это предназначено. Человек, это буду я, без всякого оружия сделает. Вы сами в белых халатах прокричите, и скажете: «Это он же самой, кому никто не верит из всех». А вера придет, да еще какая.

    89. Природная, живая, само хранение. Умирать будут ученые, а жить будут вечно бедные. Жизненный факт, кто домой хочет освободиться. Это человек бессильный в природе. Держите, ухаживайте – ваша большая ошибка. Вы не знаете, за что держите. Я-то больной человек, мне надо лежать в больнице, а меня держат под замком.  Только гнет время, какое-то чудо, оно родится, и обязательно. Но тогда милости не просите. Вина моя, что жалею вас.  Осталось из-за одной жизни. А то время уже рожденное, лучше не надо это время.

     90. Сердце мое предвидит, особенно это завтра ждать. А прежде чем знать, надо заслужить. Когда ты хорошее заслужишь, то и будет тебе хорошо. Солнце наше богатое, а жизнь человека нелегкая. Окружение твое бедное. Дорогу свою не знает. Как приходится нас смотреть. Море бушует, а тучи не стоят. Дождик на землю мизерно ложится на зеленой вот этой травке. Все животные ходят здесь, следом за собою водили пастуха. В это самое время птицы гнезда вили. А другая над головою пела непонятные для нас песни. Ветер был холодный. А сердце мое так билось про одну закалку рассказать. Кто же в жизни поможет, он или я.

     91. Если искусство умирает, а естество живет. Зима от весны быстро уходит. Люди не так холод встречают, искусство берегут. Мою природу от себя гонят. Что нам и как даст жизнь, если на земле делается непорядок. С оружием в руках человек шагает. А как был враг, так он и остался.

И в почке жизненной есть развитая система листок. Но и менялась местная погода, как ласточка летает. А ветряк мельницы. Как ястреб кружится, за птицей бился. А волна с волною на море встречалась, про бушующее свое говорили. Ночное время. И в эту минуту зверь пропадал, густым лесом шел.

    92. Только Луна небывало светила нашему бурому родному медведю. А вот сорока белобока сидела на кусте, на тоненьком отростке. А мужик ехал на лошадке, и увидал у села красную избу. А из нее выходил хозяин с трубкой, табак курил. А тут как тут злая собака рванулась поперек, мою дорогу пересекла. Я ели-ели удержался. А сей час моторная система. Горючие дает большую быстроту. Но наше доброе сердце рыдало. Про это все мозгом продумывалось. Есть две дороги таких в природе, одна на другую совсем не похожие. Но жизненная атмосфера менялась, стала для всех чувствительная. Здесь мы такую дорогу не имели. Нам сама разведка показала, как ракета пролетала.

    93. А молодежи требовалось учение, самого себя воспитание. Совсем не надо нам голая теория. Наш путь – одна практика. Без денег наших, за свое любимое сознание. Дело свое надо будет знать, и прекрасно его делать. Самолет высоко летает, по земле человек легко ползает. Но вот этому здоровью нет ясной картины. Как из-под бугра раздался бычиный рев во всю. Но у научного мира, да у такого, как я для них есть. Они психиатрия одна разбросанная однобоко. Или за одно, или за другое. А у меня богатство практика. Это значит, любить природу, да сердце свое не забыть.      Колокол зазвонил в церкви, нас пригласил к себе всех. А что это голос не скажет, как люди наши жили, да пользовались зависимостью. А сбоку стояла рядом любимая красота независимость. Это свет не солнечный, а неумирающий.

    94. Живая картина, опознавай всю природу. Особенно мать родную, да брата с сестрами. Как их родным близко становись, об этом громко говори. Я же человек закаленный в тренировке, в этом деле. А вот люди ничего не делают, чтобы не болеть и не простуживаться. Надо нам всем эта наука, чтобы учится у кого-то. А тренер я, Учитель, только просить меня надо. Ты когда упросишь, то я тебя буду просить, чтобы мое учение выполнять. А учение мое – одно выздоровление. Никто тебе из всех не поможет, кроме меня одного. Руки для тебя мои золотые. Уйдет враг от законной силы. Мать моя родная природа. А две сестры с братом – воздух, вода, земля – неотрывные милых три друга. У кого учиться надо без и конца и края. Да понимать, делаться мудрецом.

    95. Ну и камень крепок здесь лежал, простая и модная находка…

 Сказано было слово, летом убит градоначальник. Бумага вся не исписалась, пучок большой здесь лежал. И к глубокому колодцу она подходила, полное ведро воды набирала. А сбоку два больших… стояло. Напротив как раз хаты усадьба находилась под огромным садом… Две дороги как раз расходились до Щетовского села и до Ребрековой. Месяц полный поднимался, он был виден. В этой местности одинокий кустик расположился. А дорога проложена от Колпаково до П

     96. Вокруг села лежала наша степь. Бугры и балки, и разные долины. Мы по-деревенскому проживали на узком переулке Моисеевом. Молодость моя тогдашнего времени, как она быстро пробежала. Но уже повернулся, я стал мужчина. Никак не разбирался. А тогда была природа такая, ее вы назвали мачехой. Что ни год, он проходящий, зима с летом всегда менялась. Были, хоть редко, но стихийные урожаи. Словом, все наше богатство это делалось бедно днями. Слышно было далеко и крепко от большого церковного колокола. Ну и левада протянулась под рекой.    Полный день мы молодыми форсили. Разве можно про это забыть, как наша весна расцвела. Белой холстинкой тянулось полотно. Я здесь проходил, и внимания не обращал. Но в мою голову ничего не входило.

     97. Не описать про это, и не рассказать. И вот в Казани, да в таких условиях пишу, читаю, сам себя проверяю. Но какой я буду, или когда-либо писакой мне кончатся. Только я начинаю, первая моя этакая строчка.  С первой буквы, фраза начальная. Самородок – неплохая для всех вещь. А если разобраться, она очень тяжелая. Иду я по дороге вот этой прямо. Для меня открывается новый источник. Руки обе вверх поднимаются, и кричишь на весь голос радостно. Я же твоя мать родительница, на вес мир тебя представила. Всем скажу про тебя, что ты есть воин. Ты завоеватель в природе счастья. Но пойми, это твое сделанное не совсем страшно. А вот сейчас предо мною лежит моя одна дорога. Вы поймите меня, все люди. Я должен когда-то войти домой к своей семье.

    98. Мне приходится броситься в воду. Разве ваши это деньги. Заберите все богатства, но дайте мою здоровую свободу. Это живой для всех фронт. Москва главная столица. А сколько других таких городов, областных центров. Все люди там не такие, хилые, неподготовленные в природе. Самое плохое для нас горе – тут и быть в природе хозяином. А природы не знаю, как боятся. Ни в одного человека нет здоровья, как оно сейчас у меня прогрессирует. Ну и наши ученые нехорошие люди. Я не скажу, что они не знают ничего. У них вся земля окружена атомным и ракетным оружием. Крепко пугают атомным и другими. Враг силен и умен, ждет начало в природе. Знаете итальянского художника Леонардо Да Винчи. Сказаны им слова: «Проси совет у того, кто может одерживать над собой победу».

     99. А просить мы не научились. Силы не ваши, а мои. Я не лучше от всех, но что-то есть во мене. Сердце мое закаленное, и природа вся за меня. Патолога Варварса знаете, тоже изучал он всемогущество. Говорит. Чистый воздух, вдох и выдох – мгновенное восстановление нервной центральной системы мозга. Что может от этого лучше, если тело моего сердца добилось. Я прошу очень крепко природу, и умоляю людей, всего мира народ. Неужели непонятна картина, что оружия не надо никакого для того, чтобы в природе жить. Так жить, как мы с вами живем, не надо.         Мы же болеем, простуживаемся. Что может быть от этого хуже.

     Деньги – наше с вами богатство. А где наше здоровье? Мы только есть в природе. А какие мы? Убийцы самих себя.

    100. Чтобы признаться за острый рожон, мы не хотим. Ох, мы люди непонятные. Человек наш просил нас всех. Зачем мы ему все дело мешаем. Мы сделали очень много, и хорошего. А он закалку-тренировку прибавляет зернышком. Для нас он научился, сам лично этого не таит нигде никак в природе. Уважаемой вы все ученые, прошу принять меня, как полезного для всего народа человека. Я на вас не нападаю. Вы в природе шаг делаете, в космос прокладываете разведку. Я человек, тоже смотрю, боюсь своим сердцем противополагать. Чего вы ищете, спрашивается, живое или мертвое? В вашем расположении вся зависимость. Она нас всех ведет к смерти. Независимость – моей жизни идея, от смерти своим поступком бежит. Ведь Иванов человек взрослый.

    101. Его учение не к смерти, а к жизни. Надо нам просить его, кланяться ему. А мы его учение не признаем. А что есть плохое в закалке, расстаться с тюрьмой и с больничным режимом? Чистая наша душа выступает в той всей писанине. А мы будем читать только за правду одну, которая будет надо. А учение, да еще мое учение, легкое, хорошее и полезное. Никогда никак не будешь болеть. А моя богатая и большая жизнь окруженная, ясная стояла картина. Дорога прямая вся тянулась, а одну пришлось избрать. По ней никто не проходил, кроме одного меня. Это была сторона моя, дорога есть у жизни все. Это разве жизнь. А как же мы, люди нашей земли. А для нас это все мать. Если было много, мы бы не делали. Наша в этом деле задача в природе обязательно народится. Мы люди живые, для нас есть все. Только будем ли жить в этом деле или нет?

    102. Природа мать, для нас она рождает живой факт. Разве для нас это не появление. Космонавты люди, большая хвала и новая дорога. Мы хорошо знаем природу, и смеемся с нее, а заставляем еще крепче. Всю технику передовую пустили в ход, что-то хотим взять, лишь бы только было желание. В самом теле есть любовь, про что нам сейчас говорится. Мы знаем одно – только будет дело наше. Не жалеть себя, а идти на фронт и воевать. Это хорошо будет нам, если удача будет. А неудача будет – мы умирать будем. Мы плоды в природе берем, они нас сохраняют. А раз сохраняла, значит наша надежда. Мы с вами в этом живем единственный раз в жизни, а потом за это мы кончаемся. Наша для нас смерть, она для этого развита. Мы с этим делом не боролись, а ищем для самих себя смерть. Наше с вами незнание, да еще какое большое перед всеми нами.

    103. Разве мать родную можно нам заставлять? Мы же знаем природу, это одни из всех наши люди родные. Счастье родиться в белой свет. Но беда одна. Не хотелось, но надо сказать. Надо было прямо, а мы свернули влево. Дорога нас не оправдала, против здоровья пошла. Выступление предназначалось. Большим горем, нездоровьем огородились. Какая она тяжелая и нехорошая. Для нас всегда считается полезная в жизни большая прибыль. Мы с вами на этом деле со своими женами сосредоточились. У нас для этого есть силы, но мы их в этом теряем. Не легко, а тяжело. Неужели нам не ясно. А ведь мы есть хозяева, да еще какие мыслители на расстоянии видеть и знать. А вот независимость одну никак не хотим поддержать. Говорим: «Это наша не жизнь, а чума». Это не чума, а есть одна для всех жизнь, да еще какая легкая и хорошая. Надо будет додуматься, и сделать такое оружие, а потом его бояться. Зачем нам продукция?

    104. А раз есть продукция, и надо нам употребление. В природе одно бывает, и другое тоже есть, наступает и делает, это дело жизненное. Мы любим хорошее, а плохое гоним от себя. Какие мы с вами люди, если не признаем человека, да еще нашего русского Иванова Порфирия Корнеевича. Он у нас в живых один, кто не пожалел сам себя упросить в природе. А природа для нас есть все. Захочет пожалеть – пожалеет. А если захочет, уберет с дороги. А дорог очень много. Мы идем по дороге одной, а вот в цель мы не попадаем.  С нами что ни случится, больше нехорошее. А бороться с этим не умеем. Говорят одно, а делается другое. Разве мы бы отказались от этого всего хорошего, но мы не умеем ценить, что человеку надо. Ему надо в жизни личное здоровье,  а мы с вами нашли нездоровье

    105.Им теперь хвалишься. Воюешь ежедневно с природой. А какая для нас польза? Поживешь сто годов. На нас какое наше знание? Разве это история есть, что нас всех в природе заставляют. Мы же есть продукция в этом деле. Но не забывайте про оружие, она нам лично даст. Ну что с этого дела. Это природа нам дала, и она обязана дать. Разве не для нас здоровье. Мы же от ней его получаем, наше здоровье. Это мы захотим получить – получим. Так лучше давайте за это все возьмемся делать. Нас природа с вами оправдает. Эти качества у нее есть и будут для нас. А в качествах есть новое небывалое, из всех качеств качество. Можно сказать, будет жизнь не новая, а старая.  Мы не хотим этого, у нас вся лень есть. Спать и поедать, употреблять и уничтожать, да ничего не делать. Вот и вся наша задача.

    106. Не любить природу. А любовь во всем. Наша рука не владыка, она пишет все и про плохое, и про хорошее. Так лучше про хорошее. А в хорошем есть жизнь, но не наша с вами смерть. Мы ее не хотим, а помогаем получать. Наша сторона в этом. Если бы мы захотели, мы бы все сделали. В наших руках золота, а мозг мыслитель. Почему нам не делать, разве мест не хватает? Сбоку становись и делай. Это твоя будет работа не старая, а новая. Вот и вся наша задача перед всеми. Она хочет жить, но ты сам не хочешь. По букве, и слово. А по слову, и фраза. А из фразы и героя делают. Мы его видим хорошо все, но признать не хотим. Это мысль человека, да еще какая она есть. Нет конца и края про новое небывалое наше. Это по пути стоит независимость.

    107. Она учит человека не плохой стороны, а вот именно хорошей. Любить это не надо, надо делать делом. А мы любим поедать, пользы никакой нет. Все люди мы больные, только какой болезнью. Один болеет одной болезнью, другой болеет другой. Но таким болеть, как болею лично я, это жизнь небывалая. Болеть об обиженным, страдающем больном. Что смогу я сделать?  Одну создать помощь, чтобы боль ушла. А когда это я сделаю, то уже для меня большая одна из всех польза в мире. Я этого дела добился. Будете добром получать. Я также получаю от природы.  Я где эти слова беру? В своей голове, но не в чужой. А природа есть мать моя, она для меня располагает. Все мы знаем о ней. Разве это будет наша, если мы не хотим никак.

    108. Это наше с вами нехотение – просто наша лень. Мы же с вами живем на свете для чего, спросите? Я живу, один говорит. А другой стоит, молчит. Не хочу так жить, чтобы на белом свете умирать. Если только узнает наш народ, особенно возрастающие наши дети. И также наш человек, кому не пришлось в природе телом ошибиться и заиметь в себе врага,

то есть болезнь. Против нее никто не сумел сделать такую вещь, или такие средства, которые научили любого нашего человека с больным телом или здоровым телом, что надо будет делать. А мы живем и знаем, что нас окружает враг изнутри и внешности.

    109. Но мы с вами от этого врага не предостережены. Мы не знаем, что делать, чтобы на нас не нападал вероломно этот враг. Учителя этому делу нет, вожака нет. Мы с вами как гибли в природе все время любыми путями, так мы и будем гибнуть. Мы не той дорогой пошли, и стали искать не то, чего нам надо. Мы с вами нашли живые качества, для этого вооружились, чтобы легче свое дело. И от него получить немалую и неплохую прибыль.  А мы с вами в этом деле разведчики, знаем хорошее, но не удовлетворяемся, и не можем избавиться от этого. Умы наши лазят, думают, особенно вооружаются не тем, что требуется. Природа мать родительница. А мы ее заставили, чтобы она нам свои качества давала.

    110. А мы их как приятное употребляли, и нам за это, что мы делаем в природе, будет прощаться. Не зря мои силы в народ попали, не зря об этом пишу. Напоминаю, мы с вами крепко ошиблись. Поступком хвалимся, мы смеемся. А раз мы это делаем в природе, она нам не простит, любыми способами помешает, и не даст нам жизни, как это и делается. Перед природою со своими силами человек никакой разницы не имеет. Из-за одного незнания мы все научены брать. А вот помогать в жизни другому человеку. У нас в руках нож, зарежу, но не поддамся. Это я свободно сделаю. А чтобы без этого остаться, мы не научены этому. А кто из нас, живущих на нашей земле всякого рода, согласится, чтобы свое хорошее добытое оставить.

    111. А самому узятся за плохое для нас в жизни. Мы с вами не пробовали без хорошего сознательно оставаться. Нас стихия накрывала, мы в этом окружены, наше незнание заставило. От любого нападающего врага, от болезни человек умирает, потому что у него природа отобрала его силы, а дала свое бессилие. Человек не смог от них отделаться, его враг осилил. И не дал мозгу мыслить дальше, а сердцу работать. Не такой уход был в природе, не трудился на это и не учился. Правду не говорил про это все. Свой получил недостаток, в жизни на веки веков через это убрался. Человек пошел не той дорогой, по ней не надо было идти, а он пошел. Сам не достиг, и другому помешал. Человек от смерти не уходит, а приближается со своим намерением, со своим незнанием. Мы делаем то, чего нас не учила природа.

    112. Мы в природе не брали хлеба, и никому не признавались. Знал хозяин, сколько в закромах пудов. А мы его еще не сеяли и не пахали. А приготовились и вооружились. А вот жить не смогли, нам природа помешала. Мы бессильные оказались, у нас воли не хватило. А раз нет сил и воли, человек помирает. Я Учитель, Победитель природы, самородок всего есть народа. Это дело опознал, природу как мать свою признал, и близко стал возле воздуха, воды и земли. Как с близкими родными подружил, и через любовь свою подружил. И научился через это у них, что будет надо сделать, чтобы не простуживаться и не болеть. Мне хорошо, лучше не может быть от этого. К этому еще научился у них, как будет надо научить другого человека. Самое главное, это юношу учу, чтобы он не простыл, не заболел.

    113. Этого я от природы добился, она меня одарила этим через мою просьбу. Я не хвалюсь этим и не смеюсь нисколько, что человек этого не сможет сделать. Лишь бы он захотел то, чего я делаю. Мест всем хватит. А дело для этого есть любое, к этому надо заиметь силы. Они будут у тебя, только надо делать. А делать надо научиться в природе естественно чистым телом. Надо отобрать качества в природе, и ими надо овладеть, чтобы они служили для тебя всегда пользой, и другому также. Это знание можно заиметь между собой и природой через дело. А у меня дело не дурное, а хорошее. Взять надо качества природные, их не уничтожать своей потребностью, а умением сохранять. Надо по природе своим телом быстро бегать, не переставать об этом людям говорить, чтобы они видели и поняли это.

    114. В этом человеке какая-то особенность есть, и она не плохое, а хорошее. Это закалка-тренировка, она свою форму на человеке выдвинула своей наукой, чтобы не боятся природы, не страшится ничего, даже смерти. Это надо перед всеми хвалиться. Это твое, а не чужое. Не хотелось бы мне, но поделать ничего не сделаешь. Природа виновата, а не я, человек. А в природе есть все, лишь бы захотел. Живое дело твоя любовь. Или в постели спать, или жить в природе. Лучше нам всем жить, надо этого добиться. Природа богатая источником, нет конца и края. Но вот жизнь мы не найдем бесконечную и бессмертную. Я родился в феврале двадцатого дня. В тот самый год, когда партия организовалась. Мне ли счастье давалось быть ровесником с нею.

     115. Так скажи ты, природа. Ты научила меня. Я пишу очень много, но непонятно. А вижу далеко от лично матери. Карл Маркс с Энгельсом поделили народы, заставили воевать друг с другом за богатство, за хорошую жизнь. А я не теоретик, не создавал государство. Я в природе практик, знаю ее хорошо. Пополам поделил. Хочу, чтобы теория со мной согласилась и поддержала меня, что не средства производства, а независимость природная. Не хочу жить так, как вы все прожили да промучились. В землю за это пошли прахом жить. А писать вы писали, и деловое, не умирали без славы. Я, если только буду умирать в природе, то мне будет простительно.

    116. У меня костюм не такой, как у всех. Естественный, а у вас искусственный. Мне надо другое. А то, что я видел, это не дорога есть. Есть люди в природе для администрации, исполнители народа. Если он или она относится по закону... Достанет вам, сделает. На это выбраны лица в совет, как представитель. Когда заходит, и решает общественное дело председатель совета. Мы берем хозяйство сельской местности, район и область, особенно колхоз. Ему отрезали участок земли поля доверенные люди партии.

    117. За сохранение око. Кто постигнет на это богатство. Есть в народе закон, милиция орган, суд и прокурор. Бригадир работ, который распоряжается, заставляет людей. Есть агроном, человек вооружен. И погнали, когда увидел дело. Человек два пасут скот. В этом деле есть закон общий сдельный. Кто покушается на социалистическое добро, того народом судят. Мы для жизни имеем человека культурного. Хвалиться, смеяться, осуждать – никому такого права не давалось.

    118. А вот зависимость жизни человека в природе соизволила набраться своего самоволия, и стала своим делом хвалиться. Чуть ни Богом земли сделается. Он бы, может, надел Богову одежду, но ему не приходилось видеть. Это невидимое никогда дело. Сам Бог не делает, и не носит на себе одежду, и не кушает пищу, и не надо ему жилой дом. У него есть на это адское терпение одежду не носить. Но ее не носит сознательно. И пищу имеет, но не кушает. А сам кушает пока не на пользу, а все идет на вред. А дом жилой совсем не надо.

    119. Это все Бог имеет. Надо будет хвалиться этим. И другого осуждать, с него надо смеяться, как с неумехи. И против природы не вооружен, и не воюю, и не убиваю. А с нею другом живу наравне. Не ухожу от нее, а наоборот, прибегаю к этому делу. Хочу, чтобы все люди все свое имеющееся побросали, и вышли в природу чистым телом. И чтобы воспользоваться жизнью, а не смертью. Лучше будет жизнью. Смерть у себя заимеет.

    120. Это некрасивая сторона – пожить одно время, да поделать дел столько, сколько придется человеку делать. Он делает до тех пор, пока ему это дело не поднесет свою ошибку. Он уже ошибся, что стал против природы матери родительницы вооружаться, и от нее стал отбирать плоды. Это невозможно, но он же делает. Живое ловит, а на мертвое переделывает. Он считает, Бог ему дал. Если он есть, то он не пожелает. Питаться не будет, одеваться тоже не будет, и в доме жить тоже не будет. Ему это не надо.

     121. Его дом – это природа, независимая сторона, которая делается им.  Он говорит всем нам, людям. Бедные мы люди. Что мы с вами делаем одно – на себе показываем неправду. Это наша хвала, наш смех, и наше осуждение. А вот Богова сторона независимая, он не нуждается ничем. А вот жизнью живой энергичной своей, а не природы, которая дает без конца и края. Этому придет конец, а зародится вечная жизнь между людьми и природой. У автора спрашивают: «Скажи, когда это будет?» Тогда это будет, когда вы ему поверите, и вслед за ним пойдете по дороге. Он уже есть между нами всеми, живет и здравствует. Нам об этом рассказывает, но мы его слушать не хотим. Он говорит нам. Мы не хотели, чтобы Советская власть была. А пришло время, и Советская власть пришла, и народила социализм. Это ли не человек Иванов. Он же не так делает, как все. И даже об этом пишет. Уверяет, что это будет. Я, он говорит, недаром рожден природой. И себя не считаю лучшим от всех. А вот понимаю иначе.

    123. Я ехал на лошадке серенькой. Ею заехал туда, куда это нельзя. А потом она оттудова сама с драгами выбралась. А у меня вожжи. Я назад и вот она делает на двух…, на котором я очутился. И как будто я лечу. Мой родной сын в ней запряженный. Мы ей по своей деревни везем и управляем. Это все где-то девается. А получается, люди летят. И вот один такой вояка на лошадь будто верхом. Да по этому народу и своею хваткой пробежался. А люди спохватились, и учили…

    124. Я вам этот сон расскажу, в книге, которую имеешь. А что мы должны сделать, чтобы человек не простуживался и не болел. Надо будет нам отказаться от природы, а узятся за самих себя. Не в природе надо искать свое имеющееся богатство, а в человеке самом. Все можно будет сделать, лишь бы охота. Разве мне, такому возрасту, какой у меня есть. Это не что-либо, а семьдесят годов. По всему, надо будет сдаться. А я не хвалюсь. А жду это время не так, как все ждут. Им надо их одежда, а без пищи ни шага.

    125. Дом жилой тоже надо. Если не будет одежды, или не будет пищи, также не будет дома, как же человеку жить. Он поэтому умрет. А на что время придет, не бывалое, а новое. И новое уже делается мною. Я никогда вам не сяду, и не скажу, что мне очень хорошо, или мне в этом легко. Очень крепко слышу холод, но зато я не жалюсь, и не подвергаюсь никакому заболеванию, и не простуживаюсь. Хоть и сейчас пусть ложится на землю снег, и пусть температура самая низкая, я готовый своей верой.

    126. И надеюсь, что я сдержу. Учитель я тренировки, Учитель я закалки. Для меня природа есть, как сестра. Она у себя имеет свою силу. А разве я не человек в природе. Я не хочу одеваться, это уже для меня хорошо и прекрасно оставаться без всякой одежды. Мои такие силы. Все приходящее время любить, не уходить, как мы уходим все. Зима, кто ее знает. А мы одели, приготовили. Думаем, если не будет нашей одежды на нас, то мы без нее умрем. А как же я об этом не думаю.

    127. А песенку свою пою про победу свою. Враг в природе для меня не существует. Сердце мое здоровое 25-летнего человека. Если бы этого не было, не было моего тела. Криком об этом кричу, не боюсь никакого врага. Дам я ему сокрушительный отпор. У меня на все это есть, и на практику свою. И потом чтобы писать руками владыки. Я этого сам делаю, чего делать надо всем. Сделаться человеком не таким, как все. Это будет страшно. Все люди одетые, накушались, и в доме живут.

    128. А тебе надо в воду спускаться. Если только на свободу. Все уйдут с пляжей, а на место их я приду. Спрошу у них: где они есть? Они все схоронились, дома сидят. А я пойду в воду испытывать всю энергичную силу воды, и не побоюсь никакой температуры, которая должна моему телу помешать. Это мое обещание. Я должен сделать, и на этот счет написать о своем этом деле книгу. Мое обещание, данное по первому зову нашего дела, которое надо мне сделать.

    129. 1965 года 11 сентября. Суббота моего времени. Не надо было нам, как бедным людям, об этом писать, рисовать про всю мою родившую историю, которая меня заставила как такового перед бедными людьми признаться. Кто на сегодня сам себя заставил не верить моим родившимся силам, которые пришли на землю для того, чтобы проанализировать все возможности жизни человека, которая заставила себя хвалится и смеяться, да осуждать своим зависимым поступком. 

    130. Вы же сделали оружие, им хвалитесь. С чего оно сделано, и кем оно сделано, и для чего? С природы, природой и для природы. Продукция по назначению сделана. Кто покушается на природное добро, тот является и враг. Человек в этом деле вояк, взялся природе доказывать, что он является хозяин природы и сохранитель ее. Это неправда. Он бедный-пребедный человек со своей силой. Ему природа не дай своих родимых в труде плодов, то тогда на земле жизни не окажется. Она была, и есть за счет природы. Человек зависимый от нее. Это большое спасибо надо сказать уму, человеческим рукам, что они сделали такую огромную машину, агрегат.

     131. Волочит все за собою, и реку даже засыпает. Делаются уже искусственные моря. А на воде ставят электростанции, за счет силы воды выработать энергию, ток, который нашу землю связал, и также воздух и воду. Для этой энергии терпит и воздух. И на землю слова бросаете, что она вам не дала столько, сколько вы хотели. Вы же бедные люди. Природу не обманешь, она живая и энергичная. Наша такая земля, на чем … держат. То она кружится, то она стоит на одном месте.  А, может, она Богом дана для того, чтобы человек научился на земле жить в природе за счет своего ума, за счет труда, и тут же рядом умереть.

    132. Как это делалось и делается, и будет делаться, если человек не бросит свое дело делать. Вооружатся не надо, как мы делаем. Человек оделся, наелся вкусной пищи. Все это ему хвала, хорошо. Но то, что получилось внутри, ты же своим телом качества отобрал, которые требовались для твоего тела. А куда же посылаешь отходы свои, непригодное телу? Несешь своим телом, дуешься, а оно не лезет. А ты его оттуда гонишь, и бросаешь кому? В глаза природе. Твое разве дело, если ты напакостишь в колодец, будешь пить эту воду? Ты скажешь: не сумасшедший. А куда это девается?

    133. В море идет по реке. Так что же, вы хотите сказать, за вами остается правда. Куда девается все ваше богатство, которого вы получили в природе каждый год. Прощай через самих себя хорошее вкусное, сладкое и жирное. Чистенькое, фасонное уничтожили телом, и вам за это, что вы похвалились, а потом насмеялись и осудили, будет простительно. Вы же лезли на рожон. Не учились тому, чему это следует. Учились воевать, убивать, воровать, прелюбодействовать, в этом деле были вооружены. Это ваша вся перед вами ошибка.

    134. Вы знаете, кто я. Я пришел на землю у вас ваши вожжи отобрать, чтобы вы больше их в руках не держали.  Я не хочу, чтобы вы гибли из-за природы. Я хочу, чтобы вы сменили первую дорогу на вторую дорогу, по которой вы не пошли. Вам не нужно было здоровье, поэтому вы пошли искать по природе жизнь. А наткнулись на смерть, которая всех зарыла в могилу. Вы все лежите в прахе, как будто в природе пропали. Вы же ученые люди. В природе ничего не пропадает. Она родит силы для того, чтобы нас, бедных людей, научить за их неправильное дело, за вооружение, за бой и войну, которою создавали сами люди.

    135. Сделали атомное, надо пускать в ход. А мы же бедные люди, нам хочется жить. Мы детей родили. Враг человек, пожалей ты их, и стариков не убивайте. Они сами, придет время, в доме своем свободно умрут. Это ваши зависимые заслуги. А в природе была дорога, она осталась. Ею идет наш русской человек, независимый Иванов. Он не нуждается ничем. Ему надо природа, свободный доступ к воздуху, воде и земле. Он просит только этого. Человек будет новый, неумирающий.

 

1965 года 11 сентября

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.11.  С текста. (1501).

 

    6509.11  Тематический указатель

За что бедные  2

Терпение  5

Каким быть человеку  17, 18

Зависимость  44, 100

Независимость наука закалка 46, 53, 100

Неправда врачей  61

Сердце  63-67

5 заповедей  68

Учитель история  76

Здоровье, независимость  85

Просить Учителя  94, 101

Учитель  99, 101

Лень  108

Враг  108, 109

Бог  118-121

Вечная жизнь  121

Что надо делать  127

Одежда  126, 127

Бедные мы люди  130-135