Иванов П. К.

Практика у теории спрашивает

 

6511

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

     1. Практика у теории спрашивает. Ну, вот ты прокомандовала человеком, его заставляла быть таким человеком, как тебе хотелось. Ты его сделала зависимым. Он по твоему указанию жил. По природе лазил. Искал жизнь, без оружия совсем тяжело. А жизнь требовала от тебя лично, чтобы у человека любого было, что на себя одеть. Да чтобы было, что покушать. И зайти в дом, чтобы пожить. Ты мастерица этому учить от первой буквы и до последней. Человеку это надо будет. Ученый человек учит неученого, а неученый остается сзади. Лучше живется ученому.

      2. А неученому хуже живется. Поэтому я осталась практикой между тобою. У тебя есть, а у меня нет того, что есть у тебя. Ты теория, а я практика. По чьим следам легче живется, по теоретическим,  или по практическим? Теория заставляет, а практика просит человека. Кого легче воспринимать. Научиться новому, а старым погонять. Это не политика и не экономика. Давать человеку место, и огородить его средствами. Какими мы родились в жизни? Нас, всех людей, природа представила одинаково. Мы в ней родились независимые люди.

      3. У нас не было написано, что я буду министр, или займу место чабана. Этого природа не хотела, чтобы человек учился теории. У нее свое господства взяла наша первая сторона зависимость. И стала готовить место по его уму, по развитию. Что хотели материалисты, что у них проявилась мысль на то дело, чтобы поделиться. Одни придерживались старого первого начала в жизни. А новых поставили на своей стороне источник природный общего достояния. Кто и как определился.      

    4. Капиталист ли он, или коммунист, своей дорогой идет. Он же такой, как и все люди, зависимые сделались в процессе. Ему оружие дали в руки, он пошел искать в природу не смерть. Со своим понятием человек искал жизнь, а наткнулся на смерть своим телом и умом. Ему хотелось хорошее оставить, а оказалось плохое. Хозяин человек добру всему, а оказался он преступник. Не захотел честно жить, а пошел по дороге не той. Вовлекся в природу, ему она дала из-за дела дело одно и другое, и третье.    

      5. Мы хорошо знаем, как первый человек не пошел по настоящей дороге. Самовольно свернул, и стал делать то, что вредно. Ему природная дорога, не зависимая ни от кого никак и нигде осталась сзади. Он не захотел ею идти. А пошел по той дороге, где люди все встретились с делом, и стали мастерить для себя самозащиту. Они стали вооружаться, и завели у себя собственность, имени моего личное дело. Так оно и оставалось дело, и остается это дело, и будет оставаться дело через свое место.     

    6. Мы с вами однобоко живем, и хотим пожить одно время хорошо и тепло. А потом сдаться и умереть. Это не природные мысли, а человек их придумал, и стал уходить от нее. Воздух, вода и земля оказались человеку враги. Человек друг по дружбе и любви. А по делу, сделанным человеком, он оказался для природы враг. Ему под руки попалась ягодка. Какая она красивая, пахучая и вкусная, если ее начнешь кушать, жевать и с воздухом глотать. Один раз попробовал, другой раз досыта наелся.

      7. И вот тебе зависимость природная. Она стала чужая. То человек не питался. А сейчас стал одеваться. В теле потерялись силы естественного характера, а ввелись искусственные. Человек стал бояться, без оружия не шагает. Ему в его шагах потребовалась одежда, пища и дом, на что человек стал трудиться. Его заставило условие. На службу его дела пришла теория, стала делать по-своему. Лучше и больше вооружаться, и заставлять природу быть источником человеку.

    8. Земля стала рождать все для жизни его. Человек кустарно не стал обрабатывать грядку. И брать всякого рода сырье, и пользоваться всеми промыслами, куда пущена вся техника. Все люди вышли на фронт для того, чтобы взять от природы то, что надо для жизни. Природе от этого наступления, от этой войны не стало легче, а в борьбе с человеком потяжелело. По всему выводу всего боя, человек из искусственной стороны по теоретически выигрывает. Раньше до этого мы не имели. А вот когда мы вооружились, сделали сами себя сильными, то человек увидел и на себе, и в себе, и сбоку.

    9. Богатства стало больше, чем было. Мы хвалимся в природе чем? Одеждой, пищей и жилым домом. Казалось бы, для человека все. Он не имеет в этом деле нужды, которую раньше у себя имел человек. Для природы это дело не новое, а старое. Дело в природе не ушло, а наоборот прибавилось. То он сам с собою говорил близко и кустарно. А сейчас мы с вами стали не далеко, а близко к технике, которая с колесом летит, а с мотором рычит.

    10. С огнем соприкасается. Это хорошо человеку вооруженному, кто носит на себе одежду, и верит, как защитнице себя. Надеется, как на какую особенность. Говорит, он работает. Еже дня к природе приходит и от нее уходит. Дорога одна бывает, но время не одинаково проходит. Мысль, она себя меняет. Ты забыл, что с тобою может повстречаться стихия. Я этого даже и не думал. Ученые теоретики сказали: тот не ошибается, кто ничего не делает.

      11. А раз я сталевар близкого на печи огня, или проволочного станка, это моя не одна в этом деле ошибка может быть любого дня. Я не каждый день получаю деньги, и не всегда выпиваю. А приходит и моя мысль, как она кое-кого встречает. Торговля введена для чего? И чем круглые сутки торгует ларек? Пивом, вином. Казалось бы, это неплохо для нашего работника раз в месяц заглянуть, какую-то копейку пропить. Это мы делаем все, но не у каждого одинаково. После чего это получается.

    12. Рюмка своя, деньги тоже. А вот характер не одинаков, поступок между собой злой. А тут еще подопьешь. Скажешь, не по душе другому, а у другого еще хуже зло. И вот камень – на камень. Огонь дин есть, от которого развивается огонь всякого рода драки. Я никогда этого не делал, а сейчас подскочило ударить другого человека. Это ударила рука моя друга близкого моего. А на это где милиционер взялся, прибрал к рукам закона. Вот разбирайся с судьбой.

    13. Хулиганский поступок. Если бы не табак, курил ли бы его человек? А если бы не водка, случилось бы это дело? У кого такое качество, которое показало себя. Это не наша теория, а для всех нас практика. Я делаю то, чего не делают все. 46 градусов ниже нуля. Минусовая температура, никому она не по душе, а против сердца. Моя любовь в этом. Меня за этот поступок и природа любит, за мое хорошее к ней. Я не брезгаю, что холодно.

    14. И не ухожу от жары. Для меня оружие не надо, самозащита тоже не надо. А вот холод, жара надо, это милые друзья. Очень много можно учиться. И много можно научиться такого, которого не было. Наше дело одно – это ровная черноземная земля, которая дело нам преподнесла. Мы это дело опознали, и ежегодно делаем то же самое одно и одно. Можно сказать, теоретическое принуждение. Если мы, физические люди, не будем этого делать в жизни, без этого мы помрем.

      15. Практика спрашивает у нашей теории. Если ты такая умница, скажи ты нам. Где же подевались люди, они рождались? Мы хорошо знаем, в этом их заставили люди быть в природе вооруженным. Делали они то, что вредно им. Разве от себя гнать природу. А мы половину своей жизни делом каким-нибудь заняты, а половину спим. Мы с вами не живем, а ежеминутно отмираем. Нас не природа научила, а мы сами привели себя к этому началу.

    16. Надо было жить нам, а мы не захотели. Взяли, оделись и наелись, да в дом зашли жить. Кто нас с вами научил это все сделать? Да мы сами. У кого спросились мы? Нет таких предков, чтобы нас учили пользы. Все мы делаем вредное такое, в котором не жить. Зима белей не может быть, а мы от нее уходим. Особенно боятся холода ученые неподготовленные люди. Вся теория бежит, вслед за ними все остальные уходят. Сами не знают, куда.

    17. То ли они бегут от смерти, то ли они бегут к смерти. По-своему видно, не по теоретическому делу. А по практическому – к смерти. Боятся жизни, сами лезут к смерти. Оружие – природа, заряд тоже природный. А то, во что стреляет, тоже природа. А кто овладевает, природе обижаться нет на кого. Только надо радоваться одной практике. Она не однобоко живет. Считает, все одинаково, что лето, что зима. Не готовиться встречать.

      18. Оружие не делает, в самозащите не выходит. А встречаться встречается, не боится природы. Говорит, у нее сил нет на мое бедное такое тело. Ни одежины, ни куска, и дома не надо иметь. Надо научиться жить за счет своих сил. Это будет самая правда, которая теорией не поддерживается. А практика в этом цветет, развивает свои волосы, что и помогает голове мыслить. Естественность все дает, а искусственность упраздняется. То, чего мы делаем, все это для нас хорошо.

      19. Но то, чего мы не делали, это для нас всех плохо. Что делает плохого практика. Теория говорит человеку: если ты не будешь делать, то ты от этого помрешь. А практика берет слово свое, спрашивает. Если бы человек не делал, ошибся он или нет? На нет и суда нет. А вот на дело каждого человека, люди рассуждают о нем. Что нам старый человек исторический принес? Свою на себе развитую смерть через зависимость в природе. Независимость – это есть в природе жизнь. Что меня такого хранит?

      20. У меня нет тряпки, нет у меня куска, и также не надо мне дом. А мое энергичное тело есть, живет зам счет природы. Оно не теоретическое, чтобы по чужим следам ходить, и выход на ком-то искать. Надо найти на себе. Это сознательное терпение. Свой изложенный труд. Пишет, читает, говорит. Кует, рубает, пилит. Поет, танцует, веселится. Думает, горюет и плачет. Роет, поднимает, кидает. Кричит, свистит и махает. Сидит, кушает и отдыхает. Ждать, догонять, ничего не думать.

    21. А вот бороться человеку с человеком. Стрелять ружьем у зверя, искать по природе. Вожаком быть в народе, командиром быть над людьми. Избранным слугою, королем над людьми. Пастухом пасть животное. Верить правде и неправде. С природой воевать, но любовь развивать, и крепко ссориться. Это все делала на человеке теоретическая зависимость. Она только начала делать, всю свою жизнь напролет делает. Чтобы свое начатое дело пришлось закончить, этого в жизни не получалось.

      22. В природе как источнике дел конца не видать. Одно делается, другое начинается. Теория за это взялась. Если я не буду делать, кто же будет заставлять. Время одно уходит вон, а другое наступает. А мы, люди все, в этом готовимся. Наше дело – знать природу, когда она и как приходит, и для чего эти дни придут. Мы их ждем вооруженные, без всякой мысли не остаемся. Самое главное в этом деле – наша неразрывная мысль. Для чего мы продумали или ждем завтрашний день. Нас он заставил учиться, набираться у себя знания.       

      23. Диплом даром не дается. Предметов много знает. Читать – одно учение, а писать – это другое учение, считать – арифметика. Словом, даром инженер нигде свое звание не имеет. Он на это учился знанию. Ему его место доверяется, он ученый человек. А вот я неученый человек, но от природы я зависим. Мне, как ученому, также требуется одежда, пища и дом. А без этого всего для нас жизни нет. Мы сильные с оружием в руках. У нас стопроцентная смелость по нашей земле ходить, да думать, что думала теория.    

      24. У нее развивался мозг. Сделать в природе то, что надо, хоть и машину, какую угодно. Это нам не кошелек с деньгами, целое для нас производство. Особенно скажу за комбайн, или рубающая по углю машина. Хотя берите современный автобус. Что на белом свете стали ходить, или думать перестали. От села к селу пустили машину. Делается все это конвейером. Не успеет хлеб созреть, солнышко восстановило погоду, как люди движутся табором. Им ничего не надо от природы, кроме одного в своем деле, чтобы дни украсили себя, чтобы не было никакой помехи. Эта машина и по грязи пойдет, и по дождю будет косить.

      25. А вот зерну не ссыпаться. Для этого мы на колеса поставили свой транспорт, человека научили овладеть. Он у нас на все свои руки. Не страшны ему вила с граблями, не то что острая лопата. На базар бы пройтись по условиям. А тут сбоку вот и остановка, нас возят за деньги, и привозят. Раньше этого мы не имели. Спишь всю ночь, ворочаешься смело. Не думает хозяин колоть дрова для того, чтобы печь хлеб. И не думает человек, как он готовился к косовице. Давайте мы разберемся, как становился зависимый человек на свои длинные будящие ноги.     

    26. Не хочу сказать о других. Знаю хорошо многих, у них даже ножика не было. Если бы не была в жизни введена ручная коса, чем бы мы тогда косили хлеб в поле? Да еще какая по способности коса. Одна режет, а другая жует. А силы какие у человека. Это только измеряется мотор. А человеку была еда. Помню, как сейчас в голове. В сумку клалась и ложка, хлеб с солью. А вода если не в бочке, так с колодца. Недурная, можно сказать, привычка. Время пришло наше, не чье. Видно издалека по степи, что это мой загон стоит. Уже, можно сказать, поспел, надо приложить силы.    

    27. А вы же не свидетели этому. Лошадь была, может, и хорошая. А вот телеги не было, во что запрягать лошадку. А если и было у человека, то спроси, как он сеял эту пайку. Спасибо надо сказать за веру. Да такой тяжелый тогда труд. Начинаешь с осени готовиться. А во дворе железки не было, почти все для земли деревянное. А то чтобы, как сейчас делается, непромокаемые плащи. Ели взять, все хорошенечко обдумать, как это все давалось. Я не скажу, что очень плохо. Но знаю, один человек любитель был очень близко к агроному. Но бывалый мужик со своим развитым хозяйством, у него дерева мало.

      28. Тачанка на рессорах, в которую запрягалась тройка. Да колокольчик возил почту от волости и до уезда. Ему потребовалось спросить, как будет надо полегче выходить в поле кукурузу. Если вы только занимались этим, в крестьянстве работали, то для тебя и пшеница, и ячмень, очень туго прибавлялся. Этому мужику ответили, удовлетворили его просьбу. Опять же остановились на железке, да чтобы она была удобная, а острая, как бритва. Мы с вами разобрались, без наших рук и ног ничего в хозяйстве не прибавляется.     

      29. А вот сейчас поделим мы. Один легко свою работу делает, а другому приходится тяжело. Все это заставляет условие. Я, говорит человек, живу в городе, работаю шофером такси. Особенно в нашей столице, в городе Москве. В ней не один вокзал, а много. Кто здесь живет по правилу, люди какие, не такие, как в деревне. Ты знаешь по расписанию, когда и где какой поезд прибывает. Особенно сейчас поезда и курьерские, и пассажирские, и стрела. А нам, шоферам, не до этого. Мы по порядочку ждем пассажира с хорошими его чемоданами. Да и мы люди неплохие, помочь ему с радостью.

    30. А вот наше знакомство по пути в машине. Это мое есть учение знать, кто и откуда приехал, и зачем он сюда приехал. Другому крайне надо приезжать, но другой заехал напрасно. Это бывает, и это бывает. Но другого, чтобы хорошенького в нашей жизни прошлой жизни, мы с вами и не видели. А вот поднялись на ноги, увидели сбоку соседа. Как он уже бился, дрался, но лишнее завязалось животное. Для меня это не такси, на котором люди ездят все. А мое соседское большое горе, у меня этого нет. А есть плохенькое, про которое не рассказывал, но надо будет рассказать.

    31. И рабочего везу, и крестьянина везу. И привозил к дому нашу всю интеллигенцию, всех наших ученых привозил. Расплачивались порядочно. Но вот такого не встречал, чтобы он приехал сюда в Москву, и сказал мне как шоферу свою цель и правду о приезде. Как крестьянин ждет время, или что он сделал в это время, он никогда не скажет правду, скажет совсем неправду. С десятины сделает гак. А в гаке есть продолжение, и большое прибавление. Это тогда мужик хвалится своим сделанным добром. 

    32. Он ничем никак нигде не нуждается, все у него для себя есть. Я никогда не соглашусь и не поверю, чтобы нашему человеку зависимому было столько, сколько ему надо. Это только его начало, а конца своего он не видит. Жизнь его только начинается. Это не наша зависимость. А мои силы и воля независимость. Говорит практика теории. У тебя след нехороший замазан. Погляди ты, а что делаешь? Одно время радость развивается, а другое время стоишь, плачешь. Что ты в природе сделала своей незнаемой зависимостью. Как она тебя за нос вела. Ты у нее была в подчинении. Я не вижу твоих людей.

      33. Где они у тебя подевались? Ты же теория, умный человек заставил себя воевать с природой. А тебе надо, и много надо. Это твое в этом не спасение, что ты король в жизни. Я над этим господствующее лицо. Природа мать богатая, это воздух, это вода, это земля. Самые близкие родные милые незабываемые друзья, с кем можно будет учиться, и крепко можно научиться. Это трудиться практически, закаляться в природе самому лично себе, и также другому. Вот чего надо добиться. Не книжника, не фарисея.

    34. Простого человека, больного в этом деле. Чтобы силы воли набираться, чтобы они были у тебя. А потом добиться права сеять зернышком маленьким. Мы болеть привыкли, и простуживаться сами. И нет на это Учителя, чтобы учить людей. Кто бы силы свои перед всеми поставил не врача и не знахаря – закаленные свои лично. Хочется ему передать нашему народу, самому обиженному человеку, забытому всеми, больному.

    35. Такого человека не нашлось, чтобы об этом болеть и крепко думать, как будет надо ему крепко помочь. Еже дня болеет, страдает об этом. Просит природу сам, чтобы она ворота отворила для этого человека. Вернула здоровье назад, что и надо в жизни. Ей сказать спасибо за ее заботу, за независимость, которая помогла ему. Человек стал здоров, уже болезни нет. Есть жизнь одна, крепкое здоровье.

   А у тебя, чтобы человек не жалел энергии. Это что за твой лозунг, куда ты ведешь со своим теоретическим знанием? 

      36. Чтобы купить или продать. В природе это не продается, а вот в этом деле делается. Мы, все люди нашей земли, разные своей национальности. Без всякого дела не живет никакое родившееся животное. Нашему меж нами королю, кто потребовал свои силы, поставил их перед природой. Он всем про них говорит, даже в некоторое время просит, головкой низко поклонился. Ему хочется в своем деле жить. Он дышит по природе своим созданным запахом. Отучиться нельзя, только надо прогрессировать, без этого не обойтись.

      37. Земля, она землей есть, а воздух неумирающий. Неразрывно она бурлит, чуть человеку свое в жизни не скажет: что ты делаешь? Он свое сделанное признает. Своим умом рассчитывает одно время теоретически пожить, да полакомиться не плохо, а хорошо. Это не кругозор. С вами холодного, плохого не видно. Однобокая сторона всех наших национальностей, она зависимо окружила. Природа, ты моя дорогая мать, подскажи мне сделать свое всем чудо. Люди этому верят.                              

      38. Я же такой, как все люди, разницы никакой. Дорогу по природе знаю, но не хожу по ней так, как все. От порога она шагает, где только она ни бывает. А конец жизни приходит, теория себя заучила. Практика об этом кричит: где люди подевались все? Умерли сами? Нет, это наша неправда. Дорога совсем не такая. Надо было не умирать. Не захотела теория, гнала такую практику. У нее не такие силы, не такое направление. К жизни, но не смерти.

      39. Дел нет таких, любящих природой, как есть в природе наша людская практика. Она не побоялась ничего, в этом деле нашла для всех качества. Ей за сделанное надо сказать большое спасибо. Она бросила верить, чему поверили все люди. Им себя раскрыла источником наша мать площадь земля. И к ней будет считаться вода, как сила пара. И воздух, солнце, что нас и заставило надеяться. Мы так все думаем. Не даст нам природа наши плоды – мы с колеи жизни сойдем.

     40. Такая у нас мысль остается в природе навсегда. А как же практика, она тоже мастерица искать для себя лучшее. Легкое, но не тяжелое, как нас заставила теория на нашей родной земле. Чего только мы не получаем. Одно-единственное время, как мы ждем его, как какую-то особенность. С маленького цветка и начального зеленого схода мы привыкли ждать. Это для нас есть болезнь, мы за нее не забываем думать. А вот друга догнать надо, он быстро уходит.

      41. А наше дело – смотреть и слушать за его имение. Мы привыкли завидовать чужому хорошему, но не хотим смотреть на свое плохое. Наше с вами неумение. Сегодня остались в недостатке, да и взять нет у кого. Есть, у кого, он не дает. А без этого всего жизни нет. Мучительное наше время. Кто про это нам сказал. Может быть, по нашему делу рассказала наша природа. Да нет, милые наши люди. По земле проходило время один раз в своей жизни. Мы, люди все, видели, как климат себя менял.

      42. А маленькому человеку. По вашему определению, у вас как в ученых людей сообразилась маленькая мысль с ног до головы заставлять. Может быть, это умное дитя и не пожелало у себя иметь. Все в один голос сказали, а зачем сюда ты приходил. Не было тогда солнышка, но люди один за другим приходили. И рядышком они становились. Дети маленькие начинали. А ты как взрослый человек ждешь свое время в жизни. Я сегодня хорошо наелся и прилично до тепла оделся. Теперь бы с кем-нибудь на кулаки попробовать.

      43. Мясоед на дворе разложился. Свои годовые праздники нам на это дело ввел. Смотришь на любого хозяина, а он зарезал кабана. Почему ему не хвалиться борщом да сваренным куском мяса. Это только и бывает в году один такой удачный день. Тебе хочется попробовать, а у нас такие обычаи в эти пришедшие дни. Мы делам с собою кулачки, нас научила предки. А вы знаете, какая она есть. Водку мы знаем, как голубушку, какой она дает человеку аппетит на все его размышление. Хорошо известны два брата Чивилкины, Климка и Якимка.

     44. Любили друг дружку обманывать чем-либо. А языком своим. У одного был картавый. Он всегда что-либо, а скажет. «Знаешь что, брат Климка». А Клим от Якимки поменьше был, но постарше годами. «Если бы мы с тобою были такие, наш в этом яр загатили, и набрали полный воды». А у Якимки  Климка спросил, а дальше что бы было? Якимка картаво ему сказал: «Взяли и разгородили став, и вода собравшаяся вся пошла на наших рашков стеной. Пусть бы они нас с тобою знали. А то их не перебьешь кулаками». Рашки, они так и остались рашками. 

      45. А вот я, когда-то было пацаном, стоял и смотрел. Мне мою рожу разбили до крови, Бердецкий Федот. А ему руку эту на фронте оторвала природа. Для чего она сделала? Чтобы я знал про самого себя. Я не ученый человек, но вожак социализма. Своим трудом заставлял отца хлеб везти для того, чтобы он был передний. Я работал в магазине продавцом мясного дела в рабочем кооперативе. Сроду мой отец не был торговцем, шахтером в шахте был. А меня как чужого к чистке представили в 1930 году. Это хорошо, что я не он, как думали другие. Меня восстановили. 

      46. Ни за что был осужден на два года. Порубали одиннадцать месяцев, был досрочно освобожден самим наблюдательным комитетом, как заслуженный в труде. Почему сейчас не смогу. Если моя есть правда, она и останется правдой. Люди в природе неправы через свой поступок. Они сами взялись за оружие, в природу пошли искать жизнь. Стали направо, налево валять. И на это нашлась сила в природе человеческой храбрости помешать. Наделал человек плохого, ему никто не помешал. А раз сделал себе оружие, им крепко овладел.

      47. Против кого? Да против природы. Из чего он его сделал? Из природы. Стал встречающего убивать. Зачем, спросите вы у него? Ему лично пожелалось. Иванов говорит нам всем. Если я не делаю, и не убиваю. Пусть мне природа покажет. Я зависимость человеческую в природе совсем не признаю, и не хочу ею пользоваться. Вы ученые люди, видите, что я вашим не нуждаюсь. И не хочу, чтобы природа имела. Вы люди нехорошие: правду видите, а молчите. Это хорошо, что он виноват. А если не виноват, что тогда скажете.

      48. Разве в природе бывают такие, как Иванов. Это одна единица в жизни. За это все мы его признали, по своему выводу, больным. Ходит, по холоду терпит. Если бы ему не было холодно. Тогда бы дело было другое. А то Иванов слышит крепче от нас в тысячу раз. Он не хочет однобоким быть. А вот именно его кругозор. Разве не видна теория наша всех в природе людей. Мы льнем к теплу, и к хорошему делу. А чтобы мы получили пользу, этого мы не видим. Наше дело – надо прятаться. От кого, спрашивается?

     49. От природы, от матери, кто нас всех родил. Кому мы с вами надо, как не воздуху, воде и земле. А мы сделали источником, недра открыли, ввели промыслы. А земле не даем покоя. Нам надо одежда, пищу мы приобретаем. А дом для жизни строим для того, чтобы в нем умереть. Что мы делаем сами. Мы это все руками сделали, ногами принесли, спрятали в своем доме. Кто нам за это дело простит, если от нас природа терпит? Мы же делаем теоретически. Хвалим сами себя, что мы этого добились.

    50. Нас с вами условие заставило, зависимость окружила. Мы с вами не стали жить без политики и экономики, мы по-своему стали жить. Нас никто не учил, как только сами это сделали. И в этом деле крепко ошиблись. Стали пищей удовлетворяться и одеждой одеваться, а в доме еже дня жить. Уже человека зависимость, что и заставило тело простуживаться и болеть. Независимостью занимается в природе один Иванов. Он не борется и не воюет, и не защищает сам себя в природе.

      51. На весь свой голос кричит. Что мы делаем с природой? А все молчат, стоят, как их это не касается. Их развитая зависимость, в которой они теоретически учатся, чтобы в природе взять все. Берите, как хотите. Не найдете того, что практика. А вот терять потеряете. У вас ваше все нездоровье. Вы бы хотели сделаться над землею богом, но этого мы не заслужили. А делаемся дельцы, создаем картину, смотрим, как на быль. А вот не скажем теоретически о самом себе лично, что будет с вами.                      

      52. Как нам хочется, чтобы сегодня, как не вчера, и кушать, и одеваться. Да в дом зайти, в нем жить. А здоровья не будет, этого не хотелось, сделать не сможем. Не умеем, и не желаем. Всему дело природа. День за днем проходит. А делать все приходится то же самое. Что вчера, то же самое и сегодня. Утром сходило солнце, а как-то тепло не было. Для всех людей было нехорошо. Одеваться приходилось теплее, а наедаться сытнее, но удобство было в доме.

    53. Это не у каждого есть. Руки индивидуальные, а ноги длинные будящие нам не дали того, что надо. Почему не все веселятся и не все плачут? Надо души и сердца от природы добиться, чтобы нам было не тяжело, а чтобы было легко. Надо рождаться всем, надо не учиться индивидуально, и со своим знанием не уходить. Не забывать своего друга. Надо на месте не сидеть. Писать надо людям за природу, за две стороны. Однобокими не быть, а мировоззренческими.

    54. Почему мы не признаем чистый природный холод? Лучше нам всем тепло, оно нам дает прибыль. Мы в этом деле трудимся все проходящее лето. Начинаем с весны с маленького цветка, с зеленых густых всходов, что радует человека. Большая надежда на все то, что имеют все. А чего человек не готовит. Он старается, что самое главное, хлеб на земле вырастить. Что и подготавливалось многими веками через проходящую форму. Все время человека это не удовлетворяло.

    55. Мы знаем хорошо, и делаем еще лучше. А вот не получается у нас. Мы бы никогда не заменили одно пришедшее время на другое какое-нибудь. Нас оно гонит. Мы с вами спешим жить, нас наша продукция подгоняет. Мы время держим. Пришла весна, теплые дни, мы стараемся зернышка посеять. Чтобы пораньше, лучше сделать. Если есть у тебя на это силы, ты делаешь в день то, что год кормит. Твоя мысль не спит, и не стоит на месте, а лазит по природе.              

    56. Зерно даром не сеялось, всходы так не всходили. Без дождя ничего не росло. Солнышко не всегда будет надо, а разная погода в моде. Стихией не нуждаются, а прибыль свою ожидают, готовятся все время, делают себе инструмент. За природу не забывают, маленькое изменение слышат в пользу своего урожая. Как хочется работать на прибыль. Человек делает и думает. Но вот редко, а бывает, не получает того, что надо. Как будто и силы есть, и все хорошо делается, и природа, как природа.

    57. А вот в этом году такого счастья нет, как человеку хотелось. Особенно у нас в коллективе хорошо работать при здоровье в любом труде. Но вот когда помешает что-либо в природе, особенно в урожае каких-либо семян. Природа не даст влаги, а засуха не красит всех. Люди не так разговаривают, у них не такая дорога. Бедность впереди. А когда нет, и негде взять, человек теряется, и теория не придумает. Особенно сейчас в это время враг прогрессирует внутри.

   58. У нас делается воровство и убийство. Кто в этом деле виноват, и теория не подскажет. А есть учение в природе, чем хвалиться, особенно человеком. Не теоретическим, а практическим. У нас в людях любой национальности свое государство, маленькое и большое собственническое хозяйство. В нем обязательно какой-то недостаток. У одного одно, а у другого другое. Чем-то человек нуждается. Таких хозяйств нет, чтобы ничем человек не нуждался. Своей красотой или умением, и тогда недовольный.

    59. А чтобы для этого была природа хорошая, каждый свой день она преподносит какое-либо дело. А его надо будет сделать. Все делается по развитому карману. Я, говорит англичанин Пуссель директор русско-англо-французского общества в России. Новый химический завод перексилиновый построил. Ради русско-германской войны вырабатывали шнидирит. Как раз при комиссии мы хотели это здание расширять, большая потребность была. А ко мне девушка полячка обратилась со слезами. Она хотела практического человека удалить с жизни.

      60. А раз поступила жалоба, Пусселю делать было нечего, кроме надо русского прогнать. Дает свою команду французу Эмилю рассчитать Иванова. Никто не стал помогать. За что, и как, этим самим делом проиграли права все. Нашлись на это большевики. А разве это не оружие. Без всякой техники, а физическим явлением прокладывает одну для всех дорогу неумирающую за счет естества. Закалка-тренировка учит практически, но не теоретически.

    61. Я, говорит Иванов, никого в своей жизни не прогонял. А наоборот, прошу вслед таким человеком сделаться, чтобы обиженному, больному, всеми забытому человеку помочь. А обиженный не может быть от умирающего человека. Это надо будет сменить вечно развитый поток. Моя практика доказывает, что есть возможность через чистый воздух, через вдох и выдох, через снежное пробуждение нервной центральной части мозга. Что если только питается или реально делает. Это все будет завоевано через работу свою, которая будет надо нам всем, живущим людям.  

    62. Кто переменит эту дорогу. Признаете эти силы, эту возможность человека. Она практически сделала. Был на фронте, сидел в секрете ночью, но врага не видел. Была команда дадена, что немец наступать будет. Отставил, не пошел. Был приказ: мы должны на немца наступать – и не стали делать. Сняли с фронта, ушли в тыл для смирения генерала Каледина. И этого дела не пришлось делать.

    63. А как думалось мне, что большевики возглавят, так оно и получилось. Я был на стороне обиженных, а обижен был трудяга, рабочий, крестьянин бедняк. Я выходец в этом. Никогда не соглашусь с тем, что невозможно будет сделать того, что мы не знаем, что делать. Чтобы была польза от сделанного дела. Закалка-тренировка наука, она сделала человека Иванова независимым для того, чтобы сменить на человеке жизненную форму, убрать от него зависимость.

    64. Этого не хочет видеть наша теория, не соглашается с практикой. У теории доверия нет, боится оставаться без всякого оружия, без всякой техники. Как же добилась практика? Она ни у кого не просила помощи, сама все делала, добилась этого всего. Ей надо поверить, и поддержать ее учение. Учение не учит индивидуально для места и для средств. У независимости мест хватит. Природа на это дело богатая, она любит всех тех людей, кто любит ее.

    65. У нее есть для этого все. Если захочешь сделаться таким, как Иванов, разве будет нельзя этого в жизни сделать. Кто не человек жизни, кто не ждет у себя хорошего теплого дня, особенно ожидали весну. Да еще то время, когда люди выезжают в степь. Им было надо ехать. Всю зиму напролет продумали про это, надо было не зевать. Еще солнышко не взошло. Природа не смогла остановить хозяйские все силы, которые сделал человек, кому пришлось достичь.

    66. И природа на это готовая, не стала мешать делу, пропустила ближе к земле. Она под снегом пролежала, огороженная была. Требует руки человека, ступает по ней ногами. А думает про это счастье. К природе пришли люди на ее созданный фронт, и стали умом стрелять. Не надо было делать, да деваться некуда. Зима не захотела лежать, а лето приходило близко. Если не вбросишь зернышка, не будет, на что смотреть. И не будет, чего делать. А то где этот урожай. Для тебя мысль одна.

      67. Люди мы такие, как и все, ждали это наше время, в чем свои силы индивидуально с мыслью представили. Для нас есть это все. Мы с вами ничего не знаем, а что с этого всего получится. У нас с вами такое дело, обязательно должны делать. Мы оставляем позади свой брошенный порог. Не хотелось с ним расставаться так, как расстались все наши прежние предки. Я и все остальные без этого дела не сможем жить. А в природе есть, о чем не говорить и не делать, а у себя лично воспринимать. На острый рожон не лезть. 

      68. Природой не торговать, считаться с каждым на месте. Без участия самой природы ничего хорошего не сделаешь. А день пришел к нему. Вчера все приготовились для того, чтобы делать то, чего ты ежегодно и всегда свой труд закладывал. На ногах физически не легко, а крепко тяжело. Надо было делать вдвоем. А хозяин любитель не спать, с места одного в другое бегать. Как же, пришел тот день, который нам нужен на весь предыдущий год. Мы от этого дела зависимые. Не будем сами себя рвать, у нас с вами ничего не будет.

    69. Меня природа жалеет, не учит нас этому. Мы не захотели сами идти по дороге, вместе с близким родным другом уложились. Это большая твоя физическая работа потом тебя окружает. В свой воз не порожний запрягаешь свою любимую лошадку. А потом говоришь, чтобы тебе в этом помог. Но машина моторная, и та без асфальта не пойдет. А лошадка не одна, их две. Хозяин их весом обеспечил. А им тяжело, невозможно, хозяин не подготовлен этому бессилию так верить. Он силы прикладывает на животное тягло.

    70. А до самого места бездорожье, не одна верста лежит. И по приезду на место, где ложкой хлебать борщ, а надо на ногах без отдыха. Взял да вперед, не порожний мешок, целый насыпаешь пуда три зерна. И давай набирать в горсть, направо и налево. Чтобы зернышка не ложились много в одну кучу. Это не одна перед ним работа. Выпрячь спешишь, и запрячь спешишь. А кушать не забыл. И когда в этом деле для тебя не матерью родной делается, а за твое все мачехой.

    71. Ты не входишь в положение. Ни самому себе лично, и другому свое показывал. Это не по бумаге писать, а плугом железным пахать. А бороною, железными зубками пахоту разворачивать. Делать с нее грядку для быстрого схода, чтобы человек радовался будущему в уборке труду. Он это не знает, что его руки не раз со своей ручной косой физически мотанут. Дело все стоит от здоровья. А здоровье дает природа не в труде, а в покое. У человека мысль не стоит на одном месте, а бегает одна за другой.

    72. То надо ехать в степь, а также приезжать со степи. Если один работник о себе будет думать, за животное забудешь, дела никакого не сделаешь. А самому не приходится до чистого белья раздеваться. Может быть, и не делал это, так сама жизнь заставляла. Не потопаешь – не полопаешь. Так и мы, хозяева все, не будешь знать за время, в какой день и что будешь делать. В головах под подушкой ложишься спать с работою, и встаешь ты с нею. Поэтому нам нужна и необходима весна.

    73. И также надо лето, без которого ничего не созреет. А осень нам надо солнечная сухая, ясная для уборки. А вот зимой никто из нас, теоретиков, не любит ее холод, морозное дело. Кому надо приспособиться. Особенно ноги обуть, на голову шапку надеть. А брюки на ноги натащить, и рубашку с пальто на свои плечи надеть. Вся человеческая предковая система, форма одна для всех. Чин, человеческое звание гордость перед всеми. И нехотение свое, чтобы другому помочь.

    74. Это помогать машиной, но не своими руками. Командовать можно ученому теоретику. Больше надеется на силу, на режим, законное явление. Живешь в обществе – каркай. Что люди делают, то и ты делай. Люди все зависимые, и ты же зависимый. Человек в природе бывает еже дня зависимым человеком в своей принадлежащей жизни. И весной кланяется еже дня, и летом надо кланяться. И приходит осень, тоже надо не одному дню кланяться. А в недели бывает шесть дней, их люди назвали разно за то, да за свою всю работу.

    75. У тебя, как человека, на каждый день пришедший силы свои лично приготовлено. Каждое дело обдумано для тебя, лишь бы никуда не делся. Этот недельный понедельник мы встречаем очень тяжело. А вот вторник второй день, по нашей всегдашней привычке, мы тоже ему не бываем рады. Дело делаем делом, а время само собою идет. Смотришь по природе, где взялась наша среда. Мы ее никогда не проходим так обязательно третьим днем в неделе этой. Проводим, как он к нам пришел.

    76. Мы его никогда не ждали. А чтобы ничего не делать, зависимый человек ни в каком дне не сможет. Солнышко для этого взошло, и ежедневно свои лучи распространяет, это его уже такое дело. Хоть на сколько-нибудь, но короче бывает, или день удлиняется. А когда мы с вами дождались четверга, это уже другое. Вторая половина началась, у нас стала спускаться. Не успел оглянуться, глянуть на все: где взялась пятница. Она такая введена по религиозному убеждению, как и среда постная.

     77. Скромная, верующим людям нельзя будет кушать. А суббота есть суббота, самый добрый и последний день. Люди добрые моют руки, и говорят за всю эту неделю. «Слава тебе, Господи». Проскочила в труде эта неделя. А на носу у всех завтра наш праздник Воскресение, в нем каждый человек отдыхает. Люди, верующие в Бога, молятся, ходят в церковь по обычаю. Но тому, кто не верит этому, чем приходится заняться, как не сном. Зависимость такая, у нее не то, так другое. А найдется в природе.

    78. Этот день считается иным. И одежда готовится не такая, и пища варится другая. Да и люди свободно дышат. А вот разное веселье молодежь наша не забывает. У них своя мода, а у нас своя. Про то, что делалось, не забыть. Уже мы проработали, история осталась позади. А вот другая на носу после нашего праздника воскресенья. Какой он добрый для всех людей. И старые, и малые им радуются. А вот все дни недели не такие, и воздух даже другой. Люди себя чувствуют развязанными. Но про свое зависимое время не забывают вслед бежать.

    79. Еще солнышко не всходило. Хозяин своей пахоте со своим оружием целится. Весь день на своих ногах, без радостной мысли не бывает. Не будешь делать – не будешь думать. Интереса в жизни никакого. Дни нашего брата гонят, чтобы мы от них бежали. Куда уходят, сами не знают. По всему прошлому видно, мы с вами не уходим, а приближаемся еже дня. Спрашивают, к кому приближаемся, кроме как к смерти? Наша зависимость ведет, а дела заставляет делать еже дня. В будний один день за семь дней.                   

    80. Бывает не таким, как все. Его не видишь, как он проходит. А вот эти недели впереди, одна кончается, другая начинается. Зависимость наша такая, мы ее сами построили, и вместе по земле шагаем. А как время бежало, оно не останавливалось меж нами, отдельные дни и недели с месяцами. Так же само проходит год. Мы с вами, люди, не видим, как оно по природе проходило. Все свое время бежим и бежим. Хотим своего товарища по жизни догнать и поравняться, это не цель. А вот такая цель рождается у нас у каждого человека: лучше от всех одеться, нарядиться интересней.

    81. И хвалиться между людьми. Пусть, мол, этакие смотрят. А я в этом добился, выиграл, не спал, а работал. Так мне в этих днях везло. Я не присматривался к другому. Как наше солнышко всходило, не ворожил над собою, будет ли сегодня погода климатическая хорошая, или на сегодня какое здоровье. Мое дело – брать лопатку острую или грабарку. И давай с места в другое кидать. Что будет с этого дела? Хозяин копает фундамент. Он бы нас не нанимал, если бы не было, за что. Деньги человека делают богатым, денег не имеет бедняк.   

    82. У него развивается не то, что имеет богач. У него ежегодно пуды зерна в запасе остаются. А сила есть, на чем поехать на базар, продать муку, меленую на мельнице. Говорят так предки мужику. Зерно имеешь лишнее – заводи и выкармливай кабанов. Деньги завелись – строй мельницу. Время в природе хватает. Здоровьем своим хвалишься. Но про жизнь свою не забывай. Окреп, сделался богачом, добивайся делаться еще лучшим. Но не уступай другим. Что ты не сможешь сделаться культурным мужиком, это твое будет дело.

    83. Деньги не держи в кармане. Делай на них какое-либо дело, чтобы деньги приобретали деньги. Будешь легко жить, как и каждый человек этого в этих днях добивается. Своей рукой смастерил, сделал эту хорошую вещь. Вывез на базар, поставил. А хорошему хозяину в природе разве не понравится пила с хорошими удобствами, острая, как змея. Ею только надо пилить вдвоем. Что мы ею за день только ни делаем из этого всего дерева. Строятся жилые дома. И также создаются города, в которых наши люди живут ремесленные. Строят себе, и также другому.

   84. Помощь сельским хозяйствам надо. Не сохою пахать землю, как мы ею все время пользовались. А теперь мы хозяева земли, и хозяева производства. Сами воспроизводим, и будем сами пользоваться. У нас чего только нет. Вся сила с нами всей техники. Но нет одного из всех, чтобы были перед природой заслуги. Все мы сделали. Но одного у нас нет – умения сохранить от природы тело, чтобы на тело не набрасывался наш самый злейший враг. Это раковое заболевание, которое мучит человека.  

    85. А вор чужого добра. Ты имущее лицо человек, имеешь свои заработанные деньги. Это твое собственное добро, а на него набросился другой родившийся, новый небывалый. А вот чтобы дать неимущему, таких людей не рождалось. А с кармана таскали, и будут таскать. Наша неудовлетворенность. А убийство человеком человека. Мы за это дело и не брались, чтобы между природой и человеком была заключена дружба. Практика рисует на это дело свою независимую в природе победу.

    Моя Победа. Я самородок своему делу. Закалка – источник. Я один тружусь на благо всем здоровье.

    86. В природе учусь практически, хвалюсь перед всеми. Правду хочется сказать за само хранение своей клетки. Сердце мое закаленное здоровое 25-летнего человека. А выход мой в свете. Не боюсь я врага, не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого не было, не было моей жизни. Человек я земли, дышу крепко, но говорю крепко не про чудо. А за физическое природное явление. Самое главное, за чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение. За нервную центральную часть мозга. Люблю и болею за больного, не забываю, душу его знаю.

    87. Хочу помочь, через свои руки током убиваю боль. Этот нам не слова говорят, а делается все делом. Пишется рукою Владыка, никогда про это не забыть, очень справедливое. А просьба какая? Меня надо просить – будешь всегда здоровым. Кому это не надо, юноше молодому? Да нет. Уважаемые вы, это мировое значение. Нам надо всем любить великую нашу природу. Не молчать словами, а говорить надо правду. Не играет роли болезнь над человеком, а играет роли человек над болезнью.

    88. Нам надо учиться, понимать мое учение, чтобы больше не попадать в тюрьму, и не ложиться с вами в нашу больницу. Живите свободно, не лезьте на рожон. Вам большая слава любить самих себя. Низко головкой кланяйся, вежливость свою представляй. Эх ты жизнь моя тяжелая для всех. Поймите мое терпение, а сердце свое закалите. Милые мои люди, гляньте на солнце. Вы увидите правду, свое выздоровление. Быть таким, как приготовила природа. Победитель природы и Учитель народа.

    Мойте ноги еже дня утром и вечером холодной водой по колени, лучше было бы обливать все тело. А людей встречать старых, взрослых и малых наших людей, с ними надо здороваться.

    89. Их не считай чужими, а близкими родными своими. Будет обеим сторонам хорошо. А вот бедного искать придется лично самому имеющему, сильному человеку. Надо хорошо опознать, нуждается ли он помощью, и как, и какой помощи. Если он нуждается, ему надо дать со словами, зря деньги не раздаются. «Я даю для того эти деньги этому нашему человеку, чтобы больше я не болел». И без всякого ему отдай. Зря никогда не пройдет, а только получишь хорошее.

   90. Четвертая система. А в этой системе 42 часа не кушать и не пить, сознательное терпение. В пятницу покушай вечером в шесть часов, и до воскресения до 12 часов дня, всю субботу не употребляй ничего. А когда садиться кушать, то надо вдох и выдох, с высоты тянуть надо через гортань. Тяни воздух и проси Учителя: «Учитель, дай мне здоровье». Это еже субботний твой праздник, в неделю раз будешь делать. А пятое. На землю не плевать и не харкать, не пить никакого вина, и не курить табак. Это все заслуги человека меж нами и природой.

    91. Война, борьба с природой никогда через это не будет. Только с любовью делать каждому нашему человеку, любителю в жизни своей. Наше для всех здоровье. Здоровье зависимость человека никогда в теории не получит. Лицо, ушедшее от другого, хвалится своим чином, по своему уму получает средства. Это будет перед всеми не выигрыш, а проигрыш в жизни. За деньги здоровье не покупают. А ум заставляет человека, нервная мозговая болезнь. Сердце не выхоженное, а больное, совсем негодное к дальнейшему продолжению. Человек без сердца непригоден.

    92. Сколько ни игралось песен, и ни танцевалось ногами, но чтобы была польза для тела человека. Человек зависимый пользы ни в учении, ни в труде не получал, а легко в природе терял. Поэтому теория и кричит на весь свой голос. 1965 год технически развивалась, лезла со своим умом, и напрасно. Чего только человек ни видел, и чего он ни встречал. Дело всяческое делал не кому лично, а себе, удобное и быстрое. Казалось бы, не надо ничего. А вот враг был во всех направлениях. Мы его не можем опознать своим теоретическим опознанием.

    93. Природа вся наша, а не сможет человеку избавиться от преступления и убийства. Да не думать о чужом, и не терять свое личное здоровье, как было. Недостаток у нас, всех людей, того. Чтобы мы с вами сделали то дело, которое нам с вами помогло избавиться от этого всего недостатка. Надо человека практического адского терпения найти между нами, и им как Учителем похвалиться. Его учение закалка тренировка, заслуги перед природой. Она видит его практические качества, их на нем сохраняет. У него сердце 25-летнего человека, а самому 67 лет уже сравнялось.

    94. Усталости не бывает. Теория есть бессильная, но практика опередила.

    7 ноября 1965 года в воскресение. Если бы кому-либо предложили это терпение. Можно сказать, не было 2 часа с половиной взад, вперед проходил. Как вы, читатель, думаете, неужели я практический преступник? Лето все напролет проходило между нами. Чего только наш каждый день для наших защищенных тел показывал в естестве. А я, Иванов, ни одного дня сам собою не пропустил. Пусть скажет персонал, как я свою быстроту люблю в природе.                   

    95. Никто из всех впереди меня не займет свое место. А место это не огороженное, климат в природе зимний. А мы не знаем так природу, как опознал ее Иванов. Все лето это тяжелое время из головы не выбрасывал. Оставлял дни летнего жаркого времени. И были, как нарочно, мои любительские холодные дни. Я их встречал с душой, и провожал я их с сердцем. Об этом никому не говорил. Да и кому здесь пожалуешься, если твое не поддерживается никем никакими днями. Пусть это лето, за него как будто и рассказа не найдешь.

    96. Моя для вас независимость, она показала все летние дни, с которыми пришлось вместе и одинаково. Живая и естественная система, которая делала этим, чтобы не бояться ничего, никакого врага для тела. Лето недаром, никакого дня не подослала и не убрала, чтобы чем-либо помешать. А наоборот, учила, как будет воспринять климат и изменение. Никто так не думал, и не гадал кто-либо из зависимых вооруженных людей. А Иванов брал на себя, и берет сейчас эту наступающую пониженную температуру.             

    97. Человек клал надежду на обувь, на шапку и на теплую одежду. Это его была конечная и неотменяемая радость. Снег ложился для пробы в октябре месяце. А мороз достигал до 13 градусов ниже нуля 25 октября в понедельник. А я, Иванов, своим телом встретил его силы. Никого в жизни, чтобы при этих обстоятельствах кому-либо и за что-либо согласиться. Я это дело не делаю себе. Того человека нет, и он еще не рождался, чтобы Иванова поддержать.

    98. Он был, он и остался один. Это человек наш, он отдался сам собою. В природе делает дело то, от чего делается нашему человеку легко, удобно и хорошо. Я никогда не скажу плохо. Моя работа над собою между нами проходила. Все люди видел, как я сам себя лето готовил. Одного дня без всякого внимания не оставил. Природа есть друг наш, с кем надо одно время дружить. А мы с вами это не вводим, а поступок свой показываем для природы нехороший.

    99. Скажите мне, пожалуйста, для чего вы учились теоретически, чтобы знать? Вы узнали нашего врага, зачем человек сделался между нами преступник? Мы не старые прошлые люди, новые хозяева природы. Кому и кто давал право убивать жизненного человека? Вы же катались на саночках, и на гору их везите с любовью. Кто вам как ученому помог стать на свое место. Разве вы не видели друга своего близкого по детству. Вы разве не разбирались с этим, почему не все ученые, а отдельные люди командуют? Не просят человека, а заставляют?       

    100. Разве вы признали. Это нормальность есть у матери в чреве дитя убить? Чей это меж нами фронт, кому мать рождает дитя? Нам, нашему государству. Зачем обязали матерью 20 лет на иждивении держать? Вы ж распорядители средств. Не думайте о своих детках, что они у вас воспитываются так, как вам хочется. Природу не обманешь. Ваше дитя не получит хорошего, а хулиган сделается. Тому простительно, кто на бедном иждивении. А вот тому непростительно, кто у себя имеет средства.

    101.Он же обеспеченный всей материальностью. Казалось, ему не надо делать, он сделал это. Вы же ученный не наш человек, ушел от нас своим знанием. Мы тебе доверились, дали любительское место. А ты забыл за своего друга, не стал себя считать, и о правде в природе сказать. Что делаю – это хорошо. Но что я не делаю – это плохо. Забыл своим подчинением свою вежливость представить. И их попросить, чтобы они мое командование не делали и не слушали, ибо мое все для них тяжелое.

    102. Мое дело для них есть одно для всех. Нездоровье – слушаться нехорошему. Какое бы ни было, но дело, его надо будет делать. А в деле любом можно ошибаться. Разве это свобода жизни – лезть на рожон своим сердцем? Ошибается человек. Кто может научиться этому? Да никто. Все люди такие, кроме одного Иванова. Он независимый человек, а мы все зависимые люди. Без всякого оружия побоимся в лес пойти через лютого зверя. Он съедает человека за какие особенности?       

    103. За плохие, за природные. Что ты вперед сделал природе? Покушал природное. Ты пахнешь тем, за что тебя природа съест. А вот Иванов не трогает, живой факт на нем. Его хранит охрана за его доброту. Он пишет, свое природное доказывает. Но ему не верят, что он является земли Бог. Мы уверены сказать, что он у нас закончит свою жизнь так, как все умирают. Если бы он жил зависимо в природе, то дело было другое. На все рождаются силы, так это не останется, обязательно что-то будет.

    104. Умирать, это дело не будет. Человек найдется, заинтересуется этим делом. Независимость так не останется, свои силы привьет. Это надо будет терпеть. Теория умрет от этого дела, ей все равно умирать. А вот если практика своего добьется в жизни, теории снимется плюс, а будет она с минусом. Ее учение себя не оправдало. Это развитие техническое, но не природное физическое, а вооружение. Природою оружие сделал человек из природного сырья.  

    105. Человек стал стрелять, он же овладел этим сам. Убил Голиафа Давид чем? Да камушком, холодным оружием. Сам между нами всеми царем с пастуха заработал стать. А как же не заработает перед всей природой Иванов, он же дал врагу отпор. Никто этого не делает, боятся все природы. Хоронятся от нее, считают природу врагом. Она всех нас беспокоит, простуживает, создает заболевание. Почему Иванов не получает? Разве это порядок между нами и природой.

      106. Человек сознательно делает. А ему навязали болезнь, и держат в больнице больным. Какие мы с вами ученые, если не верим человеку живому. Нашему русскому практическому человеку, кто не сидит на месте. А как бегает по природе.

    После праздника 8 ноября на землю легла снежная крупа, мягкая, белей не может быть. Я два часа десять минут своим телом протерпел. Вы думаете, что мне не холодно, или скажете, мне плохо. Я же порождаю у себя силы, все лето напролет не остановился на ногах. Зря сроду не сяду.

    107. А в эту самую минуту чрезмерно мыслю. Вспоминаю прошлое, как мне в эту голову пришло, и что я сначала получил. Я самого маленького человека от большого развитого крика своими руками успокоил. Люди, сидевшие на своих местах, они сказали в один голос так: в этом человеке есть что-то. Я этот случай не забыл. Рак – это серьезная боль. Враг человеческой жизни лишь бы напал на тело, жизни дальше не дает. Съест моментально. Не нашлось человека, кроме одного меня.

    108. Я этому делу претендент, нашел в природе средства. Упросил природу своей умелой просьбой, которая помогла мне этому врагу дать отпор. Независимость в природе мое тело научила, дала возможность продвигаться по природе не искусственной, а естественной стороной без всякого оружия. Теория техническая не надо, а практика нужна. Дело ее тяжелое, а впоследствии хорошее. Было бы плохо, рак свои силы не сдал. А то ушел с тела сам.

    109. У этой болезни родилось силам в природе бессилие. И разные преступления ушли через учение независимости, которая окружила человека. Он у нас один есть таков. Ему все иметь то, чего имеют и все люди, это для него преступление, из преступлений преступление. Взялся за гуж – говори, он не дюж. 1933 год, мне было 35 лет возраста моего. Я эту систему взял и делал. Где только не бываю в своем прошлом, и чего только там не вижу.                 

    110. Я повторяю свою жизнь, как она мне давалась, и дается мне сейчас. Нет такого человека ни у них, ни у нас, чтобы телом решиться пойти на преступление своей в природе жизни, что я делаю себе или будущему поколению. Я имею возраст 67 лет. А какая моя есть любовь к этой начатой мною жизни. Хочется ученых попросить своей просьбой, чтобы они обратили внимание. Что я делаю, это для них тайна есть, а для меня есть истина.

    111. Никакой такой тайны, как одна есть закалка-тренировка наука. Она и раньше была, и сейчас она есть. И будет она впредь, если мы ею займемся. И начнем делать так, как занимается все время наш русский человек Порфирий Корнеевич Иванов. Ах как молодость моя, жалеть приходится ее. Я того не делаю, что делают все. Моя работа очень страшная, она для всех со своим делом никуда не пригодная.

    112. А вот для меня, Иванова, дух моей радости. Я 8-го ноября тоже, чтобы не страшиться природы, и не подготавливать себя. Я без этого никогда не оставался. Где еще было зимнее время, а мне казалось, я по нему хожу, и мне было холодно. А на дворе еще осень не начиналась, август был на пороге, самая сахарная погода. А у меня нет, нет, и проскочит такая мысль по телу недурная. Теоретики все склонны к теплому дню. А вот от холодного времени процветала практика. Ну что ж поделать теперь, особенно мне такому, взявшему это дело.

   113. Без всякого ты не возьмешь, надо будет потрудиться. На дворе температура не летняя, чтобы солнышко тянуло. Зимняя пора, холодно. Я так ответил сестре Тоне на ее вопрос: холодно ли мне. Или она хотела знать, замерз ли я или нет. Я ей сказал: тебе одетой холодно здесь быть. А мне такому раздевшему, я говорю, мне очень холодно. Слышу, меня окружает он. Но что теперь будем делать, если меня зародила мать богатая природа.   

    114. А в природе, ишь, сколько ходят по своим следам. У них их мысль, но не моя. Для них страшно, по-ихнему, так жить, как живу это время я. С кем только не приходилось по пути встретиться, обязательно затронет он. Ему моего поступка жалко. Но что ж сделать мне такому, как я между всеми родился. У меня на это должно счастье этого пришедшего времени. На это дело, что я делаю, ни один человек не согласен. Лучше в зависимости жить, чем независимым быть. В зависимости умирает наш человек, а в независимости живет.

    115. Лучше, по-ихнему всему, нам надо умирать. Так люди этой эры меж собою разговаривают. А вот делать в природе не приходится никому. Хотя по новому изложению дел очень много прибавилось, больше всего, стало иначе. В жизни человеческой научились делать технику. Она потребовалась в природе, особенно в перестройке сельского хозяйства, на кого обратила внимание в последнее время теория. От кустарного, физического в труде стали уходить.

    116. А тут, можно сказать, земля много заставила, чтобы через нее наука больше брала на себя инициативу выращивать то, что требуется. Человек стал не тот, которого мы когда-то видели. Раньше наша отсталость. Мы, можно сказать, не умели жить. Земля была, и достаточно, а вот в посеве не получалось. Да у нас не было того, что надо. Мы со своей собственностью с утра и до самого вечера на своих ногах ходили. А придет вечер, по убору твоему ты не находишь своего места. Больше не на голову хватаешь, что полегче сделать.

    117. А все брался за все руками. Сна хорошего не получалось. Да где ты там получишь, если при хорошем хозяйстве тебя особенно интересовало, соседа своего обогнать-то чем-нибудь надо. Проклятая такая привычка, она у церкви привитая. Умирает наш односельчанин, но не богатый, а бедный. У строжки сторожа, им-то надо сказать про смерть. Они хорошо знают его, но вот свой поступок сменить никак не хотят. От бедного мало попадало. Люди в этом деле живые, им тоже хочется выпить.

    118. А богатый когда умирал, и про них не забывалось. Возьмут и дадут на какую-либо маленькую сотку. Мы тогда по этому мертвецу, такой введен закон, всеми колоколами бьем три раза и маленькими, и большими. А маленькому дитю один раз. Также кое-когда у нас проходит и по бедному человеку, один раз пробьешь, и хватит. Как-то без всякого не хватает смелости. Где бы ты ни жил, или твоя хата на месте ни стояла. А от нее, да еще от порога, приходится человеку отрываться. Он же во времени своем охотник.

    119. Ничего не делает всю зиму. С осени наберется сил, всех возможностей. Особенно, если тебе есть, о чем крепко думать. Или чего каждый день делаешь. Бедно жить – это надо научиться в жизни не горевать. Смотришь, а у богатого человека, да еще у какого-либо хозяина, по его имеющимся силам, не хватает земли. Не хочется возвращаться назад, а больше лезешь вверх. Хочется всегда у себя иметь эту прежнюю привычку. А она есть у каждого человека: чем-нибудь надо хвалиться.

    120. А к тебе этого вопроса не было, а сейчас взяли и спросили. Ну как? По имени, отчеству назвали. Я слушался, как и все остальные. А у меня спрашивает сосед, как у близкого соседа, чтобы я ему признался, правду я сказал ему. Но гак свой никому не скажу, и укорочу. Едет … человек, особенно введено на лошадках. Ты у него спроси расстояние от села до другого села, он тебе скажет точно. Но тебе придется больше идти через то, что ты идешь пешком. Ты прошел милю, а в мили семь верст. А вот о гаке никто не знает.  

    121. И не знает тот, кто спросил. И не знает тот, кто сказал. А чтобы раньше тебя признался скромный хитрый хозяин, сколько он этот год посеял. А раньше так говорили, если уже касалось этого дела. Скажи, сколько ты посеял? Это ему самый плохой ответ, он тебе скажет неправду. Хоть одну десятину уворует. Или когда у него спрашивают: сколько четвертей зерна набрал? Он в жизни своей точно не скажет. Поэтому деревня не богатела, а в этом деле хитрила. Но не делала себе машину, как вот сейчас сделали. Раньше пользовались землей на три поля всего.

    122. Одна пахалась крепкая, с-под толоки набитая. Другая земля мягкая пахалась. А третья часть, скотину пасли, чем люди одно время жили. Тракторов раньше не было, чтобы пахать легко землю. Таких плугов многолемешных не было, и не было многорядных сеялок. А чтобы был где-либо комбайн или ток, мы пользовались землей, как раньше. Что ни шаг, свал, межа соседа от соседа, совсем брошенная, не паханная. А на нем, на этом свалу, выращивал себе колючий татар. Такое название растительности, с кого пчела брала много меда. А уборка какая была, это не весенняя работа.

    123. Ночью собирается мужик, сам складывает на воз, да подкармливает лошадку. Готовится на целый день, чтобы в степи там землю сделать на хорошую грядку. И на ней посеять принадлежащее этому году зерно. Без всякой мысли ты ничего и в своем дворе не сделаешь. А у тебя такая создалась мысль, время такое пришло. Это наша теплая для всех весна, мы ее ждали целую зиму. Что мы с вами делали? С утра и до самого вечера нас снег не допускал к делу. Где он брался, мы не знаем. Только прочистишь дорожку, а он и засыпал на грех.

    124. Это не весна наша, которой люди радуются. Они не знают, что делать. Забрали все карты в руки, и держат у себя для выигрыша. Надо будет спешить, и готовиться в этом деле. А у тебя сначала порвалась мысль, недостача твоя. В одном сил индивидуальных не хватает так расти, как мы в природе хлеб выращивали. Я не знаю, говорит крестьянин, как сейчас получается. А тогда надо ехать. Есть, на чем, а запрягать нет, во что. И лазишь, просишь по соседям. Чуть не плачешь, возьми меня. Я тебе помощь, а ты мне. Это не жизнь была богатого.

    125. А только нитка тонкая. Только протянешь в мочку, станешь шить чего-либо, а нитка порвалась не крепкая. Так и в возрастающем хозяйстве в любом направлении. Как будто готовился всю зиму. Все делал для весны, чтобы у тебя все было для того, чтобы посеять причитающуюся на этот год землю. Ты хорошо знаешь про нее, она тебя ждет со всеми силами. А у тебя чего-нибудь не хватило. Ты за хомут, а его нет с постромками. Уже твой недостаток через эти постромки. Пришлось сегодня опоздать. Надо было без них на работе.

    126. Любого хозяина и любого хозяйство гробит своя имеющаяся недостача. Человеку не одно есть знание, надо большая в этом деле хитрость. С ничего что-то надо делать. Эта техника, которую раньше не имели, она нас всех спасает. В природе дни нехорошие, за ними не погоняешься. Думаешь, что будет погода хорошая, а пришла плохая, уже горе. Кому? Да человеку. Не дала ему сделать дело. А наше дело одно – мне дай. Я ничего не знаю, кроме надо по закону делать. А у тебя делать нечем. Надо трактор, и многолемешный. Тогда не будешь думать, а будешь покою не давать земле.   

    127. Как грач не дает кукурузе выбираться вверх во время всходов. Он ее тянет и уничтожает с жизни. Баба Екатерина немалого роста, жена безграмотного волостного судьи. Он Павел Инофалов, ему название дали по-уличному. Гора наша старообрядческая проходила по истории всей, безграмотная почти вся. Рядом одна возле другой церкви были построены для моления Богу всем. А внизу жили низовцы. У них одна церковь православная, законная в государстве. Попу как священнику было 40 десятин земли для личной пользы.

    128. А Илларионка Нестеренок был научен грамоте, но вот в жизни ему не повезло. То одного нет, а другого совсем негде взять. Человек большого роста мужик, а лошадки у него небольшие. Когда сядет верхом на коня, а ноги длинные волокутся по земле. А ехать ему надо, такой в крестьянстве закон. Делилась земля на мужицкие души, а женщин в то время обходили. А нашему Иллариону везло, как на грех, Бог историю построил в этом месте. Жена Матрена, тоже немалая, грузная со своими силами родит у себя всех девочек.

    129. Из пяти девушек, как на грех, родился сын Яшка. А жизнь вся была из-за земли. Что она нам давала? Индивидуальную дорогу к этому месту, где досталось Иллариону две души. Это десять сажен пол десятины. Три места во всем расположенном обществе. Одна мука не одному ему. Что он всегда не был доволен. А от себя требовал крепко, чтобы ему общество дало земли на его дочечек. Не одни его не получали, все были такому против. А делать против богачей, как был Илья Абрамченок.

    130. Совсем мужик без букв. Ему вся земля, как на столе. Бери ложку, она для тебя приготовленная, кусок хлеба тоже лежит. А борща кипяченного в чашку налили. Твое дело, не зевай, хлебай одна за другой. Беда наша одна всех, надо немного простить, мы к этому делу приготовленные. Целое утро одна женщина была специально оторванная, готовила нам чего повкусней. А свекру такому любому, чтобы невестка не любимая, она делает … на столе. Поэтому нет Бочаренка, земля ждет его, не делится. Илья Федотыч Бочаров пришел.

    131. И все стали по-человечески сами себя представлять жребий, где тебе, твоему двору с другими соседями достанется. Хуже нет попадать с богачом, кому своей земли очень мало. Он когда видит борозду, чтобы не врезаться, у него это ошибка систематическая. Люди на этой земле не знали, что-либо хорошего выращивать. Каждому хлеборобу хотелось чистый белый хлеб пшеничный есть. А вот на наше село были любители, если их найдешь, только они есть. Мельницы таковой не было в другом селе, за сем верст далеко, не понесешь на себе какой пуд.

    132. А водяные, ветряные, лишь бы ветер и вода. Здоровье есть у тебя насыпать мешок, и на мельницу, это право не запрещалось. Но хотя пшеница и мололась, а хлеб ели черный – камнем мололось. Да еще между людьми сорила в каждом месте не культура. Чтобы честность была, ты ее не найдешь ни в одном селе. Целую неделю работали. Особенно считалась косовица вручную косою с грабками. Нехотя порвешь и во внутри, не один стебелек срезать надо. Хочется, чтобы твоя работа не стояла. А косить не кому, как тебе, чужого дядю не заставишь.

    133. На это дело все поднялись, даже и подростки дети, и старые непригодные. Все хотят жить, и крепко есть, заставляет голод. А с голодом никакая теория не приучила себя продолжать. У нее под головами земля, он с нею дружит вместе. Не будет о ней думать, и не возьмется делать, он не выиграет, а проиграет. У него неважная в руках карта, чтобы на нее понадеяться. Дом человек ставит на месте для того, чтобы жить в нем. А впоследствии оказалось, дом стоит не тревожный, а человека хозяина не стало, убрала с пути природа.

    134. Этого, что сделалось с человеком, ни в одного человека не рождалось. А когда это будет, когда человек не будет жить. Самый маленькой человек, он думает о жизни, и старый тоже не забывает о ней. А вот тому человеку, кто бессилен жить дальше, ему и мысль никакая не помогает. Он уже не думает о жизни, у него бессилие напало. Как и мне, Иванову, приходится думать о смерти. Люди этого делать не хотят, поэтому они проигрывают. У них оружие против природы, не любят ее качества. А вот Иванову снег белый – это одно счастье из счастья.

    135. Лишь бы только за меня была наша природа. А у нее незабываемые друзья воздух, вода и земля. Разве в пониженной, ниже нуля, для живого энергичного тела не плохо, а хорошо. Кому эта работа не сможет быть практикой. Человек не подготовил сам себя, он не сможет этого сделать без всяких природных заслуг. Как же Иванов эту работу в пониженной температуре делает, всем видно и ясно. В этом терпение в холоде держать. Как я ноябрь встречаю, и провожаю дни приходом. С утра и опять до самого утра права не дается испытывать на своем теле.

    136. Я вижу его через окошко, готовлюсь один раз эту атмосферу воспринять. Я за эту проходящую природу, она находится в меня так же, как она находится в ней.

    Живое тело, не защищенное само, оно есть друг природы. Я есть, а природа мне есть друг. Между нами двумя нет борьбы и войны, а есть дружба и любовь. Из-за чего не смерть будет, а мы добьемся жизни. Не такой, как она была, и есть она умирающая. Мы в этом деле что делаем? Со своими людьми горим.                        

    137. Наше дело – ждать наше это время, которого между нами никогда не было. А мы со своими умами, и со своим таким делом уже сказали вслух всем, что мы со своим народом по пути ступаем к коммунизму. А куда такое режимное дело. Вы человека имеете зависимого от каждого дня и года. Ему необходимо надо природное богатство, с чего делаем оружие. И заставляем природу, чтобы она давала не мало, а много. Нам этого мало. Мы на службу тянем каждый день, чтобы он у нас даром не проходил.

    138. Мы в нем еже дня то же самое дело, которое делали всегда. Машину сделали, овладели, крутится колесо, мотор рычит. Когда она работает, человек этим делом радуется. Но человек не радуется жизнью. А ее человеку зависимость в природе не дает, видно из всего этого. Как бы человек ни вооружался, и что бы он ни делал в жизни, это не польза есть, а вред. Какой бы ни был труд в природе, какое дело ему, человек в нем ошибается. А раз он ошибся, а ошибок очень много.

    139. И все эти ошибки бывают перед человеком, и разные, за что человек попадает или в тюрьму, или больницу. Мы люди все зависимые. Не сможем себя на новых людей перестроить, чтобы ими хвалиться. У нас воспитательный режим для всех людей тяжелый. Мы заставляли других. А чтобы просить, это не наше с вами. Это надо будет кому-то кланяться. Мы с вами не знаем человека, поэтому его считаем психически больным. Психиатры вы, психиатры, вы люди наши, и не плохие.

    140. Разбираетесь в природе и в наших людях, которые не научили сами себя оставаться в природе без оружия. Человек, вооруженный против природы, считает свои силы, а природные убивает. Другие силы ему не нужны. Тогда он погибает. А зависимость человека не живет с ним, а умирает. Меня как практика, Иванова, к этому делу никто не учил. Имейте в виду,  что эти силы нам будут надо. Их я только сдержу на себе. Родится умница в природе, попробует это делать, и обязательно получится, он эти силы завоюет, что завоевал в природе я сам лично без кого-то.

    141. Это мои силы и воля делать, что надо нам всем. А в природе надо будет здоровье, без которого ни одному человеку оставаться никак нигде нельзя. Природа любит тело здоровое энергичное, крепкое. Больное, бессильное, она его гонит с колеи. Если человек ее дух ненавидит, это уже нелюбовь, которую имеет в себе. Каждый день пришедшего времени, он пришел к человеку не для того, чтобы заставлять человека, чтобы он в нем одевался или кушал, да в доме жил.

    142. Все это не природное чувство, а сделанное руками человеком для того, чтобы время жизни за счет этого всего продолжать. Это теоретическая дорога. Она человеку показала, что будет надо сделать, чтобы в природе не жить так, как учит человека природа. Она ему не преподносит живое другое тело, чтобы ему не дать возможностей дальше жизни через удовлетворение своей потребности. Природа родила живое для того, чтобы жить, но не убивать его оружием для своей цели.

   143. А у человека это есть. Он только родился на белый свет, ему на его тело надели, и внутрь накормили. Малыш это не требовал, он этого в жизни не ожидал, что его так будут по-своему воспитывать. Раз одели, раз накормили, уже это наука перед любым человеком. Уже надо каждый раз приобретать. А раз это дело делается человеком всегда одинаково, ему надо менять ежедневно другое, иное, лучше. Поэтому человек ползает по нашей родной земле. Она людям рождала нового небывалого человека.

    144. Не за счет ее качеств жить. А надо родиться, и научиться в природе быть не таким, как все люди, зависимые от каждого нашего дня. Ему не надо время пришедшее, ему надо приготовленное в природе, что сегодня надо на себя одеть. Да лучшее, с лучшим фасоном, вроде какого-то в жизни своей купца. А они когда-то были в моде своей купеческой одеждой, перед всеми остальными крепко хвалились. Такая между людьми в природе была сделанная мода. Она с себя строила любой чин. А в чине есть гордость.

    145. На себя чучело не оденет. Человека это оружие, он одежду имеет пол карману. А в кармане если есть, то будет и на себя вещь. Это все приобретено в природе для того, чтобы показать: он умеет жить среди всех, а все не умеют. Теория ведет человека к тому, чтобы знать больше от другого. Мы с вами как бы ни жили, бедно или богато, но теория, она и есть теория. Она не должна жить так: хорошему приклоняться, а от плохого уходить. Прежде чем ученым быть, надо поработать физически.

    146. Ученая степень не является слово, сказанное человеком фантастически. Для тебя надо будет сделать, а потом написать фразу того человека, кто сделал. Что мы с вами сделали после нашей революции? Мы воевали. В руки взяли власть для того, чтобы всем быть учеными не такими, как они  были до этого. Сами себя в жизни величали, бедным, незнающим распоряжались. И раньше это в природе было. Почему Карл Маркс поделился, не пошел по пути одному с теми, кто жил за счет другого.                 

    147. Разве сейчас разницы между учеными и неучеными нет. Ученый дипломник. Ему готовится место не такое, как приготовилось неученому человеку. Доверие, государство больше ученому доверяет, и за это больше ему платит. Считаются с ученым, его как вожака хранят. Он нам, темным людям, нужен. Но природе он в своем костюме совсем не нужен. Он живет так же хитро, как живет в труде и физический человек. Только на работу устроится, уже пихает звенового.

    148. Учит других быть в почете. А разве это есть все. Закончит высшее заведение. Дело стоит практику, как тебе придется в процессе твоей практической работы. Дело само покажет, как тебе государство доверит. Ты же деятель, ведешь армию, учишь их хорошему. Показываешь дорогу ту, по которой надо нам всем идти. А вот есть, не захотели учиться по-твоему, бросили. Что их заставило не учиться, как ты думаешь, скажи? Неужели у него не было способности. Или у него не было ума на это научиться, чему твоя голова научилась.

    149. Ты же живешь всеми ими, им построил производство, расположил фронт. За деньги людей заставил, чтобы они мастерили это. Они у тебя трудятся, ты им платишь всем по труду. Спросил у них их нужду, и удовлетворил их ею? Почему у тебя «Скорая помощь», или стоит на посту милиционер. Разве у тебя науки нет той, которая смогла помочь этому. Какой же ты командир есть в природе, своих людей теряешь. У тебя взяли, в больницу положили за что? В тюрьму посадили за что? Что ты хорошего сделал своему подчиненному человеку?

    150. Ты его послал, а научил? Нет. Пусть учится сам в процессе своей работы. Ты ему правду научную рассказал, что человеку дает лучшее, холодное, плохое или теплое хорошее? Мы с вами все ученые люди теоретического понимания со своим развитым здоровьем. Гонимся за нашим солнышком. А оно у нас всегда бывает на нашем юге, на Черном море в Сочи или в Ялте. А почему мы не испытаем северный холодный пляж, где всегда минус у нас проходит в природе.

   151. Наши с вами тела к этому климату не научены. Они научены к солнцу воспринимать. А почему практика не то на своем теле показывает. Она любит и то, и другое. Для независимого человека есть в природе закалка, которая не учит одному, чтобы было тепло и хорошо. Природа не одни эти качества у себя имеет. Она имеет плохое, холодное, но имеет и теплое, хорошее. К этому хорошему и теплому лезет любая букашка, и вылетает насекомое, муха.

    152. А вот при холоде появляется белая муха, пушистый серебристый снег. Он никакому зависимому человеку не несет добра, а заставляет прятаться. Так оно и делается. Теоретическая сторона зависимая в природе, путь, который предупреждает человека. В природе одно время хоронить самого себя, как и делается всеми. Весна на двор пришла с солнечными лучами. Человек к ней со своей головкой просится поработать. Поделать на нашей земле для того, чтобы получить урожай. На это требуется труд, и большого значения.

   153. С техникой вместе, оружием в руках в бою поближе к природе, что природе не нравится. Она говорит: я тебя таким не рождала, которым ты стал. И не велела, чтобы ты со мною боролся и воевал. Ты знаешь, что делаешь какое-либо у меня дело. Я не хотела бы, чтобы ты делал, но ты сам лезешь на рожон. Ты хочешь, чтобы тебе давала природа твое здоровье, чтобы ты ее убивал. Природа извиняется и просит человека, чтобы он этого не делал. Она предупреждает его своей смертью, но ему нипочем умереть.

    154. Он знает хорошо, на его место родится другой человек, не такого понятия, как он был, или есть сейчас. Зависимость природная умрет, как и не была она со своими неприятностями. Это человек еще не знает за мировоззрение, которое имеет Иванов. Он может оставаться королем, если только люди пожелают. А он слуга народа тем, что он их учит одному здоровью. Наша людская мысль, всех надо тянуть за собою, чтобы они поделались такими крепкими, как Иванов.

    155. Разве это плохо будет, если мы все будем встречать нашу природную зиму в нашем естественном костюме. Мы через свое воспитание не будем попадать ни в тюрьму, ни в больницу. Мы с вами бываем и на море, и на горах, и в лесах, на равнине. Окружены своим делом, нам это помогает в жизни. И хотим там построиться. Как раньше все жили, да творили свои дела. Зимой сидят в теплом помещении, чтобы было уютно.

    156. Да приготовленное поедать. Это наша такая наука, что слаще да пожирней. Самое главное, будет больше. Мы эту сторону воспринимаем. А когда холод нас окружает, без всякой пищи. Мы так себя не научили, чтобы в природе жить. Нас всех природа поваляет. Мы индивидуально не подготовились, наши тела слабые не смогут так терпеть, как терпит Иванов. Он к этому делу подходил тридцать лет. Не надевал никакой одежды, и не кушал так, как мы все кушаем. Он кушает с мыслью, чтобы совсем себе отказать, не кушать совсем, когда это надо.

    157. Вот это есть и будет проблема человека. Он когда эти силы завоюет, человек другой его поддержит. Тогда будет слава истины Иванова. Мы с вами люди, вся наша для нас природа, она по нашему всему не хочет подослать свое то, чего мы с вами не видели. Это недуманная вещь, которую мы с вами и не ждали. Мы тут не причем сами. Желание одно наше – должны видеть хорошее. Но нам рвется эта дорога.

    158. А вот дождик, кого и не ждалось в это время, которое началось с самого утра. Он бы нам не был нужен, а чтобы была другая погода. Уже перервалась мысль, не в ту сторону пошла. Человеку надо будет делать, а его природа остановила. И указала не то, что он вчера мыслил. Он своим умом крепко ошибся. Ему в это время не хотелось видеть на себе такое. А оно пришло, где взялось. Плохого такого нет, чтобы можно посчитать это место нехорошим.

    159. Особенно у нас всех недурная складывается для вновь рожденного человека. Мы очень крепко готовились со своим имеющимся делом, как же небывало родится. Не скажем, чтобы оно было такое нехорошее, некрасивое, которое нам не надо. Но мы на свое счастье надеялись, и будем мы всегда на это надеяться. Родители плохого не делали, но и хорошего у себя не видели. Это так оно и получилось в этом году. Не наше дитя одно по рассказу такое в белый свет рожденное. Это мы от природы заслужили, что такой день попался.

    160. Наш добрый такой хозяин лег спать, и ничего не думает. А время-то идет, не стоит. Если сегодня уже упустишь, не сделаешь то, чего надо. А у тебя на счету весь день. А твое тело ничего не сделало. Уже, можно сказать, самому себе большое твое горе. Дело это намечено вперед, а вот делать самому не пришлось через свои средства. Я, говорит сам себе хозяин под свой нос. С самим собою всегда он делится, что ему надо в жизни. Он никогда ни у кого не спрашивает, а все сам. Лопата нужна ему.

    161. Это он без всяких ищет, найдет, применит к этому делу. Не бросит, пока не выроет сам этот для всего здания фундамент. А уже будут люди нанятые мастера этого дела. Они знают ход строения, не одному мне кладут. Мое дело – только давай им под их руки камень. Это так ты с ними договоришься. Бывает, как хозяин на это дело глянет. А бывает, этот труд начинается без всякого магарыча. И работа не работается, и не так это говорится.

   162. Даже в руки камень не так берется. Как это бывает, договариваются. Купят бутылку водки. Хозяин не скупой на это дело, сковородку сала нажарит. Рабочие чьи-то? Мои. Дом кому строят? Мне. То надо будет делать по предковому, по-старинному. Прежде чем заставлять, надо будет учиться жить, людям не делать плохого. А ты хозяин скупой оказался. Рабочему не то дал, больно крепко за цену сам с ними торговался. А вот магарыча не жалел.

    163. Значит, душа человек, говорят сами себе другие. А на хорошее дело наша природа дает каждому в отдельности свое личное здоровье. Хозяин рабочим хорошее. А кто же не сделает это причитающееся хорошее. Оно у нас крепко ждалось. Мы хотели видеть у себя. Бог нам дал это дитя, или прислал на наш грех эту силу человека. Он у нас для этого родился. Мыслит через наши личные мозги. Он сделает все, лишь бы только захотел.

    164. Сперва напишет, что надо. А потом применит свое. Это небывалое рожденное мое лично место, где я вздумал, как хозяин, свой дом поставить. Я на это имею карман. Если бы денег не было, я бы сроду не строился. А то средства идут, еже дня прибавляются. Куда их девать, сам себе думаю? Природа пошла на мою сторону, о которой никогда не думал. Но все же она меня научила, что я должен сделать.

    165. Дитя мое родилось, теперь надо его сделать ученым человеком. Это наша двоих забота, матери родной и отца. Надо для этого голова, да еще какая-то материальность. Без средств не воспитание. Как сказал миллионер: меня называют миллионером за то, что я деньгами выигрываю деньги. Это моя жизнь миллионера распоряжаться своими деньгами. Так и этому хозяину с этими каменщиками.

    166. Им годи в эту минуту, если есть, чем годить. Не так слово скажешь – все твое в жизни пропало. Один такой богатый жил. Вот и день наш пришел. Мы к нему как небывалому, да еще такому, приготовились встретить то, что надо будет. Холод наш, мы все его не любим, а природа через это все взяла в это время и подослала. Кому из всех нас хорошо? Даже маленькой птичке, которая с места на место никогда не кочует, а живет вместе с нами.

    167. С такими людьми, кого можно увидеть на своей протоптанной дороге в валенках. Это, можно сказать, чудо не какое-либо простое, как мы смотрим и видим. А вот сказать про это мы ни слова, какие есть ниточки и изделия у нашего всегдашнего жильца. Он же не обувается и не ездит верхом, не катается на коне, как мы, этакие люди. Рождаемся в природе одинаково, но вот растем медленно. Хочется слово сказать, а тебе природа не помогает. Хочется стать на свои ноги, а они у тебя вялые.

    168. Надо было бегать, да руки не болтаются. Так они делают, как у близкого твоего взрослого. Человек, не кто-либо, на себя надел не то, что следует. Мне, говорит человек, надо до самого зарезу сапог, не один, а пару сапог. Обе ноги обуваются для того, чтобы мне было тепло, и чтобы было красиво. На то в нашем селе стоит одна из всех кузня. А вот к ней идет каждый. Хорошо мы знаем, что коваль тянет железо.

    169. С него нам мастерит какую-либо вещь. А вот уже не скажешь на яблоко, и не назовешь его вещью. Оно красивое, показывает себя до одного времени. Как звонарь нашей старообрядческой церкви, к каждому богослужению этот колокол замучил: бом и бом. Этого мало нам, прихожанам, берет ночью, и будит людей. Без всякого слова не обходится. А вот Калистрат Филиппович. Он не богатый из всех человек, но голос у него был бас. Его держали в церкви в хоре. Он много за это не брал.

    170. Лишь бы только физически в своей земле копаться, как крестьянин. А жена его была дочь самого богатого человека в Агрофиновке. И на их такую бедность ежегодно родила детей. Этим он заслуживал святого. Но когда с ним кто-либо встретится на его дороге, особенно он любил говорить. Грубость свою не заводил, а вот по имени, отчеству человека всегда величал. Как ему хочется рассказать и про самого себя, и про жену свою, да про родившихся детей. Но чтобы он сказал про хорошее свое индивидуальное хозяйство, которое должно быть, а его нет.

    171. И так же знаю я не про его одного, такого труженика, бедного в голосе. Знаю хорошо таких заядлых мужиков Ивана да Федоту, самых лучших в кармане хозяев. Их поддерживал отец, служил деньгами, подбрасывал и Ивану, и Федоту. А про Игната коваля, про самого пьяницу в селе. У него было два сына да дочечка Мохорка. С кем, как со всеми умершими людьми, мы распростились на веки веков.

    172. По этому всему развитию, они от природы заслужили лежать в земле в гробу в могиле. Ждут нас к себе. И мы за 50 лет там будем. Природа сказывает. Если вы не будете считаться с моим белым снегом, с зимой. С первыми моими днями, которых я кладу по порядку. Мне же интересно вам показать на земле одно и другое, но вы сами ухватились за это. Вас никто не заставлял, кроме как вы сами. Вспомните про ту природу, которая между нами развивалась. Как было трудно и тяжело приобретать нам нужное. Мы не знали жизни, не умели делать дело.

    173. Кто нас с вами научил. Мы сами родили человека. Что нас заставило это делать? Самоволие наше всех. Сеньку Разина по песне знаете, знайте его храбрость. Он всю ночку провозился с нею, а сам наутро стал ею. Для вас природа кладет свою вечно не умирающую любовь, ежегодно уходит и приходит. А мы весь год напролет делаем то, чего надо делать, без чего мы жить не научились. Зима на дворе лежит. А время за временем бежит, на дворе не хочет оставаться. Приходит день не такой, как он вчера был.

    174. Одиннадцатого ноября 1965 года. Что меня задержало не любить природу, не ходить к ней в гости таким, как я ходил всегда. Я не боялся ничего никогда. А сегодня увенчалось кино Приключение Шурика. Он оторвал мою бдительность. Я хоть немного, но должен обязательно себя в этом деле пробудить снегом. Мой мозг, центральный нерв всегда готов в ванне покупаться. Я прошу врачебный персонал всей больницы. Климат и здоровье. Поддержать мою инициативу, которая любит делать все то, что надо всем нам.

    175. А мы кутаемся, от этого уходим, не хотим любить природу, ее дни. Ох, как мне жаль, такому бедняги страдальцу в этом, что я такой воли не имею. А она находится в людях наших, в тех людях, которые не хотят видеть мое такое тело. Оно рыдает, оно кричит. Мне это будет надо. Это я нашел и ею окружил себя. Моя в этом сила воли. Независимость одна в природе, мой жизненный подарок. Я люблю природу своим сердцем и душою, никогда не забываю за холодные зимние дни, за самый суровый климат.

    176. За сегодня, 12 дня ноября месяца. Это день был баня, она меня к себе вела. Подготовленного человека, кто свои написанные слова в написанной истории рассказал о том, что обязательно будет. Зима моя пришла, лето ваше ушло. Но сейчас я принимаю душ горячей воды, купаюсь с мылом, как и все. А впоследствии холодная вода после горячей сейчас же. Сделал несколько приемов, и с холодной воды выхожу. Это мое будет дело, которое делается мною.

    177. Зима раз ложится в пользу моего здоровья. Я этого белого снега ждал, и мое такое желание выпало. Я от природы не забытый. Мой путь, мое учение верное. Это пятница, в которую не употребляю никакую пищу и воду. Сохраняю за счет этой температуры, которая в Казани была. Я когда шел в баню с сестрой хозяйкой Надей, она мне разрешила на дворе по снегу пройтись. С большой радостью я этот эксперимент делал. И после бани санитар Тимофеев разрешил пройтись.       

    178. Я с этим всем приемом готовил к выходу на природу, которая меня одного ждала. Я такой человек один, взял на себя этот путь. Это все то, что делается мной. Сказал, не кушаю и не пью. Это практическая работа, любительский труд, незабываемое дело. Прошу Людмилу Григорьевну. Она мне организовала доступ к выходу в природу, на зимний, холодный в снегу день. Я с сестрой как с провожатым выхожу с таким бодрым молодым и надежным сердцем. Я в молодости этого не имел никогда, как сейчас имею.

    179. Соня надела на себя фуфайку и пригласила за собою меня. Этого в жизни своей не было, чтобы человек, да еще после бани на двор на тридцатиминутное гуляние. Это невозможно было делать, а я, Иванов, уже провел в чистом энергичном живом теле. Когда по порожкам спускался в своем выходе отделения № 5, то я сказал: «Природа, дай мне мою жизнь и мое учение». Этого мало, что я практик. Надо свой поступок описать, как меня одного вела Соня. Сестра отворила прогулочный двор. Я перед собою увидел ковер, разосланный по земле. От него не может быть белей.

    180. А раз такая лежит благодать, почему мне, да еще босой ногой, не наступить на этот дар. Мне положила снег природа, она его сделала у себя. А мое дело – воспринимать. Я шел по земле по снегу, ощущал самое лучшее чувство. Для меня это было впервые. Но я знал, и все это делал не только для самого себя. Мое тело делало для всех. И показывало, чтобы видели все. А вот когда я стал ходить по снегу, я умею пользоваться чистым напряженным воздухом не через нос, как рекомендует врач. А надо будет через гортань дышать. Это будет самое верное и полезное дыхание, чтобы внутрь в желудок больше окиси попадало для разработки пищи.

    181. Я имел в институте им. Сербского. При обследовании организма был упадок сил легких. А я в это время от врача слышал, и взялся их своим вдохом и выдохом рассекать. Немало работал, но реальных условий добился. Моя уверенная практика доказывает силу, и на снегу надо будет напрягать на воздух. Я это по снегу делаю, а мне с отделения, с кабинета врача через окошко Алмаз Разаевич кричит: «Порфирий Корнеевич довольно». Рекомендует.

    182. Отступать я не намерен, и не смогу сделать. Это надо заказать гроб, и приказать меня положить совсем живым. Свое дело продолжаю, не думаю о чем зря. А бросаю свою мысль в условие то, чего делает на человеке природная зависимость. Она держит в труде, да еще в каком тяжелом и вредном. А что же мне приходится делать? Одну к этому любовь. Я же человек этой эры. Меня ли отпихивать за это. Скажите вы мне, наши уважаемые ученые психиатры.

   183. Перед вами лежит правда. Кто смог с блюстителей всего общественного нашего социалистического порядка из наших людей свое слово сказать. Если это дело не врача быть перед любым обиженным, больным человеком, кому надо обязательно физически умело помочь. Нет у нас такого человека. И не было практического природного полезного. И не было раньше, чтобы он прожил 35 лет в самозащите, и делал то, что мы все не переставали делать.

    184. Неужели вам не видно и не слышно. Его слова звучат в писанине. Это не теория воспитала, а природа. Независимость учит человека вежливо обращаться со всеми. Я, говорит перед нами. Дитя старого покроя. Для того свое сердце выходил в теле своем, чтобы хвалиться перед миром, и крепко за это говорить. Враг наш побежден, это живой рожденный факт. Он был и останется перед всеми нами.

    185. Мы, люди, знающие об этом человеке, наученном делом всего человечества. Это закалка-тренировка, наша, всех людей, наука. Кому запрещается, кто не имеет права этого делать, что делает наш человек Иванов? Он ищет по природе не наше то, что мы с вами нашли и им хвалимся. Это наше не спасение в нашей всей жизни. Мы по-старинному учились, по предковому шли. Нас природа вела за нос, чтобы мы с вами делали, мы вовлекались. Для нас день пришедший, он нам мало принес.

    186. И мы того не сделали, что будет для нас надо. Зависимостью в природе крепко-крепко хвалимся. А раз это хвала родится живому человеку, а в процессе сделаться чужим, неузнаваемым, огороженным искусством? Одеждой не одинаково. И наевшись, тоже не удовлетворились. А дом стоит построенный на своем выбранном месте. Он не меняет форму, и не меняется его система пользования. В нем можно будет не жить, как мы живем с вами.

    187. Мы больше в нем спим, а работаем физически. Чего мы с вами думаем? Не о том, о чем думали наши предки. У них их осталось желание добиться от природы, чего добился наш Иванов. Он больной человек этому, не изученный нами. Мы его дорогу видим, но боимся вместе идти, он нас обманет. Если бы он обещал и нас пихал в жизнь, то дело было бы другое. А то ему говорят: холодно. Устрашают смертью. А в природе, по его выводу и учению его, ее как таковой нет.

    188. Он же гулял во дворе не одетый, а раздетый. Со своими силами, не с какими-либо чужими. Он свои заимел, уверяет нас всех этой дорогой. Только она нам даст то, что будет надо. Богатство наше то, что мы сделали, у себя заимели, оно нас не огородило правдой. Какие были люди прежде, мы их видели, с их добром проводили. Они дальше не смогли жить через свое незнание, через зависимость свою, чем не надо хвалиться. 

    189. Как чуть что такое, уже говорят, человек простыл, заболел, болеет. А у нас с вами есть люди не болельщики, они служители этого дела. Они для этого учились, им за это платят деньги, чтобы он помогал больному. А то, что он сам больной, об этом и природа знает. Она человека держит в очереди для того, чтобы завтра чем-то заболеть. А у нас болезни не все излечиваются. Есть такое заболевание, такие люди, кому надо бы жить.

    190. А он у нас горит, умирает. Вот чего наша природа преподнесла человеку за его личный поступок. Он в нем себя не оправдал. Ему как живому человеку сперва не надо было на себя одевать одежду, как мы его одели сами. Он у нас родился природой совсем независимым. Водой облился, а воздухом окружил себя. Сумейте естественно поставить на ноги, чтобы он со своими силами смог двигаться. Зачем ему кушать тогда, когда он должен завоевать в природе естественные силы.

    191. Не за счет какой-либо тряпки. А может быть, какого куска, или вечно стоящей стены, то есть построенной хаты. Первый человек не был этим огорожен, и он не удовлетворялся, в хате совсем не жил. Скажите, как же он развивался. У него не было навыков, чтобы чем кусать и жевать, а потом чтобы глотать. Ему этот процесс сами люди помогли, чтобы он что-то делал, и чего-то в природе творил.

    192. Его родить родили при условиях своих. А вот воспитать не смогли, чтобы с природою не бороться  и не воевать. Мы этой дорогой не пробовали, и не пытались сделать. А была возможность, она и осталась перед всеми. Начать не поздно, а время подсказывает другое. Не надо будет умирать, надо будет жить научиться. А Учитель напал на дорогу, она нас самих. Мы не захотели, чтобы наши дети воспитывались. По природному изложению, не надо делаться купцом.

193. Хвастаться именем не стоит. Надо нам всем просить природу, чтобы она нам жизнь дала сама, и учение разбираться с природой, и понимать о ней, и пользоваться ею не на вред своего здоровья, а на пользу. Довольно быть воякой, надо заиметь сознательность.

 

1965.11.13

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.03.  С копии оригинала. (1205).  

  

    6511.13   Тематический указатель

Независимость  18-20,63, 136

Наука закалка  63

Природа  64, 98, 141

Моя победа  88

5 советов  89

Зависимость  92

Иждивение детей  99, 100

Бог земли  103

Силы Учителя  106

Снег счастье  134

Холодное плохое  151

Дыхание гортань  180

Первый человек  190, 191