Иванов П. К.

Я ли или вы

 

1966 года 22 марта. 

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

     1. Сегодня вторник, он свое время заполнил в 1966 году 22 марта один раз в жизни. Тихо без всякого ветра на землю на давнишний снег положил себе новый небывалый пушистый снег. Толщина его один вершок. Атмосфера окружила нулевая. Меж нами и природой в этом месте баня. А когда люди купаются, то им прогулка не вводится. А я один этому делу подражатель, любитель спорта. Закаленный, независимый человек в природе. Это дело делаю всю зиму, ни одного дня не пропустил.

    2. Свое время 40 минут встречал и провожал не так, как мы с вами все. По такому снежку да по приятной погоде. На исходе вся последняя встреча была со мною, с таким победителем в природе, кто победил своего врага. Нашел средства, нашел оружие, дал отпор по этому времени, по такому снежку. Вот, вот, настанет такое время, которое уйдет от нас. И больше мы такой для меня присланный день. Я бы от него не ушел, а вместе с ним так, как начал ходить своей босой ногой. Не так, как было при 35 градусов ниже нуля.

    3. Говорить надо правду. Сейчас далеко и далеко не то, что было. А сейчас не январь, месяц зимнего времени. Весна, день превысил ночь. Я в этой ванне, в этом дне купаюсь. Бегаю кругом скверика, ежеминутно мысль моя новорожденная в моей голове. Я ли, или вы будете в победе?

    Начинаю в этом деле рыться. Вспоминаю прошедшие 35 лет. Делалось, творил я в природе так же, как и вы. Был самовольник, у меня вращался разбойник, не считался ни с какими особенностями. Рвал грань порохом или динамитом. Жизнь от всех нас требует.

    4. Так не кормят и не одевают, в дом, общежитие не принимают, чужим признают. А и тогда приходила мысль, когда я в шахте 30 пудовые вагоны гонял. Под землей я был лошадь, она тоже запрягалась в хомут человеком. А кто меня в те годы молодые, сок на губах? Предприниматель шахтовладелец, пан. Я был, как и все, Христу поклонник. Верил и молился Богу. Мой вагон соскочил с рельс.

    5. Да еще в воде. Надо помощь друга человека, а он вслед гони. Сижу, думаю, мысль не дурная, золотая. Почему в шахте Христос не работал, а других заставлял. Ему потребовалось в жизни один раз в Иерусалим идти, он ученика Марка послал: иди, возьми осла, ибо хлебороб даст. Я тогда с такой проблемой не раз разбирался. Всю неделю не купался, ждал субботу. За 15 верст мама жила. Кроме нее, кто нагреет воды, да еще чем.

    6. Вспомните, это были не наши годы, не наше время. Капиталист не в силах был баню сделать. А в бой на фронт, лишь бы ноги держали да руки были. Примут в артель, на второй этаж нар человека положат. Гудок в четыре часа поднимет. Хочешь, не хочешь, такая жизнь. Время было между людьми такое, зависимость введена предками. Хочешь жить – иди работай. Не хочется раздевшим ходить и не кушавши быть. Три десятины имел надела.

    7. И земля хлеборобная, но одна беда – нечего и во что запрячь. Хлеб не родился так. Если бы 19-го века встали мужики бородачи, бояре на свои ноги, и глянули на пустующие все земли. Волку без леса места нет. Пять лемех за собой на колесах железных таскает, а волочит, сеет не руками. Родит хлеб не хуже по агрономии. Коса не надо, комбайн рядочками делает. Сохнет зерно, а потом комбайн молотит и чистит. Солому с половой за собой оставляет, а зернышка в автомашину, и на элеватор в заготовку зерна.

    8. Система другая. Скоро руки человека не будут надо, такого потока больше не увидим, сменится. На арену придет независимость. Эту беспорядочную психическую ненормальность прогонит с земли. Все это делается человеком напрасно. Его в этом деле развитие – с природой воевать. Избрал середку три месяца, теплую и вызревающую сторону. Сосредоточил ум, всю технику, чуть ни за хвост берется и до головы тянет. Как овцу одолевают, так и землю. Не успели снять хлеб, как уже пашется пахота под зиму. А когда зима ляжет, да еще какая она без снега бывает.

    9. Мать свое дитя рождает в год один раз, если она захочет. Большинство, как сейчас, матери не смотрят на свое здоровье. Жизнь – это красивая женщина. А красивее от нее мы не видели, как и не видели удовлетворения. Нам этого мало, очень большая потребность в похоти, человека естественно делаем. Катаемся на саночках с горы быстро, но вот эти саночки возить тяжело. Хорошо все делать, но человека родить по счету лишнего, на это у нас процветает для этого дела аборт. Такой же самый, как и на земле, делается сев, закладывается зернышко для возделывания много зерен. Гоним умами с земли зиму. А на землю пускаем оружие.

    10. Мы с вами, ученые, сделать размах своему новому делу, закон человеку конституцию. В 1936 году 25 ноября украинец Любченко по этой новой истории речь держал, что нам при советской конституции намного лучше мирное хозяйство развивать. Оружие, военных с бюджета не сняли, а крепче ввели. Дали возможность не падать духом, вооружаться, и крепко. К этому не выбросили здравоохранение, всю медицину и образование, просвещение. И так же само не забыли юстицию, сыщика, и наказуемого человека.                             

    11. Богатством осталась земля, воздух, вода, с чем мы живем. На соседа не доверяться. Всех ученых находили, им давали все, лишь бы у нас делали то, что делали старые древние люди. Я это все предвидел, свое писал. Не в природе лазить, и искать для человека жизнь, чтобы себя окружить зависимым богатством, и за счет этого жить. Это все по-старому делалось за счет природы. Человеку требовался хлеб, одежда и строительный материал. То есть надо было то, что мы нашли, на то самое наткнулись. 

    12. Война с немцем не такая, а более развитая, чем была за нашу ребентропскую торговлю. Мы не капиталисты, на нас вероломно и неожиданно напал, и стал громить. Мы же с самими капиталистами вникли, согласились врага обозленного уничтожить. Потсдамское соглашение – это хуже Керенского призыва к победе.

    Я был за то, что нам не надо старое, зависимое от кого-то, чтобы нас заставляли. Где в это время стояли ученые, и что они сделали с фашизмом. Это их хорошее. Людей совсем невинных послали в разведку.

    13. Так и то самое зависимое природное богатство хорошего явления. Как и сейчас, делается всеми погоня. А вот друга любимого, одного между нами, не сделают в природе такого, кто со своим здоровьем выступил и всем ученым сказал. Что вы делаете, и что вы по земле ищете? Вам надо жизнь, а вы в этом всем нашли смерть. Своим оружием человек человека снимает с дороги. И также естественно нападает природа на тело, и ему не дает жизни, умертвляет. Что по этой части хорошего сделали? Как за богатство природное воевали, и будут людьми воевать.

    14. У них игра азартная за столом. Не учат игрока, а учат, как будет надо обыграть своего партнера. У него деньги свои приобретенные, а у меня свои. Экономика любая не ложится в карман и с мешка не сыпется. Ее куют люди руками, ногами. В природе ловят, привязывают, и для себя сами убивают. За это все, сделанное нами, мы долго не живем. Мы с вами люди зависимой стороны, хотим хорошего и теплого. Боимся оставаться, базу строим, хотим коммунизм людям оставить. Пусть они, как хотят, малообразованные, лишь бы я распоряжался производством и средствами. Пусть мне будет хуже от этого.

    15. Дорога одна ведет от порога до кладбища, условия одни. Но вот мы не нашли тайну, и не заставили ее искать там, где это надо, чтобы жить, а не умирать. Эта тайна находится не в природе, и не в технике нашей, и не в оружии, а в человеке. Если разобраться хорошенько, не природа должна сохранять, а надо природу сохранить. Не надо в этом деле зависимость, которая заставляет делать любого человека, а он в необходимости делает. Считает, невозможно жить в независимости. Мы все с вами не простились со своей зависимостью. Как мы жили, так и будем жить в природе за счет труда. Горели, и будем гореть до того времени, пока мы все возьмемся за независимость.              

    16. Она предрешает во всем, сказала и сделала, видно из всего этого. Мы с вами люди все зависимые. Делаем то, что нам надо, лишь бы было нам хорошо, людям. А природе от этого дела что приходится? Терпеть. Поэтому враг не опознан, и никем он не предупрежден. Средств нет. Да и на кого будешь стрелять, если не знаем человека. Человек с человеком поделился. Один научил сам себя в природе сохранять. И учит другого, чтобы он тоже учился, и также себя хранил, и ученого под своим крылышком.  А ученый учит неученого. Куда ты смотришь, у тебя люди не такие, как это надо.

    17. Надо делать всем, что мы делаем. Пришла весна, за свое дело надо браться. Землю надо делать грядкой. Зерно садить, родить побольше. Хвалиться надо, что мы умеем, и сделали сами. А вот что надо, мы не брались. Смерть не искали, и не хотели с ней разговаривать. А она – естественная сторона, природная. А в природе холод и плохое на первом месте стоит. Только с ним разобраться, и делать то, что надо не для смерти, как мы с вами сделали. От этого не ушли, а по своей дороге приблизились. А я один человек в мире. Прожил свое время, а потом себе отказал. Взял и пошел не по их дороге, избрал свою.

    18. Надо было идти вместе, я не захотел продолжать с ними воевать с природой. Она наш по жизни друг. А все ее назвали «старая ведьма». А я у нее научился независимо жить. Для меня не фронт, с кем приходится воевать. Это не мое стремление такое, чтобы жить за счет своих зубов, которых не стало. Надо эту привычку или развитие приостановить. Давайте все сознание введем в жизнь сознательно, объявим себя не таким человеком. А сделаемся равными от старого до малого с самой низкой оплатой 30 рублей. А если мало, добавим, не одному, а всем. Приходится верить практике, она себя учит без природного продукта, который мы получаем через труд.

    19. А если бы мы попробовали хоть один день остаться без еды, воды, одежды и жилого дома. Как будто наша не красота. Это не что-либо с этого плохого и холодного и голодного, какое для человека одно из всех, лучше не может быть. Да здоровье, только надо делать. Как будто ты не ел пищу все время, это твое в жизни продолжение. А твоя еда. Какой-либо пищи ты наешься, а больше всего свое тело заразишь болезнью, что и поведет ближе к смерти. Я начал эту историю проводить с того времени, когда шапку снял. Уже я знал, и уверенно делал сам. Я мог кушать, и мог совсем не кушать. Особенно зимой кушать не требуется в природе.   

    20. Этим сознанием ни одно животное не пробовало такую историю испытать сознательно. И холодно, и голодно, а ты на плохое не смотришь, а идешь со своим всем к хорошему. Я ни одного дня, чтобы у меня не было этой мысли, с которой мне пришлось забыть. И я не обдумал свое время, в котором приходилось кушать, как я кушал, и что меня заставляло. Я садился не один раз в день, и не на том же месте, а забыть, не забывал ни про одни свои силы. Брал и других таких людей, которые никогда у себя такую мысль не держали. А кто этого бы захотел, и зачем? Я сам не ел, и не стремился такого делать. А в жизни все случалось.

    21. Я сел в КПЗ в Моздоке, в районе Кавказа. Меня посадили, как диверсанта, в компанию Бухарина и Зиновьева. А тогда что делалось с этим делом, не поймешь. Бери с меня первого. Я уже во второй раз, это бывалый случай. Расскажу, как я женщину избавил от холода. Она мерзла, ей надо было в летнее время шуба, и та не помогала. Мерзла, и все. Она из совхоза имени Балтийского флота, Моздокского района. Я ехал по договоренности с нею. Она через мужа коммуниста комбайнера смогла путевку приобрести для того, чтобы в Евпатории ей помогли. А я ее встретил по проезду поезда Киев-Баку между Ясиноватой и Ростовом. Моя это была практическая работа, без чего одной минуты не оставался, чтобы об этом не думал.         

    22. Пусть, по-вашему, это знахарство, или не наука, как вы все думаете. Это не какое-либо чудо, а природное физическое практическое явление. Самое главное, чистый воздух, вдох и выдох, и просьба ее Учителя. Она меня просила. Я учу всех хорошему здоровью. Эта больная, она живая, и район будет знать, да и дирекция. Должно, комбайнер жив, кому эта путевка выделялась. И они ждали меня, по договоренностью с больной. Она мне на руки должна дать из своих слов и практического дела на ней. Я и к ней, как больной, по всей наружности, она была больная. Я перед ней извинился, она не отвернулась от меня, что я был в трусах, чистым телом. Я ей сказал: милая ты для меня женщина.

    23. Она меня слушала. Я ей говорю, как незнающей человек, да еще в такой фасонной одежде я был. Впервые она меня такого в трусах встретила. Но коль она болеет, не на пользу, а на вред. Так в народе прозвучали слова. Голова болит, а ее надо ударить кирпичом, лишь бы она не болела. Так и этой женщины, которой я даже не знал имя, и мне оно не нужно сейчас. Мне надо живой факт, на этом человеке я его сделал, он со мной. Я ей сказал. Ты виноватая, что на тебя эта болезнь напала. Никто тебя не избавит от этого, кроме меня одного. Я такой человек.

   24. Ей правду говорю, хвалюсь перед нею. Она мне поверила, согласилась с моей правдой. Я ее убедил, что она сама будет все делать в природе, и она сама восстановит себя через природу. Воздух, а в нем вода на том месте, где будет делать вдох и выдох. Шуба снимется, она не будет нужна через мое учение. Она за это уцепилась, сделала, ей не понадобилась шуба. Она же человек, и я не упал с неба. За хорошее она хотела одарить меня, я ее это дело приостановил. Мне хотелось, чтобы она взяла у дирекции справку, от чего не отказалась, дала свое слово.

    25. У нее муж комбайнер коммунист, близкий к дирекции. Просит она меня, чтобы я к ним в совхоз «Балтийский флот» в Моздок приехал. Раз я сделал хорошее человеку, то и мне будет хорошо. Я дал свое обещание, приеду. Когда, не сказал ей. Она поехала здоровая, шуба не нужна ей. А мое дело это не первое и не последнее. Раз я не нуждаюсь одеждой, мне не нужна пища, не стараюсь попасть в дом жилой. А для меня природа, а в ней воздух, вода и земля.

    26. В ней можно учиться, и можно научиться для того, чтобы знать, что будет надо делать, чтобы не болеть и не простуживаться. Я этого дела научился, и одарил сам себя природой. Она роль всему, мне помогать и другому человеку. Я и сейчас заявляю, всем скажу свои слова, с которыми хвалюсь. Говорю правду про само хранение клетки. У меня здоровое закаленное сердце. А со здоровым сердцем  можно ехать в любое время и каждый раз. Пришло время, я надумал поехать. Еду в пальто осеннем, но разутым. Рубашка серенькая, брюки в полоску.

    27. Чин чином. А шевелюра была, заставила органы ошибиться. Они меня взяли на изучение в КПЗ, где было набито полно, и меня туда 151 добавили. Я своим поступком заставил обоих начальников милиции и НКВД. Они взялись за меня. Я был в трусах. Одежду бросили под ноги, с нею не стали ничего делать, потянули по рукам. Я стою день, не принимаю никакой пищи. Старостой был Карамзин шпана. Он сказал, чтобы одежда была на месте возле моих ног. И вдруг я надумал свою одежду использовать, сделаться, как и другие.

    28. Посчитал я, в этом выиграю. Но меня заставила обстановка сложившаяся поразговаривать с задержанными. А кто же здесь лежал у моих стоящих ног. Мало того, что я не ложусь. Я стою без своей одежды, которая по команде была принесена, и сохранно все положено. Думают, один день не положат, другой день. Ничего не говорят. А пищи мне не показывай, я к этому приготовлен. А у самого все чувства проложены, ведь такт жизненный у себя, я его имею козырной.

    29. Где я в то время ни был, и чего я только ни думал. А у самого большая вера в силы свои. Особенно я надеялся на природу, на идущие дни. У них силы все естественные, не зависимые ни от кого никак. А ждал, придет мой день, извинятся. А сейчас я у каждого здесь сидевшего заглазно роюсь в голове в мозгах, об этом никто ничего не знает. А кто может знать. У каждого человека своя мысль дождаться, когда его назовут по фамилии. Он уже готов, как тут, выходить.        

    30. Но его держали, так же занимались, как со мною. Кому я был нужен? Я не местный, из Ростовской области, город Красный Сулин, жил по улице Ленина, 80. Люди все были, и я человек, не с неба упал. Надоело стоять молча, заставила одежда моя все рассказать этим людям. Как в стенку горохом, так и мои были слова им. Я когда не кушал, не разговаривал, то у них было какое-то добродушие, с которым я брался и доказывал. Я им одну-единственную свою правду рисовал про все между ними. Хотелось, чтобы ухватились. Я был в мире полумертвых людей, тех, которые боялись одного расстрела за свою измену советской власти.

    31. Среди был председатель исполкома, секретари партии, коммунисты, агрономы, председатели колхозов, заготовительной системы, директора МТС. И сидели между ними воришки, да заблудившиеся религиозные люди. Словом, я один между ними такой, с кем начальство считалось. Я день стою. Когда кушаю, а когда и не кушаю. Вечер на колеса – я в постели сплю. Мне на это амнистия была. А вот людей разделили, их такую ценность между коммунистами и простыми людьми. Я всех по косточкам перечитал. Хорошо жилось тому, у кого была передача. А у меня никакой. Ели все имеющееся колхозом.

    32. Знали все своих, но чужие издалека смотрели. Я только не молчал, им сказал на их свободную команду, как им приходилось устраивать свое совещание. Ночное время, как они бросали все, и ехали на охоту. На воле их было право. Лишь бы захотел, им недолго команду подать. Сбоку на столе телефонная трубка, такой автомат. Только поднимешь, возьмешь к уху, представишь коммутатор – уже у телефона слушает девушка. Говорит председатель райисполкома – девушка такому человеку все свои услуги, она рада услужить. А председателю надо шофер ехать туда, куда прикажут.

    33. Ребята свои, вместе творили эти чудеса. Били дроф, их называли. А зайцу покоя не давали. Озимые хлеба зелено себя показывали, как ковер. А мы автомашиной туда на равнину. Свет вдаль проложат, видимость лучше, чем днем. И мы обнаружим серенького куцего зайца, это добыча наша, мы его не упустим с глаз. Не догоним, руками не возьмем – нацелимся, убьем. А между нами один не такой, как они. Этакие ребята получили доверие от народа. Что хотели, то и делали в своем районе. А я не доехал до своего указанного места.

    34. Мой путь, загородили дорогу люди. Это что я хотел свое хорошее ввести в народе в природе. Если бы мы с вами научились это делать. Разве плохо нам было бы, если бы человек наш между нами в природе смог добиться таких качеств. А ведь они есть, мы с вами не знаем их, и не хотим верить. Это же было в 1937 году, я и тогда эти силы имел. Меня природа хранила. Я с такой мыслью не переставал и думать, и делать. Когда я не кушал, меня все жалели и приглашали к себе за стол, я не садился. А когда привел себя в порядок, оделся, на мне человеческая форма. Красотой хвалился между ними.

    35. Я к ним со своей жадностью, которую развил в этом деле сам. И хочу, чтобы они своим достатком поддержали. А у них сменилась их ко мне жалость. Я для них был не свой. Они – не я, а не я – они. Их на двор при 17 градусов в трусах никого не выводили. А меня для какой цели выводили? Сами начальники с колодца воду таскали, и на голову лили. Волос замерз, а тело парило паром. Где силы брались? Я не мог и тогда с этим делом разобраться, что за такое дело было на мне и также на другом. Секретарь коммунистической партии из района одного Кононов кушал хорошо и много, у него живот часто беспокоил. Он изложил свое желание проверить силы мои на себе.

    36. Вот это уже мое дело. Я должен этому обиженному природой человеку, кто с просьбой обратился ко мне. Он хочет узнать на мне мою правду, смогу ли я ему помочь, чтобы у него живот не болел. Медицина не в силах. Я ему пообещал сделать на нем эту свою практику, которой поверил он. Так слушая, я ему говорю. В природе две стороны: хорошая и плохая. К чему ты придерживаешься? Мне говорит  секретарь: «Как и все, к хорошему». Значит, будешь болеть до тех пор. Я ему рассказываю про плохую сторону, а ее надо испытать. Видел меня, когда не кушал и не одевался, и не спал. Как думаешь, мне было хорошо? Он согласился со мной, что мне было плохо.

    37. Но зато мне будет сейчас хорошо. Моя правда победит. Не я тебе буду помогать, а ты сам себе. Мое дело одно перед тобой. Ты человек дефектный, у тебя недостаток твоя болезнь. Ты ее сам делаешь, а вот упразднить не в силах. Я ему говорю. Я только это сделаю, у меня на это силы есть. Его заставляю во внутрь смотреть своим мнением внимательно, неотрывно в самую боль, и сосредоточиться хорошо туда. А потом воздух тяни туда. В воздухе есть в любом месте любые минералы, такие полезные вещества, которые это дело рассекают. Секретарю дошло, он понял, что в этом деле энная правда.

    38. За нее ухватился. И то, чего я его учил, он сам стал делать. А у него получилось удачно, хорошо. Я ему ввел сознательную голодовку. То есть его попросил, чтобы он мои слова в этом поддержал. А когда он мою идею поддержал, у него получилась польза. Секретарь получил улучшение. Это меня тогда держала КПЗ, она что ни творила надо мною. Я в ней пробыл три месяца, как один день. Дождался небывалого дня, мне передача кем-то, кто-то передал. Я думаю, что за политика такая. Но чтобы с дома, это не было подходяще. А думать приходилось. Когда надо было сажать, не сажали. А когда надо хвалить, взялись мешать.                              

    39. Это все приобретено мною в природе, в условиях на земле, в воздухе и в воде. А сейчас, где я ни был, но про это забыть не могу. В голове база создалась. Поддержали, узнали, кто я есть. Начальник вызвал, извинился предо мною, сказал: «Бывает, и мы ошибаемся». Дал мне волю. Откуда шел, и куда ехал, ворота растворились. Я и порхнул по своим следам. Там, где я думал ступить, я на это место ногу свою поставил. И хотелось, свое не упустить, а другому не помешать. Я и сейчас. Кто за что, а я за своим писанием, за своим трудом встретил день весенней поры. За хвост держу. А время такое не стоит на месте, а движется, быстро уходит с солнцем и без солнышка.

    40. А дни уходят, а приходят другие небывалые дни. С чистеньким снежком, мягким, белым, но зато холодным, не таким, как это лето. Я рад был, чтобы по этому снежку закончились эти пришедшие весенние денечки. Таких больше не будет, мы их не увидим, и не сможем. Так сознательно терпел это не один день такой, и не одно такое время. Оно с осени начиналось, и делалось настоящей зимой. К чему люди всей земли не учились, чтобы научиться разбираться со всеми историческими делами. Нас природа так не рождала, чтобы человек от человека уходил через индивидуальное учение.

    41. Человек учится не для того, чтобы за хорошим гнаться, однобоко жить, и самому от других своих товарищей. Я живу для того, чтобы было хорошо ему. Этого ни один человек в своей жизни не делал. Его умным родили, глупцом он жил, учился в любом деле. И мог ошибиться, и на веки веков погибнуть за то, что он не хотел жить плохо. У него все силы вели к тому, чтобы быть в природе. То сделала в жизни, чего захотела, то ввела. Посадила на землю клетку, и дала право свое самовольничать. Это первый человек в жизни.

    42. Он не умел жить. Его заставило время пришедшее. У него развивалась своя потребность, выработалось такое желание. О нем мы с вами оставим разговаривать. Мы не знаем, кто человека, и какого посадил, и для чего ему такое право давал самому захватывать, называть своим именем. Чужого не было, и своего тоже не было. По чему воздух носился, от края до края берега, воды с морей не выпускались.

    43. До этого мы не имели… Ни солнышка. Кому оно требовалось, если на земле ум человека, мысли не развивались. А все это наделала клетка. Перед нею было две дороги. Одна имела свою сторону, другая свою. Кто же был этому инициатор сохранять эти рожденные качества. Можно было оставаться при своей мысли. Она не требовала хорошего. Это все наделал человек, и тот человек, кто тогда был сильный все сделать.   

    44. Он любил то и другое. У него мануфактуры не было, продовольственной базы не было, строительный материал совсем не был нужен. Человек был друг природы, самый близкий к воздуху, воде, земле. Надо было не думать о другом человеке. А первый ступал по земле, и он увидел солнышко. Он разделил природу, день ввел и ночь. Да и кому это потребовалось, и зачем, если не было этого человека.

    45. Ему помогали друзья: воздух, вода и земля. В них человек заставил по природе искать жизнь. Встретился с нею, и развился на земле своим делом, от которого надо отказаться, как себе отказываю я. Вы все свою дорогу зависимую имеете, а я свою дорогу заимел между всеми вами в природе. Не такую, новую, совсем независимую. Вам надо дом – вы его строите. Вам надо одежда – вы ее шьете. Надо пища – вы ее стряпаете. Вашим трудом, руками, ногами.

    46. А головой мыслите. Никто это от вас не отберет. Делайте, вы же этому всему хозяева. Живите, продвигайте, для вас все. И танцуете, и поете. У вас есть все хорошее и теплое. А мое плохое и холодное от меня не отбирайте. Я эти качества сам нашел, или огородил себя. Сам живу, не мешайте мне. Моя любовь, в этом мое желание. Я люблю природу, а вы нет. Любовь не та, которой мы, двое, друг дружку за что-то полюбили, и в этом семью создали. И за это жизнь свою потеряли, нас эта любовь в землю закопала.

    47. Мы неправильно любовь у себя заимели. Хорошее и теплое любим, льнем к этому, чтобы жить богато самому собой. На других бедных не смотреть. «А зачем они для меня,  живу хорошо, у меня есть все, а у тебя нет ничего, ты жить не умеешь». Моя в этом деле такая гордость. Я в своей жизни ничем не нуждаюсь, живу пока сам, люблю свое. А на чужое, что лучше, посматриваю присвоить к своему имени. Любовь у каждого человека – думать о хорошем и теплом. Вся жизнь построенная, из холода она начинается. Для холода не то в жизни требуется. Уже любви такой, которую ты имел при солнышке, нет ее такой, как она была.  

    48. Человек к теплу шел, чистым энергичным телом загорал, аппетит свой в этом деле развивал. И хотел, чтобы он был всегда не таким, а прибавлялся. Есть, что кушать, из-за физического труда, который делается нами тяжело. Но больше нет таких дорог в жизни, чтобы оставаться без труда. Таково заведение, предки это все нам оставили. У них смелости не нашлось, чтобы другим чем-либо заняться, а не тем, что мы с вами сделали. Все по одной дороге шагаем, нас заставляет природа. Если бы мы не боялись времени, мы бы и не вооружались, и не делали для себя защитную одежду. Нас всех зима гонит в хату. Мы там делаем все, что захотим.

    49. Рождаем в этом деле человека живого, такого энергичного, как огурец. Он от матери отрывается, и начинает криком кричать. А у матери традиция материнская. Она его родила через отца. Какого? Это тайна человеческой жизни. А факт живой в природе получился. Я не буду про то начало первое описывать, как это было тогда, когда не с чего готовить весь убор для младенца. А про данное умение родных, они у предков все научились не по 17 детей в своей жизни рождать, и над ними быть матерью. Все мы слушались. В одну кучу все, что требовалось в жизни, волокли. Каждый себе, у людей тогда не было. Семьи были большие, вожаки были умные старые люди. Свой век он прожил на земле, а ум был.

    50. Техника, ученые вооруженные люди с оружием в руках. Если он сделает ошибку на человеке, они найдут свое оправдание. Человек естественно гибнет в любом деле, в любой истории жизни.

    Но чтобы мы с вами не знали о своем предназначенном деле, что мы его делаем для своего вреда. Мы рождаем человека. Только семечко посадили в матку, восприняла своим делом, человека заставило корежить. Большинство тошнит, или вызывает потребность кислого или горького. Это переделка природой дается, значит, что в тебе, в таком теле зародилось другое тело со своим мыслящим путем.                     

    51. Этот еще не жил, будет рождаться в природе телом материнским с воздухом и водой. А земля будет принимать, как вновь рожденного, к себе на ноги. Но мы этих сил человеку не ввели, а стали  его жалеть своим умением. Как будто мы это сами захотели и сделали, у нас получилось это. По теперешнему делу, как мы с вами стали заводить свою индивидуальную любовь. Мы хорошо знаем, что мы с тобой сошлись не для того, чтобы ничего не получилось. А что буде нападать плохое, мы его умением избегаем.

    52. Особенно про лишнего человека, которого делаем мы для жизни. А мы же, отцы и матери, должны видеть, вперед и назад смотреть, плохого избежать. На это у нас умение, оружие, фронт. Не считаемся с жизнью. Пойду на смерть, а это сделаю. Чтобы человек согласился с природой, и ее посчитал матерью своей. И как мать просил, так стал просить природу. Я, Иванов, не хотел видеть того, чего видят в природе все люди своим желанием. Я тут человек такой, как все люди, но не с таким намерением. Привезли конвой. 30 градусов мороза, холодно, зима.

    53. Все лето готовился, и делал то, что надо нам всем давно начать делать. А мы делу Иванова противимся, отворачиваемся, не хотим по его такой колючей холодной дороге вслед шагать. Мы его не признаем за полноценность в жизни. Он больной человек, разве можно с ним согласиться. На двор к нам пришла зима 1965 года. Последний месяц осени ноябрь снег и мороз за собой притащил. Мы все его встречаем по человеческому, на себя одежду одеваем какую-либо потеплей да хорошее. Если нет хорошей, мы одеваем порванную плохую. И хвалимся, что мы живем хорошо.

    54. У одного есть, а у другого нет. Что можно будет сделать в природе между нами, такими бессильными борющимися людьми, кто не хочет жить плохо. Я эту дорожку нашел, этими качествами окружил себя, сделался независимым человеком. Все за то, чтобы природа сменилась, и стала делать на нашей земле то, что мы с вами продумали, да приготовились. Всю зиму делали, и ждем сейчас этого весеннего дня, и эту теплую атмосферу, которая катится с колеи. В жизни снег водой от солнышка водою делается, и с земли быстротой бежит.

    55. А мы смотрим, видим своими ясными глазами, как наша пахота земляная сохнет. Мы не зеваем. Это кипучее один раз в году. А этот год в жизни один раз бывает. Так и наша жизнь живая, сделанная технически знанием, зависимая в природе. Пожить одно время, да это дело поделать, и в нем ошибиться. Но это все, сделанное нами всеми, мы не забываем. Ради этого хотим больше сделать, и больше иметь, чтобы материальность возросла. И мы ею будем пользоваться так, как мы и раньше ели, одевались, и в доме жили. И сейчас мы не изменили свой поток, и не хотим эту зависимость оставить позади.

    56. А взяться за независимость, которую не пробовал никто. Мы не любим, она холодная и плохая сторона, чему мы все не доверяем. Говорим: эта сторона для нас неприемлемая. Мы так себя не учили. Как пришлось с этим делом разбираться. Наши все люди такие, которых научила обстановка, они делают. Уже давно, давно с этим делом надо всем согласиться, и признать дорогу Иванова. Она такая же самая дорога. Без всякого труда ничего не делается. Только разница одна – во всем труд не такой, как первой системой развит.

    57. В первой стороне, зависимой, которая себя научила шаблонно жить нехорошо, то есть тяжело. Как вы думаете, вы же есть люди… Родились в природе на этой земле. Не научились жить, а научили себя умирать. Какая перед нами всеми такая цель, а она нами продолжается. Мы с вами на сегодня живем на земле. Но чтобы научили себя разузнавать в природе своего внутреннего и внешнего врага. Мы же с вами все хорошо знаем, что враг наш силен и прогрессирующий.

    58. Мы с вами для этого дела нигде ничего такого не сделали. Как были людьми, так мы и остались ими, кто у нас сзади волочится со своим отставанием. Это ведь наше, нами рожденное дитя. Ему в голову не входит то знание, которое требуется нам, как ученым, подсказать без всякого такого. А мы с вами сами не знаем, что же будет завтра с тобою. А чего же ты сбоку умелое и умное дитя бросаешь сзади, спешишь захватить чемпионство. А почему же ты не помог ему, чтобы он не сделался таким, как сделался черного племени мальчик, которому не давалось право учиться, и быть между нами понимающим лицом.

    59. Он не пошел со своим знанием место занимать, как у нас делается. Лишь бы я учился хорошо, или я жил хорошо, а ты сам с этого всего выкручивайся. У тебя есть руки, ноги и голова, как у всех отстающих ребят. А их немало есть на белом свете. Они живут не так, как выдающийся человек ученый, много знающий по этой части. Психолог знает, изучает, понимает, ищет. Но вот причины в этом деле и раньше, и сейчас никак не найдут. Как бежал, и сейчас бежит со своим умением, он через это не остановится.

    60. Как делалось любым человеком, так и будет делаться между нами всеми, чемпионами, или же учеными. Мы с вами к самому отстающему мальчику подошли, извинились перед ним, вежливо спросили? У него есть душа и сердце для того, чтобы учиться и хорошо жить, как наш ученый. Он много знает, особенно химию, она в моде. Экономику на ноги ставит. И за счет ее не всем хорошо и тепло жить. Разве ученые не знают, куда их развитие ведет. Или они не видят природу, что она имеет дорогу одну хорошую, и дорога есть плохая. Никто не хочет быть не чемпионом и не ученым. Все люди спешат захватить место свое.

    61. И на этот год поехать отдохнуть на юг на Черное море, в Сочи, в Ялту, да на любые созданные пляжи. Вы спросили у этого мальчика, что он хочет? Он только родился, не сумел глазами проглянуть, как его окружила вся сделанная нами атмосфера, в которой он родился и закричал. Почему мы сами не знаем и не изучали, чего он закричал? Мы с вами не знаем, кто с этим делом  будет разбираться. Если я говорю об этом деле, как болельщик. Начинаю искать самую первую причину. Она ведь как, и зачем рожденная. И почему сделана такой, как она себя привела полумертвым человеком. Если все животные развиты так, как не хотела у себя видеть природа.

    62. Она человеку не подсказывала, чтобы родители этого дитя боялись, и повернули сами по этой дороге. Она за это взялась, и сделалась в природе независимой. Кто мальчику помог, что его тело вылезло вверх, то есть на свое место, где его приходилось обнаружить на своих ногах. Что за такое ползающее животное, такое нежное, что ему потребовалась не одна вещь, в которой он очутился. Его в этом предки по своему развитию научили бояться в природе времени, по земле проходящего. Оно заставило на голову надеть шапку, оно заставило шить сапоги, рубашку, брюки и пиджак.

    63. Этому началу конца не видать из-за нашего хорошего богатства. Оно нас ведет, чтобы мы с вами не сидели на месте, и не спали, как мы спим. Надо пораньше вставать, попозже ложиться – такая наша людская цель. Мы с вами для этого родились, чтобы эту всю одежду делать руками, а головой думать. Как вот наш чистого тела мальчик окружил сам себя зависимостью, которая не жалеет, а заставляет ногами ходить не разутыми, обутыми, одетыми, в шапке. На кого не было похоже. Чучельное и ватное дело. Поэтому мы плохое делаем, и за это все получаем плохое. Мы все живем хорошо. А вот я живу плохо и холодно, и голодно. Но зато не простуживаюсь и не болею.

    64. Хочу, чтобы все поделались такими, как я. Но никто не желает. Я и не хочу, чтобы другие брались. А неизбежно от этого умирать не будет. Жить надо, а мы не научились.

    Все сейчас сосредоточились со своей мыслью. Они только и думают, как бы поскорее прогнать это зимнее, такое снежное  и холодное время. А себе заиметь время теплое весеннее для того, чтобы в нем начать подготовительную работу. С такой техникой наброситься для того, чтобы поскорее справиться с этой землей. Сделать с нее грядку, и посадить в землю зерно. С этим делом мы управляемся быстро, дело за самой природой, она помогает своими хорошими климатическими и небывало новыми днями.

    65. Если нам природа – на нашу развитую болезнь, мы жить совсем перестанем. Природа из-за живых качеств нам дает время пожить, да так тяжело. А свое не бросает делать, у нее колесо крутится. Свой день не забывает подослать, постепенно каждого человека со своего места, как господина убрать. Она не считается ни с какими особенностями, не помогают. Весь год напролет думают об одном, как бы получить от этого куска земли больше зерна, то есть того, чего надо. Люди научились от земли получать всевозможные материальности, которые необходимо надо для того, чтобы день свой, которого приходилось ждать одно время, и дождаться. А он пришел со своими качествами, которые надо было иметь, и из них приготовиться, и то сделать.

    66. Какие бы люди ни были, им приходилось дело свое делать, какое бы оно ни было перед ними. Они в нем ошиблись, и на веки веков положила в могилу. Их всех условие зависимое заставило. Они не делали то, чего их в этом спасло. Они все со своими телами лезли на рожон. Так им хотелось землю вспахать. И с нею поработать так, как человек сам себя заставил в этом деле. Свой физический труд почти не кладет, а все делает сама машина. Природа не машина, дает свой такой урожай. Это человек научился за счет природы отделываться. Сам себя в этом деле бережет, а из природы сделал оружие то, что ему надо. Человек без этого не остается, а все продумывает. И все делает, чтобы было хорошо и тепло. Это все делается человеком.

    67. А от плохого и холодного уходит. За многое время шьет шубу, заготавливает продукт. Он в этом проигрывает, и за то, что вооружается против природы. И за то, что он гонит с земли снег, зиму. А раз человек не желает, у него уже к этому нет любви. А раз человек не любит самое главное, что в жизни начинается, и этим же самым кончается в жизни один раз.

    Я один этого не побоялся, проявил всю свою в этом деле любовь. Все свое желание представил, никогда никем не деланное, что я в природе сделал сам себе. И учу другого, говорю. Если мы, все люди, сознательно за это все холодное и плохое возьмемся и станем делать, мы через это все добьемся того, чего мы в жизни своей не получали.

    68. Мы от природы получим то, что выпросим. Природа на нашу просьбу откликнется. И нам создаст то, что мы все время хотели. Мы с вами не хотели помирать, но бессильные в этом оставаться за нашу войну, за нашу борьбу. И за наш каприз, нелюбовь к природе. Она нам за это все не давала покоя, всех людей за это клала в коечку, и держала, то есть мучила до самой смерти. Мы умирали без своих сил. А сейчас у нас между нами такими людьми в зависимой от природы системе человек, рожденный природой, наученный закалкой-тренировкой от холода и жары.

    69. Он это опознал, как друзей своих, у них учился. Научился хорошему, как эти качества воспринимать. Как воспринимаю я лично? Хожу без всякой красоты, естественный, и не защищенный. Беднее от меня, и хуже меня никто в природе не живет. И не думает никто, как думаю я. Это мое сознательное дело. Надо будет в природе пожить глупцом, да поделать, как непонимающий человек то, что делают в природе все. Они делают, хорошее создают себе лично. Они не хотят, чтобы природа свое время на земле лежала.

    70. А на их все желание не смотрит она, свои силы держит в любой стихии. Она если захочет для страха у нас, в этой атмосфере родить крокодила, у нее это найдется. Это вселенная, в чем мы очень и очень много не знаем. Для нас всех год наш все свои способности с собой приносит. Пока так делается в наших предыдущих днях. У них есть много хорошего. Но и много такого, что может довериться своими силами, и введет их в жизнь. Особенно я имею для этого не мысль одну.

    71. Уже есть само природное дело. Для чего я эти силы набираю, или зачем они у меня такими делаются? Если все одеваются как один, своей формой хвалятся. А потом такое время для этой красоты приходит, гниль, эта одежда исчезает, и уходит в область предания. Мы в ней делаемся не энергичные, как были дети. Когда-то пугались этой жизни. А сейчас видишь, а сказать не сможешь про наступающую свою старость или болезнь. У каждого человека, зависимого в природе, сердце непригодное в жизни за его одну проделку, которая делается им в природе.

    72. Она не хочет, чтобы люди это делали. С их дела может в любое время сделаться над любым человеком большая ошибка. Враг пока не опознан, и никто не знает его, каким он к нам, и где, как придет. Мы же в природе делаем, чтобы он пришел. И за наше все нехорошее, нами сделанное, осудит. Мы же не любим самого бедного, незнающего труженика. А у него ведь сердце такое же самое, бьется: тук, тук. А душа какая? Такая. Мы с ним в природе поделились через наше с вами знание.

    73. Мы люди все высокого знания. А что он знает? Да ничего. Он вечный у нас работник. Мы ему без диплома ничего не доверим. Наше дело – это наш теоретический диплом, за что человек свою жизнь кладет в гроб. Но пусть уже можно сказать про работника, кто тяжело живет. Он, бедняга, бесследно погибает. Про него забыли все, что он в нашей деревне был без земли. А семью народил для показания всем. Вот кто был силен, его фамилия Волков. Русский человек, такой же, как я был практик. Со мной работал, точил уголь. Сам умер, а меня оставил воевать с ученым народом.                                                                             

    74. Им надо сказать про их такую бедность, в которой они очутились. Ему если воздух не даст своих сил для того, чтобы у него легкие работали, он же сейчас без кислорода погибает. Сердце не удовлетворенное, чтобы работать, а мозг в это время прекращает мыслить. И вот ваши все деньги, которые вы бы получали, а вас природа убила за вашу нелюбовь к бедному человеку. Мы с вами много делам вредного для самих себя. Думаем крепко, а у нас не получается. Всему дело – наша природа, которую хотим мы с колеи прогнать. Лежит на земле старый снег, надоело топтать своими сапогами.

    75. А новый ложится в последний раз. Ему не удержаться также само, как не удержится любой человек в своей зависимой жизни. Он не хозяин в жизни, а слуга. Ему годи, годи, а то он и станет ругаться, во что угодно. У него это есть. Он может психовать, нервничать. Это уже болезнь, не любовь, а каприз. А ему давай весну скорей, он ее ждет. Я перебегаю на другую улицу, на другую дорогу, а собачка ухватила мою правую руку, один раз и другой. Я еле-еле отбился шубой.

    Это, что они думают и хотят. У них большие силы направлены для того, чтобы дождаться, и свое это удовлетворить. Так оно делалось и делается.

    76. Он близкий к этому всему постольку, поскольку он не совсем удовлетворенный. Ему, как хозяйству развитого типа, мало растет. На все время все равно не хватает, все равно потребуется эту систему продолжать ежедневно каждый год. Перед любым человеком стоит вопрос на это учиться, и знать всю природу. И к ней со своим умением готовиться и в сельском хозяйстве, и в промышленности. Она человека заставила в этом деле не спать, и не прозевать время, спешить надо. И на производство бежать, и надо солнце. Не надо ждать. В крестьянстве есть такие сказанные слова. Кто рано встает, тому Бог дает. Как вы думаете, я со своей идеей сплю. По вашему усмотрению, или суровое время, холодное, плохое для нас всех, убоюсь? Нет. Я рожден к правде. Не хочу сам себя заставлять так, как вы все себя заставляете.

    77. Поля от снега раскрываете. И хотите на них все лето, все теплые дни использовать себе в труде, да еще каком тяжелом. И хочется быстрее сделать, и чтобы было не мало, а много. Этого хочет сам для себя человек. У него одна мысль перед собой – это все сделанное надо продолжать. До какого времени? Об это ни один человек не знает. А зачем ему это нужно с ним разбираться, если природа над всем хозяйничает. У нее на все есть силы, на все есть и воля. Ты был когда-либо картежник, в этом всем болельщик. Зачем ты садишься в карты играть, и своего друга, такого болельщика, хочешь обыграть? Это твоя такая неплохая для себя мысль. А у него какая есть? Тоже он имеет такую большую мысль. А кто окажется в победе. Знает человек свое счастье, которое дается кем-то. А было в жизни такое, чтобы ты садился играть, и обязательно для удовлетворения своего партнера.

    78. Для того чтобы деньги не выиграть, а их сознательно игроку проиграть, а здоровье свое заиметь. Чтобы оно таким не было и не будет. Это только для этого дела делал Иванов вдвоем с Моисеем. Он всегда с ним на эту тему играл, всегда с мыслью: если я проиграюсь, то мое дело выиграет. Я удовлетворял больного человека, чтобы он не был обиженным в своем азарте. А вот в моем деле, я всегда к нему приходил  и уходил при любых обстоятельствах погоды в любое время года, дня. Но у самого не было такой мысли, чтобы копить деньги, то есть делаться таким человеком, как были все. Им лишь бы Иванова обыграть. У него денег хватает. Народ вы не обыграете. У него люди, они за это все получают от Иванова свое здоровье. У Иванова сердце небывалое, молодое закаленное,  сердце со своими силами. Он не обидится, и не скажет своему человеку плохое. А всегда у него в душе был и есть Моисей, он только помогал Иванову практиковаться.                   

    79. То есть делаться дельцом в жизни через сознательный людской проигрыш. Деньги давались людьми, а это удовлетворялось больным. Никто этого права у меня не отберет. Как было мое здоровье, так оно останется, и будет всегда. Я эти дарами получал для больного. Никто не имеет права сказать, почему я играю и проигрываю всегда. Это тоже моя болезнь. А здоровье, которое на других выигрываю, надо иметь. Эти качества завоевать. Я же жил хуже от всех, и беднее от меня не было. Я не работал нигде, не воровал, и не просил ни у кого. Меня ученые признали психически ненормальным. Я по ненормальному и делал. У меня такие к другому человеку зарожденные силы. Ум мой развит, вся воля физическая природой. Причем тут кто-то, если моя мысль одна – сделать человеку обиженному, больному, забытому всеми. особенно была забыта своей болезнью Мария Владимировна Помазан с хутора Шевченкова, Днепропетровской области, Василевский район.

    80.  Где я в жизни своей не был, если бы не ее 20-летняя болезнь. Она же мучилась, у нее была боль, ужасные колики, она не могла с боку на бок. К ней нельзя дотронуться, невозможно было. Она не находила места своего днем и ночью. Я ее не знал, она мой адрес узнала. В письме пишет, просит своей неумолкаемой просьбой, называет Учитель. Приезжай и дай мне свое здоровье. А я его уже имел на себе, зиму и лето всем показываю. Вы люди все не закаленные, а я закалился в тренировке. Себя научил, как будет надо не простуживаться, не болеть. Это мне хорошо, а другому тоже надо. Он простыл, заболел, изъявил желание поучиться. Что я должен молчать.

    81. Если мне в этом деле хорошо, я должен ему рассказать про все свое имеющееся. Как вы считаете эту Марию. Она доярка была первая. Танцевала, пела песни, девушка из девушек. Она же человек, как и все люди. Встречается со своим врагом болезнью, и поболеет, а потом умрет. А Мария встретилась с таким суровым врагом, не умирает, и нет никакой жизни. А болезнь продолжается, и делается хуже, в кучу ее свертывает. За что, про что? И ученые не придут к своим выводам. А выводы такие, как никогда бессильные, не помогающие. Ученые, врачи, вся наша медицина, она Марии не отказывалась помогать, бралась. Но чтобы были какие-либо успехи, их она не получала. Где только она ни была, и ни лежала со своим заболеванием, никто ничего не сделал. Говорит своими словами Мария нам всем, чтобы мы знали об этом деле. Завтра ты заболеешь, может быть хуже болезнь. И будешь также разведкой искать, чтобы от этого избавиться.

    82. Чтобы получить для себя помощь, никто нигде не получит. Нет у нас людей заслуженных, чтобы он был такой, как ко мне приехал Учитель. Мне мой брат привез, он ездил в Жданов. А Учитель ехал в одних трусах зимой. Рассказывал про самого себя, что мне пришлось встретиться с этими силами. Кто мне их передал? Самый маленький мальчик, тот, которого мать родила. А вот не научилась ему помогать, чтобы он так крепко не кричал. Никто ему не помог. А Учитель взял его на руки – он замолчал, враг убит. И давал всем свой адрес. Говорит Мария. А мой брат взял и привез, мне дал его. Я начала Учителю письма писать. Да ради Господа просить, чтобы он приехал. Он откликнулся, и дал слово свое: приеду, жди. Ты не одна такая, дождись своего дня. Мол, дал слово, приеду. Когда? Точно не сказал. А я такая больная. Хоть бы сейчас, лишь бы только мне выздороветь.

    83. Моя у меня одна такая жизнь. Радостная мысль меня заставила ждать. И я не ждала, а писала, и все просила да просила. А он не едет и не едет, это его было дело. Я не смогла его заставить. А вот моя просьба упросила. Прислал Учитель на мои письма ответ, чтобы я его приезда ждала. Я еду, пообещал приехать. Не я одна такая была больная, ко мне присоединились еще другие больные с другим заболеванием. Узнали, и ко мне все, к моей украинской хате. Ждут какого-то Учителя, который зимой ходит по снегу разутым, без всякой одежды. Ты ему будешь верить, как небывалому такому человеку.

    84.  Хотя он не падал с неба, а родился таким, как и все люди, живым энергичным. Но их жизнь зависимая привела к бессилию. Человек не захотел по земле, да еще по снегу, да по холоду и морозу ходить своей босой ногой. В природе есть все на это дело любому человеку сделаться  и быть таким, как я. Иванов – болельщик таких людей, как была Мария. Если бы я этого не знал, или не мог такому заболеванию помогать, я бы не ходил, и не мучил сам себя в таких условиях. Я ежедневно не упускаю, чтобы от этого времени уйти. Никогда я от холода не уходил, а все ближе и ближе становился. И вместе с холодом стоял и все воспринимал.

    85. И электризовался, набирался своих сил. И их у себя закреплял для того, чтобы силы эти при мне оставались. Я их в холоде получал естественно, они у меня оставались током. Я был в этом сильный самого себя хранить, чтобы в природе не простыть и не заболеть. Я этого в природе добился, сделался я закаленный. Не боюсь своего предназначенного дня, что он придет и меня так накажет, как он всех нас наказывает. Мы все имеем свои дни, и их к себе тянем. Хоть и медленно они идут один за другим, но свое время не упустят. Раз предназначено время встреча с болезнями человеку, то от этого не уйти нам, как зависимым людям, которые не хотят болеть.

    86. А в болезни находится все плохое. А в плохом окружен Иванов. Он ни за какие особенности не оденется так, как мы с вами одеваемся, и красуемся, хвалимся этим добром. Это все люди делают, к этому времени готовились. Учитель никогда не думал об этом деле, и не хотел встречать, как все люди сами себя заставили встречать время. Какое бы оно ни было в природе, холодное или жаркое, хорошее и плохое. Мы все научили себя интересно примыкать к хорошему, теплому. А я от этого ушел, не захотел  идти по дороге, вечно развитой зависимой.

    87. Взял, и пошел искать по природе своим телом смерть. Так сказала сестра хозяйка, которая немало отвезла на могилу этих людей, кто умер здесь через условие. А это условие мое ни на ком не было такое энергичное, живое. Всю зиму проходил да закалялся по-своему, по независимому при любых холодных и морозных днях, которые я проследил, на своем теле испытал. Не заболел, не простыл. Сестра Надя свои слова взяла назад. Победа моя осталась, она и будет на мне за это дело, которое я делаю. Мария вам сама правду расскажет, как к ней первый раз приехал Учитель, и какую он дал помощь.

    88. Вы же, люди, все на очереди стоите и ждете своего дня, обязательно заболеете своей болезнью. А мы с вами средств таких не имеем. А чтобы такой человек, как Иванов. Он не шептанием и не травами, и не водой поит – это не его качества. У него – практическое физическое природное явление. Чистый воздух, вдох и выдох, да через свои  руки – у больного убивает боль. Это мои такие предпосылки. В своей голове надо не думать того, что думают и делают все люди во время того, когда им делается плохо. Это говорится про то, что мы все ищем хорошее.

    89. А хорошее в природе – здоровье. А здоровье дается человеку не через жару. А здоровье дает холод. Они любят человека, хорошо одетого, в хорошую и теплую одежду, которая одно время хранит. А по одному выводу Иванова, не одежда, пища и жилой дом спасает. А больше от всего заставляет это все приобретать в природе по тому времени, которое ждут все живые существа для того, чтобы воспользоваться этим временем. Человек ждет, готовиться, ему дается  в этом деле прибыль.

    90. А за прибылью люди уходят в лес, на шахту, и в море заплывают, ловят рыбу вовремя. Ждут дни, в которых люди не спят, а что-то мастерят. У них какой-то большой недостаток. Надо иметь эту вещь, но ее негде взять, и никто не сможет это сделать. А в природе человек хозяин природы, все он делает, у него получается, все у него есть. А вот этого у него нет. Как заболеет человек болезнью рака, а эту болезнь никто из нас не излечит. Со мной встретился человек, работающий на транспорте, мастер поездов дальнего следования. От Должанки до Лихой водил поезда.

    91. А сейчас он работает в Ростовской области, станция Гуково. Алексей Сыроватка. Я был, как известно всем, на станции Должанская, а паровоз шел на Красную могилу под состав. Я им ехать собрался по разрешению механика. Вперед меня влезал, видно из всего, железнодорожник. Только он был марлей укутанный через голову и бороду. Я этому делу болельщик. Меня заинтересовало. У него, как человека, спрашиваю: в чем дело, эта твоя перевязка? Мы друг друга не знали. Он мне стал рассказывать, как это получилось. Мы в Лихой всегда отдыхаем. Говорит Сыроватка. Я в парикмахерской побрился. А у меня течь образовалась. Сегодня и завтра течь и течь.

    92. А я к врачам своим районным в Дебальцево поехал. Признают это дело: на мне развит рак. А помощи никто не дает. Говорят, что это нами не излечится. И вот, молодой человек. А умирать не хочется, жить хочу. Если бы у меня не было этих сил, я бы его не заставил к специалистам ехать в Харьков. Знаешь что, я хочу знать, какое заболевание. Сыроватка меня слушал и старался сделать. Я ему рекомендую узнать точно, что будет рак, тогда ко мне в Сулин. Я ему говорю: я это могу предотвратить, этого врага, вероломно напавшего на тебя. Ты только получишь здоровье мое.

    93. Я удалю болезнь от тебя, так сказал ему, только поездь по специалистам. А когда они не помогут, тогда я помогу. Я делаю не то, что делают все. Про весну так не думаю, и не готовлюсь встречаться с теплыми днями в таком труде. И не хочу приобретать для себя продукт, или товар, из которого приходилось мастерить то, что было надо для жизни человеку. Я говорю: не та жизнь, которую делают люди на нашей земле. Они радуются, пляшут, песни поют, пиры за счет этого устраивают. Друг на друга набрасываются, делаются в этих боях герои.

    94. Кто свои в этом силы показал, своим завоеванием подчинил чужих людей под свое владение. Казалось бы, больше такого между людьми не получится. Все люди подчинены одному направлению. Больше не будет между нами такого врага, таких дележек, которые в природе были. И они через природу, через богатство не прекращались. Сосед соседу никогда не доверялся, а всегда от соседа хоронился, делал то, чего сосед и не знал. А у соседа оказалась лучше от него вещь, чем его заинтересовала у себя заиметь. А сам не сможет.

    95. Надо силы представить, напасть на эти силы, и отобрать у этого человека, воспользоваться этим завоеванным куском. Что и заставило человека в этой борьбе, в этой войне не за это дело получить заболевание. И поболеть, поболеть в природе, и умереть. Это все наделала меж нами зависимость. Она свою дорогу не оправдала, заставила человека распроститься с белым светом. Так зачем тогда приходилось в природе в своем предназначенном дне и месте родиться. И для чего таким человеком рождаться, если не хотим мы с вами верить, что в природе есть две дороги. Одна хорошая и теплая. Другая дорога плохая и холодная. Все люди радуются, живут, хвалятся.     

    96. Чуть не кричат во весь свой голос. Они до 20 лет живут, растут, учатся, а потом по своему здоровью или умению занимают место своей работы, своего дела. В нем ошибаются, и на веки своей жизни теряют здоровье, больше в жизни своей таким не возвращаются. Нас заставило это сделать наше дело. В чем мы все окружили себя, и делали все то, что нам создало вред. Мы не научились жить, а все свои силы сосредоточенные потеряли, в природе свое здоровье. Чтобы найти его, и с ним остаться жить так, как взялся за это все наш русский человек Иванов.

    97. Он пошел по природе искать своим телом не жизнь, а пошел своим делом на смерть, и нашел в этом деле. С нею договорился не по-старому жить, как жили все зависимые хорошо и тепло. Иванов на себя взял холодное и плохое. Мне не надо ни такая мысль, ни такое оружие, ни такая самозащита, которая в природе за счет природы приобретается и для природы. Это все, что люди делают, Иванову не надо. Чтобы трудиться, и этим трудом возделывать то, что надо человеку. Иванов говорит. Зачем я буду тратить силы в этом деле, и приобретать все это для жизни, чтобы им хвалиться, беречь, и направо, налево менять, то есть свое имеющееся продавать в природе.

    98. В природе ничего не продается и не покупается, а все по Иванову независимому разрешается. Никому не мешать своим поступком, а свое не бросать. А стоять на месте не одном, а все двигаться без конца и края все новым и новым, никогда не умирающим местом так, как себя Иванов всем показал без всякого природного богатства. Иванов говорит. Мне не надо природа, чтобы я ее ждал, как мы ее тянем для своего труда. И трудимся так очень крепко тяжело. И в этом не живем, а умираем. Лучше и легче будет по выводу Иванова в природе жить. Иванов живет не так, как все живут, а по-своему, по независимому.

    99. А она проявила себя жить в холоде и в плохом виде, что и дало человеку новое в жизни. Человек завоевал свои новые способности, которые показали свои силы жить, не простуживаться и не болеть, что и требовалось всем заиметь. Мы с вами свое не оправдали, умерли. А он это завоевал, и остался победителем над врагом. Враг… и убит на веки веков. Только я это сделал своим умением. Я остался в жизни оправданный, доверился этому всему.  

 

1966 года 27 марта

Иванов

 

Набор – Ош. 2013.01. С копии оригинала. (1301).

 

    6603.27   Тематический указатель

Тайна в человеке  15

Природу сохранить  15

Зависимость  15, 71, 84, 94

Независимость  15

Зарплата одинаковая 30р   18

Пища  19

Холодное, плохое  20, 67, 68

Лечение женщины в шубе  23, 24

Помощь больному  36, 37

Первый человек  41, 42

Учителя жизнь  45, 46, 69, 84, 85

Любовь друг друга  46

Борьба с природой  68

Сердце  71

Враг 72

Суд Бога, не любим

Ближнего, бедного   72

Пища, одежда, дом  89

Рак   92

Учителя идея  98

 

Иванов П. К.

Просьба

 

1966.04.01 – 04.07

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Не знаю, как головушкой кланяться. То ли в пояс, или к земле. Когда рос в деревне, да в такой большой, она меня учила, как нас всех остальных индивидуальных собственников. То мы делали сами. Рано до солнца вставали, а ложились поздно после солнца. Какая была молодость, этого не поискать нигде. Вода, целые ставы стояли. Сады у каждого были. Только одна земля была вечным источником.

    2. Кто только не рождался на ней. И чего ни было в этой жизни за всю жизнь мою. 25 лет на одном месте. От своего родного места ежедневно отрывался  и приходил. Для чего я это делал? Сам не знаю, зачем. Зубы были, как стальные. А потом место жительства сменил.

    3. Образ вел такой, как все в своей жизни. В природе хорошее искал, а про плохое не думал. Чего в жизни я крепко боялся? Холода и смерти – плохое. Два ребра левой стороны на производстве поломал. Не видел, не слышал, как оно зажило у меня. Что и заставило в природе учиться. Между мною и природою ни один день не прошел так. Заставляло мечтать условие. Никем не занятая независимость, она встретилась со мною, приостановила меня одного. 

    4. По земле долго ходил взад, вперед, да думал. Как же так приходилось мне, такому молодцу, со своим здоровьем поделиться со всеми людьми. Им оставил хорошее и теплое. А себе взял холодное и плохое. Меня за это все дело признали неполноценным. Я от этого не оробел, как болезнь воспринял. Плохое в жизни не делал, а хорошее в природе творил. Меня надо благодарить за эту находку, которая сеяла пользу. А вредное гнать с земли. Закалился в тренировке.

    5. С природою не воевал, а дружбу, любовь закладывал, не такую, как она была до этого времени, или она есть сейчас. Люди ее делают. Она была бессильная, и так без сил осталась. У капиталистов своя экономика, а у социалистов своя экономика. Там заставляется народ, и у нас заставляют народ. Закон один у нас и у них – зависимые от природы. Без земли не хозяин. А без воздуха и воды не жить. Человеку надо богатство, одежда, пища и жилой дом, что и приобретается трудом. Это самое главное в нашей природе.

    6. Так не проживешь. У нас один год, и тот поделен на четыре части. Юг свою сторону взял. А север свою сторону взял. А восток с западом поделили землю пополам. Между этим всем и оказалось времени четыре. Первая сторона весна, вторая сторона лето. Третья сторона осень, а четвертая сторона зима. Человек взял и поделился своей любовью, опознал природу. Без нее никуда ни шагу. Одна сторона прибыльная, другая сторона убыточная.

    7. Человеку живому телу не интересно жить бедно, без всякого богатства быть энергичным телом. Человек пошел в природу жизнь для себя искать. Нашел ягоды, сад, стал ими пользоваться. После уцепился за хвост, привязал ее на бечеву, и вместе с нею жил. Себя заставлял мучиться, и заставлял умирать животных. Это ярмо, этот хомут сбросили, взялись техникой за землю. Мы ее заставляем, чтобы она давала нам урожай. Мы все силы кладем, всю возможность представляем.  

    8. Весну мы любим и ждем. А вот осень сама идет. Мы бы не хотели этого сделать, да сами бессильные. Пошли по дороге не той, взялись за дорогу зависимую. Нам потребовалась продукция, без которой жить не научились. И стали учиться, и заставлять воздух, воду и землю, что нам и дало в жизни. Мы от них получили. У нас есть все, чего одеть и покушать, да и в доме пожить. Это проблема не последняя. Мы должны научиться жить. Эту тяжелую дорогу забросить. А взяться за новую дорогу, живую, природную, за естественную сторону.

    9. Не за мертвую сторону, а за живую, за неумирающую сторону. Долго мы с вами жили. И, наконец, мы пришли, сделались таким человеком, которого хотела природа. Она родила его, и ввела в нем ум, чтобы он не думал, а брался за дело и делал. Ту любовь оставил позади, а взялся за дружбу и любовь. Жить, не воевать с природой, не заставлять себя кланяться. Мы бедные люди за то, что не знаем природу. Не за ту сторону взялся, не в то дело совсем вовлекся. Для нас надо хорошее и теплое. А где же холодное и плохое?

    10. Мы с вами живем, и боремся в природе за жизнь, но не за смерть. Думаем, что мы уходим, а мы приближаемся к смерти. Свободно мы не живем, лезем с вами все на рожон. Никакой нам в этом славы, мы не любим сами себя, и не хотим поклониться головкой. Вежливости нет никакой. Какая может быть сила, если для нас природа враг. Одну дюже любим и ждем ее. А вот на другую смотреть не хотим. То, что мы хотим получить, нам дулю дает природа. Наши идущие один за другим дни мы встречаем и провожаем. В чем были, в том и остались.  

    11. Без своего сделанного оружия мы боимся оставаться. У нас наши дни не такие на землю приходят. И они для нас рожают то, чего бы мы ни захотели. А природа есть природа, не что-либо такое. Для нас родился человек не такой, как все. А взяла ему показала дорогу совсем не такую, иную. Человеку переделаться из зависимости в независимость. То человек ждал весну, а теперь ждет осень. Хотел видеть теплое лето, а сейчас ждется зима. Да не так ожидается, чистым энергичным телом.

    12. Без всякой самозащиты и без всякого оружия. Довольно воевать и убивать. Давайте просить, кого следует. У нас с вами на землю пришел человек со своими силами, не пожелал за нами ступать. Не признал нашу жизнь истинной. Пошел в природу на жертву, а получилось наоборот, жизнь. Все это сделала природа, она научила, как надо закаляться. У нее для этого силы оказались все сделать для Иванова. Он же по делу самородок. Источник – закалка. Трудяга один есть на благо здоровья. Учится в природе. А перед миром хвалится.

    13. Как будет избежать от весны, а приблизиться к осени. Лету не надо подражать. А надо зиме подражать за ее такой здоровый воздух, за белый морозный снег. Человеческая жизнь сменилась совсем не в ту сторону. Все на 23 партийный съезд приехали благополучно, кроме одного. Так и в жизни сделалось. Все люди за это взялись. В котором поживут, поживут. А потом и отмирают через свою дорогу, через зависимость. Одного человека в природе в независимой жизни оставила. Себя не оправдала зависимость, и сдала свои силы.

    14. Без сил остался в природе наш земной человек. Одна сторона хорошая, другая сторона плохая. Летом дается прибыль, а зима остается в убыли. Так и здоровье человека живет и растет. Между нами и природой одно такое бывает. Хорошим показывает, и бывает плохим. За хорошим все люди гонятся. А вот плохое гонят от себя. В природе ничего не сделаешь, кроме как это будет. Весна, которую тянем мы. А зима идет к нам сама. Не хотим, чтобы природа была такая.

    15. Сегодня солнышко ясное, а вот завтра его нет. Почему это так делается? Хочется, и крепко, кушать. Но ты сознание имеешь к этому всему делу. Надо будет кушать, а ты не кушаешь. Проверяешь в этом сам себя, можно ли независимым человеком. Это не сила будет – кушать и кушать человеку. А портиться надо будет. Мы в природе продукт, и продукт природа. Она родила людей, и сама их хранит. А мы ее уничтожаем. За наше все хорошее мы одаряемся хорошим.                      

    16. А мы вкусное поедаем, а  вонючее делаем. Мы себя считаем природой, а сами в природе боимся. Почему мы с вами не боимся хорошего в своей жизни. Бывает на белом свете, девушка влюбится в парня, а парень об этом ничего не знает. Уже это ее болезнь, да еще какая? Не подойдешь и не скажешь ему. А в самой на душе и сердце. Нельзя никому про это сказать. Глупая такая, меня назовут. Не парень в девчонку врезался, да сама девчонка в парня. Ну что, как хотите, говорите. Но моя такая перед ним любовь. Это одно мое такое счастье, сама сроду нашла.

    17. С душой и сердцем полюбила. А вот его я сердце и душу не знаю. Мне кажется, что он человек, об этом деле не знает. Ходит она по этой земле, думает на этом месте о нем. А в природе зарытое счастье, надо будет заслужить самой. Вот это и беда одна для всех лежит перед всеми людьми. Не так мы с вами поступаем, и у нас не такое совсем дело. Разве человеку дело не любовь. Человек любит и желает. Но вот природа не такая, чтобы людям у нее получалось. Разве люди ученые не на земле, у них в умах небывало новое, а делается все старое.

    18. Лежит кусок земли, да еще какой он есть. Посмотреть и обдумать со всех сторон. Она сама ничего не дает, ей надо будет ум. А к уму большая сила из не тревожной земли сделать пахоту. Для продолжения времени эту пахоту вспахали рано. А потом положили под снег. Земля в естественной обработке, про нее человек хорошо знает, и про нее забыть не сможет. У нее все богатство человека. Человек о ней пусто не думает, ему надо прибыль, и большая. Вся жизнь делается в природе, из-за этого всего делается дело. Мы всему дело есть. Захотим того – сделаем.     

    19. А вот одного мы с вами не сделаем. Врага мы своего не знаем, когда он к нам придет, и в какое время, и какой он есть. У нас с вами нет, самое главное, оружия. Мы, все люди, не знаем ничего, никаких средств не имеем. А вот на земле прицепились не одни сами лично, захватили огород, своим именем назвали. Огородились с четырех концов, на углу поставили дом. Для выхода дыма на верх вытянули трубу. Окна наружные застеклили для того, чтобы видно было. А двери какие поставили, чтобы открывать и закрывать.

    20. Не у меня одного есть такой дом. Лучше и хуже дома есть. Но никто из всех бедных людей, как в этом богач хвалится. У него крыша не такая, и … покрашенные. А ворота для въезда какие. Видно со стороны всего, в этом дворе не человек живет, а хозяин своего добра. А в добре не одно животное. Особенно рост всему человек дает выход. Без всякого труда ничего не бывает. А природа в голове устно из самого начала в жизни. Мне, говорит князь Воронцов, эта экономия досталась. Прадед был завоеватель, а царь его наградил.  

    21. У князя спрашивает солдат: «А где же мой лежит прадед». Он тоже был вояк, не в чину только, а простой солдат. Все мы родили для жизни живые энергичные тела. Учимся, трудимся, многие сделались дельцами. Сейчас живут хорошо. А как вы об этом думаете. Неужели я не родился таким, как все рождены. Не такое совсем место. У всех время свое проходило. Мой отец был шахтер ручного физического труда. А вот моя мать сама была пряха и ткачиха холста. Поэтому я не такой, как все до одного есть люди.

    22. Не для самого себя в тренировке закалился. Даже не думал ничего, чтобы к себе что-либо присвоить. Природа наша она всех, никому нигде никак не продается. Я не за то, чтобы тянуть нашу ясную, теплую весну. Не мое для всех есть дело от себя гнать холодную зиму. Я не радуюсь один из всех хорошему и теплому. Для меня есть природа: воздух, вода и земля – что нам в жизни дало. Учимся мы и работаем. А вот того, чего следует, мы с вами ничего не получили. Труд не такой, как он нам нужен.     

    23. Не такое у нас с вами учение. Нечем нам хвалиться. И правду мы не скажем про самосохранение клетки. У нас с вами не такое сердце, не закаленное, не здоровое и не молодое 25-летнего человека. Лучше не может быть. А выход мой в свете. Я не боюсь врага и не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого не было в жизни, не было давно меня. Я человек земли, дышу очень крепко. А резко я говорю не про какое-либо чудо, а про природное физическое явление. Самое главное, чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение нервной центральной части мозга.

    24. Люблю и болею, но про больного я не забываю. Душу его я знаю, хочется ему помочь, через свои руки током убиваю боль. Это нам не слова говорит, а делается все дело. Пишет рука владыка, никогда про это не забыть, очень справедливо. А просьба какая? Меня надо просить, будешь здоровым. Кому это не надо будет, юноше нашему молодому? Да нет. Уважаемые, это мировое значение.

    25. Нам всем надо любить великую природу. Не молчать словами, а говорить правду. Не болезнь играет над человеком, а играет роли человек над болезнью. Нам надо учиться, понимать мое учение, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу. Живите свободно, не лезьте на рожон. Большая вам слава любить самих себя, головкой низко кланяться, вежливость представляй. Эх жизнь моя какая тяжелая. Пойми мое терпение, сердце свое закали.

    26. Милые вы люди, гляньте на солнышко, увидите правду, свое выздоровление. Быть всегда таким, как я, Победитель природы и Учитель народа.

  

     Неправда

     Жить хотелось мне, но природа не давала. Раньше я работал, а теперь отдыхаю. Ученые люди ошиблись, на мне признали свою болезнь. Паранойя развитие личности, шизофрения. Ох, как молодость моя, жалеть приходится ее. Но зато я хвалюсь, ценю имя его. Он хороший умный человек, сделал полезным меня.

    27. Руки мои золотые, а ум дорогой. Если знаешь мое тело, хвались перед всеми, обращайся ко мне и проси крепко: «Учитель мой дорогой, дай мне мое здоровье». Когда упросишь меня с душой и сердцем, никогда в обиде не останешься. А получишь то, что следует. Природа богатая мать. Воздух, вода и земля – самые близкие, родные милые незабываемые друзья. С ними можно учиться, и можно у них научиться для самого себя и для другого.

    28. Надо будет трудиться, закаляться в природе, силы воли набираться, чтобы она была у тебя. А потом сеять это маленьким зернышком. Мы привыкли болеть и простуживаться сами. А учителя на это нет, кроме одного только русского простого человека, кто силы свои перед всеми поставил. Не врача, и не знахаря, а свои лично закаленные. Ему хочется передать нашему народу, самому обиженному человеку, забытому всеми, больному.

    29. Он крепко хочет быть в жизни здоровым. Но человека не нашлось, чтобы он был таков, чтобы об этом крепко болеть и крепко думать, как будет надо ему умело помочь. Он ежедневно болеет, страдает об этом. Просит природу сам, чтобы она открыла ворота для этого самого, чтобы человек назад вернул здоровье. Что самое главное в жизни? Ей сказать спасибо за ее заботу, за независимость свою, которая ему помогла.

    30. Человек стал здоров, уже болезни нет. Есть жизнь одна здоровая и крепкая.

 

    Как надо избавиться человеку от болезни?

    Долго думалось, и все же надумалось, как будет надо написать, чтобы люди поняли. Что человеку пришлось искать жизнь по природе, а пришлось найти смерть. Долго с нею приходилось разбираться. И все же пришло, наконец, в голову про ту тайну, которую люди брались отыскивать. Она оказалась не в природе, а в человеке. Сбоку рядышком на своем месте стоит в поступке человека жизни.

    31. За кем надо большой уход? За собой. Первое. Надо холодной водой мыть по колени ноги ежедневно утром и вечером. Желательно довести себя до обливания всего. Это живое пробуждение. Второе. Встречаешь молча любого человека. И не жди от него, чтобы он для тебя свои слова сказал вежливо: «Здравствуй». Это твой будет во всем проигрыш. Ты должен поспешить, захватить свои слова. Ему надо сказать: «Здравствуй».

    32. Дедушка или бабушка, дядя с тетей и молодой человек. Твое дело – сказать, а его дело – он как хочет. Третье. Надо не ждать, пока свою руку протянет человек, и будет у тебя просить милостыню. А ты ему в эту минуту – бах, сто рублей. Это не помощь твоя. Ты за это не получишь благодарность от природы. Ты должен сам по людям видеть и находить этого человека, которому надо обязательно помочь, ибо он нуждается. Так не давай. А если наметишь своей душой и сердцем ему помочь, ты давай со своими  словами.

    33. Я, мол, этому человеку даю за то, чтобы мне никак нигде не болеть. Отдай без всякой задней мысли. Четвертое. Это касается твоей жажды. Ты намечаешь свое время, 42 часа делаешь сознательно, протерпеть не кушать и не пить воды. Это время в субботний день. Ты должен ради своего здоровья не употреблять всю субботу до обеда воскресенья. Надо будет садиться кушать. Без всякого вдоха и выдоха чистого воздуха не делать. Учителя надо просить во время этого действия. Говори слова, сам тяни воздух. Вдох и выдох, а сам говори: «Учитель, дай мне здоровье».   

    34. Три раза скажи, садись кушай. Это будешь делать еженедельно, один раз каждую неделю. Суббота – твой это праздник. Пятое. Не плюйся слюнями, и не харкай на землю. Табака не кури, и вина никакого не пей.

    Все это надо получить через руки от доверенного сильного здорового человека устно, не через писанину, это теория. А практика – тело человека, которое выходило в себе здоровое закаленное молодое сердце. Оно сильное убить твою любую болезнь, которая тебя мучила. Когда это все ты изучишь наизусть, и поймешь, что не человек помогает в этом твоем бедном деле. Это все зависит от тебя лично. Ты человек, обиженный природой. 

    35. Тебя твой день наказал, ты эту болезнь получил. Не знаешь, за что? И откуда она взялась, ты тоже не знаешь? А услышал про такого человека, кто у нас один такой. Он для этого практически испытывает своим энергичным телом. Хочет в природе закалиться для того, чтобы не болеть и не простуживаться. Для этого всего и делается, чтобы люди не сказали, как о незаслуженном человеке меж нами в природе. Он научился, как будет надо человеку помочь, чтобы он не простуживался и не болел.       

    36. Этому он учит. Кто это понимает, берет и делает то, что ему будет надо. Научиться от учения Учителя и практического дела. Все это зависит от самого лично  человека. Не будешь с душой и сердцем относиться к учению Учителя, ничего ты не получишь, умрешь бесследно. Учитель жил и живет, и будет жить не так, как мы все живем. Он нас своим здоровьем осудит. Мы бедные все люди, в этом деле умрем. А Учитель никогда не умрет через истину свою, что он не такой, как все люди.

    37. Это только мы читаем, доказательство все в деле. Нам не нужно бессилие, или то, что нам мешает. Я, по своей болезни, не коммунист, и не строитель этого всего. Сама жизнь показывает нашу с вами неправду. Мы ее нашли в природе, она нас с вами бьет по лицу. Вояки, борцы за жизнь как один виноватые. Хотим старую дорогу, зависимо в природе оставаться, однобоко размышлять, кругозор не признаем. Мы же не хозяева природы, не сохранители ее. Природа сильная, всех нас поставит рядом.

    38. Как один человек от земли зависимые. Она нас кормит, у нее мы одеваемся. А что мы делаем в доме? Живого человека рождаем, а мертвого выносим вон. Разве это наша дорога материалистическая? Мы ее захватили в природе, нам всем грош цена.

    Другая дорога совсем не такая лежит на нашей земле. Она ждет нас к себе. Это независимая дорога. Мы с вами похвалились не новым, а старым. У нас работает машина. Руки в брюки, ничего не делать.

    39. Разве нам неизвестно, что любит природа? Болельщика правды. А мы стояли в очереди. Мы не знаем, что делаем, что делали раньше и сейчас делаем? Снег уходит от нас ежегодно так же, как и всегда. Что мы с вами делаем? Психически нервничаем. Сегодня думаем, завтра мы делаем.

    1966 год пошел по земле. Как спешили жить, так мы жить спешим. Надо это время держать, а мы его гоним от себя, трудимся крепко. На солнышко не глядим, и правду не видим, где же наше выздоровление.

    40. Мы не победители природы. Быть таким, как я, Учитель народа. Где это так было. Больной человек мерзнет от холода, а мы его в шубе бережем. Наш с вами смех разливается. 35 градусов ниже нуля. Не в воде купаться. А открыто стоять чистым телом на снегу, на холодном морозе. Пожаловались чем-нибудь, всегда ему хорошо, он закалился в тренировке. У него на это силы есть, он надеется на тело. Самое главное – природа, холодное, плохое время.

    41. Я, как человек, хорошо чувствую. Я не болею, не простуживаюсь. Что может быть лучше. Моя очередь с земли ушла, а заняла вечную жизнь. Я весною так не радуюсь. Не успел снег уйти, мы с вами скорее в поле живое и мертвое волочим. Думаем, что это надо. Ни один год не пропустили, и не сказали: пусть отдохнет наша кормилица земля. Она нас всех до одного держит у себя на очереди. Мы не ее друзья, не любим, и не уважаем, живем по-своему, и умираем с вами.

    42. Нас природа не жалеет, а берет и стегает. Мы с вами холод, плохое не любим – наша большая ошибка. Даже и в жару не хочется свои новые слова писать. Не наше дело воевать, а мы с вами воюем, убиваем на фронте. Что мы с вами делаем сами лично? Смерть. А жить никак не хотим. Мы с вами сделали плохо, хорошее и теплое создали. Свой физический труд в землю заложили. А сами пустили свою мысль. Для нас надо дождик не плохой, как это делается. А такой, чтобы был урожай.

    43. Мы с вами для этого время дождались, чтобы все лето работать. Наше дело – ухаживать за природою. И наше дело – ждать прибыль. Земля у нас для того, чтобы рождать у себя новое. Чего мы только на ней встречали. Говорит история библейская. Сам Господь ходил по земле. А чтобы чего-либо легкого в эту жизнь ввел, этого люди ничего не делают. Надо будет друзьями быть, а мы, соседи близкие, друг другу не доверяем. Ворота для въезда свои имеем. Что придется найти в природе, в свой двор волочим. Да еще позднее, чтобы не видали.

    44. Воровская сама жизнь между природой и человеком проходит. люди очень крепко верят в Бога, но чтобы они делали по Божьему. Жить нельзя будет никак, заповеди Бога тяжелые. Дюже холодные дни приходят. У него неделя целая считается в своем собственном труде. Все лето напролет из дома утром выходишь, а со степи вечером идешь. Такая же самая заправка, не хуже этой сегодня. У кого было все то, что надо, он молча хитрил. Лез со своими словами вверх. Ночью потихоньку собирается, чтобы соседи не знали, куда и зачем выезжает.

    45. Ему надо бежать, уходить со своим имеющимся богатством. Он вчера с церкви пришел, там Богу все молился. Просил Бога, чтобы он пошел ему навстречу. И разрешил ему права дождаться на другую сотню овцу хоть одну пока прибавить. Сам молится для этого всегда. А у самого привычка плохая. Чтобы бедного найти между собою и природой, узнать, чем же он нуждается. Ему надо помочь в этом, у него такой мысли не рождалось. Он для этого и хоронится, чтобы его краденное не украли. У человека мысль такая. Идет по небу туча с дождем.

    46. А раз дождик вовремя находит, как хочется, чтобы сильнее, чтобы моя земля смочилась для быстрого роста. На это дело у каждого человека, у охотника, он с ружьем идет. А сам думает про медведя. А хозяину этой пайки мало, у него таких кусков много. Да все хорошо обработанные. Говорит сам себе, дело за Божьим явлением. Лишь бы только уродило, знаю, что делать. Говорит хозяин. В нашем селе бедноты много. Кусок хлеба им надо. Этим самим люди все богатели. Торговец мануфактуры аршином натягивал. Ему много не надо, копеечка на копеечку.

    47. И это в природе надо. Без зимы и лета не бывает. А вот бедность разрастается, она никому не нравится. Так же само свои ряды заполняет, и делает человека другим. У богача процветает забота, он без мысли не ложится спать. А у бедного совсем не то, он не ждет праздничный день. И не готовит сам себя, чтобы отменно показать. Или такую хорошую пищу приготовить, которую люди не имели. У бедного дело не рождало, с чего бы пир создать. У него одна немощь. Спать больше не приходилось. А вот приобретать надо, в этом деле голова надо.

 

1966.04.07

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.07. (1307)                                              

 

     6604.07   Тематический указатель 

Природа  22

Не тянуть время  22

Холодное и теплое  22

Моя победа  25

Неправда  26-30

5 заповедей  31-

Коммунизм  37

Холод, плохое  42