Иванов П. К.

Это буду я

 

1966.02.20 – 04.17

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Моя работа, мой это труд, как коммунисты работают. Мы, люди партийные и все беспартийные, не рождались, чтобы хвалиться своей независимостью. Она нас поставила, каждого в отдельности на ноги. И мы стоим на своем месте, ожидаем своего дня. Он обязательно к нам придет, и нам свое дело преподнесет. А мы, коммунисты, знаем хорошо, что какое ни было дело перед нами, мы с вами в нем ошиблись.

    2. Мы в нем с вами жертвой через хорошее и теплое в жизни. Мы с вами все это в природе завоевали. Последовательность одна – это наша необходимая смерть. Она нам несет плохое и холодное, чему мы с вами не рады. Но у нас это не получается. Мы с вами этого добиваемся, и с делом в природе ошиблись. Не той дорогой пошагали. А взялись за войну с природой, мы боремся с нею. Нас само дело заставляет быть в природе человеком зависимым, бессильно борющимся, умирающим человеком.

    3. А чтобы кто-либо нашелся энтузиаст. Разрешил эту проблему, которая заставила человека, чтобы он взялся за природу не так, как мы ее нашли. И сделали, поняли, и своими силами и техникой заставили нам давать то необходимое для нашей жизни. Мы с вами не удовлетворены, нам этого мало. Это дорога наша зависимая сторона не забытая, мы по ней шагаем. А вот другая дорога независимой стороны, за которую мы не брались. И не находили с вами своего сознания взяться за это дело.

    4. А оно между нами, всеми людьми, в природе находится, плохое и холодное. Нет хуже от всего, как есть оно в природе, наша на нас смерть. Мы же все люди, какие ни были на белом свете профессионалы, ученые и неученые, делаем одно в природе, чтобы нам было хорошо. А плохое гоним подальше. Ни капиталисты, ни коммунисты не согласятся взять на себя такое терпение, которое взял наш русский человек Иванов Порфирий Корнеевич. 67 лет. Своими силами взялся испытывать в природе ее все в году дни.              

    5. Какие они ни были перед нами, я их встретил и проводил не так, как мы, все люди зависимые. А он независимый. Ему не надо будет то, без которого мы с вами жить не сможем. Нам врач капитан Алмаз Резаевич заведующий 5-го отделения подтвердит всю мою зимнюю холодную в морозе работу. Она меня 32 года на это учит, чтобы в природе эти качества завоевать, и сделаться над любым врагом Победителем. Довольно кланяться каждому дню, довольно бороться с природой.

    6. Давайте испытывать ее на себе, мы от нее получим, что надо. Мы через это все, что нашел Иванов. Хочет его передать нам, всем ученым. Пусть они оформляют в этом деле без всякой ошибки. Делается все это не на вред своему здоровью, а на пользу здоровью. Никто другой, кроме меня одного. Я инициатор всей системы в природе делать, и делать очень много. И надо нам делать, всем живущим. Мы добьемся своих результатов. Серафим Петрович, это вам, как профессору физического спорта.   

    7. Хочу напомнить о том здоровье, а мы с вами его ищем по природе. И хотим его заиметь через наш рост, наше имеющееся богатство. А мы с вами по истории росли, и более громко в режиме. Самодержавное русское государство царя Романовых, это старое капиталистическое зависимое от средств производство. Человек сам себя не оправдал через недостаток один. У него не было источника, за что уцепиться, чтобы лучше жить. Ему землю царь не давал. А раз он между людьми своими сеял такое зернышко.

    8. А урожай не его получился, а народ завладел. Люди нашлись, доказали правоту, кто же хозяин над человеком. По всему выводу в природе, по материалистическому определению, продукт есть человек, хозяин всему. Он своими руками делает, воспроизводит любое дело, но и то, бывает, ошибается в любом деле. Он нуждается, ему надо, а не знает, где взять. Думает, и вместе с нею помирает. Это не наше экономическое и политическое народное государство. А в нем играет роли над человеком богатство.

    9. Лишь бы напало своими силами, не даст жизни человеку. Человек не научился, как будет надо жить, чтобы в природе не простуживаться и не болеть. Мы с вами и раньше на закалялись. Боимся плохого, в холоде оставаться. Льнем все к теплу, к хорошему. Любим хвалиться в природе тем, что надели да поели. Да домом жилым. А вот здоровьем в теле забыли похвалиться. Бессильные с природою воевать. Мы научились сами себе делать с природы оружие, и по ней стрелять, и убивать ее ею. Человек человека убиваем … природу.

    10. Своим незнанием поделились. Врага с себя сделали, ушли от природы. Не стали дружить, любить друг друга, вместе жить. Человеку дай, он ничего не понимает, кроме одного природного богатства. А чтобы он сознательно от всего имеющегося закалился в тренировке, сделал над собою так, как я, Иванов. Не пошел по зависимой дороге, а взялся за дорогу независимой стороны. Научился сохранять свое здоровое сердце. Быть победителем в природе над любым врагом, над любым заболеванием. Я закалился. Мне не надо экономика с политикой. Я не нуждаюсь одеждой и пищей, не нуждаюсь домом жилым.

    11. А здоровье естественно сохраняю. Мне природа не влияет. Что может от этого лучше, если я не болею и не простуживаюсь. Это наше продолжение жизни.

    Как коммунисты работают. Мы, коммунисты, не одни в природе зависимые от природы. Капиталисты тоже не сидели на месте. Их заставляло условие копить средства производства частной собственностью. Экономика на людях обиженных росла. И говорила языком в природе, что это все сделал хозяин без других каких-либо нанятых эксплуатирующих людей. Они их не видели, и не старались своими средствами удовлетворить.

    12. Они были в природе зависимые от нее так же само, как капиталист хозяин. В природе своего дела разницы никакой нет между экономикой разрастающейся. Спросите у самих себя, откуда она поступает, кем дается, и для кого? Природа через труд нас вознаградила людской потребностью. А все ли люди этим поступком удовлетворены, мы у них спросили. А как он ошибся в своем деле. Не то, что надо, сделал в нашем законе.

    13. Мы его народом осудили, наказали, дали срок непосильный труд. Он зависимый от нас, мы его держим в условиях, он силен нас к себе тянуть. Мы от этого дела все не гарантированы. Завтра не так повернешься, к нам тоже не побоится милиционер представиться. Его права на беззаконие широкие, все делать над любым человеком. У нас, независимых людей, природа не рождала, чтобы человек ничего не делал, и ни за что не отвечал. У нас все люди зависимые от природы. В труде строят экономику не одинаково в труде тяжелом.

    14. Хитрят. Хотят руки в брюки. Ничего не делать, ни за что не отвечать. Пусть, мол, машина  работает. Мы для этого сделали для природы, ею овладели.  

    Природу заставили, особенно человека. Он у нас, как новых хозяев, знающих, испытанных людей. Томятся, думают, свои умы кладут, что ему нужно сделать, чтобы больше сюда не попадать. Мы виноваты сами, держим, как преступника. Наша большая ошибка человека держат под замком. Мы его боимся, не дай Бог он осилит. Это враг наш внутренний, он нас, таких экономистов, убьет. … средства производства.  

    15. Мы присвоили к своему имени, назвали своим. Народ заставили, он ошибся, мы его посадили. Разве он не думает про свободу. Разве мы с вами не сидели, или мы забыли, как нас держала тюрьма и высылка. Мы думали, и ждали такое время, в котором найдется человек. Напишет свою просьбу, попросит весь народ, чтобы они изменили свой поток. Пошли на уступки обиженному, бедному, больному. Тюремщику простить за его сделанное. Пусть он получит свободу. И за это вознаградится, как и все люди, одной низкой оплатой... 30 рублей.      

    16. Мой день в жизни остался на самом близком краю. Человек я один таким в этом народился. Меня природа опознала чрез любовь свою, сознательно меня окружила плохо холодом своим. Появились силы мои по белому снегу ступать. И сказать ей спасибо за ее лишь дружбу. Полюбила сама меня, и окружила богатством. Не одно солнышко привела, вслед за собою и ночь привалилась. Ну и мать ты, родительница, совершила в себе дело. 

    17. Человека научила умно помогать, руками браться за руки здоровье свое передать. Мы верим живому, но не верим мертвому мы. Изучили не всю природу, а пользу нашли в ней. Воздух нам помогает, вода лишь пробуждает. Практика не исчезает, свое найденное не продает. Вслух заявляет, чтобы учиться одному – воздухом удовлетворяться, а пробуждаться водой. Телу живому моему а также другому. Не стою на месте, бегаю быстро.

    18. Кто мне, и за что мне эти силы даются? За одну мою перед всеми неумирающую справедливость. Гулял я по полю, кричал голосом крепко. Проситься просился в природе, в ноги ей поклонился за то, что она не забыла. Веху поставила далеко. Гора высокая ты, сердце пойми мое. Люди наши все молодые, вспомните про старых стариков. Спасения им не нашли, зарыли всех в могилу. Ну, и жизнь, предковая система наша, с нею проститься надо. А с природой надо давно подружиться в любви.

    19. Войну с дороги, а мир на лицо. Признать нам всем независимость одну. Бросить думать про завтра, лучше делать сегодня. Только что началось, время подошло. Мы купили по дешевке, а продали по цене. Красота есть птица, но зато собака злая. Федор шапку скинул. А забыть свою жену. Дети нас окружили. Бедность наша была, даже урожай не уродил. Карта мастная не пришла.

    20. Вот собрались в четверг, карты в руки взяли. Порядок наш таков. Мы не нашли выход. Какой день прекрасный. Само время пробежало. Нам проехать по дороге, места совсем не стало. Площадь великое пространство. Такому лишь названию. Что мы сделали здесь, кажется, все пустяки. Село наше большое с многими своими делами. А порядок не по душе, все делали сами. Триста лет одному дому Романовых кланялись. У самих не было ничего зацепляться за бугор.   

    21. Мы источник собрали, ввели в этом труд. Вся земля лежала вокруг села. Но жребий, как достанется, будет наше счастье. Поработали, попахали, легче от всего справились. Что за день сегодня нам время преподнесет. Мы, как один, по порядку с села брызнули. Кто за что брались, а сами не отставали. Время пришло такое, и птицы все закричали. Наше дело крестьянина,  приходилось много думать. То про праздник небывало свою такую песнь запоешь.

    22. На нашем белом свете и река прошумела. Не глянул и не увидел, а саночки прокатились. Мы любили это сделать, но лишь было тяжело. Мое имя было такое, на всю улицу прогремело. Не спросились ни у кого, только мимо проскочили. Знаем место хорошо, а по грязи проезжаем. Никаким боком нельзя этакому сказать слова, когда его цель ушла. Посмотрели, но догнать не сумели. Знать, такому быть.

    23. Место круглое лежало, посмотрели на него. Позавидовали и сказали. Здесь природа такая, нехотя слова скажешь про самый случай. Не научились с вами мы, как надо будет жить. Свое родное построить, но чужому не помешать. Такое наше счастье. Ехали все время на лошадке в хомуте. А вот сейчас пришло, на машине проезжаем. За собою след оставили, неплохо посмотреть. Землю черную вспахали.

    24. Землю накрыл снег. Не услышали это дело, как пробрался сюда он, и без всякого солнца загорелся дров костер. Мы поделать не смогли такому случаю, когда день такой. Хоть и трудно нам на свете, но умело прожили. Не работали крепко, а получили прибыль. Значит, счастье не пропало. В лесу пришлось жить. Мимо нас проходят звери. Своим не признают за один поступок.

    26. Я не убийца человека, а сохранитель здоровья. Люди не поняли меня. А я мог бы убить. Мне вечная дорога больница. Я этого в природе не заслужил. Возьмите слова свои. Я не врач и не знахарь. Больной человек, которого не знает наука. Было ли это когда на другом таком человеке, чтобы новое дело закалку-тренировку народному суду, как фокусника.

    27. Так представить, как Одесская психиатрия, 14-е отделение, представила. Я этому был рад, как рад был своему солнечному дню 20-го февраля 1966 года. Я когда перед солнцем так покойно стоял, и мыслил про природу, да про это самое время. Это хорошо, что меня за это же самое дело. Два раза в этом деле бываю. Раз – за политику.

    28. Другой раз уголовно. Спасибо надо сказать мне лично за такую работу, за великий труд. Я взял это дело не с природою воевать, как воюют люди. Я стал практически любовь, дружбу показывал. Врага видел впереди, готовил ему вежливость, просьбой в природе окружил себя, а вежливость представил. Никогда этого не будет, чтобы победа не была предо мною. А победила неправда – возьмите, заберите мое все нажитое.

    29. Пусть оно будет ваше. Но мое здоровье, мой такой дух. А мы его увидели в специальном приемнике, в своих условиях, в тяжелом представлении. Дети даже видели, какую быстроту я делал. Детсад сбоку и Знаменская милиция тут же рядышком. Можно написать кое-чего много, и не останавливаться такому делу. Есть, что написать. Надо только на это умение.

    30. Лишь бы ум был полноценного порядка. Говорить умел, но что-то мешало. То ли надо это, а может, не надо. Сам прокурор области, генерал милиции Скирдко спрашивали про меня: кто же я был такой. Шахтер Донбасса, бедняка сын. Учиться не пришлось. А трудился честно. Уважал сам себя. Сил своих не жалел. Железнодорожный вагон мною грузился вдвоем. А вот здоровье никогда не терялось.

    31. … не наш брат. А лошадиная работа. Тюрьма не для нас, нужно разрушение. Мы ее построили для самих себя. Ожидаем все лучшего, а делается хуже. Папироска с табаком скурилась (курилась) до последнего. Дорога по асфальту, там машины бегут. Села позади с хуторами. А мы все бежали, вперед смотрели. Не попадалось такого дня зимнего, чтобы время. Перед солнцем стоять, и видеть ворону на сосне, как она там кричала.                  

    32. Голосом своим вещала, просила снег, чтобы он на землю ложился тихо. Холод, плохое – дело не теплое, непригодное. Разве это не болезнь наша, всех людей. Оставаться человеку, бедному из всех, сознательный поступок. Природу надо любить своим живым телом, близким родным телом. Холодно тебе, но зато не голодно. Без одежды оставаться, и пищей не нуждаться – для человека никем самое не изученное.

    33. Оно сделано человеком, ему это не влияет. Уже, можно сказать, мне от этого хорошо. Наша всех болезнь никем не излечима. Все не хотят иметь. Она не заразная, а самая лучшая, для человека полезная. Плохого не дает она, а хорошего много. Больной человек, разложившийся совсем, ему все равно умирать. Никто не помогает ему быть здоровым.

   34. Идет на это. Все для него есть. Природное преступление, которое не нравится в природе таким бедным оставаться. Ни один человек в жизни этого не делает. У человека все есть, лишь бы он захотел, это такое дело. Хочешь жить не по зависимому, дорога не занята. Веха своя стоит. Иди по ней, свое дело делай. Но никому не мешай, а свое ставь.

    35. Это сторона независимая. Ничем нигде никак не нуждаться. Самому бедному не жизнью интересоваться. А надо признать нашу большую ошибку. Мы с вами все до одного человека на земле бедные до крайности. Много кое-чего имеем, но это все не наше – природное богатство. Мы в процессе нашли и этим огородились. Зачем для тебя усадьба нужна, или для тебя дом? Все твое причитающееся.

    36.  Ты это сам сделал. Когда этой дороги не было, сосед сбоку не жил, разговаривать не умели. Делать в процессе научились. А дел по природе, лишь бы твое здоровье. Земля, никем не занятая, лежит, ждет к себе. Особенно зимою по морозу, по холоду не требуется ничего. Все вокруг тебя энергичное живое. Не трогай сам, не мешай другому, не бойся никого. Природа милая мать.

    37. Твое тело не пугает, оно не вооруженное в природе. Непочатое идет время. Мы с вами меньше прожили, чем приходится жить. Только наше незнание мучит нас всех. Мы этим не удовлетворились, что на нас висит одежда. Она нас не обогревает. Форма человеческая, хвалится ею, что она такая есть. Мужчина называется. А вот этого нет. Человек виден со своей одеждой.     

    38. Он и вооруженный для природы. В Мичурине есть церковь, а в Москве тоже. В любом областном городе стоит церковь. А на селе, в деревне прогнали богослужение. Какая может быть перед человеком радость, если он учится, понимает новое. Старое бросает, а полезное не начинает. Рождение наше, какое самое трудное в жизни. А раз надо родиться, природа помогает.   

    39. Не нужен человек для такой жизни. Она мертвым рождает. А раз надо человек, его обмывает вода, воздух окружает, а земля принимает. Живи и учись. На рожон не лезь. Сам себя люби. От самых первых друзей не уходи. А с ними близко… Всегда делай для того, чтобы жить и жить, и жить. Наша всех такая задача стоит перед нами.

    40. Мы все здоровыми и крепкими рождались. А вот в процессе жизни мы этого не получили. Врага у себя создали, крепко заболели мы. Кто нас таких учил, если предки не знали, даже этого не имели, что мы на сегодня имеем. Разве была ракета, или такой автомат, конвейер на земле. вся земля вспахана, и все пески орошены, а все равно нам мало. Какое расстояние до Луны.

    41. Мы с вами проложили такт, это наша с вами война, да еще какая убийственная война. Надо будет цветку расти, а ему там посеяли свеклу. Нам надо сахар, а с сахара вино делаем. Встречаем праздник годовой. У нашего человека ум лазит по природе, ищет себе жизнь. Люди ученые всем, а людей заставляют сами. У них большой опыт практически делать войну между Индией и Пакистаном.

    42. Можно было замирить, а вот в …науки такой не нашли, чтобы людям сказать, что вы в этом деле выигрываете. Если природа терпит от этого, она рождает человека, а мы по предковому  учим. Какие же мы ученые, не знаем природу. Самого злейшего врага не хотим испытывать. Это наше нехорошее, плохое и холодное, на животных прививаем. А самих людей режем. Где же наша правда, если мы с неправдою живем.

    43. Сделали оружие с природы. Не считаемся с нею. Человека считаем жизнью, а с земли гоним. Мы хотим человека заменить сделанной машиной. Сами не желаем, чтобы тяжело работать. А умно жить хотим. Ученые и неученые – большая разница. Скажите мне, пожалуйста: кто из них ценнее. Умный знает, а неумный делает. Оба зависимые, умирают на фронте. Природа любит независимость, от себя гонит неправду.

    44. Солнышко светит. Ученые хирурги, профессора, ассистенты врачи. На вашу статью в медицинской газете 25 февраля 1966 года «Холод – помощник хирургии». Читатель заинтересовался этим добром. Теперь хочет своим поделиться, что сам человек развил свои способности, силы. А мы его знаем хорошо, Иванова Порфирия Корнеевича, 67 лет. Из них 32 года на себе испытывал любые качества в температуре. У него тело не защищенное, которому воздух, вода и земля никогда никак не влияют.

    45. Эту всю зиму провел эксперимент, ежедневно на прогулке физически в холоде на морозе. Чувство моего здоровья. Я выходил сердце закаленное в тренировке 25-летнего человека. Выход мой в свете. Я не боюсь врага, не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого в жизни не было, не было моей жизни. Оно всю зиму испытывалось. Ни одного дня не прошло, чтобы пропустить. Да по любой развитой атмосфере в этом холоде длительное испытание провел замечательно. Не получилось никакого ущерба в своем здоровье.       

    46. Чувство было тысячу иголок. Но тело было бодрое, и быстроту свою имеет, небывалое желание бегать. Чувство хорошее, есть стремление в жизни. Это будет …первого человека в продолжение вечной жизни. Надо будет народу рассказать. Пусть такие силы прогрессируют без всякого вреда. Проси совета у того, кто может одерживать победу над собой. Леонардо да Винчи  итальянский художник сказал эти слова. Практически нашел и сделал в природе. Про мои качества знают многие люди.

    47. И стараются поддержать Иванова Порфирия Корнеевича, 67 лет. А его идея – надо трудиться. Завоевать эти силы, их иметь. Физическое явление через чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение. Мгновенное выздоровление центральной нервной части мозга. Болеть и любить, не забывать про больного. Душу знаю, хочу помочь. Своими руками током убиваю любую боль. Это нам не слова говорятся, а все делается делом. Пишет рука владыка очень справедливо. А просьба какая. Меня надо просить, будешь здоров.

    48. Нам надо учиться, понимать мое учение, чтобы в тюрьму не попадать, в больницу не ложиться. Свободно надо жить, на рожон не лезть. Большая будет слава самих себя любить, низко головкой кланяться, вежливость представлять. Эх ты моя жизнь тяжелая для всех. Пойми мое терпение, закали свое сердце. Милые мои люди, гляньте на солнце. Увидите там правду, свое выздоровление. Быть таким, как я, Победитель природы и Учитель  народа.

    Товарищи, вы же друзья и учителя не плохому, а хорошему.

    49. Представить силы воли. Они нас допустят к продолжению жизни. Мы не будем болеть и простуживаться. А эти качества были, и они есть. Если мы все за это возьмемся, и станем испытывать в природе то, чего мы не делали. И не брались за это дело, которое лежит меж людьми и природой, их фронт войны и борьбы на нашей земле за ее богатство. А его нашла зависимая сторона, и не перестает тащить к себе, и делаться в этом экономически обогащенными. У нее есть все. Только нет кругозора, попробовать сознательно в плохом и холодном пожить, то есть независимым, как себя заставил болеть Иванов. У него вера не в искусство, сделанное нами. Он знает, самое главное – это естественность, природа. Воздух, вода и земля, в ком есть две стороны. Одно – теплое, другое – холодное.  

    51. Человека меж собою в природе не нашлось. И нет болельщика, чтобы он знал про своего врага, и ему научился давать отпор. А совет по этой части может давать то лицо, кто сам научился одерживать победу над собою своей жизни, свободу давать. Мы для этого ничего не сделали, чтобы нас за наш поступок благородный природа пожалела, изменила вражеское свое направление. А проявила любовь и дружбу. А мы воюем, боремся со вселенной своими телами, лезем на рожон. Землю заставили, чтобы она нам давала все необходимое. Мы с вами сделали, получили. У нас это есть быстрое и удобное. Что может от этого лучше.

     52. Мы обманываем сами себя, хвалимся, что мы живем хорошо. Это наша в природе неправда. Мы в природе, одни трудятся, а другие учатся. Не для того, чтобы от своего близкого друга уходить, и сделаться командиром, дельцом. И этого товарища по детству оставить позади за то, что он ничего не знает. А все свое время сознанием делал. А в деле мы с вами погибаем. Теория не хочет в природе отыскивать болезнь на себе, или врага. Его надо опознать, откуда от взялся, и зачем он сюда пришел. его заставило пробраться к человеку дело. Он стал уходить от природы. Его заставила зависимость, ее богатство, в которое человек вовлекся.

    53. И стал им пользоваться, как продуктом, и сам от продукта умер. Его как человека убрала природа из-за того что у человека не было того, с чем он силы потерял. Война, борьба с природою заставила сдаться. Он бессилен дальше жить. Сердце износилось, мозг приостановил мыслить. А раз это на пути у человека появилось, уже недостаток. Человек стареет, и себя в негодность приводит. Сердце биться перестает, а мозг больше не мыслит. И вот наступает конец жизни. Мы зависимые люди, сами это завоевали. Теперь только наш русский человек Иванов добился своими силами, хвалится ими, кричит на весь голос на всю природу. Просит нас, умоляет всех нас…, чтобы мы согласились с его мыслью.

    54. И перестали по природе искать жизнь. Надо нам всем искать смерть на своих телах для того, чтобы ее найти, и с нею поближе и вместе поразговаривать. У нее спросить, как живой, энергичной в природе. Что я тебе сделал плохое, говорит ей человек? Природа ему говорит. Ты меня пугаешь формой. А оружием стреляешь и убиваешь – твой нехороший поступок, самовольный и убийственный. Я стала естественно везде и всюду на них нападать. Они искусственно как от источника тянут. Я их тела с дороги прибираю, чтобы они этого не делали. У них азарт проявился мне доказать. У них в ход пущено оружие, машина для удобства и быстрого труда.

    55. Чтобы за их раннюю работу давала не плохой, а хороший урожай, как это делалось на мне индивидуально хозяевами. Я с ними управилась, как с умниками. Где люди 19-го века подевались? Разве они не хотели жить, или у них сил не было? Какие рогатые волы были, и где подевались? Революция убрала. Мы, новые люди, ввели экономическую политику. Заставили землю родить так же, как рождал все для себя человек. Он психически на землю напал, как на свою собственность завоеванную. И стал в свой двор тянуть хуже, чем было. Меня со всех концов обуздали. Люди не обратили внимания на создавшиеся войны за мое добро между западом и востоком. Врага били, били, хотели уничтожить. Думали, виноватое правительство фашистское.

    56. Договорились осудить его народом. Это все сделала юстиция. А как был между людьми враг в природе, он и остался на зависимых людях. Еще больше и злее сделался за это. Он в процессе развился в каждом хозяйстве, бунт и недовольство. Обозленным человек на человека своим умом сделался для уничтожения врага, чтобы он испугался и капитулировал. Такой продукцией этому народу не докажешь. Теория практику опередила, создала для себя лично, огородилась. Пополам поделились. Социалистические и капиталистические люди, одни вояки со мною. Теперь на помощь пришла теория практического физического труда. Ученые люди стали делать цацку машину. И нашли колодец неисчерпаемый. Вода есть, но ведра нет.

    57. По существу всей человеческой жизни, в одном хозяйстве два противоположных ума не должно быть. А у нас не народ взял верх надо мною, а ученые, кому люди своей потребностью не экономные. Ученые ищут выход. У меня в космосе нашли пространство, стали щупать другие планеты. Ученые видят по всему размаху всей деятельной техники, она рвется вверх. Хочет приборами подсказать человеку свое согласие, чтобы человек наш с техникой вместе оставил старушку землю, которая на исходе. Потеряет свои все имеющиеся силы, которые перестанут такие требования удовлетворять. Ученым мало, они видят, но сказать про свою ошибку боятся. Не говорят про природу, про другую совсем независимую сторону, которая никем не занята.

    58. Плохая и холодная, с кем встретился Иванов. Он хорошо так, как мы, окружил себя. Не пожалел вслед за нами ступать. Свернул в совсем в иную сторону, в живую. Там смерти никогда не бывает. Неужели Иванов неправильно делает. Он же меж нами вырос. Практически сам себя заставляет с зависимостью распроститься. Не сразу с себя все сбросил, что мешало жить. Сначала шапку скинул, а потом и обувь, и  все остальное не стал носить. Ученые, писатели, корреспонденты, инженера, да художники, режиссеры об этом не написали. Не рассказали, и не пропели, не протанцевали про природу, про начало естественное, холодное и плохое. Ничего не сочинили про независимость, как человек Иванов прибег, окружил себя закалкой в тренировке.

    59. Теперь нам, ученым, доказывает своей правотой. Не богатство нас с вами спасает, а наше тело. Не будет его – не будет ничего. Иванов по нашему всему развитию не пошел. Он у нас больной человек. А почему он не болеет и не простуживается. Он внес нам свое предложение. Нам надо одного такого человека народить общими силами. Кого угодно, лишь бы он закалялся, да нам, ученым, свои действия рассказывал. Я не молчу, кричу на весь голос сам, и другие об этом не молчат, пишут про пользу. А нашим ученым надо экономика. Им не надо здоровье, которое вносит нам Иванов. Разве он нас не видит, какие мы с вами вояки, или борцы до одного дня. А мы его боимся…считаем. И крепко верим всему, надеемся на все наше сделанное, нас спасет.  

    60. Где же наши предки подевались, где история делась? Мы с вами ищем жизнь в этом деле, а сами с вами все наткнулись в природе на смерть. Почему так, кто этому помешал, если мы всему хозяева? У нас с вами оружие. А враг как был меж нами, людьми, в природе, так он и остался. Прогрессирует из-за нашего неумения. Мы врага не знаем, и не хотим его искать, чтобы его опознать, и умело дать отпор, чтобы его больше не появлялось. Он же природа, и мы природа. Она – нас, а мы – ее. Оружие наше не помогает, а наоборот, заставляет делать. А как же идея Иванова, без всякого такого жить доказано. Пусть скажут психиатры про Иванова, что неправда есть перед нами, что он закаляется. Его держат блюстители, как преступника. Он же не убийца, не расхититель.                 

    61. А что ему дают, он не просит. Спросите у того, кто за что-то шлет. Уважаемые люди, гляньте на солнце, вы увидите правду. Я, может, ничего не знаю и не умею. А что, если умею и знаю, что тогда скажете? Мы бедные все этим люди. А Иванова в законе своем держим. Спрашивается, за что? Да за хорошее, за закалку-тренировку. Он своим телом доказал. Дайте ему волю, ели все выводы приводят к этому. Чтобы от природы добиться успехов, надо практически работать, а мне не дают. Прошу помочь мне в этом. Я в этом деле напрасно говорю. Головкой низко кланяюсь, чуть ни плачу. Зачем это я унижаюсь, кому это мое не надо. Это сторона, за которую я взялся, стал ее воспринимать, ее никто не делал. Мои силы на это дело выпали.    

    63. Получил хорошее и теплое, им одно время  пользовался. И в этом всем хорошем и теплом сделался физически слаб и стар. А чтобы холодное и плохое взялись изучать, и признали все это друзьями, близко стали, как родным, близки своим живым телом. Для того это надо сделать, чтобы не простыть и не заболеть. Это нам холод на человеке раскрыл. И хочет Иванов нам, ученым, свое практическое дело внести, как живой факт на себе лично.

    Товарищи, друзья, ученые и неученые все наши люди со своим понятием. Я признал, и делаю сознательно, закаляюсь в природе в тренировке. Пошел на жертву, стал изучать холодную, плохую сторону. Она меня научила оставаться независимым от хорошего и теплого.  

    64. Я окружил себя не так, как мы все. Живем одинаково. Нам дай, мы больше ничего не знаем. Наше дело – трудиться, заставлять природу, чтобы она нас не забывала обогащать силой и волей, и всеми достоинствами. Пожить одно время не всегда хорошо бывает, и проскальзывает между природою и людьми плохая сторона, с которой мы не ладим, а делимся. Хорошее идет – себе, а плохое – тебе. С хорошим остаются живые люди, а с плохим местом заняли мертвецы, кто из нас всех вытекает. Мы живем хорошо. А потом плохо, идет наш плохой день. Мы его дождались, он нас окружил болезнью, нашим незнанием. Мы не знаем, почему мы заболели, и как болеем.  Знаем хорошо, что это все ведет к плохому. А учителя нет, чтобы мы учились.   

    65. У нас нет средств таких, чтобы избавиться от этого плохого. Нам хорошее не помогло, чтобы продолжалось в жизни, помешало. Это все наделала наша всех зависимость. Она не любила холодное и плохое. А в процессе наткнулась, и простыла, заболела. Холод помешал хорошему плохо. Мы с вами ошиблись, стали искать по природе хорошее и живое. А про плохое, мертвое совсем забыли. Нам всем напоминает человек закалки. Иванов говорит. Нам не надо такое хорошее и теплое. Нам надо не бояться холодного и плохого. А сначала взяться за это, в нем хорошенько порыться не с оружием в руках. А своим живым энергичным телом. Чувством поближе к воздуху, воде и земле. Что нам дало хорошее и теплое, плохое. Убрало человека с дороги.

    66. Человека нет, чтобы он с этими качествами родился, и стал изучать своим телом пониженную температуру, для человека совсем плохую и холодную, с которой наш человек не пробовал оставаться, кроме нашего русского Иванова. Ему чара выпала в этом всем копаться. Он нашел эти качества в холоде и в плохом деле хорошее и теплое. Моя победа устно в голове. А вот дело в природе в теле, какая дружба, какая любовь. Между одним и другим разницы нет для живого закаленного человека, кто выходил свое сердце, на весь мир хвалится, трудится, говорит. Если бы этого на мне, Иванове, не было, и не было такой жизни, которую я, Иванов, приобрел в холоде и плохом. Хуже нет от моего поступка, если смотреть со стороны на все это плохое. Но зато, если рассмотреть, и прислушаться к этому всему созданию.

    68. Человек заставит сам себя не болеть и не простуживаться. Что может быть от этого лучше. Жить, жить хорошо и тепло, а через это все умерли. Или жить плохо и холодно, с его холодного и плохого – хорошее и теплое. К этому всех Иванов приглашает. И хочет всех просить, чтобы изучать пониженную температуру. Она дает хорошее и теплое, что нам всем нужно.  

    Для закаливания требуется подготовка. Природу не будешь знать, что она есть такая живая. Она на человеке создает веру и надежду, чтобы купаться в ванне холодной и теплой. Любовью воспринимай обязательно то и другое через дело. А раз человек будет закаляться, он не будет то качество иметь. Я, Иванов Порфирий Корнеевич, 67 лет, заявляю о своем выходе сердца, как хорошем непортящемся ключе, на что вся надежда. Я эти силы, которые искал, приобрел.

   69. Для меня низкая температура не влияет через закалку. Мой путь поближе к природе. я любое понижение знаю, как с ним совладать, как с другом, поближе побывать, да в атмосфере сил набраться. А холод через чувства крепко проходит, и тут же тепло рождает. Бояться не приходится. А надо идти, как в бой идешь со страхом. А в этом деле получаешь крепкую жизнь. Надо будет довериться, что природа на твое хорошее никогда не помешает. А наоборот, помогает, всегда с холодное теплое появляется, из твоего плохого теплое будет. Я когда выхожу с дома, погружаюсь в пониженную температуру, я иду, как в огонь. Но мои силы, уже это знание, и делают. А делать не будешь, у тебя ничего не получится. Я делаю, закаляюсь, и для себя получаю. После чего мне делается не плохо, а хорошо.    

    69а. Ученые, к вам обращается человек практик, испытатель на себе холодного плохого. А оно дало мне, Иванову, при любой пониженной температуре незащищенному телу живому. Я получил от этого всего теплые и хорошие качества. Я в этом деле не постыл и не заболел. А наоборот, набрался сил, своей воли, больше и лучше уверен, стал встречаться со своими природными силами, которых пришлось опознать не так, как мы понимаем. Воздух вода и земля не друг в жизни. А сделали источник, от чего стали пользоваться сырьем. И с него стали делать оружие, продукцию, и ею стали удовлетворяться, чтобы с этого всего наш человек получил хорошее и теплое. И им одно время попользовался. И в этом всем хорошем и теплом сделался физически слабый и старый. А чтобы холодное и плохое понять и признать все это друзьями близкими… Надо делать, чтобы не простуживаться и не болеть…

    70. И хочет нам, ученым, Иванов свое практическое дело внести, как живой факт на себе лично.

    Как надо избавиться человеку от заболевания?

    Долго думалось, все же надумалось, как будет надо написать, чтобы люди поняли, что человеку не пришлось искать жизнь по природе, а пришлось найти смерть. Долго с нею приходилось разбираться. И все же, наконец, пришло в голову про ту тайну, которую брались люди отыскивать. Она оказалась не в природе, а в человеке. Сбоку рядышком на своем месте стоит в поступке человеческой жизни. Следует большой уход за собою. Первое. Надо холодной водой мыть по колени ноги ежедневно утром и вечером. Желательно себя до обливания повести всего.

    71. Это живое пробуждение. Второе. Не надо проходить мимо любого встречающегося человека молча. И не жди от него, чтобы он для тебя свои слова сказал вежливо: «Здравствуй». Это твой во всем будет проигрыш. Ты должен поспешить, захватить своим словом. Ему надо сказать: «Здравствуй». Дедушка или бабушка, дядя с тетей и молодой человек. Твое дело – сказать. А его дело – он как хочет. Третье. Надо не ждать, пока человек протянет свою руку, и будет у тебя просить милостыни. А ты ему в эту минуту – бах сто рублей. Это не помощь твоя. Ты за это все не будешь благодарен от природы. Ты должен сам по людям видеть, и находить такого человека, которому надо обязательно помочь, ибо он нуждается. Так не давай. А если со своей душой, сердцем ему помочь, то давай со своими словами.

    72. Я, мол, этому человеку даю за то, чтобы мне ничем нигде никак не болеть. Отдавай без всякой задней мысли. Четвертое. Это касается твоей жажды. Ты намечаешь свое время, 42 часа должен сознательно протерпеть, не кушать и не пить воды. Это время в короткий день. Ты должен ради своего здоровья не потреблять всю субботу до обеда в воскресенье. Надо будет садиться кушать, без всякого вдоха и выдоха чистого воздуха не делается. Учителя надо просить во время этого действия, говорить слова. Сам тяни воздух, вдох и выдох, а сам говори: «Учитель, дай мне здоровье». Три раза скажи, и садись, кушай. Это будешь делать еженедельно один раз каждую субботу. Пятое. Не плюйся слюнями, и не харкай, табак не кури, и вина не пей.

    Все это надо получить через руки от доверенного сильного здорового человека устно.  

    73. Не через писанину, это теория. А практика – это человека тело, которое выходило у себя здоровое молодое сердце. Оно сильное убить твою любую болезнь, которая тебя мучает. Когда ты это все изучишь наизусть, и поймешь, что это не человек помогает в этом твоем бедном деле. Это все зависит от тебя лично. Ты человек, обиженный природой. Тебя твой день наказал. Ты эту болезнь получил, не знаешь, за что. И откуда она взялась, ты тоже не знаешь. А услышал про такого человека, кто у нас один такой. Он у нас для этого практически испытывает своим энергичным телом. Хочет в природе закаляться для того, чтобы не болеть и не простуживаться. Для этого все делается, чтобы люди не сказали о нем, как незаслуженном меж ними в природе человеке. Он научился, как будет надо человеку помочь, чтобы не простуживался и не болел.

    74. Этому он и учит. Кто это понимает, берет и делает то, что ему надо научиться от учения Учителя, и практическое дело. Все это зависит от самого лично человека. Не будешь с душой и сердцем относиться к учению Учителя – ничего ты не получишь, умрешь бесследно. Учитель жил, живет, и будет жить не так, как мы все живем. Он нас своим здоровьем осудит. Мы бедные все люди, в этом деле помираем. А Учитель никогда не умрет через истину свою, что он не такой, как все люди.

    Победа моя.

    Самородок я, по делу. Источник – закалка. Тружусь я один на благо здоровья. Учусь в природе. Перед миром хвалюсь. Правду сказать хочу про самосохранение клетки. Мое закаленное здоровое сердце 25-летнего человека. Выход в свете мой. Я не боюсь врага.

    75. Ничего не боюсь, даже своей смерти. Если бы этого не было у меня, не было моей такой жизни. Человек я земли, дышу крепко. А говорю резко не про какое-либо чудо. А про природу, про физическое практическое явление. Самое главное, про чистый воздух, вдох и выдох, про снежное пробуждение, про центральную нервную часть мозга. Люблю и болею, но не забываю про больного. Душу его знаю, помочь  хочу, через свои руки током убиваю любую боль. Это нам не слова говорят, а делается все делом. Пишет рука владыка, никогда про это не забыть, очень справедливое. А какая просьба. Меня надо просить, будешь здоровый. Кому это не будет надо, юноше молодому? Так нет. Уважаемые, это мировое значение.

    76. Нам с вами надо любить великую природу. Не молчать, правду говорить. Роли не играет болезнь над человеком, а играет роли человек над болезнью. Нам надо учиться, понимать мое учение, в тюрьму не садиться, и не ложиться в больницу. Живите свободно, не лезьте на рожон. Большая будет слава любить самих себя, головкой низко кланяться, вежливость представить. Эх жизнь моя тяжелая для всех. Поймите мое терпение, сердце закалите. Милые мои люди, гляньте на солнце, вы увидите правду, свое выздоровление. Быть таким, как я, Победитель природы и Учитель народа.

 

    Неправда.

    Жить хотелось крепко мне, но природа не давала. Раньше я работал, а сейчас отдыхаю. Наши люди ученые ошиблись на мне, признали свою болезнь. Паранойя развитие личности, шизофрения. Ох, как молодость моя, жалеть приходится ее. 

    77. Но зато я хвалюсь, ценю его имя. Он хороший умный человек, сделал полезным меня. Руки мои золотые, а ум дорогой. Если знаешь мое тело, хвались перед всеми. Обращайся ко мне и проси крепко: «Учитель мой дорогой, дай мне мое здоровье». Когда упросишь меня с душою и с сердцем, никогда не останешься в обиде. А то ты получишь, что следует. Природа богатая мать. Воздух, вода и земля. Самые близкие, родные милые незабываемые друзья. С ними можно учиться, и можно у них научиться для себя и для другого. Надо будет трудиться, закаляться в природе. Силы воли набираться, чтобы они были у тебя. А потом сеять это маленькое зернышко. Мы привыкли болеть и простуживаться сами. А учителя нет на это, чтобы учить людей, кроме одного только русского простого человека, кто силы свои пред всеми поставил.

    78. Не врача и не знахаря, свои лично закаленные. Ему хочется передать нашему народу, самому обиженному человеку, всеми забытому, больному. Он крепко хочет быть в жизни здоровый. Но человека еще не нашлось, чтобы он был такой, чтобы об этом болеть. И крепко думать, как будет надо ему умело помочь. Он ежедневно болеет, просит природу сам, чтобы она открыла ворота для этого самого, чтобы человек назад вернул здоровье. И, самое главное, в жизни ей сказать спасибо за ее заботу, за независимость свою, которая ему помогла. Человек стал здоров, уже болезни нет, есть жизнь одна здоровая и крепкая.

    29 марта 1966 года съезд КПСС, и коммунистов всех других стран, которые перед всем миром своим делом, что сделали, хвалятся.

    79. Это не польза человеческой жизни, а вред всего нашего народа. Мы с вами, все люди, для природы чужие. Чья одежда есть, на твоем живом теле висит. Ты ею одно время хвалишься, как красивым чином. Ты ушел от близкого своим знанием, заставил его идти на фронт для того, чтобы он с природою воевал. Боролся и ухаживал за землей, делал грядку, и в нее сажал зерно. Это все делается человеком для того, чтобы за счет этого зерна брюхо напихать. Природа так не учила, с вкусного вонючее делать, и бросить в грязь на цветок. Мы же делаем природе этим самим плохое. А хорошее независимое природное оставили позади. Холодное, плохое и голодное не признали. А взялись за хорошее и теплое, за обжорство. Источник жизни холод, плохое заставило все делать в природе. И одеваться, и кушать, и в доме жить. С этого всего ничего не получится, кроме как пришла независимость к нам.

    80. Смерть – разорительница человеческой жизни. Она человеку не дала дальше думать и делать. Он бессилен оказался перед природою со своим оружием, в бою своего дела погиб. У него не стало биться сердце. Мозг прекратил свою мысль через недостаток к телу чувства идущего воздуха. Поэтому мы, все воюющие люди, оказались не своего тела, окружили себя зависимо. Мы чужие люди, не хотим верить истине природе, и не испытываем живым телом холодное. Для нас оставаться без одежды и пищи – это плохо. Мы некрасивые, хвалиться нечем. А как же Иванов своим телом и сердцем перед всеми нами хвалится, и правду говорит про самосохранение клетки? У Иванова сердце не такое, как у нас. Закаленное, здоровое, молодое сердце. Не умрет оно. Что мы тогда скажем, наша история отомрет. А независимость свои силы человеку представит по Иванову жить.

    81. Не будет надо человеку ни одежда, не будет надо пища, также жилой дом. Не будем ждать весеннее время. Все мы возьмемся мыслить про наш холод, про зиму, про морозные дела, которые нам всем откроют ворота к жизни, но не смерти. В природе не надо быть умными людьми, не дружными. Надо пожить между людьми глупышом, а потом дождаться их слова. Пусть они скажут, определят мое тело, что оно какое своим поступком заслужит. И кто я таков буду между ними. Просьба. Не знаю, как головушкой кланяться, то ли в пояс, или к земле.

    Когда в деревне такой большой рос, она меня учила, как нас всех остальных индивидуальных собственников. То мы делали сами. Рано вставали до солнца, а ложились поздно после солнца. Какая была молодость, этого поискать негде.

    82. Воды цельные ставы стояли. У каждого был сад. Только была одна земля вечным источником. Кто только ни рождался на ней. И чего ни было в этой жизни за всю мою бытность. 35 лет на одном месте. От своего родного ежедневно отрывался и приходил. Для чего это я делал? Сам не знаю, зачем. Зубы были стальные. А потом жительство сменил. Когда ехал по дороге, два здоровых зуба вырвал. Надо было не это искать. А я ничего про это не знал, что со мною встретится новая и небывалая жизнь. Я зато брался делать, что в жизни не думал. Образ вел такой, как все вели себя. В природе хорошее искали, а про плохое не думали. Чего я крепко боялся? Холода, и смерти, и плохого. Два ребра левой стороны на производстве поломал.

    83. Не видел и не слышал, как оно у меня зажило. Что и заставило в природе учиться. Между мною и природою ни один день не прошел так. Заставляло мечтать условие. Никем не занятая независимость, она встретилась со мною, приостановила меня одного. По земле долго ходил взад и вперед, да все думал. Как же так приходилось мне, такому молодцу, поделится с людьми. Им оставил хорошее и теплое, а себе взял холодное и плохое. Меня за это все дело признали неполноценным. Я от этого не оробел, воспринял, как болезнь. Плохого в жизни не делал, а хорошее в природе творил. Меня надо благодарить за эту находку, которая сеяла пользу, а вред гнать с земли. Закалялся в тренировке, с природою не воевал, а дружбу, любовь закладывал.    

    84. Не такую, как она была до этого времени, или она есть сейчас, люди ее делают. Она была бессильная, и так осталась без сил. У капиталистов своя экономика, а у социалистов своя. Там заставляют народ, а у нас то же самое. Закон один у нас и у них, зависим в природе. Без земли не хозяин, а без воздуха и воды жизни нет. Человеку надо богатство: одежда, пища и жилой дом. Что и приобретается трудом, это самое главное. В нашей природе так не проживешь. У нас один год, и тот поделен на четыре части. Юг себе сторону избрал, а север свою взял. А восток с западом землей поделился. Между этим всем оказалось четыре времени. Первая сторона весна, вторая сторона лето, третья осень, а четвертая сторона зима. Человек взял и поделился своей любовью.

    85. Опознал природу, без нее никуда и шага. Одна сторона прибыльная, а другая убыточная. Человеку живому телу не интересна бедность. Без всякого богатства быть энергичным телом. Человек пошел в природу жизнь для себе искать. Нашел ягоды, сад, стал ими пользоваться. После уцепился за хвост, привязал ее на бечеву. И вместе с нею жил, себя заставил мучиться. Сам умирает и животное. Это ярмо, этот хомут сбросили. А взялся за землю техникой. Мы ее заставляем, чтобы она давала нам урожай не малый, чтобы был большой. Мы все силы кладем, всю возможность представляем. Весну мы любим и ждем, а вот осень сама идет. Мы бы не хотели этого делать, а сами бессильные. Пошли дорогой не той, взялись за дорогу зависимую. Нам потребовалась продукция, без которой жить не научились. А стали учиться заставлять воздух, воду и землю.

    86. Что нам и дало в жизни, мы от них получили. У нас есть все, что одеть и покушать, и в доме пожить. Это проблема не последняя. Мы должны научиться жить, эту тяжелую дорогу забросить. А взяться за новую дорогу, за живую, за природную, за естественную сторону. Не за мертвую, а за живую неумирающую. Долго мы с вами жили, и наконец, мы пришли, сделались таким человеком, которого хотела природа. Она его родила, и ввела в него ум, чтобы он думал, а брался за дело и делал. Ту любовь оставил позади, а взялся за дружбу и любовь. Жить – не воевать с природой, не заставлять себе кланяться. Мы бедные люди за то, что не знаем природу. Не за ту сторону взялись, не в то дело совсем вовлеклись. Для нас надо хорошее и теплое. А где же делось холодное и плохое. Мы с вами живем и боремся в природе за жизнь, но не за смерть. Думаем, что мы уходим, а мы приближаемся к смерти.

    87. Свободно мы не живем. Мы с вами лезем на рожон. Никакой нам в этом славы. Мы не любим сами себя, и не хотим поклоняться головкой, вежливости никакой. Какая может быть сила, если для нас природа враг. Одну дюже любим и ждем ее. А вот на другую смотреть не хотим. То, что мы хотели получить, нам дулю (не) дает природа. Наши дни, идущие один за другим, мы встречаем и провожаем. В чем были, в том и остались. Без своего сделанного оружия мы боимся оставаться. У нас наши дни не такие приходят на землю, что они для нас рождали, чего бы мы ни захотели. А природа есть природа, не что-либо такое. Для нас родился человек не такой, как все. А взяла и показала дорогу совсем не такую, а иную. Человек переделается из зависимости в независимость. То человек весну ждал.       

    88. А теперь осень ждет. Хотел видеть теплое лето, а сейчас ждется зима. Да не так ожидается – чистым энергичным телом. Без всякой самозащиты, без всякого оружия. Довольно воевать, убивать. Давайте же просить, кого следует. У нас с вами на землю пришел человек со своими силами. Не пожелал за нами ступать, не признал нашу жизнь истиной. А пошел в природу на жертву. А получилось наоборот, жизнь. Все это сделала природа. Она научила, как надо закаляться. У нее для этого силы оказались все сделать для Иванова. Он, по делу, самородок. Источник – закалка. Трудится он на благо здоровья. Учится в природе. А перед миром хвалюсь. Как будет избежать весны, а приблизиться к осени. Лету не надо подражать, а надо подражать зиме за ее здоровый воздух, да белый морозный снег.

    89. Жизнь человека изменилась совсем не в ту сторону. Все на 23 партийный съезд приехали благополучно, кроме одного. Так и в жизни сделалось. Все люди за то взялись, в котором поживут, поживут. А потом и отмирают через свою дорогу, через зависимость. Одного человека в независимой жизни оставила. Себя не оправдала зависимость, а сдала свои силы. Без сил остался в жизни наш земной человек. Одна сторона хорошая, а другая сторона плохая. Летом дается прибыль, а зима убыточная. Так и здоровье человека живет и растет между нами и природой. Одно такое бывает, хорошим показывает, и плохое бывает. За хорошим все люди гонятся. А вот плохое от себя гонят. В природе ничего не сделаешь, кроме как это будет весна, которую мы тянем.

    90. А зима идет, она сама не хочет, чтобы она была. Природа такая. Сегодня солнышко, ясно, а завтра не будет. Почему это так делается. Хочется крепко кушать. А ты не кушаешь. Проверяешь сам себя в этом, можно ли быть независимым человеком. Это не сила будет. Мы в природе продукт, и продукт природа, она родила людей, и сама их хранит. А мы ее уничтожаем. За наше хорошее мы одаряем хорошим. А мы вкусное поедаем, а вонючее делаем. Мы себя считаем природой, а сами в природе боимся. Почему мы в своей жизни не боимся хорошего. Бывает на белом свете, влюбится девушка в парня. А парень об этом ничего не знает, уже это ее есть болезнь, да еще какая. Не пойдет и не скажет ему, а у самой в душе и сердце. Нельзя никому про это сказать. «Глупышка этакая», – меня назовут. Не парень в девочку врезался, да сама девочка в парня. Ну что ж, как хотите, говорите, но моя такая перед ним любовь.

    91. Это одно мое такое счастье. Сама нашла сроду, с душой и сердцем полюбила. А вот его я сердце и душу не знаю. Мне кажется, он человек, об этом деле не знает. Ходит она по этой земле, да думает на этом месте об этом. А в природе зарытое счастье надо заслужить самой. Вот это и беда одна для всех лежит перед всеми людьми. Не так мы с вами поступаем, и у нас с вами не такое дело. Разве человеку дело не любовь. Человек любит и жалеет. Но вот природа не такая, чтобы людям в ней получилось. Разве люди ученые не на земле. У них в их умах небывалое новое. А делается все старое. Лежит кусок земли, да еще какой он есть. Посмотреть и обдумать со всех сторон. Она сама ничего не дает, ей надо будет ум. А к уму большая сила, из не тревоженной земли сделать пахоту.     

    92. Эту пахоту вспахали рано, а потом положили под снег. Земле естественная обработка, про нее человек знает, и про нее забыть не сможет. В ней все человеческое богатство. Человек о ней пусто не думает, ему надо большая прибыль. Вся жизнь делается в природе из-за этого всего дела. Мы всеми делаем. Захотим, то сделаем. А вот одного мы не сделаем. Врага мы с вами не знаем, когда он к нам придет, и в какое время, и какой он есть. У нас с вами нет самого главного оружия. Мы, все люди, не знаем ничего, никаких средств не имеем. А вот на земле приценились не одни сами лично. Захватили огород, своим именем назвали. Огородили с четырех концов, на углу поставили дом. Для выхода дыма наверх вытянули трубу. Окна наружные застеклили для того, чтобы видно было. А дверей каких поставили, чтобы открывать и закрывать.

    93. Не умелые и одинаковые, лучше, хуже есть дома. Но никто из всех бедных людей, как в этом богач хвалиться. А ворота для въезда какие, видно со стороны всего, в этом дворе не человек живет, а хозяин своего добра. А в добре не одно животное, особенно рост всему человек раздает, без всякого труда ничего не бывает. А в природе в голове устно с самого начала в жизни. Мне говорит князь Воронцов. Эта экономия досталась. Прадед был завоеватель, а царь его наградил. У князя спрашивает солдат. А где же лежит мой прадед, он тоже был вояк, только не в чину, а простой солдат? Все мы родили для жизни на земле живое энергичное тело. Учились, трудились много, сделались дельцами, сейчас живут хорошо. А как вы в этом делаете. Неужели я не родился таким, как все рожденные. Не такое совсем место, у всех время свое проходило. Мой отец был шахтер ручного физического труда. А вот мать моя была сама прачка, ткала холста.

    94. Поэтому я не такой, как все есть люди. Не для самого себя закалился в тренировке. Даже не думал ничего, чтобы чего-либо присвоить к себе. Природа, она наша всех. Никому никак нигде не продается. Я не за то, чтобы тянуть нашу такую ясную весну. Не мое есть это дело, от себя гнать холодную зиму. Я не радуюсь один из всех хорошему и теплому. Для меня есть природа, воздух, вода и земля, что нам дало в жизни. Учимся мы и работаем. А вот того, что следует, мы с вами ничего не получили. Труд не такой, как он нам нужен. Не такое учение, нечем нам похвалиться. Это только мы читаем. Доказательство все в деле. Нам не нужно бессилие, или то, что мешает. Я, по своей болезни, не коммунист, и не строитель этого всего. Сама жизнь показывает нашу с вами неправду. Мы ее нашли в природе, она нас с вами бьет по лицу.           

    95. Вояки, борцы за жизнь, как один виноватые. Хотим вторую дорогу, зависимо оставаться в природе, однобоко размышлять, кругозор не признаем. Мы не хозяева природы, не сохранители ее. Природа сильная нас всех поставить рядом. Все как один человек от земли зависимые. Она нас кормит, в ней мы одеваемся. А что мы делаем в доме? Живого человека рождаем, а мертвого выносим. Разве это наша работа материалистическая. Мы ее захватили в природе, нам всем грош цена. Другая дорога, сосем не такая, лежит на нашей земле, она ждет нас к себе. Это независимая дорога. Мы с вами хвалились не новым, а старым. У нас работает машина. Руки в брюки, ничего не делает. Разве нам неизвестно, что любит природа. Болельщика правды. А мы стали в очереди. Мы не знаем, что делали раньше, и сейчас делаем.

    96. Снег уходит от нас ежегодно так же, как и всегда. Что мы с вами делаем? Психически нервничаем. Сегодня думаем, завтра делаем. 1966 год пошел по земле, мы спешим жить. Так мы жить спешим. Надо это время держать. А мы его гоним от себя. Трудимся крепко. На солнышко не глянем, и правды не увидим,  где наше выздоровление. Мы не победители природы. Быть таким, как я, Учитель народа. Где это так было. Больной человек мерзнет от холода. А мы его в шубе бережем. Наш с вами смех развивается. 35 градусов ниже нуля. Не в воде купаться, а открытым стоять, чистым телом на снегу на холодном морозе. Пожалеем чем-нибудь. Всегда ему хорошо. Он закалился в тренировке. У него на это силы есть. Он надеется на силы, самое главное, природы.

    97. Холодное, плохое время я, как человек, хорошо чувствую. Я не простуживаюсь и не болею. Что может лучше. Моя очередь ушла с земли, а заняла вечную жизнь. Я не радуюсь весною. Не успел снег уйти, мы с вами скорее в поле. Живое и мертвое волочим. Думаем, что это надо. Ни один год не пропустили, и не сказали: пусть отдохнет наша кормилица земля. Она нас всех держит у себя на очереди. Мы не ее друзья, не любим и не уважаем. Живем по-своему, и умираем с вами. Нас природа не жалеет, а берет и стегает. Мы холод и плохое не любим – наша с вами большая ошибка. Даже автору не хочется свои новые слова писать. Не наше дело воевать. А мы с вами воюем, убиваем на фронте. Что мы с вами делаем… 

    98. Для нас надо дождик не плохой, как это делается, а такой, чтобы был урожай. Мы для этого с вами время это дождались, чтобы все лето работать. Наше дело – ухаживать за землей. И наше дело – ждать прибыль. Земля, она для того у нас, чтобы рождать у себя новое. Что мы с ней встречали. Говорит история библейская. Сам господь ходил по земле. А чтобы чего-либо легкого в жизнь ввел. Этого люди ничего не делают. Надо друзьями быть. А мы, соседи близкие, друг другу не доверяем. Ворота для въезда свои имеем. Что придется в природе найти, в свой двор волочим. Да еще позднее, чтобы не видеть. Ворованная сама жизнь между природою и человеком проходит.  

    99. Люди очень крепко верят Богу. Но чтобы они делали по Божьи, жить никак не будет нельзя. Боговы заповеди тяжелые. Проходят дюже холодные дни. У него неделя целая ложится в своем собственном труде. Все лето напролом. Из дома утром выходишь, а вечером со степи идешь. Такой самый запрос. Не хуже той сегодня, у кого было все то, что  надо. Он молча хитрил, лез со своими словами вверх. Ночью потихоньку собирался, чтобы соседи не знали, куда и зачем выезжает. Ему надо бежать и уходить со своим имеющимся богатством. Он вчера с церкви пришел, там все Богу молился. Просил, чтобы он пошел навстречу, и разрешил ему право дождаться на другую сотню хоть одну пока прибавить. 

    100. Сам молился для этого всегда. А у самого привычка плохая, чтобы бедного найти. Между собою и природою узнать, чем же он нуждается. Ему надо помочь в этом. У него мысль такая не рождалась. Он для этого и хоронится, чтобы его краденое не украли. У человека мысль такая идет. Идет по небу туча с дождем. А раз дождику время находит, как хочется, чтобы сильнее, чтобы моя земля смочилась для быстрого роста. На это дело каждый человек думает. И охотник с ружьем идет на зайчика, а у самого думки про медведя. А хозяину этой пайки мало, у него таких кусков много, да все обработаны хорошо. Говорит сам себе: дело за Боговым явлением. Лишь бы только уродило, знаю, что делать. Говорит хозяин.

    101. Кусок хлеба им надо, этим самим хлебом люди богатели все. Торговец мануфактуры аршином натягивал. Ему много не надо, копеечку на копеечку. А хозяин большого села, у него удержу не было. Хочет, чтобы у него была собственная земля, по которой он не молчал, а ходил. Да все продумывал планы, что на вот этом месте поставить, что с животного приобрести, да какую снасть сделать. Нужно знать эту местность. А когда человеку везет, у него собственная жизнь. Он с козырями ходит, от других отворачивается. Ему кажется, что он умеет жить, а все не умеют. Земля то же самое. По ней проходит воздух. Не пахать – травою зарастет. А зимою снег лежит, и это в природе надо. Без зимы и лето не бывает. А вот бедность разрастается, она никому не нравится.                    

    102. Также и делает человека другим. У богача процветает забота, он без мысли не ложится спать. У бедного совсем не то. Он не ждет праздника, и не готовится к нему, чтобы отменно показать. Или пищу хорошую приготовить, которую люди не имели. У бедного дело не рождается, с чего пир создать. У него одна немощь, спать больше не приходилось. А вот приобретать надо, в этом деле голова надо. Товарищи! Откуда солнышко лучами светит, и откуда ветер дует. Мы с вами взялись откуда, что мы не подготовились к тому, чтобы жить в природе. Ничего не делали, и не собирались сделать для  того, чтобы человек завоевал право такое силами своими от очереди, чтобы быть гарантированным от заболеваний. Мы с вами врага не победили, а как простуживались, так и болеем. А вот наш Иванов.

    103. Он победитель природы, сохранитель клетки.  У него здоровое закаленное сердце 25-летнего человека. Выход в свете. Он врага не боится, ничего не боится, даже своей смерти. Если бы этого не было, не было моей жизни. Я победитель над врагом своим и другого обиженного, больного человека, забытого всеми. Меня надо просить, будешь здоров. А раз я победитель врага над собою, я и Учитель народа. Я учу советом, чтобы человеку не простуживаться и не болеть. Что в этом лучше от этого учения. Человек не брался, и не хочет понять про мое здоровье. Оно завоевано мною в природе трудом. 32 года занимаюсь, делаю пользу себе и другому, не жалею передать, только с душой и сердцем. Никогда, нигде никак болеть человек не будет, если будет учение Учителя поддерживать. Учение естественное, природное, воздух вода и земля. Что набросилось, оно и само сохранит.

    104. Никакая особенность, кроме самого в этом деле человека. Ошиблись мы. Давайте обратим внимание. Если бы предложить любому человеку, чтобы он согласился воспринять то, что я, Иванов, сделал за 67 лет. Таких не было, чтобы человек решился, и захотел на себе испытать. Найти тайну, которая должна быть не в природе, а в человеке. Кто должен изменить свое направление, чтобы не заставлять силы естественные для того, чтобы они служили плодами. Человек этим ошибся, что начал себя кормить, одевать, и в доме жить. Лучше и легче было бы, если бы мы с вами взялись воспитывать молодое тело естественно, по природному, физически, независимо. В воздухе, воде и земле, что самое главное в жизни. Нам через дело искусственное рук, чем мы себя заставили делать для своего удовлетворения. Мы с вами все делаем в природе, что нам в жизни надо, через наш физический и умственный труд.    

    105. Нам природа дает одно, другое и третье. Этим мы не удовлетворены, и не сможем оставаться довольными. Мы в этом деле не нашли тайну, которая не получила продолжение жизни. Мы в этом деле ошиблись, и погибли на веки веков. Наша задача одна – чтобы хорошо и тепло жилось. А холодное и плохое нам не показывай. Мы с вами живем однобоко, любим одну сторону, которая не пробуждает человеческое тело. А наоборот, тело томится, и не сможет воспринять холодное и плохое. Человек этим не одарен, и не получил себе этих сил, без них умер. А тайна в человеке в его поступке. Надо любить и холод, и плохое, хорошее и теплое. Тогда не будешь ошибаться, а будешь выигрывать. Твое дело будут в этом хвалить. Я автор и любитель слов своих писать про правду. Мне женщины пишут тоже правду, которая нам нужна, здоровье, чему не верят врачи.

    106. Считают, что невозможно делать человеку. На днях из Москвы пишет девушка в жизни Александра Алексеевна Кулакова из Н. Черемушков, кв-л.24, кор. 214, кв.76. Москва М 469. Она меня поздравила с 23 съездом партийным, и, как верующая, не забыла про Пасху. А потом про все наболевшее свое, как у дедушки спрашивает, что можно будет надо сделать с этим делом. Я хочу то, а у меня не получается. А то, что не хочу, и не думаешь, получается. Я ей написал, правильно ответил, что для тебя интересней, холодное и плохое, или хорошее и теплое? Все мы, как один человек, хвалимся своей красотой, и досыта наемся, в доме удобном живем. Только такой я один, кто не забыл про плохое и холодное и про хорошее и теплое. Для меня одного холодно крепко, и плохо одному мне. Я думаю то, что получается, как будет надо добиться от природы одного, изжить с земли вон.

    107. Мы с вами из хорошего и теплого попадаем в холодное и плохое, умираем мы. Что может быть от этого (хуже). Мы с вами напрасно в природе своим сделанным свалимся. Мы же делаем, а в деле своем через природу погибаем. Мы природу не любим, и не хотим знать ее силы.

    Народу всей земной жизни.

Просьба

    Вы тоже люди со своим телом. Ваше тело бессильное оставаться без самозащиты и всякого рода потребностей. Вам надо искусственная помощь в жизни. А мне не требуется никакая помощь. Я не верю мертвому, и не собираюсь встречаться с ним. Хочу у вас спросить, где мне остановиться, и на каком месте, чтобы люди ко мне не приходили, и не расспрашивали про такой случай, в котором очутились мы. Это учреждение наше поддерживает правду.

    108. А о ней можно всем рассказывать, как вы, врачи, мое такое тело закаленное лечили при любом холоде. Все врачи остались, а одного санитара Тимофеева заставляли, чтобы он в шубе вел меня на испытание зимою по морозу. Все дни провел Иванов, но чтобы простыл, заболел. У него силы, воля для того представлены делать то, что нам всем в жизни надо здоровье. Товарищи, мы все зависимые люди, хорошо живем и тепло. А сами не гарантированные, стоим на очереди, и ждем определенного природного дня, в котором мы сможем заболеть и простыть, что нам и мешает нашей жизни. А вот этого избежать мы себя не научили. И нет того средства, чем бы была возможность предотвратить, чтобы человек не получал этого. Мы с вами не желаем учиться у Иванова.

    109. Качества он своим умением развил, сделал сам без учителя и преподавателя, закалился. Не простуживается, и не болеет. Что может быть от этого лучше. Мы же эти качества ищем, и хотим, чтобы они у нас были. Мы не хотим, чтобы идея Иванова процветала. Иванов просит, умоляет, делает меж нами, свою пользу сеет. Разве нам не надо здоровье, а он нас этому учит. Мы ему не верим, и не хотим его понимать, что он только открыл качества, и ими владеет. И ему этого не дают сделать, чтобы народ этим воспользовался. А нам эти возможности у себя заиметь, это самая лучшая работа в человеческой жизни. Мы добьемся от природы, она нас простит. У нас сила, воля будет иметься. Больше не будем умирать, а будем завоевывать, будем уверены в победе нам этим врагом, больше не станет нападать.

    Солнышко, какое ты хорошее для нас на своем месте. Всегда приходишь.

    110. Обязательно свои энергичные силы нам покажешь. А мы маленькие люди, все от тебя зависимые. Если бы не ты со своими лучами, у нас ни у кого ничего не было. А то ты наша веха. Когда поближе проходишь, нам свою прибыль оставляешь. Наше дело одно – спеши, делай. А на земле такой при твоем свете не наделаешься. Нам мало. Мы верим  твоим силам. Если захочешь нам дать тепло, мы ему рады. Но у тебя это не одно есть на белом свете. Ты не дышишь одинаково. Твой дух бывает разным. Поэтому для нас всех приятно одно. Когда ты дышишь теплом, мы тебе рады. А вот когда ты дышишь холодом, мы не в силах с тобою водиться, у нас большое к тебе недоверие. Мы привыкли, от тебя бежим. Нам холодно, нам голодно. Мы привыкли досыта кушать, а до тепла одеваться. Это все нам не помогло.

    111. Нас не спасло. Мы простыли и заболели. Почему так получилось. А мы сами возможности, что стали уходить, или, может, ты, как солнышко, не хочешь обогревать. Жизнь такая не получится. А то сегодня снег, а завтра не имеем права, и то пригодилось продуктом животным. А снег вода, сегодня здесь, а завтра там за ним не нагоняешься. А уходит, мы все от него уходим. А в траве ягодка и цветок от росы лежит, что нас заставляет жить раз. А другое, мы и при солнышке умираем.

    Генеральному секретарю

    К вам, как уважаемому, обращается больной человек со своими особенностями. Иванов Порфирий Корнеевич. Проживает в Красном Сулине, Ростовской области, Улица Первая Кузнечная, 12.

Просьба

    Я закалился в тренировке, не простуживаюсь, не болею. Никакой помощи не прошу.                       

    112. Мне материальность, искусственное не нужно. Я независимый человек от природы нигде никак. победитель врага над собою. Укажите место, где этому человеку находиться, чтобы был свободный доступ в природе для того, чтобы снять с очереди свое тело, и ничем никогда никак не болеть. 32 года этим делом занимаюсь, чувствую все время прекрасно, не плохо и не холодно от этого дела. Пусть испытатели …вам напишут мою правду, она восторжествует на мне лично. …эксперимент.

Журнал здоровье

    Ученые люди пишут статью о голоде, а другой не соглашается с практикой. Она не побоялась оставаться чистым телом без обуви, ничего не кушать и не пить.             

    113. Естественным организмом пришлось встретиться с пониженной температурой 46 градусов мороза, и повышенной температурой. Здоровье остается прекрасное. Ничем не нуждаюсь, ни пищей, ни одеждой, не надо жилой дом. А вы, ученые, разводите теорию по части голодания. Особенно подчеркнули здорового человека, а его такого нет. Раз он не удовлетворен этим, он идет на смерть, чем выигрывает. Это его заставила болезнь, она ему в этом помогла свою боль удалить. Это, может быть, не чуда, а природное физическое практическое явление. Чистый воздух, вдох и выдох через гортань, самое главное в жизни человека. Мгновенное выздоровление центральной нервной части мозга. Самое лучшее пробуждение в любом теле.

    114. Прежде чем голодать, надо телу пройти, как проходил Иванов. Оставил зиму позади, а взялся за теплые дни. Это была подготовка. Без всякой мечты ни одного дня. Чтобы сам себя проверил практически, хоть на четыре дня поделай все сознательно. Не потому, что нечего кушать, а потому, что это все делалось через создавшуюся на человеке независимость. Она человека зародила силы воли оставаться без всякого оружия, и удовлетворения самозащитой, чтобы человек в природе не делался зависимым человеком. Он же психически больной…Ему надо одежда, ему надо пища, и нужен жилой дом. Все это не спасает тело человека в природе, а больше разрушение лично своим трудом, что и вызывает утомление. Человек ничего не делает, чтобы свое тело пробуждать.    

    115. А вот моя независимая сторона 72 года практически это дело делает. Ему легко приходится оставаться и без еды. Со своим здоровьем не теряет ничего, только полезным наполняет свою внутренность. Никакой ни тошноты, а больше и лучше работает сердце, и больше мыслит мозг. О чем писал, пишу. Я хочу представиться в народе новым и небывалым человеком. Раз не получаю влияния, тепло получаю в природе, пользу. Враг мною побежден. Моя победа написана, и устно живет в голове.

    Мы, все люди, почему бедные? Ничего не делали сами себе лично. За хорошее взялись, а теплым окружили себя. Это кругозор наш всех? Это не мы будем. Одели, накормили себя. А другого близкого далеко-далеко оставили.

    116. Он не такого духа, как имеют ученые. Не забытая история. Причем тут кто-то, если мы до одного все от природы зависимые. А природа не одна, у нее две стороны. Зима и лето, холодно и жарко. Мы хорошее любим, а от плохого отворачиваемся. Наша с вами большая ошибка. Не верим старикам, их с земли гоним. Что делаем мы с вами? К ним все идем. Неужели вы не будете такими, как старые. До тех пор я буду жить, пока признаете меня вы. И всем скажете в один голос слова свои. Мы, психиатры, ошиблись, дорогой не той пошли. Нам учиться надо у нашей природы. Всем надо трудиться, закаляться надо на благо здоровья. Что мы это делаем, для нас не все.

    117. Пускаем мы разведку, ищем тайну. Она где-то есть, на Луне, или на Марсе. Мы с вами не верим Земле. Она нам ничего не дала, что будет надо. Нам всем надо признаться, мы не искали это. Оно сбоку рядышком, его мы не знаем. Наше это место, на нем простаивать. Про вселенную думать, но не про жилой дом. И не про одежду красавицу, и не про пищу вкусную. Мы с вами еще не думали про жизнь нашу. Тайна не в природе есть, она находится в человеке. Не надо хорошее любить, и не надо теплым окружать себя. А надо любить и плохое, и не уходить от холодного. Мы ученые люди, нас история научила. С чем разбираться. Со всеми видами веществ. А мы пьем разного вида вина, и курим табак яд. Нам всем ясно, что делаем мы. 

    118. Какое у нас сердце и душа непригодная. Получить в природе молодое, здоровое сердце. Где наука наша с вами? Деньги наши не помощники. Здоровье купить, или его продать – такого не рождалось еще. Без всякого денежного средства разрешила природа.  Я не такая хорошая и плохая. Вы как меня приобрели. Разве я для вас рождалась. Вы чтобы хвалили, а потом тут же корили. Кто ввел базары, продажу мою. Вы себя продаете, и покупаете себя. Вас не учил этому никто, вы все наделали сами. Дитя народили сами, и сами не воспитали. Где лежит история? В земле в прахе. Что она от нас ждет? Нового, но не старого. Жизни, но не смерти. А мы научились умирать. Чтобы жить, мы за это не брались. Пусть делает Иванов, он наш дикарь.

    119. …да сами не знаем. …сказать люди цивилизованные. Один удовлетворен, другой нет. Чтобы не нуждаться ничем и никак, этого еще не было. Знаю, как терплю. Но никому не признаюсь, что в природе живу хуже от всех. Засмеют тебя, как глупыша. Какие мы люди. С рукою мы просимся, примите меня на работу. А когда умрешь, тогда люди помогают, чтобы мертвое не мешало. Вот какие дела святые, но не грешные. Требуется закаляться всем, а мы не хотим закаляться. Для чего мы живем? Не знаем, для чего. Лучше не рождаться, спрашивает один у другого. А можно это сделать, другой ему отвечает. Разве ты не знаешь, что мы имеем. Надо бы родиться человеку. А его, как непригодного, убили.   

    120. Жизненным… Не так возились саночки. А на гору тяжело было возить. Давайте кататься, и давайте возить. Будет лучше для нас самих. Мы с вами возьмемся за нашу природу. Переделаем сами себя на нового человека. С очереди снимем, ждать больше не будем. Какая будет радость, хозяевами поделаемся. Простуды не станет, болеть больше не станем, как начнем воспринимать воздух, воду и землю. Самые близкие друзья, товарищи, учителя, у кого приходится учиться, и практически научиться. У них все изменение, и у них сила и воля, но не у нас самих. Общее, сложное в жизни. Разве можно уходить от самого главного. Оно родило нас, дороги две показало, чтобы мы с вами, близкие по детству, захотели вместе продолжать свою намеченную дорогу. А какая она славная, когда мы вместе.

    121. А какая она скверная, когда врозь живем. Мы были дети, а сейчас старики. Неужели вы не видели, и не слышали вы. В таком деле мы разобрались. Еще думали об этом, а с фактом не получилось. И имя забыли, и фамилию не вспомнили с вами. Когда потеряли силы, уже не вернешь. Зачем же природа, чтобы быть таким, как она себя показала самой нехорошей мачехой. Ежесекундно думаем. День приходим, мы делаем. Как думаете вы о том достижении. Раньше этого не было, а вот на сегодня есть. Разве мы люди такие. Еще время где-то, а мы с вами готовимся, чистим оружие. Но когда время пришло, час настал, а у тебя апатия, ты бессильный оказался. Идет время весны, нас не удержать дома.

    122. Зима идет – гоним время долой. Какие мы с вами люди, не верим природе. Мы делаем руками дело. Без пищи и воды не остаемся, без одежды не пойдем, а в доме жить будем. Хуже от этого дела не может быть. Зря это время не приходит, мы его ждем обязательно. У нас такая мысль хорошему делу, мы ему благодарим. А что можно сказать плохому. Весною день весь напролет, нам времени этого мало. Осенью бывают дожди. А у хозяина хорошего в шапке. А у бедного человека недостаток всегда свой. Вы пробовали в нем жить, когда ты не знаешь, где эту вещь взять. Вспомни ты сам, когда соли нет на столе. Или под горячее дело воды в ведре не оказалось. Скажу  прямо вам всем. Я приобрел здоровье, но вот вы его потеряли через свою зависимость.           

    123. Она известна человеку, тому человеку, кто не любит природу. Ты не выиграешь ничего. Хозяин хорошего дела не спит, а думает. А вот плохому хозяину всю жизнь не везет. Скажите мне, пожалуйста, что можно сказать об этом. Скинешь шапку для чесания затылка. В природе слез нет, у нее силы одни есть. Если она захочет, все сможет сделать. А мы, сколько нас есть, но все боимся природы, не хотим ее понимать. А она нас не забывает. Всех ведет до одного. Что мы с вами делаем. Чем-либо помешаем, да что-либо сделаем. Я тоже есть человек не с таким умением, не с такой рукой про жизнь нашу. Какая она тяжелая, если ее не знаешь. Сколько по природе дорог, все они не такие, как надо. Только выедешь со своего двора. Не успел продумать какое-то дело, вот и горе подскочило, не доехал до места.   

    124. …ну и жизнь человеческая. Нам что-либо надо, или то, или другое. Но чтобы мне знать, не разрешает природа. Возьмет, чего-либо свое введет в жизнь. А какая жизнь может быть без такого всего. Не учился бы совсем, а заставило условие. Надо было бы жить, но само условие не дало. Если бы не это богатство, и неделя не та, в которой все шесть дней один за другим проходят. Попробуй не согласись, что-либо не сделай – уже скажут: отстаешь от своей жизни. Ты знаешь, какая она есть длинная для всех. Если посмотреть хорошенько, и конца у нее не видать. Мы, все крестьяне этой вот местности, даже с вами не знаем, забыли совсем, сегодня какой праздник. Люди все готовятся, мастерят, что лучше. А вот про здоровье молчат. Я им говорю всем: мне простительно будет умереть. Меня ничто не защищает. Я не такой, как все.  

    125. В природе предназначено всем…А вот мне даже сорока не сказала. Как тебе не жаль со своими такими силами, а они были у тебя, ты их потерял. Бедный-пребедный человек жил, а потом умер. Все твое осталось с виду. А вот мое независимое. Люди прочитают, узнают, кто я таков есть. Одна-единственная  личность, да еще какая полезная. Зачем вы мне надо в своей такой жизни. Жили, да так-то хвалились. А люди совсем не получили, не вышло совсем. Деньги собирали все время, а отдать пришлось самим. За один пришедший час сама пришла милиция, в один голос сказала. А время была ночь, бежать некуда было, и пришлось вернуть назад. Зато взяться, что делали. На нашей земле проходила железная дорога рукав. Что мы делали, как дети, жизни ей давали.   

    126. …Мы, дети, совсем пацаны, вылезли сами на столб, как какая-то кошка, и чашечки сбиваем. Что же мы с вами делаем, тюрьму показываем. Один раз в жизни стену почти сложили через всю путь. Разве поезд не остановили.  А мы кто куда. Я очутился не один в балке. Это нам хорошо всем, есть, куда хорониться. Неплохая местность. С нами такими шутят. А закон, он какой, лишь бы ты захотел. Годы мои подросли, надо бросать детство. А лучше будет всем, если мы за это возьмемся. Учились мы, не учились. Чтобы совсем научились, мы этого не добились. А что-то забыли. А плюнул слюну со рта, сказал: «Будь неладно». Это такая моя одна ругань.

Вершина

   Я про это все долго думал. Но чтобы забыть про это все.

    127. Дорога даже моя не такая, чтобы про это все говорить. Не труд всей нашей жизни. Как прошло это вчерашнее время, про это все мы с вами не забыли. Путь дорожка нелегкая лежала, и солнце перед нами не всходило. А площадь земли распространялась. Мы мечтали об этом давно. Все свои близкие ребята возрастали, гуляли вместе. Но чтобы одного мы добились, наша с вами всех не слава. Разве это, что мы с вами нашли, это последнее для нас есть? Вершина большая не начатая лежит у наших ног. Мы с вами совсем не брались. Какая может быть причина?

    128. Про это все наше не дать судить. А мы с тобою вместе видели, как весна начинала бушевать. Это горы не наши с вами, без всякого и всего движения. Мы вот здесь на этом месте поселок какой-либо поставим. Не такой, как будет не надо. На все это подскажет вершина. Она в серебристых тучах далеко. Видеть только одним глазом. А трава под ногами все шумит, как об этом народ говорит. У нас всех есть душа и сердце. Жить нам всем давно хорошо. Чтобы мы про это не знали, всегда начинали с вершины. Маленького или большого удовлетворяли. И обязательно это придет.

    129. У нас с вами шансы есть, мы про них давно уже знаем. От самого утра и до самого вечера везде на вот этой земле делается. Мы, люди все, сами это сделаем. Не было этого глубокого колодца, а сейчас у нас он есть таким. Время нами так-то не ждалось, как мы его теперь все ожидаем. Он может быть и к нам не пришел, побоялся нашего такого боя, так мы его сами сюда притащили. Какая сила наша у всех нас, не подумать и не погадать. А раз этому быть, ты никуда не денешься. Всю зиму напролет снег пролежал. А какой стоял все время холод, отчего и грачи наши улетели. Мы с вами теперь богачи.

    130. Дождались своего времени. Хоть по времени рановато пришли, но так или иначе все же дождались. Весна свои солнечные дни ввела, какие они светлые, теплые, без туч. Можно им за все хорошее поклониться. Как же так получилось на белом свете. Товарищ своему товарищу говорит. Не увидели, как это все получилось. День за денечком, за другим и третьим, а вот нет и нет совсем дождя. Мы не в силах его сюда притащить. Разве, вы думаете, его нет у нее. Сады все зеленым листом заросли. А хлеборобов сельское управление, и вся эта богатая большая техника ничуточки от тяжелого не освободила. Дюже большой размах проходит по нашей всей этой местности.   

    131. Куда ни глянешь своим глазом, машина за машиной бежит. Да вот уже тихая погода давно стоит. Никакой такой другой смены, чтобы после такого тепла хорошего летнего, как и всегда, бывает. Не успеешь зернышка в землю посадить, на небо возьмут играть тучки. Ветер не той совсем стороны подует. Это время как раз, и пчелка не затушит большое такое небывалое изменение. Не то, что в воздухе делается в одном. А на воде в море волна развивается. Самой земле люди не дают покоя, а жалуются  на такой случай, как он себя нам всем показал. Это в жизни никогда нигде не бывало, чтобы такую пригодную идею никто из нас из-за всех не признавал. Река большая и быстрая такая.

    143. О самом необходимом всем. Такие дни к нам пришли, за собой мысль свою приволокли. Это наша была и будет история. Лежит от самого юга до севера. Сколько такой совсем другой местности. А вот зимою все лежит под снегом, в летнее время растет под зеленой травой. Без всякого цветочка не обойдется, да чтобы не было такого дождя, от чего грязь начитается на земле. А прежде чем ехать в степь нашу, надо будет глянуть на солнышко, как оно всходит и отрывается от земли. Все бывает на вот этом пути. Где-то возьмется такая туча большая, все небо заволочет. А бывает, и одной тучки не увидишь. Жизнь ту время само меняет. Берет и приходит похолодание через дождь.

    144. А когда дождь приходит по земле, не скоро приходят в чувство. Пчела не скоро вылетает. А вот человеку во всем как раз, это ему на прибыль большую радость. Он за каким-то делом к соседу пришел. Говорит: но мы теперь озолотимся. Такое время в майские такие дни. Пройти сильному дождю – это небывалое наше с вами сроду в жизни счастье. А что если только в какую-то сторону все это повернется, и подует какой-то ветер, он сможет нашему делу помешать. Особенно бывает суховей, он ни на кого не смотрит. А берет свою сторону, прорывается, и делает то, чего не следует. А бывает, и такое время проходит. Откуда-то возьмется сырое, и начнет дождик, он сменит до самого сильного дождя, прольет…   

     145. А у …, да еще таком, как оно бывает, хотелось бы, но не удается. Я, говорит, раньше были барышники, вроде хорошего цыгана, по лошадям. Я умелый на все дело парень. Если куплю коня, чтобы он был зверь, не какая-либо лошадь, не заслуженная ездить верхом под седлом. А парень тот же …умеет ездить. Особенно нам таким на любой войне приходилось воевать.

    Мы же с природою воюем. Хотим, чтобы она нам всю тайну раскрыла. Она нам говорит. Не у меня лично для вас тайна. А тайна находится у любого и каждого человека. Если он захочет сменить свое все старое, а возьмется сам за новое. И будет делать, чтобы не получилось по их зависимому.

    146. А надо так сделать, чтобы поток другим сделать. А мы с вами ежедневно отрываемся.

    Не проблема лечить рак. Надо научить человека, чтобы он ничем не заболел. В природе не тайна находится для того, чтобы отыскивать средства для любого заболевания, помощь. Эти силы, все возможности находятся в человеке, если он поддержит с кругозором понимание природы. И проявит свою любовь к теплу и холоду, как себя проявил Иванов своей закалкой. Она научила не готовиться, и не ожидать этого времени, в котором приходилось делать с оружием в руках, с самозащитой встречаться с атмосферой. Она пугается, и самые качественные силы с мертвым близко не соприкасаются. А наоборот, отбирают в это время в теле силы.

    147. И могут в любом месте зацепиться за каждую неприятность, а она находится в воздухе, в воде, да на земле, с кем мы воюем. Наше умение доказывать природным силам искусственно. А в ней для этого распространяется естественно. Человек думает, и надеется на дело. А сам делает для природы вред, и за это он гибнет в природе, как бессильное незакаленное тело. А по выводу и определению Иванова, не так делается в природе телом любовью, закалкой, принятием. Это самое большое, и лучше не может быть от этого дела. Все силы в этом человеке остаются, и ему помогают набираться, чтобы избавиться от любого нападающего врага. В любом месте, где бы он ни был, и как себя ни показал, с ним обращаться вежливо, но в поединке не приходится.

    148. Враг – это природа, а в природе люди, их не поубиваешь всех. А вот врага сделать любимым другом, ни у кого это право не отбиралось. Между людьми и природой человек человеку враг. А мы его, как бунтовщика или революционера, будем общественностью, и по закону своему определяем. А полагается, в природе надо будет любому человеку жить. Не надо себя объявлять самовольником своего собственного места, и им распоряжаться, как своим. Из-за этого делается между собою война. На эту частную собственность нападают враждебные люди воюющие. Кто кого. Это система, она никогда не просится без всякой войны, а думает отбиться. А нам с вами, как новым людям, и обиженному человеку человеком, далось взять вожжи у самодержавного царя. Мы правые, за нас всегда природа. Мы не лезем.

    149. А на нас набрасываются люди своей стороны, им не нравится, у них напрасная месть. Помните Даллеса капиталиста противоположного, кому хотелось свое господство ввести. Хотел Гитлер немец, фашистское стремление не на свое добро, себя показали жертвой. У них неправда стелется на земле… Мы бессильные перед этим… ни то, ни другое не умеем сжить. Бессильные, раз умираем на фронте своей борьбы. Мы с вами не знаем, кто останется в силах, старое или новое. В одном и в другом неправда.

    150. Никто не хочет считаться с жизнью, что у нее душа и сердце. Надо нам всем признаться, ученым, кто не ушел от неученого. Его экономику поделили. Она всех держит на своих ногах в своей форме. Ты себя назвал чином из-за народа. Он верит пока тебе, что ты являешься над ним начальником. Заставляешь его, чтобы он шел на фронт, и там воевал, то есть убивал другого, или работал в честь своей зависимости. Каждого не просят, а каждого человека заставляют, чтобы он работал до тех пор, пока не умер. Это такая естественная в природе дорога. Как ни живи, и что ни делай, а умирать будет. В природе такой в зависимости диалектический закон. Не самостоятельный. Надо жить, и перед старостью хочется крепко жить, а оно не дается. Сердце прекращает биться, мозг не мыслит, дальше жизнь исчезает.

    151. Мы с вами не бросаем одну свою начатую по молодости похоть, делали, и хочется ее продолжать, как будто это нашему человеку надо. В природе надо пожить, да попользоваться правами в жизни полезными, но не вредными. А зависимая сторона учит не живому, а мертвому. Кем-то где-то было сказано, или было написано, что человек должен кушать такую-то пищу, и столько раз. А про одежду какую, или каким по чину должен быть этот человек, которого родила мать. Это его одно – народиться живым. А вот он сделался в процессе этого всего сам, ему его учение помогло быть специалистом дела. Он на этого много проучился, теорию понимал. Его проверяли доверенные люди, ему дали диплом, как теоретически понимать.

    152. У него в руках дело, да еще какое, он к нему готовился. Он знал: если он это сделает, у него получится живым фактом. У каждого человека, живущего на земле, и свое дело недурное задумано. Он считает, это ему дает в жизни реальные результаты. Все хорошо делается любым ученым человеком, его ученые поддерживают. Разве можно не признавать ученым такое практическое дело, сделанное в природе физически через воздух, воду, на земле. Все это сделано сознательно, чтобы человек не жил однобоко: придерживался теплого и хорошего. А от плохого приходилось бежать. Это было и осталось холодным для чистого энергичного тела, которое завоевало силы. Не при одном холоде оставаться, и при жаре тоже.    

    153. Надо будет испытывать и плохое, и хорошее, и холодное, и теплое. Тогда-то будешь человек с кругозором в природе. А что это за человек, он не сможет оставаться без дела всякого? А если начнет, и сделает неприятность себе и другому. Мы с вами экономически сильные оружием. У нас большая сооружена техника, любую вещь мы сделаем легко. А вот одного не добились в природе – за счет себя продолжения. Закаляться мы не хотим, у нас к природе большое недоверие. Мы верим искусству, делу своих рук, а не верим воздуху, воде, земле. Какие они есть для человеческого тела друзья, у кого нет конца и края. У них учиться физически. Это учение практическое не вредное, а полезное в жизни качества.

    154. Она сменит себе перед человеком свою суровую гордость. Себя она назовет не мачехой в своих днях, а родной матерью. Она не будет человека своими силами, его тело делить пополам. А заставит человека верить одному и другому. В природе для человека сделается прилавком в хорошем магазине. Стоит и отпускает, на метр меряет штучный материал. А как получал человек удовлетворение. Зачем мы для себя делаем на нашей земле хорошую грядку, или готовим зерно качественное для посева. Мы же хотим сказать, что от нас это требует вся наша обстановка, чтобы в борозду заходил трактор не с плохим трактористом всегда.     

    155. Мы с вами за хорошую работу и человека не забываем отмечать наградами. Если у нас хороший руководитель, он руководит для того, чтобы в нашем хозяйстве разрасталось. И экономически мы с вами жили хорошо для того, чтобы колхозники во время своей работы были энергичные, и умно всегда представляли себя в любом своем труде. Мы с вами, ученые, для чего ищем то, что нам надо. У нас нет, а мы разбиваемся своими поисками. Хочется по природе найти то, чего в жизни нашей не было. Мы же, люди все, рождаемся предковыми людьми маленькими внуками крепкими, но не умными. Мы его учим не просьбою, а заставляем. Может быть, он не для этого всего, что ему надо, закричал. А матери, как матери, очень жаль его.

    157. Она своими силами, всеми возможностями самими лучшими делает его с первых дней зависимым от природы. Она этого человека вовлекла, и заставила, чтобы он ел. Вы проследите за теми действиями, которые проходят между родившим (дитем), и тем, кто дитя родил. Оно от матери не требовало, чтобы она до появления в атмосферу приготовила всю самозащиту и заставила. Никогда не делалось маленьким человеком, чтобы сосать материнскую грудь для пополнения его внутренности. Пусть уже мыслитель, физического труда человек, он себя заставил сделаться проголодавшимся. Он время это был, да что-то проделал, его труд заставил проголодаться. Его надо кормить не какой-либо зря пищей. А надо ему давать  по его развитию. Что он сделал им хорошее, то и хорошая еда.         

    158. А мы с вами не начатого человека. Ничего он не сделал, он не умеет, и не знает, что хорошее, а что плохое. Ему дай в это время палец, он будет сосать. Клади в это время землю, он будет глотать. А мы же с вами разумные в этом деле, да еще какие. Матери всегда хочется накормить лучше. Наша такая на земле разведка искать и делать, что лучше да удобней. Мы с вами раньше весну не одинаково встречали. Все индивидуально очень тяжело думали. У одного было, а у другого человека не было. Как вы думаете о том человеке. И что скажете, если он хочет сегодня кушать, а у него ее на столе нет. Или ему приходится сегодня одеться, а у него ее нет. Или в хорошем доме пожить, а он живет в чужом. Разве бы он не думал про сегодняшний день, такой для него богатый, который год кормит.

    159. А у него даже нет сторожа пса во дворе. Сам пошел в мир наниматься за этот кусок хлеба сроком жить. А у него голова … подчиняться человеку, тому человеку, кто его взял в свое хозяйство помогать. А вы что думаете, его это заставила его бедная необходимость. Разве это все, что мы с вами сделали зимой, подготовились встретить дни первые  со своим техническим развитием. У нас все для этого есть, мы готовые воевать с оружием в руках. Люди научены, есть, чем все делать, и сделаем вовремя свою возложенную работу, которая делается нами ежегодно один раз. У нас на это большая развитая на земле техника, мы вооружены всем землю заставлять, чтобы она нас с вами кормила урожаем. Мы на этот недостаток не обижаемся. 

    160. А вот между нами, людьми, и всей природой есть недостаточно развитое физическое явление в природе на человеке. Кто рожденный независимый, а когда стал в процессе себя показывать, ему, как человеку, навязали сами люди свою сделанную зависимость, которая поставила человека на свою очередь. Мы же в этом деле не гарантированные. Мы для чего дом самый лучший на земле со всеми удобствами ставим? Мы этим хотим хвалиться. Это наша цель: в хорошем скором поезде ехать со своей хорошей обслугой. Все это делается для человека. Для чего же мы пользуемся в году один раз отпуском, да с домом отдыха.

    161. Хотим, чтобы тебя послали в санаторий подлечиться. Ты за свою работу устал. Вот если бы на юг в Крым, или на Кавказ в Сочи, в Сухуми, или в Кисловодск, где люди отдыхают. В законе это молодежь принять. А разве это будет плохо.

    Наш человек русский родился так, как все. Мы детство свое провели не в городе, а в деревне. Не в богатой семье воспитывались, а в шахтерской в Донбассе. Отец по специальности делал то, что делали другие. Любил сам себя показать, особенно в выпивке, нарядиться.

    162. Да похвалиться, как ему приходилось хорошую фасонную одежду приобретать, и на себе изнашивать. Крепко я ей верил, всегда шилась портным, чтобы по фасону, и также сапоги. Думалось, что это все тебя спасало, как в жизни. Как делается сейчас молодежью в своей прогрессирующей жизни. Оно же делалось, и делается сейчас, да и к тому студенческую жизнь в своих годах проводят. Если бы я в это время своей молодостью возрастал, я бы сроду таким жизнерадостным не был. Я бы старался окружить себя учеными.

    163. …всех окружила теория. А мы знаем хорошо наших добрых студентов. Кто сам себя посвятил быть таким закаленным выдающимся человеком. Ему хотелось себя показать в среде, что он живой и жизнерадостный. В воде зимой купается, по снегу ходит босой ногой. Словом, не старый, а новый человек. Иванов берется проверять свои силы, каковы же они проходят на нем. А у него в теле недостаток. Он живет, и испытывался не по Иванову. Прежде чем быть таким человеком, как себя заставил Иванов. Это редкость из редкости, не из учения, а из практики.

    164. Любил все делать, а потом отказался все делать ради своего здоровья. Я хочу в природе научиться, как у друзей близких, родных, у воздуха, воды, и на земли. Физически на своих ногах. Самое главное, я, как человек, пробуждаю в холоде свои ноги, и заставляю на них садиться. Это мои силы – все делать только на ногах. Это мое такое первое достижение быть в природе таким человеком. Как себя хочет, свой выход показать. Это самое лучшее одно из всех, полученное в природе, сердце мое и мыслитель мозг. Он всю историю поставит на ноги.       

    165. Все… перелистал. Искал по природе такого человека, кто научился быть таким, как сейчас себя показывает Иванов. Он своим поведением возвращает сам себя назад, а своим выхоженным сердцем всех бьет. Любые условия у него проходят.  Между ними он сделался человеком одним независимым в жизни. Разе это плохо, если человек добьется такого продолжения. Разве плохо он себя ведет, или не так об этом пишет. Он не нуждается тем, чем мы. И не хочет, чтобы на нем что-либо мертвое висело. Он признает своим телом живое, естественное.

    166. Все пришедшие и ушедшие дни, которые приходилось видеть и их слышать, какие они для его тела были энергичные, холодные, и были жаркие. Чтобы в них чем-либо приходилось заболеть, этого не получалось ни разу. А делать делалось для того, чтобы люди знали, что следует, не говорили. У них к моему делу, новому делу: не бывало на человеке никогда. Такое сознательное происходило, это все делалось раньше все время так же, как сейчас в таких условиях. Я не посчитался ни с какими трудностями, стал делать на себе эксперименты. Если бы они были непригодные к жизни. Что я лучше от всех. Все люди одевались, все люди боялись, боятся природы, хоть какой.  

    167…к употреблению непригодная. Ее же химические из сырья смастерили, особенно одежду. Она как-то физически на земле делалась, чтобы получился хлопок. Больной, не больной, а собирать надо. Люди это требуют. Такая же самая потребность. У человека в его теле, можно сказать, дыра прорванная. Какому человеку это он не наденет. У него есть средства. Он говорит. Вы мне по моим деньгам всегда такую одежду делайте, как я хочу. У Льва Николаевича Толстого был рассказ. Как люди живут на земле, ангела за непослушание послали убедиться. Ему пришлось попасть к сапожнику, и делали вместе с хозяином сапоги. А пан про их хорошую работу услышал, привез сам набор самый лучший кожевенный.

    168. 25 рублей стоит. Хотел, чтобы сам хозяин ему сшил такие сапоги хорошие и крепкие, чтобы ему хватило на целый год, чтобы не покривились и не поржавели. Хозяин не брал, боялся, и не отказался. А взял и сложил на ангела, пусть, мол, он отвечает. И говорит пану: «Будет тебе шить сапоги этот мастер». Указал. А дело пана какое было, сгоряча бах его по плечу, и говорит: «Смотри, ты так сшей, чтобы на год хватило». А ангел посмотрел и улыбнулся, он увидел ангела, пришедшего в это время за его душой. Мастер сказал: «Хорошо». Пан поехал домой. А мастер спешил шить ему не сапоги, а черевики. Хозяин был огорчен, но поделать не смог, как шил хорошо мастер сапоги.

    169. Когда смотрят: опять чего-то кучер один возвратился. Он дал команду не шить сапоги, а шить черевики. Пан уже умер. А кучеру дали в руки не сапоги, а готовые черевики.

    Вот как люди живут зависимые на нашей земле. Чего только они ни делают. Земля от их поступка терпит. Она если бы умела человеческим голосом говорить, знаете, как бы ему в свой земельный голос прокричала. Чтобы человек испугался, и больше он этого не делал, что делает над землей. Какая теперь сделанная с железа машина. Она теперь с человеком не разговаривает. У машины свое, а у человека свое. Человек сделал руками эту машину. Всю для нее ввел техническую работу. Чего он только ни сделал.

    170. И мотор …электроэнергия, и само зажигание. Все делается через кнопку, или машинный есть ключ. Лишь бы было горючее, а воздух поможет. А разве это не чувство, и не слышимость одна для всех. Такое сделано мною самим, Ивановым. Я не хоронился ни от сильного дождя с ветром, или града. Даже в таком условии сам себя заставлял просить природу убить грозою мое тело, чтобы оно не делало того, что

все люди боятся. Особенно глубокой холодной в снегу осени. Человек каждый живущий знает свой предел, и себя сам защищает от всех нехороших в природе дел. Природа не одинакова всегда бывает. У нее четыре, и совсем разной атмосферы, стороны. Всех их надо воспринять, и телом своим полюбить.    

    171. Не то, что делается человеком, есть спасение в жизни. А то спасение в жизни есть, что нам каждый день приносит с воздухом, водою на земле. Без чего машина не машина, и дом не домом, и человек не человеком. А когда человек за это все взялся, стал учиться в природе физически практически трудиться не для того, чтобы пропало это все так даром. Надо выходить свое такое сердце, чтобы оно заслужило хорошего и теплого, (сделаться) закаленным, здоровым, молодым сердцем.  Чтобы не сделаться, и попросить в Кисловодск в санаторий со своим сердцем. Надо будет рваться к югу, так же само и к северу, чтобы была у человека одна любовь ко всем четырем сторонам.

    172. Это будет не однобоко, как мы живем все. И хотим, чтобы продолжать и продолжать в природе, как мы все время делаем для себя, чтобы пришел день не плохой, а хороший. Мы его встречали, и будем встречать ежегодно с такой же мыслью, и с таким делом, и с подготовкой, и своим ожиданием, с верою и надеждою. Хочется получить, как мы получали. А вот то, что требовалось делать каждому человеку. Он не думает, чтобы на него набросилась какая-либо нехорошая в жизни вещь. А она хоть редко, но встречается с человеком. Возьмет и подошлет поближе не такое чувство, как оно было до того самого времени.   

    173. А человек не привык с кругозором в природе жить. Любить приходилось и плохое, и хорошее. Их два будет пути для жизни человека. Холод требует одну удовлетворительность. А у зависимой стороны нет этого, они поиски продолжают. Ученым надо будет то искать в природе, чтобы поскорее уходить с земли. У них цель одна поставлена перед собою: или они во славе, или в природе человек по выводу всего не хочет искать продолжение. Ему надо солнышко. Он льнет к теплому, к прибыльному, к росту всей экономики. Она дает развитие в жизни.

    174. А какой бы ни был рост, или огромное приобретение в ценностях, когда-то это окажется недостатком. Этот рост мы имеем, пока наша техника сильна это делать. Но мы со своим здоровьем теряемся. Я противоположный всему этому.

    Товарищи!

    Это к вам обращается больной человек. Обижен вами за то, что он против этого. Обиженный, забытый вами, больной, кто от нас, дельцов и специалистов не получил никакой помощи, чтобы быть зависимым здоровым человеком в природе. Гляньте вы назад, вы увидите правду, что со всего задуманного получилось. Не думайте, что они жить не хотели. Они такие же самые вояки, как и мы.

    175. Все до одного человека бессильные жить. Мы магнитом тянем к себе смерть через наше дело. Мы ошиблись своим вооружением и самозащитой. Не любим самое главное: воздух, воду, землю. Это наши помощники во всем. А мы однобоко к этому отнеслись. Нам снежные поля не надо. Их водою забирают с земли. Мы ждем наше солнышко, смену в природе. Нам с вами надо весна со своими теплыми днями. У нас на это приготовлено оружие, сильная техника, которая все делает, чтобы за время получить горы зерна. Это нам природа создала за наш физический и умственный труд, которого мы не любим, как и не любила вся предковая история. Она неплохо жила, можно позавидовать. Разве жили плохо бояре, или князи, хоть царская самодержавная система. Разве мы не свидетели схватки между ними и нами.

    176. Как сейчас хвалимся добром, что мы это сделали. Я буду с вами согласен, если вы своими искусственными силами поможете больной. Николаевская область, Варваровский район. 8 Марта, 15. Коток Любовь. Я в этом деле не забыт ею. Пишет она мне в письме. Желает, чтобы я здоровье не потерял. Я восстановил, помог избавиться от такой же болезни. Болела Мария Владимировна Помазан. Хутор Шевченково, Васильевского района, Днепропетровской области. Если ваша техника эту болезнь упразднит, поможет ей избавиться от ее болезни, тогда с вами соглашусь, и скажу, что я ошибался со своим развитием. Больше делать этого не буду. Извинюсь, и скажу: положите за это все, сделанное мною, живого в гроб, и заройте меня.

    177. Я знаю хорошо, она ждет мои силы. Вы для нее со своей техникой бессильные. Так же само вы бессильные бороться с природой. Вы это получаете жизнь в природе через свою зависимую самозащиту. Вы верите этому и надеетесь. А сами все до одного стоите в очереди и ждете своего дня. Может, хуже от Любы заболеем. Мы не гарантированы от этого. А почему я гарантирован от любого заболевания. Знаю хорошо, что вы со своей техникой и своим знанием перед лицом своей премудрости проиграли. Давайте эксперимент проведем. Сначала вы, как специалисты, свое лечение примените, чтобы обязательно такой болезни не было, как добилась Мария Владимировна Помазан. Она помощь получила от меня. И если вы не поможете сами своей системой, то тогда надо ко мне просьбу создать.

    178. Не ученым людям, а президиумом меня надо просить. Я тогда скажу, что будет надо сделать не одной Любе, чтобы избавиться от этой болезни. И никогда никак не болеть никому. Это моя цель, и моя закалка все это сделает. Прошу, делайте. Пусть Люба будет здорова от вашего метода. Я тогда откажусь от всего. Это, что написано словами, говорится правда. Не болезнь играет над человеком, а играет роли человек над болезнью. Мы только желание такое имеем, и хотим своим умением помочь. Мы же бессильные самих себя излечить. Наше с вами незнание, что будет надо сделать, чтобы человек от своего незнания не болел.

    179. …Правда свое время возьмет, и докажет свою правоту. Буду и буду жить. А все люди будут и будут отмирать. Видно из всего этого, что между зависимостью и независимостью. Сторона первая развита в борьбе, в войне. А вторая новая сторона говорит другое. Что это даст, если жить приходится за счет природы? Надо будет пожить за счет себя. Это будет самое лучшее доказательство. Мы природу с мачехи переделаем в природную мать. Мы с вами не будем охотиться, и не будем время так ожидать, как мы его к себе тянем. И хотим, чтобы природа по-нашему делала. Что мы с вами делаем? Да то же самое, что делали на земле. Наше дело – шагать да думать про небывалую прибыль.   

    180. Она получается и делается вовремя. Мы ей верим, собираем, из этого всего мы делаем то, что надо. Мы собрали корм, то есть солому, покормили скот. Это наше счастье дождаться травы, пустить животных. Сами себя без животных не приучили. Надо будет верить другому, но не одному. Зимою спасаемся за счет приготовления. А уже лето пришло, легче стало. Хоть трава, или что-либо другое. Человек новым удовлетворяется. А зимою снег есть не будешь, как и землю. А то, что дает природа. А у нее разве мало того, от чего можно умереть. Мы с вами по зависимому прожили очень много лет, промучились. А если надо, то родилось на это все изменить эту борозду другим.

    181. И смена пришла со своими качествами независимость. Она не однобоко учит человека практически все делать, а естественно, жизнерадостно. Хочет мертвое с земли прогнать, а ввести свое живое. Да никак не докажешь человеку, кто лезет со своим здоровьем на рожон. Хочет сделать в своей жизни то, лишь бы мне было хорошо. А другому, пусть он, как хочет. Считает себя зависимым, индивидуальным человеком, кто с природой хочет всегда немирно жить. Для него пришел день для того, чтобы в нем чего-либо сделать. Особенно первый весенний теплый день, которому приходилось кланяться своим умением. Ты это сделал, чтобы у тебя было, чтобы ты знал про сегодняшний день, и что тебе придется делать.

    182. С утра сначала свое тело заставляешь делать, чтобы у тебя на земле получалось твоя работа. Вспомните про всю нашу лежащую в снегу на земле холодную зиму. Мы с вами в некоторое даже не по желанию своему выходим на двор в природу. Наша с вами мысль одна не хочет, чтобы зима свой холод нам показала. Она всегда заставляет нас себя самим защищать от нее. Мы с вами пока были зависимые от нее, борющиеся с нею, хотим ей доказать, что мы умеем жить. А она, как на грех, своими силами как начнет в глаза бросать, то есть морозом трещать. А мы со своей одеждой, со своей пищей, с хорошими удобствами развалились и спим. Нам нипочем, тепло, топится. Одеться есть, чем по русскому.  На печь вылезем, можем…

    183. Захочется полакомиться, чайку с вареньем попить. У нас это дело делается, мы ставим самовар. Нас зима многому научила. Мы вовлеклись в хорошее, в красивое. А зачем это надо в природе для человека, эта холодная зима. Она рано ложится, а поздно уходит. Лучше нам время от всего лета, легче в нем жить. Мы можем зимой учиться, готовиться, делать свою снасть, или чинить машину. И ее человек оседлает для того, чтобы уметь делать. Человек роли о всем играет…Люди напрасно никого не хотят называть. А за заслуги твои хорошие они прозвали человека в своей жизни Учителем. Разве плохо, если он это заслужил. А хотя бы за победителя природы. Разве кто-то может сам себя без всякого такого дела назвать победителем природы.

    184. Должен быть перед всеми отдельным и выдающимся человеком. Тоже, если он заслужен в природе неплохо, можно сказать. А разве можно на это дело сказать плохое, если люди посмотрят на солнышко. И они там увидят правду, и они от этого дела выздоровеют. Каждый человек к этому делу себя ведет, чтобы от хорошего поступка в такой природе.  Особенно от солнышка разве не можно получить выздоровление. Что может быть от этого, здесь на этом месте свое хорошее. Это не что-либо такое в жизни, а хорошее для всех оно.

    185. А кому не дается такое право, или нельзя будет этого делать. Любой и всякий человек сможет в любом месте сам себя заставить в любое время свое имеющееся сердце закалять, и это все принять в жизни человеческой. Также никто не сможет об этом всем сказать, если человек сознательно это делает между нами всеми. Он не хочет краситься, не хочет хвалиться, и не хочет на себя лишнего на своем теле носить. Ходит весь без одежды не так, как все свой обряд проводят. На него не так хорошо людям смотреть. Ему холодно, ему жарко, он тяжело переживает от этого дела. Так что же мы с вами с этого всего…

    186. Человек сам себе делает плохо. Если он заучил сам, все это делает сознательно. А если так между нами принято это все делать, что делает человек. Своей головкой низко поклониться, это уже перед другим человеком его вежливость. Не можно сказать, труд. Я бы, как человек, за это все сделанное человеком, на такой поступок никогда не сказал. Да разве можно на это дело сказать плохо. Нас забросают люди камнями. В природе любят сами себя за то свои тела. Они хорошее что-либо в этом деле сделали, и они для этого дела делают. А на них смотрят люди.

    187. Начинают тоже делать, и у них как-то хорошо получается. Это уже считается ими сделанная любовь. Она заставила в этом деле. Что он хорошее сделал, сам себя любит. Никто об этом не скажет, что это хорошее плохим. А когда люди говорят, свои люди другим людям хотят хорошего много. От них эту заслуженную славу большую никто никогда не отберет. Это их всех большие заслуги за то, что они жили сами хорошо, и пожелали свое хорошее передать, и сказать свое слово вам за это дело. И за это никто не скажет в жизни плохое, а только можно сказать хорошее.       

    188. …Такие в природе есть люди, они видят, и определяют своим понятием, ко всему относятся хорошо. Все видно из практики. Почему нельзя про это им сказать. Так вы же люди этой местности, живите себе, и других так учите. Как вы свободно живете, не лезете на рожон. А этому всему нельзя сказать плохо, а можно будет за это все сказать всем хорошим делающим людям только хорошо. А разве кто-либо здоровый полноценный человек хочет сам ложиться в эту нашу больницу, которая нам построена для самих нас за то, что мы с вами для этого ничего не делаем в жизни.  

    189. Чтобы с этого получилось между нами всеми такое хорошее здоровье, от которого и природа не отказалась дать нам такую атмосферу, которая не побеспокоила ничем этого заслуженного человека. Кто сам бы делал, у него получалось, и ему было всегда хорошо, то есть здорово и легко. Он бы не простуживался и не болел, был бы закаленный человек. Кто бы лег в эту больницу? Да никто. Разве это было бы плохо сделано в жизни человеком? Только было хорошо. А теперь скажем про нашу вечную построенную самими…тюрьму, которая очень много людей, и высоких, держит за их сделанную неприятность, которая родилась у него...

   190. Он ничего не научился между нами всеми делать хорошего, чтобы про его хорошее люди другие сказали. Это вот человек, никогда не сделал плохого. А всегда он будет сам другому человеку только хорошее. Кто же про это скажет плохое, если он своим поступком оправдал свое все доверие перед всеми людьми. Они никогда не прошел мимо другого человека молча. Да еще ему головкой своей поклонится. С душой и сердцем ему скажет: «Здравствуйте». Дедушке или бабушке, дяде с тетей, и молодому человеку. С кем он дружит в своей такой жизни, в которую он попал между ними. Они тоже от него не отвернулись, а сказали свои ласковые слова тоже.

    191. Но не мысли ты к нему как-либо без всякого хозяйского слово промолвить. Это только твое хорошо спросится. У тебя это право никто не отбирал и не отберет. Ты за это слово никогда и никем не будешь обижен. Ты же не сделал другому ничего плохого. А тюрьма, она построена нами не для хороших людей за то, что они делали в народе хорошее. Они шли по той дороге, по которой надо будет всем людям идти. А само положение в законе юстиции заставляет родиться для них преступность. Она природой одарена через хозяина экономику.

    192. Он ее создал, поставил, одно время попользовался, да за счет ее пожил, как это следует. Ее берег, и никому даром не смог дать. Это частное капиталистическое накапливаемое в природе богатство.

    У одного пана была принадлежащая земля, на которой ежегодно приходилось все делать, чтобы на этой земле выросли колосья с зернами пшеницы или жита для того, чтобы человечески руки делали. Косили, молотили, и зернышка складывали в закрома. А хозяину приходилось за все то, что люди у него делали, расплачиваться.

    193. А раньше семья, а подчинение – рабство. Все это делалось. А кто-то за что-либо забунтует, не послушается этих прав. Начнет своих добиваться общих народных, чтобы люди сами все это делали на этой земле. Приобретали, делали, и сами этим добром распоряжались. Такое было у всех тех бунтовщиков, которые знали природную дорогу, которая смогла менять свою форму. Для таких людей само государство построило тюрьму. Военный режим, чтобы человека там держать. А другой на это тяжелое явление смотрел и не делал. Природа не глупая, сама эти качества человеку навязала. Лишь бы один человек был таким, все поделаются такими, как один заболевший.

    194. Мы все были собравшиеся похвалиться. За  это все наше, что мы в природе сделали, природа не посадит в тюрьму, как коммуниста. Она вас всех поодиночке каждого дня своего положит в коечку, и будет держать не хуже, а лучше и серьезней через ваш поступок. Какими бы вы честными, хорошими ни были, какую бы форму вы ни надевали, она денежная. Вы ее купили для того, чтобы ею хвалиться в природе, что вы это приобрели честно. Вы всех в лице природы обманули.

    195. Все же хотите сказать про свой выход в природе. У вас сердце не больное, и вы такой человек, кому природа помогает дни продолжать. А природа на твое все величие никак не подберет свои такие силы. Она уже давно тебя наметила снять с пути. Ты же уже без здорового сердца, сам слышишь о нем, что оно у тебя барахлит. Но признаться не хочешь, что это твоя чара пришла на тебя. Может, хуже, чем первый один заболел. Вы все такие же, как он. Во время съезда не удержался, его природа не допустила. А мы все к этому делу ведем себя. После съезда начнем занимать свое место. Уже через 50 лет мы так не выступим. И не скажем гордо, что это мы. А природа постепенно нас возьмет, и приберет к своим рукам. 

    196. В природе это не у самих. Мы человека, если он чему-либо ошибся в жизни, берем к рукам. У нас следственный орган. Люди все юстиции, учат человека, делает образованным для того, чтобы человеку создать дело, и это дело направить в народный суд. Пусть народ за его нарушение осудит. Мы его судим с позором, что он сделал. Мы его сейчас на подсудимой скамье усадили, хотим его наказать. Он, бедняга, умер. Знает хорошо, что народ про это не молчит, по завязку судит. То, что надо, сроком наделяет. Это магнит, природа все делает. Она нас родила не такими, как мы сейчас сделались. У нас для этого всего ученый человек генеральный прокурор, кто не …

    197. Таких людей своим словом судит, наказывает. Но он их судить судит, а сам их боится, как какого-то огня. Они ведь не мертвые люди, томятся в условиях. И мы, оставшиеся, свою занимаем очередь. К нам, как командирам, приходит свой. Про это дело, что я делаю, говорит прокурор. Я сужу, ежедневно разбираюсь с преступником…до меня и сейчас разбираемся, а как был между нами, так он и остался. Если как преступнику надо умереть в наших таких условиях….Нас с вами тоже природа не жалеет, коверкает, не считается ни с каким чином. Прокурор ты, начальник милиции, генерал войск, или какой-либо вожак, под одну гребенку чешет.

    198. Лишь только человек сделал своими руками, не с сердцем, не с душой в природе на этот каприз …приготовленная заслуга. Она человеку делает, стихию на нем развивает, и как сердечника с пути снимает, с дороги. Особенно сейчас самые ценные дорогие изобретатели умирают раком. У нас тюрьма не месте стоит. И юстиция не такая, как будет надо для каждого человека, кто только намечается сделаться. Его условие какое-то…заставило. Нам, как ученым, не доходит в головы. Мы падаем жертвой только через это все. Если бы мы правильно делали в своем законе, преступника не было. И мы бы так с вами не умирали. 

    200. Мы с вами живем за счет того, что делаем. Это наше дело, которое дала нам природа. Мы им начинаем пользоваться, как в деле, и ошибаемся. Мы думаем, что нам дало это хорошее, что мы за счет этого хорошо живем хорошо. Нам природа ничего не давала и не даст за нашу жизнь такую, как мы с вами построили на нашей земле. Еще где-то время, а мы его тянем к себе. Зачем? Чтобы оно проявлялось в природе сначала цветком. А потом делается, растет ягодка, которая одно время висит и прибавляется, делается настоящей ягодкой, которая впоследствии сама по себе созревает.

    201. И показывает человеку, и на нем строит его величайший аппетит. Ему хочется эту ягодку проглотить, аппетит развивается. Но беда одна, это все чужое природное. А природа не хочет, чтобы человек это делал. Он сам это дело развивает. И разовьет не на пользу, а на вред. 

 

1966 года 17 апреля

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.11. (1311).

 

    6604.17   Тематический указатель

Учитель закалился  9,10

Тюрьма  14, 15

Тюремщику простить  15

Одна зарплата 30р.  15

Здоровье  17, 113, 146, 166

Независимость  43, 81

Две стороны  49, 116

Враг  52

Найти смерть  54

Хорошее и теплое, холодное и плохое  65-69а

Холод  69, 69а

5 советов  70

Тайна в человеке  105, 117, 145

Просьба  112

Больной  113

Смерть  147

Зависимость, диалектика  150

Похоть  151

Признание учения Учителя  152

Зависимость диалектика  150

Ноги  164

Сердце, мозг  164

Учитель будет жить  179

Моя победа  76

Неправда  77