20 февраля 20 лет. 1966.04.с.193.

Земля. 1966.04.с.54.

 

Иванов П. К.

20 февраля 67 лет

1966.04.24

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

1.      Я встал, поднялся с постели,

Мне сказали за природу,

   За погоду на дворе.

   Что меня интересовало,

День моего рождения.

Я когда рождался в это время,

   Был большой бушующий снег.

   По улицам были сугробы.

67 годов уже прошло.

Я и не видел, как оно ушло.

   Не одинаковые дни,

   Не с одною погодою.

А сейчас 20 февраля.

Это небывалый в солнышке,

   С теплыми лучами.

   Можно будет похвалиться,

Чудесный теплый день.

Это доказывает мое время,

   И моя такая жизнь.   

2. На прогулку два раза ходил.

Так меня Григорий Федорович,

   Санитар этого отделения,

   Брал рабочих и взял меня.

Он так сказал:

Взять надо ввиду рождения.

   А для меня дух эта прогулка.

   Я кругом по прогулочному

Двору бегал. Моя быстрота.

А какой белый пушистый снег.

   Как по хорошему ковру,

   Приходилось ступать ногой.

А солнышко тепло грело,

Ясно было днем.

   Земля круглый шар.

   Для жизни человека

Одна из частей.

Мы не знаем конца, края.    

   3. С первых своих шагов

   Ищем все время жизнь.

Тяжело приходилось начинать.

Знаем твои первые начала,

   Они такие были неумирающие.

   Про все хорошо знаем.

Хотя для нас мать родная,

Мы ведь родились на тебя.

   Своей дорогой пошли.

   Слушаться тебя не захотели.

У нас ничего такого не было.

Как своими глазами видим,

   Своими руками сделали.

   А теперь тобою хвалимся,

Какая ты для всех умница.

Как клещиков держишь.

4. Я бы как автор такой

Не согласился руки приложить,

   Да больно дюже интересно.

   Для твоей жизни мы люди.

По одному камушку, да по другому,

Уже наша стоит хата

   На вот этом месте.

   Увидели не такого человека.

У него спросили: кто ты есть?

Он нам радостно сказал.

   Нас всех таких людей

   Назвал: бедные мы все.

Вот это ловкая штука,

Критик какой нашелся.

   Откуда привалился?

   Марс на землю выбросил.

5. Я вам как своим ребятам

Признаюсь подробно про все,

   Как мы от своей матери оторвались,

   И в этот плен попались.

Заставило нас наше самоволие.

Какие мы с вами поделались.

   Надо низко поклониться головкой.

   У нас на боку головы чуб.

Знаешь, про что я думаю?

Про природное богатство.

   Ложусь в постель спать,

   Под голову кладу землю.

Целый день по ней ходил

Взад и вперед, да все думал.

   А вот сейчас в это время

   Я лек к этому придумать.

Нет того, что надо.

6. И моя головка заболела крепко.

   А тут надо признаться,

   Ум остановился  мыслить.

У нас, да на вот этом месте

Растворило ворота небо.

   Сколько лет мы живем,

   Но такого дня не встречали.

Один раз и к нам он приходит

Со своими солнечными лучами.

Дороги какие здесь лежат

   От села до села всякого рода.

В этом месте как раз

Жил борец и вояк с природой.

   В своем хорошем доме.

   Накрыт стол всякими кушаньями.

Ну что ж, это не всегда бывает.

В это время человек умирает.

   Что только ни делали.

7. А вот для себя лично не нашли

В природе за это время тайны.

   Идет человек по своей дороге.

   Узнай, чего он думал.

Этому время не пришло.

Сейчас живут индивидуально все.

   Особенно каждый человек

   Об этом говорит свои слова.

Увидел, как какой-то предмет,

И тут же рядом в книжку записал

   Наш живой рожденный факт.

   Какие у нас хорошие кончики.

Мы с вами за них еще не брались руками.

А время такое не за горами.

   Жить на земле мы не научились,

   И не желаем с вами все браться.

Перед нами стоит большая цель.

Обязательно надо добиться.

   С нашей такой земли,          

8. Которая сильно крутит себя.

   А мы с вами не живем здесь,

   Но тяжело представляем,

Как на каком другом месте,

Где не проходила струя.

   Я на земле ведь народился,

   Процесс мой воспитал.

Очень хотелось мне,

Чтобы жилось хорошо.

   Наш народ не такой,

   Как у них была сторона

На земле у людей не такая,

И не такой может дух.

   Все мы идем к хорошему,

   А под ноги ложится плохое.

До пота трудился ты,

А какая из этого польза. 

9. Говорится очень много.

Наш язык во рту без костей.

   Человек обижен до крайности,

   Вина остается за ним.

Дело, да еще оно какое.

Если с ним хорошо разобраться.

   Умеешь дунуть в высоту,

   Значит, определишь правду.

Какой мы сад посадили,

Можно сказать, на все село.

   А знаешь ты что-либо?

   Отвечает: нет, ничего не знаю.

А хочешь грачом быть,

В высоте летать на крыльях?

   Сделана нами кружка,

   А ты с нее сможешь напиться.

10. Что за такое время,

Новое и новое дает.

   Вчера здесь лежал снег,

   А сегодня зеленая трава.

И солнышко совсем не такое.

А вот сегодня рад человек

   Чему был, не понятно.

   Своей красивой шапке.

Весна на дворе прозвучала.

А как птицы песни поют,

   Небывалая картина.

   Между нами, людьми,

На такие, как надо,

Узелки несли в руках.

   Атмосфера дула

   Совсем не с той стороны.

11. Яблоко на дереве висело.

Но человек его прозевал.

   Как дом сложен с камня,

   Все четыре стороны.

Надо давно поспешить,

Да ума такого не было.

   Все мы катимся с горы,

   Чтобы на гору, тяжело.

Пир не на это создавался,

Чтобы с этого плохо было.

   Запрягли в линейку лошадку.

   Гуж в хомуте надо волу.

Что нам делать приходилось

С такой злой собачкой.

   Хоть не смотри глазами.

   Все равно дверь прорвется.

   12. Человека по земле шаги, они стелятся один за другим, не минуется. А попадут на море. Какая лежит в этом деле даль, можно будет глазом посмотреть. Это делается в природе кем-то. День и ночь продолжается без конца. Растет каждая отдельная вещь, маленькая и большая, хочет показать. Мы, люди, живем по разным местам, сами с собою говорим не про что-либо такое в жизни, что было плохое. Мы с вами делаем, чтобы было нам всем хорошо. В жизнь свою вводим города, села, деревни, хутора и аулы со своим порядком. Уходит вон наше дело, которое мы делаем. Пока это будет для нас надо.

      13. Это будет нам всем хорошо тогда, когда нам земля урожай не даст. Больше не будет хлеба, и не будет заботы. 1966 год пошел со своими днями, какие вовремя приходили. Такими им пришлось нас оставить. А мы с вами не учились жить, а научились зависимо оставаться. Наше с вами незнание заставило. До зимы от лета три месяца, а можно будет десять раз умереть. Наше с вами одно дело. Пришла на землю теплая весна. А мы ее ждали зиму целую, да готовились к нашему севу. На ноги всех людей поставили. Всю силу к тому преподнесли. И сделали ремонт машин, и всю снасть вооружили.

      14. Что и делалось ежегодно, и каждый день работали. То делалось, что делается всеми. Мы стараемся не упустить дня. Этого одного труда нам мало. Мы за природу всегда думаем, всегда на свое место тянем дождь для того, чтобы мочить землю. Для того думалось, чтобы был урожай. Мы вверх с этим растем, брались, не жалели себя в этом деле. Рано вставали, а поздно ложились. Только о прибыли всегда мечтали. Но чтобы секунду, минуту, час. Этого мы с вами не забывали. Разве можно было забывать, если каждый день и ночь наше с вами богатство прибавляется. Это наша с вами есть жизнь.    

      15. Мы садимся с вами за стол, нам как работающим приготовлено. У нас на столе все наше. То, что мы с вами делаем, то мы и кушаем. Нас природа не забывает. У нее идут по порядку дни, они во время свое проходят. За это все мы знаем вперед. Только родились на белый свет, сейчас же время наше. Мы смотрим, мы знаем. Обычно рождается человек всегда в свое предназначенное время. На мою долю выпало время самое веселое и прощальное, масленица перед великим постом.

      16. Люди зиму провожали, а к весне приближались. Вся зима напролет пролетела. Филипповка длинная была, мясоед со своими днями прошел. А дни какого времени прошли. Самое главное в нашей жизни – это годовой предков праздник между декабрем и январем. Год старого типа кончается, а первого января начинается. Кто за это время не забыл. Ему всегда так кажется. Он историю знает хорошо, и прошлый, и сей год, хвалить их не приходится. Это хорошо, мне посчастливилось, я управился со своими делами.

      17. У меня как такового есть в амбаре насыпанные закрома, в погребе насолено кадушки. А в доме живет всех тайна. Мы в этом деле все зависимые. Без своего дня рожденного не живем хорошо, знаем за другие дни. Особенно введенный предками Новый год, первый день этого года. Мы с вами его встречали, старому году помотали. И не сумели даже рукой помотать, как и к нам небывало ввалилось наше нами встречающее время, оно пришло. Мы и не видели. Старались в счет его прихода налитый нами тост вина. Это мы с вами сделали для своего воспоминания.    

      18. Мы не одни такие люди, имеющие у себя материальность. И не одинаково все мы живем. Земля держит имеющего. И нет, на кого обижаться будешь, если у тебя нет того, чего надо. Мы же с вами провели новый год. А сколько их, таких дней в году. Это хорошо нам всем здесь живущим здоровым людям, которые весь свой день веселились. Даже песни пропели и протанцевали. А есть такие люди  между нами, этим временем недовольны остались. Это хорошо вам, всем людям, кому давалось право делать. А мы хорошо знаем за жизнь, она нам дается один раз. Мы с вами в этом году проживем, какие мы с вами довольные.

      19. Это только нам подумать. Поставьте эти дни рядышком. И каждому дню найдите, чего ты должен в нем делать. И, самое главное, чего кушать, и чего будешь на себя надевать. Дни неодинаковые приходят, и не с одним во всех богатством. В том дне в моем году и партия коммунистическая организовалась. В Белоруссии в городе Минске. Тяжело мне приходилось подниматься на свои длинные будящие ноги. Я ведь не первого дня стал ходить, меня хранили родительские руки. Я был огорожен богатством. Когда хотели, тогда кормили. Слышали на мне вонь – одевали, если только было, чего одеть.

      20. В нашем таком селе семьсот одних хозяев. А земли было семь тысяч десятин. Вся она кругом расположилась. Мы ею жили, за нею ухаживали, она нас всех круглый год кормила. Удобная черноземная местность, и была много неудобной. Выход во всем находили сами. В природе такое время пришло, надо было ехать в степь. А у тебя как неимущего человека нет ничего: ни лошадки, и нет, во что запрягать. Земля лежала сама мертвая. А когда за нею поухаживаешь, да с нею всю зиму поспишь. Ты же человек, ложишься для того, чтобы поспать да подумать сам собою.    

      21. Не будешь думать – не будешь среди нас в селе богач. Лучше умереть в жизни своей. Когда кинешься, а у тебя нет того, чего надо на сегодня. Особенно тому хозяину, кто научил сам себя хвалиться. Мы с вами люди одни те же самые, но не одинаковые с правами. У старых людей капиталистов свои законы эксплуататорские. А у молодых людей коммунистов доброжелательные, свободные законы. Те и другие без земли ни шагу. Тем надо площадь земли, и другим тоже надо земля. Она не такая, как мы думаем. Всегда называем своей землей. Она для нас служит источником, мать всей природы.  

   22. ?

   23. Что захочет, она и сделает. В руках у нее все силы. Хотела того, и нам сделала. Землю поделила между нами пополам, в руки дала свое оружие. Мы с вами своим оружием стращаем, а они стращают нас своим оружием. А сами без весны, без теплого дня не шли. А как же мне этакому человеку? Мне сравнялось тридцать пять лет. Если бы вам пришлось посмотреть. Я не просился, чтобы мне дали, для моей какой-либо усталости небывалый хороший отдых. Мне санаторная путевка не надо. Я просился, низко кланялся, чтобы мне в этом помогли. У меня родилось желание учиться, а возможностей не видал.   

      24. Такую работу делал. Кавказские леса и горы практически на ногах изучал. Мне подсказала природа. Я напирал на свою голову, организм был полноценный. Я предвидел у себя это. Мне нужны были люди, которые пухли с голода в Кубанском саботаже, когда дисциплину вводили. Я  тоже не был лучше от них. Все мы были ребята хорошие. Слушали, как прокурор требовал высшую меру наказания. За что, спросите у него? Он вам скажет: «За зерно».

      25. Его заставило условие. А мы с вами это видели, как нашего человека живого делали в природе мертвым. Спросите у себя: за килограмм хлеба? Мы с вами про это не думали, а в истории дни такие проходили. Кто-то остался в живых, можно про это не сказать. Если был в жизни живой факт. Город Армавир хорошо знает, возле вокзала площадь. Это самое время заставляло все бросать на дворе у себя. А шли из села в город, спасение жизни в природе. Тогда, когда земля лежала, никем она не трогалась.

      26. Люди – это не птица летающая. Человек как вожак семьи. А у него жена красавица, дети. Жить бы, жить, но время помешало. Разве он или она в голове держал, что на этом месте придется с природой делиться. Она сильная была перед людьми врасплох на них нападать. Они не ехали сюда, чтобы умирать. Для чего природа нам меняет себя. То была зима, снег лежал на земле. А сейчас все переменилось на другое, совсем не похожее это время. Откуда взялось такое тепло? По предковому историческому, кто верит крепко в этом Богу, у него одно развивается – дал Бог. Мы за это не будем говорить. А вот это мы скажем, чего мы спешим жить с вами.

      27. Пришло наше такое время, нами не ждется. Смотришь вдаль, даже видишь, слышишь перед собой, как наше солнышко сегодня свои теплые лучи разбросало. Тут этому делу никто не виноват, обижаться ни на кого не приходится. Вчера была на арене пятница. А я в нее как раз и родился, сего дня. Уже последний день суббота, а в воскресение добрые люди отдыхают. Шесть дней рано вставать, поздно ложиться. А чтобы все свои дела поделать, такого человека меж нами нет. Я родился таким, как все, прожил с людьми 25 лет. Не жил, как это будет надо. Не надо было так рождаться. Я и на это рукопись имею.

      28. А вот про это не писал. Сегодня утром солнышко не поднимается. Я стою и пишу свои личные слова. Моя, и большая, обида перед всеми. Разве вы не знаете, какой день. По нашему всему  вторник 29 марта. Сегодня в Москве собирается съезд партийный коммунистический. Как вы думаете, не будешь ли обижаться на все сделанное людьми в природе. Я тоже человек этому всему. Разве я делаю не то, что надо? В нашей такой человеческой жизни кому из нас не будет надо здоровье? Если я его такое у себя имею. Такое мое рожденное время каждому человеку не оставалось в душе. Ему хотелось с ним распроститься на веки веков.

      29. Человек не рожденный для этого всего, чтобы встречать у себя сознательно неприятность. А перед нами два время, которые приходят, и тут же они собираются и уходят. Чтобы на одном месте стояла атмосфера и не меняла свою форму, этого мы, все люди, от природы не получаем. Наше с вами дело – не зевать в природе. Мы хорошо изучили это время, и таким его ждем. Оно, это солнышко, не за горами само себя поднять, и своими лучами всю не свою атмосферу с земли убрать, а свою представить. Пусть люди сами себя заставляют свое дождавшееся дело совершать. У них своя мысль  в голове устно лежит, которую никому не приостановить.

      30. Это тот же фронт, та же война с природой. Мы ее физически с оружием в руках. Нам кажется легко нам приходится с землей управляться. Это наша работа, наш такой долг. Мы для этого себя научили. От этого дня пришедшего мы отбираем силы. Он нам помогает растить прибыль, которая нам надо на одно время удовлетвориться. Такая потребность человека, чем он живет одно время. Этому всему крепко верит, и на это надеется, как на какую-то особенность, которая делается ежедневно не один раз. А много раз у него колесо крутится.

      31. Время идет, проходит, и свои все возможности с собою уносит. А человек не научил сам себя оставаться без всякого дела. А в деле, получается, и вода надо, и огонь надо. И чтобы чего-то получалось в этом еда, чтобы этим накормить человека. Вся в этом задача. Мы уже знаем, на исходе время. Это заканчивается зима. Снег делается водой, и спускается ручейками в большие и сильные реки. Там поднимает лед, и вместе с водой идет в моря опять. А ветер со своими возможностями по земле, да еще по пахоте, свои силы бросает и сушит почву, помогает людям для их обработки. В эту минуту человек не спит, у него все минуты на чету.

     32. Если он этого в жизни не сделает, всему дело этот день. А к нему любой маленький и большой хозяин готовится, или приготовился за этой землей ухаживать. У него оружие есть. Сила такая, чтобы сделать ею с земли хорошую грядку, в чем весь выигрыш получается. Природа без труда человеческих рук, она мертва, не дает ничего хорошего. А человеку надо, чтобы земля голая и без всякой прибыли не лежала. Человек научил сам себя заставлять землю. Чтобы она одна, без воздуха и воды, тоже не получается. А когда эти три друга возьмутся, и станут помогать человеку делаться экономистом, то есть богатым человек. У него все это достоинство, и вся развитая истина в труде растет и развивается прибылью.            

      33. У него, как у человека, хорошего хозяина, все кучею растет. И развивается большая прибыль, чем человек хвалился. Он и сейчас этим хвалится, и бережет это, как око. Гребля загачена крепко для сбора воды. А разве и там на одном месте стоят. А мы с вами это сделали, не лучше будет, а хуже.

Вот бы чем мы с вами похвалились – совсем новым пришедшим человеком, кто со своими силами не признал наше все сделанное  и мучительное дело. Зима уходит от нас навеки, мы такого не увидим. Весна со своим на носу перед нами всеми. Свои зеленые ковры стелет, спешит сама себя оставить в аромате в цветках.

      34. Мы же, люди, этому делу против. Наше одно дело. Ты знала, для чего учила, или зарождала болезнь. Так делай то, чего ты всегда человеку готовишь. Он родился совсем не для этого. Если бы ему сказали за вот эту дорогу, по которой мы с вами идем, и до конца не доходим. Свои силы теряем, и на веки веков расстаемся. А другая дорога остается никем не занята. А есть возможность ее занять нашему неподготовленному человеку. Он не хочет кругозора, живет однобоко. Он уважает хорошее и теплое. А холодное и плохое кому? Иванову. Он для этого закалился, не хочет наше время так, как мы встречаем. От нас терпит земля почти весь год, растут густые и большие хлеба. Птица места не находит своему гнездышку, ей же надо яичко нести и вывести деточек. Мы не признаем ничего, лишь бы нам была возможность жить, как живем.   

      35. Как мы взялись за зависимость. Думаем, нам лучше будет от этого.   

      Для осуждения за все наше родился человек, мы его с земли не прогоним. Он крепко ухватился за природу не для того, чтобы заставлять землю, чтобы она давала урожай. Независимому человек и весна не надо. Лучше и легче встречать зиму, чем мы встречаем лето. Все лето мы бьемся, воюем с природой. Наша мысль не бросает думать за прибыль ежегодную. Нам этого мало. Мы так желаем, чтобы у нас во всем было хорошо и тепло. А вот  плохое и холодное никто не хочет. А оно идет по природе. Мы привыкли радоваться такому времени.

      36. Особенно жаркому летнему и длинному дню. А он одинаково себя показывает в любом месте. Бедный человек может свою бедность показывать и в городе, и в деревне. Мы мимо их с вами проходили, у нас в это время ум отсутствует. Если на это обращать внимание, и это, что имеешь, потеряешь. Лето не зима голым деревьям быть на холоде. Но зато на солнышке обрастает по своей породе. А человеку прежде обрасти или какую-либо вещь у себя заиметь, чтобы она у тебя была, и ты ею радовался.

      37. Бедный человек, он не видел, как пришла зима, и как приходит лето. Ни обуться, как это следует; нет, во что одеться. И после чего одеваться. Полуголодный зимою в нетопленной халупе в чем-либо свернешься, живой человек. Не верю природе, верю тому, чему все люди верят и делают по-своему. Есть – хвалятся, нет – сидят, ждут. Сами не знают, чего. Вся его бедняцкая жизнь в холоде. Но он лето кое-как дождался, не живет энергичным живым телом, а пугает своей разорванной формой, одеждой. От него и солнышко отвернулось, не хочет на такую вещь обращать внимание.      

      38. Солнце рвется к живому энергичному. Солнышко любит естество, к воздуху, воде, к земле пробираться. И дает в этом деле прибыль тому человеку, кто на земле не сидит так, а трудится, борется, бьется. Воюет для того, чтобы у него было, чего одеть, покушать, и жить в доме. Это для бедного человека легче будет в природе умереть. Если у человека нет, а люди свое не дают, что ты поделаешь. Приходится живому человеку сдаваться. Такого, как надо, нет, только надо умирать. А тело-то живое, оно не научено к жизни, а научено к смерти. Сегодня или завтра, или послезавтра умрет и богатый человек. Его природа найдет.

      39. Он со своим аппетитом наскочит. Особенно в летнее время на свежину, какую-либо ягоду вбросит. А на ней может быть любой яд, и вот скоропостижная смерть, от чего не схорониться и богатому. У него свой день, а у бедного свой. Так что жизнь человека и зимой хороша. Мерзнешь и летом. Жара, воды питье сильное, пользы очень мало дает оно. Я как автор деревенский парень, как ни крутился, а бедный был, он и будет. Это обиженный природой человек, больной, не имеющий того, чего здоровый человек имеет. У здорового человека кто не болельщик. Об этом больном человеке, зачем ему. Его неумение. Если человек в этом теряется любой и каждый. Человека это спасение в этом самого себя. Надо будет научиться, чтобы хорониться от других или от природы.  

      40. А надо ближе к природе, к человеку.

      Мы какие были при завоевании октября. А сейчас какие. У нас между нами в природе нет бедных. Они нам не видятся далеко. Далеко сзади так же, как и мы ждем. Исключения никакого никому, все стоим, ждем дня. А он никогда не обходит, своими силами придет и набросится, и повалит. Да поболеешь, поболеешь, а потом умрешь. Бедному, не развитому в политике в учении простительно. Мы знающие сильные заставить другого. Он идет на жертву, нас всех защищает. А мы, худшие и бессильные, отмираем. Особенно командный состав, который не найдет человека такого сильного, кто послушался и пошел в природу для того, чтобы найти средства, чем было можно предотвратить любое заболевание.

      41. Такого человека не нашлось, и нет, чтобы он согласился и послушался со своим знанием. В природе гордость нигде не выигрывала, и никогда чин себя не оправдал. А всегда давалось и дается практическому и физическому в природе человеку. Он силы завоюет, волю, даст новому человеку жить.

      Моя работа, мой труд естественно в природе показал на теле Иванова продолжение жизни. И это будет живой факт. Я же живой человек, еще для этого мало сделал. Буду крепко просить народ и ученых, чтобы мне, моему началу никто никак нигде не мешал. Ибо это мое принадлежит всему нашему зависимому народу.

      42. Мы с вами бессильны, чтобы это мне запретить. У природе такое сделано в первый раз. Тело, которому выпало на долю в жизни. Она ведет меня, поднимает на север для испытания. Это будет, и обязательно будет. На это родилось в советской власти. Кто заставил сам себя это сделать. Ему природа доверилась этими силами распоряжаться. Это не первая и не последняя возможность оказалась. Любовь к природе, к воздуху, к воде и земле. У них, как у близких, родных и милых друзей, можно только учиться. И можно будет научиться, лишь бы захотел. Воля твоя, человека, через свою изысканную силу воли твоего рожденного здоровья.

      43. Ты пока у меня такой человек, да еще русский Иванов. Одни выхоженные для этого показания твои силы, одни из всех любительские. Никто тебя в этом деле не показывал. Да кто сможет эти качества показать, если все люди зависимые их боятся. Они не боятся смерти, за деньги помирают. У них апатия и недоверие к природе. Она же нас незнающих всех до одного родила. Мы же сами научились, как будет надо ходить взад и вперед, чтобы искать для себя жизнь. Нас с вами мысль и сейчас заставляет разведывать.   

      44. Всю землю извертели, нам надо не ископаемые залежи. Поэтому геологоразведка хвалится своим ростом, что она богатая. У нее 800 вышек стоит на нашей территории, на земле. И глупцу будет понятно, за что вы деньги получаете. Вы люди не души, у вас сердца нет признаться, что вы жить не сможете без золота вашего и серебра. Вам надо находка не малая, а большая. Ею хвалились и заставляли своим умением  идти на этот фронт убивать самих себя. Без всякой жертвы нигде ничего не делается. Мы научены с вами для того, чтобы нам за это дело платить деньги.

      45. И научены за природу, за ту, которую мы трудом приобретаем. Делаем продукцию ежедневно, продаем. Считаем, это здоровье человека. Деньги и то, что мы приобретаем, в чем мы за это живем культурно. Мы этому верим, делаем сами.

    Разве можно продавать природу или покупать. Где написано, чтобы за деньги покупалось и продавалось здоровье. А мы его купили и продали. Все санатории и дома отдыха рядышком с морем, там где это бывает тепло и хорошо. А мы на пляжах лежим, загораем. Нас заставил труд, в ком мы потеряли здоровье. А сейчас находим, не работаем и не думаем об этом, а отдыхаем на юге. Значит, для нас, для денежных людей, для ученых людей, испытанное дело ездить по этим теплым местам.

      46. А почему же мы с вами не применили кругозор свой, и не набрались сил разбираться? У нас весь север, вся холодная струя не испытана, и плохое не исследовано. Оставаться в природе таким человеком, как себя заставил в Казани, всю зиму напролет проанализировал на своем теле. И того добился, чего следует. Не один юг оказался хорошим и теплым. Через закалку своего тела Иванов заимел  свое здоровье, не такое, как мы его имеем. Мы, все люди, не Ивановы. Он для этого проработал уже 32 года, не считался с этим, шел на смерть. Этого он добился от воздуха на земле терпеть чистым телом, душою и сердцем.

      47. Для него лежит более суровая и страшная дорога, по которой Иванову придется чистым телом спускаться в воду. И там изучать то, чего надо человеку для его жизни. Мы, все люди, впервые этого человека видим, кто своей жизнью не хвалится. А говорит нам: как холодно мне одному между нами всеми. А смотреть на мое тело, хуже не может быть. Кто так ходит, если все цивилизованно одеты, досыта наелись. А Иванов – в трусах и не евши. Что может хуже от этого всего. Мы смотреть не хотим. И не хотели смотреть, как для нас советская власть, и ее народ заставили. Время этому быть совершилось. А сейчас это все делается человеком. Не мешать другому, а свое независимое в природе дело должно жить, и крепко жить.

      48. Независимость рождается землей, она хочет дождаться избавления от вечно лежавшего в гробу праха. Это когда-то были такие люди, которым приходилось жить. Они не знают из-за этого всего, сделанного нами, что, и какое будет дело. Мы с вами забыли уже за нашего отстающего человека во всем в жизни. А как ему хочется нас, ушедших, догнать, а сил нема. А у нас  на это сознания нет, чтобы со своим развитием обратиться и спросить, а что ему в этом мешает? Он никогда за свое сделанное не откажется, и скажет: но раз он этого не делал, зачем ему рассказывать. Если его дело окружило, он не смог от этого уйти. Его природа зацепила, он зацепился недаром.

      49. Его за это по закону юстиция наказала. У нее как у науки нет пределов. Она себя не научила свою вежливость преступнику дать. Не будет роста экономики. А раз на арене экономика, то и жизнь между человеком разная. У одного есть, за что. Можно сказать, что он на земле живет. И о нем можно сказать, как о какой-то зависимой личности, кому природа помогла быть таким человеком выдающимся. У него есть все то, что будет надо в жизни. Одно время за счет этого пожить, а потом свои силы потерять. Также теряет свои силы неимущий человек, которому приходилось за этим человеком гнаться. Он его не догнал. А со своим недостатком не сумел продолжать годы свои, и умер так же, как умерли все зависимые в природе люди.

      50. Им что-то из всего этого помешало. На арену выходит сама  на человеке независимость. Хочет сказать. Я с вами живу всего-навсего на одном человеке. Вижу на вас неправду. Но не смогу набраться таких сил, чтобы перед вами выступить и сказать опутанным людям, чтобы они опомнились. И посмотрели на то, что между ними в природе получается. Гляньте вверх, посмотрите на солнышко, какая правда есть, свое выздоровление. Лежим в могиле через зависимость. А я вижу и кричу на весь свой голос, указываю пальцем. Но меня никто из всех не хочет, мою правду закаленную поддерживать. Я пока один считаюсь таким. Надо давно народу рассказать. А ученые молчат, однобоко к моему относятся.

      51. Для них практика моя тяжелая, не хотят поддерживать. У них к моему доверия нет. Они не заинтересованы, чтобы люди были такими закаленными и полноценными людьми в их пользе. А независимость говорит. Неужели вам не видно или вам не слышно. Как не жаль вам друг дружку закапывать. Слезы ваши льются напрасно. Если возможность есть это получить, от чего дорога есть, от чего можно уйти. А люди не хотят поддерживать независимую идею. Она родилась не для того, чтобы терять здоровье. А наоборот, увеличивается через это. Независимость не рождала сама себя умирать, а все свои силы заложила, чтобы жить. И есть надежда, большая вера в этом, что человек не будет таким, как все бессильные, с природой сопоставлять в этих холодных, морозных, в снегу днях.

      52. Независимый человек не чемпион и не денежный, чтобы за это все получать. Моя правда этим доказывает. Ни простуды и ни заболевания, а есть правда  одна. Роли не играет над человеком болезнь, а играет роли человек над болезнью. Почему такая история слов написалась на вот этой странице. Это будет одно и другое перед человеком. Человек поделился в природе. Тот человек, кому приходилось это развитие начинать, он на первом приобретении не останавливается.

      53. Он для этого и имя имеет человека. От этого, что он захватил в природе, он зависим. А раз он от этого зависим, он больной человек. Над ним играет роли болезнь, он нуждается. Он не хочет жить на этом месте, он считает его несчастливым. Ему в его жизни не везет. И в хуторе не везло, и в селе тоже, и в городе не повезло. Он своим здоровьем не удовлетворился. Ему понадобилось легкое, а получилось в жизни тяжелое через свою развитую мысль. Он на это дело много учился.

      54. Чтобы в своем учении развил физическое природное в практике свое явление, он не смог. Он в этом, как и все ученые, в своей зависимости сдался, не получил свое доверие жить. Роль сыграла над ним болезнь.   

      А вот сторона,  рожденная в природе на человеке, независимость. Иванов прав. Говорит, что надо мною роли не играет болезнь. Я не ученый, как все учились, и лежат давно в могиле через их достояние. У них не было того, чего я им сейчас пишу. Моя практика над этим физически доказала перед природой.

      55. Вы тоже люди ученые. Все люди, возьмите мою сторону. На себе испытайте то, что испытал Иванов. Это живой на нем факт. Ты никуда не денешься. Он победитель над своим врагом. Его за это все природа не стегает. Он не подвергается любым заболеванием. Он в школе не учился. Ему дадена усадьба Президиумом городского совета Красного Сулина. Не ему лично, а жене через болезнь одну, которую никто не хочет воспринять. Все от нее хоронятся, прячутся, а сами один за другим ложатся в могилу в гроб. В вечную жизнь пошли, которой конца не видать.

      56. Зависимость все это наделала, на человеке развила эту способность, от которой Иванов бежал. Ушел от этого развития, а прибег к жизни неумирающей. Создаете смерть, в ком вы погибаете, а я вам свое дал. Я не по вашей дороге шагаю, и не вашей мыслью живу. Хочу вам сказать. Между нами большая есть разница. Вы идете по протоптанной дороге, по своей зависимой, а я иду по непротоптанной. Мне трудно одному доказывать. Вы видите мою такую способность, но вот соглашаться как с истиной не желаете. Хотите закапывать своих людей. Это ваша большая в этом ошибка, да еще какая. Видим человека, но ему никак не верим.

      57. Считают его в этом деле неполноценным. Сами кричат о законах, а сами говорят: ты этакий переборщил, много сделал. Я сделал то, чего хотела природа. Того она и получила от меня жизнь, но не смерть. Мы сами это создали. Окружили себя, создали искусственную болезнь, которая не дала жизни, а умер навсегда. Разве человеку можно жить однобоко. Надо учиться в природе, и с кругозором в холоде порыться, да поучиться. И опознать так природу, и у нее научиться, как будет надо узнать врага. Откуда он берется, и для чего он приходит? Мы должны опознать, и как такового предотвратить, чтобы больше их не было. Вот чего Иванов нашел, и хочется ему на себе показать. Он мало прожил, всего 32 года. Проживет больше, дальше будет видно.

      58. А сейчас за это время, в котором независимо прожить, можно умереть тысячу раз. Но жизнь независимая завоевала все свои возможности, чтобы жить. И буду жить, как гласит природа. Она больше не желает у себя держать в прахе тела. Это все наделала зависимость. А независимость говорит. Доплясалась, допелась, дождалась своего времени, додумалась, сделала. А теперь из этого всего получай заслуги. Да еще они какие сделались, надо умирать. А когда заслужишь, будешь жить. Для этого Учитель будет человек, у него учение к жизни. А мы отворачиваемся, и не хотим считаться с его делом. Он всего нашего не против. Соглашается, что оно хорошее и теплое. А из него получается холодно и плохо.          

      59. Живи, живи, а потом надо умирать. Мы ничего не сделали, кроме этого. А Иванов говорит. Если я не получал в природе влияния, мне не было вредно. А из этого холодного и плохого будет хорошее и теплое. Что может быть лучше, это жизнь неумирающая. А она за нашу такую давно развитую систему, которая убивала и заставляла природу. А сейчас не будет делать. Люди поймут и согласятся с таким завоеванием. Больше не будут простуживаться и болеть. Из-за того, что не будет у человека такой мысли, у человека такой веры не станет. И не будет вперед думать. Как он начинает время с ползимы  от себя гнать, и своим желанием весну надо тянуть. Это все делается нами, людьми, кто не хочет само добро иметь.

     60. Нам с вами это время встретилось сначала, когда мы родились. Мы за счет своего тела жили. У нас с собою ни куска никакого, и воды не было. Все это приучено в процессе этого всего. Если бы нас с вами как родили, так энергично и воспитывали, у нас было бы совсем другое. А то мы развились нашей техникой, она заставила нас расти так, как мы себя заставили и при частной собственности. Когда сами себя вели к индивидуальности. Мы работали и нуждались местом земли, на котором мы старались приобрести себе какие-либо особенности. Без другого какого-либо животного мы не оставались жить. Мы научили себе приобретать и делать, чего нас обстановка заставляла делать. Мы делали, нам приходилось учиться на нашей дороге, которая показывала, и хотела, чтобы лишь так не оставаться.

      61. Нас заставляли. И хотели, чтобы у нас была какая-то заинтересованность, которую делал человек. Мы этот кусок, эту тряпку приобретали не как-либо так. В этом деле хоть кустарный и непонятный труд делали, и делать хотелось. В этом деле жизнь развивалась. Особенно первоначальные дни, в которых нелегко приходилось время встречать и провожать. Год у нас менял у себя климат один раз своим временем. К нам приходил один раз  день, мы его встречали. И готовились не так просто для того, чтобы одно встречать, а другое провожать. Большая и другая, видоизменяемая в климате погода. А сколько мы их видели. Ощущали этим, и все же мы эти силы заимели. И хотим, чтобы они остались при каждом человеке.

      62. Какие были наши необтесанные предки, мы их не захватили. Но хорошо знаем, что они наши были потомки. Они семя оставили, и, хоть трудно  было, но сделалось государственное хозяйство. Средства производства были капиталистические. Это все старое, оно пока в жизни развитое и не сжитое. А другая – новая социалистическая сторона, коллективного ученого труда. Кто не согласился с трудом эксплуатации, которая заставляет бедных людей продаваться. Ибо жизнь сама заставляет человека за счет этого хранить себя. И так же зависимость природная не удовлетворила ни ту сторону и ни эту. Они обе объявили своим оружием природе войну, они на нее наступают со всех сторон фронтом, и делают свою экономику богатой стороной.    

      63. У одного под руками лежит мертвая земля и у другого тоже. Они ее умело силой своей заставляют ежегодно, чтобы она им давала урожай. Это зависимость, которая не сможет людей другому чему-либо из всех научить хорошему и теплому. Рождаем мы живое, но делаем мы все на мертвое. Надо будет жить и продолжать свои годы, а нас природа за наше нехорошее к ней встречает на дороге нашей жизни, и наносит свой естественный удар по нашему телу. Мы же  или другие люди в природе своим телом зависимые. То, чего нашли, его сделали, и им хвалимся, что у нас это оружие есть. Но мы не знаем в этом деле, что оно у нас само телу человека не помогает.   

      64. А мы его сделали для того, чтобы им овладеть, и заставить умело стрелять. Мы же природа, и оружие есть природа. Мы это сырье нашли, и с него сделали то, чего нам нужно. И им как инструментом окружили. Эта штука, она начата, и сейчас прогрессирует в природе на человеке враг. Природа свои дни поставила рядышком. И сейчас ни с какими особенностями не считается, кто ты таков есть. Для меня природа говорит. Я не считаюсь ни с чем. Если захочу, в бараний рог сверну. А ты не знаешь, куда бросаться со своими цацками. У меня дел хватит. Я вас в течении этого века всех приберу. У меня вы на очереди.

      65. Я всему дело, но не вы.

      20 февраля. Он с первого года начинался. Тоже был, как все дни своего числа. Ни на что не обращал внимание, а заставлял человека зависимым оставаться. И то, чего требовалось. Человеку в его технической жизни все числа помогали приобретать то, чего следует. Все люди были сосредоточены на одно – не забывать за себя лично. Кому был свой двор не по нутру, взял бы да переехал  со своим имеющим. Это делалось только при измене родины национальной, у кого наболело создавшее. Он это не сделал, а помешал своей жизни.

      66. Разве бы было плохо в жизни нашей начатой, чтобы было всем хорошо в те дни, которым приходилось один раз появиться на землю нашу, и пробыть на нашей земле в жизни один раз, и не одинаково. Особенно мой, принадлежащий моему имени. Он не удовлетворился своим пребыванием, хотя он и на счету. Но у него сила индивидуальная была, она осталась по предковому началу. А когда нет, вы пробовали с ним оставаться. А я, говорит мой день, был в снегу. Зимний мой месяц, но последний. Через меня бывает … дням рост, откуда берется день последний зимы.

      67. Но весна начинающаяся, она не считается ни с каким временем, берет и ставит силы свои. Побыл, налетался, уходи. Там идут по конвейеру, сами себя представляют. А человеку приходилось не спать  в этом деле, дни такие все, надо нам экономика. У каждого человека была своя не дурная, а хорошая хозяйская. А в нашем селе, говорит автор, самый богач от всех абрамченок Петро Никитович Бочаров. А бедным жил на свете без земли Волков Василий Леонтьевич, кому было плохо. А всем было хорошо. Советская власть, она поровняла самое главное. Взяла в свои руки землю, и ввела общий фонд коллектива.

      68. А как были дни, так они остались днями. И Петра не стало, и нет Василя. Зачем это пишется и говорится про старое историческое. Если бы этого не было. Между нами, такими днями видели мы всю эту петрушку, которая делалась людьми. Разве они не думали или не делали, у них не получалось из-за их чина? Форма красила человека. Лучше быть боярином, или князем, или рыцарем, чем быть простым не умеющим и неученым человеком, но зависимым от природы. Без земельки и без своего места  и жизни не создашь. Тайны никакой в природе на человеке не получается.   

      69. Много нас жило в селе, и разно по-своему жили. Но чтобы счастьем окружили себя, я таких по истории и в других селах не видел. А это было, оно кое-где и осталось. На средине стояла церковь, богу верили люди, ходили молиться из-за звона колокола. И вот бывало, умрет человек, по нему прозвонят. Не так, как это надо трезвонят ради какого-то годового праздника. По мертвому звонили одинаково, разницы никакой. По взрослому три раза били в колокола, один за другим, а по молодому один раз. Как то не так с человеком делалось. И как хотела природа, так она и сделала. Не чесала разно под гребенку.

      70. Одинаково в свои точно дни укладывала. Она ни у кого не спрашивала, и никому ничего об этом не говорила. Кладбище одно, туда богатого и бедного. Правда, воспоминание, не одни средства, этим не докажешь. Одного светилу хоронили, ковры клали под ноги, дюже такая слава. А смерть никакого у себя не пропускала. Она господствовала до этого времени. И господство проявила в данное время, сейчас. Когда наши новые люди, социалистического, коммунистического партийного названия проявили свою бдительность. В своем государстве сделали большую экономику. Собрались на съезд 23-й партийный послушать самого центрального человека, в этом деле что мы сделали. Он нам выложил на стол.

      71. Мы сделали очень много. Даже спутник посадили № 10 на Луну. Это все сделали ученые, и все касающиеся рабочие. Пока сила есть, и, самое главное, с чего делается вся эта петрушка. В природе и мест хватит, и время есть, и дел не начатых. Делай человек, мастери, но сам не ошибайся. А мы хорошо знаем, тот не ошибается, кто ничего не делает. Вся Вселенная в деле зависимая. А раз зависимая в природе, значит умирающая. Мы с вами делаем то, от чего нам в жизни вредно. И вот мы этим богатством хвалимся. Говорим: наша партия успех заимела. В этом деле сильна с любым агрессором справиться. Как приятно это видеть, слышать. А перед нами стоит большая задача.                       

      72. Больше нам приходится сделать. Другие руководители выступают  с учеными требовательно. Хотят с народом добиться одного, чтобы всем жилось хорошо и тепло. На что требуется не сидеть на местах ничего не делать. А вот надо развивать технику, и заставлять людей, чтобы они были на стороне того, чего мы все хотим. Хорошее и теплое – это же наша с вами ошибка однобоко жить. А другая сторона не такая, как наша. Она закаленная, тренировочная, независимая, совсем не такая, а холодная и плохая. Человек в этом деле, нам же показывает, делает на наших глазах. Мы никто из нас не подготовлены и не делаем. Это холодное и плохое дело мы не воспринимаем.

      73. Говорим: мы не дикари, а цивилизованные люди. От вас это никто не отбирает, это все ваше. А независимость не мешает ничем нигде никак. Она свои силы на одном человеке определила, пусть он продолжает, он же не получает от этого всего плохого. Ему делается после холодного и плохого теплое и хорошее. Мы с вами не пытались отыскивать эти качества. Они были для младенца как никогда хорошие. Если только применили это воспитание, нашей всей истории минус. Мы меньше кушаем. Чем не кушаем, чем живем? Да воздухом. И не всегда урожай бывает. Такую историю, которую приходилось делать практически, и также описывать, как одну из всех правду, она только будет в жизни на земле. Надо независимость. 

      74. Это место, на котором человек своим телом или своей ногой не ступал. А сейчас приходится этому телу достичь, и при такой пониженной холодной морозной атмосфере делать. Я это не делаю даром, чтобы все прошло. А сознательно по природе ищу то место, на котором по крепкому морозу, чистому местному снежку. Какой бы он ни был при температуре, я всегда к нему своим духом, любовью. Чистыми разутыми ногами терплю, и очень мне холодно, приходится слышать. Я у себя такое терпение зародил, оно мне дает силу воли. А какая мыслительная работа моего мозга, слышу свое родное работающее сердце. У меня вся на это надежда. А какая вера у меня выработана между собой и природой.  

      75. Я этого не думаю, что думает зависимый человек. Прежде чем делать, он подумает, а потом берется делать. Он ни одного дня не пропустил, чтобы не подумать о хорошем. У него устно сложилось в голове. Если он это не будет держать у себя, он жить не будет. У него так построено. Еще кто его знает, где это время, а мы ищем место. Надумываем план, как его это надуманное строение прибавить. И так его другим людям показать, чтобы они учились и делали не по-своему, а по-моему. Мая такая задача, мой такой долг перед всеми. Зависимый от другого, неимущий и отстающий человек, зачем он надо. Если я живу хорошо, мне в этом деле тепло, пусть он сам это сделает. У нас всех такая цель зависимого человека уметь, как у собственника, индивидуалиста ученого человека, кто своим теоретическим знанием козыряет.

      76. Он научился делать то, что сегодня принято в людях. Для того человек учится и вооружается своим знанием, чтобы уметь, как за собою вести армию людей. Чтобы они шли и делали в своей жизни то, что им вредно. Разве не видно издалека, к чему мы с вами молодежь растим, и по какой пути их посылаем. И что мы от них ждем? Такое же самое учение и практику, которая в силах заставляет нас всех зависимых людей. Перед нами дело, в этом деле мы как таковые не знаем, что же с этого дела будет. Думаем и делаем сами на хорошее, и хорошо поживем. Но вот конец всему этому началу приходит. Ни одно дело искусственное, сделанное руками, не продлилось, а скорее всего приостановилось, и как небывалое исчезло.

      77. А вот естественное можно все ожидать, физически практически на себе испытывать это возможно. Оно на одном месте не стоит, и не показывается одинаково. А вот дело, которое сделано человеком, и пользуется им одинаково. Сегодня поднялось солнышко по тому же самому времени, по которому оно никогда само себя не показывало, как оно показывало раньше до этого. Сейчас лучи закрыты огромной небывалой тучей, это нашему месту выпало такое дело. Но мы с вами знаем хорошо, что эта туча не вечно на одном месте, не движущаяся. Эта туча по своему течению, она сменит свою создавшуюся форму атмосферы. А она сегодня так показывает, а завтра не так. Может дуть ветер и не с той стороны. Мы знаем за сторону, какая она есть, мы ее называем по имени.

      78. Это все сделал след. Человек, он сюда приходил не так, чтобы ничего не сделать. Его разведка правильная, сюда свои ноги проложить, наступить. Он нам делает одно то, чему и природа не возразит своим близким друзьям, чтобы учиться у них, и понимать это все, что надо будет делать. Разве плохо будет, если человек приобретет эти силы. Сам себя научит, как будет надо, чтобы в природе за свое сделанное получить доверие без всякой ошибки. Человек учится сначала плохому и холодному, а потом теплому и хорошему, чему мы все стремимся. И хотим, чтобы это все на нас осталось. Мы с вами этого не делаем. Требуется от нас любовь близкая, чувствительность, которую я, Иванов, все время испытываю. Моя в этом любовь встретить любой и каждый приходящий день и ночь.

      79. А они к нам приходили и уходили не так это даром. И приходят недаром, а всегда с какими-то своими качествами. Мой день, должно, из всех дней оказался таким днем, в котором я родился не для того, чтобы быть в природе зависимым, и им же умереть. Я встретился на 35 году с независимостью, стал ее особенности изучать. С тяжелыми трудностями не посчитался, всю свою энергию направил испытать плохое и холодное. Не посчитался ни с чем, даже со смертью. А получил хорошее тепло. Мы знаем, какая природа со своими днями, а нас она не научила жить в кругозоре, а заставила однобоко оставаться. Зачем нам быть такими жизнерадостными в красоте и в сытости. Как будто навсегда оделся и навсегда напитался, больше ты ничего не будешь делать.

      80. Табака курение по нас. Так же само и пища, тоже с воздухом глотается. Можно все сделать, лишь бы захотел человек, природа отзовется и даст все возможности заиметь. Этот день, в котором я родился, он выпал на долю для того, чтобы независимость взяла свои силы. И доказала всем, что надо человеку не в природе тайну искать для продолжения жизни, а надо искать тайну в человеке. Не в хороших, в теплых испытывать, удовлетворяться. А надо будет испытывать холодное и плохое, чтобы не получать еще хуже и холоднее.

      81. Надо в этом всем найти качества и ими окружить себя для того, чтобы тело у себя выработало такое удовлетворительное тепло, которое никаким другим свойствам, которые есть в природе, не может помешать. Мы с вами изучили и восприняли хорошее и теплое. Пожили да попользовались одно время, нам далось воспользоваться этим, чем не удовлетворились. Холод к нам пришел на наши тела, нам от этой атмосферы пришлось уходить. Мы побоялись оставаться в том, в чем мы оставались при хорошем тепле. Мы не поверили, и у нас надежды нет на природу, на воздух, воду и землю.                            

      82. Которая меняла себя из теплого в холодное, для чего мы заимели самозащиту. Зависимые мы стали от природы. Нам надо одежда хорошая и теплая. Но у независимости, которая человека научила оставаться и при холоде, и при тепле, силы те же самые бодрые хорошие для того, чтобы не простуживаться и не болеть. Что может быть лучше от этого всего человеку. Если человек силы не искусственно завоевал. А естественным порядком умеет с друзьями жизненными, с воздухом, водой и землей. Что и породило человека, и она его в этом деле сохранит. Живой человек энергичным родился. И он сделался таким, как и должен быть.

      83. Силы не в природе должны быть для человека. А у человека через испытательный поступок, как оно и делалось мною, Ивановым. Я пошел на жертву своей индивидуальной клетки, по бездорожью ступал, и хотелось. На мою смелость природа отворила ворота, чтобы я то, чего наметил, достиг. Мое здоровое сердце выхоженное для этой встречи. Я им хвалюсь, оно меня заставило сделаться таким, как и получилось на живом факте. Тут в этом деле не играет никакая материальность, чтобы в этом деле была нужна экономика. Я ее имел не из-за того, что она меня спасает. Нет. Я умел самого себя заставить и без этого всего оставаться.     

      84. Я умею жить и по-старому, и по-новому, чтобы не влияла природа моему здоровью, ни холод, ни жара. Чтобы мои силы и заставили в природе победить врага, мое тело сделалось закаленное. Я не простуживаюсь и не болею. Что может от этого всего легче и лучше. Разве можно будет нам, таким ученым людям, с этим делом не согласиться. Если моей работе сравнялось 32 года. Я проходил практически и физически завоевывал. На себе все делал не для того, чтобы это все мое сделанное прожило даром. Мои силы при мне. Они были и есть сейчас, и будут впредь. Мы не уходим жизнью своей от природы, а наоборот, прибегаем. Вы будете по-старому встречать идущее время, а я буду встречать по-новому, небывалому.

      85. Мне не будет надо то, что нам всем требуется в жизни. Я и без этого буду жить. А вы без этого всего умрете. Вы зависимые все люди в природе. Я один независимый человек. Весь выигрыш остается за мною. Здоровье мое, а не ваше. Я не собираюсь в природе сдаваться, отступить от своего всего, сделанного мною. Я в природе закалился. По всему сделанному мною делу, я самородок. Для меня земля в любое время года является источник. Мой труд одного лично. Я все это делаю на благо всего человечества, чтобы все имели такое здоровье, которое я имею. Чем и хвалюсь, и учусь в природе. Для того я учусь, чтобы опознать природу, и за нее сказать свою в этом правду, что моя клетка, мой организм сохранено в своей жизни.      

      86. Я имею сердце молодое здоровое закаленное 25-летнего человека. А какой мой в природе выход на месте. Не боюсь своего врага, не боюсь ничего, даже своей смерти. Если бы этого в жизни моей не было, и не было бы моей жизни. Я человек такой же самый в жизни, как все люди. Только очень крепко дышу своим телом, а об этом всем резко говорю не про какое-либо чудо. Я всегда говорил, говорю за нашу природу, да практическое и физическое явление. Самое главное – чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение. Это холод, что способствует, заставляет пробуждать центральную нервную часть мозга. Это все делается человеком в природе.

      87. Она своим крепким страхом помогает. Если умеешь делать в природе, то тебе дадено право эту работу на других нуждающихся людях. Обиженному, больному, забытому всеми ему приходится помогать. Это не человека дела делать. Любит и болеет об этом, и не забывает за больного. Надо будет свою мысль всегда держать, там копаться, где это требуется, для того человека, кто чем-либо болеет. Требуется знать хорошо его душу. И всегда думать об этом, что ты как человек здорового характера сможешь свои силы передавать через свои руки током.

      88. Это об этом деле не слова одни говорят, а нужно все делать. Это не дунешь со рта, а надо будет трудиться. И об этом надо писать своей правой рукой владыкой, про что никогда никак не можно забыть. Очень справедливое. А какая может быть в этом деле человека к человеку просьба? То лицо, которое знает, что будет надо делать, чтобы в природе никогда ничем не болеть, он говорит. Меня надо будет крепко с душой, с сердцем просить, как ученого человека, знающего в этом деле. Кому это будет надо, как не человеку, да еще молодому.

      89. Кто должен этим делом заниматься, и добиваться через это все своего здоровья. Это надо не одному юноше, это мировое значение. Природу великую всю надо нам всем любить. Словами об этом не молчать, надо об этом говорить, и говорить правду. Не про что-либо, а за болезнь человека. В этом деле не играет роли болезнь над человеком, а играл и играет роли человек над болезнью. Только надо устно знать наизусть, и учиться моим всем учением для того, чтобы делать то, что опознаешь. Никогда мысли не будешь у себя иметь, чтобы сделаться преступником.

      90. Все это будет делать сам человек мыслью, чтобы не было на тебе через твою закалку и тренировку, которая для тебя сделается учением. Ты будешь на это учиться, и научишь себя так. Сама наша тюрьма отпадет от нас. Мы в природе завоюем силы, волю. Никогда не будем нуждаться в помощи медицины, нам не будет надо больница. Мы сами все скажем в один голос, чтобы жить в природе свободно, не лезть своим сердцем на острый рожон. За что нам скажут люди, и за это пошлют свою большую благодарность. За то, что мы между собой такую любовь проведем. И будем самих любить, что и заставит нас всех друг дружке головку клонить низко в пояс, и вежливость в природе представлять всем. Эх, ну и жизнь моя для всех, она такая тяжелая.

      91. Поймите вы, какое надо иметь свое терпение, чтобы сердце закалилось, было всегда благородное. Милые мы все люди, вас просят всех, чтобы вы посмотрели на солнышко, и там увидели свою неумирающую правду. Это будет ваше одно для всех выздоровление. И быть таким всегда везде и всюду на нашей земле, Победителем природы и Учителем народа. Что и будет надо каждому заиметь, чтобы научиться хорошему. И это хорошее сеять на людях.

      Мы знаем, но не делаем. Друзьями по всей жизни являются природа, воздух, вода и земля. Разве у них мало того, во что надо научиться. И быть в этом ученым, чтобы других этому делу учить.

      92. Это может быть каждому человеку, перед каждым человеком. Не надо спать, потягиваться, и ждать время, пока оно одно от нас уходит, а другое приходит. Мы с вами как спали, спим, и будем так же спать. Как и начиналось всегда. А конец этому всему придет, он уже на арене. Только надо делать, и так надо человеку делать, чтобы мы все оказались неплохими.

      Давайте мы с вами возьмемся, начнем с ног, а до этого сбросим головной убор. Самое главное, голову раскроем, и ее заставим в природе побыть без всякой другой зависимой защиты. Как будет хорошо, то сбросим и обувь с ног, и начнем  их водою пробуждать. Как только надо будет вставать на ноги, чтобы на них поступать, сейчас же их надо холодной водой мыть по колени.

      93. Ноги пробудил, а потом в этом надо ходить по земле. И не думать за завтрак, что надо его поедать. Или же ты идешь, а с тобою люди встречаются. С ними надо обязательно здороваться, как с близкими и своими для того, чтобы через это не делаться чужими и вредными. День весь прожил да проделал, чего будет надо. А когда ложишься, то для сна помой ноги так холодной водой по колени. Но никогда с головы не выбрасывай за бедных, самых больных, забытых всеми. А ему надо в этом деле помочь. Ты должен об его болезни узнать и спросить: что тебе в твоей жизни мешает? Когда узнаешь, и  сможешь помочь, своими словами скажи: я этому человеку помогаю из-за того, чтобы мне было хорошо.   

      94. И отдай с душой и сердцем, то есть помоги. Это будет твои заслуги. А потом в неделю один раз возьми 42 часа подряд, и не кушай, воды не пей. В пятницу вечером поешь в шесть часов. А потом будешь кушать в воскресенье в 12 часов дня. Когда будешь кушать, то надо тянуть воздух через гортань. Потяни три раза и скажи своему Учителю: «Учитель, дай мне здоровье». И это будешь делать еженедельно в субботу. Последнее. Не пить вина, не курить табака, и не плевать, не харкать.

      Все это дело тебе сделать не на вред, а на пользу. Разве это будет нам таким людям зависимость в природе. То мы с вами вола запрягали в ярмо, им только пахали землю.

      95. Делали из нее весною с пахоты хорошую грядку, и сажали в землю сеялкой зернышка. Когда родило урожай, его приходилось возить возами во двор. А сейчас на это все на смену пришел железный трактор. Он занял борозду и ею теперь хвалится. Наши прадеды никогда не клали под свою голову такую мысль, чтобы сейчас это все фактом живым совершилось. Коса ручная моталась, косилось, делалось. Сноп вязали, и копна клалась. А молотилось цепом и катком. Сейчас эта работа заменилась комбайном. А машина чистое зерно возит в элеватор для создания базы общего коллективного труда. Особенно выпечка хлеба заводом, и всякого труда замена машиной и током.

      96. Если бы устали наши дедушки, и глянули на свою степь, они бы не узнали ее. Как она быстро меняет себя в другую форму. Это все сделали теперь без частнособственнической эксплуатации. Сам человек это сделал, без всякой зависимости мы же рожденные люди, в этом деле физически в природе практически проявились. Нас заставила сделать отсталость, плохое и холодное. Мы стали этого всего недостатка своей экономикой избегать. Мы раньше такую материю на своих телах не изнашивали, а теперь посмотрите. А пищу, разную продукцию нам кондитер представляет за нашу с вами.

      97. Мы же делать научились из сырья. Делаем торт, делаем шоколад, делаем мармелад. Мы без молока и масла, всяких жиров не остаемся. А посмотрите все на нашу жилплощадь. Особенно проекты разрабатываются на новые города, на новые села. Это все делается людьми учеными. Если человек в этом всем ошибется. Не так по-нашему скажет, или, может, со своей вредительской системой возьмет и чего-либо не то, что следует, внесет в нашу жизнь. А мы кинемся да обнаружим, как это бывает с любым человеком на любом своем месте. Мы тогда с ним займемся, когда узнаем. А у нас на эту ошибку прокурорская жизнь всегда участвует, как надзор юстиции нашего закона.

      98. Хоть суди, хоть не суди, а человек сделал, ввел в жизнь. Особенно наши науки служат народу, они даром ничего не делают, все трудятся за причитающуюся копейку. Автор спрашивает у тебя, как в ученого человека. Каким ты в жизни своей рождался, а что тебя этакого человека заставило учиться? Ты хоть немножко подумал об этом. Кто тебя учил, и для чего ты учился, и чему ты научился? Ответь ты народу. Если ты учился и научился быть командиром в природе. А почему не признались и не взялись за закалку-тренировку. Она же наука есть для любого нашего человека, только никем она не оплачивается, она не выпускает никакой продукции.

      99. И не ткет никакого материала. А учит человека, как будет надо оставаться в природе без всякой природной зависимости. Она учила человека ученого, как будет надо уходить от неученого. Ученые имеют полное право палку делать в любом месте и на каждое животное. Нам как человеку зависимому, ученому и неученому, надо условие хорошее и теплое. Мы на это вооружены, сделали оружие. Машину поставили на колеса, привод тока работает, делает. Помогает агрегат, то есть тот кран, который человеку в его руках помогает многоэтажные дома ставить. Мы в них заходим не с пустыми руками.

      100. У нас вся обстановка  под лаком, мягкая, под стеклом. А вот обиженному природой, больному, забытому всеми. Мы, вся медицинская наука, потеряли министра, доктора наук Карташева. Он даже ездил в Израиль, хотел от рака избавиться. Мы с вами не в силах такой болезни помогать, и не поможем мы.

      Лежащая больная Любовь Дмитриевна К… Николаевской области, Варваровского района, ул. 8 Марта, 15. Она пишет письмо на имя автора. Она кого только перед собою не видела из специалистов врачей, профессоров. Разве в Николаевской области нет светил науки медицинской? Или нет такого человека, кто взялся и довел до самого точного конца? Болезнь Любу мучит день и ночь. Она не знает, кого просить.

      101. Услышала это дело Мария Владимировна Помазан хутора Шевченко, Васильковского района, станция Чаплино. Она тоже так же мучилась, как мучится Люба сейчас в природе. Люба прослышала свою подругу по болезни. Как Мария избавилась от своего недуга, и написала ей свое изложенное письмо. А Мария такой болезнью болела 20 лет, тоже никто из специалистов не смог найтись и помочь Марии избавиться от такой муки. Учение Учителя ей помогло избавиться, хотя было трудно. Учителю помогать пришлось, но он не оставил. Сам себя показывает в природе не так, как себя показывает перед больным врач.

      102. Учитель по снегу по морозу пробирался ко мне, говорит Мария, в одних трусиках, разутым. Не считался с собою. Сам для этого всего Учитель сил воли в холоде набирался. И через руки свои мне на приеме в первый раз все боли током снял. Я сейчас же сменила сама себе. Учителю не дала доделать мне до того здоровья. Я не смогла полностью избавиться. Учителя забрали в район, отпустили. Он меня не бросал. До тех пор он ко мне приезжал, кока меня не сделал здоровым, не больным человеком. Я уже не мучусь, как мучила меня природа. Мария Любе пишет, и уверяет Любу, что только Учитель тебе поможет. Он не одну меня поднял. Моя сестра старшая была к жизни негодная.

      103. А сейчас она с сыном живет, и готовит кушать им. А сколько других восстановил. Я хорошо их знаю, они здоровые поделались от учения Учителя. Никакого нет медицинского применения, нет никакого знахарства. Помогает любому больному. Ему не надо его болезнь, он не признает болезнь человека. Лишь бы ему сказали: вот, мол, вас просит больной, лежащий в постели. Он просит вас как Учителя, чтобы вы его посетили, то есть дали ему здоровье. Учитель ни от кого никогда никак не отказывался, а всегда пробирался по адресу с письмом. Он его получил так же, как получаю письма от Любы.

      104. Она знает, она не верит никому, у нее письмо от Марии, она описывает Любе за свою болезнь и за Учителя. Люба надеется, что Учитель свое здоровье имеет не только одной мне. Он здоровье имеет для всех тех, кто его не знает, а мучится в науке так, как мучаюсь я, говорит Люба. А есть такие люди, Учитель как больных принимал один раз, учились. Но выполнять по его учению, им милиция разбила. Больным сказали неправду, якобы он мошенник, никакой закаленный или больной в этом человек. Всем он за себя лично рассказывает. Я, говорит Учитель больным, которых принимает. Меня назвали люди Учителем за то, что я учу людей здоровью. Я этим делом больной.

      105. Не вредный больной, а полезный. Любую болезнь от человека прогоняю путем одного пробуждения через холод. Вам Мария Владимировна расскажет, как мне сказали за Учителя, что он может любому человеку от любой болезни помочь. Я была, говорит Мария, больная. Никто мне из ученых не помог. Я обращаюсь к женщинам, кто сочувствует моему 20-летнему мучению и болезни. Как я мучилась, страдала, куда меня ни клали, что мне ни предпринимали делать, и врачи хотели моему горю помочь, но успехов не получили. Я же живой человек, говорит Мария Владимировна. Молодая я во всем женщина, за мной сестра средняя ухаживала.                  

      106. А вам не рассказывать: как заболеешь, не мил даже свет. А я 20 лет не знала днем и ночью покоя, а все думала про выздоровление. А оно хуже и хуже делалось. Что за такая причина? Мое тело делалось склянкой. И меня сворачивало в кучу. К телу дотронуться было нельзя. Почему это так получилось? Учитель так мне сказал. Для других таких людей, кто здоровый, а сам себя бодро чувствует. Он никогда не думает этой болезнью болеть. А в природе эта болезнь никем не излечима, она на людях есть. Разве ты одна. 

      107. Говорит мне Учитель про твою болезнь. Нет на белом свете, чтобы человек ей чем-либо помог. У всех людей своя и показательная болезнь. Человек танцует или поет, это его горе в природе. Он же такой, как и все люди, зависимые от природы. Она пока над человеком что захотела, то и сделала. Если человек захотел кушать, и крепко ему хочется кушать. А пищи не оказалось, или пища не такая – уже человек ковурится. Ему дай то, чего он хочет. А вы сами знаете, какие мы имеем животы. Повкуснее,  сладкое, пожирнее да побольше. А потом ставьте на стол и приглашайте.

      108. Все это делалось в труде человеком на нашей земле в этом доме, куда мы живое свое добро считаем, и держим его живым на привязи до тех пор, пока оно не потребуется для жизни. Живым животным распоряжается человек, сам себя назвал по этой части хозяином. Он в труде в природе приобрел его, вырастил, имеет полное право и продать, и купить, и убить. По кусочку варить и покушать. Человек говорит: я для этого живу. Мои силы в этом деле не развиваются, как это мне хочется, а мои силы в природе ежеминутно теряются.

      109. Мы с вами в природе заслужили своим трудом пожить да полакомится. В этом деле мы ошиблись своим умом, что себя заставили болеть. Разве это не болезнь человеческая: хочется, а его нет. Ты думаешь, а у тебя ничего не получается. Человеку любому не грех яблоко антоновское сегодня скушать, а его нет. Или человек человека очень крепко любит, а другой его не любит. Разве это не болезнь человека. Сегодня праздник годовой, а у тебя нет костюма. Хозяин своего хозяйства, добро хранит, как око. И хочет, чтобы оно на месте не стояло. Каждому хозяину хочется, чтобы ежедневно прибавлялось.

      110. Разве Мария не была доярка, она колхозница была первая в колхозе. Что попеть или потанцевать, за нею это не захватишь. А теперь, когда я заболела, лежу в постели, никому я не нужна. Мои силы все идут к могиле, к смерти. Я это заслужила сама. Не надо обижаться ни на кого. Мы, люди, сами лезем на рожон. Нас природа заставляет. Мы все зависимые. Мы ничего не знаем, нам дай. Лежит зима, да еще холодная сей год. Есть, чем жить, мы хвалимся. А Мария говорит: хвалилась, дотанцевалась, допелась. А сейчас пишу, умоляю Учителя, как родного отца. А что может отец сделать или мать, если я больная.

      111. Мы, все люди, больные, только как болеем. У одного есть, он хвалится. А у другого нет, он жалуется. Что делать в жизни своей, если недостаток прибавил. Человеку болеть физически или материально хуже не может быть. Если человек у себя имеет это знание. Что с ним делать будешь. Он знает, он и умеет. А мы не умеем, надо будет его просить. Как Любочка, она больная уверена почему в Учителя, и желает, чтобы Учитель сохранился. Это болезнь рожденная такая, любить больного и ему помогать. А сам естественно испытывает, все невзгоды проходит живым телом. Добивается сам, чтобы не было никакого недостатка.

      112. Я только этому делу инициатор. Он для этого дела родился, его любят все больные люди. Разве это не болезнь общая. Если мы хотим в природе получать, а она нам не дает. Разве плохо нам было, если бы дни пришли такие, как мы хотели, по нашему уму. Что нам надо, то природа давала. Мы захотели, чтобы телочка родилась, или мальчик. А это не болезнь наших ученых. Разведка делается на Луну. Надо человека подготовить, чтобы его направить, и чтобы благополучно. Мы с вами не сможем Любы болезни избавиться, у нас на это средств нет. Мы не знаем ее начало.       

      113. Какие же мы ученые? Все мы имеем, но вот этого мы не имеем. Люба как болела, она и болеет сейчас. Она, бедненькая, давно пишет письма и просит меня. А я ей наставления делаю, чтобы она как больная попросила начальника милиции, чтобы он помог мне к ней приехать свободно, и дать помощь, чтобы она не болела. Она так поступила, вызвала начальника, перед ним поставила вопрос, чтобы он разрешил приехать, ей дать здоровье. Начальник этого права ей не дал. А кто же даст полное право свободно этим делом заниматься, как это и требуется для больного. Кто, как и чем дал, тем лечится.

      114. А разве это не болезнь в жизни. Не так, как следует, сварено яйцо. Мне сказали, оно варенное. Я – к нему, как и все делают люди. Побьют его, и начинают чистить. Я его побил, стал чистить, а оно не чистится. В воду холодную после варки не положили. Я был в этом деле не удовлетворен. Как же хочется, не получается. Условия разные у всех, а чтобы одни. Мы не захотели оставаться в природе независимыми. Это наша болезнь, которую мы заимели в природе. Боимся оставаться без всякой болезни, чтобы ничем в природе не нуждались. Зачем человеку такого дня дождаться, чтобы в нем одеваться и кушать, да в доме жить. Это все временное явление, один раз в этом пожить.

      115. А все равно умрешь, и будешь умирать в этом деле. Вздумал человек на земле хозяйничать. Да что-нибудь поинтереснее выбрать. Такое дело, как мне однажды предложили бедные люди быть ходоком. А мы взяли, да еще малый кусочек земли, но устроились богачи. И мне с ними пришлось на арену выйти вместе с помощью их. И стала на память моя фамилия Иванов. Хутор, это тоже была предо мною болезнь. А в сельском хозяйстве разве все на земле гладко. Между людьми очень большая прибыльная в жизни разница. То же самое у человека здоровье, одно же самое зависимое. Ждется время, не хотелось бы, но оно само лезет. Этот тяжелый недостаток, особенно у человека. Он сегодня не так поднялся, и не так с ноги на ногу наступил, или не так повернулся.

      116. А тут не та природа на место пришла. Откуда взялся над нами и между нами  всеми живущими людьми. Они стали свою культуру на земле, как на источнике практически учеными быть. Через свое созданное экономическое достоинство родился в природе неученый. Человек свое умение развил в процессе. Ему надо потребность. А она приобреталась на земле в природе людьми теми, которых как подчиненных у себя люди сильные, вожаки семейств.

      117. Они хорошему и теплому тогда кланялись. Хотели свое на месте этого двора удержать. Никто из живущих на белом свете не хотел свои естественные силы терять. А природа, бесконечно движущаяся, она такую волну преподнесла, она свой день небывалый ввела. А ты как человек свою форму не меняешь, а делаешь то дело, от чего жилось  тебе хоть немножко, но зато было хорошо и тепло. Тебя научила спать твоя развитая на тебе обстановка.

      118. Ты попал в нее через своих родных. Они это сделали между собой не из плохого и холодного дела. Их заставила добиться у себя обстановка, она развивалась желанием и прибылью. Человек в природе не просил, чтобы она ему давала то, чего он хотел. Она ему свои качества показывала и давала возможность их у себя приобрести. Одно, а потом и другое, и так этому началу нет конца. Прожили мы, промучились 1965 годов. Сами себя закопали, как непригодных в природе.

      119. Сильные бессильных сами закапывают. А сами на рожон сердцем своим лезем. Ни с кем не считаемся, берем и начинаем делать. Мы с вами что ни делаем, все это для нас колесо, а его надо крутить. Мы его крутим в воздухе, в воде, на земле всеми возможностями. До тех пор это все делается руками, пока есть силы. А силы, мы их получаем в природе через нашу еду. Мы в процессе этого научились делать, нам природа все это дает через труд. Она делает человека зависимым, он нуждается. 

      120. А раз нужда ему, значит жизнь, она человеком ищется, и делается ежедневно хорошее и теплое. А про болезнь, человек и не думал ее от себя прогонять. Она ему в жизни делалась плохой и холодной. Хороший хозяин все имеет, и делает все хорошо, но что-либо не так, недоделает. Особенно он разговаривает с землей, она у него лежит под головами. Он ее видит, как перед собой хорошо накрытый стол. И ждет в это время хороших гостей. А хозяин этому дню ни нарадуется, у него в доме это его хорошая система пира.

      121. Перед этим  столом по чарке вина для веселья, чтобы еще лучше мы с вами, друзья, подружили. Это не говорят за этим столом бедные собравшиеся. За этот стол собрались все люди по приглашению богатые. Если, может, по какому случаю проберется один человек со своим недостатком, он обязательно об этом подумает: а почему это так делается в природе, что у него такой достаток есть, он им распоряжается, а у меня нет? А если бы он знал за эти разговорчики, никогда не приглашал. Эта мысль ему не нравилась.

      122. Если бы мы этакие люди сошлись, да взяли бы рюмки вина. А у самих слова родились этому хозяину пира сказать спасибо, и пожелали ему хорошего, еще больше приобрести, лучше от этого пожить. А он хочет, чтобы у него было все. За что бы ни взялся хозяин, и что бы ни сделал, он сам умеет, у него все получается. Так оно делается в природе любым и каждым человеком. Но вот как он всегда думает, у него не получается. Весь год напролет думал да все делал. Хотел всем своим соперникам по своей жизни доказать, что он умеет жить не так, как все.

      123. У него с головы не выходила эта природа, он ею не удовлетворялся. Ему хотелось хоть один год доказать своей хваткой, что он не спит, а делает своему хозяйству хорошее. Раньше от всех хотелось вбросить зерно в землю. А такой-то поспешил, уже захватил вчерашний день, а я этакий проспал. Это уже не мои качества в моей жизни. Я должен быть такой между всеми хозяин, поперед меня никто нигде никак. Вот тогда-то скажут люди все в один голос. Разве можно будет сказать такому человеку, что он жил плохо. У него хозяйство как хозяйство, лошади, коровы.

      124. А какие волы. Ну и приход, он у нас в церкви по-старому. Эта копейка ему помогает. А вот так жить, как жил в нашем селе Петро Никитич Бочаров. Он мучил себя, и мучили другие, которые ему завидовали. Таких людей нет, чтобы ничего не делать. И была природа не какая-либо вещь, она не любит бездельника. Для этого всего существует человеческая мысль, прорабатывается вперед, а потом берется и делается. Не приказанием, а физически. Ни одно хозяйство в природе человеку не далось за счет… А у него получилось. Самое главное, это руки да ноги.

      125. Где-то по какой земельке ты прошел, и что ты своими руками сделал. Мы все хотели бы сделаться шапкой невидимкой. Или таким хозяином, чтобы у тебя было все, ты ничем не нуждался. А то день сегодня пришел не такой, как думалось. Я думал то, а получилось другое. Говорят: зачем учение или ученый человек. У него под руками лежит вся земля, весь воздух, вся вода, причитающаяся нам. Мы хорошо знаем, что нам требуется экономика, то богатство, которое требуется человеку. Он для этого работает. Ему надо помощь, чтобы он легко приобретал то, чего у него нет. Он хочет хорошее и теплое, так жить, как не жили все хорошо и тепло.            

      126. Зачем мы хвалимся своим добром? Это не наше, все природное. Зависимые мы от этого всего. Мы же с вами жить не сможем без воздуха, без воды и без земли. Земля – это самое главное в жизни. Нам дает свое разное изменение. Одно мы ждем, другое гоним прочь. Что за такая причина в жизни? Снег не нужен никому, а вот трава – это есть продукт. Мы эту продукцию во двор тянем, то есть запас создаем. Говорим: это наше добро, мы его приобрели, и должны им пользоваться, как своим. Сами, что получше, а для тебя – похуже. Земля этого нам не говорила, чтобы выбирать. Пришла зима – радуйся ею, не уходи со своим чистым телом.

      127. Приходит весна – тоже ей радуйся. Говори: ты тоже самое, такая, как и зима. Полежала, побурлила, свой холод в атмосфере показала. Мы от нее попрятались, боялись, как бы не погибнуть в жизни своими неподготовленными телами. А как же весною по теплу ты раздеваешься? У тебя к теплу больше доверия. Все лето ходишь в легком, а тяжелое лежит  прибранное, своего времени ждет. Этого нам никому природа не подсказывала, чтобы мы, живые люди, от живого духа уходили. Нас так приучили, чтобы мы хоронились. Нам такая атмосфера не нужна. А если будет надо, то у нас для этого есть шуба, валенки, рукавицы. Мы досыта крепко наедаемся, а до тепла одеваемся. И жара, и холод нипочем.  

      128. А в свое время пробирался в дом. Мы для этого огородились, сделали с природы жилой дом, и в нем время это спасаем. Не лучше будет нам, и не легче оставаться без всякой одежды, и не питаться ничем, даже не нужен будет дом? Вот это да человек, можно позавидовать и сказать. Это рождены силы такие в природе не для прошедшей истории, которая до сего времени была. Мы ее проводили. Она требовала и требует сейчас эту продукцию, которую нам природа давала, дает. И будет должна давать, пока мы будем сильные от нее получать. У нее такие возможности есть. Лишь бы не забывали за это время, в котором приходилось жить. Мы такого дня не ждали, он сам ввалился, пришел с нами проводить свою жизнь.   

      129. Не хотелось видеть плохое, не хотелось чувствовать холодного. А оно само, это время, к нам пришло, мы его встретили на пороге. Куда денешься, если природа такая. И мы такие люди: без еды – ни шага, и без одежды – никуда. А в доме привыкли сидеть, без всякого дела тяжело телу. А не лучше и не легче было встречать без всякой самозащиты, без зависимости. Природа сама ничего не поедает, и все имеет. И убирает это все временем, но не одевается шубой. И нужно развитию оставаться. Он всю зиму напролет лежит. Разве ему было хорошо. Он же жил живой, терпел по тому времени, по которому не приходилось развиваться. А потом приходит время такое для него приятное, оно начнет делаться жизнью, ростом и цветом, даже получается вкусная ягодка.    

      130. Бывает и такое дело. Природа возьмет и не даст плодов. Как и не дает человеку заиметь своих детей. Опять он хочет одного. Это тоже недостаточная болезнь. Как ученые заставляет в природе отыскивать то, что будет надо. Оно дает очень много того, чего нужно человеку. Это продукция, которую нам дает через наш труд земля. Она нам родила человека не такого слабого и зависимого, как мы все до одного. Через это все на земле стоим в очереди, ожидаем своего дня, в котором придется своей болезнью заболеть. Мы неодинаково все жили и пользовались правами. Мы только рождались такими, а когда растили, мы не одинаковой дорогой шли, у нас было разное условие. Один одарялся, а другой попадался. Одна была бедность перед ними.

      131. А вот такое не давалось в жизни, чтобы ничем не нуждаться. Такого человека в жизни не рождалось. Он хочет этот год прожить, и без прибыли ни в коем случае не остаться. У него в голове держится одно богатство. А вот это дело родилось на человеке, кто обижается на всех ученых, кто не считается ни с какой особенностью. Она человеку показала дорогу, по ней стал ступать своей ногой. Это же, можно сказать, из плохого и холодного тела в тело теплое поступком нога никогда, она не ступала. Это тоже младенческая нога. Эта жизнь, она начиналась с тяжелого начала. Подсказывать не было кому. А закалка есть по-научному закалка наука.

      132. Она в жизни своей была, только держали ее устно в голове. Но чтобы ею кто-либо из людей делал так, как пришлось в свои самые мужественные годы мне. Говорит Иванов. Было 35 лет, я эту работу в природе сознательно провел между всеми людьми. Они были свидетели этому всему делу и большие помощники. Их в этом было само хранение. Они меня отворачивали от холодного и плохого. А в истории есть такие слова: ум развивается в правде. Прежде чем быть умным человеком, надо похвалиться людям неполноценностью.

      133. Откуда мы с вами идем, и куда мы приходим со своим развитием? Наша теория, ее практический труд не одного ученого положила в предназначенную им могилу. Он или она все равно, от природы делался зависимый трудяга. Она не хотела или он видеть у себя это бессилие. Но они пришли в процессе жизни. Ни один ученый не хотел видеть у себя плохого и холодного. А жизненный путь заставил всех ученых и неученых. Хорошая и теплая сторона повалила человека, и не дала ему по земле ползать.

      134. И к чему его природа ведет со своим негодным сердцем? К остановке. Свои силы сердце потеряло, биться оно не стало, кровь остановилась, а мозг не стал мыслить. Ученый и неученый от этого  умирает. Чтобы он взялся за закалку, за тренировку, как взялся Иванов. Ему говорят: «Ты чума, неполноценный в этом деле человек». Иванов так отвечал. Я больной, по вашему выводу, человек. Мне уже давно надо прибраться. Я не так живу, как все. Чего вы, такие вояки, умираете? Разве вы на это сил не имели, или вы не были живыми.

      135. Человек был вооружен с ног до головы, заряженный полно продуктами, а в доме спишь без просыпа. Спалось и спалось, не вставал, хорошо. А заставляет жизнь делать все, в чем и ошибся человек. Этим самим проспал царство свое. 50 % жизни во сне, а 50 % труда. Вот нам и плен. Наше с вами незнание, чем мы окружили себя, то мы и получили. Хорошее не дает хорошее, а из хорошего можно попасть в плохое. А плохое дает человеку холодное. Жизнь человека исчезает через это хорошее и теплое. Делается человек мертв, он холоден, и в плохие, самые худшие условия попал.

      136. Одна всем дорога – от порога до кладбища. Говорят: все мы будем там. Иванов соглашается, говорит. Те умирают люди в природе, у кого мозг не работает, приостановил свою работу через свое сердце. А тот человек, который его выходил здоровым, закаленным, молодым сердцем, этот человек не будет умирать. Живой неисчерпаемый факт и подтверждение. Иванов Порфирий Корнеевич, 67 лет, он бегает легче молодого. Мы свои молодые годы  как их растили, и делались людьми? Нас заставляли. Мы еле-еле туда бежали, но не с любовью, а со своей ленью. Мы не развивались, а в хвосте плелись. Для нас день этот пришел, он с собою приволок не останавливающуюся температуру, которая с воздухом бежала. 

      137. У нее остановки не было. А человек ее гнал от себя. Ему хотелось крепко дождаться утра сегодня. Свои глаза промыл, а у самого в руках какое-либо сделать дело, чтобы была опора  против. Давать тому человеку, кто думает своим умом: а чем она будет сегодня кормить своих людей. Она на это все получила доверие от всех. Никто не будет отворачиваться от любой пищи, какая она ни была. Мы приобретали, мы и будем кушать. Наше дело, один путь – сготовили, пригласили. Мы готовы встретиться с любыми кусками хлеба да большой ложкой, лишь бы в чашке было. Мы это все прибирали, и сейчас прибираем, и будем мы прибирать своими телами. Но вот уставать тяжело не надо.

      138. Эта любовь не у каждого проявлялась. Бежим туда, где это вкусное, жирное и сладкое. Что нам дает в жизни. Мы им интересуемся, всегда встречаемся с хорошим, удобным и теплым. Кто может об этом сказать, если мы с вами дом строим, и в нем одно время живем. И будем так хорошо жить, как нас с вами заставили. Мы делаем, что нам надо делать. Мы самих не жалеем, лезем на острый рожон, все свои силы, всю свою возможность в природе представляем. Может быть, природа и не пришла такой, но мы по своему развитому уму пришли. Мы, все люди, по этой дороге пошли. Им всем такая дорога думать, ждать. А в природе так это не делается. Солнышко есть, мы его рождаем каждое утро.

    139. Солнышко заходит не само, мы его своими усталыми силами сажаем. Его ведь в природе когда-то не было, а родилось человеком первым. Вся атмосфера рождена. Этого, чего нам хотелось, мы не получили. А то, чего мы не хотели, оно получилось. Мы все хотели в этих днях глазами смотреть и видеть. За ним гнаться и присваивать, самовольничать, рождать детей на земле, убивать. Мы это делали сами. Они нас будут закапывать, а их закопают другие. Ибо не хотелось, но само получилось, процесс заставил умирать человека. Разве ему хотелось при земле, и по ней так ходить да думать про другое, чтобы им так воспользоваться. Как мы поначалу брались и делали, как делаем сейчас в природе.          

      140. Для чего мы с вами поделались, или мы в природе сделались потребители и сохранители за счет этого пришедшего времени. Мы его один раз в году получаем через  свой определенный труд. Природа нам не показывала свой на земле источник, в природе не было зернышка, природа не имела разницы между собой. Зачем человеку надо был дождик на землю. Было нужно жизнь человека за счет чего-либо другого, чтобы одеться и наесться, да завернуться во что-либо, и самую плохую погоду прожить. Мы знаем день, и мы знаем ночь, когда зверь набрасывается на бессильного. А человек не заставлял другое, чтобы оно давало ему  жизнь. У человека вера такая проявилась.

      141. Он сегодня прожил, ожидает через время другой не такой уже, как он был до этого. Человек думает, и прибавляет еще чего-нибудь такого сделать, чего не было. Два человека, и разных, чтобы в одно время не рождалось. Мы с вами не хотели, чтобы между нами в природе развивала себя тюрьма. Она бессильная сделать человека не преступным. В ней разрастается научно юстиция. И хочет она сказать, что она делает над человеком  за его нарушение  правильно. Если только люди сменят этот поток, чем они заинтересованы сами себе вредить. Они принуждены законом это делать. Если бы юстиция согласилась с человеком преступником за все его сделанное, что это он делал не по своей вине.

      142. Мы его болезнь не изучали, и не знаем его в этом деле сказок. Человек на это дело рождается, он учится в обстановке. А ее сделал человек, это профессионал быть между многими меньшинством. А это меньшинство сидит, как соловей сидел в клетке и свои песни пел. А его слушали те, кто посадил. У них родилось в душе и сердце этого соловья выпустить. Какая в природе для соловья созданная прелесть. Так и наша карающая юстиция. Что из этого всего получила за свою всю зависимую жизнь, в которой ты как наука на опыте учишься? И хочешь своим режимным сроком избавиться от преступления.

      143. Надо будет отказаться от своего, и бросить свое все имеющееся делать. Не надо учиться быть прокурором, чтобы человека невоспитанного в его жизни зверем делать. Надо будет отказаться от такого голоса, чтобы он требовал сурового наказания. Это прокуроров острый рожон для сердца.

    В нашем селе я уже писал за такой живой факт. И приличная порядочная с сыновьями семья, невестки. А мы, свекры, умники. Напьется, пьяным, где-то домой идет с ножом. Ему надо свою семью попугать, чтобы она знала и боялась. Жена его не знает, что делать, скажи между людьми. А у нас есть мудрецы, подскажут, чтобы жена приготовила нож.

      144. А когда он будет кричать: где нож? Я вас таких-то зарежу. А ты ему в руки дай нож. Что делать, сама не знает. Зверский человек, а как напьется, хуже не может быть. Гонит всех со двора. Но, думает, попробую, говорит жена. Разоритель пошел напился, идет кричит, дайте ему нож, он всех зарежет. А ему жена на его крик в руки нож дает и говорит: «Получи». А он взял этот нож и сказал: «Значит, догадалась, больше резать не стану».

      Враг – это мы, люди. Сами не учились такого учения, чтобы делать, и с этого дела не получился преступник. И также человек делался таким человеком, которому мы своим разрешением дадим право всем пользоваться.

      145. То делать, чего было надо, чтобы человеку научиться быть таким вежливым и униженным, низко кланяющимся другому и ему помогающим. Чтобы человек человека понимал и во всем ему помогал, но не мешал.

      Этого человека сама общественность нашла и положила его силы сохранять. Он учится, свои силы покажет практически. Ему разрешила медицина свое найденное применять, если оно будет полезное людям. Учителю преподносят статью, написанную редакции «Известия» за 21 апреля 1966 года «Доктор будет лечить». Мы с вами все живем в природе. Не гарантированы со своим здоровьем лишь потому, что мы люди бедные.

      146. Не сможем оставаться без чужого. А оно надо, и необходимо надо, человеку требуется. Он сил не имеет оставаться без этого всего. Любой неподготовленный человек, не тренированный в закалке, он не сможет жить без зависимости. Он не сможет своего врага побеждать. А всегда бедные учатся у богатых. А просить надо знающего человека, побеждающего, кто сам себя в природе сохраняет, чтобы не заболеть и не простудиться. Эти силы имею я, Иванов, в этом деле. Меня надо просить, чтобы я через свои руки, как живой факт, током смог убить естественно врага, то есть болезнь. Мои силы выхоженные для этого дела. И я проявил на других многих людях свою способность от любых и всяких заболеваний.       

      147. А они очень трудно поддаются любому искусственному лечению. Это не доктор будет лечить, а делается, в этом всем помогает природа. А в природе – воздух, вода и земля. Самые близкие милые родные Друзья человека. У кого можно учиться, и можно научиться у них брать силы практически, и с этими силами другим людям больным, обиженным природой и забытым всеми. А Иванов подружил с природой, она ему помогает в этом деле. Не доктор будет лечить, а Иванов. Человек закаленный не болеет, не простуживается, из кого надо брать пример. Как другие люди были больные, и тяжело, серьезно подвергались, даже раком болели, а сейчас живут да здравствуют.

      148. Не знают, чем благодарить. И меня за это назвали Учителем. Я Учитель им почему называюсь? Потому что я учился в природе. Практически выходил свое сердце, что мне помогает жить в природе. Любить, а не б…. И любому заболеванию надо помогать своим учением, которое должно сохраниться устно у того человека, у которого найдется  любовь делу Учителя подражать и продолжать. Чтобы мы не лечились у доктора, а учились в Учителя безболезненно возвращать свое здоровье назад. Вот чего нам надо добиться в природе, чтобы поделаться всем быть учителями, как научил сам себя Иванов. У него поучиться, и у него получается. Он Учитель, учит всех закаляться. В медицине так же, как и в любой науке другой. Успехи достигает лишь тот, кто ищет, дерзает, творит. И пусть ученые практически идут разными путями.

      149. Экспериментаторы отыскивают новое, чтобы это приносило пользу людям. На этом можно, как говорится, поставить точку. Остается лишь пожелать доктору Алексею Алексеевичу и его пациентам больших успехов.

      Разве это Иванова не новое, разве это не дерзание и не творение самого себя изучить. И опознать природу, которая научила физическим в природе практически пробуждать через холод всякого рода заболевание. Я тоже Учитель, имею полное право сказать: Учитель я, и должен учить людей одной закалки, чтобы не болеть и не простуживаться. Это есть у меня, Иванова, мои способности. Разве это не наука и не учение будет практическое терпение оставаться при любом развитии холода. 

     150. Особенно  зимою по снегу, по морозу, да чистым телом, разутым, и без головного убора, в трусиках – это практика. Я себя заставил дерзать. Все люди от поступка отвернулись. Мой такой обряд, никому он не нужен, всех он пугает. Этого мало, что не надо будет одеваться, без головного убора оставаться. А обувь – это продукция нехорошая, из-за нее можно простыть и заболеть. А человек меняет свою жизнерадостную местность, особенно сейчас при таком своем праве. Мы хозяева этой земли. Мы на ней прицепились. Нам хочется хоть немножко в этих условиях пожить, да подумать, пока мозг не приостановился.

      151. Сердце своими клапанами кровь принимает и распределяет по всему телу. Говорит Люба. Я больная, болею уже давно сама себе. Другим людям, кто ходит на ногах, работает, ему очень не хочется так болеть, как я болею. И ему рассказываю за такое теперешнее счастье. А оно находится в нашей земле. Я болею, сама себя показываю всем. Смотрите, какая я молодая. А мне запретила природа свою жизнь продолжать. Как мне хочется не болеть.

      152. А между нами наука медицинская на земле богатая, чтобы помогать больным таким, как я лижу. Вы все думаете, не будете такими, как я мучусь уже много лет для показания другому. Но он не хочет быть таким. Как я хочу быть здоровой. Слушаю радио, читаю газеты. Очень интересно жить в такой природе. Она нас всех родила одинаково. Но вот это счастье земля не дала мне, такой несчастливой. Куда я ни обращалась, кто только из врачей меня ни смотрел.

      153. У кого я ни была, все от моего тела отказались. У них такого средства нет, оружие не сделали. Все делают машину, живую ракету, летающую станцию, спутник сделали, послали. Знаю хорошо, говорит Люба. Там по этому рожденному случаю он пишет свои поэтические слова. А как на сцене развивается Лемешева голос. А танцовщик своими ногами выбивает «Яблочко». Только природа не подчиняется, себя меняет ежегодно. Для того ложится на землю снег, приходит зима, холод настает.

      154. А человеку приходится хорониться. Говорит Люба. Боишься, надеваешь шуба, валенки на ноги. А что получше, повкуснее кушаешь. И то не хвалишься. На колеса пересядешь, из дома выедешь, вот тебе и остановка. А вот специалиста ученого такого не оказалось. Есть санатории в Сочи, в Крыму в Ялте, Евпатории со всеми природными явлениями. Но вот меня, такую больную, все изучили. Даже не возразил бы ученый Павлов, которому пришлось очень много сделать по своему понятию. И не отвернулся Введенский психиатр, также другие специалисты ученые.

      155. У них сил не нашлось, и не найдется  самих себя приостановить, свой поток. Долго они меж нами не живут. За то, что они соглашаются со мною рядышком говорить. Мне как больной, страдающей как им хочется помочь. Но у них и сейчас у других сил нет моему этому горю помочь. Я на них, как на ученых, не жалуюсь. Они не виноваты за свое слабое учение. Мы учимся для того, чтобы жить хорошо и тепло, чтобы мы удовлетворялись. И наше правительство за наше все, что мы сделали, поощряло. Мы же со своим умом, со своей хитростью даже победу завоевали на некоторых участках фронта.

      156. Поставили памятники, особенно памятник выдающемуся генералу Ватутину. Он этого заслужил в Отечественную войну. Много героев осталось в живых, они очень много сделали для этого. Но вот одного не победили. Люба обижается перед всеми. Я, говорит Люба, хочу быть здоровой, но природа не рождает на это меж нами, учеными, человека. Не дает и знания, чтобы они моей болезни помогли. Прямо скажу: и не возражают сами ученые, что они ничего в этом деле не знают.

      157. Сами ждут своего дня. Им хочется жить, но они не научились жить. Их тоже заберет природа так же, как забрала всех других. Люба ни на кого не обижается, как она свою обиду кладет на генерального секретаря Брежнева да наОни могут все сделать, но не в силах этого  сделать. Они ученые, они политически грамотные делать хорошее. Разве я плохое пишу. Я написала в Казань в больницу психиатрическую. Я узнала через богатого человека, через Помазан Марию Владимировну, которая 20 лет лежала кочерыжкой. Не одна она, многие другие не такой болезнью, как Мария лежала. На палочках весь день она страдала, бедная.

      158. А сейчас как она радуется, как она мне пишет. Не так, как за Алексея Алексеевича Васильева, хирурга. Операционным путем язву излечивает. Это хорошо, что Васильев доктор, ученый медик. И тогда ему тормозили, не давали его идеи процветать. Мария мне в письме своем пишет. Только Учитель тебе, Любочка, поможет. Там все равно ему разрешат. Васильев получил доктора, будет лечить. Редакция «Известий» пожелала ему и пациентам успеха. А разве наш Учитель. Я, говорит Люба, хочу, чтобы он не потерял свое здоровье. А оно находится у нас. Знают за Иванова все, как закаленного человека.

      159. Не за такого, как все ученые теоретики, живут хорошо и тепло. Учитель Иванов не боится оставаться ни при холоде, ни при плохом виде. Он так не верит хорошему и плохому, а верит своим силам. Ручается за любую болезнь. Он ее научит, что надо делать, чтобы Люба была здорова. Учитель рак излечил, он не признает никакое заболевание на человеке. И не хочет ни с чем считаться. Как знает одну природу. Воздух, воду и землю. Это его родные друзья, у кого он ежеминутно учится. Нам пишет за это, и уверяет Васильева признать. А что я не человек. Я Иванов, русский человек, Учитель. За то лишь прозвали люди, что я учу хорошему здоровью.

      160. Это я пишу, а нас таких очень много на белом свете, кто хочет свое сердце и душу представить Учителю. Люба, это не одна она больная лежит в коечке, знает про Учителя, давно слышит не через своих административных законников. Я, говорит Люба, письмами давно с Учителем речь веду о нашей встрече. Но у нас люди такие, как вот начальник милиции Варваровской. Он же знает меня как больную. Я его призывала, просила очень крепко, чтобы он не возражал приезду ко мне в дом. Начальник с моей просьбой не согласился, не разрешил Иванову приезжать. Он убоялся, что его будут за это самое бить повыше его, область.

      161. Какие же мы начальники, видим правду на Иванове, а не хотим признать. Психиатры, вы же советские врачи. Почему молчите, что за причина ваша Иванова держать в больнице? Подумайте хорошенько, он ли убил кого, ограбил кого? Он больной человек, руку не протягивает. Да причем тут  деньги. Если не будет у Иванова здоровья, с него хана одна останется. А когда у него будет его прежнее здоровье, которое он до этого имел. Он же нашел в природе, им окружил себя, ему хочется передать народу. А ты, комиссия в лице председателя профессора Лунца, перед собою не видел его. Нет такого больного, кто не сказал, что ему здесь живется плохо.

      162. 32 года на это дело проработал, да проучился на белом свете закаляться. И я закалился не для самого себя. Люба права критиковать Лунца, пусть он ждет от Учителя, от Иванова неполноценности. У Иванова здоровье неумирающее, оно жило и будет жить. Не одному Лунцу потяжелеет, а многим другим. Разве Одесская экспертиза не врачи с профессорами, они немало отправили на тот свет. Им верили, а почему не поверил Бобренецкий суд. Направил на повторное в институт. Иванова мучения, его обстригли, обрили и доставили в Москву для того, чтобы отбиться от неприятности, от юстиции. Как захотелось Бобренецкому прокурору больного человека осудить. Не хуже будет от Богородского дела Шипашева за приемную девочку.

      163. Человек дорос до своего возраста, надо было куда-то девать. Девочка исчезла, нет и нет. Заявили пострадавшие: нет человека. А на нет и суда нет. Что из этого дела получилось? Труп женский выплывает наверх. А милиция, следственному органу это дело. Раз человека нет, заявили, значит, он это сделал, утопил, и делает над заявителем попытку. Шипашев признается. Я, говорит, это сделал. Но раз это сделал ты, расстрелять его надо. И вот суд выносит приговор к расстрелу. А жена знает, что это неправда какая-то есть, к адвокату в Москву. Отбил расстрел, не трогают, опросы следственные опять делаются. Таким уже помогла газета «Известие», за это взялась. И отбили человека от смерти. Человек поехал к сестре в гости в другую местность.

      164. Встречался с этой вскармливающей, которая судила. Тогда они едут в Белград, уже тогда-то начинают судей, следователей, прокуроров судить сроком. Как бы эта штука не получилась. Врачом я себя не объявлял нигде, и не лечил по врачебному. А лечил по-народному, как умел. Но признать это лечением прокурору такому требовательному нельзя было никак. А только надо его положить в больницу в Казань.

      Сам Иванов Лунцу сказал, что мне здесь хорошо. Но если Лунц на эту коечку, ему будет беда. У нас нет того, чего имеет в народе Иванов. Одна популярность. Его любят за что, спрашивается, люди? Да за хорошее.                         

      165. А на вас на всех … Где бы ты ни был, на тебя нож острый готовился за твои проделки милицией. Это Бобренецкая наделала, начальника Учитель назвал бедным человеком. А как же я не назову октябрьскую комиссию по части моего здоровья. За него знает не одна нянечка, не одна сестра 5-го отделения, где заведующий Алмаз. Он не один представитель на комиссии, и не одного спрашивала главный врач Анна Ивановна. Она, должно, Иванова не знала, во второй раз сюда попадает. За что? Да за то же самое, что и сейчас. Раньше за политику, а сейчас за мошенничество. А у меня путь, одно учение, чтобы человек научился быть таким человеком, воспитанным в духе Иванова, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу.

      166. Это все наделала в Одессе Алла Павловна, она майор милиции работает. Только она взяла туз, король и даму не козырные в этом, а простые. Тем-то она и засыпалась. Что она сделала как психиатр сделала меня здоровым человеком за то, что я был тунеядец. Фокусником представила в суд. Какая она мыслитель, если больной человек просит, умоляет одно, а она делает другое. Иванов ей сказал  сам, что люди ученые на мне ошиблись. Называет как лечащего врача, Аллы Павловны просит бумагу написать за закалку-тренировку. Вы, читатель, знаете, что она мне в своих условиях режимных сказала: «Мне твоя писанина не надо, и не надо твоя закалка, мне нужен ты». Вот койка, столовая, кушай, ложись спи. Я это от тебя.

      167. 35 дней пробыл, как в льду. То, чего надо, всегда делал. Пробежку с одного места в другое, хоть босым. Для меня не ясно. Я хотел, чтобы она поступила по-моему, как я думал, как я делал. Она мне не верила. Ей хотелось разоблачить, как цыгана барона, чтобы мою способность, мою работу снять с пути. Она меня знала по Ростову через Николая Николаевича Корганова. Он мой был профессор психиатр. Его дело первое мое. Со мною он сначала не соглашался, что я хочу на себя такого человека, которого не было в жизни, ничем не нуждаться. Корганов мою закалку признавал, а болезнь оставлял за мною через то, что я ходил без одежды. Алла Павловна одела, обула, шапку надела. Словом, сделала попкой.     

      168. Она моему здоровому сердцу поверила, согласилась, как я хотел, чтобы был таким, как моя логика подсказывала. Я не смог выложить, чего надо. Она молодец, всех ученых от себя опровергла, а приняла, как это и было, ничем. Я как Иванов добивался, чтобы быть здоровым полноценным человеком, чтобы своим здоровьем помогать больному. Но она мне на мое все сказанное не смогла даже ответить. Я без вопросов на обходе никогда не считался, а всегда знал и старался ее встретить как лечащего врача. Она была на нас  на 20 человек одна, с нами разбиралась. Как чуть что такое, у нее как по колесу. В четверг она свою продукцию обработанную сдает, а новая к ней поступает. Она со мною разговаривала на все вздуманные темы. Я ее просил, только на нее надеялся, как на какую-то особенность.

      169. Но она меня испытывала, что я за таков человек. Я ее больше, в ее мозгах копался. И хотелось мне, чтобы осталась со своей бедностью сзади. Я дождался, пока она со всеми справками справилась. И ни с кем она не согласилась, ни с Москвой, ни с Казанью, ни с Новочеркасском. А взяла на себя эту инициативу, и бахнула по всем швам. Я у нее оказался здоровый человек. Она так мне сказала, что я не был больным, по ее выводу. Она когда мне это сказала, я был в этом очень рад. Не смог найти, чем ей отблагодарить. Когда был у нее на испытании, а у нее была пища, как и всегда, бывает свежая и вкусная такая, как ее готовят. Для моего состояния было мало.

      170. Я экономил на завтраке, а обед делил, но меня принуждение их не брало. Я боялся инсулина, которого Боря один летчик принимал. Без всякого ему делали завтрак, он делался чумовым, то есть в это время держали руки и ноги санитары. Он мог все то, что делал на воле. А здесь он языком проявляет. Он любил в шашки, там принято на высадку кто кого. Костя Адама, а Адам Костю. Играли в телефон. А потом чего-то пошло на заведующую. Она же начальник, сказала подчиненным, а у нее на это подобраны ребята. Можно будет сказать, такие подготовленные боксеры. С ними лад да лад, а то они к рукам приберут. Скажет врач – его закон, подчиненные тут как тут, где они взялись.           

      171. Такие служили, которые у себя имели свой политический разбор. Я их считал, так никто их не считал. Всегда просил, умолял их, чтобы они меня понимали. А у них было ко мне волчье стремление. Я к ним с душой и сердцем, а они рожон ставили. Я у них воды. А у них кулак. Я прошусь что-либо сделать закалкой-тренировкой – они меня называют «чума». Словом, был у нее в плену, но зато она мне свое оставила навеки. И посадила в Одесскую тюрьму, которая долго не держала. А кормить, сушеной картошкой  и рыбным супом кормили. Да ухаживали своим режимом. Я к ним говорю правду, а у них, как обида к человеку, да еще к преступнику недоверие. Да еще какое, раз начальник у меня спросил: за что я сижу, знаю?

      172. Я хорошо знал и знаю. И когда был у Аллы Павловны, с нею одной говорил по части, чего мне пришлось сюда попасть. Я спросил у прокурора области Кировоградской, чтобы они меня опознали таким, как это надо, как я заслуживал. И кто должен остаться в победе, начальник Бобренецкой милиции, или моя будет победа над ним? Я свои сдержал правильно слова, его за это назвал: бедный он человек. Ему хотелось, чтобы мои деньги остались государству, а он за это свое звание повысит. Очень он ошибся, что своих людей подготовил. Не знал, на кого. Надо уметь жить. А таких, как Иванов, их признают. Доктор будет лечить. Эта система, этот путь не подтвердился на мне лично. 

      173. Я сбоку стоял как практик. А меня не видели, как полезного человека. Окружили врачом, и якобы я их обещал вылечить. Я не лечу, а учу. Не болезнь имеющую. А учу, чтобы человек больше не подвергался никакими заболеваниями. Мы есть люди мыслители всей создавшей жизни, которую мы с вами нашли. Сделали руками, поставили на колеса, завели мотор, у руля посадили сами себя, овладели. Научился, можно сказать, этому изыскано. Хозяином объявил сам, человек на это получил законное право прогрессировать между людьми незнающими.

      174. Это человека дело. А в нем недостаток – это болезнь. Незнание того, чего человек может чего-либо придумал новое. Это все у нас старое – в природе свое здоровье терять. Хорошо было рождаться в жизни, но поднимать себя очень тяжело в таких недостатках. Мы хорошо знаем, любого человека возьми, у него есть он. А раз он живет рядышком, вместе по земле движется, ему хочется от этой дыры избавиться. А природа не помогает, а мешает. Не подсылает своего дня, чтобы он прибыль дал.

      175. А раз такого физического явления человек не получил. Ему воздух с водой не дал счастье, здоровье. На земле человек не удовлетворен этим днем. Обижается на кого, сам не знает. Взял и пришил слова нехорошие. Бога никто в жизни живым не видал. А устно держат у себя, мол, это Бог за что-то наказал. Если он есть по всему развитию, то он даже не радуется. Что мы делаем? Это мы сами оделись и наелись, и в дом зашли. В нем жили до тех пор, пока нас не закопали в могилу. Разве этим Бог радуется.

      176. У него такого оружия нет, которое сделал человек с природы. И его зарядил, и самого себя научил стрелять. Спрашивается, за что? Да право в жизни. Я хочу тобою распоряжаться, не хочу, чтобы ты мною распоряжался. Люди наши в природе вовлеклись, в этом умерли. Такого доктора не рождалось, чтобы избежать от этого всего. Все мы живем за счет природы. Как мы хвалимся хорошим и теплым. Это мода, построенная за счет ума человека. Он у нас болеет, и может в природе простудиться из-за своего знания. Ему хочется, он в этом себя рождает.

      177. И хочет сказать по Божьему велению. Сам себя заставил, свою волю представил болезни. Не захотел жить по человечески. Чтобы не нуждался ничем, этого дела он не захотел у себя иметь. И не стал учить всех вновь рожденных. Природа такая же самая от роду богатая со всеми качествами. Она не желала у себя рождать человека такого бессильного, кому потребовалась своя фасонная в форме одежда. Кого она только ни одевала, и как одевала. А кормила, чуть сама в рот клала, ему вкус создавала.

      178. А он еще к этому клал обиду. Читали рыбку золотую. Не хуже сейчас болеют эти наши люди. Вы по истории прочитывали за Вавилонскую башню. Они немало трудов в этом деле положили. Все это была их ошибка. Наше все счастье находится в нашей земле. Мы по ней ползаем, боремся с оружием в руках. Добиваем свою в этом деле прибыль. По нашему выводу, мы сами себя спасаем, ежегодно бросаем землю в разные стороны. Ее готовим вовремя, как только начнет пахнуть осенью. Мы же считаем по порядку денечки. У них так даром не сидели, чтобы чего-нибудь не сделать.              

      179. Пройтись по своей дороге, и тогда требуется молодая сила. А ты ее не хотел в жизни выхаживать, у тебя отцовская лень. Он тоже больной человек был в своих делах. Некрасов писал за тата. Человека приглашали молотить, самая тяжелая  раньше была работа. Но ничего не поделаешь. Старенький человек нам всем говорит. Мы его слушали, и всю свою молодость на это проискали. Вот поймали, взяли за хвост. Но мы теперь тебя этакую привяжем. Кинулись к ней, а у нее и головы нет понимать наше то, чего мы хотим. У нее ума нет, а мы, такие люди, учим. А сами ничего не знаем, что же будет завтра в нашем народе. Автор Учитель, его учение для всех одно.

      180. Так в природе научиться природному, физическому. Практически надо делать, чтобы тюрьма не была магнитом. И также не строилась больница. Надо науку естественного, независимого в природе создать, чтобы она не учила старому гнилому. А учила новому небывалому, пробуждению своего мозга. Не быть таким человеком, как он до этого был. Нам надо человека нового сделать  общими силами.

      Люди, народ, ученые и неученые, к вам обращается Учитель со своей идеей, с закалкой-тренировкой. А она нашим людям нужна для того, чтобы мы с вами набрались сил. И сосредоточились умами для того, чтобы нам опознать природу не так, как мы землю заставили быть источником.   

      181. Она не игрушечная перед всеми. Как клещиков держит вниз головами. Она не просила никого самовольничать, захватывать место и на нем свое выдуманное строить. Это вина самого человека, он такую силу у себя заимел. Никто ему такое право не давал, чтобы он был. Алексей Анисимович Васильев, какую работу он сделал человеку рожденному, чтобы он не простуживался и никакой болезнью не болел. А больному не люди делают операцию, полпаха разрезать. Человек силен, и хочет жить. Болезни не хочет, чтобы она была. Хочет, чтобы не болеть. Как Васильев, а сам стоит на очереди. Чтобы никогда не болеть, этого ничего никто не делает. И не отыскивает человек эти качества, которые можно было спустить на люди, лишь бы от этого была человеку польза. Иванов нашел эти качества в природе.

      182. Он говорит. Не больного надо лечить. А надо учить людей, чтобы они учились, как будет надо, чтобы человеку не простуживаться и не болеть. Это иметь хочет каждый человек, но беда наша – медицина и другие науки не отыскивают в природе тайну. И заставляют человека своим умами, чтобы он обращался к специалистам за помощью. Надо будет доктора научить в природе делать то, что делается человеком Ивановым. Он отыскал эти качества не себе лично на своем теле, это дело оформил. Хорошо ему, он не простуживается и не болеет. Что может быть от этого лучше, если человек научил сам себя никакого заболевания. Поэтому наши здоровые люди не хотят считать сами себя цивилизованными людьми в этом деле. У них одежда приобретается легко, и пища тоже конвейером идет.     

      183. А дома ставятся корпуса. Казалось бы, не надо ничего, как эта сделанная людьми жизнь. А вот за наше здоровье молчат все ученые. Им зачем эта история. У них колесо, зависимые, бессильные, борются в природе. Кто – кого, она или он. Так между человеком и природой не заводилась дружба и любовь, такой дороги люди не отыскивали. А она и раньше была, закалка-тренировка из всех. Он пошел искать на себе смерть, а нашел в процессе этого всего жизнь. Научился в природе, как будет другого  человека здорового, чтобы он делал, и у него получалось. Мы лишь бы на это все заимели одного человека. А когда у нас человек будет здоровый и крепкий, мы поделаемся такими. Вот что нам всем нужно. Предотвращение, чтобы никогда ничем не болеть. Иванов к этому всему призывает. Не войну с природой, любить ее, а не уходить от нее.     

      184. Что только не приходит на сегодня. Для Иванова все равно чувствуется крепко чувство то, которое идет по природе. Оно никуда не отвернется от человека, и не создает ему его болезнь. Мы на земле разложившиеся и все больные люди. Нам не одно солнышко нужно. Мы … хотим всегда его видеть таким, как оно и не было, хорошим, теплым. Тогда, когда оно нам нужно. Особенно после плохой какой-либо погоды. А солнышка всем хотелось, чтобы оно с нами неотрывно было. И оно есть наше, вечно показывается для нашей жизни. Мы с вами без него никуда, не делаемся с ним близкие в теле братья. 

      185. Без солнышка. Это такое огненное тело, для нашей земли  Веха. Что захочет в свою минуту, то и сделает. Оно меняет в атмосфере свои силы. Ему поклоняются все живущие в природе. Маленькая птичка жаворонок, она, бедненькая, к солнышку поднимется, и своим голосом начнет в высоте распевать. Ей хочется видеть его в первый раз, она его таким не видела. И никто эту птичку не встречал, чтобы она в холоде в зимнее время поднялась и запела. А большинство им приходится на своем месте там, где им понравится. У нее же ножки не пойдут в валенках, и она не живет без холодного снега. Как она живет, нам расскажет  наш новый человек Иванов.   

      186. Ему как небывало пришлось, 35 лет жил, а вот что заставило. Никакой болезни, а сознательно все приходилось делать, искать в дерзании для того, чтобы добиться своего. Я же родился, как и все родились. В чем я только ни ходил. И чего мне ни хотелось из хорошей одежды надеть. Я этих сил тогда не имел. Все мы до одного человека не так одинаково  в природе терпели. А вот эта маленькая птичка, про которую мы с вами проговорили, она в своей жизни живет в природе никак не зависимо. Если бы ее поймали, как других птичек ловят. Делают ей клетку. Держат в ней.  

   187. Вы думаете, что она довольна нашим с вами  придуманным поступком. Что-либо в жизни своей хорошенького не придумали. Мы с вами не подумали о том, что каждая летающая птица, она человеком не нуждается, а видит его часто, но вот говорить она не умеет. Особенно наш всегдашний  гость сорока, которой не запретишь. Она прилетит и сможет на любом месте  сесть. По-своему, по сорочьему она что-то этому хозяину говорит. Мы про это совсем никогда не брались.

      188. А вот за свою работу, за свой труд, который мы в своей жизни для самих себя ввели, без которого дороги не найдем. Каждый день туда идешь и оттуда идешь. Милый человек, о чем ты думаешь, когда только пришло время. Тебя заставляет условие. Ты же за счет этого дома готовишь, что покушать. Тебя ожидает твоя хорошая одежда, чем ты одно время хвалишься, как порядочный человек. С тебя люди другие берут свой пример, и хотят такими сделаться. Но у него не такая любовь своя к жизни.

      189. Мы, ведь, с вами учимся в то, чего было раньше. Чем только человек ни жил, чего он ни делал. И сколько бы он ни получал для себя в жизни помощи, это его причитающиеся и заработанные деньги. Мерило во всем. Этого человеку не хватает, он ищет другое. А кто может потерять, это с тысячи один человек. А вот найти надо, заиметь счастье. Я, говорит, для этого дела трудился и учился. Для того я это все делал, чтобы за это дело пожить хорошо. А разве кустарям-одиночкам, мастерам раньше, или инженерам, ученым людям хотелось плохо жить?

      190. Всем людям на земле не хотелось жить плохо. Но он такой дорогой пошел, и своим умением делал его. Даже ученые, им подчиненные, шприцем кололи. Я слышу, мне говорят: «Умер Николай Николаевич Корганов». Светило был Ростовской области, психиатр, Ростовского государственного института профессор. Ему сделали показательные похороны организацией. Я об этом даже не знал, говорит автор. Но как он был мой профессор, я приехал к его жене, которая стала мне рассказывать.

      191. Я думал, что она меня увидит, и как знающего обнимет, станет плакать. Я этого не получил даже слова. А вот это она мне сказала, назвала меня по фамилии Иванов. А какие были похороны, это, надо сказать, одно счастье нашего Николая Николаевича. Я тут-то понял, что ему надо было умирать. У него негодное было профессорское сердце. Мне сама заведующая лаборатории женщина говорит, какой был Николай Николаевич уверенный в медицину. У самого уже пульс приостановился, сердце не работает, а он заставляет, чтобы ему делали шприцовку.    

      192. О Николае Николаевиче я только думал. Когда высокие люди помирают, им делают неимоверные похороны, даже ставят на этом месте памятник. Мой отец умер от истечения крови, сошла через рот вся кровь, он умер. Тогда его хоронили, когда Кирову тоже делали похороны. И все за то, чтобы закопать в землю. Мой отец всегда говорил своим детям. «Когда я, – он говорит, – помру, то меня не хороните, а выбросите собакам, путь они меня съедят». Я как сын этому отцу не был заслуженный, чтобы отца хоронить.

      193. В этой книге нового человека надо будет сделать общими силами, чтобы он этого достиг.

 

1966 года 24 апреля

Иванов

 

Набор – Ош. 2011.12. С копии оригинала. (1205).       

 

     6604.24   Тематический указатель

Голодомор 33г.   24, 25

Независимость  35, 47,48,94,99

Зависимость  55, 56

Учителя жизнь  57, 79, 85

Что сделало Учителя  59

Хорошее, теплое, холодное, плохое 59, 72,79,135

Рождение Учителя   79, 80

Начало с ног  92

5 советов, закалка  92-94

Излечение  100, 101

Здоровье  109, 148, 173, 182

Болезнь  109, 111,112

Мозг, сердце  136

Солнышко  138, 139

Юстиция, тюрьма  142

Зверей освободить  143

Стать учителями  148

Тюрьма   160-172

Что надо  180

Медицина  182.

                                                       

Иванов П. К.

Земля

 

22 апреля 1966 года

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

     1. Какая  земля круглая, шаром себя охаракте­ризовала. Человека посадила хозяином. А учить, не научила никого, чтобы природу изучать, по­нимать о ней крепко. Мы как один родились на ней живые, энергичные, крепкие, но ничего не понимающие. Нас заставила расти наша техника, сделанная на земле человеческими ру­ками для своей помочи, чтобы землю обрабаты­вать. Люди для этого родились, чтобы что-то так делать. Одного дня не проходило, чтобы так это проходило. Время начиналось с утра, какое оно было длинное. Если идёшь по дороге, бывает часто один, и вот влезет в голову какая-либо мысль. Ты-то сам человек оторваться не смо­жешь. Дорога твоя не коротка, идёшь и идёшь прямо. И вот вдруг изменяется какая-либо местность. Она не такая, как была до этого са­мого места. Большая перед тобой разница. Всё делается землею. Она лежала предо мною не та­кая, как надо. А тут можно сказать про время прошедшее, оно очень долго шло. Мы его долго ждали на наше такое счастье. Мы должно люди такие, которых и природа не учила с какого-либо дела удивляться. А в природе, знаешь, сколько перед тобою дел. Особенно весною, когда тепла ты не слышишь то­го, что приходилось слышать. Особенно зимой не тепло совсем бывает. Куда пойдёшь, и что лучше будет мне.

    2. Рассказывает мой сосед про прошлую исто­рию. Люди жили очень бедно, так же само, как сейчас. Крепко мучила бедность. А ты знаешь это время, когда ты не знаешь, где приходится взять глаза видеть. А ты сам знаешь об этом де­ле хорошо, что нам в жизни помогает наша великая природа. Особенно можно коснуться, прямо напомнить о земле. Как приходится ждать не один день, а много, когда у тебя, этого чело­века, есть одно и другое. Ты не думаешь о тре­тьем. В твоем деле легко ты живешь. А сам ду­маешь про что, самое главное? Да про нашу зем­лю, самый главный источник. Без нее ты ни шагу. Она у тебя под головами. Ты сам эту местность в раннюю осень вспахал. Для тебя была задача. Время это проскочило. А тут день не такой при­шел. Бывает год году разный. Зима начинается тихо. Но какой-то год и день подойдёт, не хочется выходить с хаты. Такое мнение пришло. Зачем время менялось. Это хорошо сейчас на нашем природном дворе, даже ветра никак не было. Какая осень тёплая, заметили все ищущие. Но про зиму не молчали. Какая она вредная длин­ная. Не хотелось глянуть, холодно. А туг-то на­до мастерить, не мешало. Зима своего времени до­ждалась, изменение пришло. Снег и холод ушел, зелёная травка заросла. А людям надо грядки делать для того, чтобы посеять зерно. Всю зи­му думали да готовились к делу. А вот сейчас люди взялись за работу, за уход над землей, без чего жизни нет. Есть одно притяжение, у земли магнит.

    3. Не было на земле ничего. А впоследствии земля заставила человека не одну жизнь ввести, свою стали строиться за счёт прошедшего дня. Он на нашу землю пришел, между собою поделил. Для человека ночь пришла и с собою вовлекла. Человек не жил время, дремучим сном спал.

    А когда солнышко народилось не таким, оно при­шло на нашу землю, его лучи осветили в первый раз, так и человек поднялся. И все, кроме чело­века, стало жужжать и ползать, жизнь на земле искать. И в воздухе нашли, и в воде оказалась жизнь живая. А хочет попасть в другое. Никогда не думалось человеку быть на земле завоева­телем природы. Этого дела не хотело ви­деть на человеке само время. А время бежит, оно не приостанавливается. Как и земля на месте не стоит, у нее есть движение. Сильная она чего-либо сделать. У нее изменения не за горами, в климате разные явления. Если захочет ветер бунтовать со своими силами, на помощь при­бегает вода стихией на земле делать, чтобы не забывал об этом человек. Ему хотелось, чтобы земля никакой аварии у себя не делала. Это не природа, никакой есть воздух, или себя по­казывает вода.

    4. Все делается на Земле. Она принимает явления все. А дело человека понимать, когда что меж этим проходит. Природа сильна что-либо новень­кое у себя показать из летающего в воздухе. Как по-разному плавают тучи, откуда они бе­рутся, и как они рождаются. Нам пока мы не ви­дим много, нам ученые пишут, как будто и знают. Такая масса их одна за другою, как будто они куда-то деваются. А туман, вечно атмосфера ле­жит неизвестное своё время атмосфера, не каж­дому глазу приходится просмотреть. А исчеза­ет моментально. Новый след делается кем-то, по росе видно. То по снегу заметно делается до­рога. А по ней ты попадаешь туда, где поселился на земле человек.

    Земля даром клетку на свою площадь не посадит. Чем-то, каким-то днём она этим отметит, чего только на ней ни бывает. Хорошее и видное человеку ясное солнышко создаёт, но его разбро­сало лучами. Ты, как человек, живое и разумное существо, от стихии никуда не денешься. Твоё такое тело живущее обязательно находят, и по­казывают ему след. Человек ползает, видит, ему это приятно делать. Он сначала не само­вольничал. А жил так, как все. Своего имени не звучало, ограды совсем не было, даже нечего было складывать. Не было совсем такого места, или мешка, или ящика. Не было, чего хранить.

    5. Всё вокруг двигалось. Живые без конца дви­жущее, само меняющее форму. Когда человек поя­вился на нашу круглую землю, он такого не знал, что приходится опознать между собою разницу. Какая она сильная и богатая. А в жизнь свою пропустила человека. Он не имел колеса, биче­вал по земле. Такой железной дороги, да ещё тяжеловесные поезда они не создавали. Всё это наделал человек, ему было мало. Он искал свой другой выход. Много раз по земле приходилось семьями гибнуть. Никакого такого знания. Один стихийно получал, а другому счастье показало. И так возросло каждое утро, и к нам на землю прокладывает свои тёплые лучи, вечно сияющие от солнца. Мы его утром встречаем не всегда одинаково. Предметов много оставляем, невоз­можно описать.

    6. Это день, он пришел на землю, побывал, да посмотрел, что делается в природе между воздухом и водою. Покажет родной зем­ле строение. Тогда никакого прятанья не было, не было, от кого. Кровожадности не было, зависимости земли не было. Как же пробиралась клетка год, это не один день. Четыре всех стороны. Особенно была разница между собой, такой день днями народили. А на что приходило, и каждое это время свои силы показывал, что ты. Мы видим ночью, смотрим глазами, прихо­дила в атмосферную высоту. А там расположи­лись одна и другая. Далеко ли, не было видно за каждой рождённой звездой, которой ты днём не видишь, и не разумеешь об этом. А как же сейчас делается на нашей этой земли. Без всякого ружья не охотник, без топора и пилы не строитель. Хутора не было. Чиста земля ле­жала. Всё нам дала природа через нашу обтяпанную и сделанную руками зависимость. Она себя возгла­вила здесь, и взяла и показала факт. А ты, как люди, за то давшее между собою заимеешь. Сей­час у нас есть всё, что хочешь.

    7. А вот человека живого характера закалённого в тренировке не было, чтобы не нуждался ничем. Такого человека не рождала и земля. Без этого не земля жизни никакой не будет.

    Если процве­тёт эта дорожка, мы забудем эти дороги, которые лежат по земле. У нас без дорог места нет. Колесо крутится не зря. Мотор работает в машине не сам, оружие не стреляет само. Всё делает в этом человек. Не было на месте города, мы его создали. У нас есть для любого нападающего агрессора сделан­ное нами оружие. Мы не боимся теперь, как рань­ше бывало между нами живущими.

    8. За что мы друг друга убивали, или  такие вой­ны устраивали? За нашу эту землю. За тот народ, который на ней живёт, и это добро приобретает, и им одно время пользуется. Как бы он ни жил, и что бы он ни делал. А тёплое, хорошее, а холод­ное, плохое? Человек любит на земле проходящее тёплое, а от холодного он бежит. В природе оди­наково не бывает. Жили мы при капиталистах, эксплуатировались ими. Жили на земле, не удов­летворялись. Бедно мы с вами жили. У нас того не было, чего мы сделали сейчас. Хочешь поехать на экскурсию, посмотреть да подышать. Никогда не видел, и не бывал там. Этот здоровый воздух, он движется, идёт из одного места в дру­гое. Так что нового нет. Всё по природе дела­ется человеком за деньги. Природа ни одного дня не присылала к нам, чтобы он был плохим. Мы его плохо встретили. Не надо было бояться. А ты побоялся его. Взяли и оделись в одежду, не в живую, а в мёртвую, чего природа сама не лю­бит. Ей интересно жить с живым. Посмотрим, что дальше будет с человеком живым. Независимость от природы, говорит об этом Ива­нов. Если бы у природы не было этих возможно­стей, которые вечно живут и видоизменяются. Сегодня я смотрю на солнце, какое оно без вся­ких туч ясное, длинное яркое. А чувствовать не приходится, не все люди это делают. У них од­на болезнь –  жить на земле, и трудиться не плохо, а хорошо. А Иванова вывод таков. Сколько бы ты ни жил хорошо, и тебе было всё время тепло, это дело изменится. Нет, лучше будет тебе, если ты поживёшь плохо. Когда опо­знаешь его, что оно тебе дает, тогда скажи всем. Но хорошо оставаться без одежды. Коль остался, и всё время не нуждаешься ею. Моя жизнь про­ходит между людьми со страхом. Почему я не касаюсь, говорю всем хорошо. А раз мне хорошо, надо будет делать это. А у человека намерение одно – от земли получить прибыль. Она не одина­ково себя показывала. И не одно время лежало, а меняло температуру ежеминутно. Каждый раз ночью одна лежала, а утром другая и так дальше, и тому подобно.

    9. За чем гонялся человек Ему не хотелось слу­шать чувства неприятные, особенно, когда они на арене. А по природе за время года по зем­ле столько изменения в сторону нехорошего, от чего человек огородился. Он от плохого для себя поставил из камня стену, и дал этому своё имя. Дня человеку не было много, у него каждый день рождённый проходил в недостатке. А в недостатке на земле нелегко жилось. По­этому и пустил по природе свою разумную раз­ведку, найти в природе то, чего будет надо для жизни человека. В этом месте на земле не­достаточно того, чего требовалось. Он немного прибавлял, да всё изучал по земле. Животное кормил.

    10. А вот себя спасал. И дошло до того время, сами себе изменили на земле. То двигались по земле, а потом стояли на месте. Стали заставлять, ждать приходящее денное время. Особенно зимой защищали себя от голода, и боялись оставаться от холода, что и привело самих себя к ошибке.

    Зима не по мысли человека на землю рано пришла, а поздно уходила.  Для человека плохо, он этот недостаток не смог пережить, и от своего страху бросил это место. Ушел в природу искать то время, которое надо. А разве человеку природному места мало.

    11. Он на этом месте родился, и на нем же развился со своими силами и с волей своей. Заставила человека земля одно время с нею воевать, то есть делать то, что ему потребовалось в жизни. Он стал искать жизнь по земле со всякими путями. Он без оружия не пошел, ему в этом требовалось оружие. Он и это для себя сделал руками. Изучил все, и овладел им, заставил его, чтобы оно ему, как человеку, на земле помогло легко жить. Он этим вовлекся, стал делать для самосохранения одежду, для удовлетворения создал пищу, и для временного явления на земле поставил дом, и назвал своим именем. Этот дом для жизни я сам построил, он мне принадлежит. Этим самым человек ошибся. Он не спасение в жизни на земле сделал для себя, а временное явление. Как весло ударило по воде, так и жизнь человека прошла по земле. Он из-за этого всего не видел, и не знал про природу, что она ему любимый друг. С кем можно было учиться, и у них научиться одному знанию, что надо будет сделать человеку на земле такого, чтобы земля согласилась с его поступком, хорошим для нее. И не стала на тело человека влиять, как влияет по всему его организму. Особенно ногами, которые ползают, ходят, носят, ищут, и устают из-за мертвого продукта, из-за всего вооружения, чем мы и ошиблись с вами. Ушли от холодного и плохого, не стали руки свои протягивать, и не стали делать то, чего было надо на земле делать человеку, чтобы не болеть и не простуживаться. Мы, все люди, на нашей земле ошиблись этим делом, что мы с вами вовлеклись в одно хорошее и теплое. Наша вся задача и цель это от природы получить.

    12. Мы все трудимся, не жалеем сами себя в этом деле, делаем не полезное, как это надо делать. А мы взялись за вредное, самое тяжелое. От холодного и плохого ушли мы со своими телами, а прибегли к хорошему удовлетворению. Мы получили от этого всего теплое. Нам природа показала эту зависимую дорогу. Мы по ней шли не один час, и не один день и ночь. Мы с вами для этого дела делаем всю неделю, трудимся до самого отдыха. Выходной день воскресенье нам передышка, а потом опять за то, за понедельник. Каждый день приходится делать, и крепко уставать. Если бы сказал, эту неделю поработали, а потом перестали.  Этих недель в месяце четверка, да еще с днями. А месяцев в году всех 12. Их же надо встретить не так, чтобы ничего не делать этого в природе. Человек на земле не научил сам себя оставаться без всякого дела, и он и науку на это не создал. Это не хорошее и теплое, а холодное и плохое, чем человек ни один на земле не заинтересовался. И не сделал то, чего будет надо давно нам взяться, и попробовать без этого всего, что мы делаем с вами. Надо  отказаться быть в природе зависимым в этом деле. Нам зависимость не раскрыла свои ковры, и не удовлетворила нас хорошим и теплым. Нам этого, что хотели и хотим от природы получить, она за наше все сделанное в природе не дает, ибо мы без души и без своего сердца все делаем.

    13. Спешим жить, и живем один раз, этому нет конца и края. В природе дни и годы идут и идут. А мы с вами руки в брюки не думаем, дело у нас. Мы его начали, должны закончить. Этому делу, что мы с вами делаем, ему нет конца и края. Растем мы, обогащаемся делами в природе, и с природою воюем, боремся. У нас сила для нее живой, искусство. А у нее сила своя живая естественная. Мы, все люди на земле, рождены. Живыми естественными независимым нас природа на землю представила. Но мы с вами не захотели мудрецами быть, или кругозором владеть.

    14. А пошли по придуманному и по тяжелому пути. Пошли искать то, чего надо нам. Мы и до сих пор ищем, но не нашли мы. У нас на это дело нет мудрости, чтобы ею окружить себя, и с нею вместе на земле делать. Мы не умеем жить, и не учимся в это дело, чтобы жить. Мы хорошо научились, как будет надо умереть. У нас все силы для этого дела направлены, чтобы мы простыли и заболели. Такая лежит дорога, для всех зависимая, умирающая. Не хотим, ленимся, и не умеем с вами так жить, чтобы не болеть и не простуживаться. Мы люди все бессильные на земле, живем зависимыми, хотим, чтобы земля нам давала все, чего и не надо. Мы хотим, чтобы она давала нам немало. А от этого всего отказаться, мы в это не учились. Нам дай, мы больше ничего не знаем. Если на столе кусок хлеба, мы к нему прибавляем сало, но без этого всего не прибавили так, чтобы сало лежало и с хлебом. А ты, человек, на земле жил, и этим не нуждался тепло. Имеет природа сама холодное и плохое, незнаемое нами.

    15. А когда мы за это все возьмемся, и станем делать то, от чего нам будет легко, нас земля не будет заставлять, чтобы мы сегодня думали, и завтра это надуманное делали.

    На земле между людьми и природою расположенный фронт. Люди со своими знаниями наступают с одной стороны, и с оружием в руках требуют от природы ежедневно, чтобы она человеку давала необходимое в жизни. Он для этого сам себя не жалеет, трудиться, бьется, колотится для того, чтобы сделать то, чего надо, чтобы получить на земле урожай не малый, а большой. Это мысль неплохую получить у себя прибыль, и ею одно время удовлетворяться, пожить да порадоваться, хвалиться, а потом умереть. Этого природа не думала и не делала. Она нам всем говорит, чего ты лезешь на рожон сам своим сердцем.

    16. Еще снег на земле лежит, а ты за ним дюже бегаешь взад и вперед, выборкою занимаешься. Хочется поспешить, бросить в землю во время, чтобы достаточно влаги было, что нам дает богатство. А природа заставляет спросить у Иванова. Он этого не думает и не делает, и хочет, чтобы другие этого не делали, чего весь народ для природы представил. Он говорит: напрасно вы трудитесь и приобретаете для себя. Тот процент, ту дозу свою я брала, беру, и буду брать за ваше неумение в природе жить. Вы же, все люди, подчинены мною. У меня силы не такие, как у вас. Вам надо дело, я вам его даю. У меня его хватит, а у вас сил для этого не хватит. Вы же это дело делаете, не знаете, для чего. Думаете жить, а я вам не даю. Сколько годов прошло, как мы, люди, заставили землю родить хлеб. Мы для этого дела все сосредоточены умами, и всю технику заставили, чтобы она была в действии, чтобы от природы взять то, чего мы хотим

    А она потихоньку да по одному прибирает без всякой подготовки. У меня сил, она говорит, хватит. За то, что человек делает неверно, я ему мешаю, убираю с дороги. Не лезь к земле, и не делай на ней грядку, и не допущу моим добром, это для тебя чужое. Мое природное, а не твое. Ты им долго не наживешь, в этом деле тяжело умрешь. Всякое приходит на землю, без жертв не обходится.

    17. В этом деле выигрывает тот человек, кто между природой и людьми прикладывает свою дружбу и любовь. Этот человек не будет зависимый от природы. Кланяться каждому дню так не будем, как мы с вами все год напролет не пропускаем своего дня так даром, чтобы в нем ничего не делать. Это только Иванова идея учит нашего брата сменить эти качества на другие. А мы упираемся, не хотим слушаться и учиться у Иванова. Неужели ему плохо, если он ничего не делает, и хочет, чтобы мы бросали то, чего нас земля заставила, чтобы мы оделись, наелись, и в дом зашли, и там сдались, в этом доме померли. Это нас и мучит. Мы все не живем по Иванову, а живем по-своему по самовольному. Умираем, и обязательно умрем. Мы все воюем в этом, поэтому мы помираем. Нас бой заставляет этого получить. Мы на земле прекратим тогда свою смертность, когда мы себе откажем делать в природе то, что мы делаем. Мы с нею недаром воюем. Она – нас, а мы – ее . У нее силы неумирающие, а у нас индивидуальные. Хотим, чтобы она нам давала и давала. А мы с вами, чтобы ничего не делали.

    18. А в природе кто ничего так не делает, он и не живет без этого. А где подевались в природе те люди, которым приходилось делать? Были всякого рода люди, их между нами не стало. Что им помешало, если у них все? И оружие, и продукты, был товар и стройматериал, лишь бы только на это руки. А когда мы на земле добьемся от этого всего, то мы перестанем думать и делать. А надо будет жить не по прошлому, а по-новому, не по зависимому, а по независимому. Будем на это учиться, чтобы сделаться из всего сделанного самородком. И в деле источник закалка. А труд на земле будет делаться человеком в природе для блага всем здоровье. Учиться будут в природе, через это хвалиться перед миром. Слава какая в этом. Я правду хочу сказать про самосохранение клетки нашего живого тела, органического тела. Мое здоровое закаленное молодое сердце 25-летнего человека.  Не через это, что мы с вами живем в доме, да что мы делаем. Мы с вами родились без этого всего. Он появился в воздухе, водою обмылся, земля приняла таким энергичным, здорово питающимся человеком. Он не нуждался ничем, кроме воздуха, воды и земли.

    19. Что породило человека, то должно сохранить. Но не то, что ему нашли люди своим умом, сделали руками, химически. Этот маленький человек. А его не спросились, и не изучили ученые. А чем его надо огородить, чтобы он у нас не подвергался такому детскому заболеванию.

Люди со своим здоровьем, энергично мы только родили, а вот воспитать мы не научились. Не с хорошего хорошее делают, и не с теплого теплое. Всегда стараемся хорошее энергичное удовлетворить хорошим, и одеждой, и пище, что никакой не дает пользы в своей жизни. Человек человеком не рождался, и не делался, и не берегся для того, чтобы заболеть, простыть. В природу попал человек небывало, живет энергично, не имеющий ничего, и не нуждающийся ничем, совсем независимый в природе Люди совсем испугались, чем же он должен жить. Ему хорошо, от природы ждал, видел страшное и плохое, т.е.  холодное и плохое в природе был, самое главное, проводник. И видел в этом пробуждение, земля сохранитель. Надо было дружить человеку с природой, ее любить, поближе к ней, и с нею вместе ежедневно жить без всякой другой потребности, чем человек никогда и никак не нуждался.

    20. Он жил в материнском теле за счет матери, и сюда он попал в природу для другой совсем атмосферной жизни. То человек был в теле за счет создавшей природой в человеке человеком через их любимую бодрость. Земля заставила человека мыслить не так зависимо, как он сам себя научил, с этим народом поделился. Не захотел ожидать по природе идущего по земле небывалого и незнающего дня. А он только народился, этот маленький и не мыслящий человек на земле, уже он свою неумирающую очередь занял. Эта очередь, она испокон своих веков гоняется за зависимым человеком. Он для этого народился, чтобы умереть Трудно приходилось матери этого дитя рождать. Если бы не природа, не воздух, не вода, земля, человеку такому не быть. Как его люди не захотели от себя отрывать, а поставили сбоку на земле, и показали пальцем жизнь на земле. Живи за счет нашего здоровья, и поднимай ноги, и делайся лучше от нас, таких незнающих вояк. Мы оказались на земле борцы за свое дело. Мы с вами ошиблись, что вот этого маленького человека у себя народили.

    21. Вы помните, я вам в трудах написал про матерь и про дитя грудное. Очень много людей было в некупированном вагоне. Не нашлось ни одного человека это дитя успокоить, чтоб он у матери на руках не кричал, кроме только меня одного. Я без всякой цели это не делал. А сам себе сказал свои подуманные слова для живого и неумирающего факта. Если я так это дитя возьму у матери с ее рук на свои, и он у меня замолчит, то моя идея, которую я начал испытывать руками, будет правильная. А сам сейчас же извинился перед матерью, и спросился разрешения это дитя взять на свои руки. Дитя кричит, не умолкает. А когда я, Иванов, его взял на свои руки, он перестал. Все сидевшие здесь люди видели глазами и слышали ушами, как это дело между мною и этими людьми. Мой эксперимент выяснял. Все здесь сидевшие на своих местах в один голос сказали: это человек не с таким мнением, как все, у него что-то есть. Я тоже человек, но боюсь в этом деле, по земле хожу своими обутыми ногами. В то время мне бы сказали: вот тебе такое-то право мы даем, чтобы ты пошел по земле, по снегу, по морозу разувшись. Я бы в это время сказал предлагающему. Вот дорога вправо или влево, избирай, иди ты сам. Я пойду по той дороге, по которой все люди ходят.

    22. А этим тогда не выделялся, и не делился с народом, а свое рождение между людьми не забыл. Зачем мне сейчас вот стоит вопрос передо мною. Я задался целью этому всему против, показать, мы с вами неправильно рождаемся. По истории всей, детей нас за час на всей земле родилось 9 тысяч человек. Их родила мать, кто будет в процессе. Это заставило условие дела родиться в природе на земле человеку. Не было бы на земле зависимости, она бы под ум человека не попала.

    А то человеку надоело быть хозяином в природе, летать в воздухе, ходить по воде и ползать по земле. Ему пожелалось разделить тьму между светом.

    23. Человек родил солнышко, и в жизни ему стал верить, как богу выше от себя. И стал по земле искать человека, такого забияку, как и он был в природе. Уже мотался между землею и водою воздух. Мысль родилась у человека, чтобы иного, не такого, как он был. Его желание, как всех мужиков, человека чтобы такого заиметь, кто, как человек, человеку помогал. А у нас заведено такое, малый учит старого. И вот этому человеку идет навстречу природа, посылает под руки его не мужчину, а женщину. По всему, надо женщине помогать мужчине, как старожилу, хозяину своему. А она стала учить, больше понимает, чем он. Она говорит, а он делает. И делали до того, что у себя услышали холод и плохое. Стали по земле искать теплое и хорошее.

    24. У двоих нашли, у них дети народились. Их стали, как детей, заставлять, чтобы они делали то, что было возможно делать, и в этом ошибаться. Что они родили детей, которые не стали чтить отца и мать. У отца была своя мысль, а у матери своя. Дети учились, как будет надо по земле шагать, и что самое главное находить. Первые люди, хотя и трудно было им, но они жили. Как жили, мы о них не знаем, о нужде. А вот мы от них научились, взяли зависимость. Без земли мы ни шагу. Ложимся – под головой под подушкой она лежит у человека. Без нее человек не ступит и не дыхнет. Он, человек, напрасно думал, чтоб ему скорей весна. Земля надо ему работать, надо грядку делать. На это много лет прошло. Сами себя люди вооружили. Им надо в жизни своей помогать, этого маленького человека воспитать, чтобы он не был такой, как мы его рождаем. А сами не знаем, какой он будет дальше. Разве я знал, что я буду такой. Я бы тогда умер.

     Вы знаете, как я любил хорошо одеваться, но средств больших не было. А холода боялся ужасно крепко. В чем оказалась вся жизнь, которую никто не брал. А я взялся разбираться, разбирался с этим маленьким человеком, кого мы неправильно воспитали. Мы его заставили идти на фронт. Он попался, мы его посадили в тюрьму. Он сейчас в тюрьме, его закон посадил за новое небывалое. Это независимость.

    25. Он встретился с мыслью, и стал с нею разбираться. Не захотел зависимо жить, взял дорогу независимую. Начал с головы, и дошел до самых ног. Головной убор снял с головы. Люди с этого смеялись. Разулся сознательно, пошел по снегу разувшись. Холодно, а люди смеются. В трусах. Появился милиционер, за это чуть ни побил. Это хорошо, что я был ненормален, и шел по дороге своей. А люди увидали: глянь. Вот тут как тут и милиционер Он без всякого извинения на поле спросил: «Ты откуда?» Я у него спросил: зачем тебе это? Он меня хватает за руку, и тянет, как преступника. Он даже не спросил документов, скорей в приводную. Другой на помощь, а я упираюсь, не иду, как им хотелось. То третий подбегает, и бьет меня в хобот, чтобы я знал, где я нахожусь. Меня привели к начальнику. Дежурный, он тоже строгий, зимой такого человека не видал. А люди были на базаре, видели, как милиция занималась. А когда начальник узнал, как про больного, он у них спрашивает: «Кого вы привели?» Они же не знают, молчат. Им начальник говорит: «Идите на свои места, да такого мне больше не приводите». Я пошел по своей дороге, а они по своей. Кто виноват был? Да я, что их не предупредил, чтобы они у меня спросили документы, с извинением. Это не все, блюстительское воспитание встречалось не такое, а другое. Надо было признавать своей ошибкой.

    26. Это на земле, чего я делаю, не каждый человек согласится. Дорога моя тяжелая для всех, она непригодная, холодная и плохая. Без одежды оставаться это не форма, чтобы хвалиться. А холодно, без одежды тоже тяжело. Лучше будет так пожить, как Пол Даллес американский миллионер. Да хоть возьмем любого человека, зависимого в природе. Ему мало. А у Иванова всегда есть, и было, и будет. Ему не надо ничего кроме только его личного здоровья, которое есть сейчас. И будет оно, если он будет это делать. Земля у себя имеет, самое главное, в жизни живой это человек Он свое тело обогатил всеми достоинствами. У него не было раньше такого умного для своего дела развития. Все это заставило его делать для своего тела хорошую сторону и теплую, чем человек вовлекся, и стал по земле искать эти качества. Он для себя сделал помощь оружие для того, чтобы со своею болезнью и с незнанием своим управиться, т.е. научиться. Надо будет разгадывать врага, кто на сегодня мешает в жизни человеку за его однобокую систему, которую возлюбил, и на это дело он делает оружие.

    27. Им он владеет, и заставляет природу, все ее качества давать себе одежду, пищу и жилой дом для спасения в этом во всем. А сам лично избрал свое указанное место, в нем определился, и хорошую, теплую сделанную постель, которая сделанная руками для удобства. Лучше и слаще от сна в жизни нет. А мы его в коечке прекрасно развили. Все животные, найденные в природе, заставлены помогать жизни человека через потребность и удовлетворение, чем человек не удовлетворился. Ему этого мало, чего он добился быстрое и удобное. Он не знал, что ему придется в этом во всем сделанном оставить свои имеющие силы. Он не знает, что делает. Его очередь заставила дождаться в природе своего дня, и в нем человек заболел, простыл. А когда этим себя человек в природе окружает, ему сделалось и не хорошо, и не тепло, уже в этом сил в теле нет. Человеку человек научился с оружием в руках, искусственно этому делу развитой болезни помогать. Сам лично специалист не опознал по научному этого врага, и не имеет средств для того, чтобы этой напавшей вероломно на человека (болезни), умел ему, как врагу, дать отпор, чтобы он от этого средства ушел, и больше не возвращался к этому человеку.

    28. Его бедность мучит, личное незнание. Николай Николаевич Корганов Ростовский профессор психиатр светило был, а с сердцем у него не было тепло. Беспокоило оно его, через свое незнание прижимало к земле. Не дает воли по земле ходить и ползать, думать то, чего он хотел от своей науки получить. Напрасная его мечта в этом деле. Сам кончается, а у самого команда заставляет человека, не знающего в этом деле. Но раз профессор, да еще кто. Николай Николаевич немало сделал людям добра. Его надо было слушать сердечнику. Да все люди, которым приходилось в жизни своей сдаваться, они без шприца не умирали. Сам кончается, а сам командует, чтобы ему делали эту шприцовку.

    29. Не помогло это все наше сделанное. Оказалось, природа над человеком сильнее. Она и была раньше силою. За наше с вами незнание она по нас не искусственно стреляет, как мы научились делать и владеть, как природою хорошею и теплою, а холодное и плохое само приближается, идет по природе. Мы бы с вами не хотели, чтобы нас наша мать природа со своими друзьями валяла. Мы в воздухе с водою на земле устали. У нас ноги подломились, почему-то они нас не носят. Когда я был здоровый, энергичный, они у меня бегом бегами. Я за ними не успевал свою мысль куда направить. Они были это самое главное в жизни, ноги. Не будут ноги здоровые и теплые, голова умного или дурного человека не пойдет. Будет лежать в постели и стонать. У нас Иванов спрашивает, как специалистов психиатров, пробовали чем-либо и когда-либо болеть.

    30. Если не болели ничем и нигде никак, я советую прочитать письмо присланное в этот адрес с Днепропетровской области, р-н Васильевский ст. Чаплино, хутор Шевченков. Мария Владимировна Памазана. Это письмо пришлось в историю независимого человека, борющегося в этом деле доказывающего про человека. Он у нас капитал всему. А сам себя с первых дней рождения поставил в очередь, и до сих пор стоит, ожидает своего дня. А он у нас между нами всеми людьми по природе так никогда не проходит и не уходит. Обязательно кого-то зацепит своими силами. И вдруг на такое горе человек заболел. А как ему не болеть, если он ничего не делал для того, чтобы не болеть. Душа с сердцем у каждого живущего на земле человека есть. А вот любви и пожелания хорошего, теплого, мы, все люди, научены сами у себя заиметь. Но чтобы его передать другому человеку, мы к этому делу не готовились. Зачем ты мне, или твоя на тебе развитая болезнь? Если она приходит естественным порядком, то на всех живых телах. Мы в этом деле не гарантированы.

    31. На нас, неподготовленных в этом деле всех людях, прогрессировал, прогрессирует, и будет прогрессировать на наших телах за наше нехорошее. Однобоко живем, любим спать в хорошем и теплом, да побольше поспать. Чтобы не спать совсем, мы за это с вами не брались, и не хотели на себе испытывать. Мы, все люди, от этого дела зависимые. Любим хорошо и тепло одеться, и покушать жирной, сладкой пищи досыта. И в доме прекрасном пожить, всеми благами попользоваться одно время. А в другое время за это дело, что мы делаем, не грех умереть.

    32. Заставила природа это получить. Мы любим одно. А сами, чего надо и следует разузнать, изучить и понять, мы не хотим. У нас нет доверия к этому делу, чтобы мы задались цели, и стали испытывать самих себя сознательно в природе в холоде и в голоде, как делаю я. Вы же этому всему свидетели, сплю в постели под двумя одеялами. Хорошо знаю, что это эксперимент не дает моему телу хорошего, теплого. А наоборот, в теле отбирает мои силы. Я ведь никогда одежду не надеваю. А считаю своим понятием, это не чувства пробуждение, а наша большая и тяжелая усталость. Мы сами не любим самих себя, и не храним свои тела, чтобы у нас было закаленное здоровое молодое сердце. А изнашивается в нашем приспособлении. Мы не получаем пробуждения, и в хорошем и теплом теряем свое здоровье. А кто же вам его восстановит? Наука медицинская, которой не поверил Курашов, поехал лечиться в Крым. А как же быть тому, у кого этого доступа нет. Нет средств – не поедешь. А Иванов говорит нам всем не то, чего мы знаем и делаем. Он окружен мировоззрением, знает природу и учение не на вред, а на пользу.

    33. Что может быть от этого лучше. А мы куда эти качества запрятали от нашего народа. Разве им не надо это здоровье. Оно надо нам всем, но мы не умеем его приобретать. Большинство теряем, а  находить мы не научились, и не знаем, как. Мы с вами не наши, а чужие в природе люди. Нам дай, и больше, мы этого знаем. А вот когда от нас, ученых, требуется этим делом, чем занимается практически Иванов. Отыскивает на самом себе и других. Он не хочет, чтобы наши люди бессильно погибали, как они гибли все время через хорошую и теплую жизнь. А что самое надо воспринимать, этого мы ничего не сделали. Наша большая в этом ошибка, что мы одно любим, а другое нет. Это не мировоззренческое дело индивидуальное собственное то, что мне хорошо. Это холодное не надо.

    34. Теплого у человека меньше, чем холодного. Холодное приводит к жизни, а теплое ведет к смерти. Мы с вами о ней не говорим, и не делали, чтобы ее между нами в природе не было. Мы ее сами на себе создаем через наше теплое и хорошее. Сколько ни живи, и ни одевайся хорошо да тепло. А нужно ежедневно по нескольку раз есть. Ел бы, ел, но потребность не принимает. Мы заучили кушать тогда, когда и разработанная у человека потребность. Он хорошо кушает не плохо. А хорошо в доме живет. Но плохо одно – он в доме заканчивает свою жизнь.

    35. Не хотелось бы, но поделать ничего мы не сможем. Сильная природа над нами косит наши ноги. Она нас находит, и нам наносит ущерб нашему здоровью своими имеющими силами, любыми средствами человека наказывает. А его давит до тех пор, пока закопают в землю. Мы этого сами от природы добились. Знаем хорошо, а сами лезем сердцем на рожон

    36. Холод сохраняет, а тепло разрушает. Мы холодное не любим, а любим тепло, из-за чего мы и помираем Нас природа в этом деле с вами не жалеет а берет и наказывает своими силами. Для человека есть холодное, плохое смерть, от чего ни один человек не спрятался, не ушел от смерти. На земле люди жили, и они творили то, чего следует. Им приходилось отыскивать то, чего находили в природе люди. Они плохого не хотели видеть. Им природа поделила себя пополам. Хорошее и теплое в жизни человеческой помогало. В нем человек старался попасть, и то он старался сделать, чего ему давало возможность жить. Человек все свое время с хорошим и теплым попадал впросак. Холодное и плохое встречалось. А холодное и теплое не дружно живут через пожелание человека. Человеку не хотелось подниматься, лучше и легче от всего спать на своем месте.   

    37. Мы этого времени сами дождались, и стали его использовать для того, чтобы им одно время удовлетвориться. Мы сами не знаем, что нас заставило вперед встречаться. То ли наш прошедший день, то ли наша наступающая ночь, в которую нам приходилось своими силами заставлять после данного времени. Мы в нем весь день что-то своим телом проделали да продумали. Нас земля заставляла на одном месте не сидеть. Мы из самого утра начинаем делать, и кончаем делать свою летнюю работу. Мы, крестьяне, над землею ухаживали, без нее не оставались, выбирали ее по грунту. Одно делали, а за другое брались. В природе так без всякого земля не лежала. Человек ее знал, и сам себя с нею готовил буравиться. И опять же мы об этом деле с вами не знаем, что в году появилось впереди, и для чего, то ли весна, то ли осень?

    38. Мы хорошо знаем и ждем сначала всего этого развития, которое было надо человеку. Он без этого теплого, хорошего времени жить не смог. У него мысль заставляла о нем думать. Мы этого времени, и по этой украшенной траве зеленой с цветами радостно ступаем, и говорим сами себе. По этому месту не один человек удовлетворяется. На эту землю набрасывается, и цветет разно появляющаяся в бурьяне трава. А по ней ползают животные разные, питаются, и каждая букашка со своим жужжанием, она тоже выбирает свой цветок, и на него садиться, и в нем выбирает для себя корм. На этой земле как было раньше. Посмотреть на нетронутую степь, она лежала, от конца и до края была в цветах целина. Чему по ней ни приходилось бывать, и что на эту землю тогда ни садилось. Особенно ложилась с самого вечера на это растение роса, как молоко она висела в воде. По ней любой зверек, любая птица не смогла попадать до самого восхода солнца. И человеку в его этом деле мешало. Но солнышко, оно всем дорогу слало, поднималось и ложилось, чему приходилось верить, и делать то, что делала сама природа.

    39. Она не оставалась без человека, кто ею, как хозяин распоряжался. Ему надо было лучше и легче встречаться с весною. Она свои дни начинала, и вела их от самой зимы, и до самого прихода лета. Это же весна, которая начинала расти. Лето – вызревающее время, которое растило нам в зерно, в ягоду, и во все живое. Скоро оно по земле такое теплое, и с дождями своими по земле прошло. Это все земля всю летнюю прибыль у себя держала, про что мало кто знал. Все это пустовало, не находило собственности. А цвела и красовалась своим делом земля до того дня и времени, когда за это взялся присваивать эту местность (человек), и стал называть именем своим. Земля этого не хотела, чтобы ее кто-либо беспокоил, и этого дела дождалась. Мало того, что нашелся хозяин, и стал, как своею, землею распоряжаться.

   40. Он по закону своей жизни мог ее продать, кому следует. На это человеку никто не противостоял. А путешественники свой ум на это бросили. Они по истории всего своего что-то на этом месте в свою книгу записывали, запоминали хорошее. Люди ученые проходили по этой земле, было и такое дело. Человек на эту землю, как нуждающееся лицо, со своим народом со своими зубами набросились, и между собою люди за землю воевали. Одни стояли за свое, им хотелось удержать. Но сила человеческого ума заставила их уйти, объявить себя, как незаконных хозяев.

    41. Человек много сделал нехорошо Земле. Самовольно по ней стал своими ногами ступать, и присматриваться к любому дюже хорошему месту, и там облюбовывать для себя жизнь. Предки надеялись на себя, и считали в то время сами себя никем не побежденными. Они жили, не видели у себя никакого такого каприза, что им на этой земле помешало. У них была дорога своя с природой встречаться очень легко.  Человек не боялся у себя на этой земле заводить свое хозяйство, что было. Но и тогда человек жил, и что-то он о хорошем думал. Ему в его шагах сама природа не жалела, и показывала эту незабытую местность, на которую человек в первый раз на эту землю попал. И назвал себя Америкой, или каким-либо маленьким государством, хотя и большим. Тут в этом деле разницы никакой между собой не было. Всем хотелось дождаться такого время и такого дня, или часа, в чем не мешало человеку своим добром хвалиться, как мы свою жизнь всю хвалимся землей, как матерю родную. Она нам не одну весну с летом показала, чтобы мы знали и думали о будущем.

    42. Мы и тогда были всему этому свидетели, хотя мы тогда так не были вооружены, и того мы по природе не знали, и не умели мы совсем делать. А солнышко свое место и тогда в таком духе занимало, свои лучи ежедневно нам по земле распростирало. Нас тогда на том месте, на этой вот земле совсем мало было. Мы даже тогда о земле не знали, что она окажется впоследствии человеку источником, на котором ему придется поучиться, как будет надо на земле жить, и то не делать, чего надо. Мы только народились, как у меня внук говорит. Дедушка, (а я ему по закону всего развития являюсь дед, знаю побольше от него, он же моя прибыль) он мне говорит, заставляет, чтобы я ему купил ружье. Я это и не пожалел, приобрел. Есть, за что. Я купил, ему дал в руки. Он начинает владеть. Вижу: целится, хочется ему убить. Но оно было не заряженное детское. А думки его заставили. Знаете, что он мне сказал. Дедушка, он меня назвал. Я его, как внука, слушал. Он у меня спрашивает, убить меня. А вся, говорит, земля глупая наша. Кто его учил? Наша земля. Где спросил, и что с нею будет впоследствии. Одно горе такое же самое, как и дедушке. У дедушки его на исходе, уже силы не те же, что были раньше при молодости. Время подкатилось не такое, как было раньше мне молодцу. Я этого не слышал, что мы все этим моих годов слышим.

    43. Мы делаем на этой земле в любом месте своей жизни непригодные, сносились. Тех сил, которые имели, уже нет. И то не по мысли, что ты раньше до этого мыслил. Твои ноги тебя не так носят, как ты раньше бегал. Надо, не надо, а ты туда бежишь. И хочешь себя показать, что ты человек данной земли. Ты сколько времени прожил на этой земле в этих условиях, в которых ты не нажился. Еще бы жил, да годы не те, старые подскочили.

    44. Никому ты, как старичок, без силы бороться. То есть не сможешь своими руками ложки в руках держать. А где тебе наесться, если человек должен кушать быстро, чтобы наесться. А в тебе силы не такие сделались, как они были. Когда мы с вами были молодые, нам и война была нипочем. На этой земле мы дрались, право свое завоевывали. Пожили одно время, нельзя сказать, было легко в этом, но тяжело приходилось. А сейчас нашей молодежи только и жизнь пришла. У нас в каждом маленьком месте, где имеется три хаты. А четвертая стоит, это наша школа. Мы учим своих детей, чтобы они учили и понимали, что им надо учиться не тому, чему учились раньше. А очень хорошему выучились. Были старинные инженера, знающие свое дело, а про природу им не хотелось знать. Им лишь бы были деньги в кармане богатые. Есть, что купить, мы приобрели. У нас люди на это трудятся ежегодно.

    45. Каждый день встают в степь раньше. Без своей собственной лошадки ты никуда не сможешь поехать. Пешком ходить тяжело, лучше ездить. Как мы раньше не все жили хорошо. Можно сказать, очень мало было таких богачей, кому позавидовать можно. Какие у него высокие стены стояли. Он огорожен, боится соседа. А сосед у соседа присматриваются, и один у другого потихоньку, чтобы не знал сосед, воруют. Это тоже можно делать, но вот этого. Мы с вами дожили до старых лет, а за это не брались, чтобы свою молодость не терять, чтобы она была такой, как мы помним. У артельщика Санина не работали, а учились воровать. Ему надо уступы в шахте не упустить, чтобы за ним они остались. А людей нет ни человека. Он нас учит: вот вам мои два номера железных, которые надо в лаве. Где измеряют уголь, там его и вешают на вагон, чтобы знать, чей это идет уголь. Смотрят по номеру, отмечают это Санина, а вот это Бочарова.  И так нас Санин научил быть в этой шахте ворами. Мы влезали в шахту, пока все лезут, а потом расходятся по своим местам на работу. А мы в витербу, где вагоны ходят по  без намеченному, потому что это вагоны лишь бы сумел вытащить. Читай чей-либо номер, а свой санинский ставь. И дел много не надо, один вагон, лишь бы на штопорах была отметка. Два вагона есть, а там упряжка 1867 кг.

    46. Такой работой, как мы жили раньше, теперь не проживешь. Дюже один за другим следит, хотят, чтобы мы выработали и хорошо, и честно. А работа, какая она у нас ни есть, она дюже тяжелая. Мы с вами через нее делаем старое.

   Где наши прошлые люди подевались, А что, если бы они поднялись, и глянули на эту землю, которая когда-то пустовала. По ней один заяц свободно не бегал, ему тоже доставалось от лисы кумушки. Она им питалась, зайца ловила и съедала. А теперь на этом месте не увидишь уже той травы, разных цветов не увидишь. Птичкам негде гнездышко сделать, чтобы яичек нанести, и вывести птенчиков. Нет того кустика, под которым это все делалось.

    47. Сейчас земля технически взята на прицел. Только скосят, чего было в этом месте посеяно на всей этой земле. А сейчас убрали комбайном, тут как тут застают трактора, и начинают эту землю 5-лемешными пахать черной пахотою так, чтобы трава выросла, как бывало раньше росла. Снова косили сено, но сейчас этого не получается. Одно, что хорошее, живет. А плохое мы гоним с земли. Нам дает прибыль ранняя вспашка. Мы пашем землю для того, чтобы она попала под снег. Сейчас осень на арене, готовит себя к зиме встретить. Люди совсем не такие, как были. Весной готовят себя с небывалым встретиться. А кто из всех знает, что ему эту зиму не придется умирать. Мы хорошо это время знаем, от кого себя очень серьезно бережем. Зимы на земле нет, да еще стоит теплая пора, осень в разгаре. Люди спешат управлять, им надо сделать. Такое время приходит, не выйдешь с хаты, и не побежишь в степь. Дюже холодно бывает.

    48. Мы всю зиму напролет. Наше дело одно – к этому времени готовили ежедневно, по полю то, что надо, приобретать. А сейчас если только земля сменит свой покров, свой цвет, из черного произойдет белый, то мы уже не такие поделаемся. На нас не увидишь того, что мы носили на земле. Мы летом не боялись простыть. А сейчас без сапог не наступить на землю, а то надеваешь валенки, бывает потребуется и шуба. Какой будет на нашей земле летом снег, и к тому холод, мы с вами хорошо знаем и делаем, вперед думаем. Но когда ляжет на землю белый снег, уже мысль переменится. Все люди схоронятся в свои дома, и там будут тайну свою творить, а она готовилась весь год.

    Мы хотели, зима пришла со своими силами. И солнышко не такое, как было летом, и земля не такая. А ветер такой жестокий, и крепко холодный, заставляет нас одеваться, что лучше да теплее. Завтрак уж в доме готовится, всем будет поставлен на стол.

    49. А летом мы можем в любом месте на земле сделать стол, и на нем можно завтракать. А зимой то и дело покрикиваешь: двери закрывай, а то холод лезет в нашу хату. Мы его боимся, будь он неладен. Кто его ждал таким, а он и к нам нехорошим со своими днями пришел. Куда ни пойдешь, все надо одевать, да теплее, и в доме живешь. Тоже хочется, чтобы было тепло, на все надо будет трудиться.

    А когда ты лето работаешь, и много приходится на земле трудиться, чтобы этот вот хлеб на столе заиметь. Но один день это делаешь, а весь год кушаешь, да еще что-то хочется покушать.  Рот такая штука, лишь бы было да получше. Он научился глотать, да жевать, хоть не всегда, редко, но бывает, хочется покушать что-либо лучшее. Вы хорошо об этом знаете, не вам об этом рассказывать, как бывает. Такое дело подскочит под руки, а его, что надо, нет. Ты и роешься, думаешь, как же так, где его достать. А наша земля в год один раз родит, эту прибыль человеку приносит. Хотя яблоко антоновское, она не каждый год родит. А что поделаешь, если это природа, она нам шепчет.

    50. Время такое, как никогда оно пришло. Человек думал, сегодня этот год он обогатится своим надуманным и сделанным. Но он не знал про одно, что делается там, за бугром в природе. А там начинается этакое дело, человек не подумал этого у себя иметь, а оно пришло, подмяло под его тело, и нанесло ему удар. Посадило на тело язвочку, а телу стало плоховато, чувства не такие, сменились.

    Человека земля посадила, чтобы он с землей все свое время барахтался за счет этого всего жить, и обогащаться для того, чтобы чем-то хвалиться. И говорить: я умею на земле жить. Мы с вами все умеем, и до одного времени живем, очень хотим хвалиться. Чуть ни кричим во весь свой голос перед всеми, что нам хорошо, пока у нас с вами есть свое личное здоровье. И мы делаем то, что нам впоследствии вредно. Но мы этого не видим, и нам никто из всех не подсказывает. Наше дело одно – делать и делать. А что получится из этого всего, мы после увидим на нашем человеке.

    51. Он же делает, у него получается. Раз он не любит, он же не хочет понять, что он делает себе плохо. В природе четыре стороны, они очень большую разницу имеют одна от другой. Но делают своим чувством полезное дело в жизни: хорошее и теплое, холодное и плохое, это самое главное.

    Весна, начало лета вызревает, а осень убирает. И готовит допустить зиму, самую плохую для всех. Она самая нехорошая, но она сильная самая. Без всякого желания приходит. Весну мы тянем к себе, чтобы она и к нам приходила быстрее, и вела себя так, как нравится человеку. Она не должна мешать своим приходом, а наоборот, она должна такая теплая, вся в солнышке, да чтобы ветра совсем не было.

    52. Чтобы люди со своими телами бросали свои зимние условия, ту хату, в которой приходилось человеку день и ночь находиться для того, чтобы от зимнего холода уходить. Да что-либо такого делать, чтобы это дело показало живой факт, В хорошей просторной хате человек все может мастерить. А вот на двор надо выходить, для этого надо одеваться. Да что по фасону лучше, да теплее для наших тел, то будет лучше. Если ты выйдешь на улицу к соседям, они тоже такими себя показывают. Зимою их такая привычка, она делалась и делается всегда ежегодно зимою. Только по каким-либо делам выезжает из села, и то редко и случайно. Добрые люди так всегда делают, с осени въезжают во двор, и всем заготавливаются, что ему будет надо для зимнего холодного дня. Запасаются всеми надобностями, у него заготовленное топливо, продукт есть, и одежду он имеет. А про степь он не забывает своею мыслью. Он землю с осени пахал, клал ее под снег для того, чтобы пахота набралась больше влаги, чем сам себя хозяин потешит. Он хочет, чтобы глубокая в снеге зима лежала. Он этим радовался, а сам думал, как бы поскорее это время с земли прогнать. А то для него эта зима со своими днями не экономия. Он не хочет, чтобы зима продолжалась. Он ждет, и готовится к весне.

    53. Любитель этому, чтобы дождаться, и в этом время убить галку. Прямо запишу слова в историю. Помешает жизни человеческой, и всю жизнь мешало это наше дело наших рук. Они сделали для природы из природы такой запах, который не понравился природе. Это все сделанное человеком повлияло, оно навязало язвочку, болезни на нашей земле человеку, кто раньше до этого времени не имел. А сейчас его тело окружила совсем не такая слышимость, как она была сначала над первыми встречающими днями.

    У них тогда не было такого, как оно сейчас  себя заставила потребность, которую приходилось находить в природе. И ею одно время удовлетворяться, чему человек, как хорошему продукту, поверил, и понадеялся, как на какую-то вкусную вещь, которая своим запахом долго не была меж человеком в природе.

    54. Она была упразднена хорошим аппетитом. Это все сделанное хорошее употреблено человеком для хорошего здоровья. Это все хорошее сделанное человеком. Хорошее не послужило ему долго хорошим и вкусным продуктом. Себя перестроило на плохое и неприятное, непригодное. Даже для себя запах, он не понадобился во внутри человека.

Силы на это были применены для того, чтобы это плохое, нами все сделанное, пришлось удалить туда обратно, откуда это все бралось. Мы с вами это все взяли с воздуха и воды на земле. Получились хорошие, свежие фрукты, а теперь соизволь наше плохое, сделанное нами, получить. Природа  и от этого всего нашего не отвернулась, а у себя заимела, как плохое качество, которое не в силах своих это плохое куда-то деть, чтобы человеческой жизни не мешать. Это то же самое начальное в жизни, которое было и раньше…

 

1966 года 29 апреля

Иванов

 

Набор – Ош. С текста. 2014.05.

6604.29   Тематический указатель  

Холодное плохое

Холодное ведет к жизни 34,

Ошибка людей  11, 20

Природа рождает  независим.  13

Учитель история вагон дитя  21

Первый человек  23

Независимость Учителя  24

Умираем за что  31,35

Смерть через теплое хорош  34

Умираем косит ноги  35,36.