Иванов П. К.

Бог то Бог, не будь сам плох

 

1966.07.10 – 07.31

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

1.      Солнце яркое,

Огненное пламя,

   Как ты жарко

   Меж нами печешь.

А вот речка большая,

Рыбы много в ней.

   То заглянешь

   И увидишь много.

Есть в этом деле

То и другое.

   Как птичка

   Нам милая одна

Свои милые песни

По природе разводит.

Как нам хорошо

Смотреть на это дело.

   Ветер не с той стороны

   Крепко подул.

То ли она одна,

Или есть другая

   Мать наша земля,

   Чего только нет.

Есть куриные яичка.

Самые большие гуси.

   А индюк наш  

Корежит себя.

Не бугай бутит

Для своего примера.

   Жизнь человека –

   Проигрыш один.

2. Есть природа молодая.

Много ждут людей.

   Время золотое

   По земле жучит.

Одна девица красотка

Птиц всех спугнула.

   Знак хотелось поставить,

   Но такое время не подошло.

Моя родная сестрица

Меньшая была от меня.

   Наши родные соседи

   Хуже были от чужих.

Гора большая за лесами

Видна она издалека.

   Какой один орел

   Взлетает на нее.

Мы в этой деревне.

Родились все.

   У нас такой порядок

   Жить тепло и хорошо.

Чуб на бок лба

Все мы закатили.

   А на солнышко смотрим.

   Девушки и ребята.

За всю эту неделю

Не пришлось нам погулять.

   Это такая природа,

   Вредная она для нас.

Каждый день дождик,

Нам носа не показать.

   А в праздник ясная погода.

   Не успеешь глянуть.

3. Только наши старики,

Они с нами не согласны.

   Молодежь всю

   Гонять без порядка.   

Ну и быть такому времени.

Никакой здесь науки,

   Вся такая практика.

   Ежедневно работай.

Наши люди не такие,

Как нам говорят.

   Все лето напролет

   В степи развивают.

Песни свои заводят.

А что надо, забывают.

   Надо будет закаляться.

   Мы боимся времени.

Как только зазвонили,

Знаем, праздник это.

   Может быть, мы не хотели.

   Кровь наша гонит.

Ну, пойдите, подождите.

Время само бежит.

   А вот девочки одетые,

   Словом, одна красота.

Мы поехали на лошадке

Недалеко от села.

   Глянул близко этот парень,

   Не узнал права ее.

Речка быстрая шумела,

Никак слуха не было.

   Раньше собственность была,

   А сейчас коллективное.

4. Мы по-старому не пошли.

Стали дышать духом.

   Но вчера это было

   Хуже, чем в праздник.

Кто зачем и как пошел.

А мы, ребята, за гармошку,

   Отличились собою.

  Пляски, песни пели.

 

Что мы ожидаем?

    Мы с вами родились, всегда одного и одинаково, живые энергичные, независимые. Не знали ничего. Нас прогресс заставил учиться. И научились мы хорошему и теплому, в чем одно время пожили, да подумали, да поделали. И в этом хорошем деле и теплом потеряли свое здоровье. А чтобы сказать: человек, вот тебе холодное и плохое. Ты сделаешь, и в этом получишь хорошее и теплое.

    5. Только естественно, а не искусственно. Не такое, как ученые, которые всеми людьми, командирами. Они строят зависимость, которая не учила человека, чтобы оставаться без всякой экономики. Мы всегда хотели, чтобы у нас была хорошая одежда, хорошая пища, и жилой дом хороший. Это не даст впоследствии хорошей и теплой жизни. Так или иначе, ты в природе в этом хорошем заболеешь, простудишься,  и умрешь. А вот холодное и плохое учит оставаться без одежды, без пищи и жилого дома. А то твоя выработанная сила воли быть человеком таким, как у нас есть Иванов. Практик, не учился, а пишет про это самое. И делает то, что надо в жизни своей, чтобы из-за этого холодного и плохого не простуживаться и не болеть. Это дает человеку продолжение. А мы это продолжение держим в условиях, не хотим поддерживать. 1966 года июль, Иванов.

    6. Я лежала по равнине, путь далекая была. Значит, был я хороший, про что можно мне рассказать. В деревне посредине стояла церковь наша. Время летнее стояло, дни хорошие прошли. А работа загоралась в колхозах на степи. Земля пашется трактористом 5-лемешным плугом. А в пайке земли много, ее вскоре вспахал. Мне придется вспоминать тот же самый час. Молодое у меня сердце, знает дело и творит. Рано солнышко всходило, мы пробежали втроем. И в картине наше дело прекратилась пахота. Нам давалось задание бригадирским указом. После этого собрания стали люди лучше быть. А на вот этих полянах разом делался подряд. Но теперь пешком не ходили, нас машина прокатила. Вот нам скажут хуторяне, где вы взялись сейчас. Только люди разучились по дороге песни играть. Наше дело всех простое. Мы так сроду не веселились, своим криком прокричали.   

    7. Нам скажут: вот, мол, молодцы. Вся такая молодежь в став купаться побежала. Значит, было такое дело. Можно с вами закаляться. Институты в нас такие, чтоб учиться хорошо. Нам скажет руководитель, мы делам все мигом. Мысль наша молодая, пишут и разбираются, читают. Но и время подскочило, его оставили наши предки. Раньше этого не знали, чтобы работать в коллективе. Все заводы зашумели, машину стали делать. Мы учились вместе, инженером обе вышли. Старичков мы заменили, пусть побудут пенсионеры. А у нашем народе есть новая наука. Пришел с севера человек, атмосферы не боится. Мы, все люди, братцы, нам всем надо взяться за такую природу. Она это есть, нам рассказать хочет правду. Мы ребята молодцы, нужно это поддержать ходить. С предков человек знает эту дорогу. Сроду не такая она, а новая небывалая. Море синее лежало, между зеленым лесом люди быстро проходили.

    8. У реки под горою наш герой стоял со своей культурой. Это нас не учит, чтобы мы были такими. Далеко мы ведь видим, но слышать не хотим. А природа такая, она хочет сделать, чтобы нам было в жизни хорошо. Надо сделаться Богом, да условие в природе не пускает. Правду любит Бог, а неправду от себя гонит. Как мы делаем, люди? Когда нам тепло, к этому мы бежим. А приходит холод, от чего бежим. Не ко всему любовь, а к одному. Хорошее живет, а плохое умирает. Разве это жизнь. Надо нам жить, а мы с вами умираем. Кровь прекрасно питает. А коляска неизвестно прокатилась по-птичьему в высоте. Человеку спать хотелось. Ну какому делу будет. Грачам в стаде появляться мы не будем ни минуты. Как какая-то телеграмма служит нашей почте. И приехала наша подвода без всякого стука. Лес зеленый расположился, не учтенная густота мучит нашего соседа. Значит, тесно по дороге ехать, вместе двигаться.     

    9. И накрылась эта местность белой снежинкой. Люди брались за работу, не совсем хотелось. Жизнь такая вводилась, кому надо теплота. Нас заставили соседи даром не зевать. Между нами и природой  небывалая война. Ждут. На этом вот давно давнишнем месте обоснована наша жизнь. Ветер дует по равнине, холодно не было. Значит, точные строители. Недаром нам кажется, здесь ключ от этого замка, но костюма не было. Мы с вами похвалились долей своей, жить придется веселее. Значит, правда появилась. Мы не знаем село это, но проехать нам пришлось. Вся природа повернулась, и дружит с тобой. Мало ступать приходилось, но подумать пришлось. Возле этого кургана проходил человек в первую эту самую минуту.

    10. Я живу давно и много лет, но не нажился. Пришло такое время, мы готовились. А в природе мест хватает, все дела не переделаешь. А мы дождались весны, но не так, как надо. Теплота не такая, мешает всему холод. Это время недолго было, как родилось  другое. Значит, нового не было. По земле такой давно мы взад, вперед ходили, самое лучшее искали. Но без плохого обошлись. Соловей самая небольшая птичка, а какой у него голосок! Мы подрались за природу, больше от всего за землю. Наш вечный это источник, чем мы живем. Хоть крепко тяжело, но надо будет воевать. Все мы с вами не ошиблись, сделали не то. Надо будет просчитаться с такой картиной.

    11. Хоть и много мы учились, но пользы не нашли.  Очень быстро показалась между нами всеми практика, научилась попадать в цель по врагу. Никакого такого оружия огнестрельного, чтобы стрелять. Мы от самого утра и до самой ночи сами себя кормим досыта. А потом одеваем до хорошего тепла. Все это делалось, делается из-за экономики, она сделала человека таким: без конца и края большая в теле потребность. За бугром еще день, не приходил к нам. А в доме нашем таком и режется, и моется для того, чтобы не сказали другие люди про это. Это наш Петро Абрамченок живет на все село. У него по-старинному не было, чтобы он чем-либо таким делом нуждался. Без одного работника строкового не обходился.

    12. Это у него, как обычно, проходила по природе мысль. Сегодня такой большой для всех окружающих годовой праздник, и к нему не одна готовится выпивка. Для того это все в народе человеком делается. Для воспоминания, что ты жил, а возле тебя жили не такие мыслители. Да куда им гнаться за таким трудягой. Он крупный хозяин хлебороб. Знал свое дело, от земли не отрывался. У него она не снималась со стола, по три раза да по четыре раза садились и поднимались со стола. Не успеешь забыть про сделанное тобою, а время-то не стоит на месте, оно движется. Не успеешь глянуть, на восходящее такое солнышко, как оно себя показало огненным пламенем. Мы, все люди, привыкли его не ждать.

    13. Как чуть что такое, привычка твоя крестьянская толкает, чуть тебе словом не говорит про пришедший день. Мы его долго ждали, а он в году один раз приходит и уходит. Мы с вами и не видим, как хорошая выпивка и закуска со стола убралась. Есть, кому судить, советовать. А вот похвалить не найдется (ни) одного человека, про твое хорошее сказать. Этот праздник предками создавался, его можно всем людям отмечать. Праздник какому-то большому событию, в котором люди общее дело сделали, свою в природе выгоду. Работу свою годовую с землей, с урожаем закончили, управились в хорошую погоду. Нам чтобы плохое было в этом году, одно счастье, повезло, и большая прибыль.        

    14. Год нам помог, удачные дни все, как следует, проходили с тем, что было надо. Чтобы кому-либо помешала болезнь, этого не было. Каждое воскресенье мы на базар ездили. Лишнее и интересное собираешь в этом для того, чтобы перед всеми на ярмарке большом, на которого весь мир съезжался, все хорошие купцы какого-либо дела. У нас, таких людей, как я живу, немало по земле. Свои глаза простерли, и смотрят, как люди у себя в своем родном селе ведут. Видно издалека, да еще в какой местности мы жили. В Ореховке, Славяно-сербского уезда, Екатеринославской губернии. Рассказывает автор не про одного Абрамченка. Хозяев таких скупых, несознательных к бедному было мало. Я вам расскажу про Корнея Ивановича Иванова. Это хорошо, что у него было здоровье.     

    15. Со своим физическим здоровьем он не знал, куда его бросить. Жить не умел по крестьянскому. Когда отец был, держал в руках своих двух сыновей. Иван Тимофеевич: у него были волы, сам работяга хлебороб. Федор придерживался отца, а Корней в наймах. Любил себя за деньги какие-либо продавать. Особенно мода была. Кто хотел что-либо делать, делали. Корнея Ивановича  и Кирилла Ивановича  Носов, как чабан стада овец, взял в подпаски. На линию тогда ездили деньги зарабатывать, а затем под Ростов ездили к армянам косить хлеб. На все это имеющееся требовались руки. Самое главное, голова думать, а что ты ожидаешь завтра. Корнея Ивановича эта мысль не беспокоила. Он родился от отца и матери. Отец на 55 году скончался. А мать жила долго. Любила, как младшего сына, которому достался пай после смерти отца.

    16. Землянка, да сад, пара волов, да жеребенок. А детворы было полно, через год дитя. Сам – никакой специальности. Умел работать в шахте зарубщиком. А тогда шахтер не назывался человеком хорошим, а бродягой. Корнею Ивановичу не приходилось отказываться от своей паевой земли. Ежегодно получал с другими людьми во дворе свои три души, которые подали на жребий. О чем приходилось думать, или о лете, или о зиме. Корнею Ивановичу было лучше зимнее время, ежедневно он зарабатывал 2 рубля. А зачем ему та земля, которую клал любой хозяин под голову. Особенно этот Петро, которому было ежегодно мало. А у Корнея Ивановича больше думалось про предпринимателя хозяина рудника Мордина Павла Васильевича, статского советника, генерал-майора. У него были деньги, он их держал в кармане, строил на станции Щетовой свою жизнь. В Донбассе антрацитный уголь доставал такими людьми, как был в то время Корней Иванович. Любил хвалиться зарубщиком, и боялся Бога, молился крепко.  

    17. А тот, кто боится Бога, он меньше от всех грешит. А деньги были, за что ставить свечку, и низко поклоном кланяться. Это не один Корней Иванович делал. Все стояли в очереди. Что они ждали в своем труде, в работе? Хорошее и теплое. Им, да и вообще всем людям, не хотелось видеть и слышать о плохом и холодном. Всем людям надо будет хорошее и теплое. А чтобы разобраться хорошо, мы сами лезем на рожон с сердцем. Не выхаживаем в этом, чтобы оно было молодым, закаленным, здоровым сердцем. А мы портим сердце одним поступком, своим желанием. Не любим холодное и плохое, а любим хорошее и теплое. Природа так нам не дает. У нее другие пути. Не дать человеку жизни такой, как хочет человек. Весна прошла, которой мы радовались, и хотели, чтобы она была.

    18. Не отвернулись от лета, ибо оно бывает с прибылью, да еще с годичной. Весь год этим удовлетворяемся. Особенно идет осень с зимой. Время не такое проходит по земле в данную минуту. По некоторым местам проходят уборочные дни хлеба. Люди заняты в труде, работают на полях, хлеб делают на зерно. У них это время дорогое. Они спасают жизнь в этом. Хлеб – это вся экономика человеческая. С ним можно все делать, а вот без него ничего не сделаешь. Наши тела не подготовленные для того, чтобы ничего не делать в природе. День и ночь все делают да думают, что будет надо делать, чтобы жить в природе. Время такое в природе по земле проходит. Его мы должны не упускать, а делать. Мы с вами к этому делу готовились, ждали, да много думали. Такой урожай, как он у нас этот год зародил, нам, как хлеборобам, надо убрать. Где мы с вами проживаем, в какой области, или краю, мы это дело научены практически делать.    

    19. У нас в нашей области народа много с разными специальностями для того, чтобы легко жилось. Надо будет в помощь создать хорошую технику, поставить на колесо машину, которая человеком оседлывается и управляется. Везде и каждом месте ее работа. Где она нужна, там она и есть. Лишь бы было, чего там делать, чтобы от этого что-либо оставалось. Люди занимаются разными делами по природе, на земле, как на ниве. А вот этого не было, чтобы со своего человеческого тела можно было сделать в природе в жизни Богово тело. На это нам подскажет эта писанина, а практика где-то. Нам надо жизнь, да еще какая, не бедная, а богатая, безвредная. А природа, она со своими силами богатая, только надо ее опознать. У нее есть умирающие средства, есть бесконечно живущие. Разве человеку будет недоступно это делать в течение этого всего года. Мы его встретили зимой при холодном морозе, в снегу, в глубоком виде. Как было интересно с ним встречаться, год оставлять позади!

    20. Таким декабрьским нехорошим днем, от чего надо было хорониться, уходить. А мы к нему со своей способностью.

 

    Люди, вы люди нашей земли, все воюющие и борющиеся с природой. Спрашивается. Для чего вы это все делаете? Мы с вами скажем в один голос. Наше дело нас с вами ведет к жизни. Опять спрашивается. К какой? Мы все до одного отвечаем. Чтобы в этом деле, что мы делаем, жилось нам хорошо и тепло. На это мы сами с вами и трудимся, свою энергию расходуем. Мы свое здоровье в процессе теряем, через что мы с вами обогащаемся.

    21. У нас есть все, оно наше. От кого мы его храним, бережем, как око? Мы с вами не знаем. То ли от человека, то ли от природы. Мы с вами зависимые люди. Спрашивается, вооруженные чем? Опять мы отвечаем. Оружием. Для чего мы с вами вооружились знанием? Чтобы больше знать, и то оружие делать. Мы не научились, чтобы им не стрелять в человека. Мы с вами стреляли, стреляем, и будем стрелять за нашу великую и богатую всем природу. За землю, за воду, за воздух. 1967 лет наступило уже, как мы в природе поделались своим поступком все до одного человека зависимые.      

    22. А зависимость человека, он ее смастерил в процессе через любовь свою хорошего и теплого. Это все не спасение и не удовлетворение. Что мы с вами это завоевали и хвалимся. Что мы вооружились для того, чтобы любому врагу агрессору дать отпор. То есть мы сильные против злейшего врага, которого мы не опознали. Он ли враг, или враги мы? Силы одни, и большие силы, поделились пополам. На земле мало места, взялись за Луну. А сами бедный Вьетнам обнаружили, как маленькое государство.

    24. И на людях поделились за природу, всю свою технику направили, и ею людьми воюют без конца, края. Одна зависимая сторона, и другая зависимая сторона, имеют не такую способность оружия атомной и водородной энергии. Все это сделано людьми руками для уничтожения врага. Он как был, так и остался в таких людях, которые сейчас боятся пробовать. Это оружие не применяется ни тем, и ни тем. Пока бряцает то оружие, которое получило право зависимого человека в природе убивать. Какие же мы с вами ученые люди. Не хотим признать на одном человеке другую сторону, не такую, совсем иную независимость.

    25. Это наука закалка-тренировка. Безденежная совсем, не оплачиваемая деньгами. Здоровье приобретается человеком в плохом и холоде. К чему наши ученые и их ученые боятся оставаться без всякого оружия в природе. Зависимость человека слабая, не сможет продолжать так, как себя заставил учиться и научился наш Иванов. Я не кричу «зависимость», а практически пропагандирую за независимость, которую я сделал в закалке-тренировке. Это мое дело, моя работа, которую я 30 лет вводил у себя, как никто это все не вводил, и не введет через свою слабость. А она делалась мною, делается, и будет делаться мною. Я Бог природы, Победитель природы, Учитель народа.        

    26. Учу людей здоровью, но не болезнь развиваю. Хочу такое учение оставить, чтобы сознание победило режим и крепкую дисциплину в законе, которая перестанет делаться людьми. И не будет меж нами и природою преступления, а родятся люди такие сильные. Они будут любить холодное и плохое, через кого исчезнет тюрьма между людьми, и не будет между нами больницы, которая из-за нас всех делается. Мы воюем с природою. Мы же являемся природою, как природа, природою вооружаемся. И природу изучаем, понимаем, и природою в природу стреляем. Она же естественная, а мы, люди, искусством огорожены. Мы это все сделали для того, чтобы за счет этого пожить, за счет этой природы. И, как природа, свою энергию сносить, то есть в природе потерять свое здоровье, как природу. Мы по природе ищем это сырье, эту продукцию, которая нашлась человеком в природе.

    27. И природу опознали, и из природы сделали эту природную неодушевленную вещь, которая, как природа, заставила человека этому всему верить. И надеяться, как на природу, уже сделанную в природе человеком зависимым. Он не захотел верить независимости, как живому природному богатству. Это тоже природа, самые близкие друзья воздух, вода, земля. Только не искусственные, а естественные. Они нам родили маленького энергичного в независимости человека. А его не рождала сама мать, а родила в этом это дитя, как природу, природа. Путь дорогу промыла вода, а воздухом на землю вытолкнула, как природу живую, живая природа. А тот, кому, может, и не хотелось это дитя рождать. Их дело – свое удовольствие сделать половое, как природа природу.

    28. И в этом хорошем и теплом самец своим делом примеряет свое зернышко природной жизни, в логовище матки сажает свою природную плоть. А уже тело в силах было, как природа, и природою выхаживает. 9 месяцев мать у себя свое дитя берегла. А когда пришлось другую атмосферу для этой природы создать, и дитя маленькое, как природу живую, окружить. Этого природа не хотела и видеть, чтобы живая природа мертвой природе верила, и надеялась на мертвое, что оно живое спасет в жизни. По всему определению физиологии, не живет человек мертвый с живым. Живой мертвого хоронит, да и к тому боится делаться мертвым. Из-за этого всего делается, тянется магнитом. Мы, люди, магнитом тянемся, как природа природою, ближе к смерти. И через это все мертвое  в природе, как природа, умираем.

    29. Кто это все нам такое мертвое в природе сделал? Сам человек человека преподнес в природу, и по своему жизнерадостному стал встречать, и провожать людей людьми в могилу. Они, как природа природу, зависимого человека тянут в могилу. Не хотела этого делать природа на человеке, как природа, но ничего не поделаешь. В природе человек сам, как природа, своим умом начал делать, а в деле этом получил смерть. Богом человек природы не захотел оставаться, а взялся за вредное в природе. Стал делать то, чего не хотелось делать. В природе бессилие на человеке живом потянулось, и оказались мертвыми. Это сторона зависимая. Она, как природа, всю вновь рожденную  природу болезненно заразила. Поэтому болезнь человека оказалась сильна делать то, что вредно природе. Она человека стала заставлять умирать.

    30. И маленького, и большого. Для природы нет никакой особенности. Все люди зависимые не сильные бороться, кроме одного человека независимого в природе Иванова. Он через свою эту сделанную работу, чем он теперь между нами хвалится. И внес свое практическое предложение здоровье, которое не одному мне надо. Хотят все его иметь, но не знают, что будет надо сделать, чтобы наш человек земной заимел то, что я имею. Разве человек не сможет родиться со своим делом самородком, или он не захочет трудиться на благо здоровья всего человечества. Он же сможет учиться, и научиться, чем можно хвалиться перед миром. Это наша всех польза. Надо нам, всем людям, любыми средствами экспериментировать, лишь бы людям была польза. Правду можно говорить про самосохранение своей лично клетки. Мое молодое здоровое закаленное сердце, оно только такое есть у 25-летнего человека.

    31. А выходить самому себя на месте для того, чтобы человек не боялся никакого врага, ничего, даже смерти. Если бы этого не было в природе, не было моей жизни. Я человек земли, такой, как и все. Приходится своим органическим телом в воздухе крепко дышать. А говорить на всю вселенную резко, что в природе есть такие качества физическое практическое явление. Лучше от этого не может быть. Самое главное, это будет между людьми в природе чистый воздух, через гортань всегда делать вдох и выдох. На ту часть заболевающую смотрите, и тяните до отказа. Это твоя по телу в цель великая стрельба. Ты дышишь воздухом, а в нем все для этого дела минералы, чем человек одно время живет, и от этого дела никогда не заболеет. 

    32. Да еще вода, энергичная струя. Она своей энергией пугает, а впоследствии человеку от этого поступка делается по части здоровья, лучше не может быть. Особенно снег, лежащий на большой окрестности, нет ничего белее от него, и нет холоднее от него. Он лежит на одном месте немалое время, и неодинаково сам себя показывает. У него в процессе большие изменения, с которыми ученым надо над этим работать. Когда снег ложится, он падает с высоты по маленькому, крошечному, но пушистому кусочку. Без всякого шума он на землю ложится, без всякого ветра. Как на эту всю картину приходится смотреть, когда это все делается.

    33. Этот снег своим прибавлением и своею красотою на любом месте растет, свои силы строит. Для каждого известна зима, это такое время проходит между землей и воздухом, да водою. Не делается плохо в природе, наоборот. Она не всегда, но бывает такая с ветром, да еще с каким ветром. Подует, и гонит с собою эту систему, яры все заровняет. А сугроб, это ее дело уже мешает в жизни  нашему живущему на земле человеку. Летом он не уходит со степи, ему хочется играться с землей. Она человеку своим поступком одно время помогает, а вот в другое время крепко мешает. Жизнь такая при солнечном появлении, станет оно жарко печь. Оно, как мы думаем и ему верим, как будто от него происходит все. Оно всему дело, к чему мы со своими телами такими непривычными бывать.

    34. Особенно нам некрасивое время это холод, когда в свое время начинает осиливать в природе солнышко. А оно всегда большую роль играет на нашей такой земле, как это всегда весной бывает. Только воздух другого направления сюда на это место покажется, то тут все дряхлое, прожившее свое время с земли уходит. А вот новое небывалое наступает. Зима, как такая вещь, она плохая сторона. Но кому как. Себе она что сделала. Вокруг этого места так крутила, так дула, глазом не проглянешь. На то зима говорит. Это время мое. Никто мне не сможет моему такому сильному времени запретить быть. И сказать свое слово. Я, мол, тебя такую нехорошую зиму запрещу на одно такое время, чтобы тебя одно время не было.

    35. А без тебя будет лучше. Какая это будет природа, и какой будет человек, если у него не будет перед своими глазами изменения. А то человек не одни глаза на это имеет, он ими видит далеко. У него для природы не одно есть. Есть у человека уши, он ими слышит. А какое бывает чувство. Он же этого не получает, что надо будет в природе. Надо она не такая, как мы о ней думаем, и готовимся, ее хотим встретить. Она нас держит во всяких таких условиях. Ее такую, как она есть, мы не знаем, ее приходится опознать. Это людей всех, они друзья, да еще какие они родные. Всегда хотят вместе жить, и друг другу своими силами помогать. Обе живые стороны. У одной стороны ток, электричество, магнит.              

    36. И у другой стороны то же самое есть. А раз между одним живым нет мертвого, что может получиться с этого всего. Наш человек зависимый огорожен с внутри и внешности не живым, а неодушевленным, мертвым. В природе все свое время без этого не обходится. Он для этого закладывает великий свой в природе труд. Ничего он не делает в любом пришедшем дне. У человека других не выработано сил, чтобы природу пришлось встречать не так, как мы, все люди, привыкли встречать. Мы без этого хорошего и теплого оставаться не сможем. У нас наша мысль не останавливается. Мы с вами не поделенные, вместе живем с землей. Она нам открыла свой источник, показала недра, сырье.

    37. Всякого рода дело рук человека. Мы делаем на земле детали. Мы с этих деталей складываем машину, ставим на колеса, мотор заводим. И сами, как человек, овладеваем, и управляем ею, так как она нам помогает. В жизни не так тяжело, как мы жили раньше. Мы этого не имели, а сейчас мы имеем. И учимся в этом деле, как бы от этого лучше жить. Мы с вами не научились, как будет в природе с кругозором жить. Мы не знаем обе стороны, а взялись пока за одну зависимую сторону. Она нас встретила однобоко, и не захотели мы в природе плохо и холодно жить. Взяли да нашли с вами хорошее и теплое. Мы с вами этого добились в природе через свой любимый труд. Мы трудимся под землей.

    38. Мы трудимся и на земной коре, в воздухе, и в воде. Мы наш труд заложили  для живого в искусстве факта. Он нам сделал все, нашел в природе, чем нам с вами приходится воевать с природою. Мы для этого дела не спали, боролись, ежедневно завоевывали право, чтобы на земле быть хозяевами. И мы должны в природе делать то, от чего будет хорошо. Для этого самого мы и окружили сами себя в теплом времени, и в хорошем. Наша с вами всех такая задача – делать по природе то, чем мы в жизни не удовлетворены. Не сможем учиться так, как было бы хорошо и легко. Нам этого не дает природа. Неправильно мы шагаем, у нас дорога одна не бесконечная.

    39. Мы природу знать так, как следует, еще и  не думали. Мы уходим, а нас догоняет природа, и, как оробевших вояк, стегает. Мы в природе оказались на это время не вояки, а просто трусы. Надо будет пробовать. Нам, всем людям, живущим на нашей земле, есть, за что браться. Но мы не беремся, а отказываемся от хорошего и теплого, а оно выработано естественно в холодном и плохом деле. Мы ищем эту тайну в природе. И хотим сделать искусственно то, которое должно в жизни спасать. Мы, люди такие, не желаем попробовать холодного и плохого. Наше всех людей в природе – жить хорошо и тепло. Мы с вами для этого дела все делаем. А природа есть природа.

    40. Она все нас гонит от себя. Мы с вами все до одного человека знаем про это дело, что человек сможет все сделать в природе, ибо это все есть его одно желание, да и к этому делу любовь. А через любовь достигается все. Природа не такая вредная, чтобы свое имеющееся, да еще хорошее. От этого дела и самой природе, и всем людям будет хорошо. Из-за того, что мы с вами перестроимся, совсем не такими станем. У нас мысль не такая будет, как она все время человека заставляла время к себе поближе тянуть. Особенно своя молодежь наступающая, когда ты своими годами поднимался вверх.

    41. Ты, как человек, рос, и с тобою встречались дни. Не все они были одинаковые, и не всеми твое тело радовалось. Ни одного дня так. Чтобы проходили без всякого дела, такое время с человеком никогда не встречалось. Человек чего-то боялся. Особенно его беспокоила природа, какой и когда приходил с утра день, когда у человека нет ничего под его руками вокруг его этого места. Он живет бедно, в больших недостатках. Нет, чего кушать. Нет одежды, что одевать. А про дом жилой даже говорить не приходится бедному неимущему человеку. Это для него не все перед ним. Тогда человек ничего не делает у нашей матери в природе на этом месте.

    42. Да еще время такое. Везде и всюду живого человека руки да голова на земле требовались. Уже на это дело люди родились предприниматели, хозяева самих себя. Они ничем не занимались, кроме этого дела. У человека был ум, он им долго-долго думал. Не шла даже, что на вот этом месте писать. А что бы ты делал, если нет ничего. Что без чего-либо будешь делать. Не будет у тебя никакого оружия, не будет какой-либо твоей экономики. Без нее жизни нет никому. На нет и суда нет. А на любое дело люди найдутся и осудят. По-своему скажут, глупец ты или умный за твою в жизни способность. Она тебе помогла сделался хозяином этого места. Другому есть, на что поглядеть, и позавидовать.

    43. Есть, про что слова сказать. Можно было о нем, как о хорошем человеке. А вот есть между этими хорошими людьми люди плохой стороны. Не захотели искать для себя хорошее место, нашли, и на плохом определились. А раз оно плохое, что можно сказать нам, всем людям, кому пришлось эти недобрые качества развить…Это все нашли, и им окружили себя, пожили одно время, да повольничали этим законом. Какая была воля богатеть человеку. Лишь бы он, человек, захотел, всего можно было добиться. Мы были в природе, жили зависимыми от нее. Наша жизнь между нами была разная. Один человек от другого человека уходил, он прятал себя, свой двор огораживал.

    44. У него руки золотые. В зависимости долго жить не пришлось, это делать руками. Хотя и богатство великое, у Румынии был таков закон. Сто экономий нельзя было иметь, а 99 было можно. Когда он свои силы потерял, у него и мысль не такая. И сердце плохое, не выхоженное. Он умирает, а все его остается. Жаль, но поделать ничего не поделаешь. Наша зависимость заставила этого добиться. Жизнь в природе остается воздух, вода и земля. Человек с ними не стал вместе жить, а с богатством все хоронился, уходил, пока природа догнала, и своими силами естественными ударила. Человек от этого удара заболел, поболел, и умер, его не стало. Что может быть хуже от этого дела. А человек от этого дела бежал, и не ушел.                                                           

    45. Другие люди зависимые богатые и бедные – все очутились в неловком состоянии. Жили да жили, а умирать-то надо. Заставила это сделать природа. А у нее есть другая человеческая сторона, никогда не умирающая, вечно на живых людях живет. Это независимость, чем человек не заинтересовался это сделать. Зачем человеку такое дело, если человек ничего не будет делать такого вредного в жизни. Человек не будет учиться, как учатся все остальные добрые и недобрые люди. Им надо одно, другое и третье. Если им этого не даст природа. Они не учились, и не искали такое место, где была возможность в этом оставаться живым. Без одежды не человек, без пищи не человек, без дома не человек в природе. А как же так, что Иванов.

    46. Он нуждается холодом, самой плохой жизнью. Лишь бы один человек попробовал это все, что я делаю. Мое дело ему поможет выбраться из нехороших условий, в которые все люди прибегли, и с ними оставили свой протоптанный след. Мы с вами ходим взад, вперед, да ищем по природе то, что мы не знаем. А мы не знаем, что будет завтра, то мы ничего не знаем. Мы не хотим, чтобы сегодня с утра всходило солнышко. Как оно поднимается, еле-еле заметишь. А человеку не хочется плохо в природе жить. Его заставила природа. Такой день, он и к нам пришел не таким, как думали и гадали. А человеку-то не так, плохо делается, он болеет в этом времени. А раз болезнь, уже некрасиво делается человеку в его жизни. И стал с ним прощаться с жизнью.  

    47. А взял на себя на своем теле явление праха. Независимость человеческая в природе не такая, как была все время зависимость. Сколько лет мы технических проводили в нашем физическом и  умственном труде. Чего мы только ни делали, и как мы с вами делали. Но у нас таких людей, как рождался в природе живым фактом. Особенно человек объявил войну природе. Она посылала в люди свои дни, причитающиеся такие, как мы встречали и провожали. Но чтобы такого, мы не встречали, как к нам пришел день в 1898 году 20 февраля. Ночью была пурга зимнего времени, нельзя было человеку проходить, такие были сугробы. На долю выпало родиться этому вот автору, кто пишет про то. Что ни было, а люди стали в процессе верить.         

    48. И творить то, что даже ему не нравилось. Он сам себя нигде никому не показывал. Только люди об этом примере описывали, про такое новое пришедшее время, в котором родится человек. Он будет победителем, мгновенно будет у него выздоравливать центральная нервная часть мозга. Он в этом деле болельщик и любитель во всем деле. Никогда не забывал про больного, и душу его знал с сердцем. Хочет помочь, через руки током убивает боль. Это не слова нам говорят, а все делается делом. Пишет рука владыка про этого человека. Что выпало на мою долю всему нашему народу про это дело доказывать. Это дорога, по которой приходится идти, и познавать эту тайну, которая будет надо нам, всем людям. Мы самовольники во всем. Нас никто этому не учил, мы сами взялись.

    49. И делаем по природе для того, чтобы в этом деле ошибиться. А когда мы с вами в природе ошиблись, сделались мыслители. Гнаться за временем, хорошим для нашей жизни, которую мы сами зачали и делаем. Нам не хочется встречаться с тяжелым.

    А незанятое место на высоком кургане никем никогда не захватывалось, и никогда не называлось хорошим таким удобным местом, про которое можно писать, и рассказывать без конца и края.  Если бы это было правдой, а то мы окружили себя неправдой. Не захотели быть и жить на таком возвышенном месте. И не стали там строиться, чтобы там жить пришлось, учиться, как будет надо заставить себя в таком месте себя сохранить. Чтобы на этом месте не было плохо, а было хорошо, мы так не учились. И не искали такое неудобное место, где жизни никакой не смогли построить из-за неудобства.

    50. На высоком кургане не схоронишь себя, и не сбережешь сам себя от природы, и не уйдешь ни от кого. Это место совсем не наше, не человеческое. На кургане не уживешься так, как тебе пришлось отыскивать место. И облюбовать это место, на котором мы развили свою независимость. С кем мы с вами прятались, и на этом месте мы ждали. И огородились, как люди живые, от нападающего внешнего врага, от соседского человека, от национального человека, кто узнал про твою хорошую и удобную местность, в которой ты не сам лично определился. У тебя есть чужое природное, далеко пахнущее, которое ты в природе сам нашел. 

    51. И им стал пользоваться, как и все остальные. Ты хорошо знал про эту местность, про это все твое на этом месте. Сделанное тобою не твое есть, чужое. В природе ты не один сидишь такой. Кроме тебя одного, есть лучше да интересней от тебя. Есть лучше от всего место. Ему никто не давал права, чтобы на этом месте, на одном том же самом, жить. Каждого дня у себя ждать прибыльное время, в котором природа за твою всю заботу к ней не забыла про тебя. Такого живущего человека боящегося, кто всю свою жизнь на этом месте хоронится. Он хорошо знал про это дело, что он не один живет на этом хорошем таком удобном месте.

    52. Есть в природе лучше и экономнее от этого хорошего своего места, про которое знаю я, да все те, живущие вместе со мною. Разве мы не знаем и не слышим про таких людей, которые жили. Они живут сейчас, свое благополучие строят, а сами не забывают про это думать, как бы к себе прибавить. Еще свое собственное родное не построил, а про другое, чужое, совсем не твое думает. Этому человеку не повезло, это место не дало человеку такой хорошей жизни, про которую думал человек все свое время. Так сделать в природе, чтобы у себя только иметь, и ничем не нуждаться.                  

    53. Такого места, и такого человека не рождалось ни в одной национальности, чтобы человек не захотел вооружаться, и не искал удобного места для своей лично жизни. Это моя доля сделала себя, чтобы не бояться никакого дня на этом курганном месте, где вся человеческая жизнь будет. Мы с вами не учились, и не хотели всходить в таком холоде, в таком обряде, как давалось обосновать независимости, которая не стала искать, как мы все нашли, и окружили себя хорошим и теплым. Это все не твое, а чужое природное место, на котором ты, как человек, определился, и назвал своим именем. Это место мое, в котором пожил, да подумал, да поделал, и в деле каком-либо ошибся.

    54. Не так сделал, и не то получилось, чего захотел. От чего получился недостаток, уже природная болезнь. Незнание окружило, враг неизвестной стороны пришел со своими родными силами. Искусственно или естественно помешал такой хорошей жизни, вожжи отобрал у меня. Я стал этой местности не хозяин, а подчиненное лицо, раб этой местности. У меня есть все. Говорит нам, людям всем, чтобы мы знали и про хорошее, и про плохое, и любили местность одинаково. А мы с вами не хотим, ненавидим эту курганную жизнь. На ней убережешься и в нашем защитном костюме, ветер найдет, пролезет сквозь щель. Найдет живое, заставит сдаться мертвому. Как делалось, делается сейчас, и будет на этом хорошем месте всегда делаться.

    55. Умирал человек, не спасло это хорошее место, и не спасет это место, все равно умрет. А вот эта самая местность этого кургана никем не занималась, и никто не хотел туда взбираться. Там жизнь нехорошая, не живут там люди, а все живут в уюте. На кургане такой зависимой жизни не найдешь, она там не будет жить, у нее бессилие большое. А как же тому человеку жить, кто признал эту местность, которую мы захватили, она нехорошая, вредная для природы и для самих себя. Мы хорошей равниной, удобной окружили себя, и здесь всегда живем одни. Наши приходят, идут они одни за другим такими же самими, как они до этого приходили. И сейчас идут, и с собою забирают непригодное бессилие, борющееся, зависимое, воюющие с природой.

    56. Это люди уходят от природы. Одеваются, кушают, и в доме живут на таком хорошем месте, где его природные условия находят. И ему или ей не дает права так жить, как ему хочется жить. У нас такая замашка природная. Без хорошей усадьбы мы на этом месте строиться не хотим. Наша вся такая жизнь проходила в природе. Надо взять один раз, но надо хорошо взять, чтобы сказали другие люди про твою красоту, и сами взяли такой пример самовольный остановиться на этом месте.

    57. Снабдиться, чтобы у меня, как хорошего хозяина, башковитого, разбитного в этом деле. Делать на все надо умение. А тут играет во всем счастье этого места, на котором приходится человеку жить. Тех людей, которые эту вот жизнь начинали, их на арене не стало. А те люди народились, которым надо быть. Их природа такими для этого дела на белый свет преподнесла для того, чтобы одно время пожить так хорошо, да попользоваться правами. Что ты научился делать, и что ты сделал в жизни этой для другого человека хорошего?                         

     58. Раньше такого огромного хозяйства не было, и такой семьи многонациональной не создавалось меж людьми, таких наук не было. Их на себе развили в данное время на этом месте. Где ты родился, там ты, по закону деятельности, должен со своим богатством и умением покончить жизнь. Ты человек, живущий в природе, ни разу не подумал про свое живое родное тело, и не сказал, что я родился для тяжелой жизни с большою нуждою. У меня, человека данного времени, нет такого знания, чтобы из-за него приходилось жить легко и хорошо, и тепло.

    59. Мы, все такие люди, рожденные для этого. И хорошо знаем своего близкого соседа. Но мы, все живущие на белом свете, не знаем, что наш близкий сосед надумал. И мы с вами боялись его, и боимся сейчас со своим добром. От него хоронимся, бережем, как око свое. Все мы не хотим жить так бедно. Чтобы у нас с вами на такой местности в такой природе, как мы имеем у себя большую для этого дела площадь с разними  ископаемыми  недрами. Мы это сами нашли, с оружием в руках все это сделали. Мы, люди, в этих условиях один раз живем так на земле.

    60. Боремся, воюем с природою каждый день. Обязательно мы делаем для себя, чтобы с этого дела, что я или ты. Мы с тобою живем для того, чтобы что-либо делать. А в этом деле рождается живой в искусстве факт, которого все люди имеют, и разно по-своему живут. Учат своим поступком друг друга. Без своего места собственнического никто не жил и не живет. Да и зачем без всякого скитаться. Надо жить по примеру прошлого в одной скромной семье, чтобы в нашей семье люди все одинаково удовлетворялись. А мы с вами живем, два человека, старый и молодой, поделились землей, море назвали своей местностью.

    61. И говорит человек: это мое государство. Я в нем родился, и в нем должен закончить свою жизнь. Хвалю свою политику, что она у нас такая же самая, как и у них. Мы развиваемся для того, чтобы было чем перед соседом хвалиться. Мы соседа своего близкого не признаем, что он твой природный друг. Ты живешь по-старому, а я живу по-новому. У тебя есть такая природа, как она у меня проходит. Она такие дни преподносит,  чтобы мы с вами жили хорошо и легко, но не все. Старым людям простительно, что у них не рождалась такая мысль, которая заставила от этого всего имеющегося в природе отказаться.          

    62. У них старая режимная собственность, а у нас коллективная социалистическая собственность, тоже народная. Мы ее делаем людьми, создаем трудом и умением своим. Учимся, берем пример с прошлого рано вставать, а поздно ложиться. А кто рано встает, ему Бог дает. Это сказано давно в поговорке. Раньше меня не захватишь природу, никто в такие условия не побежит, и не будет такое могучее терпение делать. Ибо в природе стоит на арене холодная и меняющаяся атмосфера, которой не бывало… У человека в то же самое время никакой болезни не бывает, а только воздух чистый поглощается.    

    63. Для того это все в природе делается, чтобы нити было энергично обслужить мышцу, чтобы кровь проталкивалась. В природе такое делалось между нею и человеком. Она давала все свои возможности жить, и думать про то место в теле, куда набрасывался кучею холод. Мозг в это время не молчал, или, короче говоря, ему в это время не приходилось у себя покой получать. Человек в природе не искал никакой тайны, и не хотел, чтобы так было холодно. Менялось все время. Разом возьмется за ноги, за пальцы, а потом перебросится в руки. Большинство проходило на конечностях. А чтобы с внутри, этого никогда, и ни одного дня такого вредного не было. Все дни бушующие с холодом.

    64. Чтобы сказать, было в этом деле хорошо. Нет, было плохо. Лучше и легче в тепле. А холод есть холод. У него для других зависимых людей, кто этого не хочет встречать. Да еще так встречать, как встречается с природою весь год, и все дни, любое время один человек со своей независимой дорогой. Все люди боятся нею идти, они не доверяются природе, что она есть такая. Особенно зимою проходит для любого человека время такое. В нем ни один зависимый человек не даст свое согласие, чтобы таким оставаться, да на таком месте, которое облюбовал Иванов. Все люди не хотят пробовать. Считают, весь труд непригоден. А Иванов говорит. Я не сверхъестественное лицо, а простой практический человек. В природе делать так, как делает Иванов, надо каждому человеку. Кто не подготовился, боится природы.  

    65. А в природе любое время сможет телу такому, как Иванова, представлять очень тяжело. Особенно завтрашний день, или другая неделя да месяц, в какое бывает время. Тело Иванова оставалось, остается, и будет оставаться в любое и каждое время. Не боится и не собирается от этого отступать. Шел по дорожке маленькой протоптанной людской долго, она на этом месте топталась. Никто в своей пройденной ими такого плохого и холодного не находил. Ни у кого не было, кроме только на земле раскрылась для грядки великая тяжелая людская работа. Людям понадобилась продукция. Всякого рода сырье находили, и кустарным образом возделывалось для того, чтобы человеку вооружиться.

    66. Для того чтобы этим оружием охранять от нападающего человека, кто свои силы направлял по этой дорожке. Ему, как вояку в этом деле, эта дорожка давала крепко думать, и решался он оставаться всегда победителем в природе над другими какими-либо чужеземными людьми. Жить пришлось со своими людьми, строилось государство на зависимых началах. Такого человека по этой узкой между высокими горами, в лесах, да по-над рекой Белой. Люди один за другим шли, и придумывали такую мысль, и за собою оставляли такие дни, в которых радовались, веселились жизнью хорошей и теплой до той минуты, до того часа, или случая какого-либо с нехорошей стороны.

    67. Зависимость остановила человеку мозговую мысль, и на это время клапана приостановились в сердце. Человек перестал по ней ходить, порвалась она между человеком и природой. Это часто со всеми людьми получалось. Их ноги не оправдали это все делать. Создавалось у людей. Они зависимо с природою воевали, боролись, приобретали, строили хоромы, вводили в жизнь частную собственность. Она сменила свою самодержавную на народную. По этой дорожке пришлось очень многим людям со своими индивидуальными делами. Каждого человека эта дорожка заставила думать о самом себе и огораживаться собственностью.

    68. Зашумела, заревела не тем голосом природа. Колесо стало крутиться быстрее. Люди стали коллективом делать все то, что делали до этого частные руки. Создавался у одного человека капитал. Это время ушло. 23 артели ширпотребовских изделий, куда этот человек и попал, экспедитор, агент по снабжению. Заставила человека возить, или ходить по этой дорожке  своя вновь рожденная мысль. Она родилась недаром на мою долю. Я шел и читал Правду. Она писала статью «Наука и техника». В которой люди учились делать и умело делали. А потом было такое дело, люди ошиблись, их надо за это законом наказывать. Но эти люди просились у правительства, чтобы им вульгарность в жизни дали за их ошибку.

    69. А мне в эту минуту кто-то сказал. А почему это так получается между природою и людьми? Как будто они живут, одеваются и кушают, в доме живут. Это их спасение в жизни. Мы, люди, наоборот, все в этом всем простуживаемся и болеем. Наша эта дорожка подсказала человеку, чтобы он всю свою зависимость оставил позади. А взялся за то, за что не брался ни один проходящий по этой дорожке человек. Он оказался один человек, и взялся за это дело сам, и стал инициатором этому всему, отказался от своего сделанного в природе богатства, а взялся за независимость. За то, про что и сейчас люди, наши ученые, говорят. Это, мол, наши все недостатки будут перед нами, если мы за это возьмемся.

    70. Мы свое найденное не будем делать, а свое личное, то есть новое, не подхватим. У природы есть все не умирающее существо и не исчезающее, а наоборот, живое рождаемое. Но мы не хотим свое найденное оставлять. Бежим, захватываем хорошее и теплое, спешим заиметь. А наша с вами однобокая жизнь не совсем, как это полагается. Надо нам природу не делить пополам, и не одобрять: одни хорошие люди, а другие люди плохие. Эти хорошие и плохие у себя создали, у человека, это природное и независимое, полезное для людей, делающих свое какое-либо дело. То, что меня окружала такая здоровая кавказская струя.                  

    71. Об этом первом начале. Самое первое, это мое рожденное природой писание. Я искал в этом всем не такого человека, как я тогда был. У меня мысль совсем переделалась. Я бегал по этим лесным условиям между горами в лесах. Видел, как люди сами себя заставляли в природе трудиться, и во что-либо одевались, да садились что-либо хорошего повидать. Особенно было раньше и сейчас в жизни играли на каждом месте деньги, их люди от других людей приобретали в любом делающем труде.

    72. Разве мне не работать и не получать, как есть другие люди. Уцепиться за одно какое-либо для него интересное место. А он, как человек, умел на нем так жить, как жили одно прекрасное время люди. Им необходимо было в жизни своей. Ежедневно он думал, как бы приобрести у себя какую-либо собственность, без чего ему не везло в жизни. Надо будет иметь какой-либо угол, огороженный своими силами. Это грунтовая земля на такой приятной местности.  

    73. Это была не земля такая, а какое-то в этом месте море, чем надо было радоваться, да работать, обогащаться этим хорошим делом. Я эту работу умел делать и делал. Но люди все это сделали, послали мое здоровье, мои ноги с места одного в другое ступать. Я старался, годил людям, чтобы свое сделанное руками показать. Но люди для меня были хорошие, знали про мои такие заслуги, хранили меня за мое сделанное в природе. А я уже много об этом хорошем написал, целые труды спустил, куда это следует. Есть на все рукопись.

    74. Особенно про ту зависимую в природе, хорошую и теплую, но первую начальную дорогу, которая мною зависимо делалась. Я был человек между всеми людьми пополам поделенный. Одни люди хвалили, другим пришлось корить. Я это видел, но не мог заставить, чтобы они моей доброте поверили. И свои слова на этот счет в один голос сказали про то, что я делал между ними, было всем хорошо. Я это оружие искал все время, прислушивался к людям, что они на мой такой для всех тяжелый поступок скажут.

    75. Люди со мною не согласились, не поддержали мою полноценность. А сказали все про мое найденное в природе такое дело, с которым пришлось встретиться для того, чтобы мне было хорошо, и другому тоже хорошо. Я с таким хорошим делом не угадал, поделился пополам. Не хотят это хорошее испытывать, косятся, как волы. Так и все люди думают, как про какую-то непонятную штуку, она делалась мною. Между людьми я вырос, и все время делал, делаю, и буду делать. Не так, как все люди делали, делают, и будут делать. Я с ними не согласился дальше идти.

    76. Взял дорогу свою. По их пути не пошагал. Взялся за новую небывалую естественную дорогу. За природу, за воздух, воду и землю. Их признал в жизни, самые лучшие друзья помощники мои. Они меня подняли на высокий курган, где пришлось стоять, и ждать чего-либо новенького в моей этой жизни. Это равнина, это грунтовая черная земля. Да на лужку люди поселились, живут припеваючи, у них одного молока птичьего нет. А сбоку уже не такое место, не такие люди. Но раз на нашего царя напал царь совсем другой национальности, я должен идти на войну, и воевать за своего царя.    

    77. Чужим людям понадобилось наше богатство. Они долго думали, но надумали плохое, и других разорили, и себя убили.

    Предо мною оказалось две дороги. Я должен по одной идти. Я не знал, какая куда вела. То ли влево, то ли вправо. Надо было попасть. Это было счастье предрешить. Я долго на этом месте не стоял. Где-то взялся другой знающий человек. Мне указал бесконечную дорогу, по которой приходится между друзьями и людьми практически учиться не на вред, а на пользу всем людям. Я им ищу здоровье не в хорошей и теплой жизни, а в холодной и плохой жизни. 

    78. Нашел, огородился, научился в природе, сделал то, чего не делали все. Оторвался от хорошего и теплого. Взобрался на курган, стою выше от всех. Но не знаю, что делать. А солнышко в упор мое тело пекло, ветер с востока низал. Мне чего-то в этой жизни хотелось искать, и найти, им окружить себя. А мы хорошо знаем это время. Когда люди задались цели чего-либо по природе хорошенького искать, оно сразу никогда не давалось. Людям хочется заиметь, а природа, как нарочно, не хочет дать. А у людей где-то берется зло, на это дело наступать. Жертва за жертвой, но как была неудача, так она и осталась неудачей, да еще какой.

    79. Тяжелым переживанием. Люди хорошо знают, что в природе есть это могучее сырье. И пустили разведку для того, эту вещь сделать. Надо материальность. А она лежит в недрах большими залежными бассейнами. Это дело самих людей. Кто ничего не делал в жизни своей, после своего труда, сколько приходилось людям  трудиться, у них пшик получился. Люди себя считают. Если они копались, на ум своего Лазаря думали, но не нашли, это их неудача. А в природе и это есть, очень много такого дела не открыто. Разве это все люди сделали, что они научились, и много кое-чего в природе делают.

    80. А самое главное в жизни не надумают, и не сделают в природе, чтобы она, как мать родительница, по потребности человеческого тела давала. Она уже так и поступила с людским желанием. Самое главное, для нашей молодежи, что будет надо, мы ничего не делаем. У нас на это дело умы не развиваются. Мы боимся в природе врага внешнего и внутреннего. Мы с вами не научились расценивать про это дело. Что это такое за дело у нашей могучей науки, которое мы с вами делаем.

    81. Никак не сможем точно разгадывать хорошее и плохое. Мы и до сих пор не научились разгадывать врага. Все люди об этом думают, и делают все время своими руками для этого. Их людское такое дело. Как им не хочется встречаться в природе с любым заболеванием. Все силы технические направлены, вся природа у людей служит для этого дела, все науки и химия сосредоточены для этого дела. Особенно в медицине одна надежда на хирургию, на нож. Человека человеком для этого дела применили. А как были поиски средств помощи человеку, так они перед всеми людьми остались. Люди знают хорошо дело Иванова.

    82. Им не хочется соглашаться, как ученым теоретикам. Всякого рода открытия, что люди сделали. Разве Иванов против этого. Вы делали, делаете и будете делать. Но мое не гоните с колеи. Я же ваш человек. Как мне хочется с любовью передать людям свое найденное, которое принес сам лично в министерство здравоохранения в кабинет № 612 к Порфирьеву.  Там было два врача, тоже их Порфирьев заставил. Как практического рожденного в природе самородка прослушали вместе. Я был Иванов, их не против. Но когда доходило мое до доказательства, врачам надо будет признать профилактику Иванова практическую природную.

    83. Всему дело играл роли воздух, вода и земля. Не играет роли болезнь над человеком, а играет роли человек над болезнью. То тогда с этих двух врачей мне говорит. Ты что же хочешь остаться в людях благом. Мы, мол, ученые люди хирурги, и то одного режем, а другого оставляем. С чем Иванов был согласен. А тогда Порфирьев стал говорить Иванову: «Ты окружил себя темными неграмотными людьми». Я, Иванов, на это доказательство, как знал, пригласил пациента Токареву, только она осталась в коридоре. А я, как предлагал, один зашел, говорю Порфирьеву: мы давайте пригласим в кабинет гражданку, пусть она нам скажет про себя.

    84. Начальник профилактического лечения Порфирьев дал согласие, чтобы гражданка в кабинет его зашла. Люди, вы же ничего такого не сделали, и  не делаете, что нам вносит свое Иванов. Антонина не темная женщина, зашла, ей дали место, она села. У нее спрашивает Порфирьев, как ученый человек, с извинением. Он думал, что она не москвичка. А она в Москве проживает. ЖК 17. До востребования. Токарева Антонина Владимировна. По входу в кабинет, она взяла слово. Мы все ее слушали, как пациентку Иванова. «Я, – говорит москвичка, – работала кондуктором, меня болезнь окружила такая. Я слушалась совета врачей, шесть детей абортировала, а как болела, так болею. Благодаря встрече с Ивановым Порфирием Корнеевичем, он меня принял. И сказал наоборот. Если ты сделаешь аборт, то не приходи ко мне. Родишь – все будет так, как надо».

    85. Она между нами человек была, природою обижена, больная, забытая всеми, ни от кого из людей она не получала помощи. Только Антонина перед всеми криком кричит, как понимающее лицо в этом деле. Она поддерживает физическое природное практическое явление. Самое главное, чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление центральной нервной части мозга. Она рассказала про это все, ей дали свободу оставить нас, говоривших в кабинете. Знаете, что Порфирий сказал на ее все выступление. Она, мол, ненормальная.

    86. Что можно сказать про это дело, если это практика Иванова независимая, и закаливание в тренировке, что делает Иванов. Он хорошее нашел, сам окружил себя холодом и плохим делом для всех нас. Он такой дорогой идет, нас никого не приглашает и не заставляет. В этом деле любовь, если понимаешь. На это дело места хватит, твое желание. Нет ничего подобного, кроме новой небывалой жизни в здоровье. А мы все науки такие, человека заставлять, и делаем дело тяжело, но чтобы с этого всего получилось легко. Мы, все люди, делаем в природе, нам впоследствии получается плохо и тяжело. Зависимость человеческая не оправдала. Как болела Антонина, она болеет, и будет болеть. Никакой помощи аборты не давали. Значит, неправда нас, ученых людей, окружила.

    87. Мы своей наукой хвалимся, что она нам недостаточно между людьми сделала. У медицины много хорошего сделано и найдено. Но чтобы сказать, что мы умеем, мы ничего не сделали, чтобы от природы получать то, что будет надо. А мы должны этого научиться сами врачи, чтобы не простуживаться и не болеть. А потом учить других больных этому, что делает сам в природе врач. Все мы, специалисты науки медицинской, в своей очереди стоим, и ждем своей очереди. Мы, все люди, от этого не гарантированы. И не можем сказать, что мы сегодня не заболеем. Мы в этом ничего не делаем, чтобы не попасть в тюрьму и не лечь в больницу. Для чего у нас милиция, для чего у нас скорая помощь. Мы бедные, незнающие все люди.     

    88. По всему учению Иванова и делу человеческой жизни, милиция и скорая помощь отпадет, и она не будет человеку нужна. Ничего не сделали по части врага, как он был, он есть, и будет он в природе через один недостаточный поступок. Мы с вами с помощью учения Иванова перестроиться с одного в другого человека. Мы, все люди, не такими сделаемся, как были. А сделаемся новыми, сильными, вольными. Но не такими бессильными, как были. В этом деле ошибались, ошибаемся, и будем ошибаться из-за нашего незнания. Мы, все люди, не знаем, что нам делать, чтобы не простуживаться и не болеть. Делает между всеми пока один Иванов.

    89. Да готовит Крапивкина, такого человека, кто хорошо понял Иванова, и ухватился, делает. Начал делать из-за воспаления легких, они у него прогрессировали в сторону плохого. А теперь он научился сам себя так представлять в природе. Он уже после этого всего учения не сделается таким, как он уже произошел в сознание. Он знает хорошее и теплое, да и не отказывается от холодного и плохого, где для человека создают здоровье. А здоровье не такое, как человек его зависимым имеет. Этому здоровье надо сердце и душа, чтобы в природе, что будет надо сделать, чтобы в этом получать пользу, которая заставлять не будет, а просить будет. Что и сыграет роли в природе, эта умелая вежливость, которая получит в природе силу воли.         

    90. Мы с вами все такие люди встречали и проводили свое проходящее время, кому оно не помешало своими силами. Человек остался доволен тем, на его такое счастье, где-то со своим поступком не смог наброситься на совсем безвинного человека. Милиции лишь бы услышать не такие сказанные слова, и не то человек человеку другому сделал. А на это где-то взялся милиционер. А у них такая психическая ненормальность, которая тоже грубость делает на наших людях бедных, не защищенных. Их никто не учит для того, чтобы знать милицию и в нее не попадать. И делать то, от чего не прививается никакая эпидемия. Нам наше с вами в жизни дает незнание, оно у каждого человека есть, но мы за него не брались, и не хотели делать то, что надо для жизни. 

    91. Мы с вами так думаем и гадаем на весь год, со своим делом шагаем. Не пропускаем ни одного дня, чтобы мы с вами не подумали про завтра. У нас всех такая зависимая сторона, от нее мы стали в очередь, и стоим, ждем свое время. Оно и к нам придет, мы с вами свои силы потеряем, нас с вами  окружит бессилие. Мы с вами делаем то, что вредно. Надо было не одеваться, не по-своему жить, а по природному. А тяжело терпеть без всякого одевания. Надо бы не кушать – сосет, хочется кушать. В дом не надо заходить – тянет магнитом привычка. Не надо было болеть, а твое тело окружило, чем-то заболело. От чего? Не знаем. И надо бы от этого выпутаться, но ничего у нас не получается. По-нашему не делается, а по природному. Надо давно добиться от природы, чтобы не умирать, но ничего не получается. Когда ты живешь хорошо, все у тебя есть, и всего у тебя много, ты этим не удовлетворяешься.

    92. Говоришь: хороший день проходит по природе таким, как это надо. Всем хорошо, когда делается хорошо. Но плохое, оно сильнее от хорошего. Какое бы оно ни было, а холодное побивает теплое. Из теплого не получается живое, сохнет, и делается в порох (пыль). И забирается с водою, и идет куда-то.

    Был враг, есть враг, и будет враг. Издалека смотришь на настоящие леса. Видишь между неплодородными деревьями все же стоять деревья. А когда видишь людей движущихся живых, то мы видим, на них висит не живая, а мертвая одежда. С пищей во внутри. Для спасения человеческой жизни стоит построенный дом. Это все принадлежит не человеку, а природе. Между проходящим солнечным временем. Перед нами лежит площадь не начатая земли. Все это человек заставил служить источником.        

    93. Все это делается руками, продумывается умом. Физически тяжело, а умственно помогает приобретать и одно, и другое, и третье. С чем человек жил, учился, делал. В этом деле часто ошибался, гибнул. Не знал, от чего. Старался от этого всего уйти, от плохого и холодного в теплое и хорошее. Это все не спасло, а, наоборот, в этом всем человек потерял свое здоровье. Непригоден он к жизни. Его гонит пришедшее время, как отмирающее от природы. Нехорошее делается такое бессильно борющееся тело. Это для жизни нашей незнание. Мы можем сказать, это пришел для нас враг с нами воевать за нашу жизнь каждого дня. Мы его не ждали, он сам к нам пробрался за наше сделанное дело в природе. Откуда, зачем он вероломно напал? Со своими естественными силами не дает покоя. За что, про что? Мы и до сих пор от природы не добились. Все зависимые мы люди, нам тайну свою природа не говорит.

    94. Сегодня между людьми проходит по земле каждый в отдельности свой день. Он с собою привел новый небывалый движущийся воздух. А вода океаном, реками и озерами с землею вместе окружены воздухом. Чем мы одно время пользовались, дышали, и обмывались, и ползали по земле. Мы это все делали для того, чтобы без всякого заболевания жить. Это наше дело в природе: чистый, хороший воздух воспринимать, тепло любить, а холод гнать от себя. За то самое, что мы, все люди, с вами делали, для нас посылает врага, болезнь. Мы заболеваем в этом хорошем и теплом, горим. Нас природа не любит за наше нехорошее. Мы бежим, уходим от холодного и плохого. Нас это все не удовлетворяет, мы не научились в этом всем жить. За это все сделанное наши тела горят. Мы с вами не в силах разобраться, и сделать в природе то, чтобы меж нами не было врага.

    95. Природа эти качества имеет, но пока для человека это тайна, которую найти ищут, но не найдут. Враг был, враг есть, и будет враг до тех пор, пока мы не опознаем природу, и не подружим с нею. Как она хочет быть с людьми друзьями в любви. Воздух, вода и земля – самые близкие родные друзья, с кем надо учиться и близко жить. Учиться, и, как мать вселенную, просить, будет тогда новое, но не старое. Сменится в жизни, враг исчезнет, будет друг природа, человек. А во всем этом деле играет роли одно. Надо будет в природе, как обиженным людям, просить, умолять ее, чтобы она пошла навстречу всему этому делу. Это будет, как какая-то особенность, которую люди ждут. И хотят, чтобы это все было, изменило свое старое на новое. Небывалое сделать, чтобы мы в природе заняли свое место, и хозяйничали.

    96. Чего хочет независимый человек?

    Вся наша планета заселена. Все национальные люди по своим местам. Все люди с разведкой ищут по природе тайну всякими патриотическими путями. Но чтобы найти и воспользоваться. Ни у кого не проявилось сменить в природе себя. Как воевали, и борются с природой. Хотят сказать свою правду. Считают, наш закон – хорошо и тепло окружаться. Мы, все люди живем хорошо и тепло. Но чтобы природа им пошла на их работу общую, и создала чего-либо новенького. Так и остались с зависимостью. Она не оправдала людей на земле, магнитом притянула, и закопала всех людей. За все это мучение больные, забытые всеми попросили Бога. А природа сама нашла человека, и поручила нашему русскому Иванову, кто взялся за это дело, и сделал себе новую небывалую дорогу. А она не делалась и не думалась независимо.

    97. То есть Иванов раскрыл на себе тайну и в холоде, и в плохом виде. Практически все делал. У природы отобрал силы, волю для того, чтобы не думать, а делать. Без всяких плодов. Не надо будет никакое оружие, и не защищать самому себя. Надо будет одно сознание, заставить себя любить природу. И хорошее с теплым воспринимать, и холодное с плохим. Это сделал все Иванов. Пошел на жертву, и стал не воевать и бороться, а испытывать свои силы и волю для того, чтобы врагу дать практический отпор. Просьба, вежливость добилась, и поступок в жизни. Вот нам и тайна. Хвалиться своим сердцем, молодым, здоровым, закаленным. Никогда нигде никак природою не побежденный. Как был Победителем, Учителем здоровья, так Иванов остался. Какая бы ни была атмосфера, она нами завоевана, доказано природе. Хозяин стал на земле человек.                 

    98. Он не боится ничего. Знает хорошо смерть, ее нет. Если бы этого не было, не было моей жизни. Я был, я есть, и буду через природу. Она вас всех приберет к рукам, а одного Иванова оставит через  тяжелое терпение. Мы будем у него учиться. Он за то, чтобы не было тюрьмы и больницы. Довольно иметь баз, чтобы иметь на привязи человека. Надо дать волю, силы для жизни, но не для смерти. 1966 год 13 июля. Иванов.

   

    Как в природе хозяйничал человек над природою со своим зависимым первым днем. Мы с вами не видели и не слышали, как по природе проходил самый первый день, в котором пришлось открыть ворота для технической, в искусстве человеческой жизни, которую сами люди начали. Перед их руками и телами, да умом не было никакого источника, чтобы им тогда пользоваться. Было человеку плохо и холодно, он искал в природе выход избежать этого. 

    99. Пошел приглядываться да прислушиваться, что было тогда из помощи в этом деле человеку. Он встретился с не переживаемым тяжелым временем. Он длился без конца и края, а у себя ничего не показывал, только заставлял хорошее ждать, и мыслить про встречу с тем делом, кто по пути с человеком должен повстречаться. Человек никогда не собирался у себя делать таких дел, которые он сам начал делать. И с этого всего он дождался. Сначала с ним, как мужчиной, встретилась женщина со своими не начатыми силами. Ее природа подослала человеку первому в помощь. Этого люди никогда не думали и не гадали, что человек с первого дня в природе начнет против природы вооружаться, чтобы им пришлось в своей жизни легко жить.

    100. Так оно и делалось постепенно в этом деле, и от этого всего получалась начальная своя собственническая в этом деле жизнь. Знаете, как без ничего приходилось по земле шагать. Человек первый не был обогащен зависимостью. Он появился в жизни гол, как бубен, но силен был мыслить. А у него она стояла на месте, следов никаких. А делать было надо. Уже не один человек, а тогда их было двое. Они учились друг на друга смотреть да понимать. Они учились сначала, как будет надо начинать, и зачем приходилось, и зачем шагать. Мы двое, надо было в природе показаться. На этот счет играла роли природа. Воздух, вода и земля, что и родило у себя одно и другое. Кто его знает? Человек не может сказать: я, мол, пришел сюда на это место вот в такое-то нехорошее или хорошее время.

    101. Люди первые не слушали между собою разницу. Они не умели считать, и выдумывать какое-либо дело. А дел не начатых было много, приходилось делать, только человек не соображал и не умел их делать. Не было куска, никакого убежища. А был человек не один, а двое. Сколько времени проходило одному жить без всякого такого. А сейчас человек человеку показывает, говорит и слушает, понимает, но не делает. Надо будет начинать. Откуда и как? Этого никто не знал и не делал. А все же пришло в природе такое хорошее время. Люди стали людей рождать, и стали люди людей учить и заставлять. Люди людей стали слушаться. Им пришлось научиться, у второго пришедшего человека научиться. А нет, у кого учиться. И нет, у чего учиться. А время не стояло, все двигалось с места одного в другое. А вот жизнь сама росла, развивалась, познавалась природа.

    102. Шила и иголки не было, мешок не был сшит. Да и кусать нечем было, не умели жевать. Не было, на что рукой, пальцем показывать. Чтобы одному на другого человека приходилось смотреть и с него сменяться, этого не было, и не делалось. Все это сделала зависимость в природе без вмешательства Бога. Сами люди нашли и начали опознавать, а потом стали делать, а в деле живой факт получился. Мы раньше того не имели, а сейчас увидели друг друга, и улыбнулись. Слова создали, что и заставило продолжать делать след. Мы по такой равнине шли, а перед нами не было даже летающей птицы. Погода была такая,  от которой мы очень тяжело терпели. Мы тогда этим не нуждались, дни проходили между нами. Звания никакого не было.    

    103. А не стояла, все новое и новое приходило и уходило. В чем мы с вами видели, но не могли удержать то, что появлялось. Мы теперь сможем забыть солнышко, если оно будет каждый раз всходить, как оно делается, то другого не будет. А природа свое сажает, на земле прибавляется. Человек к человеку подходили без всякого такого, а стали видеть. Подсказывало, что мы люди, таких еще никогда не было, их малое в этом развитие. Как оно развивалось, но прибавлялось. Люди с незнания взялись и стали, для себя искали, нашли, осмотрели, узнали, стали делать по такому примеру, от чего приходилось учиться. Надо было знать так, как это надо. Человек долго учился, пока об этом узнал, стал знать.

104. Как хотелось это знать, чтобы умело делать. А мы видим плохое, мы стараемся от этого уходить. Дорога одна намеченная, больше таких дорог нет жить. Начинает сначала по этому делу думать. А мы человека стараемся по-своему, как мы делали. Так хотим, чтобы наш человек ходил по дорожке. Знал, для чего он эту историю начал делать. Он взял, и по развитому верх поднимался. Его заставляла тогдашняя обстановка. Люди шли по дороге, не страшились встретиться завтра с таким временем, с которым не приходилось в жизни встречаться. Человек считал не так. Придется рано вставать, быть на этом месте, где природа не посчиталась ни с кем, а прислала и показала свои силы. Она знала, что делать. У нее это три тела.      

    105. Если захотят сделать на земле как угодно развитый циклон. Откуда, зачем? Об этом начале никто из наших живых людей не смог прежде времени рассказать. Он вчера видел, как солнышко на заходе перед нами садилось. По старому людскому примечанию, это делалось в природе давно, хоть, может, не так, как сейчас получилось. Мы про природу такую бедную, в которой мы жили. Нам хотелось от этого места отказаться. Но раз уже поселились, сделали по-старинному. Рядышком один возле другого посадили. Нас никто не учил, и не имел права запретить. Мы этому всему были хозяева. Любили крепко трудиться, приобретать себе, чтобы у нас было встретить любого прибывшего гостя.

    106. Не хотелось так рано вставать. Как сегодня у нас в деревне такой ловкой люди жили. По-новому приучились, сами с собою встречались не гордо, чтобы не хотеть своему близкому человеку свою шапку скинуть, и низко ему поклониться, и во весь голос сказать: «Здравствуйте».

    Государственная охрана блюстительского порядка. Уважаемые вы ученые люди со своим понятием. К вам обращается закаленный в тренировке независимый человек Иванов Порфирий Корнеевич. Жалею молодежь, что она так не сделала, с душою и сердцем не воспиталась. Виноваты родители. Вините самих себя за свое нехотение, что мы не хотим признаться.

    107. Надо было давно ввести сознание, и согласиться с таким в жизни порядком. Признать всех людей одинаковыми в этом деле участниками. Надо будет трудиться, и жить в условиях одинаково. А мы строим общее дело, но сами живем не одинаково. У нас души с сердцем нет посчитать этого человека, кто в данное время хочет так жить, как мы с вами научились, так знать окружающее. Мы с вами не хотим понимать, кому это все мы делаем. Мы все это сделанное с собою у природы не возьмем. Наши с вами тела так отомрут, их совсем не станет. А вновь рожденный человек на белом свете будет. Он обязательно на наше все посмотрит, свои слова скажет. Зачем такому человеку в природе было рождаться, как вот я родился. Мне этого, что делается в природе человеком, мало.        

    108. И не думаю с вами, и не делаю одинаково. У меня ум не такой, как у всех думает. Мы не сможем оставаться сегодня без завтрашнего дня. У нас в нашей такой местности проходит не такая погода. Сколько нас с вами есть, мы живем разно. У нас даже не такое здоровье есть. И что самое будешь делать. Зато ты не забыл, что время никогда не опоздает от тебя. Сегодня для тебя, или, может быть, мне это место предназначено. Ты, человек, дождался своего времени. Знаешь  хорошо, что оно с тобою не согласится так жить. Как ты, живой человек, на сегодня думаешь: где это все берется, и кто это тебе дает? Если ты своими глазами посмотрел вдаль, тебя заставила твоя необходимость это делать. Ты хорошо научился между всеми делать. Твой козырь у тебя.

    109. Тебя люди просят, чтобы ты, этакий человек, знал про свое дело, которое ты сегодня делаешь. Это твоя любительская охота заставила этим окружить себя. Для тебя это надо. А раз для тебя хорошо, почему ты не хочешь свое найденное передать. Разве я такой человек, на которого вы подумали. Это ваша неправда, она никогда никем не признается у нас, живущих людях. А мы с вами не одной местности находимся. А этот человек со своей идеей известен, он работает. Это вот жизнь, в которой мы научились друг друга заставлять своим умением. Если мы не будем знать, и не будем думать обо всем, у нас ничего не получится. Мы своими силами заставляем свою землю в одну сторону крутиться. И за то, чтобы у нас наше время менялось.

    110. А солнышко одно, оно стоит от нас на большом расстоянии. Разве оно находится не в естественном порядке, или оно какими-то качествами огорожено. Оно только себя показало, как какое-то огненное пламя. Неужели мы не хотим своими телами такие чувства воспринимать, как нам делается. Мы с вами не доверяемся этому промежуточному делу, которое между нами, такими людьми, проходит. Большое вокруг нас делается пространство, в чем может появляться не одно солнышко, которое мы с вами видим всегда. И хотели бы мы с вами всегда, чтобы таким быть, как оно в некоторое время бывает. Мы его ждем и дожидаемся каждое утро. Наше мнение нашей мысли такое: вот если бы солнышко поднялось.

    111. А в это время все живое льнет к нему. Но оно может себя менять. То оно бывает, атмосферно себя меняет. Откуда-то, на счастье, или на несчастье, где-то возьмется всякого рода атмосфера недуманная. Начнет из-за какой-либо горы, с другой стороны идут одна за другой, вверху по небу плывут тучи, как по конвейеру. Каких только ни бывает, и пустые, одна за другой появляются, и тут же скрываются. Кто это все делает, и делается не каждый раз одинаково. А мы, люди, в таких условиях не всегда бываем. А тогда ты себя заставляешь, когда это будет можно. Мы это не сами в природе делаем. Захотел – сделал. Захотел, и не сделал. Но это все делается самой природой. Сегодня хотелось, чтобы утреннее солнце было.

    112. А его кто-то как-то огородил. Все это мешает природа. Такой в этом году день подскочил. Не хотелось, но где ты денешься, если такое время подошло. Надо бы иметь у себя здоровье, а его нет. Кто это сделает, если ты в этом деле самая начальная в истории человеческая жизнь. Начинаешь шагать по вот этому самому месту, где была равнина, похожая на какой-то лужок. Да еще протекала небольшая речушка сбоку леса. А в этом лесу мы не поселились. А возле него на опушке этого леса такой местности мы с вами, как местные все рожденные люди, живем. Да встречаемся с одним местом, да другим временем. Мы знаем, когда как приходится дыхнуть, и чем. Для нас такое дело изученное. Хорошее хорошим, а плохое плохим. Для нас лишь бы оно жило и пользовалось своим направлением.

    113. Мы уже знаем, и хотим лучше в этом деле обходиться. Для нас не одно, одинаково приходит время. А оно сколько раз меняло, и рождало в жизни новое. Нам такого не было, как родились силы в природе. Каждую минуту и каждый час человек может погореть в природе за зависимость. Она без рождения дитя. Надо будет родиться для того, чтобы жить каждый день легко, но не было тяжело. Надо будет одно делать. И не начиналось. Люди, они это дело начали с холодного и плохого. Мы не стали это понимать, пошли своей дорогой. Она нас ведет прямо к тому же самому, от чего мы уходим. Она нас догоняет силами своими и начинает беспокоить.

    114. Долго мы мазались по нашей земле, по которой приходилось шагать, и делали то, что мешало. Солнышко было путеводителем. Люди гонялись со своим имеющимся богатством, на месте одном не были. У них время тоже не стояло на одном месте, свое время по возможности прибавлялось из имеющегося. Что приходилось тогда видеть. Человек сам себя не так вел, он не пользовался такими правами, как сейчас. Мы с вами встречаемся с любым приходящим днем.

    115. Мы уже соображали по природе, как люди, живущие на этом проходящем месте. Мы с вами тогда были технически не вооружены. У нас с вами под руками не было ножа, да и зачем он тогда был нужен. Мы не имели никакого запаса для другого дня. Да чтобы, как сейчас, гардеробы полные не с плохого, а с хорошего качества сделанные.  Мы по земле…тогда не имели хорошего протоптанного следа. Вся природа тогда не была поднятая. И никто тогда ни с кем нигде не воевал.

    116. Тогда такого врага, как он сам себя между людьми и природою развил. Есть, на ком и за что свое зло сгонять. Люди ничего не делали для того, чтобы за это дело приходилось получать, за что-то, за какую-то вещь деньги. Раньше люди не менялись, не было, на что. Природа лежала всегда под босыми не защищенными ногами. Время между людьми быстро проходило. Считались не дни по порядку видимые. Давала человеку какое-то приятное в жизни чувство.

    117. Людям не приходилось ожидать дня, и к нему готовиться, как сейчас делается. Праздников не было. Хвалиться нечем. Все между человеком энергичным живым проходило близко. Ему не была нужна тогда весна, или лето с осенью, да зима. Все это процесс в жизни человеком сделан. Такого длинного года со своими причитающимися днями совсем в помине не было. У нас говорят, солнышко всему дело. Мы при нем видим, и разгадываем на земле свой след, туда себя направляли, искали свой выход в чем-нибудь зацепиться.       

    118. Тогда такого между воздухом и землею удобного и быстрого не было. Конец такой не приходил к человеку, как сейчас. Мы свою дорогу хорошо знаем, и делам ежедневно на своих обутых ногах. Мы от своего порога отрываемся несколько раз в день, то уходим, то приходим. Без всякой прибыли мы не остаемся. Как же мы раньше свою жизнь без ничего вводили. Даже курганов насыпанных не было. Чтобы мы знали про какую-то нашу хорошую или плохую местность, у нашего человека не складывалось в голове. Людям всем служила тогда природа.

    119. Воздух не приостанавливался держать у себя на своем весу нашу, как мы ее теперь определили, круглую землю с водою вместе. Как это получилось между нашими учеными, такими людьми, что они об этом деле мыслят. Говорят, что наша земля когда-то находилась без всякой такой жизни. Она у себя такой общей воды не имела. Все это лежало огненное. Это дело, может, оно и было так, как мы с вами теперь думаем. И находим в земле вечно лежащих наших предков. Они когда-то жили, может быть, и имели лучшее, чем мы имеем сейчас.

    120. У нас на земле пока находится не так, как это людям хочется научиться. Так научиться, как мы учимся между всеми людьми. Хотим сделаться над всеми людьми  вожаком такому делу вести, как мы с вами его встречаем и провожаем. Но это бывает один раз в жизни. Мы с вами видим не одну дорогу, по которой стараемся пройти. И узнать про встречающихся людей, что они хотят в жизни получить от этой земли, которую они своими умами так окружили, как источник. От нее тянут и тянут без конца и края.

    121. Знаете, с этого всего, может быть, история такая, она разрослась и сделалась нами. Мы всю бытность этого всего на это смотрели. Хоть и трудно было в этом, но свое, что было надо. У нас руки, они есть и сейчас. За что мы с вами ни возьмемся, как и всегда получается. Видно, как на глазах все это прибавляется. А раньше  мы ничего не видели, и мы ничего не имели, кроме одного человека.  Из-за этого всего нелегко приходилось в природе свое такое приходящее первое время в нем жить. Мы были не счастливые за все наше с вами встречающееся, хоть для нас и приходил также день со своими силами. Мы его с утра начали с солнышком всегда встречать.       

   122. А как делается тебе нехорошо, когда у тебя, как у какого-то человека. Ты же живешь уже немало времени на вот этом белом свете. Если со всеми разобраться, да приглядеться ко всему сделанному, что мы с вами за это время сделали, то у нас с вами все, что мы видим, не заслужило внимания. Надо бы не это иметь, и давно уже с вами, но почему-то того, чего следует, особенно нашим в природе людям. Что только мы с вами ни имели и ни имеем, а как был между нами всеми большой в жизни не изученный недостаток. Мы с ним совсем уже не знаем, то будет (надо) делать. И туда мы кидаемся, и сюда мы бросаемся, а не найдем, как и чем свою прорванную латку залатать.

    123. Разве не такое солнышко всходило. И не такая себя показывала с четырех сторон, она смогла появиться. Правда, со всего происходила большая разница, на которую мы, как люди, и не смотрели. Было что-либо, или не было, мы себя не жалели в этом всем. А если было надо менять в природе свою форму, для нас эта картина между нами не в первый раз такой появлялась. Особенно в природе, да еще такой злой, как она всегда не бывает. Мы же с нею не считались, и бывало не хорошо, а плохо мы шагали. И если это потребуется от нас всех. Особенно в это время, когда мы окружали.        

    124. Мы с вами завоевывали как. Сами недоедали, оборванные шли в бой. А бой был тогда, можно сказать, одинок. Это все, что мы проводили, мы хорошо знали, но не изучили и не поняли. А в природе всегда не будешь с оружием в руках  в выигрыше. А вот надо будет заслужить внимание своим поступком в природе, чтобы легко жить. Надо будет научиться, как будет надо разузнавать врага в природе, какой он есть, и за что рождается в природе. Мы с вами привыкли все друг друга заставлять, даже самого себя на хорошее свое собственное дело.

    125. Человек, воюющий с природой, он же зависимый от нее. Он себя ценит, и не жалеет энергии, идет в труд, предназначенное дело. Ему хочется сделать какую-либо вещь, и ею перед всеми хвалиться, что он это сделал сам. А в природе этого нет, чтобы это твое. Раз ты сделал в природе, тебе это все далось, уже это есть наше общее, но не твое лично. Как это нами, всеми людьми, делается и встречается, и будет встречаться через наше все, сделанное нами. Это природа между нами, мы от нее получили самое лучшее из всего, и теплое. Мы научились так прекрасно пользоваться в природе, чтобы быть настоящим человеком.

    126. Ему надо хорошая фасонная в форме одежда, а приобретенная в природе, выращенная вкусная, жирная, сладкая пища. И построенный на хорошем месте жилой дом. А к этому всему надо будет все хорошее для того, чтобы сказать про это все: хорошо мне и тепло. А вот чтобы сказать: это нам дает продолжительность. Мы, все люди зависимой стороны, не получили доверия у природы, чтобы не стоять в очереди, и не ждать завтрашнего дня. Мы не ждали, и не хотели такого дня видеть, чтобы он нас за это все имеющееся своими силами наказал. Ибо это все, сделанное нами в природе, нехорошее для нее.

    127. Мы сделали с природы оружие, и им, как природа, природу овладели. И ею стали в природу стрелять, и убивать ее человеком. Поэтому один исход:  с этого хорошего и теплого получается плохое и холодное, смерть. Это люди незаслуженные в природе. У них любовь одна к хорошему, а плохое, холодное недолюбливают. А раз это не делается, значит, и не получается в жизни это, что надо, здоровье, которого добился через независимость одну, которая конца и края не имеет. Она заслужила, и допустила к жизни одного из всех людей. Один человек это сделал, он получил от природы то, что надо будет всем нам. От каждого не надо будет отворачиваться ни тому, ни другому человеку.

    128. Это лично созданное в природе независимой стороны человеческое здоровье. Неужели нам с вами всем не надоело умирать. Мы с вами живые люди, можем это все изменить, сторону всю зависимую оставить позади. А взяться за новое, не делано человеком, за независимость. Она снимет с очереди. И не будет человек стоять, и ждать своего принадлежащего дня, с чем распростится. И больше не будет в природе простуживаться и болеть, что самое главное в жизни. Человек этого добьется от природы.

    129. Не будет делать то, что ему влияло. А мы с вами, зависимые люди, кто не согласится воспринять сторону независимость. Она оправдывает своим поступком. Люди через это все свое сделанное добьются, в природе завоюют продолжение. Надо будет закаляться, и всего в природе добиться. Чтобы мы с вами надумали мечтой добиться от природы того, что вечно думали, и все время не хотелось людям умирать. Мы должны для этого природу любить не однобоко, а в кругозоре. Значит, надо жить хорошо и тепло, но не гнать от себя холодное и плохое. А надо как хорошее и теплое, так же и холодное и плохое, что нас, всех людей, поделает новыми.   

    130. Мы с вами сохраним свою старость, которая теряется нами всеми. Мы от природы получим свой не исход, в котором продлим свои годы, завоюем место жизни. Мы врачи, профессора, ученые люди, и мы все неученые люди. Между нами и природою зависимая сторона и независимая сторона. Мы зависимо прожили. А вот независимо не жили. Мы по-старому учимся. А надо учиться по-новому, небывалому, по практическому.

    131. Мы теоретически научились многому. А фактически мы ничего полезного не сделали. Наше с вами незнание. Врага мы не опознали, и не наши ему средства, чтобы предотвратить его. А раз мы это не сделали, мы люди бедные. Живем однобоко. Одну сторону любим, другую от себя гоним. Хорошим, теплым не нарадуемся. А когда холод и плохое, мы ненавидим. Какие же мы люди. Совсем слабые. Не закаляемся. Все до одного в очереди стоим, ожидаем дня. Не гарантированы мы. Как чуть что такое, простыл, заболел. Не хотелось бы этого, но ничего не поделаешь. Природа есть природа.      

    132. А мы с нею воюем, хотим ей доказать силами индивидуально. Мы не знаем, что будет завтра с нами. Одна вся надежда. Мы хотим, а нам не дается. Все у нас есть. Жить бы, да жить. А что-то мешает. Дел очень много, нам их не переделать. Это временное явление наше искусство. Мы не научились жить. Умирает человек зависимый в природе. Не умирает человек независимый в природе. Чем мы хвалимся? Своим оружием. Мы его сделали сами с природы. Зачем оно нужно? Чтобы легче жить. Это неправда, она введена нами.

    133. Мы трудимся для того, чтобы у нас было. А что нам надо? Мы сами не знаем. Хотелось бы жизни – крепко мешает труд, без кого ни шага. Что мы делаем? Себе сами вред. Не делали бы. Но жизнь заставляет, магнитом тянет. Завтрашнего дня не было. А мы жить как будем? У нас на земле сколько людей, все они думают. И желание одно у всех –  жить не плохо, а полностью хорошо. Почему не получается? Да мы не в силах это сделать. Люди и тогда были, делали, творили. Хоть тяжело, но жили. Без всякого дела не продолжали свое дело.

    Мы дождались времени общего теплого, и к нему все как хотели, так и шли.

    134. Ученые люди в чем-то учили, из чего-то они брали, и делали живой факт, и сохранили. Сейчас мы человека делаем дельцом. Кто научился делать, он из дельцов делец на все свои руки. За что ни возьмется, он мудрец на выдумки. Словом, богатый человек своим собственным богатством. Такого богатого человека не найти. Один из всех людей человек, у которого ко всем людям души с сердцем не было. Он других людей, особенно бедных всех, не удовлетворял. Люди – это большое незнание о них. Их можно иметь, но удовлетворения совсем мало. Ни один человек не сможет, чтобы сделаться независимым в природе. Здоровым человеком таким, как и не было, и не будет во всей истории.

    135. У этого человека будет особенно день в этом месте, где свои лучи направил, и хотел это время пробыть. Год теперешний наступил со своим временем, подослал день, и дал ему имя. Независимый человек – это буду я. Иванову доля выпала в природе делать. Это все в природе, что сделал, это не с мешка высыпано для этого чистого зерна. А все это делалось мною трудом. А сейчас уже мне пошло 67 лет. Мне надо будет уже отдыхать, мой такой возраст. По всему этому развитию, я должен своей мыслью теряться, она у меня должна уходить. Это уже мой недостаток в моей жизни будет.          

    136. Я же такой человек один в природе. Мои качества одни есть между природою и людьми. Они пока такими есть на мне. Другие берутся, делают, но у них этой любви в жизни не получается. Они не знают природу так, как приходится знать. Всему дело в природе сам есть человек. Он эту систему, которая им сейчас и тогда делалась. Она не воспринимала в жизни своей, не делалась такой, как будет надо. Мы, все люди в этом деле научены другого человека вперед пихать.

    137. У нас с вами для этого дело. По выводу нашему всему, человек для этого дела родился, чтобы заменять человека, помогать ему всеми своими рожденными силами. А у нас не так меж природою и людьми делается. Вновь рожденному человеку в природе надо будет учиться у старого прошедшего в жизни человека. А он уже сам берется за это дело, берет стул, принадлежащий отцу или деду. Начинает ими, как неумелыми подчиненными, командовать. Он знает лучше старших.

    138. Я ведь молоденький родившийся человек. Вы же меня родили, так жалейте меня. Посадите дитя на стул, и на него все работайте, оно у нас такое заслуженное. Мы должны в это время молодое его все силы жалеть. Мы такие все, нас заставила сама природа, чтобы мы в этом деле поделали. Нас с вами никто не заставлял, мы эту зависимую жизнь свою на этом человеке сами развили. Нас с вами научила необходимость. Мы, может быть, этого с вами не сделали, но нас необходимость заставила это делать, что между нами, всеми людьми, получилось.

   139. Если бы не это время, не эта природа, и не этот пришедший день, в котором человек со своими руками, со своим умом, с глазами. На своих таких произвольных ногах взад, вперед начал делать, чтобы от этого всего пришлось устать. А для этого всего человек у себя имеет на это все сделанное им, это его крепкая усталость. Он в этом долго для себя делал, чтобы у него было, на что глядеть, как на сделанное им дело.

    140. Человек, какой бы он ни был, здоровый, или больной. А ведь то желание, которое ты сам у себя развил, оно же тебя туда тянет. Сбоку это дело находится, если разобраться со всей жизнью. Зачем ты брал своего милого друга в природе жену. Ты давал свое слово не забывать, жалеть в этом деле. А получилось что в нашей жизни в процессе? У нас то, что мы оба договаривались, не получилось. Этой любви, которую мы сначала меж собою в природе делали. Мы эту любовь потеряли.

    141. Мы оба стали недолюбливать один другого. А раз это у них между собою проявилось, они свое обещание обманули. Их это заставило между собою сделать незнание одно из всех, которое заставило человека обиженного крепко об этом думать. Это ничто такое в своей жизни. это болезнь, созданная в процессе, которая мучит все время человека за его сделанное. Мы сами в этом деле виноватые, из-за этого только сами себя тянем, как будто это все наше введено предками, нашего брата заставила возрастающая необходимость. Давно сказанные такие слова обо всем.

    142. Так говорится. Жениться не напасть, как бы, женившись, не пропасть. Мы думаем, это не наше с вами желание, которое пришлось в жизни своей развить в этом всем. Это наше женское тело, и большая распущенность своим логовищем открыть ворота половому сношению. И не просить никого, он сам эти ворота найдет. Он на этот счет свой прежний дух в нюхе имеет. Через это все наше, сделанное нами, мы теряем сами себя. Что мы в процессе этого всего создаем, говорится, один Бог знает. А  все молчат до самого такого между нами появившегося случая. А он сам между нами родился.

    143. Мы с вами такие на это дело красавцы, умеем на эту тему разговаривать. Мы крепко сами над собою ошиблись. Мы самовольники своего индивидуального этого места ради своим силам и своего умения на этот счет, как это с нами в этом деле получается. Особенно в первый единственный такой раз, когда он с нею или она с ним встречается на воле своей жизни. Их повод. Уже знаете, зачем мы это делаем наше в этом всем. Знаете, какая любимая охота человеку видеть по своей души. И им надо хвалиться, как собственнической женщиной, которая не знала даже сама, как получилось, что ей в этом всем сладком желании потерять ни за что женскую честность.

    144. Разве вам автор этого дела у нас, как родных детей, кто это делает еще малышами. Люди знать не смогли об этом проигрыше. Кого в этом деле всегда похвалили, что эта женщина или мужчина со своим возрастом начали делать. И все время они делали аккуратно, у них в этом деле всегда получалось хорошо, или так, как это будет надо похвалиться. Ты, мужчина, или я, женщина, в своем всем теряешь свое тело. Ты же можешь родить и неполноценное дитя, или не будут в этом деле твои действительные роды. 

    145. Мы окружены природой, но не сможем сами себя заставить, чтобы наши тела в этом деле отказали себе. Лучше не может быть во всем, если мужчина и женщина не начинали это делать. Какое большое не мазаное совсем здоровье, к которому приходит сам Иванов. Он же был таким же в жизни обманщиком. Горы золотые сулит из-за этого, а получались большие недостатки во всем. Мы же чужие, а делаем своим телом живого человека. А потому его убиваем из-за своего удовольствия. Мы за это не брались и не хотели понимать, как это получилось, что мы в этом деле сделали убийственный фронт.

    146.  Нам с вами на каждом месте хорошо, лишь бы только нами это делалось. Мы с вами такие бываем люди, которые живут один раз в жизни, но про это все не забывают делать. Это у него такой праздник, хвала одна из всех. А бывает и это. Хотелось крепко, но не нашлось в жизни своих сил, и не получилось, и это в жизни бывает. Так лучше не делать. Такой вывод  перед всеми. Кто это не делает, он же живет, да еще в каких условиях он живет. Он не умирает же сам, и не уходит из-за этого с колеи. Если разобраться с этим желательным хорошим, то мы из-за этого всего получаем болезнь, да еще какую тяжелую, не излечимую никем. И это между нами все бывает, что мы заимели.

    147. Все на этот счет природа указала, она дала это все делать. По ней дороги две идут, и делают одна с другою разное. У одной дороги одно, а у другой дороги другое. Одна дорога имеет всякого рода богатства, и вся у нее природная слава. По ней человек идет и крепко хвалится, что у него есть все, и прибавляется еще у него. Он растет по часам, богатеет. А другая дорога ведет человека по своему следу. Все это делается без всякого богатства и без всякой славы, но с душой и с сердцем. У него нет того, что имеет первый человек. Как он ни шел, и ни продвигался, и ни богател со своим не здоровьем, которое он терял ежечасно.           

    148. Богатство имеющееся – то, что человек в свое жизни имеет. Он его сам приобрел, и хочет его сохранить, как око, ибо это все ему будет надо для того, чтобы за счет этого всего продлить свою жизнь. Это его одно в этом желание, в котором он думает, и не бросает от этого сознательно отказаться. А вот тот человек, который не стал вооружаться, не стал обогащаться, и не стал у себя эту самовольщину вводить через одну эту собственность, которой надо хвалиться. Независимый природный человек не стремится к этому делу себя подводить, и не хочет, чтобы природа ему такое богатство давала.

    149. Он же такой человек, как все есть люди. У него такие руки, как у всех, глаза такие, и ум такой также, ноги носят так же, как и всех остальных. Только от такого хорошего и теплого, распутности отказываюсь. Не хочу свою плоть направо, налево из-за этого удовольствия бросать. Я человек один из всех, люблю природу, и близко к ней я становлюсь, и с нею рядышком иду. Хочу сказать про все то хорошее и теплое. Оно человеку не дает то, что будет надо в жизни.

    Лучше его таким, как оно было до этого, и не появлялось на арену. Если с ним одно время надо будет жить, а потом надо совсем в землю отдыхать.

    150. А все то, что имел, другому такому бессильному достанется. Это, что люди все зависимые хотят, независимость не хочет видеть, ибо это все не наше, природное в жизни. Разве это, что я имею, оно для нас плохое, или будет нельзя человеку это делать, или невозможность какая-то. Так ты или я не будешь делать, как мы делали до этого сами. Мы обогащались, мы с вами делались такими людьми богатыми, которых не было. Как в природе показалось, оно есть огораживание. Это все, что им делалось, как будто больше ничего нельзя сделать. Мы с вами это не делали и не делаем.

    151. И в природе этой дорогой пойдем, и мы от этого не получим ничего. Мы эту дорогу не знаем, какая она будет, и какая она есть. Мы ее не пробовали так делать, как сделали все. У человека этого родились силы такие, и они должны быть в этом деле, в котором пришлось сделаться таким человеком, которого не было. Такого болельщика об этом больном человеке, которого надо давно между людьми всеми заиметь. Природа богатая в этом деле. А раз она в этом деле богатая, то почему этому человеку не заиметь эти особенности, которые будут надо любому человеку. Независимый человек не учит никого, чтобы между всеми происходила, была в этом деле какая-то разница.

    152. Пришел день сегодня. Мы с вами, все люди, его, как день пришедший, встретили. Он же с такими качествами пробрался, и нам не помог, а помешал. У него родились такие небывалые в стихии дела природные, но неожиданные. Человек думал, он же и делал дело то, что было нужно всем получить.

    Я тоже такой человек, как все люди. Зачем  мне это будет надо, что я лично сделал. Если в этом деле играет роли не богатство приобретенное, которое было и есть у человека. Человек им хвалился и хвалится, но не в выигрыш, а проигрыш. Я думаю, что, самое главное, в природе является его личное здоровье, которое не одному человеку будет надо в жизни.

    153. Надо будет так научиться в природе опознавать ее качества, чтобы они послужили для всех людей пользой. Она должна сделать людям всем свое естественное воспитание по части одного получения здоровья, которое будет надо, чтобы человек делал практически. Чтобы от этого дела получилось любому и каждому человеку, чтобы он не попадал за свое дело в тюрьму, и он не ложился в больницу. В эти места люди могут не попадать своим преступлением тогда, когда люди сделаются через закалку-тренировку независимыми людьми в природе.

    154. А прежде чем человеку приходится быть таким заслуженным человеком, как у нас между людьми в природе сам себя заставил Иванов. Ему пришлось решиться, и сделаться никогда не бывалым человеком в жизни. Чтобы человек испытывал для этого дела все воспринятые действия, которые делали человеку хорошее и теплое, и также не забывал испытывать на себе холод, суровое плохое. Чтобы человек сам себя представил в людях и в природе за свое сделанное мировоззренческим человеком, по своему делу мудрецом. Что и ведет себя к этому эта дорога. Она была, только ею никто не занимался, и не смог этого сделать.                 

    155. Что сделал наш русский по своей практической работе? Показал и сделал переворот в своей жизни. Человек любой может этого достичь, и будут все возможности в своем теле заиметь силы. И мысль будет в природе другая, такая, как у Иванова. Своим местом своего дома, человек не должен этим радоваться, что ему эти условия дадут всегда хорошее и теплое, к чему человек льнет. А от плохого и холодного бежит. Не приучила сама себя зависимая сторона человека держать при условии в природе, чтобы испытывать все условия самим собою, как делалось и делается Ивановым. Он этого не думает и не делает, и не готовится к тому идущему времени, о котором мы с вами мыслим, ждем.

    156. Это атмосфера, которая по природе прогрессирует своим чередом, своим временем, которое человек поделил. И стал им пользоваться, как небывалым источником, что и заставило природу, чтобы она не стояла на одном месте. Она раньше сначала так делала, у нее капризов никаких между собою не происходило. Человек между собою это время заставил использовать. Никто не знал или не знает в своей жизни, что его заставило это делать, что зависимостью взялся, и сделался не как человек своего здоровья. А в природе сделался через дело продуктом. А независимая сторона сделалась для человека силой своей.

    157. Люди готовились, и будут своим бессилием ожидать так, как оно делалось. Кто его знает, природа заставила человека, чтобы он ее боялся, или человек сам себя заставил за природою гнаться. И делать то, что делают все наши люди, которым приходилось об этом думать. Люди в этом деле заставили сами себя ждать, с этим делом всем готовиться. Разве умы человеческие не являются в природе силой. Она человеку помогает мыслить об этом всем, и она представляет рядышком годы, и в годах свои месяца и недели. А в неделях дни, в которых шесть дней приходится людям свои силы на фронте класть. Эти силы раньше людьми не делались. И не хотели, чтобы это между ними в природе развивалось.

    158. Земля не была захвачена. И никто на ней так не думал жить, как все люди психически себя заставили за хорошее и теплое воевать. Всю технику все умы человечества сосредоточили, и стали все учиться для того, чтобы природа дала все свои возможности допустить к делу. А мы его дождались, поля раскрылись на земле, стало доступно выехать на подготовленную. С осени положили пахоту под снег, она лежала всю зиму напролет, да набиралась влаги. Это все делалось человеком для того, чтобы природа не задерживала сама себя в климатическом условии своем. Мы, этакие люди, сами этого времени дождались, как оно само себя заставило бурлить в этом кипучем деле.

    159. Атмосфера небывалая пришла, залежавшемуся старому на земле снегу другую дорогу нашла. То он ложился на землю с высоты тихо, ни у кого не спрашивался прибавлять себя, да делались сугробы. Казалось, этому виду, или холодной белой струи никогда из животных не обрадуются, свободно не дышится. На все требуется тренировка в этом деле.

    160. Сама природа подсказывает и учит человека, чтобы он это приходящее время совсем не боялся. Считал, между собою все это друзья близкие, родные, никогда не забываемые. У кого нам, людям всем, приходилось учиться, как у родных, своим незащищенным телом. Это наука, из наук наука понимать о великой природе, и делать то, что будет нам не вредно. Мы не ушли от этого дела, и не прятались от другого времени, какое бы оно ни было между нами и природою.

    161. Оно видоизменяемое. Никогда оно одно не появлялось, не приходило своим появлением одним. Сколько на арену приходят новые свои дни с разной атмосферой. Мы вооружены к этому щупать серьезную какую-либо в циклоне погоду. Нам скажет прогноз, мы тогда свою дорогу намеченную приостанавливаем. Говорим сами себе, люди этой земли.

    162. Мы к тебе в циклон твоей системы не пойдем. Для нашей сделанной машины это будет вредно. Мы с вами такие рожденные люди хорошо знаем про это дело. Не хотим, как это раньше было при кочевнической жизни. Люди тогдашние не смогли предугадать природу, гибли семьями. Думали, теперь на одном месте сели, мы сохранимся. Выберем, это хорошее для нас будет небывалое место. Где мы с вами, как люди живые, рождались, а в мертвые происходили через нашу всю борьбу.

    163. Мы и тут на этом указанном новом месте, где пришлось свои ковры разложить, и с ними вместе придется исчезнуть. Это не новое лежит на нашей родной земле, и не хорошее, а плохое. Мы с вами этого в природе не искали, и не хотели этим заниматься. Нас вовлекла великая природа. У нее оказались такие качества хорошие, энергичные, вкусные для нас. Мы их поедаем одно время, а они нас. Мы не видим свое время, как оно меж нами в природе проходит из-за нашей веселой хорошей и теплой жизни.

    164. Мы бы этого не хотели, от чего ушли. Но само положение нас в этом окружает. Не спасение в жизни, а свободная тяжелая жизнь для наших таких тел. Природа сама прислала для нас такой небывалый день, в котором силы одни приходят помешать мне, как незаслуженному в природе человеку, дальше своими ногами ступать. Ты же вояк, убийца жизнерадостного своим сделанным оружием. Тебя это не учит. Твой ум ждал, но не надеялся на все это, что твоя жизнь в этом как раз в это время накрылась.

    165. Сил человеку не хватило в природе свои дела доделать. Дюже их много, они тяжелые с ними разбираться. Чтобы сделать с природы из сырья такое хорошее в виде ракетного оружия, и в ней боятся летать. Как мы с вами ходим по земле, а сами думаем про Луну. Земля нам не дала. Мы не сумели ее качества завоевать, больно тяжело. Рождались все мы в природе одинаково, а процесс заставил законно друг от друга, человека от человека уходить.

    166. Мы с вами огородились чужим. Сделали со своего имеющегося чин. Я один между всеми получил звание какое-либо в этом деле командовать, заставлять. Какой бы ты ни был командир в этом деле, ты живого человека посылаешь  на фронт твоему телу интерес сделать. Ты вояк, воюешь с теми людьми, которых ты не знаешь. Ты думаешь их убить, а они думают убить тебя, как наступающего. Он сюда не сам пришел воевать. Человек без вины, против человека чума человеческая.

    167. Заставила умная голова, которая для этого дела училась очень много. И в этом деле практика большая тогда, когда человека носят его крепкие ноги, и ум много мыслит. А сердце бы не билось, но никуда ты не денешься. Организм человека не выхожен так, как следует выхаживать. И телу, и также сердцу надо будет помогать в жизни, человек человеку. А мы с вами умным умом заставлены, мешает человеку человек. Нас окружила зависимость, дала… автомат. Не жалей, ты строчи, сколько хочешь.

    168. Мы с вами для этого по природе шагаем. Не ищем жизни, а заставили сами себя умирать из-за природы. Дюже она хорошая и теплая. В любое время года можно с вами распроститься, и жить больше не станешь. Для чего мы с вами, люди, в этом всем родились, если нас с вами заставило наше условие. Мы бы никогда с вами  не учились так, как мы в этом деле ничего не знаем. Наша такая доля – одно время пожить. Да подумать, как мы с вами думаем все время. Мы же одно – учимся, хотим опознать природу. Но она для нас не поддается через наше создание богатства.

    169. Мы его создали, оно у нас есть как таковое. Но на него глаза есть завидовать, как на хорошую и теплую сторону. Не скажешь, что ты плохо в этом деле огородился, и не ты это сам сделал. Это твоя хвала во всем, что ты это богатство заимел. Но вот его чтобы сберечь, и за счет его одно время не жить. Как мы с вами живем, и крепко в природе боимся. Видим своего соседа, как его, человека здорового, моментально природа повалила. Мы даже не подумали об этом, что ему придется так скоро с этим светом распроститься.

    170. Да и кто об этом хочет думать. Если в природе время не приходит людей с собою забирать. Оно старое все с дороги прогоняет по условию своему, а новое на колеса ставит. Хоть пришла наша со своими прекрасными днями весна, ее мы всю зиму напролет ждали. Как же эта зима между нами, она всегда совсем нехорошим временем, холодным, плохим проходит. Если была бы такая возможность, и такое место, где можно без этого обходиться. Мы же этим временем не обогащены. Наше дело – живи так, как тебя, человека, заставили. Работай, да не ленись. Работай, тогда у тебя будет лошадка и телега.

    171. А когда у человека это все есть, ему не тяжело приобрести для этого дела не плохую сбрую, а хорошую. Чтобы люди другие смотрели и учились. Это меня заставила все приобретать зависимость, которая не в раз все это сделала. Надо много времени пожить, да дело приходилось поделать. А мы сами знаем хорошо, что делается между нами всеми. Вокруг люди делаются недовольные этим. У них мысль такая идет.  И они не хотят, чтобы у меня, как такого человека, да еще хозяина, росла эта прибыль, которой я так радуюсь. И хочу сказать про все мое хорошее, оно у меня есть, оно долго со мною жить не будет.

    172. Природа не такая, чтобы всегда давать им. То я имею, чтобы его не приходилось хранить. Есть и на это люди, сосредотачиваются своей мыслью, и своим здоровьем набрасываются, и отбирают мое, а к себе присваивают. Это все воровское дело. Да тогда это все делается, когда наше солнышко нам ярко не светит. А мы приучили себя в это время крепко спать. Мы никогда с вами не подумали о большом своем деле, что на него есть такой хозяин, подбирается, о ком не подумаешь. А он скажет свои слова нехорошие, не полезные моему здоровью. Я уже, как с глаза, пошел под копыл, и это бывает. Ты, как человек, в стихию попадаешь.

    173. Тебе не надо было так спешить, как ты свое пришедшее время от себя гнал. Тебе если бы сегодня твой день пришел, в котором ты собрался чего-либо хорошенького сделать, и с этого хорошего много прибыли получить. Как это бывает день весенней стороны как…под какой день придется все это сделать. Для тебя это делается не так, как ты хочешь. Делает сама природа. Захочет – тебя озолотит за твое сделанное, чем ты одно время хорошим хвалился. А чужим долго хвалиться не будешь. К тебе пролезет, как чужая, природа в твое тело живое, нанесет ущерб твоему здоровью, сделает нездоровым. И богатство, и ум твой не поможет от этого всего избавиться. Ты ничего не делал в природе такого, чтобы тебе было хорошо.

    174. Это только фарисей, книжник своего дела был таков. Богу верил крепко, молился, не жалел поклонов. А сам просил, чтобы ему Бог давал и давал без конца и края, а сам фарисей никому ничего не давал. Ему, как таковому человеку, и не откликнулся, ничего не сказал этого, что хотел фарисей, книжник. Он отпал, его, как всех людей зависимых, положили в могилу. Это такой закон. Сегодня живешь, а завтра ты, как человек нехороший для природы, помираешь. И будешь умирать со своей этой дорогой, по которой идешь, и ищешь для себя жизнь, чтобы кто-то для тебя ее создал.

    175. Мы так не научились с вами, а научились тянуть к себе, другому не давать. За что тебя голубить, за твое нехорошее? Ты дай с душой, с сердцем другому, чтобы было ему хорошо от этого куска.                          

    Разве это все, написанное мною, не подходящая этому всему действительность. В природе должен быть человек хозяин. Он между воздухом, водою и землею прогрессирует и прогрессировал, как друг. А в природе друзья сильные бессильных учат и помогают. Я никогда не говорил, что мое тело хвалилось врачом. Пообещал, что умею лечить, а сам ничего не сделал. Моя история моей болезни говорила правду тем людям, которые меня посадили.

    176. Они меня посадили за то, что их милиция окрутила. Они должны мое учение выполнять. Я же закаленный человек, не простуживаюсь и не болею. Я этому и учу людей. Я говорил то, что они сами подтверждали мои слова. Им не помогал ни один врач. Я им сказал, что никто этого не сделает: ни врач, ни какой-либо знахарь. А поможет только мое физическое практическое природное явление. Чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление нервной центральной части мозга. Это только дает, через руки током убивает болезнь.

    177. Я говорил, говорю, и буду говорить. Если по моему учению человек будет выполнять, у него в теле будут рождаться условия хорошие, другими болезнями не заболеет, и не будет простуживаться. Это самое главное. А болезнь другая старая исчезает. А мы этому не верим. И не хотим их понять, что это есть неправда. Берите пример с моего дела. Что я делаю, то вы убедитесь в моей создавшей мысли. Она меня не заставляет, чтобы об этом сначала  думал. И собирался я, с этим имеющимся оружием встречался, и делал ежедневно то, что делают все имеющие люди.

    178. У них оружие – это одежда, которой человек крепко верит. И на это все надеется, как на какую-то особенность, что она тебя сможет спасти. Человек это делает, но в природе не получает никакого ущерба – тогда можно будет согласиться с этим делом. А то наоборот. Что ни лучше одевается, и лучше из пищи кушает, а в доме он бережет, лучше не может быть хорошо и тепло. А ему приходится простуживаться и заболевать, да еще какой болезнью. Больше всего ученые люди горят от сердца и от рака.

    179. Если бы не была в этом деле правда предо мною, я бы этого не собирался делать. За мою работу, мою идею, по выводу ученых, если придет холодное и плохое для всех время, я должен умереть. Что я делаю со своим телом. Мало того, что я не думаю сам про встречающееся время таким страшным, и непригодным к такой жизни, про которую много дней думали и ждали. Готовил себя человек в хорошей теплой одежде. Человек сам с природы это все делал, и думал еще лучше одежду заиметь, чем он до этого имел. Он все силы на все кладет и клал, соображал.

    180. Ему хотелось, и обязательно у него проявлялось желание такую (форму) в своей жизни заиметь, которая человеком всегда для этого дела делалась. Человек через свою красивую форму в фасоне одеждой хвалился, и гордился, что ему пришлось в природе добиться одной славы. Тот, кто не имеет у себя такой материальности, ему не хвалиться. У них одна погоня за жизнью зависимой. Она человеку дает веру, этому верит. Она дает и надежду человеку, чтобы человек знал время, и к нему в этом готовился. Он это все думал и делал для того, чтобы свою индивидуальную жизнь продлить. Я, говорит Иванов, всему этому не был против. Да и не буду против того, что делалось.

    181. Много в этом деле сохранялось, чтобы самому себя уберечь. А мне в этом всем природа не давала получить то, что хотелось все время. Я думал, да и думали все люди, которым приходилось свою жизнь в этом деле закончить. Человеку не думалось и не делалось то, что будет надо. По выводу мысли Иванова, как он независимо всегда говорит. Пусть по-вашему, вы должны жить, а я должен умереть. Только это, что думали до этого люди ученые, и сейчас у них разрабатывает ум в своей мысли. Я должен умереть из-за этого дела – мы так думаем и хотим все, чтобы я получил в этом деле свой недостаток, и с ним умер.

    182. Если со всем разобраться, что мы хотим на себе сделать, это все наше дело старое. Такому человеку новому, да еще политически знающему в природе, своего собственного в жизни нет, чтобы жить за счет другого, за счет природы. Никто не давал и не даст такого права, чтобы пользоваться другим и чужим. Я так, как все зависимые люди, не собирался встречать ни одного дня, и не хочу я об этом думать. Мое дело одно – любить природу, не заставлять ее, как заставляю люди ее. Я только ее прошу, умоляю крепко своим словом. Хочу, чтобы она меня научила писать так, как продукт мы глотаем. Чтобы люди ее поняли, как труд, и с нею огородились, как правдою, жить.

    183. Самое главное, в природе это моя великая к ней просьба, чтобы жить мне, и свои дела практические продолжать. Я в любой и каждый день не собираюсь радоваться, особенно хорошему и теплому, как радовались наши все прожившие люди предки наши, им плохое, холодное не показывай. А сами как от этого уходили, бежали от этого всего. А впоследствии всего прибегли, их тянул магнит, холодное и плохое накрывало, и не давало получить в природе хорошее и теплое. Человек наш земной заслужил внимание от природы. Хорошее и теплое получит холодное и плохое – смерть. Хуже от этого не сможет получиться в природе человеку. Это на вот мне, Иванову, приходится поделиться с такими людьми, кто не хочет мои силы поддержать, и быть подражателем.

    184. Я их с душой и с сердцем им оставляю. Пусть они все свое продолжают. А мое дело – им в их таком деле не мешать, но свое родившееся вводить. Где-где холод со своими новыми днями, которые не были еще у нас на земле. А люди их ждут капризно, не в любви своего тела, а уходят от этого. Мне только не приходилось так ждать, как у всех нет гарантированности, чтобы завтра не заболеть и не простыть. Как это все перед всеми делалось и делается. И будет делаться человек зависимый до тех пор, пока из самого себя сделается небывалым Богом.

    185. В своей жизни добьется сил, воли в природе, и станет то делать между людьми. Не по-человечески будет мешать. А будет помогать своим умением всем забытым, всем в жизни больным, калекам, чтобы они в своей жизни не мучились, и не просили сами невидимого Бога. А он есть человек. Научился быть в природе самородком для того, чтобы потрудиться, и сделаться таким практическим человеком. В своем деле потрудиться для блага здоровья всего нашего человечества. Я не побоюсь эту всю созданную жизнь, которая делается нами всеми. И с великими шагами ступить в воду для того, чтобы там, в воде покопаться и порыться, и найти имеющиеся свойства.

    186. Ими окружить себя, и сделаться неумирающим человеком, Богом природы, хозяином. Всем нашим кипучим добром не пользоваться так, как мы провели свое такое время, в чем и потеряли свое здоровье. Это наши с вами на нас за это все сделанное не заслуги в жизни, а наш с вами проигрыш. В природе две дороги. К сатане – это наше незнание в жизни. Мы с вами идем по дороге ее. Она нас ведет не к жизни нашей, а к нашей с вами смерти. А вот – Бог то Бог, не будь сам плох. Это сторона, не делающаяся нами. И никто за это дело не брался, и не хотел этого Бога через дело свое по природе искать, кроме одного только меня, Иванова, одного в мире.

    187. Это будет в природе за мое, сделанное для этого в природе, чтобы завоевать его слово. И быть противоположным всем этому, сделанному нами. Это природа мы люди. Но и я тоже человек такой, как все, только со своими силами не такими, как они у всех.

 

1966 год 31 июль

Иванов

 

Неужели нам хочется умирать?

   

    1.  Люди, наш народ всего мира! К нам обращается Иванов Порфирий Корнеевич со своей закалкой, которую в процессе пришлось в жизни добиться в природе. Она за мою способность. Не простуживаюсь я, не болею. Что может быть лучше от этого мне. И еще научился человека любого, чтобы он делал то, что надо, чтобы не попадать в тюрьму и в больницу не ложиться. Человек с зависимости перестроится на независимость, она сделает человека нового, небывалого. То человек что-либо у себя делал, а то он не делает, без всякого дела можно жить. Только надо пробовать, как будет так научиться, чтобы нам, всем людям, ничего не делать. Но жить не так, как мы все живем, и тяжело работаем. Надо не в природе рыться, чтобы в ней тайну найти. Надо поискать в человеке, в поступке его. Выявить, кто же в этом деле виноват: природа, или человек? Оказывается, природа не хотела, чтобы человек думал и ждал своего пришедшего дня для хорошего и теплого.

    2. А человек взял, да и к нему вооружился, сделался вооруженным, защищенным человеком. Природа этого не хотела, и не учила, чтобы человек однобоко жил со своими силами. Этому всему делу оказался человек. Сам стал употреблять пищу и одевать одежду, да и в доме жить. Мы это все получили из нашего труда. Нам за наше все одарила плоды. Мы сами это начали делать. И заставили своим умом, чтобы природа давала то, что мы получали, получаем, и будем получать за наше имеющееся здоровье. В этом наше здоровье уходит, мы его потеряли в этом, а окружили себя бессилием. Умер человек, зависимость заставила. Так зачем это все нужно, если сам человек помирает? Свое богатство остается. Спрашивается, кому? Да тому, кто народился. Он тоже по такой дороге ступает. Он хочет от природы еще лучше, теплее заиметь, чем это было и есть. А вот наши ученые и мы, неученые, все люди, молчим, и молчали, и будем молчать про независимость. Мы не захотели в ней жить. Эта дорога была, она и сейчас есть, и будет, если мы возьмемся за нее. И станем делать, и будем делать по независимому. А она не хочет одеваться и кушать, да в доме жить. В холодном и плохом надо будет зародить силы, такую волю. Она не будет нуждаться тем, что мешает и мешало, и будет мешать до тех пор, пока мы с вами сменим это. Будем с кругозором пользоваться.

    3. Для нас будет надо хорошее и теплое, также холодное и плохое. Мы не хотим эту дорогу поддерживать, чтобы с этим всем сделанным умирать, и будем умирать с зависимостью. Надо будет изучить, и понять это все, чтобы дальше не умирать. Мы в природе этого добьемся, и будем с вами делать так, как нас учит Иванов. Естественно, но не искусственно, в чем вся наша жизнь полезная, но не вредная.         

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.12. (1312).

   

    6607.31   Тематический указатель

Холодное, плохое – хорошее, теплое  4, 8,20,127,

17, 89, 92, 94, 113, 129, 183

Зависимость  67, 96, 132

Независимость  128, 129, 148, 149

Бог  8, 19, 25, 64, 186

Корней Иванович  15

Для чего делать  20

Рождение человека  28

Природа  28, 29

Курган высокий  49, 50, 53, 76, 78

Холод  63

Закалка  64, 129

История Учителя  69, 75, 76

Медицина  87

Природа, болезнь  94

Здоровье  87, 176. 177

Милиция, больница  88

Враг болезнь  94, 131

Тайна Учителя, дорога  97

Первый человек  99-101, 115-118

Одинаковая жизнь  60,107

Пространство  110

История дальше  115-117

Судья  115

Общее все  125

Смерть  164, 165, 169

Что мы за люди  132

Половое сношение  143-145

Тюрьма, больница  153

Не готовиться к времени  155, 156, 157

Ум-сила  157

Фарисеи, книжники  186

Бог то Бог…   186