Иванов П. К.

Сентябрь

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

   

    1. 1 сентября 1966 года. Мы в этот самый приходящий, для нас желательный в нашем радостном учении. Мы, дети всего мира, шагаем по дороге той, по которой не одни мы с вами стремились пройти. Для нас это учение не новое, а давно развитое, для нас это делается. Мы никогда, может, и не делали, но наше неумение заставляет нас всех учиться. Мы это учение не все одинаково приобретаем в процессе этого всего. Один силен, другой нет, одному удача, другому ее нет. Где ты до этого жил, и что тебя заставило родиться таким, как ты родился теперь…

    2. У тебя проявилась любовь к жизни такой. Надо было по предковому не учиться, а по всему этому новому. Все дело подсказывало: надо обязательно учиться, и крепко опознать природу для того, чтобы ею воспользоваться не на плохую сторону, а на хорошую. Мы, все дети, должны учиться, и понимать так, как это требуется от человека всего знания. Наше, всей детей, одно такое желание в природе не отстающим близким родным товарищам, бежавшим от всех быстрее во всех своих направлениях, во всех делах рук. Они делают, у них получается. Если только захочет человек душу свою приложить.

    3. Любовь перед собою поставил. Надо нам, детям, учиться не теоретическому понятию, а надо нам, всем детям, учиться кругозору, чтобы перед нами не делалось и плохое, и хорошее. Практическое учение так нас, всех взрослых, просит своим умением детской вежливостью низко кланяться головой. И рассказать нам, рожденным на этой земле, правду, как наши предки не захотели по той. Не по этой, которая нас с вами, как детей, призвала для науки для того, чтобы мы с вами научились. И на веки веков мы друг от друга ушли.

    4. Это наша теперешняя дорога. А вот дорога другая никем не занятая. Лежала, лежит, и будет лежать до того времени, когда мы с вами, дети, закричим в один в один прекрасный день. И скажем в один голос: нам смерь не надо. А нам надо будет жизнь. Хочу вас сказать, дети мои. Я на себе не испытывал, я бы вам об это деле никогда не побоялся рассказать. Мои родные на мне крепко ошиблись, что стали показывать конфетку. А потом пришло такое время, в котором надо было слушаться не плохо, а хорошо. Я так жил, как вы есть такие между вами ребята, кто хотел, а ему не давали. Не потому, что оно было.

    5. А потому, что у моих родителей не было того, что было в школе надо. Наше, всех детей, дело одно, раз посылам для чего-нибудь учиться. Я был дикий, ничего подобного, как Иван, не понимал. Меня приняла школа церковно-приходская. Гнаться за двумя зайцами, или я должен научиться четырехклассному знанию, или же принять церковно какого-либо служителя. Я вам, дети, скажу: ни в ту, ни в другую пропасть не попал. Я и сам со своим быстрым телом не знал, куда попаду. Все в жизни успешно прошло в пользу мою. Мой родной отец наметил из-за своего недостатка Чивилкин бугор.

    6. Я вам, дети, это не последнее. Меня на это родила природа, не для того, чтобы я молчал. Я кричал, кричу и буду кричать. Не умеешь воспитывать – не рождай. Легче и тебе будет, и легче твоему дитю. Вот что нам наши отцы и матеря представили: надо пожить и поучиться, а потом надо умереть. Вы, как своих родителей, спросите, для чего они тебя родили? Для того, чтобы заставить га это число в школе учиться, чтобы легко жить. Большое и пребольшое в этом деле незнание. Кто может научиться, чтобы знать все. Лев Николаевич человек русской нации, ученый человек, он так одно время сказал. Век живи, век учись, а глупцом надо помирать.

    7. В этом всем нашем развитие. А вот сам в природе ничего не сделал, и не оставил свое знание. По выводу, нам он был бедный. Я когда возрастал в детстве, то меня один недостаток заставлял так жить, как я жил в природе. Даже не знал, что с себя представляет хорошее и плохое. Я жил для одного бога. Очень ему верил, но по его ни чуточки не делал. Как и все дети, без своих шалостей не оставался. Делал то, что делалось плохое для сейчас в данное время природы. Она не хотела, чтобы я тогда одевался и кушал, да в хорошем доме пожил. Я не Даллес, американского Белого дома секретарь, со своим добром бегать вокруг того, откуда советская власть появилась.

    8. Его эти замыслы не спасли. А как умирали люди, так путь и умрет Даллес. Спрашивается, за что мои силы падут, за то, что я, как практик, нашел дорогу не такую, и к кому вел? Все бегите. Это, дети, не моя сторона вас заставляет. Вы же родились для нашей смены. Разве вам хочется такого примера. Раньше старых людей, непригодных к жизни, их по закону вывозили все. Но не всем так получалось. Один одного сына своего дедушку положил в сопетку. Чего он желал, об этом никто не знает. По дороге, когда ехали домой отец с сыном, то сын удивленно спросил: «А зачем оставили сопетку?»

    9. Отец этого дедушки стал рассказывать, как надо. А сын ему, как отцу, говорит: «Если ты умрешь, в чем я тебя отвезу». Много такого в процессе жизни делалось и делаться будет. Не все вы, дети, получите то место, откуда можно будет перед всеми оказаться завоевателем или командиром народа. Это было, есть, и будет оно меж нами, дети, проходить. А вот то, что я для вас нашел, и хочу вам с душой и сердцем передать. Мое – это ваше. Не быть ученым, а быть здоровым человеком, мудрецом. Не мешать своим имеющимся, а помогать другому, чтобы и другой делался таким, как и все люди.

    10. Чтобы были с вами сердцем и здоровьем. Я не политик, экономист, и не воин с природой. Не ожидаю того времени, к чему готовился. А жить не пришлось. Вот эта наша и ошибка. Прежде чем нам всем так жить, как мы живем, мы готовимся. Нас условие заставляет. Мы с вами, дети, не живем, а умираем. Мое найденное в этом практическом деле, к этому, дети, не ведет. А ведет нас всех к жизни. Это между нами всеми не фронт, чтобы с природою так мы боролись. И то делали, что я делал с вами вместе. Зависимым от природы я был наравне с другими. Я не хочу сказать про свою честность, которая сама без всякого спроса лезет.

    11. А убил других животных. Очень много я делал. Я был в жизни убийца. А все же за мною не пропала доля своего сделанного. Я делал не для самого себя лично, а это надо будет всем. Это здоровье, его имею сам. Но хочу, чтобы люди это дело поняли и обратили внимание. В этом всем нет смерти. Я-то живой человек, веха всему этому, я, а никто другой. Все ученые и неученые боятся встретить природное время для того, чтобы близко стать к природе, и через это сделаться самородком в природе. Само положение заставит, чтобы это делать. В этом деле надо перед природой заслужить. Труды мои есть не какая-либо фантастическая теория.

    12. Они есть практика, и круглого значительного дела. Я ведь не падал с неба, кого ждут наши верующие. Они боятся, что им будет непростительно отвечать перед ним. Крепко они верят. Но чтобы так, как полагается, выполнять. Лучше говорится так: умри ты сегодня. А я по тебе победой скажу слова: хорош ты был мужик, но не заслужил того, что это надо. Разве бы мы с вами не были над всеми все королями или царями. Так что же всех не допускает? А вот это, есть два человека у всех национальностей, неимущий и имущий. Человек один своим радуется, другой своим плачет.               

    13. Это не наша с вами на земле жизнь, которую мы увидели в процессе. Кто бы ты ни был, ты зависимый человек. Природный человек, ему не надо ничего иметь, как оружие. Кого он будет убивать? Он об этом не думает, и не знает, под какую руку попадет. И человека человек убивает, но это делается без участия природы. А мы с вами вместе эту дорогу освоили. Кое-кто уже с этим миром расстался, а кому-то приходится задуматься. И сказать самому себе: для чего приходилось рождаться, и зачем все это, и кому делал? Если последние годы нас с вами оставляют на этой земле кому? Нам хочется это время дождаться.

    14. А оно не за горами, там где-то засиделось. Этому времени все равно быть между нами. Мы для этого не сидели, а что-либо делали. Особенно в наши молодые годы наши руки. Ими можно будет хорошее сделать, а можно сделать и плохо. Плохое не за горами. А вот хорошее, оно без нашего учения нигде не дается, и не дастся никакому глупцу. А вот чтобы мы с вами мудрость какую-либо заимели. Через это все прожившее время никто из нас не имел, и иметь не будет без покаяния своей грешной души. В природе по снегу, по низкой температуре, в морозе без всякого такого не ступишь жить.      

   15. Чтобы научиться так, нам, таким детям, должно не придется. А вот этого мы с вами учились, и научились заболеть и простудиться. Всякого рода бывает, кому повезет, но на раненом коне не завоюешь. Первое, мы с вами далеко ушли. Надо было начинать, а мы по делу Иванова не пошли, и не стали интересоваться. А он в этом деле не проиграл, а выигрывает. Ему обстановка человека нехороша всем. Особенно детям. Они все родились для участия в этом начатом деле. Но все мы с вами не удовлетворены. Как есть люди другие, они это не признают, что у тебя нет, а у меня есть.

    16. Всех нас заставляет необходимость, да еще какая. Я вам, как детям, хочу про свое не это рассказать.

    Я вам скажу про жизнь прошлого времени. Не хотелось бы видеть, условие заставило, родительский недостаток. Ничего не научился, кроме одной шахты. А у нее несколько специальностей. У меня была лошадиная, на кого надевали хомут и засупонивали. А на меня надели лямку с цепкой через поясницу и через ноги. Не возили их порожних, под гору сумей… на счастье. Так уже это саночнику везло. Он знал в физическом больше, чем знает теоретический инженер.

    17. У меня родилось еще там, что я буду когда-то не таким. Взялся за первое сентября недаром описать. У меня на это есть природные качества. Я должен их там заслужить. Давно мудрецами сказано о нем, о том человеке, кто со своей дорогой придет изучать природу. Поймет мир, к чему они ведут, и что, главное, им надо. Самого народ обнаружит, и осудят, как больного, принудительно держать. Мы, дети, не научены верить неправде. Она с нами живет, и учит всех нас, чтобы мы не верили Богу, как небывалому лицу в жизни. Он с нами, такими неверующими, говорить не желает.        

    18. Мы совсем не его люди. Он на землю приходит один раз многомилостивым, но много наказуемый. Разве он с собою введет для нас смерть? Он не хочет, чтобы мы, как дети жизни, умирали. Я перед вами извиняюсь лишь потому: мои силы на исходе, а ваши всходят на дорогу. Но мы с вами должны обязательно встретиться. Какая старина, а я, дети, буду ступать босой ногой зиму и лето. А вам, как детям своим, родители не разрешат. Ты что, мол, вздумал, хочешь умереть. Она, как мать своего дитя, права.

    19. Она не рождала для зависимого пути. Она родила, как и все рождались, для зависимости. Это в пути в природе не одна сторона. Есть хорошее, и есть плохое. Все дети приучены к хорошему. А я, как человек, можно сказать, свои годы заканчиваю, и хочу детям свое учение передать. Пусть они помалу пробуют. А про встречу нашу с вами. Вы со своей техникой искусственно с оружием в руках стрелять будете. Попадете ли, об этом история может.

    20. А вот перед вами новая, никогда не деланная никем дорога. Я ее занял, иду пока один. Никто с моими силами не соглашается, что я окажусь от детей сильнее. За 60 – 70 лет этих деток не станет. А что мы с вами тогда скажем в один голос. Наши силы падут. Так зачем будет нам это техническое оружие. Если человек у нас Учитель новой дороги. Надо нам жить. Он говорит. У нас есть дела, да еще не начатые никем. Они только для жизни человека нашли. 

    21. Мы, как дети, его должны спросить. Он нам обязан с душой и сердцем рассказать. Его на это дело родила природа. Он обязан это для нас. Нелегкий путь будет с вами. Я, он говорит, дети мои, ученики моей идеи, никогда не думал таким быть, как я перед вами очутился. Меня природа по моей просьбе, она научила, как будет надо выходить молодое сердце и свою клетку. Она писать меня научила. Я не был такой, с вами вместе вырос. Вы меня видели, как я на свои ножки неумирающие становился. А вы смотрели и смеялись, как с глупыша. А я на это наступление на меня только ласково скажу. С кого вы смеялись, мне же холодно и плохо, что дает человеку плохое.         

    22. А мне за мою справедливость природа определила не плохое, а хорошее. Что можно ей сказать? Поклониться головкой, и сказать: за ваше все сделанное благодарю. Этого мало, что мне одному от этого хорошо. И другому от моего практического учения сделалось хорошо. А впоследствии будет для нас неумирающая жизнь, богатая здоровьем. А мы сами у себя строим. Для чего же мы живем? Он нам правду сказал, что наше тело есть временное в природе, не любящее жизнь, однобокое. Мы живем, уходим один от другого. Уже сказано, в своих трудах чепуху не горожу, и не делаю какого-то козла. А выковываю на человеке его волю и силу, что ему нужно.   

    23. Все вы захотите, но будет это поздно. Я никого не прошу, никого не заставляю, и не хочу, чтобы кто-либо за мной шел. Но не запрещаю тоже никому. Таких мест можно найти, в любом месторождении хватит, лишь бы человек захотел. А в наше данное время, дети, они этому не верят. И не хотят понять, что мы одной дорогой идем, а он другой. Он нам своим делом хочет хорошего. Разве это плохое в жизни, если он делает обиженному, забыто всеми, больному помощь. Разве это плохо, если он хочет, чтобы мы не болели. Это его в нем обе для нас золотые руки, через сердце током все создавать. Какое здесь может ненормальное явление.

    25. Если он доказывает, что холод есть и самое плохое начало в деле человека. А мы не хотим поддерживать. А человек-то на ногах своих. Он же с нами не однобоко разговаривает, а говорит нам, детям, с кругозором, чтобы мы любили своим поступком природу, что и тепло, и также холод. Довольно подготавливать своей нелюбовью почву в природе для того, чтобы умереть поскорее. Вот это же он и старается своими силами доказать про то, что ему на себе пришлось сделать, моя слава. Я сижу в принудительных условиях за то, что я никогда не думал врачевать.

    26. А меня сделали, как будто я продавал здоровье, которого никому не дадено права делать. Тогда можно купить все. А вот ваша,  здорового человека и больного человека, договоренность делать то, что в природе надо делать, и в чем получишь здоровье. Природа не любит неправду, гонит с колеи ее вон, а за правдой она гонится. Говорит: кто меня любит с обеих сторон, и хранит мое тело, того и я буду блюсти. Я, говорит, не человек живого тела. Мое дело – обеспечить всякого нашего рода человека. Кому это мало, он бы не это захотел, но ему природа не дает. Человек для природы выдвинул всю сосредоточенную в уме технику.

    27. Она воюет с природой своим искусством, стреляет по ней. Делает моря, гатит гребли. Тянут проволочный ток, соединяют станции, заводы, шахты. Машиностроительные производства, комбайны, организовывают все для человека. А между нами, детьми, как была бедность, так она осталась. Все дети не одинаково живут. Один удовлетворен, другой нет. Что можно для дальнейшего сделать этому человеку лучшего. Если он не согласен воспринять независимую сторону. По ней никто не ходил, да и кто по ней пойдет, по такой остро колючей для человека.

    28. Дюже холодно, мороз на дворе, спать-то надо. Вот, если силен в этом деле, попробуй, сделаешь. Без одежды да без пищи в постели заснуть. Для тебя сохранится в народе слава. Кто это захочет? Мы, все дети, научены без всякого завтрака. Нам не нужна на первое сентября никакая школа. Мы привыкли от природы брать, чтобы она нас с вами удовлетворяла. Вот что нам, детям, хочется. А природа берет, наше дитя обижает. Чем? Да болезнью. Вот мы тут со своим учением, со своим знанием ничего такого хорошего в средстве не нашли. А как была болезнь, она приходила с новым развитием.

    29. Со своей новой болезнью раком. А за ним между нами пошли всякого рода на других животных поиски. Но природа нам на эту болезнь не посылает свои естественные силы. В ней надо будет человеку заслуженному независимому, кому природа помогает. А мы, все бессильные в этом. Мне, как больному, не верят. Говорят, я больной. О чем не стесняюсь написать. 25 и 26 августа не малая прохладность была, а хорошая. Я лежал возле одеяла на простыне без всякой одежды. Лежу на животе вниз головой.

    30. А все вокруг застывает, то есть делается холодно, но терплю. У тебя место не чужое, свое заслуженное в правительстве. И на это здоровье не плохое, а хорошее. Не надо ничего, как все обстоятельства ворочали на четыре стороны. С одного на другое… Что оно давало? Самое главное, последние слова в двух путях. Я не пойму и не соображу, такого заболевания я в жизни никогда не имел. У меня же сердце выхоженное на молодого 25-летнего человека. Я – самородок, по делу. Источник – закалка. А вот попал в условие. Говорят, терпи.

    31. Терплю, и крепко, дети. Терплю, но недаром все делается, и жду момента. Наше с вами, что мы имеем, от нас сознание отберет. Введет сторону Иванова. Не высшим и гордым человеком надо делаться. Надо сделаться ниже от всех. Вот тогда разницы меж нами не будет. А так, как мы с вами, нам новая экономическая политика создала путь. Мы с вами не жили тогда равно. А себя в этом держали, как будто всем хорошо. Мы были зависимые тогда, и сейчас не ушли, кроме одного меня. Я вас, деточки, прошу своим понятием. За что меня сюда положили?

    32. Я здесь учусь на себе практически. Никто бы не взялся в таком виде, как я. Только  взялся за это. Мне бы спать вместе с одеялом. Прошлую зиму я испытывал на себе под двумя одеялами. Не доходило до ума, чтобы сказать правду нам, детям. Были такие дни, в которых приходилось испытывать холодно. А вот сейчас мои проходят последние денечки августа. Кое-когда и кое-где уже проходят заморозки. Люди слышат, слышу по радио «Маяку», что делается нашими детьми. Они подготовили все имеющие и не имеющие свои силы, и идут приобретать свое знание.

    33. На фронтах люди не перестали так с природой воевать, как они начали с первого дня весеннего тепла. Им надо выходить не плохой, а хороший урожай. Все зависит от нас, дети. Мы учимся на это, живем, нас кормят наши люди, мы замена их. Они – с колеи, а мы с вами – в колею. Это не новая сторона, а совсем старая. Наше дитя, рожденное между нами, мы не хотим его признать. А кому он рожден. Завтра он через это оставит свою школу, и пойдет отыскивать между нами это место, которое его силы. Он бросил из-за этого школу, пошел к своим детям вместе строить благополучие в жизни.               

    34. Такого мы еще не делали, чтобы мы любителя назад возвращали. А учили: делай, твори и живи. Я, дети, пошел работать в наймы с 14 лет. Мое в наймах до 35 лет. Я искал в труде тайну, а оказалась в самом себе. Мы, этакие дети, забыли совсем. А воевать с другой какой-либо национальностью мы не боялись, шли в  бой из-за кого-то. Мы клали головы за землю, за наше богатство, за то, что мы сделали. Мы присвоили к своему имени, и говорим: это наше. Но нашего нет в самовольном порядке. А все было, есть чужое. Для того чтобы заручиться своим, этого природа не дает.    

    35. Мы люди порядка, как будто своей земли хозяева, капиталистов прогнали, а сами хозяйничать остались. На нас не посмотрели, как на завоевателей частной собственности. Англия нападала, Америка высаживалась, и Япония на горе Х… И также другие частично. А вот напал вероломно немец. Тут и мы были виноватые, что мы торговлю со своим богатством … эта война всех нас заставила навыка набраться, и у себя иметь силу. Больше не делать, что нам наш немец сделал. Он не пожалел ни мирных, ни военных, а со своей стратегией, со своим умом и убеждением.

    36. Все фронты за ним оставались, кроме Московского да Волгоградского. Нанес немцу сокрушительный разгром. И немец повалил назад, но с большими для русских потерями, куда я со своей независимостью вмешался. А тут, можно сказать, сам народ не хотел воевать. Дюже страшная и разрушительная. Я был перед народом один. Меня люди за мою работу, за закалку любили, и хотели, чтобы я поехал в Москву к самому Сталину в 1943 году. Я и это не отказался сделать, для меня не трудно приходилось народу помогать. Я рассуждал логично. По-моему, лучше бы мы жили с немцами, если мы за его ошибку большую простили.

    37. И сделали сознательно договоренность о мире. Сам Ленин не возражал о том, что война никому пользы не давала. Так она и нам не дала. Мы сделали для многих много хорошего дела, но за это для нас есть. Он остался маленький для этого враг. Мы думали, это руки в брюки, ничего не делать. Без большой экономики на нашей русской земле не обойдешься. Людей еще крепче заставили трудиться, чтобы залатать латку. А у этой латки бесконечный конвейер. Нам сама природа помогает нашему труду.

    38. Нашим детям даст урожай, чтобы не жили так плохо, как жили раньше. Сталин никогда так не думал. Помирать лег в хорошую и теплую. С мыслью нехорошей он меня в 1951 году с Берией положил в Ленинградскую больницу. Я и там, дети, свои естественные способности показывал для того, чтобы врачи моему делу поверили и решились моему делу помочь. Я ничем не нуждался. У меня тогда денег не было. Меня положил акт Введенского, он меня защищал одно время. А в Москве на Казанском вокзале меня Литвиненко начальник вокзала прибрал с такой мыслью, чтобы не говорил про народ, про мир.

    39. Он меня не знал, ему все его близкие. Я про это уже писал, но не писал вам про нашу саму лучшую больницу в городе Казани. Специально это для нашего русского психически больного принудительная. Сюда попадают по специальным и разрешительным путевкам. Это филиал Московского института им. Сербского. Он эту точку держит, и хочет сказать, она должна впредь для этого народа развиваться. Наша воля русского народа и душой и сердцем не честна, а замазана своими руками в деле.

    40. Не только сделал, чем себя на… Знает хорошо свою дорогу свободную с дома на производство, а из производства домой. Но поделать не смог, в другое время ларек пивной с напитком притянул. Как в получку делается, один раз работник. А когда выпьешь, да не плохо, а хорошо, у тебя на недоброе слово найдется недоброе что-либо сделать по-хулигански. И вот тебе, как на какое-либо в первый раз случившееся горе, милиционер нас, обеих виновников, в милиции. Там раскладывают все карты, и садится между нами двумя следователь.

    41. Он определит виновника, по делу его накажет.

    А в степи тарахтит комбайн, во время созревания зерно собирают через конвейер. И об этом уже написано, что ежегодно приобретаем, да в кучку по хозяйскому делается все для зависимого в природе человека. Вся химия, вся металлургия, все промыслы, леса, горы и моря завоевываются нашими учеными. А вот это, что я нашел и сделал не для самого себя. Я делал, делаю, и буду делать детям. Они эти цветики, которые я видел. И массивность между маленькой зеленой травкой ожидают. Но их такая индивидуальность пока заставляет своего близкого родного товарища на веки веков оставлять.

    43. Ученые люди мою практику должны сами на себе испытывать. А потом мое все хорошее Президиуму для разрешения мне занять свое на любом месте нашей страны, хотя и за границей. Здесь роли не играет, какая национальность. Человек не научился так жить. А раз не научился, его надо научить. А прежде чем учить человека, надо научиться самому. В природе это есть не начатое. Дети вы мои дорогие, никто вам об этом хорошем не расскажет. Они сами, как и вы, не хотят видеть холодное и плохое. А всем хочется теплое и хорошее.

    44. 100 % не занято никем, цветет разноцветными цветками. А люди, кроме одного меня, все остаются позади со своими заболеваниями. Они не хотят учиться, им это не по душе, скверно делается. Они верят не естественному, а своему искусственному. Их это дело верить. А по независимой дороге их не загонишь. А как же решился сам на себе я испытать каждую болезнь, практически на себе изучить. А люди себя ставят учеными через свои расчеты ставят на …

    45. И давай чужим глазом рассматривать. Дети, мы с вами осуждать не будем, но скажем: наука есть большое развитие. С нашего смеяться не велено. Один раз в году падает снег на нашу землю. Мы не можем точно знать, когда и как может сам себя белой скатертью показать. Мы знаем это время, то ли днем, то ли ночью. А как его кладет тихо, как украдкой, чтобы нас спящих не побеспокоить. Дети, это мои в духе дары. Я по этому беленькому пушистому снежку сознательно хожу разутый, и не одеваюсь. Считал, считаю, это в природе для всех все.         

    46. Раз лег снег на землю, люди сказали: значит, зима пришла. Людей этих домашнее окружило. Степь вся с головы ушла. А пришло: надо отдохнуть. Лето нам подбросило своего. Можно, дети, и хвалиться. Наше с вами, оно давно не нами самими введено. Мы с вами это по следам ползем наших давно прошедших предков. Они нам эту дорогу оставили, как будет надо за землей ухаживать, грядку делать. Что давало возможности прибегнуть к небывалому новому? Дети, нам с вами вносит Иванов. То, что мы сделали, это наше.

    47. И то, что нам вносят, тоже наше. Мы немало с вами имеем. Особенно воздух, вода и земля, что нам помогло стать на колесо. Дети, никому не поверил, и не стал никого слушаться. И видеть никого не хочу, кроме одной самой маленькой живой, без конца и края движущей в природе, и меняется ежеминутно каждый раз. Я возле этого не побоялся стать, и не побоюсь вместе быть. Любил это, и буду любить. Что может быть плохого в этом холодном, плохом и хорошем, теплом? Мы с вами не пожелали видеть одну сторону самую плохую для нас. Это холод и плохое, и самое вредное не сможем переживать.

    48. Наше с вами – это солнышко, зеленая травка, меж нами цветы. Словом, хорошее живое какое-либо, летающее или ползающее. Оно же одно время не было, а потом появляется. Какое оно не такое, как и все. Оно же без белого света не обошлось. А человек со своим разумом сможет встречаться одинаково, как и утром пораньше, и вечером попозже. Для него, дети, можно все сделать одинаково и неодинаково, лишь бы он захотел. Зависит от него. Природа своим чередом движется, но не одинаково дни свои ставит по нашему солнышку всегда. А по природному, у нее свои дела с днями.      

    49.  У нее для нас не то, что нужно. Вчера близкий сосед заболел, поболел, поболел, и умер. А мы с вами какие, пообедать пообедали. А вот этому помочь, мы с вами и не стали. На каждом месте у каждого человека это есть. Но мы с вами за это дело не брались, и не можем браться, не умеем. А раз не умеем, уже для нас горе. Мы не схороним, и никуда не денемся. Как близкий сосед, так и я, и другой. У нас в природе каждому за это магнит. Не захотел бы, но поделать не поделаешь. Время такое, пришло время. Не надо умирать, да умрешь. А вот идея Иванова всех нас заворачивает обратно, да скорее в землю не понесут.

    50. Продолжают не один год, а продолжительно. Видно из всего, больше 30 лет уже на ногах бегает. Подвергаться, не подвергаюсь. Меня обидела в этом больница, а в больнице врачи. Им надо давать душ, а у них его нет. Он есть, только нет доступа. Это у них лечение проходит. А мне, как закаленному человеку, надо такой размах в развитии. Надо будет в природе знать, а что происходит в природе с теми людьми. Или теми детьми, которые впервые садятся за парту. У них не такие мысли пришли, как у тех детей, которые хотят не на этот порог ступить, а другой.

    51. У них понимание не такое, как у начинающих детей. Это уже сделалось людьми, у них мысль такая. Я должен чем учиться. Дальше надо было свое счастье заиметь. Этому малышу или студенту приходится учиться. А знаете, думки дитя о чем? Да своя детская забота. 1-го сентября начинает это все время встречать и провожать. Такие детские дни, за ними приходилось гнаться своей успеваемостью. Она каждого в отдельности заставляла. Каждую в отдельности неделю приходилось считать и присматриваться, как на какую-либо особенность. Ты первый раз в эту местность попадаешь, и на всю эту обстановку смотришь. Она перед тобою в глазах. Смотришь, тебе кажется, что это проходит особенная игрушка. Мы, дети, в этом деле копаемся.    

    52. И копаются все наши старшие, которых мы будем в этом деле менять, их закопаем в землю. А что думают те ребята, которые бегут от отстающих. Им эти люди оказались чужие, непригодные. А раз они для них чужие, не свои. Если мы с вами, особенно ученые люди, будем с людьми делиться, то нас природа с собою поделит. Она от нас отберет дни с неделями, а укажет неприятное время, которое покажет свое бессилие. Мы, люди, не получим того, что было намечено даться. Мы с вами разве думали то, что нам наш день преподнес. В природе не наши с вами силы, у нее свои естественные. Если захочет, все она сделает.

    53. Лучше вспомнить про того, кто только начинает учиться. А те, у кого недостаток большой. Он хорошо о нем знает, но не хочет сказать. Ему тоже была такая чара, по которой приходилось вверх подниматься. Природа дни не давала, особенностей. Первый день начальной первой недели. А она начиналась тяжело, и делалось нелегко. Встретиться человеку надо будет такому, как он принарядился. Его к себе природа не ждала. Он это сделал по своему желанию. А разве чье-либо желание в этом деле можно приостановить? Нет. У каждого начинающего человека, какой бы он ни был, он свое начинание сделал, а довести до конца никак не смог.       

    54. Разве я, как человек, зависимый в природе, первый в этом деле или последний. У меня день не первый и не последний. А человек будет первым независимым в природе. Никто этого дела не делал. Август не дождался сентября, свои силы, свои возможности пустил в ход. Дети не пошли в школу, и не заняли свое место. Те, кому приходилось свои классы бросить, и шагнуть вперед. Для того это человеком делалось или делается, чтобы так без всего история не оставалась. Мы с вами начальные и ушедшие ребята, кто старается сам собою учиться, и уходить со своим делом. А в деле одно никогда не бывает. Мы всегда так думаем, но не каждому дается. 

    55. У нас с вами, как вновь рожденных людей. Мы себя ведем к самому основному командиру. То есть хотим стать на свои ноги таким человеком ученым. Знать про все то, что мы с вами не знали. Какой будет в этом году урожай, на какие-то особенности. Я, говорит самый отстающий, не смогу сделать в своих книжках уроки, заданные учителем. Мы в этом месяце пришли, только начинали по одной букве, по одному номеру. Я, говорит ученику учитель. Я прошел институтские кафедры. У нас всех студентов, которые получили права на то завоевание балов. Нам пришлось учиться по-новому по небывалому. Нам всем нелегко со своим встречаться. Нас встретили в учебе такие дни, нас встретила осень…

    56. Этом месяц, этот день мы, ученики, взяли. Надо обязательно знать, что мы должны знать на наш такой свой долг и свое желание в нашей жизни. Мы не должны забывать то, что нам этот год. Мы взялись за наше могучее учение. Нас с вами готовят для того, чтобы мы вооружались, и делались в природе вояки, то есть борцы с каждым днем. Я первый в этом году самый начальный осенний месяц сентябрь, которому пришлось заставить летнее время в кучу совсем свернуть. И всю свою прибыль прекратить, чтобы она больше не разрасталась, и не красовалась в своих условиях.

    57. Мы, этакие все ребята, эту жизнь между собою в природе провели. Как же небывало к нам пришло такое время. Никак нельзя было ни в каком хорошем саду эту прелесть забыть. Мы последний раз с вами попрощались. Были все до одного нашего молодого человека, кто готовил сам себя к этому дню, которого пришлось записать. Мы, все до одного ученика, его ждали. А как он к нам, таким ребятам да девушкам, медленно в условиях приближался. Мы все свои ноги чуть не поразбивали. Кто какой, и где бывал. Одни купались. Мы на море радовались таким сияющим солнышком на пляжу Черного моря. Ребята одни всем нам рассказывают. Но теперь уже, можно сказать, не начало было этого дня.   

    58. Окружил нас, был практически физический  и тяжелый для нас поход. С нами люди были понимающие, нам все про это рассказывали. Мы как будто в чем-либо себя таким готовили. У нас на спине летний весь приготовленный провиант. Вся принадлежащая для нас, каждого человека в отдельности, пища. Хоть было неудобно, но зато нам было здесь хорошо. Мы сами избрали для себя по времени место. Какое оно здесь между таким приятное условие. Мы здесь расположились, и заставили сами себя удовлетворяться. Мы захотели кушать. У нас спросили наш ответ, мы дали свое желание это сделать.

    59. Хоть и без всякой привычки, мы это все делали. Сначала мы друг с другом встретились и познакомились. Дали свое слово один от другого не отставать и не уходить. Мы с вами были с одной улицы разных домов. У нас с вами не одни родители, и не одинаковое воспитание. У одних высшее, а у других низшее. А у нас в сумках накладывалась не сама пища. Если деньги есть, то тебе подадут и помогут, положат. Надо будет здоровье не терять в этом, чтобы у тебя, как у любого жаждущего человека, был хороший аппетит. Мы с вами и там, и здесь, если хорошо, в жизни не теряемся. А всегда друг другу подскажем.

    60. Зачем мы сюда вот в это место пришли? Нас с вами заставило возрастающее время. Мы для этого родились, чтобы нас с вами эти вот представленные народом учителя, учили, показывали свою дорогу сменить их имеющееся здоровье. Они не дотянут свои силы, через нас, таких тяжелых ребят, потеряют. Силы их в этом деле падут. И также наши с вами ряды пионерские поредеют. Нас с вами природа побеспокоит. Она нас встретит, и не даст нашему брату дальше своим бессильным сердцем бегать. Мы с вами не с любовью своей делаем, у нас есть своя домашняя лень. Она никогда не была добрая. У нее большая перед этим делом усталость.

    61. Нас заставила наша с вами обстановка. Мы были там и сейчас за своим начальным таким делом, что надо нам всем хвалиться. Мы же учимся на что? На будущего такого человека. Кто это место займет, тот им будет хвалиться. Время наше все пока впереди. Мы его не ожидаем у себя плохим, оно у нас встретится не таким, как сейчас. Мы один другого не знаем. А как нам хочется познать и подружить, чтобы вместе учиться, и другому так надо помогать, чтобы мы обоих друзей знали, на хорошо и отлично все свое в уроке знали. Вот тогда можно не нам одним между собою хвалиться. Когда мы будем дружить так, как это гласит в природе. 

    62. Она нас родила одинаковых. Мы родились не в рубашке, не с куском хлеба, и не в постели спящим. Мы родились с воздухом, водой. Землей нас приняла, и заставила нас с вами по ней ползать. Мы с вами места свои заняли без всякой цели. Мы с вами учимся, и учимся всегда хвальбой. Нас в любом месте, как розы цветок, любят. Из нас хотят сделать небывалого человека, такого, можно сказать, никогда не бывалого вожака. Как их нам природа сажает, и хочет, чтобы он между нами был такой. А кто захочет таким человеком в жизни сделаться, чтобы за его все, сделанное им, кланялись и благодарили. Он хорошего много между нами посеял, его такие добрые зернышка.

    63. К нам оно пришло со своими качествами, и с таким делом, которого не приходится делать. Это не наша с вами такая дорога, по которой мы проходили. Но ничуточки, чтобы чем-либо хвалиться. И сказать: ну мы, этакие дети, недаром взялись за свое для нас принесенное учение. Мы его с давних лет наметили. Если бы не наши люди, которым пришлось ступать по ней, да учиться у нее тому, что мы в это время сами потеряли. Этот месяц счастливый в нашей жизни. Надо нам, всем таким ребятам, предупредить. А сами мы в этом деле не научились одному тому человеку, которого нам природа не давала. Мы взялись за то, что не следует в нашей жизни. Без колючки, хорошей, ловкой не пришлось научиться, и получить для самого себя то, что всем нравилось.           

    64. Наше желание каждый год, каждый день в неделе получает. А человек сам себя научил получать от природы хорошее и теплое. Мы с вами свои силы представили в природе, и по крепко натянутой бечевке приближали это наше время, которое ждалось. Мы его таким никогда не видели, не хотели такого нехорошего видеть. Если бы не мы с вами все это делали, у нас бы не было ни утренней, ни вечерней зари. А то у нас с вами проходит не одинаково солнышко, и не одинакова его сторона хорошая и плохая. Мы с вами ничего не знаем, и не хотим мы с вами знать про самое плохое и холодное, которое не красит нам всем. Мы привыкли бы ничего не делать, но на нас таких природа не смотрит. А в природных днях большая и разная атмосфера. Она не стоит на одном месте, всегда колеблется с одного в другое.

    65. А нам, таким молодцам, кто хотел бы видеть у себя то, что надо. Мы с вами свою молодость показали перед всеми нами. Это время, уже оно к нам такое тихое, как на воде, пришло. Мы, рожденные в этом деле. Увидели такого человека, кто оказался между нами полезный. Он для не нас, таких молодцев, сделал. Мы с вами не такие ребята. У нас с вами фасонная и хорошая одежда, чем мы один перед другим хвалимся. Во весь голос говорим об этом, что завтра придет такое время, нам будет удача, то есть мы в нем не будем жить тяжело. Это бывает, но редко. Идет по своей дороге человек. А ему под ноги камень, он оступился, и не сказал хорошего слова про то, что мне, такому молодому человеку, помешало. Он этим стал недоволен.

    66. Мы все думаем о хорошем таком деле, которого между нами не было.

    И будет нашему ученику известно про нашу великую природу. Мы в ней как таковой живем и опознаем ее, как нашу живую. Но не хотим самих признать, что мы этому делу сами виноватые. Нас люди предковые учат, а сами не знают про природу так, как это следует. В природе две дороги. Одна зависимая от нас, мы по ней ходим.  А по другой дороге мы боимся, думаем, что она нас приведет к холодному и плохому. Дети, вы ученики, вы видели такого человека другого. Как вы знаете про Иванова, что он вам сделал плохое или нехорошее?

    67. Он хочет сказать всем нам, как ученикам. Мы не той дорогой пошли. Нас, всех учеников, заставили учиться для развития своего мозга для того, чтобы много знать, и в природе больше сделать. А потом такое время придет, и это все наше отберет, и сделает бессилие мозгу мыслить. И сердце через что приостановится работать. Тело наше всех приостановит свою жизнь. Мы не одни такими помираем, нас природа беспокоит. И умирали мы маленькими, и умирали мы такими, как есть сейчас. И будем мы умирать совсем старыми, непригодными к жизни. Мы умираем из-за дороги незнаемой, которая нами не пробованная.

    68. У нас, наших людей, всегда такое в жизни бывает. Всегда начнут делать то, что будет надо, и быстро все начатое создавать. А в самом пришедшем деле мы с вами начинаем теряться, у нас дыра начинает прорываться, и делается большой дырой. А когда оказалась на каком-либо месте большая дыра, ее уже такой, как она была, не залатаем. Силы в жизни на ней не такие держатся, как это требовалось человеку. У него все свои силы направлены для того, чтобы латанного не было. А все, как с иголочки, новенькое, чистенькое и энергичное. Никогда к этому делу себя никакая вещь, сделанная руками, не приводит. Это все сделано самими нами для нас, сохранять себя.

    69. Мы это в природе нашли, и сами с природы, как природу, сделали. Говорим, без этого всего учения мы с вами не сможем жизнь свою продолжать. Нам надо обязательно для этого дела оружие, и нужна всякого рода снасть, сила, чем эту жизнь надо делать. То есть, чтобы она двигалась не такой, как она была до этого начала. Мы с вами того не имели, что имеем сейчас. Мы своим здоровьем очень крепко хвалимся. Говорим: эту вещь или машину мы соорудили, поставили на колеса. А потом ее оседлали, изучили, поняли, и заставили работать так же, как мы человека сначала поймали, а потом заставили. Он у нас таким работает, уже нам есть какая-то доля пользы. Мы с вами для этого дела что делаем? В этом учении учимся, приобретаем для себя знание, которое не пришивается. А наоборот, мы его в пути своего развития теряем, и происходим в негодность свою. Мы для себя не сделали хорошее и теплое, а пришли к плохому и холодному наши тела.

    70. В этом учении мы потеряли здоровье. А когда его человек у себя имеет, то ему и на гору легко взбираться. Но когда это здоровье человек потеряет, тут уже и машина не помощница, и никакой препарат. Набросился враг на тело, и свою силу человеку преподнес. От чего человек был рад избавиться, но возможностей у себя не заимел. Мы к этому сами себя так не учим, и не учили нас наши предки. Их дело было нас так родить, как мы с воздухом были вытолкнуты, а водою облились, земля приняла нас всех одинаково. Преподнесла нам дорогу одну, чтобы мы по ней ползали, и искали для себя хорошее и теплое. Как это делалось, делается теперь нами. И будет делаться всеми теми, кто не хочет по другой дороге идти.

    71. У него к другому лучшему нет доверия. Мы все те, кто от жизни отстал. А другие от этого всего уходят. Она всех одинаково чешет под гребенку. Раз ты так родился между нами в природе, то уже такой же, как все: живущие один раз, а второй раз умирающие. Для тебя грош цена в твоих шагах. Ты со своей мыслью пришел к тому, чтобы заболеть и простудиться. У тебя нет того, что надо в жизни. Ты ничего не делаешь в природе. Твое, как человека, дело было за человеком гнаться. И уходить от человека, чтобы он не догонял. А потом до тех пор пришлось со своим хорошим и теплым уходить от холодного и плохого. Природа не такая, которая гладила по головке за твое сделанное. Мы в природе живем не одинаково. Один имеет, другой не имеет.

    72. Природа одна землю имеет, с нею вместе и вода бурлит, а сам воздух окружает. Все это есть одно и большое, к жизни нас ведет. Мы с вами так не захотели испытывать две проложившие дороги, по которым надо будет идти. А мы изыскали дорогу одну хорошую и теплую. А твое плохое с холодным нам не надо. У нас под руками с жизни. Кем-то написано. Поставлю правильно буквы, а из букв слова. А из слов складывается фраза какого-то героя, про которого речь одна идет. Это между нами в природе делается небывало человеком независимым. То есть небывалый тот человек, кто взял свою силу, мысль. Говорит об этом самом, что первая дорог наша зависимая наделала плохого и холодного.

    73. Мы с вами такие люди все. Когда нам хорошо, что можно сказать. А когда плохо, уже говорить нечего. Берешь на себя это, и бросаешь делать, уходишь. Наше неумение в природе жить. А когда мы с вами научимся, как будет надо жить не плохо, холодно, а хорошо и тепло, об этом ни один ученик, ни один учитель не преподавал. А жизнь, или дорога была и есть, и будет она, если мы возьмемся за это.

    Мы, все дети, которым приходится от своих родных отрываться. Нас с вами заставила наша необходимость. Мы были не ученые совсем, того не знали, что нам в своих путях преподнесли наши предковые отцы. Им не хотелось в жизни, чтобы мы не были ученые. Они для этого научили человека такого, чтобы он получил у себя такое знание.

    74. Чтобы наших детей в это самое время, их, как желающих учиться в этой нашей школе… Я, как ученик, учился, и дальше со своим понятием пробирался. Это мои были такие заинтересованные силы моего индивидуального ума. Я эту специальность сам избрал от первого дня. Свое такое начальное я стал понимать, изучать перед собою, таким маленьким человеком. Это наше практически поставлено в букваре, в первой нашей книге. Она наши тела заставила каждый день это место, это дело своими глазами охватить.

    75. А назвать по имени. Это наша для всех в отдельности буква. Она начинала делать в слове, первом слоге для того, чтобы назвать первое имя свое родное «мама». Она заставила свой детский голос произнести по всему нашему классу, чтобы другие слышали. И делали то, что было нам, всей учащейся молодежи, надо. Нас первая страница этой написанной книги удовлетворила одним. Мы свою маму научились по теоретическому понятию. Перед нами так и осталась мама. А вторая страница к себе прибавила папу. Они нам не себя стали показывать, а форму, фасон, свою сделанную красоту.

    76. Они перед нами сами собою не хвалились, а показывали на себе свое искусство, за чем наша молодежь дралась, бежала. И хотела этим всем догнать. Наука человека одевала. Она боялась, чтобы человек в своей жизни, хорошей и теплой, не простудился и не заболел, в чем мы, все ученики, были вовлечены. Мы от своих родных это требовали. Нас, как своих детей, готовили, не живым фактом учили, а нам всем показывали, и называли все это мертвое, к которому мы льнули.                           

    77. Нам надо была фуражка, которую я с головы не снимал, а носил ежеминутно каждый раз. Без этой фуражки между людьми я не был по красоте человек. Меня ставили на ноги, чтобы я носил сапог, или не оставался без рубашки и брюк. Вся наша с вами, дети, жизнь такая наученная. Мы без чего ни шагу. Нас, всех учеников, учит наша детская обстановка. Мы на это дело дети ваши. Мы у вас просим, а вы нам даете по своей возможности. Какой вы отец, или какая мать, если не умеешь свое дитя обеспечить.  

    78. Мы такого голоса от такого ученика никогда не слышали, чтобы он у нас, таких предковых старших людей, перепросил. Почему это так получилось, что я такой ученик зародился. Разве у меня сил не было таких, чтобы самого себя сохранить не так, как вы меня, такого молодого человека, стали своим украшением старым. Разве вы сами хотели, и сделали мне то, что в жизни своей помешало. Я же природа. А вы чем меня огородили, и для чего? Мы тебя огородили тем, рассказывают старшие люди, чтобы ты знал сам.

    79. Что это все, что мы для этого делаем, это для тебя вредно. Но мы сами этого побоялись сделать. Думали, если мы со своим умением не вмешаемся в это дело, человек не будет между нами, такими самовольно защищенными, жить, сейчас он умрет. Мы этого сами не захотели, чтобы ты жил так, как хотела природа. Мы в этом деле была веха. Всех вас, детей, как мы захотели, так и повели, вас пить в став. Вы же не люди, как это говорится нами всеми, мы пока считаемся овцы. Лишь бы кто-либо тебя пихнул, ты другого пихнешь. Нас с вами заставляет условие, мы в этом деле очутились.        

    80. Какие мы с вами есть люди. Если нас с вами заставляют, говорят другие, постарше от нас. У них к этому больше ума, их по всему закону приходится слушаться. А когда человек человека заставляет, человек человека слушается. Он хочет сделать то, что делают все мы, дети. Нам сказали: надо одевать рубашку или брюки. Мы, все ученики своей школы, один перед другим хотим сказать о том, что мы живем, а ты этакий не умеешь жить. По одежке жили, а по уму держали. Это наше не то, что мы хотели. У нас, деток таких, как мы все учимся. И хотим сказать: наше учение нас всех ведет к тому, к чему надо.

    81. Мы, все ученые, не любим плохое дело и холодное время. У них к этому делу все ведут в природе, к холодному и плохому. Они так быстро убраться с пути. Мы, дети все как один ученик, сами себя заставили учиться. Мы учимся не для того, чтобы не раскрывать принадлежащую страницу. Она нам свое фото показала, и рассказала, что это такое есть в нашей жизни. Мы еще такого не имели, у нас на нашей земле не было. А вот сейчас мы такие люди для себя это сделали. Нам история всей природа это право человеку такому, как между нами всеми такими учениками, остался в своем естественном теле. Он у нас такой один не ждет время.

    82. У этого человека тайна, но не в природе. Как мы ее к себе тянем, и хотим, чтобы это время было. Наше желание. Нам природа давала, дает, и будет давать. А за это все наше хорошее и теплое она нас и умертвляет, и умертвит. Мы же делаем природе плохое и холодное, обессиливаем ее. А раз она обессиливается, она нам сделает плохое. Как бы мы с вами ни учились, и ни учимся, а приходит конец всей жизни. Нас ничто наше не спасает и не спасет. Наше это не учение такое в природе. Мы учимся, очень многому научились. Очень хорошо знаем, как им пользоваться. У нас на это все есть. Лишь бы только не так поступил сделать в природе, а за твое в природе, да перед нами, такими учениками, как мы, все люди.

    83. Мы, все ученики, не отказываем себе в этом деле. Мы виноваты за то, что мы ожидаем время. Оно и к нам без всякого дела не приходило. С собою какое-то представит, или хорошее, или плохое. А человек любит всегда хорошее, а от плохого бежит. В природе никогда это не пропадает. Жило, живет, и будет жить до тех пор, пока мы с вами так живем и учимся. Хотим научиться и сделаться такими дельцами, которые живут так же, как все зависимые, и дождутся своего времени. Их природа своими силами накажет. Она ни с кем с нами не считается, а свое все имеет.              

    84. У природы мы учимся, но не она у нас учится. У нее человек такой же самый, как и был. Он таким и останется через свое неумение. Он хочет от природы получить то, чего она ему не в силах дать. Человеку не хочется быть подчиненным, а хочется командовать. Из простого звеньевого, а потом в бригадира, в мастера, и в директора. Это все делалось, делается, и будет все это в природе делаться. Это все зависит от науки, она учит теоретически человека. Она показывает ему дорогу, по которой надо идти. А тебя держит, не пускает. Человек у себя свои силы потерял, и сделался негодным. Разве мы этому учились, или этому делу научились, что мы с вами и до сих пор не разузнали самого вредного врага. Все мы опознали, и все сделали.

    85. Есть, на что смотреть, как на небывалую самую лучшую вещь. И у себя иметь. Особенно мы в это время. У нас нами сделанные машины и электростанции, которые дают энергию, ток. Можно сказать, все для нас есть. А нет между нами всеми, учащимися и не учащимися. Мы как имели внутреннего врага и внешнего врага, как были мы окружены, мы и остались в окружении этого врага. Мы никто от этого не гарантирован. А был и будет. Как вся наша история говорила и делала нашими людьми, и будет она делаться между нами такими, как сейчас.

    86. Ученые научили сами собою разбираться с природой, в которой надо нам разбиться, и добиться от нее тайны. Мы ее для этого дела ищем, и хотим найти, и обогатиться нашей всей могучей экономикой, которая нам в жизни не дает ничего новенького. Для нас таких, как мы учились и научились мы. Нам земля, нашему всему, не то, что было до этого. Нам площадь эта мала. У нас на это есть могучая техника, которой мы посылаем разведку, которая ищет то, что будет надо.

    87. Но никак она не найдет в природе такое дело, чтобы мы с вами, все до одного человека, научились природой пользоваться не так, как мы этакие учимся. Каждый себя захватываем, свое принадлежащее место, о котором наш ученик любой думал, думает, и хочет его своим умением занять. Природа эти индивидуальные качества имеет, только их не все захватывают, и не все этим местом распоряжаются. Мы, учащиеся люди такие, учимся для самого себя, и этим занимаемся.

    88. У нас, ученых, вся представленная жизнь, хорошее и теплое место. У нас, русских или американцев, хотя возьмем любую национальность, которая живет из-за своего места. Он боится холодного и плохого. Это у науки политической мы ищем две стороны. Одна по старому эксплуатационному заставляет, чтобы человек делал в жизни то, что хочет сам этот хозяин, у кого все средства производства. В этом себя человек продал для того, чтобы за эти качества жить.

    89. А у новых социалистических ученых тоже такая стратегия человека. Может быть, лучше экономика, сам быт человеческой жизни, кто создает все то, что ему будет надо. У них разные политические взгляды. Мы поделились пополам. Одни самые сильные люди, это дельцы своего дела. Американцы, они учат по-своему, по капиталистическому жить надо. Это сторона старого направления. А новые социалистические люди управляют коллективом.

    90. У одних растет ум, и для этого развивается техническая часть за счет легкого и тяжелого труда. Люди делают, люди учатся, люди за счет этого всего живут. Обе стороны зависимые в природе. Они имеют землю, свой народ. Что нужно, они приобретают. У них занимает место свое президентское. А у нас, русских, генеральный секретарь. У американцев капиталистические права, а у русских коммунистические. Большие две разницы у обеих, чтобы свое место отдать.

    91. Ни за что, а за это место. Обе стороны имеют огромную технику. Свои специалисты народ обрушили на одну такую, выгодно для обеих сторон. Это сторона, которая не захотела по-старому жить, а взялась за новую. И поделились пополам. Одни преклонились к Америке, а новые к Советскому союзу. Американцы доказывают свою сторону, как обиженных защищают. А Советский союз должен своих защищать, как сила ума. Так оно делалось, делается, и будет делаться. По деревенскому развитию, тот будет прав, у которого будут созданные и умелые силы.

    92. Оружие есть в жизни человека, а не помощник, чтобы с ним мирно жить. Оружие – это развитие ума человеческих рук. Мы для того это оружие делаем, чтобы им воевать, и им человеку мешать. Оружие есть. Мы с вами природа, поделенная пополам. У одних ум, и у других ум режимного дела. А вот без этого дела человек не родился. А сейчас между нами всеми всего нашего земного человечества не родился таким человеком, которого мы с вами с первого класса для этого дела вооружаем. Говорим нашему ученику, что мы такие-то люди, а вот американцы не такие.

    93. У обеих сторон человек учился, он учится теперь, и будет учиться не на старое, а на новое, небывалое. Сделано двумя не договорившимися сторонами, и не договорятся. Это не капиталист с капиталистом воюют, а капиталисты с коммунистами. У них места не одинаковы, а живут, пользуются природой, зависимы от нее.              

    У нас в России есть земля, и у них в Америке есть земля, как источник один для всех людей. Она их кормит, и обогащаются через землю, делаются учеными. Для того мы и они также учатся, чтобы другого нуждающегося человека за его неумение.

    94. Как будет надо в природе от этого дела скорее заболеть. Мы с вами учились, учимся, и будем учиться все до одного человека в своих школах. Мы очень много кое-чего научились, теперь делает под указкой теории. Она нам помогает хвалиться экономикой. Мы ее имеем, и они тоже имеют. Но вот одного мы и они не научились разузнавать – у себя и в природе врага, который рождается для любого дела стихией. Мы с вами и они от этого дела терпим. Нас и их – обеих не жалеет природа. И не будет жалеть за наше ненормальное учение.

    95. Мы и они учимся напавшую на человека, его имеющуюся болезнь, которую время ему преподнесло. Он совсем не хотел этого видеть. А это все наделала за наше учение, преподнесла такую болезнь, за которую мы, ученые, взялись. И хотим человеку помочь, чтобы он от нее избавился. А у нас, у них так, как это нужно будет, человеку не помогает. Мы ищем в природе хорошее и теплое. Это тайна, которую мы не опознали. И не сможем знать, где эта тайна будет. На Луне, или на Марсе, может быть, там эта тайна нам раскроется. Если мы прожили сколько годов на вот этой матери Земле, которая нас всех с вами приняла, чтобы мы по ней ползали для того, чтобы искать жизнь. Нам не надо плохое и холодное, это для нас смерть.

    96. От чего мы завязываем глаза полотенцем, и бежим, уходим. Думаем уйти от этого, это наше большое в этом незнание. Мы бежим, сами не знаем, от чего. Нам жизнь дает природа, холодное и плохое, а мы это не любим. А для нас и для них, и для всех нас остальных родилась такая для этого дела практика на одном человеке независимом, кто не к этому берегу прибивается. Он берег свой имеет. Для него надо и не надо. Он сможет одеваться в одежду, он может и раздетым быть. Ему все равно, хоть кушать, хоть и не кушать. Разницы нет в этом. А мы, все люди, пригодные к этому делу. Хотим сказать про то, что делается нами.             

    97. Мы с вами не такие есть люди. Мы зависимые, а я один-единственный меж нами человек в природе независимый. Мне наше не надо, что вы имеете. Я не такой, как все живущие люди. Я того делать не собираюсь, и не хочу, чтобы кто-то что-то делал. Надо нам, всем людям, на земле никакими особенностями не вооружаться, и не надо никакая самозащита та, которую должен наш человек иметь. В природе есть все. Мы с вами это не нашли. Нам будет надо, но мы с вами не умеем, и не хотим за это все найденное браться. Разве нам, всем ученикам учащимся, кто учится, и хочет учиться. Я не учусь.      

    98. Я сделался своей идеи ученый человек. Моя работа будет надо всем нам и им. Через мою такую работу, которую сам делаю, и хочу ее всем передать. Она – это закалка. Она везде и всюду признается и делается всеми нами, учениками и учеными. Мы хорошо знаем про природу. А у нее друзья, в природе – это воздух, вода и земля, которая своей ванной питает. Для живого тела человека самое главное, без которого никто не проживет. Для того чтобы жить в природе, каждый день надо будет для живого тела воздушная ванна. А мы от этого всего убегаем. Мы бедные, оторвались от плохого и холодного.

    99. И бежим, учимся как никогда. От плохого и незнающего бежим. Мы с вами ничего не знали, плохо в жизни своей жили. А сейчас духу набрались, пошли в школу учиться. Нас стали теоретически ковать, а практически делать. Мы с вами, все ученики, учимся, и знакомимся с жизнью человека, как он себя заставил прикрепиться к земле своим домостроением. Какое было стремление что-либо во дворе иметь, и какую-либо специальность для своего дела во дворе заимел. Время показывало особенность. Стояло поселение людей, они сами себя огородили имеющимся богатством.

    100. Наше дело свое в уроке прочитать, и написать предложение свое. Мы жили все, по-над рекою огородились усадьбой, сельским хозяйством, в поле работали. Ученики нашего села об этом деле прослышали. Стали думать о своем учении. Мы не один  день учимся, и не один год по этой дороге ходим взад и вперед. Свои мысли бросаем по своим урокам. Они нас учат, чтобы мы с вами умели что-либо прочитать. Мы являемся в природе техническими помощниками в своем деле. Мы теоретически сами себе помогаем в деле.                     

    101. А вот когда со своим учением приходим к месту, и начинаем делать практически свою возложенную работу. Нам, как дипломированным, доверили делать. Мы конструктора, мы изобретатели, мы строители, и мы всякого рода дельцы. За что мы с вами ни беремся, и ни делаем с вами, у нас, таких дельцов, не срывается из рук. Мы, все люди ученые, читаем книги, их понимаем, а что они этакие нам свои фразы про героя нашего времени написали. Мы хорошо разбираемся с прошлым, что наши люди делали тогда, когда у них не было.

    102. Как они обходились в тяжелом некультурном труде. Они не умели жить в природе, кустарно воевали, их природа комиками представляла. А герой всегда делал какую-либо у себя стихийную победу. Мы с этой стихией много раз встречались, и с нею разбирались. Оценивали мы с вами, что наш человек между нами такими людьми, как мы тогда были, все не умели мастерить. А ведь пришло время, нашему человеку пришлось кататься на колесе, уже большое изменение в жизни произошло.

    103. Люди наши не стали бичевать. Это все нам дало практически совершить. А теоретически подсчитать своим не развитым тогда умом. Долго мы с вами взад и вперед это колесо живыми силами крутили, оно наши пожитки перевозило. Мы с вами были не такие ученые, как сейчас любой наш человек. Почти все имеют среднее образование. Хорошо разбираются с историей нашей, как она между нами в природе возникала. Тяжело нам приходилось семьями гибнуть тогда, когда мы с вами не имели частного места в жизни. Мы кочевали, двигались по наших небесных светилах.

    104. На них мы смотрели все, на любую нашу звезду, которая сама себя показывала каждую свою пришедшую ночь в нашей природной дороге. Мы у себя имели большую семью, с нею об этом разговаривали. Слушали всегда старшего своего вожака, как предкового старожила. Он нас водил, он нас природному изменению учил. Мы с вами по этой части очень много понимали, всегда старались, в этом деле мы делали, у нас получалось. Ошибочка встречалась в пути, мы ее исправляли. Но когда природа окружит нас всех, мы семьей попались.

    105. То тут уже и не спрашивай ни у кого, чтобы получить какую-либо в природе помощь, которая требовалась людям. А ее никто из нас не получал, все общей семьей гибли. И такое время проходило между нами по истории. И будет оно проходить между нами, учениками. Мы с вами все учащиеся. У многих нас, ученых людей, кто для этого дела учится, все свои силы сосредотачивал. И их направляет в природу, отыскивает такого героя, такую-то славу, которая должна прийти к нам, людям. И свою тайну показать для того, чтобы мы за нее взялись, и стали изучать, поняли. И применили к тому, чтобы она нам помогла в жизни.              

    106. Нам, этаким ученым людям. Всему миру человек нашел, изучил, проверил на живых фактах, что можно оставаться и без ученых мысли. Ученым надо будет время, чтобы оно было у них приятное, хорошее. Ученые без хорошего места на природе ничего не делают. Они в природе ищут хорошее для того, чтобы получить для себя с этого всего хорошую прибыль. Ученые для этого дела учатся, готовятся для этого с оружием в руках. Хотят природе теоретически доказать, что мы, люди всей нашей земли, знаем хорошо одно время, знаем и другое. Одно время ждем, чтобы оно у нас такое было, а вот другое не хотели бы. Но не в силах мы это в жизни сделать.

    107. Не мы природою распоряжаемся, а сама природа ставит дни свои в природе. Для жизни всей нашей расположены дела, которые надо нам всем. Мы их делаем, и мы в этих делах ошибаемся. Разве мы точно можем сказать, а что с тобою получится завтра? Он, человек, думает, но у него, как человека, не получается. О природе знать – очень много надо пройти практически. Теория фантастически делает, точно не знает. А плохое, холодное это самое начальное, от чего приходится уходить. Мы что делам, что творим, это не все наше. А практика на человеке доказывает, что есть возможность ничего не делать, ничего не употреблять, а будешь жить.

    108. У зависимого человека все изнашивание есть, и все исчезает. Она не оправдала ученых лишь потому, что ученые все наши, и ученики, и ученые люди не хотят у себя в жизни видеть плохое. Ибо хорошее надо будет в любом месте и на каждой отдельной вещи. Мы не разделяем ни живое и ни мертвое. А раз оно не заслуживает поставить на место свое и хвалиться этим. Сама природа себя этим разделяет, и хочет заставить человека, чтобы он согласился с этим нехорошим в природе пришедшим днем. А его человек не ожидал таким. Человека все силы направлены для того, чтобы ему было хорошо в любой пришедший день.

    109. Мы знаем его, сколько ждали, как он к нам медленно лез. Но никогда не подумали, чтобы его начало утрешнего восходящего солнышка. Мы всегда его видели таким приятным, теплым лучом. И все причитающееся животное повернулось, и не стало прекрасно на воле держать. У себя увидело это время. И откуда-то набрались такие сгустки с дождем, с холодным ветром для нашего ученика. А кто свой нос повернул к этому делу не так. Мы всегда неплохо за любым нашим учеником ухаживали.   

    110. Кого-кого, а школьника в люди посылали, готовили. И брюки чтобы были, как брюки, чистенькие, хорошо поглаженные. Это же наш мальчик. А девочке тем же непростительно свой причитающийся костюмчик на себя повесить. Я, говорит ученик, или же самый высокий в мире. Ничего такого хорошего выдающегося не сделал для того, чтобы им человеку  пользоваться. Моя такая нехорошая голова не надумала, и не заставила свои руки, чтобы они эту вещь делали. Мы пока ни от ученика, ни от ученого человека не получили, чтобы нам всем от этого получилось хорошо.           

    111. Куда мы не проложим свой бистро видящий глаз, он не может охватить так, как это хочется нашему человеку. Обязательно что-то из всех помешает, и больше не будет жить. Особенно за нами, людьми, за теми людьми, кто хочет у себя видеть хорошее. Разве мы ученики прошлого или данного времени нашей жизни. Или наши ученые, которые хотят, чтобы со двора нашего вылетело пару хороших голубей. Это детская забава перед нами. Она может нас, таких взрослых, такой штукой занять. Это наше всех желание.

    113. Особенно каждому из нас хочется показать себя тогда, когда ты парой со своей женой собрался. И нарядился в самую лучшую одежду. Это ли не наша такая с вами хвала, она может  нас, любого человека, окружить. И быть на нем, как на одном показателе. В этом мы одни из всех таких имеем свое хорошее дело. Мы это делаем для того, чтобы люди все такую вещь увидели, и сказали, что я за такой, между нами такими людьми зародился молодец. Такую пару одноместную в такой сбруе снарядит, да запряжет в линейку, и них, как змеях, выскочит. Пусть скажут вслед мне эти их слова, не в моде. Говорили, говорят, и будут наши этой местности про такое дело говорить.

    114. Мы это сами захотели, чтобы после такого продолжительного времени на нашей этой земле погода не такая, как будет нам надо, она не стояла. А проходила, как какой-то бушующий да холодный ветер, чему не надо было нам, таким людям, своей головкой кланяться. Мы же для этого дела хорошо и крепко с вами одевались. А время то, которое нам надо, оно никогда не придет. Оно как тут уже у нас на пороге стоит. Ждет, пока мы с вами после такой ночи, в которой приходилось спать. Не один я такой человек, которому надо бы еще поваляться да поспать. Но такое прекрасное сегодняшнее утро, я сроду не видел его. Как в каком-то всходило солнышко.

    115. Мы так еще не видели и не слышали, как наши эти детские ученики, им не до этого. Они пришли вчера, по непогоде  топтали со своим уроком. И сейчас они это же самое учат. Как же ты не будешь уставать с этой мягкой постели, в которой ты находился под этим теплым одеялом. Ты не один здесь был, с тобою рядышком лежала твоя любимая жена, с которой ты не плохо живешь, а хорошо. О чем зря ты с ней не разговаривал. У тебя и у нее не было не заинтересованного впустую слова. Мы двое знаем сами себя, и хорошо знаем, для чего мы сходились жить. Это наша людская такая привычка. На каком-либо углу нашего двора поставить свой собственный дом, которого без всяких средств ты не собираешься его увидеть таким.

    116. Мы с тобою недаром вдвоем договаривались, друг другу давали свои слова жить по небывалому, по-хорошему. Про что зря никогда с тобою вдвоем не разговаривать. Это наша двоих тайна, она нас окружила, и держит нас двоих такими, как мы себя вокруг показали. И в дальнейшем наши с тобою шаги такие быстро прокладываются. Мы не хотим так с тобою жить, чтобы не было хорошо. У нас на это есть все, чтобы заставить природу так, чтобы она нам давала, и давала не плохое, а хорошее. Наши с вами умы сосредоточены не бросать думать об этом. Мы не одно думаем, делаем для себя это хорошее, но без ошибки никогда не остаемся.              

    117. Всегда если едешь в какую-либо дальнюю дорогу, а она обязательно бывает, ей нужен ножик. Рукою своею цап за карман, а его часто такая картина бывает, нож остался дома. Мы в этом нашем родном селе в таких условиях разно каждый себе жил, и тем он огораживал себя. Видно было по этому селу, издалека определяли, какая раньше стояла церковь по всему обряду. Скажем, что люди здесь живут, работают, все крестьяне. Они хорошо знают эту грунтовую землю, к ней все до одного человека в одно время готовятся. Свой корень закладывает, что ему надо для этого, уже он для себя приобрел. А хвалиться им не спешит, держит в уме, не хочет это все другому передавать.

    118. Поэтому и видишь не одинаковую на хатах крышу, которая давала знать, кто и как живет. Хитрость не такая, чтобы по предковому началу приходилось все знать. И крестьянство заставляло, время не давало, чтобы ничего не делать. А жить так, как никогда в природе это не бывало. Человек наш этого содержания живет, и показывает сам себя на вот этом месте. Мы все сами это дело развитое видим. Но чтобы нам сказать об этом самом деле, и призадуматься. Почему это так, что я сбоку такой же самый человек, кто тоже так думает. Но вот получаться, у него не получается, как у этого счастливчика.

    119. Везде, везде лезет вверх. И показывает нам всем, что мы, этакие ребята, такого же самого дела. Мы делаем, но у него получается, а у нас нет. Это природный счастливчик. Разве мы одни на этой местности живем, или с вами не так работаем, или у нас земля не такая, или не такая снасть. А вот когда-то и бывает такое время, которое переваливается на другого человека, который не ожидал этого. А у него, как небывалого человека, кто станет расти. А в этом росте играет такое. Если захочет в природе в днях, которые ложатся на землю, и проходят. Мы хотим, чтобы было хорошо, а природа нам не дает, она нас накрываем делами плохими. Мы терпим очень крепко.    

    120. У человека такого никогда в жизни своей не болело и не мучило, а вот сегодня что-то помешало. И сейчас я болею, тяжело мне такому жить стало. То я был здоровый человек, а сейчас не то окружило. Наша наука не научилась это сделать. И нет такого знахаря, чтобы наш ученый человек не болел. Этого еще у нас не получается, и не получится через наше незнание. Мы с вами ничего не знаем, что будет сутра. Мы с вами для этого учимся, чтобы человек так не болел, как он сам себя заставлял. Он до этого времени даже не думал болеть, его здоровье этого не хотело видеть. Получилось перед ним не то, природа подослала свои силы, и ими такими распоряжается.     

    121. Человек в жизни этого не получал. Мы, все ученики, не для плохого урока себя готовим. Это не наши силы получать от преподавателя эту самую интересную задачу, или чистописание, которое требует одно. Мы все ученики не для того, чтобы на нас не посмотрела вся обстановка человека, которую никто из ученых не делает. А делать надо, и обязательно делаем, да еще как, чтобы такой живой и не отбираемый факт в нашем всем. Разве птичка наш маленький соловей в этой местности, где он со своим голосом в лесу расположился. И также песни разные поет в этой местности в такой густоте. Разве не слышно, особенно случайно попавшему туда? Он этим не нарадуется слушать.

    122. Говорит свои слова: ну и птица такая есть она в нашем лесу. Не ушел бы, жил да слушал этого соловья. А он здесь не один  расположился, недалеко от этого соловья такой же соловей поет, не такие песни поет, уже он расположился в другом условном месте. А что мы, этакие люди, со своим умом. Мы с вами учились, проучились не один год, свою мозговую систему развивали. Одно накапливали свое знание, чтобы обязательно знать. Мы с вами того научились теоретически, чем мы сделали хуже. У нас прекрасно проложена своя зависимая дорога. Дождались мы намеченное время, оно нас загнало в дом. Мы не нуждаемся никаким условием.

    123. Мы с вами учимся знать, будет в природе создавать для нас эту строительную часть, вода с воздухом как будто делает в этом всем далеко. Мы стены вводим, и на это все давнишнее, введенное между нами, надеемся, как на какую-то гору. Мы давно знаем об этом деле, что нам всем, кто только в доме окружается. И долго живут в этих условиях. Мы знаем хорошо об этом деле. А это такое сделанное в жизни дело, в чем мы стараемся, как бы тепло и хорошо пожить. Мы в этих условиях и рождаемся, и умираем. Нас наша природа своим страхом испугала.

    124. Положила в постель маленького человека родить, и ему раскрыть для борьбы и войны дорогу. Она человека делает любым нашим дельцом. Он в этом доме учится, его природа заряжает, делает человеком знающим, как будет надо в этих условиях человека заставлять, чтобы он в доме накушался, и в доме оделся. И по своему уму пошел по дороге своей искать то, что всем надо ежедневно. Нужно позавтракать, к столу надо, как к привычке, самого себя подвести и посадить, да понюхать своим носом, что это приготовлено, в чашку налито. Мы знаем, видим, это все приготовлено кем-то. А ложка с куском хлеба – все это человека ждет. 

    125. Дожидается их хорошим аппетитом, убирается. Этому столу некогда просыхать, и некогда бездельничать. Стол нужен, чтобы на нем работать тому человеку, кто получил от всей этой семьи доверие. Она хозяйка всему, у нее от разного условия где-то лежит продукт. А он под замком у этого хозяина, эту штуку не сделаешь без ключа. Хозяин – сохранитель всего, и упраздняет он. Природа не стоит на одном месте, в природе работают по часам минуты, они проталкивают себя. Одна уходит, другая приходит. Так и этот стол. Он нам нужен тогда, когда мы захотим кушать. Его укрывают всякого рода нашей пищей, и объявляют нам, жаждущим людям.                 

    126. А люди со своими животами, с хорошим аппетитом. По времени они его сделали. Так что люди людей за что-то в семье кормят, в то, что надо, одевают. Приходит время такое, стелют постель по его заслугам, и укрывают, как хозяина. И он в этой постели умирает.

    Наш бывший вождь Сталин не такой умный человек был, в свое время не то совсем кушал, и не так одежду шил, и ее на себе носил. Его окружала самая хорошая простыня, мягкая подушка, а одеяло самое лучшее. Один из всех политик, из политиков политик. Всех наших в России перестроил, заставил всех по-новому мыслить, по-новому делать. А вот по-старому все его подчиненные умирали, и он от этого не ушел. Одно время командовал всеми науками.

    127. Все умные люди ему, как Сталину, приклонялись. Раз царя нет, прогнали, сделали Советскую власть, ее огородили оружием. Раз оружие сделали, научились им стрелять, и указали, на кого надо, это оружие использовать. Во всем играла рука Сталина, кто свои силы для народа клал. Им, как продуктом, распоряжался, чего хотел в природе над любым человеком. Танцевать и петь человеку велел, смешить в этом деле давал указание, человека любого убивал. Сам этого очень крепко боялся. Сам был крепок и велик, но не знал, что получится со сна. Ложился спать с мыслью, с такой мыслью, которая не по душе природе, не по душе всему. А как захотела, она делала и делает перед всеми.

    128. И сделает своими силами за то, что человек в природе сам заслужил. Если бы он был прав своему значению, его природа, такого громадного, сильного во всем, не повалила. А то он сделал очень много, в эту минуту безвинного совсем человека Иванова положил в спецбольницу. Это человек такой один, зародившийся в этом деле, в этой всей нашей работе, которая не делалась в лесу, как пелась в лесу соловьем. Иванов свои силы клал не для самого Сталина, чтобы он жил таким, как хотелось Сталину. Не это делать, что сделал над собою Иванов. Ему хочется самого себя представить, как небывалого нового человека, кто должен сделать в природе все то, что надо.    

    129. Разве это будет плохо нам, всем людям, если мы от природы своими силами ума ее качества. То есть человек должен сделаться таким человеком, которого в жизни не бывало, как себя заставил Иванов. Делает в природе не то, что следует. Ходит разутым, ходит без головного убора, и ходит в одних трусах. Не по теплому да по хорошему ходит Иванов. По холодному, по снегу, по морозу плохо, и внес в это дело предложение, которое надо нам всем. Мы, как ученые, должны это дело проверить и изучить. Понять и применить для того, чтобы человек между нами оказался новым человеком, чтобы он не простуживался и не болел никогда никак.

    130. Вот чего нам, ученикам, надо научится, и это дело Иванова поддержать, как и сделано Ивановым. Зависимость упразднена, а независимость введена. Вся система, которая делалась людьми, теперь не будет делать. Время заставляло человека уходить, и прибегать к другому через нехорошее. А когда окружает человека хорошее, то человеку не хочется уходить. Мы с вами привыкли смотреть на красивого, и в этом быть всегда. Но природа этого предназначения не хочет, чтобы человеку это делать. Она наносит телу его ущерб, гонит такое дело, ей этот поступок не по душе. Она вводит свои качества.

    131. Мы с вами привыкли свое хорошее ставить. Всегда хотим, чтобы природа была чистая, ясная, без всяких идущих туч. Каждому нашему человеку хотелось в его жизни, чтобы продолжалось без всяких помех. Разве нам плохо после этого, когда земля дала нам урожай. Мы этой материальностью довольны, что природа нам дает, и много. Но вот когда она наши силы у наших людей отбирает. Мы с вами учимся, опознаем природу, но этого дела никак не приобретем у себя, чтобы нас с вами природа не беспокоила. Мы этого на себе не ищем, и не хотим искать. Наше дело одно – дождаться времени, и в нем обязательно делать то, что мы делаем всегда.

    132. День наш одинаково пришел со своими качествами. Он с собою ничего такого не принес, и нас никого не заставляет, чтобы мы с вами готовили и делали то, что мы всегда делаем. Нам бы не надо себе собирать что-либо кушать, или на себя одевать и носит, да этим всем хвалиться. У нас это развитие не одинаково, и мы не сможем сами равно жить через наш недостаток. У одного он есть, а другой ничем не нуждается. Все это нам делает наше настоящее место. Оно нам представило такой в этом деле грунт, и показало, что надо будет на этом месте и в этом времени, что даст нам это в прибыли. 

    133. Разве это будет плохо нашему человеку, если он в природе добьется этого качества, в котором он заставит сам себя без этого всего, что он имеет. Он без этого всего будет жить, и в природе не будет своим телом энергично трудиться, а жить будет. Это все деланное нами, разве будет от этого дела плохо. Ну что ж, теперь мы с вами сделали, получили. Видим, что это есть какая-то особенная ценность. Мы же с вами, все ученые люди, от этого дела не откажемся, что это нам не надо. А может быть, эти ценности кому-то и потребуются. Пусть он ими продолжает.

    134. Разве мы с вами не видели, или мы с вами не делали в этом деле. У нас с вами в некоторое время получилось и получится. Но разве можно будет от этого найденного нового отворачиваться. Если мы с вами по одной дороге одинаково и долго шагали. А перед нами в нашей дороге оказался дом со всеми внешними удобствами, мы его окружили. Так же само, как у всех, есть окна, и задняя дверь для нашего входа. Мы посмотрели от самой земли до самой верхней трубы. Значит, кто-то здесь в нем живет. Мы решились в него зайти.

    135. И своим знанием убедиться, как жилым. Кем-то построено дом, а к нему никакого поступающего следа. Нас, как истцов, заинтересовало испытать это все внутри. Мы первую дверь отворили, нам показалась дверь другая. Мы и эту дверь открыли. А направо и налево был предлинный коридор. Мы знакомились с положением этой местности. Оказалось, направо есть дверь и налево для входа в комнату. Мы коснулись правой стороны. К двери, здесь мы увидели надпись. Пишут. В эту дверь можно будет заходить любому человеку, и в любое каждое время года.       

    136. Мы решились после этого чтения, в котором было сказано. В этой комнате можно будет жить одно время за счет того, что будет нами в природе приготовлено трудом. За счет этого всего мы должны пожить да попользоваться, а впоследствии с этим всем распроститься, умереть в этом деле. Мы остановились, не пошли через эту надпись. Обратили внимание на то, что было написано на другой, по левой стороне. Когда подошли мы к двери левой стороны, нам видно, что здесь написали. В эту дверь тоже можно будет заходить любому человеку.

    137. И будет возможность здесь жить не по такому, как в первой комнате. На готовое развитие в природе человек начал свою историю возвеличивать, в этом зависимом в природе духа делать. Разве это не жизнь наша, всех наших учеников, которые этот год начали учиться. И те ученики, которые уже не один год учатся, и понимают про это их учение, которое проводится ими все время. Они спешат в этом деле, и свое намеченное не бросают делать. В этой области сами заканчивают свое намеченное дело в этом.

    139. Старина, в которую мы не дали свое согласие, чтобы это дело поддержать, и его, как уже начатое дело, продолжать. Мы с вами не на это начали свое учение делать, чтобы нас с вами, таких людей, которые задались цели не это искать, не это делать. И не это получать в природе, что не одни люди этой стороны получали. Мы с вами поняли, как нашего брата, то есть человека, природа в этом деле тянет за нос. Она вовлекает его очень крепко, но он не понял.

    140. И не стал с этим делом разбираться, а начал делать то, что делают все эти люди. И они за это все, ими сделанное в природе, лежат до одного человека в земле в могиле. Они свою историю немало лет пропустили между собою в природе. Но на такой дом они не нападали. И это, что написано, они не прочитывали. Их дело одно – начать делать это дело здоровым человеком. А потом сделаться в процессе этого дела непригодным совсем к жизни. Его природа за это дело.

    141. Что у него получилось перед своей старостью. У него мозг приостановился, не стал дальше мыслить, и сердце приостановилось работать. Кровь по телу стала, не движется. Человек наш этой стороны умер, не стал с нами наравне делать то, что мы продолжаем свое это начало. Мы, как и все люди, здесь живущие, должны отдать свой человеческий долг, этого человека с почетом за его все хорошее похоронить. Мы с вами это делали, делаем, и будем с вами делать это дело наше.

    142. Не все так гладко, что этому человеку мучительно пришлось в этой комнате помирать. Тут так и сказано в написанных словах. Мы поняли, и не согласились с этим делом, в котором человек сам себя заставил из-за этого всего закончить эту начатую жизнь. Мы с вами бросили, ушли, не захотели это дело с вами продолжать. Ибо надо все это строить, построить, а потом передать тем нашим ученикам, которые 1-го сентября этого года. Пусть они учатся, пусть они это делают, и в этом деле пусть они все умрут. Они этого не знают, что мы поняли, и не стали их предковое между нами в природе делать.

    143. Мы заинтересовались другой с левой, совсем не той стороной, которая научила человека зависимо в природе помирать. Когда мы стали читать эти буквы, эти слова, то нам это дало другое, совсем не то, что показала первая правая сторона. Левая сторона нам говорит прямо о том, что есть возможность любому человеку в этой комнате жить. Только в ней надо нам с вами учиться, чтобы знать в природе, что будет надо сделать, чтобы человек не заболел и не простудился. 

    144. А кто этому делу сможет учить, если все люди, живущие на земле, стоят на своих местах. И своими заслугами ожидают время своего дня. Он никуда не денется со своими силами, с волей своей, все равно в его деле помешает, и не даст человеку дальше шагать. Этого никому не хочется, и не хотелось видеть. Но раз это дело между людьми в природе развилось, то его уже не приостановишь. Это же история, начатая в природе, непригодная к жизни. Жить бы, жить, а тебя заставляют природные силы умирать.   

    145. А когда человек практически добьется в природе на этой стороне, его природа научит, он умирать не будет. Какая будет слава этой не начатой никем. А придет это время, люди приведут к своему сознанию, возьмутся за это дело. И начнут не по зависимому в природе жить, а возьмутся по независимому делу, в природе станут жить. И добиваться такого права, чтобы перед природой заслужить. И получить то, что здесь на этой стороне в последних словах сказано. Когда ты, человек, научишься этому всему, то тогда ты умирать не будешь.

    146. Твои слова в мысли будут с кругозором, но не однобокие, чтобы жить, как сказано. В первой комнате поживешь да повольничаешь хорошо и тепло, а потом дубу дашь, произойдешь в плохое и холодное. В природе, как на хорошей груше с вкусными грушами. Так в этом хорошем брошенном нами доме. Мы им не удовлетворились своим заходом, нас эта система не заинтересовала. Мы с вами ищем не то, что следовало в нашей жизни. Мы с вами хотим забросить земельный быт, которого колесо с четырьмя спицами крутится.

    147. Оно себя держит часто крепче. Как экономика наша растет за счет нашего времени. Она возрастает для нас, чтобы мы с вами обогащались, давали свою волю каждому человеку. А получается, даже в учении своих дней, с которыми ученик недосыпает, а про свой урок не забывает зубрить. Читает, пишет чисто, решает. А отчитываться приходится за все сделанное после. Как мы, истцы, которые ищем в природе то, что мы не теряем. А хочется его в природе найти. Оно есть и будет, если мы с вами за это дело возьмемся.

    148. Нам надо, как видно из всего этого, что мы с вами делаем в своей дороге. С неба падут буханки, и тогда тяжело придется их подбирать. А вот учиться в новое, небывалое в природное естественное дело мы не захотели. Дом – это природа с двумя сторонами. Одна сторона хорошая и теплая, та сторона, которая дает нам все то, что нам рассказывает первая комната. Она прибыльная вещь, и заинтересованная во всем. Жизнь очень интересная пожить в ней, чтобы было хорошо и тепло. А потом на веки веком положит в плохое и холодное.

    149. Это сторона не вкусная нам лишь потому, что сам человек не хочет так рождаться, как ему пришлось. А вот цели в жизни не добиться. Пожил, да пожил, а потом и умер. Это не наше с вами, истцов, кто ищет, и не найдет того, чего надо. В природе мы с вами ищем жизнь хорошую и теплую. Мы не умеем ее создавать через наше одно хотение. Мы любим то, что нам хорошо. А когда с нами встречается плохое и холодное, мы эти природные качества не ждем. Быстро бросаем, бежим от них. Куда? Сами не знаем. Это бывает с каждым нашим человеком.     

    150. Как мы не захотели видеть эти качества. А они в доме расположились. Мы не захотели их воспринять. Что в этом деле плохого. Мы с вами по всему этому делу знаем хорошо, что наши ученики пошли учиться этот год с этого первого сентября.

    Ученики первого класса. Учимся мы с вами, завоевываем мы с вами годы, свое знание. Его направляем для интереса научиться, нам всем получить место за право твоего учения. Ты, человек, для этого учился.

    151. На руки дали вам диплом не для того, чтобы своих близких родных и любимых друзей позади оставлять, как мы с вами делаем. Нам, ученым людям, надо свое собственническое индивидуальное и наше завоеванное трудом место, мы его получили в природе между людьми. Спрашивается у ученого человека любой науки, для чего оно надо нам? Оно нас учит практически, как будет надо научиться так в нашем обществе, чтобы учить людей, всех нас, понятию с кругозором.

    152. Мы с вами идем по одному пути, прокладываем разведку на всех фронтах. Для того мы с вами туда посылаем могучую технику, чтобы найти там тайну. Мы все ученые люди. Подумайте вы хорошенько, и поставьте над собою вопрос. По вашему выводу и определению, где она должна оказаться, и какая она должна быть?  Мы с вами, все ученые и все неученые, шагаем по одной дороге. Она нас ведет однобоко.

    153. У нас между всеми не одинаковая любовь к природе. А природа наша – не одинаковая сторона, разная для нас вех. Мы любим и знаем хорошее и теплое. Любыми средствами это все приобретаем, как материю, ее храним для своей жизни. Мы с вами невзлюбили природ, самое главное в нашей жизни. Близкие родные друзья: воздух, вода и земля – это наши помощники в жизни. А мы от них бежим. Завязали глаза свои, не хотим на это все смотреть. Заткнули уши, не хотим слушать их. Это наши помощники, без них ни туда, ни сюда.

    155. Для нас с вами самое плохое в жизни – это наш природный холод. Мы, все люди, не любим и не хотим, чтобы он между нами был. Мы с вами люди все зависимые, идем по одной дороге. Для нас ворота отворены к жизни. Но мы с вами не пошли по дороге той, где очереди нет, чтобы мы с вами ожидали завтрашнего дня. Мы с вами не знаем, что с нами будет. Мы же не гарантированные от самого плохого и холодного. А нас всех природа туда ведет. Мы бессильные люди через наше незнание.

    156. Что мы с вами делаем в природе, это наша большая и крепкая всех ошибка. Надо природу любить, а мы не любим. Кто воин в природе, трус, боязливый человек, или смелый?

    Кто, по своему делу, самородок? Я. Источник в природе – закалка-тренировка. Тружусь один на благо всего нашего жизнерадостного человечества, его здоровья. Учусь в природе, хвалюсь перед миром. Хочется правду всем сказать про самосохранение клетки. Мое молодое сердце, здоровое, закаленное 25-летнего человека. Мой выход в свете. Я не боюсь врага, не страшусь ничего, даже своей смерти.

    157. Если бы этого не было у меня, жизни моей не было. Я человек земли, дышу очень крепко. А говорю резко не про какое-либо чудо, а про природу, про физическое практическое явление. Самое главное – чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление центральной нервной части мозга. Хозяин всему органическому телу. Люблю и болею, но никогда не забываю про больного. Душу хорошо знаю, хочу помочь, через свои руки током убиваю любую боль. Это нам не слова говорят, все это делается делом. Рука пишет владыка, никогда про это не забыть.

    158. Какая есть просьба. Меня надо просить, будешь всегда здоровый. Кому это не надо будет, нашему юноше, молодому человеку? Так нет. Уважаемые, это мировое значение. Нам надо природу великую всем любить. И не молчать в словах, всегда правду говорить. Не болезнь играет роли над человеком, играет роли человек над болезнью. Нам надо учиться, понимать и знать учение Иванова, чтобы мы с вами не садились в тюрьму и не делались преступниками, и не ложились в больницу.                   

    159. Мы жить должны свободно, а не лезть на острый рожон. Какая нам будет слава любить самих себя, низко кланяться головушкой, вежливость представлять любому человеку. Но и жизнь моя такая перед всеми. Нужно терпение заиметь, чтобы закалить свое сердце. Всем зависимым в природе людям сказать надо. Милые мои все люди, гляньте на солнышко, вы увидите правду, свое выздоровление. Быть всегда таким в природе, Победитель природы, Учитель народа.

    Нам надо такого сильного вольного человека. Пусть он людей учит здоровью.

    160. Наши с вами тела за это время приспособились. Научились не легкое приобретать, а мы тяжелым окружили себя. Нам надо, а ты, природа, дай. А так это нам, человеку, все свое в жизни с первого дня ничего не давалось и не дается. Природа любит, чтобы за нею так ухаживать, чтобы на ней работать не одними руками. А надо для этого иметь у себя снасть, то есть технику, машину. Она сначала у нас на борозде не была, а все это начиналось с лопаты. Кустарно все работали физически. Очень было развивать вначале эту всю систему, которая делалась для этого дела человеком. Он этим делом нуждался, и хотел, чтобы без этого не оставаться.    

    161. Раз человек в эту атмосферу народился, ему для его жизни потребовалась одежда, которую он стал, как форму свою, в фасоне носить. И изнашивать на себе, как непригодность. Человеку было мало, он не удовлетворялся. Он свою жизнь начинал с ничего, а потом менял у себя форму жизни. Между 19 и 20 веком оказалась перед людьми не такая, как она была. Люди собственнически поделились, стали вводить жизнь между собою по-старому, по капиталистическому. Это вечно надо работать, и приобретать для себя свою собственность, которая росла за счет своих средств производства.

    162. И есть новое социалистическое в коллективе. Строят по научному делу государство, и возвеличивают через свою политику так же само, как и до этого было человеку. Он свое время ждал, и о нем думал, готовился к нему, и все время делал разные дела для того, чтобы от природы получить энную прибыль. Человек в природе за счет этого тяжелого физического труда все приобретал. И делал для того, чтобы было и росло вверх, чтобы было посмотреть на все и хорошее, и плохое. Жит было надо. Все свои силы сосредотачиваются.   

    163. И всю технику в борозду посылается. Люди рано встают, поздно для этого ложатся. Они спешат рано сработать, и рано убраться для того, чтобы было, на что смотреть. И это все имеющее, как свое добро, хранить, чтобы с этим всем можно было жить. Человек научился с давних лет так себя огораживать собственностью, своего ума дела, он зависим от этого. Если он не будет это делать, что его заставила, как такового человека, этим добром сохранять. Человек этому всему верил, и верит сейчас, на это все крепко надеется, и им хвалится, что он за счет этого живет.

    164. Он же от этого дела зависим, без этого всего жить невозможно. Так себя человек заучил, и все это делает. У него получается. Один человек за другим человеком на своих ногах стоят, и ждут своего нехорошего холодного дня. Человек в нем свое здоровье потерял. Ему стало не так, как раньше было хорошо и тепло. Он был со своим телом здоров и крепок. У человека началось другое, он не в силах, чтобы жить. А природа ему не дает, он перед нею не заработал.

    165. И не может себя заставить по-прежнему, чтобы жить, как он жил до этого. У него мысли не такие, как были до этого. Он жил, он радовался здоровьем, а его давала человеку природа. А сейчас она переменилась, пошла на другую. Не на такую хорошую и теплую, которую имел человек. Природа свои силы направила, она сделала для того, чтобы с пути убрать человека. А раз у человека нет здоровья, уже хана, надо будет с белым светом распрощаться, как было сказано в первой двери. Мы же с вами прочитали, что там было написано.

    166. А там точно было об этом деле изложено. Сколько ни трудись и ни делай свое дело, а все равно в капкан попадешь. Для чего мы с вами так учимся. Нам надо знать природу, она между нами со своими силами продолжает свои обе стороны.

    Мы с вами все время встречали по природе жизнь ежедневно. А сейчас впоследствии провожали смерть. Теперь мы не будем этого делать через наше опознание природы. Мы через это дело, которое нам принесло с собою новое небывалое в жизни. Мы с вами старое бросим делать, ибо оно нам в жизни никакой пользы не дало.

    167. Как мы вставали рано для того, чтобы в природе поработать. А потом в этом деле так наработаться, как это было. Мы ложились поздно спать через наше с вами учение. Мы учимся, стараемся научиться, чтобы больше в этом деле знать, и лучше от этого дела делать. А то нам приходится этим делом не хвалится. Как мы с вами жили в природе, так мы и сейчас живем. Отрываемся от холодного и плохого, сами лично бежим, уходим.

   168. А вместе с хорошим и теплым живем. И делаем всякого рода, что нам дает природа. Мы с вами для этого дела трудимся энергично, свои силы истрепываем через наше с вами дело. Разве нам, таким людям ученным, как мы с вами научились, мы природу не опознали. Как жили однобоко, так и сейчас живем. опознали хорошую сторону, ею лакомимся. Говорим, хвалимся, что мы живем  и удовлетворяемся в природе лучше не может быть. у нас есть теперь, во что одеваться, и что покушать, да в чем жить.

    169. Мы экономически стали жить богато, кланяться к соседу просить не ходим. У нас есть руки, наш с вами мозг, глаза и уши. Мы ходим на ногах, присматриваемся да прислушиваемся, от своего дела не уходим. Как оно было перед нами, так оно и осталось. Мы с вами как ошибались в нем,, так мы с вами ошибаемся через это дело, которое нам далось в зависимой жизни в природе научиться. У нас раньше в природе таких ученых не было, чтобы люди додумались своим умом бросить свою родимую землю, на которой человек все время живет.

    170. А чтобы пользы, ничего не сделал. Задумал своим изделием, своим умом землю, как мать родную, оставить. А на Луне через невесомость жизнь найти. Тогда когда земля сама имеет дорогу такую, которая никем нами, людьми, не занятая. А в полном порядке в природе в естественно физически независимо человека учит с кругозором понимать природу, чтобы знать ее не так, как мы сделали и недоделали.

    180. Умерли с вами, нет тех в живых, которым приходилось делать ракету. Ученики не по той дороге, по которой требовалось идти. Мы с вами не пошли. А пошли по той дороге вслед за учеными. Нам по их изложению жить не надо. Мы с вами учимся жить в природе для того, чтобы окружить себя хорошим и теплым. Так оно и получается в жизни нашей. Мы живем с вами очень хорошо. А заканчиваем совсем плохо. Жить бы, жить нам, но природа нам не дала, взяла и укоротила нашу жизнь.

    181. Хорошо нас научила жить зависимо. Мы в ней природу так хорошо не знаем, как приходится знать. А в ней же две стороны. Одна хорошая, другая плохая. Мы от нее уходим в невесомости. А физически практически не испытываем независимо жить. Это не наша с вами найденная дорога, которую нам подсовывает Иванов. Он у нас больной, мы его идею не признаем. Он у нас один. У нас много таких вояк, воюем. Мы с оружием в руках убиваем. Мы природою природу за свою смерть, в которой мы с вами погибаем. Через это все наше, сделанное нами, удобное и быстрое.

    182. Мы с вами не той дорогой пошли, и не то стали делать. Разве нам, таким бессильным людям, в этом деле приходится с природою, такой махиной, воевать. Она же не такая, как мы индивидуально в собственности рассыпанные. Сами себя огородили, как природу, природой. Она ведь была над нами силою, и будет она своим делом сильная. Она нас учит, и научила нас с вами одному хорошему.

    183. А когда человек любой наш между нами всеми со своим богатством в природе живет хорошо, разве он не может сам себя обанкротить. Как это делается. Живет человек на своем месте богатым в этом обществе. У него все есть. Он этим богатством ни нарадуется. Ему оно везет, он ежедневно растет, и возвеличивается за счет этого дела, что он делает. А в природе два конца. В одном прибыль, а в другом конце рождается убыль. А когда только к любому хозяину придет эта сторона, он стихийно исчезает через несчастье в жизни.

    184. Когда не повезет, с ним очень тяжело бороться. Иванов не ученый человек, практически добился этих сил. Не стал уходить от природы, не стал с нею так воевать, бороться перестал. А встретился с мыслью той, которая его встретила, и рассказала про свое дело, что делал в его жизни человек. Он на это дело бился, как рыба об лед, но своего в этом деле не завоевал. И ничего он в жизни не научился, и не сделал такого, чтобы сказать об этом деле. Вот, мол, я нашел в природе то, чего в жизни не было.

    185. Такое практическое в природе явление физически надо будет делать, чем надо природу любить. Мы чего, самое главное, в жизни не любим? Это холод, самое в жизни плохое. А вот хорошее, сладкое, жирное дай нам. Мы на этом аппетит разовьем, и вкусно поедим, да на себе в негодность произведем. А в доме умрем. Нас в гробу, как обычно всех, со слезами вынесут … со цветами отнесут на кладбище. И там зароют на веки веков.

    186. Чем можно нам с вами хвалиться, если мы с вами не научились, как будет надо без болезни, без простуды жить? Мы с вами для этого дела палец об палец не ударили, и ничего не сделали для нашей природы, которая не хотела обижать нас. Но мы со своим сердцем, со своей душой полезли на острый рожон. Нам с вами не надо было ждать время завтрашний день. И не стояли в очереди для того, чтобы человек был своему делу гарантирован в жизни. Никогда и никак не был зависимым человеком.

    187. Не таким, как он сам себя в природе представил. Без одежды никуда, ни на каком месте он не сможет оставаться. Он боится условий. У него в голове так уже построено. Если в мешке муки не будет, и негде ее достать, то человеку уже концы. Он дальше ничего не знает. Его в этом стихийно рождается смерть. Разве нам, ученикам, учиться на это дело. Или нам, ученым, это получать. Что мы за свое учение впоследствии получили? Наше большое незнание. Мы с вами заболели, да еще какой серьезной болезнью.

    188. Мы болеем раком, или склерозом сердца, больше от всего ученый гибнет от этого дела. А чтобы нам, ученым всем, согласиться с выводами Иванова, которых он своей практикой предлагает. Не надо жить так, как мы приучили сами себя, льнуть к хорошему и теплому. Мы боимся природы, не дай бог для нас это холод и плохая неимущая сторона, которую Иванов вносит. Это не наша с вами сторона. Мы научились делать в природе какое-либо дело.                  

    189. Разве нам будет плохо, если мы признаем весь сделанный кругозор Иванова. Он между нами таким вырос, и не хочет продолжать наше. Взялся за свое независимое живое, никогда никак не умирающее дело. Вот чего хотят наши люди. Они не нажились, как им хотелось. Хорошее и теплое, оно в жизни в природе дается, мы бы с вами лично не отпускали от себя. Само в природе делается всеми, между людьми меняется. А человеку нежелательно у себя видеть холодное. Ему хотелось, его желание, чтобы ежедневно приходило такое время хорошее и теплое.

    190. Особенно в доме при условиях, когда при холоде делается плохо. Не хотелось, но ничего не сделаешь.

    Мы так с вами привыкли показывать природе, чтобы она на наше все сделанное смотрела нехорошо за то, что мы от нее получаем все свое необходимое. Мы так, как Иванов в природе научился, и стал делать не по-нашему. Природа дала им возможность в природе огородиться, чтобы за счет ее качеств одно время прожить, да пользоваться тем, что есть в природе.

    191. А она нашему телу не такой день в атмосфере преподнесла. Человек готовится накушаться досыта, и одеться лучше да  красивее, чтобы показывать не плохо, а хорошо. Природа эти все качества имеет. Она хочет, чтобы человек не делил одного того, что делалось все время человеком. Он был зависимый от природы. А сейчас Иванов другую дорогу в природе нашел, и ворота отворил.                    

    192. Не такие, как они нашего человека пропускали для того, чтобы человек в природе оставался без всякого дела. Иванов говорит первое. Разве день как таковой хотел у себя видеть такого человека, кто нуждался тем, чем его приходилось кормить. Он плохое не любит, а за хорошим лезет. А хорошее так даром, и просто так в природе не дается. На это дело приходится трудиться кому-то. Это хорошо, что у человека для этого делается любовь и желание свое этих людей хорошо, как полагается, удовлетворить. Пища такая не варится с чего зря, и не с одной воды готовится.

    193. Надо будет пищу другим людям готовить, и на это требуется практическое знание для того, чтобы завтрак готовить. Надо будет людей своих знать со всех сторон, со внешности и внутренности. И заслужить внимание от них, доверие свое. Человек человеку доверяется, человек человека знает, близко с ним живет, и друг другу помогает. Поэтому принимается в этой семье не плохое, а хорошее и теплое. Надо свою работу знать, и готовиться к этому дню. Людям хорошо знать все проходящее по природе время, оно не одинаково бывает для этого человека.                    

    194. Не хочет, чтобы пришел день с нехорошими качествами. А всегда человек тянет к себе, чтобы была такая погода, которую любят люди. а в природе пополам это дело живет. Одно время теплое, другое холодное. К теплу лезут все люди, зависимые от природы. Им плохие люди, не привыкли и не хотят, чтобы было всем хорошо.  А природа говорит: я не такая, как вы. Приходит день любого направления. Человек без всякого дела жить не будет. Мы с вами не должны думать так, как заставляем, чтобы из-за этой хорошей мысли мы завтра жили лучше, чем мы живем сегодня.

    195. И так же с вами должны делать наше дело, которое мы из этого дела лучше от него должны сделать, чтобы из-за него лучше и продолжительнее прожить за счет нашего сделанного продукта. Его стараемся сделать в природе лучше. Лучше не может быть, чтобы пища была свежая и вкусная. Также одежда была новая, чистая и красивая для того, чтобы ею перед другими людьми хвалиться.

    196. И свой собственнический дом построить такой, чтобы у других не было. Такая у нас с вами зародилась замашка. Мы с вами на это дело начинаем учиться, чтобы научиться своего знания. И за счет этого надо будет жить в природе не плохо, а хорошо. Тогда человек научится, и будет в природе больше от всех знать по своей специальности, которую ему другие предковые люди создадут. Человек научится теории, и сделается между нами, незнающими, знающим.

    197. И за это все свое учение получит диплом. Будет жить лучше от всех отстающих. А потом со своими силами, которые он получит в природе технически, так же само, как и все люди, дождется свой день. Он обязательно придет к нему, и поделится с ним так, как человек делился с природой. От нее забирал хорошее и теплое, и от холодного и плохого уходил. Так с ним природа, в конце концов, поступит. Она силы человека хорошие и теплые отберет.

    198. И без них не сможем дальше продолжать. Пойдем холодными на веки веков в прах. За что нас природа такими сделала? За то, что мы с вами лезли на рожон. И делали то, что не следует. Рождали для жизни человека, а потом у него это право отбирали, а вводили в его тело смерть. Мы его вооружали, мы его заряжали, учили тому, чему не следует. Наше дело было одно. Лучше не рождаться так, как мы родились, да свое дело делали.   

    199. И в нем мы крепко ошиблись, что вслед мы пошли за зависимостью. Она нас смалу повела на фронт своей жизни, и заставила сделанным оружием стрелять по природе природою, чтобы своим разумом убивать то, что было надо. Мы с вами дошли до того, что нам не понравилось так жить, как мы с вами заставили окружить себя. Мы с вами одной дорогой пошли, и делать стали то, что нам помешало. Мы думали, если мы родим человека, он нас заменит в этом деле. 

    200. А он нас не заменил. По следам взял свои силы ученого человека. Не помог ему от нас уходить, а наоборот, помог ему расстаться с нами на веки веков через свое бессилие. Когда мы с вами начали учиться, то у нас наша мысль подсказывала. Вот мы научимся, будем учеными много знать, других будем учить, как будет надо жить, чтобы было ему хорошо и тепло. А сам же ученый на эту дорогу попал, на которую и неученый тоже.

    201. Со своим незнание пришел в тупик, и потерял свои имеющиеся силы, с которыми он всю свою жизнь боролся, да практически учился. Хотелось ему хорошо и тепло жить.

    Иванов от этого всего отказался, а взялся за новые пути, за независимые пути. Если это надо будет для природы. Что этому человеку надо будет? Как Иванов делает. Он это делает не для себя. Он свое тело закаливает для науки, чтобы научиться одному – не болеть, не простуживаться. Что самое главное.

    202. Нужно нам, всем людям, здоровье, с чем легко придется с природою справляться. Разницы для человека в природе не будет. Война умрет, родится между людьми и природою мир. То, что делал человек, не будет он этого делать. Он перестанет трудиться, и будет жить без труда. Умирать никогда не будет. Вот это будет наша слава. Из славы славу нам несет Иванов.

 

1966 год 20 сентября

Дело этого труда пишется

и самим Ивановым делается.

Он для этого родился, чтобы

жизнь завоевал, и жить

бессмертно.

Иванов

Это будет, и обязательно будет

 

 

Набор – Ош. 2014.05. С копии оригинала. (1405)    

 

    6609.26   Тематический указатель

Воспитание детей 6,9,198

Труды Учителя  22

Две стороны 26,47,72,82,135,142,148

Ниже всех – не будет разницы  меж

Нами 31

Учитель война 41г.  36

Учитель практика учение  43

Снег – дух  45

Желание и солнце  64  

Мы умираем  67

Тайна в человеке  82

Виновные, ожидаем время  83

Зависимость  90,108

Оружие  92

 Холодное, плохое  96,98,188

Жизнь без потребности 108

Сталин  126

Независимость 143, 145.

Как умирает человек  141,197

Два дома зав. и незав.  135  146

Наша ошибка  156

Космос, Луна  170

Иванов  184, 201

Не болеть, не простужив.  201.