Иванов П. К.

Один человек в поле воин

 

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

    

    1. Солнышко, ты наше родное солнце. Ты нам скажи, всем нам людям твоим близким на земле. Мы все хотим, чтобы ты нам рассказало за свою правду, которая не живет с нами. Мы ведь такими родились, которых сама природа представила, чтобы нашему человеку жить. А получилось в процессе всей жизни, человек не сдержал и умер, его не стало. А кто этому делу сделался виновным, что между нами всеми и природою зародилась смерть? Об этом  всем нам говорит солнышко.

      В Казани есть такая больница психиатрическая специальная. Она возглавляется главным врачом Анной Ивановной Балошовой, у нее всех одиннадцать отделений. А 5-м отделением руководит Алмаз Разаевич. У него больной Иванов Порфирий Корнеевич, 68 лет, лежит в палате № 15. Один из всех нам, всем людям, пишет. И уверяет в этом, что мы, люди, в природе это все для человека получим. Сделаем все это человеку, которого не было в нашей жизни, а сейчас будет.    

      2. Заведующий 5-м отделением Алмаз рассказывает за его все то, что он делал, делает, и будет делать между нами в этих условиях. Нам народ его прислал, мы по закону его держим. Он такой один в людях. Говорит нам сам Алмаз. Да и до меня были врачи. Между ними и природою за это дело, которое он сделал, ему не лежать. Мы с вами все политические люди. Если человек делает на человеке какие-либо эксперименты, ему от этого дела полезно. Я, говорит врачам Иванов, таков один в этом направлении. Мне не причем никакой день и никакая неделя в году. Всему дело я. А врачи всего этого коллектива не согласились с делом Иванова. Его в этом деле одно – по природе по любой погоде в одних трусиках. Это будет живое энергичное между человеком и природой. А в природе для человека две дороги. По выводу Иванова, одна дорога людьми используется. А другую я занял, и ею иду. Хочу эту дорогу ввести, и надо делать человеку то, что будет ему хорошо.  

      3. По словам Алмаза, он  его понял, и читает его всю писанину, которая противополагает. От чего одеваемся, и почему кушаем, и в доме для чего живем? Нас  с вами заставила необходимость. Мы стали уходить со своим хорошим и теплым, которое мы сделали в процессе, от холодного и плохого. Можно будет нам от этого отказываться, если эта дорога есть, ею идет Иванов? Он за собою никого не ведет, и не хочет, чтобы кто-либо шел. А сам это все не бросает. Делает в природе для того, чтобы не сказали за его дело, что он ничего не делает. По всему видно из прогулки, из-за гуляния, раньше от его никто не сможет свою ногу поднять. Чтобы кто-либо оказался впереди, этого не проявлялось. И не будет повторно  такого человека, чтобы он сказал, а потом  сделал. У Иванова молодое закаленное, здоровое сердце 25-летнего человека. Этого в жизни никогда такого не было, чтобы это у себя иметь. Мы, говорит лечащий врач Алмаз Разаевич.

      4. У него вся мысль не та, которую мы проводим между собою. У нас с вами за смерть, мы уходим от жизни. От самого, что надо, мы уходим. А прибегаем к тому, чего не надо.  Когда родился, мне не было хорошо, а было плохо. Как сейчас происходит по всему правильному. Надо будет в этом деле покой, а у Иванова делается природное пробуждение. Надо будет защищать самого себя, делать хорошее и теплое, а я, Иванов, наоборот делаю. Надо хорошо и тепло уложить себя в постель, а ты ложишься без всякого укрытия чистым телом. Это человеку тому, кто это делает, тот окружается не хорошим, а плохим. Человек очутился в беспокойстве. А не спится через холод и плохое. Чего этого нельзя во сне получить. Но зато я своею мыслью лажу по всем тем местам, где я не отказывал бывать. И для чего там сам себя заставлял быть, и для чего практически это делал.

      5. Я один такой больной безвредный между нами всеми человек. Мне ваше все условие не надо. Я себя не веду к хорошему и теплому. А веду себя к кругозору. Для меня однобокая  жизнь такая, как все проводят, я ее не делаю. Для меня такое место, которое все наши люди занимали. Всем надо было такое  место, в котором была прибыль. Не место жизнь человека в природе завоевывает. А тело в деле делает в природе плохое и холодное. Оно не нуждается таким искусственным учением, ему надо для тела естество в природе. Его дело в теле может прогрессировать без всякого, заглазно помогать любому горю, а радость навеки закладывать через мысль свою. Я, говорит Иванов, не вы есть, технические врачи, кому это завоевание давно надо подхватить. И это все делать для обиженного, больного, забытого всеми.

      6. Что на мой такой зов лечащий врач Алмаз сказал. Я пока живу за то, что сам заработаю. Мою закалку он признает, а сам ее боится, как огня. У Алмаза колется и хочется, но сам эти качества не желает воспринимать. Кто же будет такое, как Иванов? Разве это плохо будет, если Алмаз со своим знанием за это дело возьмется и сделает. Не для самого себя он будет делать, он сделается через это все то, чего он научится у учения Иванова практически. И будет людям помогать не технически, как помогает врач, а как природа естественным порядком. Воздухом, водою и землею. Этого Алмаз через дело Иванова научится, и будет свою форму носить как врача, и будет народным учителем для того, чтобы учить в любом месте в природе любого нашего земного человека. А Иванов эти качества не держит у себя тайной. Говорил, говорю, и буду говорить всем.

      7. У меня как у человека тайны нет, у меня есть истина одна для всех. Прежде чем кому-то помогать, надо научиться в природе помочь себе. А Алмаз не умеет ходить по природе своими босыми ногами – уже в поле не вояк, а простой обыкновенный зависимый человек, кто так же, как и все люди, стоит в очереди и ждет своего дня. Так же хочет заболеть, простыть, поболеть, поболеть и умереть. Этого Алмаз хотел, хочет, и будет у себя иметь. Не один этому делу виноватый, скажем, Алмаз. Он ежедневно крутится, но не найдет таких средств эту болезнь удалить. Она пока есть одна на таком человеке, как Иванов, развитая, живая, и крепко знающая отвечать, для чего это все надо. Иванов отвечает, для чего ты как врач ученый  человек в природе живешь? Тебе хочется пожить  тепло и хорошо. А кому мы с вами оставим плохое и холодное?

      8. Алмаз понимающий человек, бережет сам себя. Ему зачем кто-то. Он хорошо знает по делу его, Иванова, что он один для всех противоположный. Ему не надо будет никакая техническая помощь. Иванов знает природу. В этой больнице у этих врачей не их медицинская практика. Она делалась ими, днем и ночью проходит, и видит, как больной лежит и ждет к себе душу с сердцем жизни человеческой врача. Это его возложенная работа, а он от нее бежит. Он хорошо болезнь мою лично на мне. Я это все развиваю между нами для того, чтобы таким человеком между нами всеми не быть. Видно всему персоналу, зависимому от этого, палатки не пустые, с больными коечки стоят по подбору самих понимающих больных. Они так делают дело врача одно. По характеру болезни спросить.               

      9. Обращается к больному врач. Он хорошо знает больного с ног до головы и практически, и теоретически. Его дело врача, он этим всем распоряжается. Его слово, сказанное по отделению, звучит, как у заведующего отделением. А больной – это больной, он хочет помощи. Мы такой болезни, которую имеет Иванов, не умеем помогать. У нас средств нет. Мы не научились с ним разговаривать. У нас всех наша зависимость, а его независимость. Мы совсем не те люди, как он. Сколько здесь в этом отделении лежит больных. Они в сентябрьские пониженные дни без одеяла не остаются, все укрываются. Им от этой температуры, которая стояла в средней … 9 градусов тепла. Человеку в нетопленной комнате не тепло было. Иванов 21 августа открыл нам ворота к независимой жизни. Мы с ним разговариваем на эту тему. Если мы с вами это будем делать, что Иванов достиг в природе.

      10.  Он может одеваться, и может без одежды оставаться в любое время года. Он может кушать, и может не  кушать, и также дом не надо. И в доме смогу находиться не в холодном, а теплом. Это не наша, всех людей, зависимость, кому приходилось учиться. Она нас всех учила, не заставляла оставаться без одежды, без дома. Это дорога лежит по земле независимой стороны, которая учит человека без этого оставаться. Поэтому он и не одевается, и не кушает, домом не нуждается. Это живой, факт между всеми больными говорит Алмаз. У него доказательство одно – закаливание. Не так надо в природе воспитывать нашего вновь рожденного человека, кто не рождался с вами  телом  для смерти. А человек рождался для жизни. Мы с вами, предки, за это взялись, и стали природу сами защищать природой.

      11. Частица человеческое тело, оно пожелало себя огородить. Выбрало в природе такое сырье, из него сделало товар, качество. Одежду причитающуюся сшили, и надели по фасонной форме, как какую-то красоту. Человек в чем и показал себя между людьми. Они сделали себе пищу вкусную, жирную и сладкую, чем человек свою внутренность удовлетворял досыта. А дом из материалов строительных сделали, чем можно человеку в природе за все хвалиться, и доказывать свою правоту. Какая она есть у нас, эта могучая техника. Она нам в это время много нового сделала. У нас на арене есть, что и дает нам легко получить от природы. Все это сделали своими умами ученые. Мы этим гордимся, и на весь мир и всю природу кричим. Но вот одного мы не опознали в природе – это нашего внешнего и внутреннего врага. И не сможем для него найти средств, чтобы сделать оружие и им его убить, чтобы он больше на людях не прогрессировал.

      12. Мы эту тайну искали, ищем и будем искать в природе своим умением, силами своими, но не нашли, кроме как оружие создали с природы. И научились этим оружием в природе возделывать. Для того это оружие  делалось человеком, изучалось, понималось, и заряжалось, и умеючи стрелялось в цель, и убивалось. Спрашивается, кого и чем? Природою природу. А вот такого в природе не нашли, и не изучили, и не поняли, как  будет надо в природе человеку сделать для того, чтобы природа своими качествами могла послужить пользой. Не мачехой быть над нашим человеком, которая вовлекала, заставляла быть подчиненным. А надо сделаться в природе близким родным другом, что и поможет человеку избавиться от самого плохого и холодного. Мы с вами, люди, через это все не будем так умирать. То есть не будем погибать так, как мы с вами все время гибли.

      13. И будем  мы хуже от этого гибнуть за нас, за таких вояк или борцов, кто в этом деле не жалеет сам себя. Идет по своей дороге, и свое такое желание крепкое не бросает думать.

      Это было так. Мой отец  вечного покроя шахтер, его специальность зарубщик по породе между углем ж... Такое было оружие, чем мой отец никому не кланялся, чтобы 2 рубля за смену свою заработать. На его имя все писалось, а в месяце было 24 дня рабочих, в каком и как бывает меньше. Мой отец, его звали Корней, а по отцу Иванович, фамилия Иванов. Труженик не любил дни терять. Много не брал, а одну палочку. Когда месяц проходит, а за получку давали всегда заработанное. Мой отец – без двух рублей полсотни. А раньше платили рабочим золотыми рублями по десять рублей четыре штуки с пятеркой, а три рубля по рублю серебряному. Это деньги такие никто, надо их заработать.

      14. У отца моего было зависимое здоровье. Он зимние месяца в шахте эти рубли вышибает, а летнее время хлебороб. Он и там успевал. Но говорят, когда погонишься за двумя зайцами, и одного не поймаешь. У отца в это время руки золотые, а сердце дорогое, здоровое. На это он был одарен природою, дети у него через год рождались. Чтобы ему везло в богатстве, природа мешала. Одна была пара нехороших лошадок, и тех украли. Что приходилось делать нам двум, с соседом Дмитрием Сергеевичем. У него тоже взяли пару лошадок. Я, как подросток, 15-летний мальчик. Это было в 1913 году. На Успенское село на Мемоки мы пошли вдвоем, а из Мемоков по балкам на Винокосовские идем и горюем. Какие были лошадки, да свои. А что, если бы мы нашли 1000 рублей, мы так подумали, мы не таких купили лошадок. А когда пришли мы с ничем домой, то отец мой ушел на ярмарские рудники.

      15. Его пригласили в Петропавловку. Заяц напал на антрацитные пласты на новой проходке. Куда я, как подросток, вслед пошагал? Туда. Меня скоро там встретили в шахте камерой ручной качать. 140 копеек мне положили зарплату. А это не борщ глотать, надо сила. Я к отцу в ветерб в  вентиляционные штреки для воздуха проходили в воде. Я отбрасывал уголь, а отец рубил. Мы там много не работали, два месяца. А потом отец получил за нашу работу 150 рублей. И поехал на ярмарку в Белую, купил лошадок. Это мое для всех воспоминание на этом месте, в этой больнице за такое тяжелое физическое явление проводится. Врачи этому не верят, меж таким больным проходят молча. Их это не касается. Их больной делает то, что все. Больные и сами врачи отворачиваются. Им это не нужно. Им надо яблоко скушать, а в нем будет вкус, да еще какой.

      16. Они найдут для этого место, и люди окажутся, и начнется работа физическая. А за нее надо платить и получать. Мы сажаем сад не на один год, а на несколько. А разве человек лежит в койке не так, как все. Он бы стоял, это было бы лучше, чем лежать да спать.

      Иванов не птица перелетная, вроде нашего природного самого маленького соловья. Ему не надо такое захваченное место, кусок хорошей грунтовой земли, чтобы от кого-то огородить и на ней распоряжаться. Индивидуального, собственнического имени. Я здесь в этих условиях живу. И это мое завоеванное моими силами, вечно не умирающее  в природе, зависимое место жизни. Дом мой на углу поставлен, к нему другие маленькие строения для другого какого-нибудь животного. Его тоже надо некоторое время хранить. Это хозяйское око.

      17. А у хорошего хозяина не одно это спасение и самого хранение в его жизни. У него ум на это однобокий, как у всех людей, зависимых от природы. От чего и жизни никакой, кроме как надо в этом всем оружие иметь для того, чтобы им по этой местности стрелять. Человеку такому, как Иванов, этих цацек, этого дела не надо, чтобы в этом сокровище ошибаться. Не я здесь в этом месте  этого хозяйства делец и сохранитель здоровья людей. Откажитесь от этого дела, а возьмитесь за независимость, за ее дело. Ей не надо будет в этих стенах врача, чтобы сюда посылать раненного с фронта человека. Надо научиться  природу опознавать. И выявить с внутри и внешности врага. А враг – это мы, все люди, кому надо  вся необходимость. Нас они родили для жизни, а переменили на все то, что сделалось смертью.   

      18. Зачем так учить было или вооружать, или заряжать. А потом заставлять: иди с природою воевать, отбирай у нее качества. Это будет надо делать человеку. Она право дала с нею воевать, он пошел, и там его поранили или убили. А то за какое-либо совершившееся дело посадили в тюрьму или положили в больницу, и это бывает в жизни. А вот это между нами не бывает. Природа – богатая мать, всех до одного человека она за собою  повела, и указала свою одну дорогу. И сказала: идите и ищите для себя жизнь временного явления. Кто чем хочет заниматься, дел найду и дам каждому в отдельности. Это буде надо делать. Год круглая единица идет по своему порядку. А их люди ждут, тянут к себе всякого рода пришедшие дни, их надо встречать и провожать без всякого каприза. Если мы не будем  этим заинтересованы, то и к нам ничего не придет.

      19. Мы всему нашему дело. Наше ведь это было желание развить между собою людьми техническое знание. Мы, люди, своим поступком поделили пополам наш год, то есть природу. Взяли своим желанием, и сделали одну сторону хорошую, а другую плохую. Одна теплая сторона, другая холодная. В этом всем нам пришлось приобретать, что человеку надо. Раз родился человек в природе, находи ему жизнь. Поэтому он взялся сам за это дело. Делал, делал, а потом ошибся. Его природа стегнула, он заболел, долго не болел, умер. За эту историю, за плохую и холодную, никто не брался, ибо она дюже тяжелая. А все люди опровергли, не захотели по самой главной идти дороге. Мы пошли по хорошей да теплой. А холодную, плохую все люди невзлюбили, и не захотели, чтобы она была. А по выводу всему Иванова, эта история была, она есть, и она должна быть межу нами всеми. Раз можно будет делать человеку, это надо будет пробовать.

      20. Это штука неплохая в холоде закаляться. Мы же с вами люди все одинаковые, хотим жить по-новому, по небывалому. Как делаю я, Иванов? Не одеваюсь, и не кушаю, домом не нуждаюсь. Этого не было и не будет в природе. Человек, он этим поступком заинтересовался, делаюсь таким. Сплю чистым телом. Я делаю потому, чтобы быть телу здоровым и крепким для принятия такого холодного дела, которое будет нам всем одинаково. Мы с вами привыкли жить в природе разно. Один кутается по-своему, а другой по-своему. Конца края этому не найдешь. У людей родилась своя индивидуальная самозащита, обогащение теми дарами, которые добывают трудом. Мы живем и вырабатываем свои собственнические силы, которые надо нам. А мы видим такие напряженные силы Иванова, которые приходится в этих возможностях вырабатывать как никогда хорошими и сильными.

      21. Для того я делаю это все, предо мною стоит другое. Я попрошу людей этой земли этого атмосферного явления, чтобы человек знал за это, и не возражал делу Иванова. Оно делается не для того, чтобы пропало даром. Мои силы – это силы есть всех. Они должны закаляться. Делать то, что требуется всем нам, здоровье. А мы с вами не хотим его иметь, и не хотим, чтобы делал сам Иванов. Он эти качества нашел, признал их реальными. Не спать так, как мы с вами хотим индивидуально поспать. И никто ему не помешал каким-либо стуком. Как это заметил, что он спит, и нельзя храпеть. На что это есть организм человека, он покойно не живет. Он должен испытывать все свое тяжелое и легкое переживание. А хорошими и теплыми – это не удовлетворение. Мы бы с вами хотели такую природу заиметь у себя, чтобы никогда не было в природе холодного и плохого.

      22. У нас желание одно, чтобы было нам хорошо и тепло. Мы с вами этого не получаем через время одно холодное и плохое. Спросите вы, все люди, у самих: хорошо ли бывает тебе всегда?  Нет. Потому что само время меняется. То, что мы сделали и от природы получили, это не все найденное в природе, и мы не удовлетворены этим. А Иванов говорит. Моей идее, то есть моему телу это дело, что делаю сейчас, очень мало я сделал. А делать очень много. Но наши люди меня недопонимают. То, что я ищу в природе, этого между нами нет. А вот это есть. Как чуть что такое не так, температура на человеке появилась, уже надо ей градусник. А после этого надо укол или таблетка. Что это такое. По медицинскому, по-научному приостанавливается эта болезнь. Наука стреляет по врагу, и тут же его убивает, а другому оно мешает. Милые вы люди, это сделано с химического вещества.

      23. Мы с вами привыкли верить ученым. Верим тому, чему нас ученые учат теоретически. Мы, значит, учимся у других, а другие научились тоже у других. Чему? Да тому, что временно приостанавливает. Нам надо научиться таких качеств, которых не было меж нами, такими людьми, которые на сегодня не верят как таковой практике. Иванов попал в это место к этому врачу Алмазу для того, чтобы в их отделении узнать за практический труд у всего персонала. А его делают люди, которых время не держит. То они сюда к нам в больницу приходят, то от нас бегут. Мы, больные люди этой спецбольницы, хорошо видим, что по нашему коридору могут все проходить. И видеть в каждой палатке  дело, делающееся самим больным. Он на своей коечке расположился. Лежит да думает свое, но ничье. За то, что он сделал, ему как человеку создали режим. Мы не держим, говорит, под своим наблюдением человека безвинного. А держим того человека, кто закона ненормальности придерживается.          

      24. Мы, говорят сами врачи, знаем и видим, отвечаем за каждого человека, кто у нас есть. А Иванов не такой, как все остальные. Сам себя представляет всему коллективу этой больницы, и самому Лунцу, председателю комиссии. Он знает хорошо по встрече с Ивановым в Москве. Говорит Лунц: «Я спрашивал у него за тайну, которую хотели ухватить наши ученые». Они очень много знают, но вот делать не хотят, я ему говорил. Лунц сказал: «Если ты умрешь, твоя тайна куда денется?» Недолго лазил в карман за словами. Я, говорит Иванов, не имею никакой тайны, а вот истина есть. Я хочу, чтобы вы таким сделались, и пошли вслед за мною. Вы тоже будете такими героями, как и я, себя научил от всякого врага отбиваться. А потом другому человеку больному надо помогать. Это была и будет правда в природе, в воздухе, в воде и на земли, что и создало трудом всю эту вещь. Мы же с вами воевали, с природою боролись.

      25. Мы ее убивали искусственно. А она нас стегала естественно. В природе сила – это холод, он нас окружает плохим, мы умираем. Что может быть от этого хуже. Смерть – холодное и плохое. Мы эти качества с вами не хотим иметь. Но нас природа сама поранила, мы заболели, и с этой болезнью сюда попали.

      Я, Иванов, этим делом не занимался, и не хочу, чтобы другие люди этим занимались. Он в эти условия хотел попасть для этого дела, люди недопоняли мой кругозор, моего здоровья. Оно ведь не делает в природе никогда нигде плохого. Воспринимает естественно плохое и холодное, чем люди все не радуются, и не хотят, чтобы это было. Как же так я со своим телом к природе? Так весну теплую ясную не ожидаю, чтобы был такой теплый день, как он в этом году 1966 года 1 мая проходил. Я в этом учреждении заболел такою болезнью, которая создала температуру. Меня врач Алмаз окружил термометром.

      26. Он ко мне. А у меня температура 39,6 градуса. Это мне говорит Алмаз, лечащий врач. Никаких разговоров. А надо будет применить уколы для того, чтобы убить врага, напавшего вероломно. А врага надо будет знать, откуда он появился, и для чего мое тело заставил пугаться. Мне укол в ягодицу ввели. А мое тело выделение, создалась на ногах по колени краснота. Мне книжку в этом деле показали, чтобы я прочитал. Это, по всему выводу, всему их определению, рожа. От чего мне пришлось  испугаться, и я крепко об этом задумался. Значит, я доносился, меня природа обманула. Эти стены мое здоровье поглотят. А на меня моя немощь больше распространилась, и стала сильнее давить. Я от этого всего не растерялся. Не таких людей поднимал, не такие люди поднимались. Калеки, больные, нуждающиеся крепко в помощи, забытые все нами. Я от этой паники ухожу, беру свое все для того, чтобы сделаться в природе одним воином.

      27. По моему выводу. Не болезнь играет роли над человеком. А, по выводу Иванова, играет роли человек над болезнью. Я беру на себя это и начинаю заниматься сам лично своими личными трудами. Я больше надеялся на воздух, воду и землю. Никто, как это. Да хоть бы быстротой, чем развивается сила и воля. Я всякого рода зародившуюся в теле болезнь путем упражнения, вдоха и выдоха чистого воздуха, мгновенного выздоровления. Это не мое одно, я его не присваиваю, чтобы им распоряжаться. Это не продажа природного тела. А наоборот, любым человеком делается для всех одинаково. Нет никакой между нами, всеми людьми, кто должен в этом всем проявить любовь ко всей природе, которая делается для всех людей не одинаково, а разно. Одному нравится, другому нет. Как же природе приходится воспринимать у себя как живое с мертвым. В природе между собою и также времени.

      28. Воздух, вода и земля, ни для кого это все вместе прогрессирует. И то делает, чего хотят люди, но не удовлетворяются. Мы, все люди, идем по одной дороге. Все люди не хотят, по всему выводу, чтобы человек заболевал, и болел так, как приходится в природе человеку болеть. Мы болели, болеем, и будем болеть в своих условиях, которые делаются людьми. В первом отделении тоже два врача, они принимают, как полагается. Изучают в отдельности каждого человека, ему дают полное право своей болезнью болеть. Я, говорит Иванов, никогда не говорил, и не скажу, что я в природе человек здоровый, такой, как думают все люди, что они здоровые в этом деле люди. Мы с вами зависимые люди, нуждающиеся в природе все как один человек. Хотят по-своему учить. Разве психиатрия наука не одинаковая. Разве человек не хочет  у себя видеть хорошее.

      29. Если на дворе лежал белый снег, холод стоял, морозы. Всем хотелось одеваться, и потеплее.

     В первое отделение попал больной со своей простой крестьянской головой. Она встретилась с Маргаритой впервые. Такого не было, чтобы попал с таким намерением сюда в эту больницу во второй раз. Я, он говорит лечащему врачу, самой заведующей, которая спросила, как у больного. Человек думал не то, что получил. Я, говорит Иванов Маргарите, сюда попал правильно. Меня института имени Сербского Татьяна Николаевна сюда положила. Я должен вам свое начальное доказать. Взялись за меня, за такого человека, кто родился для этого. Это будет моя мудрость. Практически без всякой науки по природному, по естественному стал пользоваться правами. Не воевать с природой, и не делать то, чего люди все так делают, как у них получается.       

      30. Я Сталина учил через Введенского, кто со мною встречался, и обо мне остался таким. У Введенского осталась мысль, была такая: «То ли я был святой, то ли я был дурной». А я был такой, как меня родила природа, не для вредного. Я родился в природе полезным не для того, чтобы мы, все люди, жили так, как приходилось. Их хорошее и теплое на их телах во время войны получать.

      Люди людей убивали на развитой войне, которую ввели. Как будет тяжело со стороны смотреть на бомбежку. И на то, что делалось людьми. Им было это начинание, только некому было начинать. Чтобы эту бойню закончить, была большая развитая между людьми ненависть. Я приехал от всего народа всей нашей земли к Сталину. Его как вождя просить, чтобы он согласился с мнением моим. Надо не победу над врагом делать, которую делали все люди до этого. Они не выигрывали, а проигрывали.

      31. Меня как такового мудреца сама природа учила, что надо было сделать этой бойни. Я эту картину знал, и предвидел на бойни Иисуса Навина. Он солнышко приостанавливал для того, чтобы закончить врага. Этому быть. Поэтому я через это очутился в Москве. Я не боялся за свои слова, они вели меня к истине. Надо нам не воевать так азартно, как пришлось Гитлера добивать с большими потерями для нас, русских. Я был на стороне этого. Хотел, чтобы люди бросили воевать, а замирились, простили друг другу. А через это сделались друзьями.

      Я как с природою до этого времени жил, чего только я ни делал с природою. Я был вор и убийца, самовольник, нехороший в тепле человек, кому пришла мысль одна для всех. Надо будет нам, всем людям, извиниться перед природою, как я сам сделал. И попросил природу, чтобы она мне дала жизнь не старую и прошлую между нами, которая осталась сзади.

      32. Я упросил ее, она меня научила об этом всем словами писать. Это ли не мое было оставить сзади  все то, чего я имел до этого. Теперь отказался, а взялся за новое и небывалое в жизни. Не воевать с природой, не бороться с нею. А я как человек независимый в природе подружил, сделал между собою и природою любовь. Она меня одного этой мыслью одарила. Я стал практически делать. Я начал с самого юга этой работой заниматься. Мне в жизни моей природа подсказала, чтобы я в процессе этого всего оказался один в поле воин.

      В 1936 году в ноябре месяце 25 дня в Москве съезжался народ на съезд 8-й Чрезвычайный утверждать Сталинскую тогда конституцию. Я был своим закаленным телом. Не хотел, чтобы наши люди были в природе от нее зависимые. Я по природе бегал зимою и летом при любой атмосфере разутым. Для этого закалялся. Делался для всего в природе Победителем природы и Учитель по этой части, Учитель народа.

      33. Разве не знаю, куда и зачем попал, и с кем разговаривал. Меня когда привели в эту больницу, да посадили на стул брить, стричь, то в это время сестра маленького роста, на лицо рябенькая беленькая своим словом кричит на того парикмахера, кто свое оружие уже направил. Говорит: «Стойте, не стригите его». Это слова были врача. А врач всему дело. Здесь он со мною разговаривал по части моей болезни. Я не побоялся встречаться в кабинете 1-го отделения с начальником Глебом Глебовичем и главным врачом Анной Ивановной. Она меня встретила своей уверенностью за то, что я попал во второй раз. Я попадаю за одно дело, меня обвиняют. Лучше надо  умереть, если моему будут кто-то из людей, живущих на земле, против. Это не мое, мною завоевано в природе. Это наше всех любителей, наших людей, кто заинтересуется этой штукой  заниматься, закаляться в тренировке для того, чтобы не заболеть и не простыть в природе.           

      34. Этого мало мне, что я заимел. Я научился других избавлять от всякого рода заболевания. Я был положен в Ленинградскую больницу специальную психиатрическую. Она меня такого, как и сейчас, приняла. И на эту же самую идею вели разговор. Мы с вами, ученые и неученые люди, все кланяемся любому и каждому дню. Он нас заставляет сохранять, мы к нему готовимся. Строим с продукта завтрак, по нашей развитой на нас потребности. Мы не одно это все с вами делаем. Перед нами лежит дело, его надо сделать. А в этом деле все умение человека. Он в это время для жизни  человека семечко сажает, для него полное удовольствие. Он свое дело на другом человеке использовал. Сам не знает, а что же будет дальше. Его в этом деле большое незнание  в природе, а человек уже заложен. Дело матери одно – это дитя выходить, выкормить и возрастить. Чтобы человек жил так, как прожили все наши умершие люди.             

      35. А все люди в природе рождались зависимые. Для них надо было одно, другое и третье. Но чтобы сказать: это все, больше не надо ничего. Я, мол, добился от природы, она меня одарила силами, чем я остался доволен. А то мне в жизни хотелось еще хорошенького, и необходимо надо оно. Я это хотел присвоить к своему имени, и назвать: это все мое. А сам в эту минуту, в это время скончался. Кому это все досталось, и кто этим всем останется доволен? Если это  время, которого ждет весь мир, от этого всего дела зависит вся жизнь человека. Он в этом деле родился, и в этом деле живет, и с этим делом умирает. Мы с вами много лет прожили да проделали. А еще сколько дел в природе не поделано, и еще не познано это дело. Мы все силы сами люди для этого дела кладем. Мы хотим, чтобы нам было всем хорошо. Мы этим делом заинтересованы встретить сегодняшний день, чтобы он был меж нами всеми хороший. Как же его таким не благодарить, и не делать то, что мы сделали хорошо.

      36. А сбоку живет сосед, уже не то, что мы с вами на сегодня имеем. У нас есть все для того, чтобы дождаться, и в этот день сделать, чем весь год надо пользоваться. А год надо жить, надо нам и трудиться не легко, а тяжело. На каком-то сделанном деле устанешь. Ляжешь в постель, приготовленную хорошую, теплую, в чем уснешь. Получишь удовольствие, за которое никто не знает. Жизнь создает не сон, а действие. А во сне погибает герой. Так и мы делаем ежедневно. Не плохо кормимся, очень хорошо и досыта. А украшаемся в нашу прекрасную одежду, которая в форме фасона показывает человека человеку. Дом построен для того, чтобы в нем жить лето и зиму. Да делать то, что пока тайной живет. Мы не знаем, отчего помираем от этого пришедшего дня? Мы с вами его это время тянули. Не один я лично, а всем оно было нужно. Оно нами дождалось. Рано до солнышка приехали на это место, где немало закладывалась все время мысль.

      37. Земля, не всегда она была человеку источник. Земля есть фронт, расположенный по всему человеческому делу. Человек делает то, что надо в жизни, чтобы сделать без всякой ошибки. За землею ухаживают. Земля вовремя пашется, заранее кладется под снег, и лежит всю зиму по холодным морозам. Мы про это все круглое колесо помним, это раз. А второе, мы об этом деле очень крепко думаем. Это все наша дальнейшая жизнь. Живой факт – это наша человеческая нива, поля. Природа. А в ней две стороны. Одна – теплая и хорошая, чем все люди заинтересовались, и у себя держали. Им хотелось, чтобы это время долго от них не уходило для того, чтобы в это время люди делали то, чего им было нужно. Я, говорит человек один из всех нас, живущий в природе, управился, вовремя сделал то, что надо в природе. Раннею порою вспахал свою землю, пахоту положил под зимний снег. А в самого мысль, не бросаю об этом начале мыслить, что я должен делать дальше, то есть завтра.                        

      38. А у меня мой весь уклад в этом всем природном деле. Мы, все люди, зависимые от этого всего. Это делали и делаем ежедневно. А к нам, как по книжке листаются листы, так и наши дни появляются. А вы сами знаете за появление и к нам нашей весны. Мы ее проводили, мы с вами и провели наше лето, которое заставило с ним распроститься. И взяться за встречу нашей осени, она нам свои дни по одному такому сухому, ясному, в сияющем солнышке, о чем всех шла речь. И были люди довольны всем, убраться надо и готовиться к холодному и плохому времени со своими силами. Надо работа нелегкая, и немалая лежала меж нами и природою. Нас с вами время вело. Мы шагали по природе по земле на отдых. Мы всю землю свою оставляли на целую зиму без всякого дела. А сами забрались в дома, и там для себя создали условие за счет приобретенного нами. Мы на это все наше с вами дело целое лето провоевали.  

      39. Да проделали то, что нас заставляло лето, приобретать свой причитающийся продукт нам, самим людям. Мы не терялись, спешили, делали, творили ежедневно. А у нас фонд получился, сейчас в доме мы находимся, да за другим животным, как силой, ухаживаем. Да гоним от себя это холодное наше плохое время, кого мы с вами не любим. Наш человек свою жизнь свое время проживает не так, как это надо. У одного соседа, хоть отбирай у него здоровье, а у другого нет его. Заболел, болеет, стонет. Кому это надо в жизни? Он счастливец, живет, делает то, что надо. А тому, кто был в этом деле несчастливец, эту зиму сам потерял, и в этом деле ничего в жизни не завоевал. Все люди не вояки, не дельцы своего дела за свое сделанное дело, в ком человек делал, и в нем ошибся, на веки веков погиб. Жаль было такого дела, в котором мы все остались, и не заимели такого блага, чтобы не болели и не простуживались. В природе все люди зависимо живут.

      40. Так жили все в этом деле, и умерли навсегда, их не спасло. Провоевали они в природе. То они сделали, чего не надо было делать, умерли в этом. А сейчас между нами родился воин. Почему отделила от него нас? Мы не воины все в природе через наше оружие. А он воин один без оружия. Он – сохранитель природы, а мы нет. Мы с вами – нехорошие люди, а он нет. Мы однобоко живем, хорошо и тепло, а он – с кругозором, холодно и плохо. Он – Победитель природы, а мы нет.

      А Победителю не надо в пути нож, или шило с иголкой, он не строитель своему индивидуальному телу. Самозащита, она ему не надо. Ему надо, и близко, его неумирающие друзья в природе: воздух, вода и земля. Не один я этим нуждаюсь. Люди наши без чего не остаются сами быть? Им надо площадь земля, как какое-то производство, в котором приходится уцепиться.

      41. И ногами своими ползать, да себе что-либо из хорошего поискать. Земля, нечто такое для человека оказалось в жизни, источник. Она стала рождать то, что нужно. А человеку нужно не одно дикорастущее или дикое животное. Человеку нужно поля, фронт работы, где человеку потребуется всякого рода оружие. Зависимому человеку потребуется и нож, и шило, и иголка, и пила, и стройматериал. Также потребовалось колесо, оно закрутилось, как какая-то обыкновенность. Стало катать, что угодно. Человек понял, что ему это будет надо. А вот мне, такому зависимому человеку, пришлось между живыми людьми сделаться не таким, как они поделались. Они не уходят с колеи, занимают свое могучее место, стараются на нем жить.                  

      42. Как бы они ни жили, и что они ни делали, их природою не оправдано через одну нелюбовь. Человек любит все тогда, когда ему от этого делается хорошо. А когда природа себя поменяет, сделается не такой, как она была, человеку приходится от этого уходить.

      Независимый человек – это буду я, Иванов. Ни тюрьмы, ни больницы не побоялся, даже природы, что она меня стеганет. Природа – это тот же человек. Маргарита врач мой лечащий, она встретила меня со своим психиатрическим знанием, она испытательница с моим здоровьем. Если бы она не дозволила в своем отделении писать, я бы не писал. А то я ей написал за любимое здоровое сердце. Я написал и «Моя победа». И не побоялся природных дней во время холодной морозной зимы. Я же не лучше от всех, но у меня не их дорога. У меня закаленный путь. Меня у себя в отделении Маргариты и месяца не продержали, как подняли на третий этап в 5-е отделение к Алмазу Разаевичу.

      43. Но, думаю, теперь мое взяло, врачи согласились, дали мне волю полежать. Я так было подумал, и без разрешения стал сам применять всякого рода дело. На прогулку вышел наряженный, как и все люди, зависимые от одежды своей. А на прогулку без всякого привел до трусов одних. Как мне нравилось, так я и делал. Думал, что это все для меня здесь пляж. Побегал взад, вперед, с меня посмеялись, как из чумового. Но я не обращал никакого внимания, делал свое. А больные тоже стали делать, это мои силы, не чьи, это развивать. Я в отделение к заведующему, к Алмазу. А он спросил меня, где я нахожусь? Я знал, а он мне говорит: «Ты находишься  у нас в психиатрической спецбольнице. Что мы скажем, то будешь делать. А это твое самоволие». Сказал мне Алмаз: «Я от этого поступка, который мне оставил, я тебя за это  побрею, постригу, и привяжу к койке».   

      44. Но, думаю, пропал, здесь съедят. Особенно я подумал на Алмаза. И стал из этого всего вылезать. И взбираюсь на верх горы своим вежливым поступком. Мое взяло. Я ниже от всех стал, особенно перед персоналом, перед первой нянечкою. Я своей зрелостью им отец, а я им низко кланялся, считал, это их все. Да и с больными знакомился, особенно, кто кого убил, или кого обворовал. Здесь без дела не лежат, а с каким-либо, хоть маленьким делом, но есть оно. Я всем говорил, говорю и буду говорить за свою правду, за закалку-тренировку, которую я делаю здесь. Почему? Да потому что это силы не мои. А чужие людские. Здоровье это будет все наше. Если мы будем такие, как я, Иванов, то мы не будем  здесь в этих условиях в этой больнице. Как я не заслуживал, но меня люди не поняли, и в этом деле ошибка, они виноваты. Ну что ж, пока я буду виноват.   

      45. Отвечаю я пока за то, что я был тогда больной, по выводу самих врачей. Но болезнь есть болезнь, она ни с кем не считается. Моя болезнь, говорит Иванов, с нею и водку можно будет пить, но я сознательно этого не делаю. А смотрю, изучаю и понимаю, как за этими больными ухаживают. Это работа их, надо любить ее. А мы любим деньги, за них работаем, и ими живем. А помощь – это стандарт, это таблетка, или разные уколы шприцов, да нож операционный. Все это технически, но не естественно. У меня спрашивают, как я лечу рак. Всем это хотелось знать за эту тайну Иванова, которую Иванов на этом деле заиграл роль. Оно просто делается, так человек сам в природе делает. Если человек добился своим умением в природе, не болеет и не простуживается. Это человек сделал, значит, он этим хвалится. Не то, что хвалится  в любом месте и в любом деле свое это показывает. Иванов говорит, это мое такое знание, это знание на мне.

      46. А раз мое знание, что нужно делать. Я в этом деле научился. Мне природа подсказала, что надо будет делать в природе человеку, чтобы никакой болезни, которая мешает. А моя закалка-тренировка это не мое. А всего человечества наука физического явления. Самое главное, это чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление. Что может быть от этого лучше и здоровее. Мой организм, он же делал. Спрашивается, для чего это я хожу на прогулку в таком теле. Кто это дело мог разрешить, если у меня не было  моего у себя здоровья. Я надеюсь на свое молодое, здоровое, закаленное сердце. Оно меня в природе хранит. Для чего, спрашивается, что я лучше от всех. Я так хожу, как ни один человек не пробовал ходить. Все люди, кроме меня одного, зависимы в природе. Им надо шапка, им надо сапоги не плохие, а хорошие.

      47. Им надо белье тельное, им надо верхняя рубашка, брюки хорошие и теплый пиджак. Это не все, для денного пропитание, да еще в какое время года. Надо не один кусок белого или ржаного хлеба, и не одно блюдо сготовленное, из хорошего, свежего вкусная пища. Три раза, четыре раза садиться за стол. И не одну ложку употребляет приготовленного человек, не один день это делает. В году 365 дней. А сколько годов человек проживает. Он без этого дела сам себя не оставляет. Ежегодно трудится, ежегодно работает, приобретает то, что ему надо в его жизни.

      Мы с вами этим живем один раз в природе за счет этого, что мы нашли, сделали своими руками. И употребили сами, но не спаслись в этом деле, взяли бессильно умерли. Нас это все сделанное не уберегло. Какие мы люди. Учили, научились, ученые стали. Что будет с тобою завтра? Ты зависимый человек в природе, ничего не знаешь.

      48. Какая встретится с тобою погода? Ты в этом бедный, незнающий человек. У тебя твое техническое развитие ума, которым ты, этакий ученый, хвалишься. Ты же по части этого врага, который окружил тебя раком, ничего не знаешь. А он на тебя напал, что ты для этого делаешь практически. Ты же теоретик, веришь искусственному качеству. Для тебя живое тело не человек. Он же один в поле воин через свою создавшую в природе любовь, которая любит холодное и плохое и хорошее да тепло. Ни один наш зависимый человек этого не делал и не собирался делать. Это только далось Иванову, одному в природе, закалился в тренировке, огородился в природе так естественно, но не искусственно. Человек я живой, а вы закутанные в мертвое. Нам надо наша проблема и цель добиться в природе поступком человека. Его надо в жизни выходить, сделать таким человеком, как я сделался, Иванов. Вы думаете, все люди, я не умею хорошо и тепло жить. 

      49. Я умею хорошо и тепло жить, но и умею холодно и плохо жить. Вот какая моя задача и цель – стать в поле одним воином. Я хочу своими качествами добиться, чтобы вообще исчез враг наше раковое заболевание. Мы с вами по дороге одной ступаем. Не по такой, по которой идет один из всех человек, наученный нашей природной, холодной и плохой стороной, которой я все время занимаюсь, и буду в этом деле заниматься. Всем кажется, что мне в этом деле нехорошо. Если смотреть со стороны. Я делаю не то, что делают все люди. Для меня день одинаково в любое время приходит. И приказывает всем делать то, что наши предки оставили нам, свое такое тяжелое развитие в жизни. Природа недаром сама себя изменила, стала не такой, как была.

      50. Она лежала снегом на земле, и увеличивалась до времени. В природе как было, так оно и осталось, большое для человека изменение. Такое сильное время нагрянуло, солнышко свое тепло прибавило. А снег от этого в воду произошел. Нам эта сторона не надо, нам надо поскорее избавиться от того, что было. Мы не хотим сидеть дома, нам нужна степь. Нам фронт везде и всюду делается разного вида  работы. Человеку приходится спешить на этом месте, сделать то, что надо для нашей жизни. Мы за землю все ухватились, из нее делает пахоту. А из пахоты – грядку, в грядку бросаем зерно, заставляем его всходить не плохо, чтобы хорошо наше дело ждать. А пока оно возьмется за свою густую силу, она себя покажет, и сделает колос. Потом его нальет многими  зернышками. Вслед за этим наступит пора этому всему созревать в красное твердое спелое зерно.       

      51. Человек этого ожидал все время. Дождался урожая, и подготовил сам себя этот урожай убрать, как какое-то добро. Считается, для жизни золото, оно собирается по зернышку, делается много. Все это делают руки человека, его труд деньги, на все делается человеком. Один достигает, а другой не получает того, чего следует. Природа сама неодинакова, приходят дни, они никогда на земле одинаково не стоят, а делаются по природному. Не по человеку, а по воздуху, воде и земле происходило. Так как делалось по мысли человека, не делается природой. А по природному всегда человек делает. Он боится оставаться без всякой одежды, он ее приобретает. И одежду, и пищу, и жилой дом, но ничего это не дало. Одни из всех люди. Мы научились в природе делать все для того, чтобы легко жилось. А природа на легкое не обращала внимание.

      52. Она любила, любит, и будет любить того человека, кто много в ней работает, чтобы скорее человеку убраться с жизни?

      Я человек не такой, как все. Даже не так думаю о природе. И жду не так, и делаю не по такому, как все люди. Шапку, брюки, рубашку утром после глубокого сна, и также сапоги надо на ноги надеть. На это надо заложить труд, а в труде надо время. Я независимый человек, не нуждаюсь и не жду так время, как все его ждут. Это людская желательная волна, она это время к себе многими умами тянет. Если бы мы с вами не думали и не делали, у нас бы ничего не получалось. Все люди весь год напролет сами себя заставляют. И делают они все то, что им нравится и получается живым фактом. В природе время, как по порогам. День за днем приходил, и каждый день то же делал, что все делали. Одежду носили, сапоги носил и шапку тоже. Это же мертвая вещь, которой создают тонны. А тонны это все мертвое давят человека у нас.

      53. Мы с вами заслужили от природы, знаем хорошо об этом деле. Не надо бы делать, работать, а время само заставляет, и показывает дело. А в деле вся жизнь прогрессирует. Человеку не одно надо время, в чем человек приобретает чего-нибудь. На это требуется для этого дела место и сырье. Его тоже трудом создают, и делают через какую-то способность  в природе, без чего человек не живет, и не сможет без этого жить. А у независимого человека это не проявляется. А то в жизни человеком делается в природе, что вредно ему. Он приоделся, как следует, в хорошую одежду, которая украсила тело человека. Это упал на землю сильный дождь, наделал воды, грязи, уже нехорошо. Я не думал так, как думали и ждали все. Я без одежды во всякое время нахожусь тепло и хорошо, в холодном и плохом делаю. Хочу, чтобы люди этому не возразили. Приняли так, как они ждут и хотят, чтобы это у них было. А другой человек и думает, он и делает то же самое время и то же самое дело. Надо бы перегнать умника ученого человека, но что-то мешает.

      54. И время одно, и дело одно, руки такие, глаза тоже, уши, ноги. Но чтобы получилось, этого нет. Человек независимый в мире один. Я делаю для того, чтобы ученые этим  делом заинтересовались и стали делать. Но в ученых свое недоверие. Они видят правду, но не хотят признавать за истину. Им надо яблоко, которое растет на дереве, и свою красоту, чтобы люди смотрели, и свой аппетит на это дело развивали.  Мы когда отведали, узнали вкус и последствия. Мы начинаем эти яблоки разводить. А вот это, что дает нам плохое из-за этого дела. Мы с вами уходим, бежим. Все это сделала наша путеводная зависимость. Она разделила между людьми природу, и не захотела, чтобы люди  легко жили. Взяла и заставила целый год трудиться, да делать то, что было надо. Мы не хотим понимать человека, кто видит далеко. Но сказать кому-либо об этом правду, которая показывает на себя. Я независимый человек, чтобы по своему умению заставлять человека, чтобы он делал то, что приходилось делать человеку, незнающему природы.

      55. Человек сделался новым, не признал старое. А вот зима, да еще никогда не бывалая она в этом году. А впервые приходит свое время, приближает. Оно по всему нашему земному шару меняет, и хочет теплое убрать, а холодное представить небывало. Мы, все силы кладем встретиться с холодом своею зависимостью. Она нам много дел дела, чтобы мы с нею пожили, а потом так же, как все люди, оставили свое дело. Недоделали, а ушли в область предания. Надо было бы жить так, как хотела природа. Она не хотела, чтобы человек с природою воевал. Она хотела, чтобы мирно жил, и показывал в природе живым, энергичным. Это сделал только Порфирий. Он встречает холод, жару, голод, плохую сторону, которая не признается учеными. Я делаю сам сознательно, не признаю одно теплое и хорошее в этом деле. Мы не хотели, чтобы от нас уходило теплое, хорошее, как оно и делается перед нами.          

      56. Мало того, что было и есть у нас приготовленное, чего кушать и одеваться. Мы, люди, боимся оставаться без всего этого. Мы с вами хотели, чтобы природа давала беспрестанно, но это не получилось. Природа сама взяла и прогнала всех из степи, а загнала в дома, чтобы от плохого и холодного уходить и не видеть это. Независимый человек проявил сам себя в чистом воздухе через вдох и выдох, и снежное холодное время. Мы в этом деле не пытались и не делали того, чего надо. Мы по новому боялись оставаться, и не хотим плохо жить, у нас с вами такие люди.

      Я могу сам себя назвать: истинный всей земли Бог. Не пришел за тем, чем нуждаются все люди. Они идут по своим дорогам, хотят, чтобы у них было все для того, чтобы одно время этим добром попользоваться, как своим богатством. А чтобы удовлетвориться навсегда, этого не пришлось получить.

      57. Напрасно он пошел по этой дороге. И стал делать, что ему от этого дела стало вредно. У человека стали расти его потребности для того, чтобы за счет этого пришлось расти вверх. Моя такая дорога, говорит человек. На достигнутом я не останавливаюсь, меня природа не забывает. Лишь бы только я захотел, и в этом проявил свое желание, поставил свою любовь, которая целью возьмется сделать это, что мы, все люди, начали делать, и до сих пор не перестаем. Ежедневно мы делаем, у нас из этого дела происходит хорошее и теплое. Как же нам с вами этого не делать, если у нас получается живой факт. Нас с вами земля не обогатила.

      58. Мы не нашли для жизни того, что надо. У нас с вами существует прогресс. Мы сегодня одно делаем, завтра делаем другое, этому делу нет конца и края. Мы с вами технически сильные оказались, в природе на всех фронтах мы достигаем, и то мы имеем, чего нам надо из сырья. А потом делаем продукцию, с чего деталь сооружаем. И соображаем машину, и пускаем ее в наше пространство, по нашей земле и в воздухе. Вся наша в этом способность делать разведку для того, чтобы завоевывать у себя природную тайну, которой нет конца это делать в природе. Сегодня Луна потребуется людям, завтра Маркс, и так далее и тому подобное. Надо человеку это дело продолжать и продолжать. Мы же с вами рождаем источник человеку как природу, и ее природою вооружаем. Говорим: надо зарядиться, а потом научиться этим зарядом стрелять.

      59. Мы стреляем в природу природою из-за того, чтобы убивать своего врага. Кто же, по нашему всему делу, враг. Человек со своим делом ошибся, и получил в этом деле смерть. Умер, но за него остался другой, такой же человек, как и он есть. С таким намерением, с такой политикой, и такая экономика, которая человеку как богу души  и сердцу не помогает. А заставляет делать в природе очень много. Нет конца и края дел, их не переделать руками человека. Это все чужое природное, но не человека, кто задался цели это все, сделанное им, на себе расходовать. Как это получается в жизни. Одежды мало, пища нехорошая, мало. И в домах хороших не все живут. Есть люди такие, чем-то другим они нуждаются. Они ищут выход от этого всего избавиться. Их это искусство не удовлетворило. Их желание: человек хочет сделаться бессмертным. Человеку хочется быть над вселенной, природой богом, но у него не получается.

      60. Богом быть земли – надо научиться не делать того, чего делают все люди. Их богатства, в которых они окружили себя. Спят в одеялах, они в них задохнутся, умрут, как и не жили. У Бога, независимого человека, своя по природе лежит дорога. Не искусственно удобная, а естественно бездорожная. За счет холода и плохого надо будет жить.           

Хорошее и теплое одно время признается Богом без всякого искусства.

      Бог говорит: и зачем я есть Бог. Разве мне надо будет одежда, или надо будет пища, или надо жилой дом. Если мне надо природа. Какая бы она на землю ни пришла, она для меня близкий любимый  и родной друг. Я, говорит Бог, люблю, для меня разницы нет в природе никакой между зимою и летом. Лето приносит плоды, их надо будет  человеку поедать. Это такой зависимого человека закон.

      61. А в законе есть обход. Можно будет его обойти и остаться без еды. Что с себя представляет эта вода. Совсем другое, чем воздух. Вода кипятится, ложечками хлебаем. Вода одна не пища, ей надо приварок, в воде тоже жизнь. Словом, также хлеб  печеный без воды не продукт. Это деталь, чем можно будет человека убить. А пышно спеченное хвалим, да еще живем за счет его. Это дорога лежит вся найденная людей. Они без нее не останутся в жизни. У них эта привычка введенная. Бог по снегу, по морозу, по холоду в чистом теле, без всякой самозащиты идет босыми ногами. Без всякой еды. Не нуждается своим домом, в котором  живут все люди. Говорят: нам тепло и хорошо. А Богу никогда не делается тепло и хорошо. Всегда ему плохо и холодно, но зато прелестно здорово.  

      62. Бог не собирается так жить. У него права широкие. Он сегодня прожил плохо, а завтра тоже. Для него не надо будет то, что делается  человеком. Он на землю не пришел с природою воевать. Его дело одно – между собою и природою дружбу и любовь заиметь. Богу было такое время, которого ждал и думал о нем человек. Богу весна со своими днями не отделялась. Зима зимой, а лето тоже жарой. Тело Бога не хоронится. Бояться природы, Бог не боится. У него сердце молодое, закаленное, здоровое. Для того оно такое, чтобы через свои руки током убивать  у другого, больного, забытого всеми. Бог про это не забывает. Он для этого пришел на землю уладить всех жизнь. Войны никакой, тюрьмы не будет, больница исчезнет, труда никакого. Тело Бога завоюет все в воздухе, в воде и на земле. Не будет никакой своей собственности. Места не будет. Будет человек Богом природы.

      63.  Природа не будет ничем мешать телу Бога. Будет жить по Богу: ничем никак нигде не нуждаться. А быть Победителем природы и Учителем народа, чтобы люди учились и делались все Богами. Человек не будет такой, как все люди со своим аппетитом, со своею красотою. Это будет для него самая лучшая сторона, она не будет нужна Богу. Он так говорит. Как делается Ивановым. Еще где-то это время, которое мы хотим по-нашему, по людскому встретить. Человек хочет, чтобы у него было, и на нем хорошее, и в нем. Чтобы досыта наевшись, а в доме чтобы кругом было хорошо. С этого всего хорошего сделается плохое и холодное. В природе делается все зависимым человеком, умирает от этого всего, что он делает в жизни своей. Богу это, что мы делаем, будет не надо. У него в теле сила, воля одна для всех жизнерадостная.        

      64. Для зависимого человека все надо: и воздух, и вода, и земля. А Богу это не нужно. Ему нужно большое терпение во всем. Надо было одеваться в хорошую фасонную одежду, и ею, покушавши досыта, похвалиться. Это было хорошо через это дело. Бог не рождался для того, чтобы пожить одно время, а потом свое тело убрать на веки веков. Это дело Бог отклонил от себя, ввел тяжелое в этом деле терпение и на холод, и на голод, от чего делается плохо. Мы, все люди, не такие есть, как Бог себя в этом подготовил. Природа такая со своими днями и ночами. Она держит человека в условиях, каким он доверяется. Сну, бездействующему в жизни. Время, которое меняет само себя как небывало. По-старинному делать весь день напролет у человека его время проходит. Он в нем так даром не проходит. Его дело одно – надо было поделать. А потом поесть досыта, потом одеться до красоты, потом похвалиться перед другими людьми.

      65. Эта манера у каждого человека осталась. А у Бога холодное и плохое, хвалиться нечем. Только думает сам Бог: а что если это будет правда. Неужели я сам себя напрасно за мою такую деятельность назвал Богом земли. Я не ошибся в этом деле, сам себя поставить и сказать о том, что я умею любого врага отвратить от человека. Сейчас в это самое время, в эту минуту забыта всеми людьми Люба. Молодой человек проживает в Николаеве, улица 8 Марта. Где она только ни была, кого ни просила, никто ей не помог, и не удалил ей боль. Она услышала про того человека, кто в этом деле болеет, то есть научился таким людям помогать. Я, говорит Люба, долго искала, мне добрые люди дали адрес. Казань…Иванов. Я, говорит Люба, знала, знаю, в это уверена, что он меня поставит на ноги. Никто из всех специалистов. Мы, люди все живущие на белом свете, бессильные в этом деле.

      66. Это правильно говорится ею, что это правда. Мы будем против Бога все, но сделать не в силах. Мы бедные люди. Он нам своим не мешает, а свое имеющееся вводит. Любите вы, как любили, хорошую, теплую сторону, как это все вами делалось и творилось. Я, говорит Бог, вашим не нуждаюсь, и не хочу, чтобы вы продолжали это дело, что все время делали. Ничего не получилось, кроме одного – пришлось потерять свое здоровье. Теряли свое здоровье и теряем, и будем терять через наше все. Мы все, кроме одного Бога, умрем. А слава Бога будет жить. Жил Бог, живет он, и будет он жить в условиях своего дела. Он живет не так, как мы с вами. Прежде сами себя защищаем, храним самого себя. Хотим, чтобы нам было все время хорошо и тепло. Это наша всех людей большая ошибка, она нас заставила рождаться в этом деле. Мы учиться стали, научились, как будет надо вооружаться против незнающего врага, кто не спрашивает ни у кого.

       67. А сам набрасывается на человека, на любого человека, лишь бы ему помешать. Это уже действие перед Богом. Болеть, простуживаться не будут люди, по Божьему усмотрению. Человек зависимый никогда не сможет заслужить от природы имя Богово. А независимость любого человека может научить быть Богом. У нее силы не искусственные для человека, а естественные, которые не мешают, а помогают делать живое тело, но не мертвое. Природа не что-либо такое, а воздух, вода и земля. Что самое главное в жизни сделала природа. Она свои силы для человека представила, чтобы он шел по пути своей. Это было надо время с делом повстречаться. А когда человек повстречался с делом, ему стало тяжело продолжать свои природные дни, в которых оказались неприятности. Это будет  большое и прибыльное в экономике богатство. Сказано учеными в кино «Человек амфибия». Никакие деньги, никакая особенность не поможет. А человек живой, да еще он Бог со своей идеей представил в жизнь.

      68. Мы живем один раз за счет природы. Надо будет так пожить, как не жил человек. Он живет по делу Бога, ему не дают воли. Надо на это дело люди, чтобы они узнали за нашу теорию, и узнали за практику. Перед ними обеими лежит девица, нуждающаяся в своем недостатке помощи. А у нас, ученых, не находится такого знания, таких средств, чтобы этот обиженный, забытый всеми избавился от этих мук. Мы с вами ничего не сделали, и не сделаем своим знанием ничего такого хорошего, что будет надо этой Любе. Она в «Известия» последнее письмо написала. Просит себе помочь от своих медицинских специалистов, которые хвалятся, что мы всем больным помогаем. Надо Николаевскому городскому здравотделу признать самих себя, что мы этой больной не сможем ничего сделать. Откажитесь и признайте сами, что мы такой болезни ничего не сможем делать. А практика наша, куда за эти качества загнали. Она получила от Любы письменную просьбу, как Бога.

      69. Она просит практику Иванова закалку-тренировку, чтобы она его научила: а что будет надо сделать, чтобы Люба была, от этого дела избавилась. Это письмо получил в просьбе Иванов. Дал слово свое Бога помочь ей до одного приема. Надо физически ей свои силы в словах и в деле передать током через свои и ее руки. Что может предотвратить всю ее утомленную нервность. Она пробудится снегом, холодом и морозом, что только даст этому всему развязаться с такою болезнью, которая вселилась у Любы. Мы хорошо знаем за этого человека, что он не зря в таких условиях ходит, как наш Иванов. Ему природа своими силами, своей волей отдала все свое. И хочет, чтобы Иванов остался перед всеми  противоположный. Не то нам с вами помогает, что мы сделали своими руками. Это вся сырьевая продукция, а она из природы взята, как какая-то искусственная вещь. Природа пока свои силы передала Богу, дело тому человеку, кто научился в природе брать естественно.

      70. Кто из всех нас, людей, таким делом занимается? Да никто, кроме одного Иванова. 20 сентября 1966 года по низкой холодной температуре, да по дождю и по глубокой с водой грязи я ходил. А брат Виктор был для меня сторож. У меня в это время набирались свои естественные силы. Я уже готовился, чтобы встретиться хоть сейчас со снегом. Моя мысль, мое дело никогда нигде не пропадала и не пропадет. Со всех сторон, с самых плохих и холодных,  делалось, делается, и будет делаться. Мы с вами против одного воина оказались на своем пути. Мы сегодня такой год со своим знанием, со своей техникой свой причитающийся урожай убрали хорошо. Но не избавились от врага. Мы с вами, все ученые люди, должны признаться в том, что очень много сделали, и можно очень крепко хвалиться. Но одного из всех мы не сделали. Это самое главное, что будет  нужно для нас. Это заболевание рак, мы с вами ничего не сделали, кроме истории, которая осталась сзади.

      71. По выводу практического знания Иванова, нет того, что бы ни сделал в природе человек, лишь бы он захотел по своему развитию. Человек живет как у нас, в такой древней деревне. Сам себе хозяин сохранял, он же жил за счет своего умения. Без лошадки он не оставался, а то пару, хоть небольшие по своему росту. Но хозяйничал, свою землю надельную каждый год получал по жребию. Она у него как за плечами помогала  быть в природе здоровым таким  человеком. Как у нас был Иван Иванович Носов. Больше от него по росту не было такого человека. Разве только он в нашей деревне был бедняк один. Если бы не Морденские рудники, а они не дома были. К ним надо своими шагами шагать 15 верст. А там наша вся беднота околачивалась.

      72. Жить-то было надо за счет чего. Это хорошо Григорию Ивановичу Бочарову мужику, сам соображал без всяких других помощников. На выгоне поставил с дерева ветряк, и на камне молол зерно на муку. Мужичек был на все село один такой. А Василий Леонтьевич Волков, не нашего совсем села человек был. А приехал, на Клима Захарьевой дочке, на Дарье женился. Ему тесть небольшую хатенку возле старообрядческой церкви построил для того, чтобы в ней жить да творить деток. Сам был небольшим человечком, небольшие и дети рождались. Для того чтобы жить, ему приходилось, надо было наниматься к такому богачу, как был Амилеха. Он жил богато, почту земскую на лошадях возил. Нанимался, деньги зарабатывал, да своих детей учил на учителей, да на агрономов. Он этим возился, как своего нанимал на срок, и распоряжался, как своим семьянином. Ему деньги платили.

      73. Да разве таких подходящих хлеборобов мало найдется у нас в селе Ореховке. Мужик с толстым брюхом Емельян Демьянович хлеб всегда  и вовремя все делал с работниками, да свой приход старообрядческий не забывал. Его прихожане как честного человека поставили на свои ноги за праздничные копейки. Он ею никогда нигде не нуждался. Люди в праздник к Богу приходили помолиться. Свою последнюю копейку нес для того, чтобы ее подать без всякой свечки на праздник. Эта копейка не одна тогда была, ее можно любому мужику заработать. Артельщиком был на всю гору один человек Павел Алексеевич Бочаров. Содержал под своим умением много рабочих. Брал уступ и набирал людей, ему хозяин как слуге доверял, платил деньги. Этим самим трудом сами себя много сохраняли за счет этой копейки. Жили люди сами себе. Кто как и где эту копейку приобретал, и за нее к богачу шли, покупали лишний пуд хлеба для прокормления себя и своей семьи.  

      74. Кирюха Савинов, мужик был такой. Как и всем, не хотелось хорошо в жизни трудиться. Землю свою отдавал на скупщину, и за счет этого жил. В шахте работала больше всего, оторви голову, молодежь. Как Колгонята были близнецы, Трегубов, … ГавроКарпо Бочаров. Я их записал лишь потому, что они прожили так, как хотели сами. Но ничего в жизни не сделали, чтобы хвалиться чем-либо. Я один Иванов за них всех остался, и взял на себя эту инициативу сделаться не таким, как они были. И сейчас есть люди, все от природы  в условиях зависимые. Им надо земля, им надо вода, им нужен воздух. Для того они это все изучили и подчинили под свои руки это. Промышленный источник земля родит ежегодно  свой урожай. А вода рыбу приносит, воздух выхаживает у себя всякого рода животное.                 

      75. С чем наш человек земной неразлучно вверх растет, у него приобретается физическим трудом. Человек живет, трудится, делается физически развитый. А потом приходит такое время, что надо с этим совсем на веки веков распроститься, то есть умереть надо.

      Разве это только люди все, сколько их рождалось, а сколько их умерло, все они лежат в земле из зависимости, они меня к себе ждут. Тут уже их большая ошибка. Я не по их дороге иду теперь. Они шли и идут по той дороге, которая не сворачивает, а идет прямо в цель для своей смерти. Я эту дорогу знал, по ней пробирался 35 лет. Чуть меня природа своими силами не опутала. Если бы я пошел дальше по ней, то мои ноги меня не носили так, как я без усталости бегаю. Мое сердце не такое, как у них.

      76. Оно было, оно и сейчас осталось. Таких выходов людей, как я сердце свое выходил, не было, и нет сейчас. Все хотят быть героями, но природа им не дает. У них апатия, они боятся того, чего не знают. Люди все, о которых речь шла, они разве хотели уходить из своей жизни, или хотели их тела умирать. У них была обеспеченность, которая заставляет жить, но природа им того не дала, что полагалось им. Не надо было умирать, как они сами себя заставили умирать. Их оставалось жалеть, но ничего не поделаешь. Все люди зависимые в природе, ни один не остался, все покинули эту жизнь. Непростительно, им было из-за чего умирать. Чего будет умирать независимость, у которой ничего из зависимости не осталось. Оставлять нечего было, и незачем горевать.     

      77. Надо было давно уже из-за этого дела умирать. Таких людей природа, по нашему рассказу, совсем не держит. А вот  таких, как себя показал я, еще не было. Свое здоровье я где и кому только ни давал. По всему Советскому союзу всем не жалел, кто обращался, просил, ему приходилось поклоняться в ноги. Человек любой приходил, целовал, просил, чтобы ему дал здоровье. За что ухаживал, мыл ноги, учил, что надо было делать, чтобы свое здоровье не терять. Мы все, живущие люди, зависимые в моем теле. Просили, умоляли, чтобы я вас учил, и делал то, чтобы вы были здоровые  в своей жизни. Я к вам как к добрым людям, и к таким, кто нуждался моим здоровьем. Я не жалел сам себя, ехал в таких необыкновенных условиях вас всех встречать. Как и меня встречал, и встречаю человека, который меня как не такого человека ждал, и хотел через мое знание получить свое хорошее и теплое. Я этого не учил, и не хотел, чтобы люди жили однобоко, и делали то, что им нравилось. 

      78. Зачем меня такого природа сделала таким, как я сделался воин, из воинов воин. Люблю, каждого из всех целую, через руки передаю им свое здоровье.

      Мы с вами такие люди, которых можно  будет  встретить везде и всюду. А нашему такому человеку  мало. Он смотрит вдаль, и видит  очень много всяких дел, но не сможет их охватить. Они такие лежат, которые надо будет делать. А в этом деле не под силу  человеку приходится делать. Он свое тело пополам рвет. Здоровье с нездоровьем повстречалось. Этому всему помешала природа, она не хотела, чтобы человек этого получал. А поделать ничего не смог против этого всего. У человека силы не такие сменились на другую совсем, плохую сторону, которая сильно себя показала. Она хочет, чтобы человек свое хорошее и теплое оставил сзади. А стал сам  себя представлять к тому, чтобы человек получил холодное и плохое.

      79. А и к этому делу никто не приучал сам себя, чтобы сознательно умирать, как он бессильно умирал. Давайте мы хорошо разберемся с этим делом, и скажем сами себе, почему это так делается, что человек сегодня жил, а на завтра он умер. Что ему это дело помешало. Мы же с вами за эти силы не брались и не искали их. Они лежали в природе. Надо будет сделать, чтобы они больше этого не делали. В человеке самом эта тайна лежит, но мы ее не знаем, и не хотим понимать. Не надо было от природы хорониться, и не надо было ее как холодную и плохую бояться. В природе для этого две стороны. Одну мы хотим, чтобы она была. А другую мы не хотим видеть. За это все в природе сделанное, чего мы не хотим сами, оно нас само ведет, и делается силою волею. Делает то, чего никогда бы не захотел у себя видеть человек. По выводу Иванова, давно бы сделался таким, как все сделались. Но только правда возражает, она не дает человеку жить.       

      80. А жить всем хочется, только как жить. А наша молодежь, для чего она нами так готовится. Мы их сами учим для того, чтобы наша молодежь жила от этого учения хорошо и тепло. Для этого мы их вооружаем, делаем их воинами, и даем в руки инструмент для всякого рода дела. А молодой человек пошел по природе и там погиб. Кто в этом деле виноват. Если мы с вами не гарантированы от этой стихии. А стихию рождает в пути природа. Она заставила человека, чтобы он с нею воевал, и боролся за то, чтобы нашему человеку жилось хорошо. Это все наделала не природа, а сама зависимость. Она свою дорогу проложила к тому, чтобы за счет природы богатеть, и расти со своей экономикой до того времени, пока не появится между человеком и природою враг. А мы, люди, все время  сами с собою за природу воюем. И хотим сказать сами себе об этом, что мы делаем, это правильно. Сами себя от природы природою защищаем, и делаем жизнь хорошую и теплую.

      81. Что нам эта война в природе людьми. А она как природа в деле разрушается, и делается для жизни человеческой плохо. Через это все плохое человек в недостатке умирает. Этого только пожелала природе зависимость, она сильная вовлекать человека в себя лично. Она родила для человека любое дело, а в деле любом человек умирает. Подумайте хорошенечко: зачем нам так рождаться, как мы все родились, а жить не пришлось, как мы хотели? Нас с вами встретила, вовлекла природа. Она дала все свои возможности человеку делать и в нем ошибаться. Не надо было с нею воевать и ее качества беспокоить. Если это будет надо природе, что надо жить человеку не так, как он жил до этого, то природа ему покажет свою независимую сторону. Человек не будет жить по зависимому, возьмется за независимость, которой не потребуется никакая особенность. Человек не будет нуждаться ничем, кроме как станет близко к природе, к воздуху, к воде, к земле. И будет через чувства близкий.

      82. Это не война с природою, а терпение тела человека. Не надо к себе тянуть хорошие и теплые дни, с которыми человек приучился встречаться, и на земле чтобы не делать ничего. Надо сделать с природы, чтобы она не обижалась на людей. Людям надо перестать жить так, как сейчас живут все. Без одежды и пищи, да дома не остаются. Людям надо не одно это. Человеку надо время день и ночь, неделю и месяц, целый год. В нем наши люди работают, одно гонят, другое принимают. На все наше сделанное будет обижаться наша молодежь. Если она узнает за дорогу Бога, что она есть такая, которую раскрыл Иванов. Он всему нашему противоположный. А деятель, из деятелей деятель новому независимому человеку. Один в поле воин за жизнь, за то, чтобы люди все жили легко и хорошо. А сейчас мы с вами не живем, ежедневно умираем. Никто из всех людей не помогает. Особенно больным, забытым всеми людьми, кто потерял надежду свою, что кто-то такой человек в мире найдет и предрешит ….         

      83. Научит человека не воевать с природою. А надо перестать жить по зависимому. Надо учиться по учению Иванова. Оно нас учит одному жизнерадостному. Мы с вами детям не нашли жизнь, а нашли смерть. Создали фронт, научили: мол, иди, то есть пихнули в жизнь. Как хочешь сам там живи, и добывай то, что для тебя надо. А разве нашему молодому не наученному человеку это хватит, если он одно приобрел, другое будет надо, и третье тоже надо. А у тебя не за что приобретать. А дело-то известное, можно будет на это руку протянуть, и ею сделать, что надо. Мы и на это дело научились нелегально присваивать. Но вот чтобы не замазаться, мы не научились. И не сделали вокруг этого, чтобы не отвечать. В жизни очень много хорошего и плохого. Кто взял, а кому пришлось отыскивать. И на это люди нашлись. Сделались дельцами, сыщиками разузнали плохое, закону преподнесли, суди такого человека. А чтобы научить человека к тому, чтобы он этого не делал, нельзя будет сделать. 

      84. Зависимость – большая сторона. Она к этому всему ведет молодость, которая сделала в людях плохую и холодную сторону. Мы с вами в природе не научились делать хорошее. И не научились, как будет надо сделаться в природе, чтобы помогать другим больным, обиженным, забытым всеми нами. Мы ничего не знали в природе. А эти качества есть, их надо найти, и умело на это расходовать на тех людях, кто заинтересуется этим.

     Иванов Порфирий Корнеевич. Кому как человеку зависимому оставить все то, чем люди одно время живут да пользуются этими правами. А потом сдаться в жизни своей. Это не система у нас нами развитая меду природою и людьми. Что значит это жизнь, а мы в ней не научились жить так, как себя научил Иванов, себе от природы брать то, что надо человеку, чтобы он не болел и не простуживался. У нас перед человеком в природе есть ее качества, только надо их изучить.       

      85. Наш для людей в природе холод. Мы с вами не желаем, и не находим нужным отыскивать в природе то, чего мы не хотим, чтобы между нами получалось. Мы на это дело сами наткнулись, нам природа не дала энергичной жизни, взяла да отобрала силы, ввела бессилие. Человек умер, сделался холодный и плохой. Мы с вами ничего не сделали и не научились.

      По имени своего знания взялся за это холодное дело в природе. Нашел жизнь неумирающую, за чет своего тела жить. Выступил. Доказываю, что только в холоде есть жизнь наша неиспытанная.

      Это дорога не ваша, а моя дорога, которая не обошлась без министерства здравоохранения СССР. У вас в деле есть в мой адрес письмо, чтобы я о своем деле описал, как я над собою врага победил, и сделался Победитель природы, Учитель народа.

      86. Об этом всем создал труд, написал. Первая по записи. 200 листов тетрадь, фраза написана 1965 года 14 сентября. Чивилкин бугор – это мне мой жизненный дом. Отец обещал от бедности своей выделить. Я его независимо обосновал. Признал, это будет наше начало жизни.

2) 1965 года 25 сентября. Они обо мне рассказывают народу, чтобы они знали эту новую путь этого человека, которого представила в жизнь пчела.

3) Что будет надо сделать, чтобы человек не простуживался и не болел. 1965 года 14 июня. Их практиковала все для этого дела, чтобы человек эту жизнь завоевывал сам.

4) Переустройство врача искусственного на врача естественного. 1965 года 25 марта. Здесь доказывается, кто где какую помочь на человеке создает. И кто с этого дела, самое главное, будет силен, останется в природе.

      87. 5) Новый человек, независимый в природе. Победитель природы. Это моя идея написанная. 200 листов. 1965 года 17 июля. Самородок и Учитель всего народа. Эта тетрадь рисует за все его такие качества, которые он делал.

6) Партия. 1965 года 7 июня. Как так получилось, что этому человеку здесь родиться и быть полезным во всем.

7) Солнышко. Написано мною 1965 года 26 июля. Оно про героя рассказывает, как за знающего человека. И какую роль он будет в этом деле играть.

8) Бедные все люди. 1965 года 19 июля. Как они себя заставили в природе жить, что они поделили природу. Одну сторону любили, а другая осталась сзади. Вина вся их.

9) Катя. Это племянница, которая работает бухгалтером в Донбассе. Она поняла, что этот герой не простой человек, а с какими-то особенностями.

      88. Она за него рассказывает не как за какого-то выдающегося, а нового в этом деле человека, кто сеет в этом для людей пользу. 1965 года 9 мая.

10) Бог. Автор Иванов. 1965 года 14 марта. Иванов в природе дело свое сравнивает, и показывает живые об этом деле факты.

11) Муха. 1965 года 6 октября. Она увидела этого человека, испугалась, и не стала больше его тело кусать.

12) Комиссия. 1965 года 1 мая. Этот человек рассказывает про свое житье и бытье, но не просится к выписке. Его врачи представляют сами.

13) Как я встречал своею закалкой все наши дни 1965 – 1966 гг. И что с этого получил в пользу. 1965 года 1 марта. За природу, за видоизменяемое время, за лето, за зиму.

14) Сокол. Прокричал по всей природе за этого нового человека, за закаленного в тренировке.

15) Теория и практика. 1965 года 1 ноября. Одна другой свое имеющееся доказывает в природе справедливость.

16) Тракторист. 1966 года 7 января. Тоже рассказ ведет не за свое, а за природу, за все то, что мы делаем. Это вредное.

17) Мы. 1966 года 10 января. Как мы себя посадили на землю и стали расти, и что с этого дела получилось. Мы в этом виновны или природа?

18) Две встречи. 1966 года 5 марта. Это в природе повстречались двое. Один за одно, за старое, доказывает. Другой доказывает про новое. Победа останется за новым.

19) Король. 1966 года 17 декабря. Как ему приходилось жить и менять свою в природе форму.

20) Самая плохая дорога, (хуже) не может быть. 1965 года 8 декабря. Она говорит, никто не хотел, чтобы с нею жить, кроме одного Иванова. Он дал свое согласие с нею жить. Хоть холодно, но зато здорово.

90. 21) Маяк. 1966 года 27 сентября. Он свои силы пока не применил. Молчит, ничего об этом не говорит.

22) Доктор будет лечить. 1966 года 24 апреля. Где человек свою способность перед природою и людьми.

23) Змея. 1966 года 24 апреля. Она должна всем за этого человека доказать своим появлением живым.

24) 20 февраля 67 лет. 1965 года. Как я произошел в природе.

25) Это буду я. 1966 года 20 февраля. Что посещает мою жизнь в этом.

26) Здоровый дух, здоровое тело. 1965 года 15 ноября. Что нам рассказывает за то здоровье, которое человеку далось.

27) Воскресенье. 1965 год 17 сентября. Он как праздник себя не оправдал.

91. 28) Родилась мысль написать. Жизнь независимого человека. 1965 года 27 мая. Это, самое главное, расскажет за новое и небывалое в жизни.

29) Человек. 1965 года 20 мая. Не старый человек будет играть роль, а новый человек добьется всего.

30) История человеческой жизни. 1966 года 25 февраля. Это уже за рост экономики расскажет нам.

31) Мы. 1966 года 20 января. Сами себя обвиняем.

32) Орел. 1966 года 1 мая. Пролетал, увидел этого человека, не стал на него набрасываться.

33) Я ими рос. 1966 года 27 марта. Человека достижение.

34) Просьба самая главная. 1966 года 1 апреля.

      92. Я своим делом прошу всех, вежливостью. Мне не надо ничего. Мое место никто не займет. Оно было, есть и будет. Оно мое всегда. Я эти написанные труды должен довести до самого точного конца. Пусть люди скажут, что я делал для этого дело, чтобы оно жило. Моя просьба перед всеми такая. Только надо будет описать так, как это надо, чтобы понятно было. Моему началу не надо мешать. Надо всем живущим этому делу помогать. Мы в своем крепко ошиблись, что на белый свет родили для смены в помощь. А в процессе этого всего оказалось, он же своими силами зарыл тебя на всю жизнь. Это ли хотелось, оно получилось, и будет в этом деле. Мы научились сами в этом деле умирать. Как это хочется в природе смертность с жизни прогнать, а жизненность ввести, как какую-то на человеке особенность. Это будет, и обязательно.

      93. Вот чего хотят люди все и Иванов. Жизни, но не смерти.

      Мы с вами все люди зависимые, в этом деле заставили умирать. А по-новому, небывалому, по независимому мы еще не учились, и не брались учиться на это. Тяжело, лучше и легче умереть. Мы все больные люди, нам мало, надо много. А вот одного мы не хотим, браться, дорогу Бога не хотим изучать, и то делать, что будет надо. А нам надо от природы получить доверие, чтобы мы с вами не были обижены ею. Она нас не заставляла, чтобы мы с нею так воевали. Сегодня ми – ее, завтра она – нас. Этому делу конца и края не видать. Сегодня того, чего мы не увидим. Сегодня уже мы с вами не знаем, что мы потеряли. Какие тяжелые дни встречаем. А какие они будут завтра… Мы думаем, от этого всего надо  будет жить. Мы живем и хотим, чтобы сосед не был виновен, а был народом наказан, если он человек такой равнодушный… 

      94. Иванов верит истинно природе, но никому. Если не природа такая, как она оказалась перед Ивановым, самая холодная и плохая, которая заставляет человека любить и чувствовать крепко холод. И не уходить от хорошего и теплого. А мы с вами не такими сделались или оказались, чтобы мы с вами делали для самого себя сознательно в природе плохо, холодно. Мы с вами к этому не привыкли, и не учились оставаться и делать то, что не было тебе от этого хорошо. Мы всегда ждем на завтра. Мы должны встретить завтра лучше, чем сегодня. А по природному всему делу оказалось, мы дождались время пришедшее, а оно сделалось  хуже, чем было вчера. Наше тело сделалось не таким, как оно было энергичное вчера, несмотря на наше все то, что мы лучшее приготовили. И нам хотелось встретиться еще лучше, чем было. А оказалось, в природе недостаток какой-то окружил.      

      95. Тело наше не получило, чего надо. А природа по-своему свои силы повернула, и сделала человеку его неприятность. То он до этого ничем не болел, был здоровый. А вот сейчас получилось не то, что было. Болезнь, и большая, окружила. Человек очутился в неловкой стороне. Как это и было до этого, оно и осталось перед человеком. Он этого не думал, у него это не встречалось. А сейчас получилось не то, чего не было. Мы с вами все думали, и все делаем любое дело, чтобы с этого получилось хорошо, наше все идет только к этому делу. Мы с вами получили, и удовлетворяемся, но не совсем. Мы не живем по-плохому, а мы все стремимся только для себя получить хорошее и плохое. Это сторона зависимая, не оправданная, а наказанная всеми силами природного ума. Природа делает, природа хочет, чтобы человек сам это сделал, что делает сам Иванов. Его встреча такая, чтобы была телу большая слышимость для того, чтобы телу не было утомления, а холодное, и большое, пробуждение.

      96. Мы все с вами не хотим, чтобы таким Иванов между нами всеми в природе оставался. Он не хочет по нашей дороге идти. По нашей дороге надо будет идти, до конца доберешься. А когда пойдешь по дороге Иванова независимо. Это дорога такая, надо будет учиться по природному жить. Мы все живем по-своему, по зависимому, нас природа калечит. Мы бедные люди, в этом деле умираем, мы с вами не воины. А Иванов, по всему этому представлению, человек в природе один воин. Убивать не хочет, воровать тоже, а вот жить хочет по своему найденному в природе. Он воин один.

 

1966 год 24 сентября

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.01. С копии оригинала. (1204).                  

 

    6609.24  Тематический указатель

Истина оздоровления  7

Холод, плохое  19,95

Сон  20, 36

Учение  23

Болезнь на ногах  26

Война 41г.  30, 31

История: один в поле воин  32, 40, 49

8-йсъезд  32

Учитель независимый  52

Зависимость  54

Бог земли  60-67

Что будет  62

Независимость   67

Природа  67, 81

Учитель история  75