Иванов П. К.

Ученым людям

 

1966.09.20 – 1966.10.21

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Три года 10 месяцев был в этих условиях. А сейчас два года за что? Подумайте и скажите. За природу, за мать родную. Она нас родила всех одинаковыми живыми для чего, спрашивается? Чтобы мы с вами жили. А мы взяли да свернули с правильной дороги. А пошли по дороге неправильной. Нас с вами время встретило не одинаковых всех. Мы этого не хотели делать. Нас учила обстановка, наша с вами боязнь. Мы побоялись природы, оделись теплее, хорошо. Вкусного сладкого наелись.

    2. Это наше есть все? Да домом жилым удовлетворились. Это не все наше. Наша дорога одна – от холодного уходить. А к теплому, хорошему нам ходить. Мы, все люди, зависимые, стоим и ждем время. Какое оно придет? Не знаем. А оно в год один раз приходит. У нас есть оружие, мы сделали сами. Если хорошее время, мы к нему бежим. Нехорошее – хоронимся. А в природе две стороны. Одна нами ожидается. А от другой уходим мы. Чтобы любить обе стороны, это было бы лучше.

    3. А хорошее в природе долго не живет. И знания мало знает. А больше незнания. Так и мы с вами, все люди, незнающие в природе, что надо сделать, чтобы не простуживаться и не болеть. Мы с вами однобоко живем. а природа богатая. Все она сделает, лишь бы захотела. Надо учиться у нее опознавать качества. Особенно врага, кто нападает, особенно любая болезнь. А мы от этого не огорожены. Завтрашний день ничего нового не дает, кроме старого.

    4. Мы встали с постели, глянули на свет. А на дворе живое все. Мы стали спешить. А время нас не ждет. Мы думали одно, а получилось другое. Разве нам хотелось бросить в природе холодное? Мы пошли искать хорошее и теплое. Жизнь, но не смерть. Мы, люди все, одного направления. Это то, что мы знаем и делаем для того, чтобы у нас было. Мы с вами живем в природе так, чтобы было нам хорошо и тепло.

    5. Наше такое дело – не жалеть самих себя на острый рожон лезть. Правды никакой, как она не была. Так она и нас жалеет, наша неправда. Мы с вами не любим совсем природу. Смотрим не так, думаем не по этому. Человека родить в жизнь, а потом не дать жизни. Это наша неумирающая очередь, мы с вами сделали ее, поставили сбоку. Она от нас не уходит. Мы ожидаем, и крепко надеемся. Наш для нас день.

    6. А в этом мы родились. Как было легко. Жизнь прибавлялась одна. А когда умирает, то здесь жизни нет, окружила нас смерть. Мы с вами жить не хотим. У нас всех дорога лежит по земле одна. Мы зависимые в природе. Давай, и давай, и давай. А у нас места такие, мы на это поселились. Пользуемся землей, о ней думаем крепко. Не забывают про время, какое оно хорошее, и какое оно плохое. А жить надо в этом всем не плохо, а хорошо.

    7. Нас с вами не хранит, а берет и наказывает. Считает себя сильной, а мы все бессильные. А природа бесконечная, а человек в ней совершенно не он. Как это начиналось? Не учились в природе, а себя заставили, чтобы не любить ее. А мы с вами от холода уходим, прибегаем к теплу. Какая наша жизнь. Мы с вами меньше знаем, чем приходится знать. Легче бы пришлось в природе прожить без всякой защиты.

    8. Не бояться врага, не страшиться ничего. А в природе много такого, которое надо будет. Мы с вами хотим этого, но не достигаем. Всегда мы думаем, и говорим много. Но вот получить нам не удается. Мы знаем меньше, чем приходится знать. Не то делаем, что будет надо. Нам дорога не показана. А мы самовольники. То, что не надо, сами лично сделали. Женились на что? Да сами не знали, на что?

    9. Всю зиму продумали, с головы не клали. Это земля под головами. А грунт какой. Самое начальное зернышко. Милый человек, он родился для жизни, смерть убила его. Но чтобы ему решиться, этого права не далось сделаться в природе независимым человеком. За это время не возражает, и солнышко не отвернулось. Любовь и дружба, войны никакой не делать, человек с природой. Мы не будем такие. Нас природа полюбит. Скажет: молодцы, за нашу проделку.               

    10. Она длинная лежала, ничего не мыслила. А вот природа сказала нам всем про Бога. Это хорошая дорога, наш людской путь. Мне казалось, что наши люди знают про сегодняшний день. Он ведь недаром в эти кипучие условия.

    Сегодня 11 октября. Попала на нашу ученую сторону какая-то непонятность. В ненормальности сделалось. Волоса моей головы надо будет испугаться, особенно в этом деле, где не один режим, есть надежные стены. Алмаз сам подумал об этом всем.   

    11. Наш Иванов человек не из таких, чтобы об этом всем подумать. И сказать министерству не плохие для этого, а хорошие слова. Не Алмазу заниматься этим физическим делом. Что тут такого, если правда раскрывается. Смерть уходит с дороги, а жизнь сама приходит. Солнышко ты наше, скажи ты нам свою на себе раскрытую правду. В эту самую минуту, когда холодно нам из-за маленькой, ниже нуля, температуры.

    12. А когда ты появишься на это вот место, и нам делается тепло. Как хорошо, чем можно хвалиться. Мы же, ученые, видим, смотрим в окошко сами, как  это получается. Наш, нашего отделения больной Иванов, всю прогулку на ногах бегает взад и вперед. Ему, как человеку не такому, как мы все, очень крепко холодно. Зимнее время подходит, наше с вами уходит вон. А кому-то радость неожиданная наступает. Это Иванову, нашему русскому практическому человеку.

    13. Он в это время не ждал такой у себя пронзительной разведки. Иванов за свое дело кладет, труд пишет. Алмаз терпит с вышки, не так надо поступить. Кино показало правду. Человек в воде амфибия, как ему пришлось остаться в живых после бочки. Или фантазия была одно время Тарзана, он молодой человек. Иванов прожил 68 лет. Из этого всего мы берем половину, живую природную независимую сторону. Он сам это делает, его в этом деле бьют.

    14. Первый лечащий врач Алмаз Разаевич, он оказался не ученый, чтобы помогать больному по своей специальности. А парикмахер оказался. Их всех, таких ученых, больших ученых, это все устрашало: не дай бог воспринять нашему этому народу дело это Иванова. Ни то святое, ни то дурное. А чтобы согласиться с природой естественной, мы Иванова за это самое обстригли. Сделали настоящим человеком, как подумал Алмаз. Он не знает, его как испытателя, ничуть не ожидает этого без солнца дня.

    15. А он же не такой, как все. Крепко холодный. Чтобы с вами согласиться, отступить от своего, не поздно лечь в гроб живым. И приказать, крышкой накрыть. А потом живого закопать, сделать живую могилу. Алмаз, Алмаз, отзовись, пойди навстречу молодежи. Пойми в природе жизнь. Это наша всех закалка-тренировка наука. Что мы, врачи, делаем?  Стрижем его волосы, чтобы он не был таким. Его люди Богом признают не за волосы с бородой. У него такое есть дело – предотвратить всем любое заболевание.

    16. Эта история есть не у Иванова лично. Это сила воли природная. Воздух, вода и земля. Нам, ученым, это известно. Но не понятна нам еще Иванова на нем идея. Поймете, стригите больше. А тело его живое, и как никогда энергичное. Оно вам не делало плохого. Делает, и будет делать хорошее. Вы же не знаете, что будет дальше. Мы за 50 лет умрем все, нас не станет. А что, если тело Иванова будет и будет жить, что вы тогда скажете? Вашей истории будет не плюс в этом, а минус.

    17. Мы со своим делом крепко ошиблись, что Иванова обстригли. Он своего развития Бог. Ему приходится делать то, чего мы все не сможем сделать. Он просится, умоляет кого? Наш народ. А в народе ученых. А они этой практики не признают, бутят, говорят о себе.

    18. Плохое и холодное мы, все ученые, не ищем, это нехорошее. Мы нашли, сделали хорошее, а теплым огородились. Есть такие люди, которые не делают в природе для себя хорошее. А все они хотят, чтобы им было плохо. Одеваться надо, и как надо одеваться. Все силы кладут на то, чтобы было хорошо. А оно портится, уже плохо делается. Лучше никак не одеваться, чем одеваться плохо. А раз одеваться, значит, надо одеваться хорошо и тепло всю свою жизнь.  

    19. Не проживешь, и не проделаешь, чтобы было хорошо. Тебе много мешает природа, она палку в ноги бросает, и она болезнь создает за твое одно хорошее. Зачем тебе думать о самом плохом деле, если в природе есть очень интересное не начатое, и много. Мы с вами не знаем и не ищем тайну. Все до одного, люди, имеем такое желание легко жить в природе. А приходится в жизни, хоть раз на веку, перед собою поднять тяжело. А раз не поднял, уже телу плохо.

    20. Надо человеку делать, в этом он и погибает. Риск – благородное дело. Человек живет на свете один раз в жизни. Он про это хорошо знает, но не хочет искать то, что требовалось в его шагах по природе. Мы научились хвалиться, особенно своим оружием. Это наше такое дело мы руками смастерили. Поставили на колеса, мотор завели, сила в ней рычит. На счастье садись, человек. Посмотрим вслед, а что получится дальше? Мы ничего не знаем, видим хорошее.

    21. Натощак не оденешься, а наевшись тяжело. Полный живот набит, уже всем делается плохо самому человеку. На свое добро дуться нелегко приходится. Да еще будет где? Скорее всего в доме. Какая может быть от этого всего на белом свете красота. Со стола да в туалет дорога одна лежит. Все проходит за счет воды. Мы знаем хорошо это, но крепко делаем. Сегодня делаем то, что делали вчера. И опять делаем сегодня. Может быть, мы жили продолжительно свое это время.      

    22. Но наши дела бесконечные, мы без них ни шага. Порожние так не ходим. Считаем, не пристойно. Хоть рубашку, на себя обязательно наденем. Вы видели когда-либо энергичный цветок, какой он пахучий, ароматом дышит. А когда падет на него какая-либо неприятность, уже он вянет. Где жизнь находится, в мертвом, или живом? Куда мы с вами лезем, наше все нехорошее. Что ты мне говоришь, понимающая  женщина Маргарита Ивановна.

    23. Ученый человек, предрешить здоровье. Вы сами больной человек. Подумайте хорошенько, что вы мне говорите: чтобы назад вернуться. Лучше буду жить, чем я не буду жить. Природа командует тобою и мною всегда. А мы, люди маленькие, воюем  с нею. Для чего мы это делаем? Для своей жизни. Если бы я был таким, как меня вела наша всех зависимость, я бы лежал в земле давно зарытый. Я независимый человек.

    24. Могу хвалиться, что меня спасает в этом деле. Если я не такой, как все люди. Я прошу вас, а вы меня не понимаете, что к вам идет. Просьба моя – это вежливость одна для нас всех. А мы ее не понимаем, гоним от себя. Вы хотите, чтобы я размахнулся кулаком, и ударил по лицу. Кого? Да вас. Что я тогда наживу, кроме карцера. Вы хотите это, но у меня сознание есть.

    25. Любовь к природе. Я не жду плохое, а окружен им. Если мне сказали о том, что я генеральный секретарь коммунистической партии. Я, вы думаете, дал свое лично согласие занять это место, а потом заставлять природного человека? Я независимый в природе, воин в людях, делаю один из всех, но не какая-то особенность. Мое желание не то, которое имеют все люди. Не хотят болеть, бессильные они. Хотят жить, но им это не дается.   

    26. Какие мы люди, не достигаем все. А вот бедность, не имеющая ничего, это красота в жизни. Мой такой порядок. Не чужое брать, а свое ставить надо. Так гласит природа. Умеешь делать – делай. Не умеешь – откажись. Разве это не жизнь. Человеку больному помогать. Разве это плохо будет тогда, когда человек будет здоров не за какие-то деньги, а за чистую природу. За воздух, за воду, за землю, что самое главное.

    27. Мы думаем: мерило – наши с вами деньги. Это временное явление для нас всех жизни. Нас с вами убьют. Мы чужие люди. А свои близкие расправятся. Это не хорошая дорога, а хуже не может быть. Лучше будет для тебя и для другого, если ты, человек, откажешься. И не будешь делать. В природе есть все, совсем не такая дорога, которой идут люди. Без места своего делать будет нечего. Заплюют, захаркают, и не дадут в природе жить.

    28. А природа не что-то такое есть человеку – мать родная дитю. Она нас всех родила, только карманы не шила, и не вводила мешки. Поля зеленой травы, мы их видели, и старались понять. Это то время, наш с вами климат. Есть чистая ключевая вода, уже это источник, без чего мы жить не будем. Не будет куска земли – не будет, где жить. Мы не научились, и такой науки нет. И не будет ее через чистый воздух, без чего не делается ничего.

    29. Человеку надо будет головою думать, а делать, самое главное. О предыдущем времени. Кто его знает, где оно, а мы все умами к себе тянем. Мы его ждем, как какую-то особенность. Это наше время, мы готовимся к нему, со своими силами сосредотачиваемся. Рано до солнышка себя поднимаем. У нас в руках оружие, вся сделанная снасть, чтобы это делать. Мы все делаем, а из всего сделанного получается живой факт, или же хорошее.

    30. А бывает и плохое. Если человек не хочет, а ему это само лезет. А кто хочет, ему это не дается. Все до одного мы стоим на очереди, своего дня дождутся. А в нем вся сила, его вся воля. В природе нет того, что надо человеку. Она не хочет, чтобы люди это делали. Она против этого. Не хочет, чтобы человек так тяжело жил, в этом всем из-за этого умирал.

    31. Мы весь день своими ногами, и тот, кто помогает с этой земли с этой пахоты грядку хорошую сделать. Да зернышка посадить, чтобы во влажную землю для того, чтобы мы скорее от всего увидели всходы, не плохие, а хорошие и густые. А потом надо погода. Для этого надо будут влажные дни. Всему дело природа, она хозяйка этому. А человека труд и большое в этом счастье, если человек эту работу делает с душой и с сердцем.

    32. Он хорошо обработает, ему и природа не помешает. А вся жизнь во встречающих днях, да и трудящих руках. Все это делалось и делается человеком. Он об этом думает, и на это все сделанное приходилось смотреть, от чего свою радость за счет этого дела ждать. У нас день показывает свою прибыль. Люди вперед считали. И то мы получали, что было надо. Богатство создавалось за счет ума в природе.            

    33. Так ничего не делалось. Одну неделю прожил, да проработал шесть дней, а седьмой уже отдых. Уже не такой день, как все были дни.  Мы в воскресенье не работаем, и не то едим, что ели в прошедший понедельник. Как время буднее не скоро меж нами проходит. А праздник мы не видим. Так и наши всходы быстро вырастут, и весь урожай созреет. Да вся летняя полевая работа со степи уйдет, настанет уборка. Зерно будет сыпаться конвейером. А люди начнут спешить, горячее время настало.

    34. За что пробился почти весь год. Надо обращать внимание, как на будущее, мы что ждали. Не такое было время, как оно начиналось. Мы не пропустили одного дня так. Наше было дело одно, и думать об этом. А мы делали, не переставали, и, в конце концов, у нас всех. Мы от природы взяли то, что для нас надо. Одного мы с вами не добились. Умеем мы все делать, своими руками сделали. Какая красота, если издали посмотреть.

    35. Все это человеку. Полевой цветочек стоит между густыми и многими зелеными травами. Он же был, его не стало. А нашего того сильного человека, от чего вся история началась. Мы от этого лично сами оторвались. Это же наше начало. Холодное и плохое осталось позади. Мы брались, и хотели от этого уйти дальше, но у нас ничего не получилось. А как между нами был незнающий  и сильный враг, так он и остался. Мы в этом деле ничего не сделали, чтобы было хорошо.

    36. Весна, теплый день он оставил. Позади зима осталась, как и не было. Мы с вами про это самое дело, которое нами начато физическим трудом, что и наделал нам в наших таких днях. Мы их ожидали не такими, как они нас с вами своими силами окружили. Мы их ожидали не такими, как они нас с вами своими силами окружили. Наш близкий сосед по какой-то причине крепко заболел. Знал ли он об этом. У нас таких людей нет. И мы на это не учились, чтобы об этом деле знать.

    37. В природе сколько таких еще для нас дел. Они у нас начались с первого дня нашей небывалой жизни, которую мы в природе между воздухом и водой на земле начали. Она нас заставила, ей долго пришлось не тревожной лежать. Что мы с вами до этого знали, и мы что-то делали. Мы же с вами не умели ходить по земле. А думать мы не знали, как и где. Мы жили по тяжелому, но не по легкому. У нас на земле такой психической атаки не было.

    38. И мы, ученые, этого не делали, чтобы в природе искать своим умом хорошие для человека качества. Мы живем хорошо, и мы живем плохо. Но чтобы сказать, что мы будем жить от этого всего хорошо. Между нами, людьми, и всей природой за наш созданный и большой режим стоит каменная большая и крепкая техническая тюрьма. Она магнит есть, мы сами туда лезем.

    39. Не умеем жить. Ягодка как висит. А человек одевается, он у нас не вояк в нашей жизни. Кого, спрашивается, боишься? Великой природы. Что ты от нее получил, или у нее сам сделал. Солнышко утром всходило, человек бы не вставал, так само положение так или иначе заставило. Делать надо. День единственный, так он не приходил, а всегда с собою приносил силы свои. Он ими всегда хвалился. Говорил нам вслух. Эх ты машина.       

    40. Ты нами сделанная, нами ты оседланная. Но не век ты живешь. С нами ты разговариваешь. Лишь одна беда. Мы не знаем до сих пор, чем ты, красавица, сама у нас заболела. Врачи мы сами, руки делают все. А воды можно напиться там, где ключ бьет, откуда ручеек начинался. А жизнь человеческая какая. Она хорошая тогда, когда в теле здоровье. А когда заболеешь, уже не спрашивай. Возможностей нет, как будет надо жить без всякой ошибки, и без всякого такого.

    41. К нам пришло время, оно же представило дело. Весь день напролет приходилось работать своим родным телом. Ни один человек не сказал, что я такое делал. Все это было не то. А вот если бы мне пришли такие люди, знающие об этом, не молчали, а все делали. Далеко тебя слышно. Ты не молчишь на этом месте. Ходишь, чего-то говоришь. Касаешься крепко своей начинающей молодости, какая она у тебя есть. Ты о ней ничего не знаешь. Спроси у самого нашего заведующего отделением, что будет сегодня вот с этим больным.

    42. С этим человеком, кто у нас лежит давно молча, ничего с нами не говорит. Наше с вами глубокое в этом деле незнание, зачем к нам сегодня день этот пришел, или ночь проскочила. Мы с вами знаем, в природе страшимся хорошего такого сделать. А природа взяла и помешала нашему такому делу. Эта грунтовая земля сегодня эту минуту требует на этом месте не маленький, а большой дождик.

    43. Для чего он проходит на вот этом месте? Мы сами этого хотим. У нас такие думки не плохие, а хорошие. Разве это наш урожай, если нам мало. Нам надо не прошлое. Вот теперь на вот этом месте никогда не бывалое в нашей жизни новое. Мы же с вами сами это вот делаем. Идешь  по дороге прямо, ни за кого не цепляешься, а у тебя во внутри что-то и сделалось. Ты же живой человек, что тебя окружает? Не живое, а мертвое.

    44. О чем ты мыслишь? Не о плохом, а хорошем. У тебя привычка что-либо такого сделать. Разве природа не такая, или у нее нет того, чем тебя по голове ударить. Ты же мыслитель, ученый человек один из всех. Тебе ли этим заниматься. Боишься его. Знай, ты не выигрываешь, а проигрываешь. Твоя мода такая, все делается топором, и поскорее надо будет сделать. Только зернышка посеял, ни разу не волочил. А где-то тучки взялись, заморосил небольшой дождик. Мы сначала подумали, а потом согласились.

    45. Ничего мы не поделаем, кроме как своим помешаем. Это только наши думки. Где они ни бывают, что они ни делают, а как быстро летают. Вслух нам не говорят. А живой свой факт в любое время покажет. Ну и день сегодняшний к нам пришел. Полную автомашину комбайн сам насыпал зерна. Путевка есть у шофера по этой местности бегать. Уборка началась наша не такая какая-либо, а коллективная местная. Знающие люди в природе это все делали. Дождались времени.

    46. Курильщик старого звания, если надо ему закурить, он ни у кого не спрашивался. Надо, не надо делать. А вот сейчас время пришло, любо на него смотреть. Чистое инвентарное зерно катится, как золото. Наша с тобою цель – увидеть перед собою, его заставить разговаривать. Мы много лет в этой местности прожили, но никакого хорошего в жизни не нашли. Очень много с ними говорим. Чтобы к чему-либо мы сами не пришли. Раньше какая была старинная почта.

    47. С колокольчиком ехала. А других каких-либо предметов мало было. Но такого в жизни не было. Он же наш человек, почему не захотел жить. С нами поделился пополам, не стал по-нашему делать. Мы все дорогой идем. А он избрал свою дорогу. Краса, форма ушла, не стала носиться им. от самого листка и до близкого цветка, откуда начинается ягодка. Мы на нее смотрим, видим хорошо, но самим себе в этом не помогаем. Идет наше время.

    48. Шумит и крутится земля, а температура меняется. Ни на каком месте ровно не стоит. Мы ее сами сделали, заставили, чтобы она была между нами такая. Что мы хотим, этого нам недостаток. А чего не хотим, само вверх ломится. Разве родной матери хотелось, чтобы родное дитя так себя растило. Ему надо закалка-тренировка, а он боится ее. С первого дня слушается, делает то, что ему люди  скажут.                 

    49. Они туда пошли, и он вслед за ними. Такая всех наука, драться с природой, ее заставлять. И то делать, что надо. От чего приходится нам всем умирать. Наша дорога одна – свое никому не дать, а чужое отобрать и воспользоваться им. Это не твое будет, а природное. Мы с вами не учимся в природе, и не хвалимся с вами. А время наше идет. Мы с вами на одном месте не стоим, растем крепко.                

    50. Хотим больше опознать. А знание будет наше не в воде в глубине, или в воздухе в высоте. На нашей земле, и  в таком уходе, как мы с вами для этого дня со своим умением готовимся. Силы на это делаем для того, чтобы природа знала. А природе человек. Когда ты ему не будешь делать плохое, он тебе тоже не будет плохое делать. Кому мое тело что-либо сделало в природе нехорошее?

    51. В природе ее дни атмосферное явление ежеминутное изменение. Мы того не знаем, что будет знать надо, с какой стороны будет дуть ветер. В чем, самое главное, находится тайна, в природе, или в человеке? По всему нашему, хозяин есть человек. А раз он есть хозяин, что может быть от этого дела лучше. Он не пошел по дороге вместе с нами, и не стал верить, надеяться на все то, чему мы с вами верим.   

    52. Мы жить хотим. Дорога не такая рядышком по равнине. А если по лесу, по бездорожью нам приходится болеть, у него дорога укоротилась. Дальше ему хода нет, конец оказался. Не знает, что делать. Далеко пробрался, сама пустота, безлюдность совсем. Помощи чтобы получить воздух с водой на владычице земле. Чтобы человека увидеть, большая трудность. Друга нет близко. Земля равнина, нет  конца.

    53. Наша такая практика. У нас доверие к тому, чтобы жить. Но у нас доверия нет к нашей развитой смерти. А сердце бьется бесконечно и всегда. Мысль продолжается, ищется лучшее. Мы с вами прожили, да верили в Бога. Знали хорошо порог, к нему приходили. Голову нагибали, в гости заходили. Мы считали дни, вслед проходили ночи. Как было тяжело тогда, когда не красило. Хотелось не заболеть. Природа подскочила.

    54. И не острые колючки, цветы остались сзади. Много травы собрали, сено в копнах лежало. Скирды делались, экономика росла. А наш человек смотрел, любовался вовсю (что есть силы). Но чтобы ему больше не понадобилось, руки он не приложил. Одна и большая в этом есть потребность. Мы с вами услышали голос в высоте птицу, глаза туда направили. Какое наше счастье. Мы с вами дождались время другое, холод ушел, а тепло зародилось.

    55. Для нас это не все, хозяйка кричит, приглашает нас завтракать. Мы бы не пошли, время нас гонит. Земля парит туманом. Все дрожит, лезет, готовится к бою. Мы это все делаем любовью. Мне в голову пришло, и про это прошлое написать. А сейчас эта система умирает, ее уже нет. Чтобы в доме в комнате где-либо стоял сделанный с дерева сундук, а на нем лежали три бумажки денег данного характера. Две бумажки были по десять рублей

    56. А сбоку лежал червонец тридцать рублей. За эти деньги можно жизнь временную создать. А можно за них дождаться самой плохой смерти. Эти деньги нового характера, за них строится дом и роется погреб не так это как-нибудь. Выкладывается со сводом из хорошего камня. Делают выход порожки. Двери ставят  с двух половин. Они ежедневно утром то отворяются, а то затворяются. Туда приходит хозяйка, ей надо продукт не плохой, а хороший.

    57. Гигиену она там строит. Это все бережется. Там капуста киснет, огурцы в отдельной бочке, помидоров бочка. И того, и сего понемногу. Картошка насыпанная, свекла с морковью лежат. Это все надо, не в один праздник это все будет надо, и в будний день. Об этом всем хозяин спит, но не забивает сказать своей жене, чтобы она завтра ему приготовила такой вкусный завтрак, любимый в жизни, которого еще не было.

    58. Жена любимая не спит, думает, что же мужу приготовить, чтобы муж не обиделся. Сама не знает, как хочется угодить своему мужу. А положение есть одно, есть и другое, не такое, как думалось. У человека хозяйка природа сама. Что захочет, то и сделает. Наша хозяйка заболела. Хозяин развивает аппетит на хороший завтрак. А хозяйка лежит больная. И гневаться на кого будет? На Бога, на природу. Вот тебе и мысль, сказал сам себе этот хозяин.        

    59. Лучше бы я не говорил, и не заставлял делать. наши деньги нехорошие. Если бы их не было, меня бы на этом месте люди  со своим домом не видели. Я всем нужен буду тогда, когда у меня будут не эти деньги, которые заставили жену мою болеть. Лучше бы мы этого не делали, и не запасались этим добром. Это вина не денег, вина самого человека. Он в этом деле потерял свое здоровье через эти деньги, через эту славу.

    60. Человек не напрасно эти двери в погреб отворял. Все сделали деньги. Дом за деньги сделано, погреб вырыт за деньги. И все то, что было, приготовлено за деньги, и человеку дали жизнь  деньги. А природа не любит эти причитающиеся деньги. Армия людей на армию наступает из-за этих денег. Мы такую на земле жизнь сделали, стали зависимы от них. Чтобы мы чего-либо сделали без всяких денег, тогда можно было сказать.

    61. И хвалиться такой наукой и таким учением. Оружие всякого рода сделано руками, человеку никакой пользы оно не дает, и не даст оно через мертвое явление. Оно заставило человека его делать и им владеть, но никакой помощи оружие не дало, и никогда оно не даст. Враг был меж нами, он и остался в природе. Мы умами своими с земли гоним зиму. Нам надо будет лето для того, чтобы с природой воевать. Поскорее время убить.

    62. Всю нашу технику, все наши умы сосредоточились в одно для того, чтобы воевать с временем и с землей. Оно нас заставило грядку хорошую делать. Это мы сами спешили попасть, чтобы зерно наше попало в большую влагу. А для этого воздух тянет ствол вверх, чтобы масса росла, и сделала колос, радовала нас этим. К чему мы готовились. И то мы сделали, что нам повлияло. Тому человеку в этом стало легче, кто не дожил этого времени.

    63. Он прибрался от нас. Природа такая мать. Она, если захочет, в бараний рог свернет. А захочет – одарит большими средствами этого человека. А мы все живем, да продумываем про то время, которое будет надо. Как хочется дождаться, чтобы в нем свое то, что надо, сделать. Мы люди в природе, да еще какие. Нам скажут, чтобы мы танцевали, мы будем танцевать.

    64. Реки не одни, а их много, и разные, как породы в лесу. Так на людях происходит фасонная одежда. Так проходят по природе дни. И также делается между умением дело, оно создает машину. Без горючего и без смазки ничто не работает. Оседлают по-разному, работа не одна, и качество другое. Убирает с пути все атмосферное условие, ежеминутное изменение. Дорога хорошая, а погода тем лучше. Доверия никакого никто из всех.

    65. Мы не так поднялись, по дороге пошли, встретились, с чем надо. И солнышко в это время никому в жизни, чтобы легко было. Под ногами лежала грязь, кругом окружал воздух. Земля у нас головою вниз, как клещей, держала. Не хотела она, чтобы люди делали  то, чего не следовало. Против была всегда природа и земля. Колесо ломалось, человек заболевал, долго в койке стонал. Чтобы природа согласилась на этот счет, взяла и героя создала, этого не получилось.

    66. Как было место, так оно и осталось. Куда человек денется, если ему надо ограда, на углу жилой дом. Двор – его вечная тайна. Сколько не тащи туда, наполнить нельзя, кроме как будет расти, расти вверх. А потом будет падать, силы уйдут. Не станет первое, а второе заменит, как непригодная штука. Никакая особенность, никакое дело в силах искусство нам не даст, чтобы хорошее дало. Лучше хорошее, с кем приходится распроститься.

    67. Такое, как оно было, никогда не будет. Всегда новое изменит пришедшее старое. Колесо не выдержит, рама поломается, а мотор не будет работать. Пока молодое, здоровое. У когда постареет, сердце непригодное станет, и мозг мыслить не будет, как это до сего времени делалось. У человека тогда радость, когда у него сила. Или она пала, или она увеличивается у человека. Хорошее, теплое для всех. А хорошее, оно в природе живет  мало.

    68. Особенно у человека его личное здоровье. Мы будто у своего брата. Захотел я обедать, шел я домой своего… борща поесть. А очутился у Егора. Спрашиваю что-либо по этому делу. Про это здоровье можно будет  сказать, что оно у меня одного не такое, как у всех. У меня оно испытанное от начала и до конца, проверено самим собой. И установлено учеными. Это не их, а мое. У них не самородка, и источник не закалка. Трудятся не так, не знают, для чего и как.

    69. И не учатся они, чтобы хвалиться чем-либо перед миром. Некому правду говорить про свою лично клетку. Их не здоровое закаленное, не молодое сердце. Не выход в свете. Враг может  обидеть. Боязнь какая-либо, может появиться смерть. Это есть и было, оно может быть. Мы ничего такого не делаем, и не сможем сказать. Разве не человек я лично? Разве не дышу, или резко не говорю про такие качества, как есть в природе? Их можно будет заиметь.

    70. И делать можно через чистый воздух, и через вдох и выдох. Снежное пробуждение, и мгновенное выздоровление через нервную центральную част мозга. Разве можно забыть о больном? Нельзя. Знаю душу больного. Наши слова говорят, а дело все делается. Рука пишет справедливо.

    71. По историческому правды нет. Роли играет болезнь, а не человек сам; учиться не надо ни у какого Иванова; а тюрьма должна быть и больница также. А рожон был и будет, мы должны лезть на него. Не будет, кого за что хвалить. Гордые люди будут. Никакой вежливости, жизнь не тяжелая будет, терпения никакого. Сердце не будет закаленное, и люди не будут милые.

    72. Никакого выздоровления не будет, такого, чтобы в природе быть победителем. И не будет ни перед кем народный учитель за свою зависимость. Человек не мыслим будет. Дорога одна будет, от порога надо отрываться.

    А когда независимость себя проявит. А вот такое сердце надо проявить. Как только увидел подозреваемого человека. А он уже больной, у него свой имеющийся недостаток. Большое имеющееся незнание, где и как взять, чтобы ничем не нуждаться.

    73. Это самородка свое личное дело. В природе пока источником закалка. Труд закладывается для этого, чтобы было благо всему человечеству. Надо обязательно всем учиться у природы, чтобы было, чем хвалиться перед миром. Да чтобы кому-либо правду надо сказать не про что-либо, а про свою лично клетку. Мое молодое закаленное здоровое сердце 25-летнего человека. Мой в свете выход. Не боюсь я врага, не страшусь ничего, даже своей смерти.

    75. Если бы этого не было в моем теле, меня уже бы не было. Я человек земли, дышу очень крепко, резко говорю не про какое-либо чудо, а про природу, про физическое практическое явление. Самое главное, чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление нервной центральной части мозга. Люблю я и болею, про больного не забываю, душу я знаю его, хочу ему помочь. Через свои руки любую болезнь, убью током  боль.

    76. Это нам не слова говорят, делается все делом. Рука пишет владыка очень справедливо, никогда не забыть. Просьба какая будет. Меня надо просит, будешь всегда здоров. Кому это будет не надо, нашему юноше молодому? Так нет, уважаемые. Это мировое значение. Нам надо всем любить и знать великую природу. Не молчать словами, а правду говорить. Не болезнь играет над человеком, а роли играет человек над болезнью. Учиться нам надо по Иванову.

    77. В тюрьму не попадать, и не ложиться в больницу. Через свободную жизнь на рожон не лезть. Большая будет слава любить самих себя. Головкой кланяться любому человеку, вежливость представлять. Эх, и жизнь тяжелая для всех. Поймите терпение, свое сердце закалите. Милые мои люди, гляньте на солнце, вы увидите правду, свое выздоровление, быть таким везде и всюду. Победитель природы и Учитель народа.

    Слова мои правда есть.

    78. Оружие мое есть. Раз говорю об этом, дело делается мною. Не я сам, люди меня за дело мое обнаружили, назвали, что я Учитель. Ко мне ни один человек напрасно не обращался, он видел на мне правду, что я один таков не простуживаюсь, не болею. Он и верит мне, и надеется на меня, что я умею все сделать.

    79. Он же все лето прожил да просмотрел. По-своему проговорил, а видеть все он видел. Сейчас не смог удержаться. А пал на землю свою, как и человек в природе ходит на ногах. Он ничего не видит такого, и не слышит ничего. А в природе есть это. Откуда у меня берутся слова, кто мне их дает, если не природа, да не практика моя. Мы же этого не делаем, что делает дело мое. Это не фунт изюма поедать. Надо в холоде копаться, да еще как терпеть. Большое дюже знание о воздухе, воде и земле.

    80. Дружба и любовь. Надо быть чистым телом ежедневно в природе. Это не какая-либо деталь, или, скажем, сырье. Какая-либо букашка или жучок, а может, трудовой муравей. Это наш человек, кто не научился по-новому жить. Он живет по-старому. Чистое новое бережет, а замазанное старое носит. Если в плохом, полураздетом оставаться, недополучать удовольствие, так лучше и экономней будет для тебя совсем без ничего.

    81. Но мы с вами к этому делу не подготовлены. И к тому не знаем, что в природе сильнее, естество, или же искусство? В естестве, в природе все дело живое. Воздух, вода и земля, в чем ток, электричество. А в искусстве нет ничего живого. Сделано руками любое дело, а в деле неодушевленное, мертвое совсем. Лучше было бы человеку нашему живому верить, что он делает. У него есть все. День приходит живой, ночь тоже живая. А сам человек в этом делается мертв. У него не силы есть.

    82. А бессилием окружены. Он не сможет встречаться ни с тем, ни с другим. В природе жарко – человек бежит в кусты. Холодно крепко – он прячется в тулуп. Ни то, ни другое не спасает человека. А вот тело само имеет силы свои с кругозором воспринять и то, и другое. Приходит жара – ты в ней энергично живешь. Приходит холод – ты тоже живешь. Зачем отступаешь? Надо делаться Богом всей нашей земли, не обутым по ней ходить, а разувшим ползать.

    83. Это наше умение, любовь всем нам. Разве будет плохо, если природа наша будет влиять телу, а будет в этом польза.

    На дворе холодно, снег идет. Какая прелесть пришла сегодня в нашу Казань в среднее Поволжье. 1966 год 26 октября. Я через стекло окна увидел белый устланный снег. Меня это обрадовало до самой крайности. Меня заставляло к этому небывало готовиться. У меня был свой продукт. Я попросил у нянечки тарелку для того, чтобы в ней приготовить колбасы.

    84. На масле яичницу троим человекам. По паре круглого кусочка, и по одному яичку. Сам это сделал, и попросил их, чтобы они эту пищу поели. Это мое было в этом небывалое обещание. Мой был такой долг перед природой, она этого от меня ждала. Я встретил людей с новыми мыслями. Меня интересовала прогулка. Особенно мне, моему костюму. Пришел дежурный Володя, и санитар Григорий Федорович. Он мне не дал  свое  слово быть рано на дворе. Это был не мой дух.

    85. Я к этому не готовился. Уже не моя помощь. Я нахожусь не дома, не у мамы с  папой. Меня держат испытатели за мое нарушение закона. Якобы я врачевал, а диплома не имею. Я не хочу его, чтобы другие имели. Диплом человека не делает полным мудрецом, чтобы он научился быть в жизни с кругозором. У него однобокое понятие жить хорошо и тепло. Так он стремился, как все прошлые люди над собою все сделали. Они для этого вооружились, и сделались над природою своего рода деятелями.

    86. Они этому научились, их заставила обстановка, она им показывала, как будет надо жить, и огораживать себя в этом. Им надо была для этого дела не одна шапка, которая его голову красила. Быть человеком – не одни ботинки или сапоги, чем человек должен хвалиться перед другими людьми. И не одна рубашка с хорошими брюками, да еще теплое пальто. Словом, опутано все, и тяжелое не по душе всей природе. Она от нас ожидает небывалое новое. А  мы с вами делаем совсем не то.

    87. Мы родились к жизни, а мы убоялись ее своим телом.

    Мы готовимся к прогулке. А время свое брало, всех подряд одевали. А мне разве одевать, или на мою долю не было того, чтобы одеть, или я лучше всех. У нас люди одни, пока никому не отказывали. Да это организация такая обязательная, будет одевать. Медицина такая, и отделение такое лечащее. Никому не разрешается без одежды по холоду ходить. А мне, как больному такому, которого не было в Казанской больнице.                        

    88. По какому-то делу, я сам об этом не знал. Долго с этим делом я боролся здесь. Из института так в трусиках в Бутырку свободно без всякого отправили… Там ходил на прогулку с предупреждением. Не давали мне этого делать, чтобы я ходил так, как меня природа сама научила, чтобы сделался таким, как вот видите. Для меня не нашлось  человека, чтобы мое доказать. И никто за мною не хочет мою идею понимать. А какая она хорошая для каждого человека.

    89. Одна из всех наук закалка-тренировка. Никто так не хочет сам себя закалять. Мы с вами не привыкли ходить по дороге такой, по которой наш Иванов ходит. Он избрал иную дорогу небывало новую. Все наше разрушает. Оставляет позади такое, чем мы все свою жизнь продолжаем. Это наше не все то, чего мы хотели. Мы все воины с природой, наше одно желание у всех людей, кто бы ты ни был. В каких условиях ни находился, на юге или на севере живешь.

    90. А природа, она не такая для нас, особенно в Казани, в среднем Поволжье стороне. Здесь люди татары и русские, словом, со всего союза. Неплохая местность для своей временной жизни. 

    Мы в природе живем один раз со своими силами, со своим богатством. Это в природе не спасение. И не дорога наша, всем хорошо и тепло жить. Неужели Иванов в этом деле ошибается? Мы ведь от этого, это холод и плохое сзади нас остается. Мы бежим от него, уходим подальше. Какие же мы люди?

    91. Нас с вами магнитом само от этого тянет. Не хочет, чтобы мы с вами жили хорошо и тепло. Почему так получается, что человек живет лучше от всех нас? У него небывалое богатство, он этому достоин, что ему выпала чара руководить народом, заставлять людей. Люди живые как воду пускают в мелиорации по всяким условиям. Мы же от этого получаем большую прибыль. Чего? Да продукта, что нам и помогает одно время пожить, да попользоваться правами. Мы так делаем.

    92. Учимся все, но понимать не хотим дело Иванова. Начальник режима, начальник больницы, заведующие отделениями и лечащие врачи, братья с сестрами, нянечки. И порядок блюстительский да заключенный помогает, весь технический народ над нами, больными, кто совершил по болезни преступление. Приезжает с центра Москвы председатель комиссии. Человек заслужен к выходу – будь добр, выходи. Нет – лежи, лечись. Как профессор Рыбкин спросил у Алмаза: «Он не возбудительный?»

    93. Ему ответил Алмаз: «Такого не наблюдается». Что и оправдывает Иванова. Он не такой, как все. Это будет хорошо нам, всем живущим, если Иванов умрет, как мы все до одного в природе умираем? А что, если он останется? Ему место наше никак не надо. Ему надо жизнь вечного характера. То, что мы с вами имели, это нам ничего не дало. А вот Чивилкин бугор, никем он не занятый, всех нас заинтересует, и даст нам силу воли. Мы опознаем природу.

    94. А в природе есть все. И есть для нас жизнь, и есть нам смерть, которая нами всеми не признается как таковая. Но она наша. Все мы к ней идем. А  она идет к нам сама. Мы в этом деле сами делаем в природе, творим на себе. Не надо бы думать, как мы все думаем, а потом мы делаем. Хоть рубашку, а наденешь. Или кусочек хлеба, но вбросим мы внутрь. А в дом мы заходим, там мы свою тайну своим умением разводим. Это наша важность, никогда не достигаемая.

    95. Лежу в постели, больно моим бокам. И не хочется, чтобы я на этом месте лежал. Уже надоело не мне одному, окружающим всем. Ни один человек, никто не хочет умирать. А фактически что между нами получается, и в природе делается на наших людях в этой местности? Земля, как и была она. Вода никуда не делась. А где сам человек делся? Говорят все люди. Он жил хорошо, богатый мужик. Чего у него ни было, одного птичьего молока. А сам себя крепко берег.

    96. Ел больше от всех. Чего ему хотелось, он этим был не обижен. Не сам все это приобретал, люди ему помогали. А распоряжался сам всем до того времени и часа, когда пришел его день. Неумирающее время, сила с волей в природе начала делиться с ним. Природа его брала к себе. А он оставлял природу. Чтобы друг другу помочь, этого в жизни не получилось. А вот это сделалось. Мертвое живое задушило, не дало дальше жизни. Все это наделала дорога зависимой стороны, она этому учила, и научила всех умирать.

    97. Люди все виноватые, что стали делать. В природе пошли искать для самих себя жизнь. А фактически мы наткнулись на смерть.

    Сегодняшний день 17 октября 1966 года понедельник, первый день этой недели. Мы с вами из-за туч не видели, как всходило наше неумирающее солнышко. А ветер из-за условий мы не знаем, откуда дует. Для нас все равно. Особенно мне, такому закаленному в тренировке человеку. Без всякой самозащиты перед ним в холод быстро выскочу.

    98. Путь ясна для всех. А мы не хотим, и не любим природу, особенно человека не умного, а глупого. Мы не научились его опознавать, и не хотим его слово написанное прочитывать. Иванов  говорит нам. Я не последнее пишу про нашего родного человека, и не про одну природу, про воздух, воду и землю. Наше все дело в этом. Мы с вами в этом всем не живем, а умираем. Когда это будет, что между нами, людьми, этого всего не будет. Сама природа этим, что мы делаем, не радуется.

    99. Сама природа от нас крепко терпит. Начинаем с весны возделывание почвы, сев зерна. И думка об этом, как бы всходы не пропали, не взошли. Вся ранняя надежда на это, и смотрится хорошо. А больше от всего развиваешь в этом мысль. Не это, что делается, будущему ведется, а про богатство не забывается. Надо то и другое, и к этому всему третье. Оружие, вся снасть. Требуется в этом машина, да еще какая она есть, любой марки. Желание человека не дурное, а хорошее.              

    100. Хочется, чтобы непригодность даром не лежала, а давала что-либо. Урожайность, и большую, самую лучшую из всех. Это наши мысли такие. Зачем впустую думать, если без труда не обходишься. Надо на этой земле барахтаться. Груша не простое дерево, плодородное, душистое, хорошее. Человеку это надо. Он недаром трудится. Перед его глазами такая вещь  живет, за чем приходится ухаживать, и беречь ее условие. Она богатая одно время так же, как и земля. За нею делается уход сильной техникой. 

    101. Она создана руками, делалась  народом, пущена в ход для того, чтобы человеку помогать в его наступающей жизни. Дни теплой весны, не природа нам их дает, мы сами, люди. Нам надоело это время холодной поры. Зима холодная морозная, она для нас не груша и не земля не тронутая. Земля мерзлая и в снегу, она человека не радует. Уходят от нее все. Но беда одна лежит перед нашими людьми – нет, куда деваться. Приходит не такое время короткое в жизни.  

    102. Чего нам надо, мы не получаем. Тепло отсутствует, мы делаем искусственно, хотим и ждем, тянем умами своими. Желание наше одно, вся в этом жизнь. Работаем, трудимся, создаем  базу в этом. Но чтобы сказать. Это наше с вами все. Не одна весна приходила. Не один день такой в году. И не один человек спешил рано подняться и поздно ложиться. Только что сняли годичный урожай, мы взялись за пахоту. Что мы делаем в этом? Природу заставляем. 

    103. Может быть, и не приходила зима, не ложился белый снег. Нас заставило условие, что мы приготавливали для наших тел. Мы боялись холода, белого морозного снега со стороны смотреть. Это наша не стойкость, и не наша вера в это. Мы поверили неодушевленному, мертвому совсем. Надо же протаскать одежду с утра и до самого вечера, ту же самую форму. Она мертвая. Что она делает? Без всякого дела висит. Не обогревает  тело, а наоборот, отбирает силы энергичные.

    104. Это живой факт. Тело за весь день своей работы устает, и требует в природе свой отдых. Наступает ночь для нашего человека. Он всю одежду денную сбрасывает, а в ночную укутывается. Для человека делается специально постель, чтобы было мягко, хорошо и тепло. Он знает  долготу ночи, ложится в подушки. Под боками, и в головах одевается одеялами, чему он крепко верит, и на что он надеется. У него комната такая, которую он хотел.

    105. Он же в этой местности не один такой человек. У него сила – это мозг. Он думает об этом, и сам это все делает. Ночь пришла, а у него бессилие родилось. Надо нам спать по-разному, всю ночь с боку на бок ворочаться. Вы без своей думки никогда не ложитесь спать, и не сразу все засыпали. На одном боку не лежали. Кровь тебя заставляла. А ум через сердце заставлял ворочаться. Для тебя сон – это все твое в природе счастье. Ты всю ночь спишь, но про солнышко не забыл. Спать всегда не приходится.

    106. Надо будет вставать. Некоторые люди с постели встали рано. Им хочется жить, они тянут к себе зорьку. Зачем себя ведет солнышко, оно нас своим приходом будит. Может быть, кто-то и не поднялся, но его поднимает условие. Жить надо будет. А в жизни весь интерес вся деятельная работа, непосильный труд. Мы его делаем сами, и в нем ошибаемся. Природа такая есть. Не сделаешь это – жит не будешь, умрешь. Сегодня это число заслужило внимания. На мою думку такое счастье.

    107. Мой в природе дух, радость моя, чего я ожидал все лето, не бросал, об этом думал. Холодней от снега нет ничего, и белее от него нет ничего. Вся энергия человека в своем  теле. А какая любовь во всем, небывалая жизнь. И не умирающая она для меня и для всех. Любить природу, ее крепко хранить, как око свое. Никогда природа не будет нами всеми обижена. Русский человек и все национальности человечества.   

    108. У них одно иметь то, чем  приходится пользоваться и видеть его. Это наша земля, за которой мы ухаживаем. Она нас держит всех свое проходящее время. Мы с вами сильные. И желаем у себя иметь такое природное условие, в котором мы были. Наше начальное дело, хотя мы возьмем утро. Какое оно начинающее. Сначала не развязанное. Мы с вами в нем жили. И хотели, чтобы такое время опять через некоторое время приходило. Мы это ждем. Наша человеческая обязанность этого дела дождаться.

    109. Мы эту пору любим, чтобы на площади нашего этого места. Особенно днем  делалось. Хорошего нет, мы его к себе тянем. Мы сильные во всем. Одному надо вода, другой хочет ветра. А природа дает то, что надо всем. Весенние дни теплые проходят меж нами. Мы их такими рождаем. Чтобы был сон ночной и продолжительный. Такая атмосфера должна быть для земли, южный теплый ветер. Кто у себя не хочет, чтобы его дело, сделанное им, ничего не дало полезного.  

    110. Мы не хотим, чтобы так, без ничего проходило. Какая либо прибыль надо. Без всякой прибыли ты не хозяин, и никакой делец.

    Для чего ты живешь, зачем ты родился? Жить надо в природе между воздухом, водой и землей. А ты принарядился, это не твое, а чужое. Да еще взял, наелся. Да зашел в дом, ему не хочется вылезать, дюже плохая, холодная на дворе погода. Как сегодня снежок мизерный падал на мое незащищенное энергичное тело. Я эти качества люблю.

    111. Никогда не отворачиваюсь, всегда иду прямо по независимому, по естественному, по природному. В ком вся жизнь проходит, это человек сам. Его силы направлены отобрать умело без всякого оружия, словами и делом. Никто этого не делает, и не брался, и не берется. Это самое первое и начальное в жизни быть ниже от всех. Низко всем кланяться. Холодную и плохую любить, от хорошего и теплого не отворачиваться. Да чужим не хвалиться, а свое показывать.

    112. Вот это радость будет перед всеми. Силы мои заслужат у нашей матери природы. Люди узнают, придут, будут просить, как Учителя знающего. Он будет на арене, у него все силы есть. За наше хорошее вознаградит всех. А за наше плохое нас всех накажет. Мы ему права дадим сами. Он своим поступком меж нами заслужит. Это будут на это силы его лично. Какие-либо чудеса он будет  творить. Этого мало он сделал.

    113. У него силы будут на все наше страшное. Это будет, и обязательно перед нами будет. Природа за это не простит. Тогда не просите меня. Ибо я долго терпел. Не хочу наказывать. Хочу, чтобы вы поняли о моем  здоровье. Он только это не делает. У него свое намерение. Место не занятое никем, оно будет, мы его увидим, это место. Каждому будет возможность это делать. Будьте добрые, делайте, мест таких хватит, лишь бы твое желание.      

    114. То не делать, что мы, все люди, делаем. Мы людей рождаем по нашему всему, это наша замена. Она нас закопает. Мы в этом деле бессильные. Придет наша старость, сами будем просить у природы смерти, а она нам не будет. Доживем мы до этого времени, сил у нас не будет жить. Кому ты будешь надо, природе, или людям? Природа любит живых, мертвых гонит от себя. А людям надо здоровье, больных они гонят дальше вон. Им надо помогать, физически трудиться.

    115. А мы непригодные умирающие люди. Нас природа гонит в вечно развитые системы. Мы с вами так не ждем и не думаем о деле. Наша апатия, ничего не сделаешь, у себя ждем смерти. Кто это сделал? Да мы сами. У нас было такое дело. А сейчас и не подумаешь продолжать свое время, свою такую жизнь. Мы ее оставляем позади своим детям. Пусть они ждут, как мы с вами дождались. Силы потерялись, нет силы, ноги не носят.

    117. Сердце не работает, кровь не движется. К плохому и холодному идем, лучше не рождаться. А мы родили своих детей, по этой дороге пошли, по нашей старой. Хорошего, теплого искали, а от плохого уходили. Природу не обдуришь. Она не хотела старого, непригодного к жизни. Мы ждем, и радуемся новому вновь рожденному. А он приходит не таким, как хотелось. Мы не дождались. Это будет хорошо, если удача будет. А удачу получает человек заслуженный, в таком проживет.

    118. Где доверится своим делом в природе. Она полюбит человека за его поступок. Люди вы, все люди, поймите мое рождение. Я к вам попался в плен. Везде и всюду бездорожье. А по ней надо пройтись, чтобы своим телом не зацепиться нигде. Милые мои вы направляющие, учителя мои. Как вам хочется, чтобы я был таким, как вам думается. Я не вашей дорогой, не вашим умом живу. У меня каждый день небывалый такой новый. Я думал так, а солнышко не так взошло.

    119. То мы его видели, иначе оно всходило. А сейчас тучи закрыли, стало совсем прохладно. Надо будет хорошая и теплая одежда. А пищу мне представили совсем не ту, которая для меня была надо. Я в этом деле растерялся. Не стал думать то, чему меня учили. Я свою дорогу взял, и никому такого не сказал. Надо было не делать, а я себя не удержал. Пошел да нарушил. Меня за это взяли, стали мое тело изучать. Мне создали свой режим, им хотелось меня знать.

    120. Я родился таким, как все. Но родители меня заставили своим неимущим карманом. У них не то было, что надо. Я встретился с природой не так, как все встречались. У них достаток окружал, а у меня его не было. Мое тело в недостатке. Я не смог обойтись без этого чужого. Мне пришлось со своей одной лошадкой туда поехать верхом, где была возможность увидеть зеленую травку. Я был послан отцом покормить лошадку. Я выбрал место самого богатого мужика. Был скошен ячмень, лежали копны.                 

    121. Я расположился между ними один. Думал, что лошадка, не будет есть сухой ячмень, а будет ходить по траве. А у самого детская сила, захотелось спать, от чего не отделаться мне. Я уснул, как дома. А лошадка моя – к ячменю. На это мое такое счастье где-то взялся сам хозяин. Не к лошадке пришел, она не виноватая голодная. А ко мне пришел. А возле моего тела лежала с грузделями уздечка. Он ее взял, как свою, и стал ею по спине быть. Так меня ею бил, я не знал спросонья, что было делать. 

    122. Ну и накормил лошадку, за что я крепко потерпел от железных грузделей. Эта собственность, эти мужики, у которых была возможность все делать такому мальчику, как я был в то время.

    Мужики жили и богатели, у них был достаток построить ветряк, мельницу. А к нему, как хозяину, люди не бедные, богатые, кто завозчиком стал. А те люди, которым надо, эту муку взяли, как свою. Кто взял, по-ихнему? Как сказали мужики, взял муку с ветряка я. Значит, надо кому-то отвечать. Мне пришлось отвечать, как безвинному лицу.

    123. А раз мужики сказали, самое главное, эти основатели всего села. Сам старшина из них, и урядник их. «Что нам стоит этого Паршека призвать. Мы можем муку у него выбить. Он нам скажет после боя над ним. Он, кроме его никто».  Я слушался закона, за мной десятник Андрей Холомида пришел, он мне сказал: «Тебя зовет урядник». А с урядником старшина. А со старшиною все мужики. Их мука поплыла, о чем я не знал, и не смог говорить.

    124. Мужиков ошибка на мне большая урядника заставить, чтобы на мне муку выбить. Урядник меня посадил туда, где это ему было бить удобно. Он меня стал бить по хоботу. Звездочки падали на землю с моих глаз. Но муку не выбил. А муку забрали ребята на Ивана Ивановича лошадях. Я напрасно ответил, меня выпускают. Я вижу своего друга по детству своему. Он мне говорит: «Мы забрали муку, пойдем водку пить, раз ты за нас ответил». И это было со мною. Я дружил с Маркою.

    125. Она хранила комнату в земской школе учительницы. Я там, как дома. А кто-то черешню поломал. Меня обнаружили, стали за это дело арестовывать в кардигардию. Это хорошо, Марка заступилась, сказала: «Не он». Я был освобожден. И вот с этого всего моя жизнь. Обижался за это самое. За меня уцепилась природа, преподнесла мою мысль. Через это самое сделаться небывалым в жизни человеком, закаленным для этого в тренировке быть, чтобы не простуживаться и не болеть.    

    126. Что и требуется нам, всем нашим людям. Я это дело развил на самом себе. Трудился один я на благо всего народа. Учился сам в природе. Правду свою говорил про самосохранение своей клетки. Про мое молодое здоровое закаленное сердце 25-летнего человека. Про мой выход в этом свете. Не боюсь я врага, не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого не было у меня, не было моей жизни. Я человек земли, дышу очень крепко, резко говорю не про какое-либо чудо, про самого себя.

    127. Все равно это будет, человека одно дело. Не он сам лично, а сама есть природа, она сделает все. Все мы люди зависимые, в природе живем. Сегодня хорошо прожили. Завтра у всех желание, лучше надо жить. Для этого готовимся вперед еще за год времени, что надо будет делать. Особенно с землей, ее пашем хорошо. Спешим вовремя, наша такая цель, перед нами задача с этим делом управиться. Все люди этого хотят.    

    128. Им хочется, чтобы земля была такая, как и делалось до этого. Мы с вами с землей близкие родные. Один без другого жить нигде не смогли. Все время заставляло. Солнышко еще не всходило, люди спешили попасть в степь, их заставляла жизнь. Давно наш скворец черная птица прилетела. Она белый снег с земли убрала, наш выгон зазеленел. Люди брались за работу. Земля открыла поля, стала пробиваться зелень. Надо было копать, а другие люди посильнее плугом пахали.

    129. Каждому хотелось угодить природе за его хорошую работу. Он сделал на этом месте, лук ранний посадил, рассаду капусты и горький перец. Все это надо нам, сказал хозяин. В степи посеем зерна, шапку скинем, поблагодарим. А сами скажем: «Спасибо своему здоровью, не пришлось заболеть». А огороды мы пахали под разные культуры, спешили не опоздать от раннего посева. Надо было посадить хорошо картошку, мы это делали, огурец с помидором сажали.

    130. И не забыли про капустник. Без воды и дождя ничего так не родило. На все требовалось, чтобы был день хороший. Сегодняшняя весна молоком облила цветы. Наше дело управиться. А потом можно и богу в церковь. Если здоровье, можно помолиться. Тебя никто не заставляет, это предковый долг. Вера такая человека, и дело такое его. День великий на дворе. А работа нелегкая, сам себя носишь, да еще одежду свою. А кушать садишься кое-когда четыре раза, надо и уставать.

    131. Если бы один день, а их не перечесть. Один за другим приходят и уходят, а нам приходится встречаться. Живем все солом. Встанешь рано утром к колодцу, воды надо: умываемся каждый день. И сосед придет тоже, и перебросимся словами. А новости будут после, сосед соседу скажет. А в случае какого-то несчастья, кто-либо умер, нам колокола прозвонят. По мертвому человеку звонят с маленького и до большого. А потом, если взрослому, три раза бьют колокола, а маленькому один раз.

    132. Вслед за этим скажут: «Царство небесное». Ему или ей. А хоронят всех на кладбище. Хоть и жалко, но ничего не поделаешь. Все мы там будем, нас природа уберет за наше все сделанное. Мы делаем природе плохо, обессиливаем. Цветок принес ягодку. Она долго возрастала на своем дереве, красовалась, вызревала, пока пришла в зрелость. Мы ею вовлеклись, сорвали с дерева, да в рот. Наша способность такая. Свежий огурец, спелый помидор – это первая еда.            

    133. Вишни, сливы, груши, яблоки … нам это нипочем. Мы все растим, в труде получаем. Этим год проживаем. Одно время собираем, другое время уничтожаем. Летом трудимся, зимой отдыхаем. То, что делали летом, зимой не делаем. А одеваемся хорошо и тепло. А весна приходит – мы с вами раздеваемся. Такой меж нами в природе наш закон. А в природе порядок мы хороший ожидаем зимней начальной Филипповки. Без всяких праздников проходят, а потом Рождество праздник.

    134. Предкового начала мясоед со святками. Новый год первого дня, Крещение и Стретинье. Затем масленица, после чего пост, он за собою Пасху приводит. А люди в этом лакомятся, без мяса не встречают больших годовых дней из-за своей гордости. Неделю себя не показывает, домашнюю работу делает, но зато праздник соблюдает, церковь не забывает. В нем готовится по-старинному хорошо, чтобы борщ был с мясом. А наряжается напоказ.   

    135. На улицу выходит к мужикам, старается послушать, и сам чего-нибудь скажет. Особенно хвалились тем, что имели. У одного быки были, да хорошие лошади, вся его в этом упряжь. А за нею приходилось ухаживать не так, как другие. Утром и вечером поишь. А кладешь корм чаще и поменьше. Я, говорит Емельян, одним ведром воду от колодца не ношу, а четырьмя ведрами. По его мысли и его здоровью, было мало.

    135. У богача Петра Никитича Абрамченка сем пар быков, да четыре лошади. За ними сам не ухаживал, нанимал работника. Не одного, а двух, или трех. Хозяйство не так росло, как неимущие жили, да смотрели на его труд. Он никогда, как другие, не вышел к людям, сам себя не показал. А таким тяжелым трудом не хотелось рассказывать, поэтому его не хотели слушать. Всем людям эта работа не красила. А вот поступком некоторые себя показывали какую-либо дорогу, как Иван Иванович Зеля.

    136. Рабочий человек. В низах под горами беднее от него жил. Не было ничего. Надо было идти на рудник прямо на составы. А он ходил на Рабалкино через Петропавловку, Колпаково. С него все смеялись, а сами жили  хуже. Другой такой был Кузьма Иванович Водинов, имел у себя пару волов. Почты раньше не было, к поезду возил письма. А он письмо написал, положил за пазуху. И запряг пару волов, и повез в Колпаково 12 верст до станции. Когда он ехал, у него спрашивали люди: «Кузьма, куда едешь?»

    137. А когда возвращался, у него спросили люди, он устало отвечал: «Письмо возим на станцию». Это я рассказал про бедных неумелых людей. А умелые имели у себя, они уходили от них. Организовалась группа Столыпинского закрепления участковой земли. Они хорошую землю захватили, сделано за деньги все. А в другой группе уже не то, люди получили нехорошее, это все не удовлетворило. Люди многие этого не хотели, обществом остались. Тут война русско-немецкая.

    138. На войну брались все: богатые и бедные. Не знали, что делать. Поделила людей всех революция. Ученые себе пошли. А темные отстают от ученых. Надо было не это делать. Человека одного научить, чтобы он сделался не таким, как мы своему месту хозяин. Человеку этому право дать, чтобы он трудился и учился, закалился в тренировке. За то ему надо иметь, чтобы сменить поток, а родить поток другой. Зависимость природную убрать, а независимость ввести. Этого ни один ученый не придумал, чтобы закаляться. Быть человеком правды.

    139. Разве будет плохо, если сменится в природе. Человек не будет такой, как был до этого, советская власть этого человека воспитала, научила. Не по-старому жить, по зависимому, а по природному. Но не по собственническому уму. По независимому, по дороге новой, общей достойной жизнерадостной, продолжительной. Надо будет закаляться, уметь в природе жить. Не надо так думать, и делать так не надо. А пришел день любого вида, ты в нем не борец, не воюй, а сознательно терпи на свое личное здоровье.

    140. Твой будет выигрыш. Старая дорога не дала ничего, кроме гибели.

    Я не знал про экономику, и никогда не был продавцом, чтобы весить мясо, удовлетворять потребителя. Может быть, не был по своему развитию в трудовой колонии в Холмогорках, на нижних и верхних Левашках, в жизни не был лесорубом. А то все практика научила, как будет надо разбираться с шпальником и стройматериалом. И на дрова штабелями класть, сдавать и принимать по кубатуре.

    141. Умение и ловкость. На всю вторую колонию был победитель лесоруб, начальник Цветаев. А обработка на баланс, и распиловка, пропил. Быть руководителем сплава, и учет древесины в кубатуре. А потом бригадир самого больного народа, кто работал по команде одного Иванова. Его любили все. Только участковый начальник хотел его силы убить, как кулака чужака. Но и тут не пришлось убить. Скоро наблюдательная комиссия: досрочно выполнил и освобожден. Дома физически работал в транспортном цехе, грузил вагоны.

    142. И тут природа помогла, два ребра переломала левой стороны 8 и 9. После чего пришлось устроиться кладовщиком, или завскладом. Где я стал учиться под указкой техника Воронцова, строитель Зверевского элеватора. И тут мои заслуги трезвого человека выиграли. Меня взял директор совхоза Красный партизан Суязов. Экспедитор и завхоз хозяйства. Там пришлось хозяйничать, чтобы знать свою работу. Я ее знал. Но одно, мой учет заставил сесть в тюрьму. Но скоро меня, как заслуженного человека, освободили.

    143. Я был послан на Кавказ в город Армавир. Меня межрайонная контора сенного пункта взяла, как экспедитора, то есть приемщика комбикормов и отправителя по советскому союзу. Вот тут я уже узнал очень много нового. И видел, как руководство командует своим местом. Я боялся работать с ними, но меня люди тянули, доверяли работу делать. Я ни от какой не отказывался. Только в порту Новороссийском экспорта леса браковщиком моя неопытность. Надо будет попросить, а я не попросил. Не знал, как с крюком работать.

    144. Специальности никакой, кроме подземного шахтера. Я решался назад ступить. А по дороге моей я был приглашен Армдревпром союзом в Армавире по улице Урицкого, 53. Для снабжения 23 артели. Я заготовлял клепку, фрезу и доску материал. Вот тут я практически в природе в климате сам себе развил знание по части этого человека, кто должен быть один из всех противоположным всему, и воин своему природному делу. Я встретился с мыслью. Почему это так, что люди такими были? Одевались хорошо и тепло, кушали вкусно и досыта.

    145. А в доме жили достаточно. Но простуживались и болели. Им ничего не помогало, а наоборот, мешало. Я опознал природу и самого себя лично. В природе не стал искать тайну, а взялся искать у себя. Начал ходить по природе взад и вперед своими ногами, и дошел до того. Увидел ходящего грузина Алиаво Федота Тимофеевича. Восточный человек ходил без головного убора совсем, зимою без шапки. Я в жизни этого не видел, испугался этого поступка. А потом я сам это сделал, стал пробовать, я сам приучился ходить без головного убора.

    146. Я уже добился нового. А потом меня заставило оставаться без пищи. Я это начал делать сознательно. А со мною встретилась сила воли. Я оказался в этом полезный человек для наших людей. А на пути этого всего развития встретил мать со своим дитем. Оно у нее грудное кричало. Никто из других матерей его не успокоил. Оно кричит, и крепко кричало. Я беру это на себя. Если моя идея эта правильная, то я должен его взять на руки, оно должно замолчать. Я этим заручился правильно, дитя на руках моих замолчало. Моя идея стала вокруг меня развиваться.

    147. На взрослых людях я стал свои руки применять. Люди стали возвращать свое прежнее здоровье. Я стал писать ученым врачам медицины об этом. И практически экспериментировал в больницах. Мое не понравилось. Надо сначала самого себя вылечить, а потом другого. А чем будешь лечиться, если искусство не помогает? В этом деле природа помогает, естественная сторона, но не какая-либо химия. Для этого применяется воздух, вода и земля. Я принимаю человека: словами убиваю (боль), а потом уходом. Ноги мою сам холодной водой по колени.

    148. Прошу любого человека, чтобы он мое учение делал. Утром и вечером мыть ноги ежедневно каждый раз. Это будет первое. Второе за этим идет. Надо будет встречаться с взрослыми людьми, им головкой кланяться, говорить слова свои: «Здравствуйте». Дедушке и бабушке, или дяде с тетей, и молодому человеку. Никогда не пропускай. Это твое счастье, заслуги в этом. Третье. Сам ищи человека, чем он нуждается. Если нуждается, ему надо помочь. Без всякого дела не давай, дается с целью.

    149. Хорошо узнай, а потом со словами дай: я, мол, даю, чтобы мне не болеть, то есть было всегда хорошо из-за этого дела. Четвертое. В пятницу в шесть часов вечера поел, а потом считай 42 часа, в воскресенье в 12 часов будешь  кушать. Когда будешь садиться, выходи на двор, подними вверх лицо и тяни сверху вдохом и выдохом три раза. Это самое главное. Кому веришь, если это правда, проси с душой и сердцем. Это твоя суббота праздник. Еженедельно будешь делать. Пятое. Не плевать слюну, не харкать на землю, не курить табак и не пить вино.

    150. Это пятиконечная звезда человеческое дело нового коммуниста, кто в жизни помогает человек человеку за его все хорошее. А раз ты это будешь делать, то это коммунистическое учение не экономикой обогащается, а делом в поступке. Показываешь твое личное здоровье. Коснулось моей мысли помочь этому делу разобраться, чтобы с этого не было такого боя между людьми безвинного характера в жизни. Все это сделанная борьба между людьми людей напрасно.

    151. Надо было ученым политической стороны не делить в природе людей пополам. И не делать одних другими, а другие, мол, не те, не заслуживают внимания, а вот это люди хозяева. Вина всему жизнь человеческого тела. Оно стало искать по природе хорошее и теплое. Один изобретатель сидел и думал очень много. Прошло такое время, в котором он заложил много труда. Он сидел, а его мысль приводила ко сну, он в этом деле засыпал, и забывал про дело свое.           

    152. А в деле был факт. Что делать, он думает? И придумал для того, чтобы ему не спать. Чтобы его пробуждало, он перед собою в столе пробил гвоздь для того, чтобы гвоздь человеку помогал будить. Человек засыпает, склоняет свою голову прямо на острый гвоздь. То ему приходилось на столе приятно спать, а теперь его будит гвоздь, лоб ударяется о гвоздь и будит  человека от своего любимого сна. А запомнить засыпал. И все же человек с трудом своим добился. 

    153. Ему как изобретателю пришлось сложить свое дело. Он изобрел машину, у него получилось. Хотел в журнал представить. Стал искать адрес по части, как надо будет писать. Кинулся в журнал. А там уже эта машина на арене стояла. Он, оказывается, шел по следам чужим. Теперь ему кажется, он напрасно проработал. У него явилось недоверие ко всему этому. Он тогда думает, что же сделать в жизни этого всего изобретательства? Ему приходит в голову мысль.

    154. Надо что-то делать. И взял свое дело надуманное распространить и ругаться в Бога невидимого человека. Эта ругань помогла завязывать узелок для того. Люди это делают, ничего недоделают своего дела начатого. У него ничего не получилось. А раз ничего не получилось, у него эти слова есть, в бога ругаться. Человек ничего не сделал. Значит, одно – надо в бога ругаться.

    155. Человек ругается, этим удовлетворяется. А Карл Маркс свое оружие всю писанину направил в люди, в вечно развитую борьбу, то есть надо в этом воевать. И вот это оружие заставило обиженных этим людей. Стали людьми люди набрасываться самовольно, и делались вояки, в этом деле стали по зависимому делу делать. Сильный бессильного искал, находил, и с ним в природе расправлялся. Так и перед учеными стояла цель, задача своя.

    156. Эта цель стоит и сейчас перед учеными. Но они не нашли ничего. У них вся цель стоит. Им надо найти тайну. Они приклонились к человеку, обиженному в природе, к завоевателю народного дела, кто в государстве отобрал вожжи. Сам их взял, а править не научился. Дорогу видит, а сил нет. Куда, и зачем, и как ехать? Он кинулся искать людей. Кого он нашел? Коммерсанта, торгаша спичек, кто ничего не смог делать… А на него набрел Ленин. Он узнал, что этот человек ученый инженер, его надо заставить работать.

    157. Люди способны все делать, лишь бы им было, за что жить. Тогда играл роли хлеб, а его получал тот, кто близкий был к этому хлебу. У Ленина вся Россия, все люди, и  вся земля, заводы, фабрики, шахты, все сельское хозяйство. Армия новая Красная революцию завоевала. Ленин был этому всему хозяин. Он вел людей по этой дороге. Ему не хотелось делать плохое, но его дело само заставляло это сделать. Он был против старого, выступал, новое ставил.

    158. А в новый народ ему хорошего инженера, умных людей надо было искать. Они были. Эти ученые Ленина убили за его создавшую дорогу. Ленин чужое капиталистическое разрушил, а свое социалистическое не поставил. Ленина подстрелила Каплан, она пошла на это дело. Это было, кто кого. Кому хотел Ленин доказать? Природе, людям, кто в этом не видел нового. Надо было инженеров. Ученые люди пустили шахты, заводы. Надо будет электризация. Надо будет и сельское хозяйство. Значит, надо деньги.

    159. В эту минуту Ленин свои силы теряет. На его пути развития становится Сталин. Про которого я писать не буду, пусть запишет история. Я был против Сталинской конституции. На 8-й Чрезвычайный съезд приехал зимой в ноябре месяце в Москву в трусах. Добрался до площади в дом союза № 3. А меня ГПУ пригласило, как подозреваемого в этом. Что я был за человек, никто в этом не знал? Я написал предложение. Один просил народ, чтобы мою мысль допустили делать дело. Найти такого человека.

    160. А человек был я. Я хотел свои способности представить людям. А эти люди в этом не научились жить мирно. Через природу воюют сами с собою. Хотят доказать. Кому? Сами не знают, кому. Им надо не жизнь здорового характера. Они друг друга убивают за свое сделанное дело. Они не друзья природы, а сознательные убийцы и природы, и самих себя. А вот мира и дружбы они не умеют завоевывать. На этот счет у них нет ни одной науки, которая бы думала у себя сделать бесплатно.           

    161. Все люди живут в природе за деньги. Нет у них своего развитого сознания. У них введена самовольная продажа. Они природу покупают, продают, и в этом деле продают за деньги сами себя. Свое личное здоровье покупают в природе. Им природа источник ежегодно давать плоды. А за это все приобретение мы собираем базу, и на нее набрасываемся, как сильный на бессильного. Что хотим, то и делаем над живым человеком в природе.  

    162. Пусть уже люди старого покроя, не знающие жизни. Молодые ученые, развитые люди знают хорошо, что нас с вами заставила природа быть в ней зависимыми. Мы жить не научились. Нас природа научила экономически умирать. Мы ищем в природе жизнь, хотим в ней найти хорошее и теплое. А встретилась с нами за наше все сделанное нами вооружение смерть. Мы этого не ждали, и не хотели начинать. Оно само пришло.

    163. Умники все это сделали. Разве магнит желание человека не притянет и не сделает. Смерти сначала никакой не было, оружия никакого. Жизнь продолжалась меж человеком и природой не такая убийственная, как ее развили мы во Вьетнаме на таких людях, кто от такого вооружения крепко терпит. Это обе стороны, старые люди и новые люди виноватые. Если бы сказали: вот мы живем.

    164. Мы научились жить. У нас с вами люди поделались другими людьми, знающими в этом деле, помогающими людьми, мудрецами. Людьми с кругозором, закаленными в тренировке, не боящимися людьми научились жить. Мы с вами теперь сказали бы, умирать не будем. Наши силы воспрянули, завоевали в этом деле. Не болезнь играет роли над человеком. А играет роли над болезнью человек.

    165. Тогда можно применить атомную энергию на тех людях. Кто этого не хочет у себя иметь. Это закалка-тренировка наука всех. Становись в природе сбоку воздуха, воды и земли, как источника в жизни. И делай сам, если хочешь жить по независимому, как  живет  наш Иванов. Он делает сам то, что будет надо всем. Он верит своим силам. Не просит бога и не проживает экономикой.   

    166. Говорит по делу. По своему развитию я научился в природе помогать обиженному природою человеку. Я учу человека не по-старому жить и не по-новому жить, а по независимому в природе. Моя идея ни американская, ни советского союза. А всего на земле народа. Довольно умирать из-за золота и серебра. Давайте же мы поживем из-за ничего, из-за знания своего. Любить надо природу, но не уходить от нее.

    167. Любовь твоя – это твоя жизнь, никогда не умирающая, что бережет Иванова, что он такой есть. Он всегда и везде живой. Почему мы не делаем, и не хотим доверяться сосед соседу свое имеющееся отдать. Не таить у себя, а рассказать всем про свое имеющееся экономическое богатство. Какое оно ни было у тебя лично, ты с ним поделишься. Для себя возьмешь смерть, умрешь в этом деле.

    168. А твое сделанное другому, не такому человеку достанется. Он тоже поживет так, да полакомится. Эту же самую силу заимеет в природе. И не увидит, как закончит свою жизнь, умрет. Из-за чего Иванов будет умирать, если он не имеет ничего. Ничем  он не нуждается. Он противополагает всему. Рубашка не надо, брюки тоже не надо. Хорошее, теплое пальто не требуется ему, и также шапка.

    169. У него не красота формы, и не фасон. У него чистое энергичное тело живет за счет себя. Это его силы, прогресс это делать, и ни от кого не уходить, всем рассказывать про это дело. Разве я за того, кто жизнь убивает? Я за того, кто обиженный, беспомощно лежит, и стонет в условиях. Ему надо в этом помочь, чтобы он не стонал, и не был этим огорожен. Это было бы ловко в нашей жизни.  

    170. Бог не за тюрьму, не за больницу, чтобы она стояла меж людьми в природе. Я за то, чтобы природа не терпела от рук человека. Надо иметь руки не такие, как они сейчас у людей делают. Они у них не простые. Делают оружие от природного сырья. Я этого не делал и не делаю в природе, и не хочу, чтобы природа природою убивала. Или природа природою с места снимала, не давала человеку свободно жить.

    171. Это ни природа, ни человек человеку. Я не хочу, чтобы происходило в природе самое плохое и холодное. Этого не мои силы ждут. Мои силы ведут через это все к жизни, но не смерти. Разве юстиция не знает, кого она по делу судит? Она не больная в недостатке. А тот, кто этого не думал в законе попадать. Окружил себя незнанием. Человек не думал и не гадал этого сделать. Оно в хорошем и теплом сделалось плохое и холодное. Сделал преступление, незаконное явление.      

    172. Свои перья юстиция распростерла. Она ищет человека, ей надо на ком-то развить дело. Это наука не хорошая, злодейская для всех. Свой сделанный закон другому навязываешь, говоришь ему: «Человеку делал, признавайся? Ты это сделал? За твое признание меньше будет наказание». Человек не признался, но он это сделал сам. Думал так, а вышло иначе. Суд не простил, наказал.

    173. В суде закон, обязательно надо человека осудить, и посадить на срок того времени, в чем человеку приходится долго сидеть. Я этому делу против. Не хочу, чтобы люди сидели, мучились, а другие пели и плясали, то есть веселились. Мое было за то, чтобы между нами и природой не был заключенный, не был больной, что и нужно нам, всем людям. Кто показывается на мне лично.

    175. Почему я не простуживаюсь и не болею, а мы все не такие, которые в этом деле падают. Не получают того, что надо. Надо человеку делать, чтобы сделаться не таким подхалимом, не таким знающим о нашей природе. Надо будет закаляться, чтобы не бояться природы, никакого врага. И не думать так о завтрашнем дне. Думать приходится о встречающемся человеке. Думаешь, что он хороший. А он оказался плохой.

    176. Никогда не считай природу хорошей. А в ней идущие дни, с которых складывается весь приходящий год. В нем две стороны. Одна всем нашим старым и молодым людям, они хорошее и теплое ждут, но не дождутся. К нему готовятся. Их мысль одна – получить прибыль хорошую и много. Это у каждого человека такие мысли. Мы сделали орудие, установили, обстреляли в прицел.

    177. Когда надо было точно стрелять, то наши снаряды падали не в цель. Сделали мы машину. Снаружи, как это будет надо, одна красота. По делу не то, у нее быстрота не та. Словом, скажу точно. Оружие делается для уничтожения врага. А мы не знаем, какой он есть, и откуда возьмется, и каким себя покажет. Наше оружие не помогает, а человека заставляет.         

    178. Он боится в природе жить. Он думает про врага. В случае нападения, я ему дам отпор. В природе начинающих успехов не получает. Ум внес в жизнь материализм и диалектику. Обвинил собственника, индивидуалиста за его такую способность. А если бы не он, была бы такая экономика. И знали бы мы, что будет надо для этого сделать?

    179. Развивалась в природе рука и ум человека. А теперь научились люди, признали, что это надо будет. Перед природой оказались полной формы хозяева. Человек долго думал, читал очень много. Но больше хорошего у себя не научил. Сделался в природе хозяин. Пригласил на помощь строения государства коллективного хозяйства ученых людей. Им за это все оплачивается деньгами.

    180. В природе старую форму богатого человека собственника убивали. А бедного поставили на ноги. Но учение продолжалось за счет человеческого недостатка. Ввели военную академию, юстицию, медицину, строительную, педагогическую, геологоразведочную. Химию, черную металлургию, сельское хозяйство, заводы, фабрики, шахты, машиностроение государству.

    181. Земля государству, совхозы государственные, коммуны государственные. Люди своего порученного места делай, твое дело делай. Сделаешь в жизни хорошо – вознаградят. Сделаешь в жизни плохо – накажут, осудят, не побоятся никого. В этом деле заболеешь. Для этого человека институты выпускают сестры и братья, и врачи профессора. Строятся больницы, клиники и поликлиники. Такое же самое, как и раньше развивались, развивается сейчас.

    182. И будем развиваться через наше незнание. Я уже сказал. А мы врага не знаем. А человек родится для этого, добиться своего, сделаться практическим человеком. Милые мы люди, глянем на солнце. Увидим свою правду, для всех выздоровление, быть всегда и везде. Победить природы. Учитель народа. Мы будем смотреть на его дело, если оно будет для нас всех хорошее. 

    183. Мы же, люди, понимающие во всем. Будет нам хорошо. Нет, нас никто не заставит свое бросить. Врага никакого нигде не будет. Тихо станет на земле. войны не станет. Будут люди, знающие обо всем. Вожак будет веха наша всех. Разницы никакой. Ждать время не будем. Готовить себя мы не станем. Чтить Учителя будем.

    184. Он плохого не скажет. Сами будем видеть. Хорошее с теплым по заслугам получим. Какая будет душа с сердцем!

    Если сомневаешься этому всему, лучше не начинай и не трогайся с места. Живи по-своему. Делай то, что делал. Тебя никто не заставляет. Убивал время – убивай. Воровал у другого – воруй. Обманывал – обманывай. Нехорошо жил – живи.

    185. Простуживался – простуживайся. Болел – болей. Стонал в койке – стони. Сидел в тюрьме – сиди. Словом, в свое удовольствие делал – делай. Рождал человека – рождай его.

    А придет такое время, оно у тебя не спросит, силы твои отберет. Ты сделаешься стар. У тебя здоровья не будет. Тело твое сделается непригодным, мозг не будет мыслить.

    186. Сердце приостановится, биться перестанет. Кровь остановится. Умрешь на веки веков. Все это даст тебе хорошее и теплое. Ты бы этого не делал, но твое все поздно. Не захотел слушаться Иванова. Он Бог земли, пришел к нам для нашего спасения. Легкому учит, тяжелое гонит от себя. Любовь проявляет.

    187. От времени не уходит ни от какого, считает живым, близко становится своим телом. Током обогревается. Воздух, вода и земля, что нас встречал. Он нас будет провожать не за плохое, а за хорошее. Мы жить будем все одинаково, если нам природа разрешит. А не разрешит, мы все умрем.          

    188. В одно время, когда советской власти на земле не было, всем не хотелось царя. Когда царя убрали, народ пришел к власти. Люди другие этого не хотели, оно само пришло. Такое же самое дело, как и было. А сейчас между нами и природою не будет войны, и не будет борьбы.

    189. Оружие отпадет, как вредное природе. Жизнь процветет. Будут все люди естественно жить. Без тяжелого останутся. Команды никакой. Дружба будет. Хранить, как око свое. Только надо заслужить, чтобы попасть. Зависит от самого. Вся сила твоя. Никто тебе не поможет. Сам лично человек.                 

    190. Хозяин ты, воля твоя будет, сила тоже твоя. Никто тебе не помешает в твоем таком деле. Ты будешь природа. Природа окружит тебя. И с природою будешь жить вместе. Она воспитательница будет сама. Ни воздух не будет тебе мешать. Но вода тебя заберет, и земля примет тебя, как живого человека.

    191. Умирать не будет человек через рожденные силы. Ум будет помогать думать про одно.

    Милые мы люди. Не верили Иванову, не слушались Иванова. Так, будьте добры, читайте, понимайте.

   Снег падал уже. Мы его видели. Мизерно ложился. Дождемся другого, он никогда не был.  

    192. Таким не приходил, как он придет не для нас лично. Он придет к Иванову, кто любит природу, холодное и плохое. Иванову будет не легко, а тяжело, но зато будет здорово. Он обогреется духом. Пища не помощница, а вредная вещь. Самое главное, белый снег.

    193. Холодная струя и плохая жизнь, что Иванова спасет одного. А мы все умрем. Мы пугаем природу. Она бы от нас забежала, но некуда деваться. Надо человека держать до времени на ногах, надо ему показывать Иванова, но ему веры нет.

    194. Поверите, узнаете, кто он есть таков, это не что такое, а человеческая рука. Она пишет головой. Кто ей помогает мыслить? Природа. А раз она говорит, дело будет после. Что вы делало? Вы не все жили хорошо и тепло. Другому не помогали. Один радовался, жил, а другой плакал. 

    195. А раз ему жилось плохо, нехорошо, что можно сказать. Жаловаться не приходилось. А жить надо было. Жили одни и другие. У одних все было, а у других не было. Вина была самих, друг от друга уходили. Не хотели жить по Богову явлению. Не хотели любить великую природу, считали ее нехорошей, и уходили от нее.

    196. А Иванов не ушел, свою любовь проявил, в этом деле создал. Не стал делать то, что делали все. Особенно рождать человека такого, как он родился. А вот воспитывать не по природному стали, а по-своему, по зависимому. Стали думать про время, ждали его, чтобы оно было на арене. Долго они ждали.

    197. Дождались его. А оно не таким пришло, взяло и стегануло. Заболел человек. А чтобы помочь, таких людей не рождалось. Все люди пихаются. Хочешь, не хочешь, а идти будет  надо. Работа ничто такое. Ну что, по-вашему, или по-нашему всех с вами, теперь будем делать. Дороги две оказалось. Одна ведет нашего брата к жизни вечного характера. Другая дорога богатая всеми жизненными делами. Все для этого есть у этой половины.

    198. И во что одеться, и чем наесться, и в доме жить хорошо. Но вот жизни нет, человек помирает, не заканчивает своего дела начатого. А той дорогой они не пошли, не захотели. Эта дорога надо. Она была и есть, и будет меж нами. Если мы за нее возьмемся, мы обязательно это в природе завоюем. Как, по-вашему, теперь будем мы браться, или сможем учиться. Для этого стоит дом.

    199. Или, можно сказать, вся наша вселенная мать природа, она пополам себя нам показывает. Одна сторона хорошая, уютная, теплая. Через это все имеющееся человек не доживает свое время. Он свою эту жизнь в природе заканчивает холодным и плохим. За это все, что он делал, с ним природа сама рассчиталась, как это следует.

    199а. Человеку не дали возможности на это дело учиться. А сейчас в природе раскрываются ворота. Они показывают дорогу ту, которую надо нам, всем людям. Не для того, чтобы мы с вами опять шли по той старой дороге, которая нас с вами все время заставляла, чтобы мы делали, и в этом деле ошибались. Мы к этому сами себя привели.

    200. Стоим и смотрим, какая она, эта мать богатая природа. А мы с вами сделали то, что не нравится природе. Самый хороший, белей не может быть от этого энергичного снега. Мы недолюбливаем, уходим от него, прячемся в условиях. Уже мы не хотим жить. И не хотим мы учиться в этих холодных, плохих качеств. Они нам несут неумирающую жизнь.

    201. Человек практически этой мыслью окружил себя. Нам надо давно уже это делать, что от нас сама природа ждет. Она хочет, чтобы люди за это дело взялись. И делали для того, чтобы получилось. Разве нам нельзя это сделать, что будет возможно. Человек переродится из старого на молодого человека, сделается мыслителем одним из всех.

    202. Мы этого не хотим, чтобы человек стал между нами и природой независимым. Чтобы он не был бедным человеком, а сделался через свое здоровье богатым человеком. Довольно нам таким быть, как мы есть. Еще время не пришло, а меня, человека, стало будоражить. Что-то не так, вероятно, что-то в теле заболело. Уже природа стегнула.

    203. Значит, изменение другое. Что-то такое человек у себя почувствовал, человек не знает. Он делает, а у него не получается то, что будет надо. Я скажу одно. Где видели вы, чтобы хорошее согласилось с плохим.  В комнате мы сделали свою атмосферу. А форточку сделали для вентиляции, чтобы чистый воздух хорошего качества согласился с нашей неприятностью. В наших условиях они нам нехорошие, а мы заставляем хорошие.

    204. Кто вам даст свое согласие в плохом свое хорошее держать. Это такое же самое и во внутри в желудке. Мы так делаем хорошее, вкусное бросаем, а там закваска непригодная. Что вам даст хорошее? Природа, воздух, вода и земля. Она да, хорошая. Но мы со своим плохим лезем ей в глаза. У нее чистое энергичное. А у нас непригодное, это нами сделанное.

    205. Мы сделали одежду, мы оделись сами. Нам от этого тепло, и смотреть на это хорошо. А как наелись досыта, нам слышно полно. А в дом зашли: одна прелесть. Мы это сделали сами. Для кого? Да для природы. Она не любит на нас мертвое, своими силами гноит. Мы же природа, да еще какая хорошая. А природе делаем нехорошее все, за это получаем нехорошее.

    206. На нас набрасывается болезнь и простуда. Мы бессильные остаемся в этом деле. А когда мы с вами все до одного человека возьмемся, и будем делать независимо, то у нас сделаются силы, воля общие. Нас природа не будет так обижать, как она нас обижала все время. Мы по независимому делу плохого, холодного не получим.       

    207. А хорошее мы получим. Это будет наше дело в этом всем. Мы люди будем такие, как хочет сама природа. Она не хочет, чтобы мы одевались в одежду. Она за это все нас не хочет в жизни такими здоровыми держать. Природа не хочет, чтобы мы ее продукт поедали. Природа не хотела, чтобы тело наше входило в дом, и там удовлетворялись своей тайной.

    208. Ни одного человека не пожалела она за его хорошую хватку, которую человек на себе показывал. Что он фасоном оделся. Наелся, чуть не лопается. А в доме своем жил. Это не его лично, как он присвоил своим это природное. А мы, как природа, этим добром воспользовались. Оделись красиво, сыто наелись, удобно огородились.

    209. Это не спасение и не удовлетворение, чтобы вечно жить. Это зависимость не получила и не получит жизни. Она неправильная дорога, и нехороший путь для того, чтобы удовлетворяться хорошо и тепло. А потом это все хорошее и теплое придет в негодность. Человек умирает в этом, он от природы получает свое то, что надо.

    210. Смерть не красит человека. И не хочет природа, чтобы человек этим делом занимался. У человека зависимого руки нехорошие, ноги тоже такие, и весь организм незаслуженный в этом. Природа одного человека поставила для этого. Иванову выпала чара этим делом заниматься. Закалка-тренировка неоплачиваемая вещь, но зато справедливая.

    211. В природе долго не живет неправда. Она бедная в этом за счет хорошего и теплого. Продолжительно жить, кто тебе это даст. В природе, как матери родной, надо заслужить. От нее чтобы получить для себя хорошее, кто тебе даст за твое сделанное нехорошее природе. Этого человек не получал и не получит. А вот Иванов, его тело живое энергичное только природе надо.

     212. Она этого времени ждала, чтобы тело было в природе здорового духа. Природа не любит нас, и не хочет нас видеть. Поэтому мы не живем, а умираем с вами. Иванов по-нашему так жить не будет, как мы все живем. У нас не природное, а самовольное, убийственное, воровское, мошенническое, несправедливое. Если ты человек живой энергичный.

    213. Ты же природа. Куда чем идешь в природу? Не природою. Ты пугаешь своим. То, что на тебе, это мертвое, не твое, чужое неодушевленное. А вот Иванова, его лично свое пахучее для природы. Здоровый дух, здоровое тело. Что может быть лучше от этого в природе, от этого всего, если природа сама живая и энергичная.

    214. Она не такая есть, как мы думали, что завтра нам будет хорошо. За что, спрашивается? Если мы в природе не сделали хорошее. Природа любит любовь. В природе на это есть все надежды. Она верит человеку, ему создает силы, и их сохраняет. Он не такой, как все. Отдельно от всех.

    215. У Иванова силы природные, он не пугает природу. И не хочет таким оставаться, как остались все. Он не любит природу, особенно холод и плохое. Природа любит хорошее, энергичное, теплое. А человек сам защищенный, он полумертвый, умерший совсем. Надел на себя не живое. А поел такое, да совсем неживое мертвое непригодное.

    216. У Иванова все природное свое личное энергичное живое. Человеческое природное. А раз природное, значит, энергичное. Никогда никем не тревожное. А умирающее на веки веков. Иванов говорит. Я, как мытарь, со своей молитвой фарисей много сулил. А вот дать, не дал ничего подобного.

    217. А мытарь говорит. Я в этом грешен потому, что ничего никому не сделал хорошего. Не дал ничего никому. А Иванов поставил на ноги тысячу человек. Уже дело такое, что сделал другому хорошее. А раз хорошее, то и для тебя будет хорошее.

 

1966 года 21 октября

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.07.

 

    6610.21    Тематический указатель

Хорошее человек умирает 19

Мысль заставляет делать 48

Мыслью гоним зиму 61

Чувилкин бугор 93

Зависимость и смерть 96,209

Сон 105

Снег дух мой 107, 200

Хорошего нет тянем 109

Родимся для жизни 110

Быть ниже от всех 111

Учитель 112,140,145

Учитель первая мысль 145

Человек умирает 114,115

Природа любит за поступ. 118

Старая дорога 140

Независимость139,166,200

Оздоровление прием 147

5 советов 148

5-конечная звезда 149

Ленин система смерть 158-162

Закалка наука всех 165

Учителя идея166-170

Юстиция 172

Что будет 183

Хорошее теплое 186

От время не уходить 187

Природа любит любовь 214