Содержание

Откуда я такую мысль взял, что таким стал. 1966.10.с.192.

Впоследствии человек не будет умирать. 1966.10.с.96.

 

Иванов П. К.

Откуда я такую мысль взял, что таким стал

 

66.09.20 – 66.10.11

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Устали мы с вами сегодня, уже высоко поднялось солнышко. Нам надо было чего-либо сделать. А нас таких своя мысль окружила. Мы перед этим остановились. Не знаем, были ли когда-либо между нами, людьми, в природе Бог. Так написано слова ясно и понятно, что Бога никто не видел, и не сможет видеть. А вот его дорога любому человеку себя вела и показывала, что будет надо делать. Мы все люди не такого дела. У него свои выводы, а у нас свои. Мы недолюбливаем, однобоко живем, без хорошего места сами себя не заставляем думать. Наши думки такие, чтобы было по Богу. Он между нами один не обогащен.

    2. У него такие руки, такие ноги, и глаза, уши. Только не такая чувствительность самого через одежду. У него нет сапог, ходит разутый и без головного убора. Красивой формы. Чтобы хвалиться, чем надо, этого не оказалось у Бога. Вооружение не такое, боязни нет. Есть одно, как все люди родились. Ему, как Богу, соглашаться с формой и условиями. Надо было смотреть и учиться таких качеств, которых никто не делал. Ждали человека на арене. Лучше не может быть. Человек одевался. Человек кушал, и в доме он жил. Хотелось было жить лучше от всех людей. У Бога такого азарта не рождалось. Обгонять кого-либо не приходилось. Вежливость была.

    3. У нашего Бога для всех людей дорога не такая. Очень тяжелая и непонятная. У людей дорога понятная и легкая делается. Своими умами учатся, делаются дельцами. Источник открыли землю, стали жизнь продолжать за счет ее. В ней нашли всякого рода недра. И на ней промыслы нашли. За землей стали ухаживать, как за родной матерью. Она себя заставила кормить людей. Такое время подошло, на людях развилась потребность. День такой пришел, три раза человек садился за стол, три раза вставал из-за стола. А чтобы досыта наелся, у него этого не было. Он ел то, что приобретал в труде. Его дело было об этом деле думать. 

    4. Между нашими людьми себя представила экономическая политика. Она наших бедняков окружила, и заставила меня избрать, как бедняка, в ходоки новые земли искать. Из Луганской области, Успенского района, села Ореховки в Ростовскую область, Зверевского района, Гуковского сельсовета, хутор Иванов. Моя фамилия, был жребий из 10 дворов, выпала доля моей истории. Как уполномоченного этого хутора, назвали мы, люди, хутор Иванов. Здесь я в 1928 году был Гуковской ячейкой принят в кандидаты, руководил ею Борщев. Но технически я выступил с помощью людям, пошел искать по природе человека нового, независимого никем нигде никак.

    5. Люди одни верили крепко, но не выполняли в этом деле, что хотел Бог. А другая половина людей не верила, что есть Бог. Он будет, если мы за это дело возьмемся, и будем практически делать, чтобы человек наш сделался не через какое-либо дело, а через заслуги в природе телом.

    Вся Ростовская область знает, как ростовчанина, как закаленного в тренировке человека, ходящего в одних трусах. Это моя цивилизованность. Я эти качества завоевал, сам внес предложение о том, что нам будет надо этого человека, кто на себе в природе добьется свои силы заиметь. И будет ими пользоваться, как живой факт из этого всего. Мы, все люди, должны учиться у него, брать этот пример.           

    6. Надо закаляться для того, чтобы быть таким человеком, такой вехой в людях, любить все в природе одинаково. Я между людьми таким вырос. Меня за мою скромность полюбила природа, эту дорогу показала одному. Я пока ее хозяин, иду и делаю то, чего боятся все люди. У них ко мне большое недоверие. Я, как человек, один это делаю, никому не запрещаю, и никого не заставляю. Хочешь – иди вслед, мест хватит, лишь бы твое желание. Природа тебе поможет через твою любовь, и твое желание самого себя закалить. Почему-то люди наши с этим делом не соглашаются, и не хотят, чтобы я это в природе делал.

    7. Мои силы – ваши всех, я их имею, это здоровье наше.

    А мы, люди, не хотим дороги моей видеть. Она одна из всех дорога, ведет каждого человека таким быть, как я по делу сделался Богом. Люди сначала к этому прислушивались, верили, ожидали. Их заставлял маленький человек этому всему склониться. Мы его родили, и мы его жалеем. Между нами он такой один свое желание представил. Его надо одеть, он кушать захотел, мы ему дали, после чего уснул. Мы не бросаем про него думать. Наше такое дело – его растить этим. Он попал к нам в плен для того, чтобы этому учиться не на пользу, а на вред. Бывает это, бывает и другое . Человек долго себя поднимает, а до конца не доведет.

    8. Встречается с силами с природой. Она ему ежедневно дело создает, он вовлекается, делает, учится в природе, заряжается природой. Стреляет по ней, попадает в цель. И делает ущерб одним, другим разрушает. Мы этой дорогой идем. Сбоку нас идет своей дорогой, нам ничего такого не говорит, над этим наблюдает, все видит наши проделки. Оплачивает нам за сделанное нами хорошее, одаряет хорошим. А за плохое – плохим. Мы это видим, как нас это все снимает с пути. Мы делаем для природы не то, что следует. По Богову делу, не надо беспокоить природу. А мы с вами взялись, и делаем ей то, что она от нас чернеет. Мы с вами на ней делаем грядку для того, чтобы в нее вбросить какое-либо зернышко. 

    9. А кода оно взойдет и поднимет самого себя, нам покажет свои силы. А мы их должны сделать, и сделать то, что нам нравилось.          

    Наша людская мысль заставляет чувствовать, что-то не так. Сбоку чем-то кто-то помогает кому-то. А сами мы не видим, не знаем. Говорят нам, что есть какой-то Бог. Мы его в своей жизни не видели, какой он есть. Мы его боимся, а он нас наказывает. Мы сами зарабатываем. Не надо бы рождать так дитя, и так воспитывать. На ноги поставили свое тело, иди по месту расположения. Эх ты, время, времечко, такое ты пришло, скоро нам скажешь про свой приход, каким мы тебя такие дождались. Сегодня наше воскресение, приняло самую низкую температуру, в нуле.

    10. Завтра такой один из всех. Мы, все люди, зависимые, прожили да продумали. А сколько мы проделали, все наше с вами осталось сзади. А вот этот день и к нам приходит небывало, от всех дней день. Мы с такой мыслью не встречали. Он и к нам свои силы преподнес без чего-либо. То человек всегда одевался днем в свою одежду. А сейчас не одевается, и ночь приходит, говорит. Если мы все поделаемся такие, как наш Иванов, мы все до одного человека окружим себя хорошим и теплым. Никогда мы с вами не будем встречаться с холодным и плохим. Нас природа озолотит такими днями всех, они будут такими. Мы никак не будем кушать, и не будем об этом думать.       

    11. Нас время встретит, подскажет нашим всем людям. Этот день будет завтра, после воскресения в понедельник 26 сентября. Он с каждым человеком в природе будет встречаться. С ним может разговаривать по части дороги Бога, которую никто из наших всех зависимых людей не попробовал, чтобы не сделаться таким бессильным человеком, борющимся с природою. Как мы все до одного человека одеваемся, мы боимся за что-то природу, кроме одного человека, разговаривающего на русском языке. Это один-единственный человек, кто не захотел так учиться, как мы все с вами учимся, чтобы сделать для себя такую вещь хорошую.

    12. О ней надо нам очень много говорить и удивляться, что мы с вами все научились делать такую хорошую и теплую одежду, которой мы хвалимся. Говорим: вот, мол, пальто так пальто. Или ботинки с галошами, да шапка носится на голове, что нашего человека украшает своим видом. А вот чтобы было всегда для этого человека тепло и хорошо, то тогда бы можно было согласиться. И сказать про нашу дорогу, которая нами делается. Мы кушаем хорошо, а одеваемся еще лучше. А когда заходим в дом, теплую квартиру, раздеваемся. Что мы в этом деле выигрываем?

    13. Легкую, хорошую для себя культурную жизнь. Мы чувствуем хорошо. А сами так или иначе заболеваем, да еще какой болезнью болеем. По-нашему, надо было в этом жить бы, жить, а у нашего человека не хватило сил, чтобы спасти себя от этого дела. Умер человек, и никто не нашелся этому всему помочь, чтобы вернуть себя опять в жизнь эту. У нас таких людей не рождалось пока, и нет на это средств, чтобы человеку в этом деле помочь. Мы с вами такие природные дельцы. Умеем по своему делу, все мы умеем с вами делать. Даже рождаем живого энергичного маленького человека, пихаем во все стороны.

    14. А у нас ничего в процессе не получается. Дорога такая очень тяжелая. Как чуть что такое, уже говорят: зацепился за природу своим телом, или руками, или ногами, или головою. Не ушел от такого строгого в режиме закона. Человек вышел в люди сам собою хвалиться, что он у нас такой между всеми людьми зародился. А вот поступок подвел, эта кружка пива да стакан вина. А тут курю много. Вся наша в этом деле и жизнь проходит. Не в тюрьму за это попадешь, так положат в больницу. Кроме этого, наша с вами зависимость никуда не ведет. Это чистая правда. Наука наша нехорошая, учимся не по Богу. Почему это так получается с нами?

    15. Очень часто за нашу работу, которую мы с вами делаем.

    Субботний последний в недели  короткий день был 24 сентября. Мы, все люди, его встретили с самого утра на работе в коллективе своего производства. А к вечеру своей смены наши люди попались со своим здоровьем в аварию. Одну сторону «скорая помощь» подъехала, забрала в больницу стихийно заболевших. А другую сторону за дело, сделанное не законно, осудили, посадили в тюрьму. Пусть отвечают. Третья сторона людей осталась в порядке отдыхающей, день будут в очереди встречать. И жаждать такого времени, в чем придется отвечать.

    16. Такая наша людская в природе изысканная зависимая дорога. Мы ее нашли, ею окружили себя, а теперь жди эти все прошедшие по природе дни. Так они к нам не приходили. У них намерение для человеческой жизни не хорошее, а плохое. Человеку дадено право все делать в природе. Он делает то, что надо. Трудится, работает честно, в этом деле теряет здоровье. Сделали все деньги человеку. А за деньги человек жил только с ними. Деньги – это было всему мерило. Без них зависимая сторона ничего не сделает человеку. А когда у человека будут деньги его, уже обязательно их надо на чем-либо расходовать.

    17. За эти деньги и покупается, и продается наше с вами большое. Не знаем, что мы свою зависимую жизнь в природе построили за деньги. Мы без них ни шагу. А как же Бог определил свою независимую дорогу без всяких денег. Открыть ворота, и по дороге шагать, не быть в природе плохим человеком, не жить за деньги. Жить вместе с друзьями: с воздухом, с водой, и с землей. За это дело не требуется никакого золота, серебра. Богу надо его тело для того, чтобы это все воспринимать. Не надо будет Богу, это человеку Иванову, никакие особенности. Я, говорит Иванов, верю телу, и крепко на него надеюсь. Вместе близко с друзьями живу.

    18. Если я не нуждаюсь природными, живу я своими естественными, уже моя победа. Мой дом надо научиться физически писать. Я пишу и этим разведываю. Хочу этого добиться в природе. Она мне дала свои естественные силы, это мой дом дорогой. Воздух, вода и земля. Если бы не эти три друга, которых пришлось опознать, что бы я сделал. А то всему дело это. Они меня своими силами огородили, сделали меня не таким, как все люди. Я оказался со своей мыслью прав. Закалился в тренировке, крепко чувствую в природе, хочу больше от этого испытывать. Моя такая задача Бога, любить в природе самое плохое и холодное. Помочь больному, обиженному, забытому всеми.                       

    19. Если это мое тело имеет, не для того, чтобы им хвалился. Я не хвалюсь, крепко в этом деле терплю. Не было такого человека, чтобы он день весь ходил без всякой самозащиты. И ночью без одеяния лежать на одном боку и на другом боку, на спине и животе. Это физкультурное упражнение, спать сладко не приходится. А сон короткий, но достаточный этому всему. Зато моя Богова сторона оправдывает одного меня для того, чтобы нашу молодежь этому всему учить. Я независимый в природе человек, которому пришлось в природе завоевать силу воли для того, чтобы здоровьем хвалиться.

    20. Не болеть, не простуживаться, а свою жизнь продолжать. Вот что нам несет босая нога Бога. Мы с вами не пробовали оставаться без этого всего. На нас зависимость все время висит, и на нас она прахом исчезает. Мы это делаем природе своим телом плохое и холодное. Сами за это дело впоследствии попадаем, и в жизни горим, умираем. Это будет прошлая прошедшая в предках зависимая людская сторона. Она ведет себя к этому. Мы свою дорогу делаем в жизни. Не надо было думать, и не надо делать, как мы делаем все. Оружием своим перед природой хвалимся. Говорим: мы это сделаем, зарядим, нацелимся и выстрелим, убьем. Скажем: нам хорошо. А раз нам хорошо, то что может быть лучше от этого.

    21. Другой от тебя падает жертвой, от чего умирает человек. Наша дорога: плохое и холодное – с дороги, а хорошее и теплое – на дорогу. Мы радуемся цветку, ягодке. Этим делом занимаемся. Для нас требуется встречать и провожать первый пришедший день. А в нем мы едим не один раз, а три раза наедаемся. Так наш Бог Иванов не делает. Ему надо холодное и плохое, да и не против теплого и хорошего. Кругозор всегдашнее дело, оно должно в этом деле жить, и вырабатывать свои силы в природе, как никто.

    22. Дорога наша неприятная. Нам природу ждать, незнаемое время к себе тянуть. Мы с вами есть люди зависимые от природы и нашего завтрашнего условия, кто по какой дороге и с каким намерением будет идти. Мы все, живущие одной местности, пользуемся источником одним. Нас всех кормит земля тогда, когда каждый наш человек научил себя за землей ухаживать. Вовремя надо вспахать, чтобы она заслужила внимание на все стороны природы, чтобы под солнышко прогорела большое время. И, как хороший хлебороб, эту землю не забывал, держал в уме.

    23. А природа природою. Для нас делает то, чего хозяин этот год не подумал. А время никого не просит и не ждет одного. Солнышко в ней всегда меняется. Осень начинается с самого сентября. Лето ушло, не стало тепло, а перевалило к заморозкам. Для нас и ветер не такой, как он теплым проходил. Это не весна наша красавица, начинающаяся в природе прибылью, чем человек одно время радовался. Перед собой видел, но боялся сказать сам себе: но теперь я этим добром заживу. А осень это такое время, которое подобрало, подчистило и определило. И точно делало, чтобы второе время недаром днями подготавливалось. Ежедневно температура садилась на низ.

    24. Хозяин нашей дороги, нашего пути, которая заставила хозяйничать в прибыли. Человеку надо теперешний и осенний день, мы его всегда таким маленьким и мизерным встречали, старались пропустить поскорее. Мы его признавали пригодным и непригодным к жизни человека, кто в этом всем старался все пришедшие условия побеждать. А они не останавливались, а шли, и менялись с одной формы в другую. Только сам себя не менял человек в природе. Он знал, когда по этому месту проходит какая-либо атмосфера. А он, как сам защищенный в своем искусстве, все силы сосредотачивает, и хочет за счет найденного в природе прожить.

    25. Это, что он на себя одевал, и то, что ему приходилось поглощать, это все его считалось одно время спасение. Мы заставили природу с этим самим сделанным согласиться, и одно время за счет этого прожить. Мы с вами живем один раз из-за этого самого. Если бы человек наш этого не сделал у себя, он бы не жил. А то он с первых своих шагов своей начальной жизни ей не верил, старался это проходящее время убить, а поскорее дождаться. Как это делалось и делается в нашей матери природе, ничто такое одно не бывает. Пришло и уходи, ты нам не нужно.

    26. Без чего мы жить не сможем, это наш частичный вдох и выдох чистого нашего проходящего во времени воздуха. Он везде со своими мизерными клетками бывает, и каждому живому дает возможности жить. Никому не мешает, а старается жить. Но наш человек боялся это качество воспринимать, и удалился от этого проходящего времени. Человек его не считает, и не хочет это понять, что это все идущее по природе самое основное дело, что ему одно время помогает в жизни. Надо было поближе к этому всему, а он не захотел. На свое живое энергичное тело надел мертвое, никуда в этом не пригодное. Он же человек, своему, сделанному своими руками, поверил, согласился с этим делом, и стал на себе эту вещь носить.      

    27. Ему показалось, в этом деле хорошо и тепло. Я вам, как независимый человек в природе, расскажу. Мне не приходилось намеченный день. 26 сентября, понедельник, встречал и проводил. Я его наметил по заслугам. Он был для всех людей тяжелым в своей неделе. А вот для меня он оказался небывалым, новым. Я для него почетом поднялся. Так я устал в свое время, не видать было восходящего солнышка, на дворе тучи стояли, но холодно ветер дул. Без ватной одежды природа не велела выходить никому, кроме меня одного, да Крапивкина, моего ученика.

    28. Моя развитая на мне болезнь – писать про случившееся в жизни в природе. Сейчас я описываю о прошедшем одном дне жизни. Мне пришлось пустить радио, оно мелодию запело Шестакова. А я для своего дела вышел на коридор, у дежурного разрешения взял побегать. Свою в этом деле быстроту для тела мотором развил. Он мне дал согласие, чтобы я побегал. Мое состояние, должно отдыхать. А на мою долю выпало счастье сердце свое выходить. Я этим всех побивал. Своей закалкой, здоровьем, молодостью, которая меня, как молодого человека, бодрила. Я этим был доволен, один в природе человек с этой быстротой.        

    29. Мне бегать по природе – это мой дух. Это моего дня такое выступление моей физической такой закалки. Я не для того это все делаю, что мне придется, как всем людям, обходиться. Я независимый один человек в мире, нашел такие для себя качества и ими овладел. Надо было подумать, во что одеваться, и что кушать, да и в каком доме оставаться. Я не думал совсем об этом. Я взял дорогу Богову, для всех самую тяжелую, одну дорогу, по которой проходил Бог. Он один, мы его не видали, и не можем без человека видеть. Надо было думать о том, о чем все люди после своего дня думают, а потом делают. У них с этого не получается, кроме вредного. А вот Иванова новая идея.

    30. Она для человека тяжелая, но не вредная. С утра после ночи ничего не есть, ничего такого не делать, кроме одного, надо на прогулку предварительную. Я выхожу, когда подметают рабочие, а я бегаю. В природе утренники снимаются моим телом. А Борис, нашей палаты больной, хотел своей лысиной похвалиться, что он умеет свою худую фуражку за козырек снимать и поклониться. Как будто я хочу от их такого нежелания, которое они делали без Алмаза. У меня орудие Алмаз. А слова Бориса меня коверкают, якобы я хочу это, что мня просить надо. Если бы мне было от этого плохо или нехорошо, я бы не намечал этого дня, и не делал ничего такого, чтобы история об этом знала. Я этот день перед собой сделал, как праздник.      

    31. И делаю сейчас такие намерения. В восемь часов завтрак, а я его не делаю сознательно. Знаю хорошо, что это надо, но мне подсказывает, это можно в любое время сделать. Я не сделал, а меня обманули, не взяли, я остался, они ушли. Думаю, пожалуюсь врачу Алмазу. Так и сделал, дождался врача Маргариты Ивановны, зашел чернила набрать по разрешению, она мне разрешила. Я набираю, и обиду ей на стол кладу про то, что со мною поступили так, не взяли для пробега. Я ей говорю. А сам залил ручку, и быстро это все оставил. Но про Алмаза не забыл. Половина девятого, Алмаз пришел, мне говорят. Я туда со своим, претендую, хочу этого добиться. Это моя вся в этом задача и большая цель. Хочу и люблю это в природе делать. 

    32. Я к нему в кабинет с жалобой. Он меня прослушал и говорит: «Уже дал команду ходить». Хожу для жизни, но не для смерти. Это только этот день пробует перед всеми показать свою сильную деятельность, которая делается мною. Я жду прогулки, скоро начнется одевание людей в фуфайки. Видно из всего этого, что готовятся. А я окружен, как в иголках, иду в пониженную, ниже и ниже. Осенью холодно, но зато будет после тепло. Я лично в этом деле себя всегда вел, веду и буду вести поперед всех. Люблю силы одного из всех времени, и изменение климата. Что плохое или холодное в природе, для меня это будет хорошее и теплое. Я этим духом горжусь, как маленьким человеком.      

    33. И хвалюсь, как никогда. Считаю, это сила моя. И она останется такой силой, ею никто не интересуется у себя иметь. И я, говорит, человек зависимый. И я тоже такой, как все одетые. Но я им один сказал, скажу и буду говорить. Не одевался, не оденется, и не будет одеваться. Это его или мое мизерное, самое маленькое начало. Это будет правильное явление в жизни. Никакой человек зависимый не делал по такому холоду, чтобы ходил и бегал так, как я, Иванов, хожу в таком виде. А мысль какая, не такая, как у всех нас живущих на белом свете. Я намерен за что-то наброситься на человека. Иду и бегу мимо другого человека. Считал, считаю, он одаренный, лучше от меня. И больше заслуженный в природе, чем я.     

   34. Я свое все любому человеку передам. И никогда не откажусь от того, чтобы научить хорошему. Я учился, учусь, и буду учиться в природе в условиях в том месте, в котором никогда не был человек. Я ему большой помощник. Меня природа за мое сделанное не обидит. Я только один такой хожу. А сам прошу, умоляю природу, ей словами говорю: природа, дай мне жизнь мою и мое учение. Я прошусь и прошу ее, а сам лазил в любом каждом человеке. Знаю хорошо, он хочет жизни, но он не просит, а заставляет, гонит в бой своих детей. Об этом я хорошо знаю, и делаю для того, чтобы люди про это знали, что я родился для этого хорошего.      

    35. Разве природа допустила меня одного, она бы обидела навсегда. Мое тело слышало, а видело далеко, а мысль свою прокладывало еще дальше. Большое дело это человек делает сам, у него тело все видит, говорит про это самое, что им делалось. Никто не хочет своим пальцем. Боятся, и крепко, сами не знают, кого. Мы, все люди, зависимые в природе, все мы с вами делаем. От самой иголочки, шила и молотка. Заставили гвоздь самый первый забивать. Сделали из старого материала хату, то есть дом поставили на углу своей усадьбы. А к дому пристроили много и много другого. Научились опознавать природу, от источника берем сырье, делаем какую-либо особенность, ею, как машиною, пользуемся быстро и удобно.   

    36. Есть, чем хвалиться. Наше оружие, сделанное руками, это есть все, чтобы победить врага. Этого мы с вами ничего не сделали. У нас внутренний и внешний враг как был, так он и остался со своим прогрессом. Мы с вами ничего не сделали, чтобы было легко и хорошо. От лет Адама мы с вами технически двигаем свою технику по природе. Все наши разведки пущены в ход для того, чтобы новенького чего-либо найти и им пользоваться, как какою-либо особенностью. Нас с вами наша земля не удовлетворила, умы наши направились и сосредоточились в одно космическое направление.

    37. Умам нашим пространства для конструкции мало, мы ищем на других планетах. А вот самое плохое и холодное в природе мы не захотели искать. Наше нехотение. Не хотим, считаем: в природе одно хорошее и теплое. Больше ничего мы для себя не нашли. А дорога была в природе другая, не такая она, как это есть. Мы против дела Бога. А другие верующие крепко в бога, но по его делу ничего не сделали. Верят, но не выполняют, тем человек проигрывает. А чтобы верующему сделаться Богом, никто не хочет, ни старые люди, ни новые. Богом, может, многие захотели бы, но само дело очень тяжелое, неподходящая история.

    38. Никто из всех не хочет по дорожке Бога идти. А пошли по своей, по людской. Стали свои недели, субботы смертью заканчивать. Это дело сделали мы с вами сами. За это все наше, что мы приобрели, получили от природы. Она нас с вами за это не пожалела стегануть. Мы с вами рады этой субботе, умерли. Нас на веки веков положили в гроб в могилу. Это мы провели в этом всем свой долг в труде. Мы этому рады остались, что нас природа родила, она же и забрала с собой. Мы все это развили сами, ввели такой поток. Надо бы по всему времени жить, да еще как будет надо в природе жить. Мы этого дела с вами не делали.

    39. Взяли да простыли, заболели. А чтобы научиться в природе, что будет надо в этом деле сделать, чтобы мы в этом не получали. Мы же бедные люди, ухватились за свою такую зависимую дорогу и по ней прошли. Стали с природой воевать. В нашем распоряжении шесть дней, работай и работай, а потом в седьмой день отдыхай. Мы это время сами поставили на свой вид. Это все заканчиваем, а потом опять в воскресение становимся в очередь. Да еще как мы в это время по праздничному дню едим, наедаемся досыта. И как мы в праздник свое тело принаряжаем, на всю эту местность свою перед другими хвалимся.       

    40. Как же нам не хвалиться нашим сделанным временем. Мы через себя немало труда перебросили. А сейчас по предковому закону мы делаем отдых. В этот день не грех будет и водочки выпить, со своей семьей повеселиться, как будто это есть такой у нас закон. Про себя мы не забываем. Одно кончаем, другое начинаем. У нас ходит для этого колесом солнышко наше. Оно недаром всегда утром нас будит. Мы бы с вами, может, и не встали с постели, но само время гонит. Мы на себя, такого человека, все свои силы кладем. Стараемся его одеть, обуть и шапку на голову надеть. Сделать его красоту в жизни, чтобы не сказали другие.

    41. Мы же такие люди на земле, все это сами самовольничаем, захватываем, и делаемся частными собственниками своего причитающегося места. А к тебе, любителю хозяйства, где-то взялся сосед. Он не один, тебя окружили много соседей, стали создавать место какого-либо такого села, хутора, где мы стали богатеть индивидуально за счет земли. Наша с вами построенная жизнь не одинакова, чтобы было у всех по шнуру. Мы разно себя показывали. Не так хотелось, а так не хотелось, чтобы мы в жизни своей не доверялись. Любыми средствами мы не хотели, чтобы мой близкий сосед жил лучше меня. Я старался, и своей хитростью уходил дальше со своим имеющимся. Мне приходилось не доверяться этому соседку. А сосед такой политикой огорожен, чтобы своему соседу не показывать приобретение, а держать под замком. Мы на эту скромность не посмотрели.

    42. Взяли, пустили через стену свой глаз. И присмотрелись, что у соседа можно воспользоваться его личным добром, только надо было делать так, чтобы сосед эту создавшуюся историю не видел. Мы сами это воровское дело для этого развили. И посадили таких в защите людей учиться, быть на стороне этого дела помощниками. Сыщиками, доверенными людьми, кто стал на своем месте господствовать, и стал на этом месте нюхать, прислушиваться да приглядываться к тем людям, кто друг у друга воровал, через стену тянул и присваивал, как свое. Кому пожаловаться? На это дело были наняты люди, им право давалось с этим делом разбираться, и выяснять, кто этому делу был прав, а кто был виноват. Мы это все на себе сделали, и для этого ввели по военному делу режим. Сложили кардигардию, холодное место под замком, где человек отдельно, от всех изолирован до выяснения.                         

    43. Человека опознают, делают свидетельское показание. На это люди сидят и разбираются по своему сделанному закону. Этого человека, как надо, обличили. Он сам признался про свою работу, про свое дело, которое он создал. А у людей была на каждое сделанное дело человеком было введено так… Сколько стоит предмет, столько надо и платить. Что ты сделал вне закона, будь добрый, отвечай. Мы сами это дело в процессе развили, сделались перед другими людьми вором. Мы сами это все развили на себе в своем таком месте, где люди жили очень тяжело за счет своей приобретенной земли, которая  без ухода за ней ничего не давала. А когда ты на это силы имел, и ими как своими собственными распоряжался. У тебя они были на других животных, которые одно к другому прибавлялись, и росло хозяйство, годами показывало себя. А тебе надо подумать про это самое дело, чтобы и у тебя это было.

    44. Ты человек такой же самый. У тебя есть руки, твои ноги, голова, ум, глаза, уши и все причитающееся тело, чему надо не одно что-либо. А человеку надо все, что можно будет в природе доставать, и присваивать, в свой двор загонять. Словом, тянуть, чтобы никто не видел, как тут надо сделать. А потом им хвалиться, когда ты уже разбогатеешь, будешь держать под замком, никому не будешь давать. А люди есть люди, которые делают в природе. Не надо для человека это воровство. Есть еще для человека убийцы человека. Люди есть промышленники, которые научились делать на низах в темных, некультурных людях. Они сделали между собою такую штуку, которая развилась между людьми. Это же богатство, есть экономика, за которую люди с людьми стали бороться, воевать, сами себя представлять, что он в это время заимел. Это его хитрость, частичное умение.

    45. Ему кто-то дал это, он заимел. А почему я, сильный перед ним, не могу на его имеющееся наброситься. Как это дело делается, и сделалось учеными умными мудрецами. Человека знающего в этом деле надо посадить в построенную свою большую тюрьму, как людей неблагонадежных. Этой политики держались, и сейчас мы от этого дела не ушли. О чем говорят люди ученые. Что они хотят в жизни хорошее и теплое. Кому из нас, это ученых, не понравится. И нас неученых заставили этому склоняться. Мы через это все разно живем. Один свою хорошую экономику через это дело в природе имеет по своим средствам. А природа как была для человека одной, меняла себе форму, так она и поменяет в любое время свою эту форму, которая есть на нашей земле.

    46. В наших людях, кто сам себя не заставил по дороге Бога идти. А у нас, людей, есть другим большая вера сделаться в своем деле Богом. Да кто этим властителем не захотел быть в природе, таким человеком, кто смог делать для своей жизни, чтобы не простуживаться и не болеть. Богова дорога делает. Это будет, если человек бросит свою зависимую дорогу. Он уже изменит свою жизнь, старое уйдет. Мы с вами в этот время пустили в ход школы для учения. Мы стали учиться в сельском хозяйстве. Стали агронома делать, а инженера для строения, геолога для изыскания, военного учили на командира, врача на болезнь. Это все мы расширяли, всю деятельность экономически. Мы стали богатеть материальностью. У нас золото, у нас серебро.

    47. Мы люди коммерческие с другими народами торговать, и культурно себя в природе представлять. Но у нас с вами враг жил, и будет за наше все. Мы с вами за землей ухаживаем, как за своей матерью. Она нам дает корм, одежду и стройматериал, чем мы в природе растем и прибавляем такое дело. А в деле любой врач и юстиция свои крылья настроят, и будут делать человека следователем и прокурором. Учили судью, чтобы нашего человека в этой стороне за его ошибку наказывать, сажать в тюрьму. И за потерянное здоровье врач получил право класть в больницу в палату на койку, за кем надо смотреть. Надо купать, надо одежду одевать, делать человека больным. Человек своей дорогой пошел. Она его вела для того, чтобы быть в природе. Вот делец ученый человек. Он для этого дела проучился. Закончил среднее и высшее учебное заведение. То есть учился и учился, и учился. Трудно приходилось этому человеку при силе учиться.    

    48. На эту всю борьбу и войну математика, и сюда пришла на помощь химия. Во всем мире все люди нашей земли хотят в природе найти, и сделать в природе то, что будет надо для нашего человека. А он у нас добивается от природы одного – легкой жизни, чтобы она не была такой …, как она у нас в людях делается. Мы с вами бессильные, и не умеем со своими умами отбирать в природе силы. Мы люди боязливые оставаться в природе в плохой и холодной стороне. Мы с вами это не признаем, что нам это ничего не дает. Одни делают, другие не отстают. Хотят в своей половине такое показать, которое в нашей жизни не было.

    49. Мы его ждем, он у нас должен родиться между нами не таким человеком, как мы с вами вооруженные. И сделали такое оружие, чем мы все хвалимся. Говорим на своей между собой развитой войне. Мы люди старой капиталистической стороны, защищаем сами себя в этом деле. А новые наши социалистические люди, кто свое завоевание отстаивает, говорят свои слова. Мы же люди есть зависимой стороны в природе, да и они от этого дела не отказываются. Одинаково время ждем, на него надеемся, как на какую-то гору. Мы в нем сильные все люди дождаться своего причитающегося сильного дня, который ни на что не смотрит, на наше с вами дело, и наносит нашему здоровью ущерб.

    50. Мы с вами в этом деле бессильные нашей природе доказать. Мы с вами люди, делающие своей стороны. Наше дело берет и очень много делает, чтобы было. Мы имеем, у нас много можно показать и хвалиться. Это наше все. Мы с вами эту дорогу знаем, и по ней такой плетемся. Хотим сказать, это наша с вами истина: дождаться сегодняшнего дня, и в нем надо распроститься. Мы же, все люди ума, свою дорогу знаем хорошо, с нею соглашаемся, как с одной дорогой. Она нас всех заставила. Мы с вами в ней сделали то, что не приходится математически учесть. Сколько мы своими горбами перетаскали. Мы знаем с первых шагов, что делается природой.

    51. Но не нашлось человека, такого смельчака, все это наше забросить. Мы с вами все время шли, и крепко верили своему старожилу. Совет брали у него. Вера большая была, чтобы нам верить, как сейчас мы верим прогрессу, делу наших рук. Они нам много сделали, а делают еще больше от этого. Это наше такое в природе развитие мы не сможем приостановить. От востока и до запада много местности, а людей, населения еще больше. Мы с вами крепко ошиблись в жизни тем, что по природе стали разного вида делать. Оно нас всех вовлекло.

    Как было раньше? Жил наш человек. Ему была пригодна эта дорога Бога, на которую напал наш русский человек. Он не для самого себя это все оставил позади. 

    52. Это все старое и непригодное – жить на белом свете хорошо и тепло, а потом через какое-то свое дело нам надо потерять здоровье. Куда же мы смотрим, кого мы слушаем, и зачем мы идем, и что отыскиваем? Для нашего тела, для сердца стоит острый крестьянский рожон. Мы с вами подняли вверх головы. Нам не надо ничего, только тяжелый вес перед собою поднять. Это моя сила, говорит человек человеку. А у человека не у одного есть эти силы, их очень много на белом свете делаются, и в негодность свою производят. Мы свои силы на это дело сами расходовали. Для нас не один день приходит. Спросите у него, зачем он к нам с вами пришел? Он нашего брата с утра кормит досыта. У него лежит дорога такая охотника.

    53. Без чего-либо туда не пойдешь. Человеку надо будет одежда, шапка на голову. Это вес вечно лежит на волосах. Что она под собой делает? Преет от пота волос, умирают его качества. А сапоги, да еще какие, носили сначала. Не легкие, а тяжелые, по килограмму вес. Он же в них не стоял, а двигался с места одного в другое. По тысячу раз в день шагнет, уже тона одной ногой, да другой тона. А одежда висит на теле не килограмм, а больше опутала. Вот где рождается немощь, человек не живет, а отмирает очень быстро. Без этого всего можно обходиться. Мы же с вами видим эти качества, они на человеке есть. Их у себя имеет Иванов. Почему он таким остался? А почему он не пошел по дороге всех, избрал свою дорогу?

    54. А она не такая лежит перед ним, как наша с вами. Надо встать с постели, это раз, убрать за собою, да надо физически одеться. Куда человек легко так легко уйдет от нас. Иванова, его же с нами не сравнять. У него рожон ушел, жизнь продолжается. Он ночью не задыхается, и не делает по-нашему. Скорее за завтрак, за хлеб, досыта наелся, ни повернуться, и не сделать ничего, даже в этом добрая мысль не придет в голову. А вот мне, такому независимому в природе, ложится на мои бушующие на голове волосы, и на мое тело. Это атмосферная ванна вечно меняется без конца и края. Моя мысль – это польза человека. Новая дорога Бога – ничего не делать, ни за что не отвечать. Деньги, это дело делается всеми людьми.                  

    55. А мы, люди, это делаем. Покупаем для своей жизни хорошую, теплую одежду. Это значит, мы купили здоровье за счет этого. Или построили дом, тоже мы купили в природе уют, через который получаем здоровье свое. А всякого рода приготавливаем, квасим да варим в кипятке, а печем хлеб в огне. Мы же живые качества убиваем, сами мертвое поедаем. Это внутренняя сторона, а внешняя, с чего сделана одежда. Мы ее купили за деньги. Может, с животного кожа, а мы надели чужое. Мы из-за этого чужого ввели и развили сельское хозяйство. Поставили колеса, за счет мотора убийственную войну развивали. А чтобы дорогу Бога подняли, и стали ею заниматься так, как делает у себя Иванов.

    56. У него нет того, что есть у всех. У Иванова одежды нет, он ею не нуждается. Встречает осенние дни не так, как все. Старается в холоде поважничать, как в кипяченой воде в ванне. Этот человек не уходит от болезни, а наоборот желание, у себя заиметь болезнь. Через это надо будет перестроить мысль. Не считать пользой в жизни пищу, не надо пользоваться домом, что вас, то есть человека, тянет к болезни. Когда мы с вами эту жизнь начинали, у нас не было того, что мы имеем сейчас. Мы в данное время научились, как за нашей землей ухаживать, чтобы она нас своим поступком не обижала.

    57. А давала нам свой урожай, чтобы мы не нуждались в ней недостатком. Мы сделали технику для того, чтобы справляться, от нее получать то, что будет нам надо в жизни. Мы, люди, ведь учимся на наше хорошее и теплое, холодное и плохое не воспринимаем. А между нами всеми и природою как был враг внешний и внутренний, так он и не ушел за наше неумение. Мы его своим поступком развивали, развиваем, и будем развивать через нашу бедность. Мы не умеем ладит с природой, друг с другом, человек с человеком.

    58. Не умеем, и не учились, и не брались. А все это можно сделать. Нам надо во всем просить человека, и понимать его со всех сторон, чтобы знать во всем его нужду и горе. Когда ты это все узнаешь, а ты живешь лучше от него, то твое все в этом дело – ему надо помочь, чтобы он свои силы сделал, как ты сам живешь. Он когда увидит твой этот недостаток, будет стараться его на тебе упразднить. Мы, все наши люди, должны это не забывать, любой вещью помогать. Тогда нам никто из всех наших людей не скажет. Как это так получается в нашей такой развитой жизни в природе, мы живем на одной земле в одном месте, а у каждого во дворе разно.

    59. Мы с вами будем не по старой дороге ходить. А возьмемся таким порядком, мы с вами будем жить одной мыслью, не будем мы уходить своим знанием. Бог – это небывалое в жизни существо. Но если нам разобраться, что это будет для нас Бог. Человек наш рожден матерью и отцом. Мы его растили, воспитывали, так ему силу и волю давали, он нас слушался. Нам, как и все, одно время считал и помогал. А потом он пошел сам, стал учиться писать на созданной своей истории. Стал своим умением оставлять позади все зависимое в природе. Он рожден для встречи с такой мысли, которая должна сделать в жизни нового, совсем не такого человека.

    60. Мы все сможем сделать, лишь бы захотели. Разве для нас это одна есть наша дорога, по которой мы все идем и делаем. А вот начатое доделать, мы в этом оказались бессильные. Дело, начатое нами, осталось. Мы поручили делать так же, как делаем мы. И мы хотим, чтобы наша молодежь не бросала, наоборот, бралась и делала так же само, как и мы. Нас природа родила, и за это все, нами сделанное, она же умертвила. Не дала сделаться во вселенной Богом, чтобы завоевать природу, и быть ее победителем, и сохранителем своего тела, чтобы по части этого сделаться Учителем. Мы с вами такого Учителя не хотим, чтобы он нас, не умеющих и незнающих, своим знанием учил. Мы, все живущие в природе, имеем большую разницу.               

    61. Мы все до одного человека одеваемся, кушаем досыта ежедневно про несколько раз. А в дом мы заходим, всю ночь напролет спим. Нам тяжело поворачиваться, мы укрытые, нам всем надо покой. Поэтому мы день в труде в заботе, в удовлетворении трудимся, делаем, в чем ошибаемся на веки веков. Приходит ночь, мы на всю ночь делаем убежище, и в нем хорошо, тепло одеваемся, и так мы спим сладко. Если бы это одну ночь, дело было другое. Другую ночь бы это не сделал, может быть, и не получилось в жизни одно, из-за этого всего умирать. У нас внутри пища преет, как в печке тлеет всякого рода горючее, оно в саже проявляется. Так и в человеке в его организме киснет, преет, делается непригодным там.

    62. А оно не успело в негодность произойти, мы туда уже бросаем новое, свежее, пахучее, сладкое и жирное. Ты туда набросаешь полный желудок. Он не переработал, как следует, а выбрасывать надо. А там же качества только прибавленные. Надо будет их так сделать, чтобы это все было негодным. Как мы на теле носим рубашку или брюки, хотя сапоги, шапку. Если нет новенького, нет чистого, так и останешься в разорванном виде. А когда у тебя есть чего-либо новенькое, у тебя на это и время. А во времени не один день одинаков. Если бы день пришел, и одно во всем направление, одна атмосфера, солнышко без тучи. Не такое оно без тучи. Так и человек, он без одежды, да еще хорошей и теплой, не такой.

    63. Бога не одежда делает, и пища с домом не делает. А Бога делает бедность сознательная. Ею никто не пользовался, и не хочет делаться в природе неимущим, в недостатке человеком. Разве нельзя будет оставаться в любое время, чтобы не было на тебе и в тебе. Это же не твое, а природное, совсем другое, сделанное из сырья, как продукт, как товар, с чего строим дом. И в доме живем. Это уже хорошее и теплое, уже не такое, как есть холодное и плохое. А наше тело, когда не кушает и не одевается, что может быть от этого? Плохо и холодно. А мы уходим от этого в хорошее и теплое, что нас одно время удовлетворяет. А вот в другое время мы этого не получаем, мы в этом мрем. Почему мы не спаслись в этом деле.

    64. Значит, не Богова дорога, которая делается всеми. А вот ту дорогу, которую нам оставил Бог, мы не признали, и не хотим делать, она без этого себя ведет. У Бога природа без всякого имеющегося богатства. Он не имеет ни одежды, ни пищи, ни жилого дома. Как же ему приходится в этом всем жить? А он живет и делает другому обиженному, больному, забытому всеми помощь, и удаляет от него врага. Человек делается здоровым, крепким, как и был. Вот чего это делается для нас. Это дорога наша всех, не такая, как она была до этого дела. Это человек завоеватель, Победитель в этом деле природы, Бог земли. Не заставляю природу, и не имею права заставлять. А вот хочу ее просить, чтобы она хранила в этом деле. Это уже не человек играет в этом деле роль, играет роль над человеком природа.

    65. А мы, все люди, в природе болеем, и хотим дождаться от нее помощи, чтобы человек такой народился, опознал природу. И в ней научился это делать, чтобы человек не болел. Люди эти страдающие допросились проживать свой век и заканчивать, особенно мы, рожденные в 19-м веке. Разве я один был такой со своим здоровьем. Со мною были многие, да еще какие люди. Я вам частично про них расскажу. Особенно по моему детству был ровесник Мартиан Семенович Полехин по всему нашему в деревне развитию. Мы с ним были, одинаково начинали шахтерский труд еще у предпринимателя крупного хозяйства Павла Васильевича Мордина, штатского советника.

    66. На верху уголь сеяли на решето, рубль в день зарабатывали, своей бедности помогали. За 15 верст ходили домой в субботу, а в воскресенье приходили. Мешок харчей на плечах приносили для того, чтобы питаться. А потом по порожкам мы спустились в шахту, работали в лавах в артели. Санки таскали, вагоны гоняли, были подземные лошади. Все время жизнь менялась. Особенно у меня через мою жизнь, которая взялась за это нашему народу доказать, не одному Мартияну Трофиму Исидоровичу. Иванову, близкому другу тоже по работе в шахте, с кем не раз приходилось за столом сидеть, чарками поздравлять.

    67. Все это делалось, как будто нам нужно было. Мы не жалели сами себя во всем, но у нас отцы разного характера были. Платон Ильич Бочаров от нашего поступка не уходил, как Васильевич Бочарев, это были богаче от нас. Но с ними как парнями водился. И так он раз поднимался, от наших шалостей не отставал. Надо было чего-либо сделать, чтобы нашим мужикам того времени было нехорошо. Мы были такие, все знали друг друга. Особенно с нами водился Колгонята и Мишка, ровесник мой, с кем я в шахте плитовым на штреке стоял. Его брат Кирюха с Яшкою был, с нами всегда ходил, играл нам на балалайке. Авраам Федорович Иванов сын крупного хозяина, свой кирпичный завод, к кому нашего брата не прировнять.

    68. А деревня была тогда деревней, кто жил как, и в то время богател. А вот Иван Алексеевич, он был по дружбе самый близкий. Но, как уже я про него написал, есть в рукописи. Мы с ним еще пока не расстались. Леон Васильевич Кобяков, Фрол Кобяков. Их всех пока не пересчитаешь. Одни уже ушли с колеи в жизни своей, легли навеки в землю. Другие остались, хорошо знают мое это дело. Я с ними встречался, вел по этой части свой развитый разговор. Особенно Яшка Колган, ему в шахте выбило глаза. Он сделался через шахту навеки, не видит глазами хорошо. Он знает данное время проживающих мужиков. 

    69. Они, бедные, за свое все лежат возле Немыхиных. Хорошее огороженное кладбище, ни одному нашему человеку не отказало в его месте. Всех мертвецов принимает за наше все действие в природе. Она нас родила, она нас растила, но не воспитала в этом духе, в котором я себя. Меня звали между ними Паршек. Яшка по прежнему обряду хорошо меня знал. Всего своими руками ощупал, и всем сказал. Это, по всему выводу всей такой работы, не принадлежит никому из нас, хотя у нас есть люди. Как стал Яшка рассказывать про своего зятя Ивана Егоровича Слесарева. Он был мужик начитанный, верил крепко Богу, молился, произошел в баптисты. Нет, сгорел, умер, никто ему в этом деле не помог.

    70. Мы его, как всех наших. Кого ты знаешь с друзей, лежат. Акил Гаврилович Полехин, Игнат Федорович Заярник, тоже по молодости себя испортил. А разве Карпушкин, кто прожил над крутой горой в садах. Что он за свою жизнь видел, и что он сделал со своей трубкой табака, с чем он не прощался, а курил крепко. Но зато он нам оставил свое племя дочечку Настю, за Петра она вышла, долго тоже не прожил он, от чахотки умер. А разве мы не знали нашего Александра, вечно работающего в наймах, сбоку отца Сергея прожил, пропотел потом, и так умер, бедняга. И умерли почти все этого века. Но чтобы остаться между нами таким, как остался я, Иванов Порфирий Корнеевич, никто со всего этого села согласия не дал. Ну что же ты теперь поделаешь с нашим таким народом, кто не жалеет сам себя за свое сделанное дело умирать.             

    71. Это смерть, которую в процессе всего мы на людях развили. Если бы не было меж нами введена зависимость, мы бы с вами никогда не жили так тяжело. Как мы с вами заканчиваем свою жизнь, которой пришлось коснуться. А они были, только их не стало. Да разве только мы, люди, это получили. Я вам уже сказал. От солнца до солнца сколько расстояния, где люди наши проживали. Они строили на нашей земле свою неумирающую долгую, вечную жизнь, которая нами в это время вводилась. Мы этим самим одно время радовались, но, мол, мы здесь поживем да полакомимся. Это мы все продумывали, да у себя лучшего ожидали каждый день. Только в разном виде к нам приходило и уходило солнышко, неодинаково нас своими лучами огораживало. Не на одном месте была для нас с вами атмосфера.

    72. Мы только на себе одинаково свою одежду носили до того времени, пока она в негодность произойдет. А мы ей крепко верили из-за одного, что она нас с вами обогреет. Мы таких качеств не получили. Особенно от нашего вечно развитого прихода тяжело приходилось справляться. Хочется, не хочется, а время какое подошло. У меня, говорит человек, нет никакого запаса. Как только намечается эта история, то ждать не приходится, а ищешь место быстрее это дело провернуть. Надеешься на свое здоровье. Как я бросал внутрь. Не умел глазом осмотреть и рукою взять, как надо было подать в рот, да с жадностью вкусить, чтобы это жевание с воздухом проглотить. У меня, как у всех, на хорошее, на вкусное, на сладкое и жирное. Не спрашивай про аппетит, лишь бы было на столе да в чашке.     

    73. Тело мое для этого дела родилось, и показало себя между нами всеми таким. Не я был в жизни один-единственный человек. Много их прожило здесь на вот этом месте, где приходилось не раз помыслить, а делать беспрестанно. Мы так и делали, у нас в природе получалось как никогда. Один раз поживешь да поделаешь со своей мыслью. А потом твое время приходит. Ты или мы его ждали и ждем, и будем ждать с вами на вот этом своем месте. День такой в году приходит один раз, и ломает наши стены. Мы рухнем  от этого дела, что мы делаем в природе. Думали: хорошо провели сегодня этот день, завтра еще лучше проведем по приходу его к нам. У нас на это дело всего хватит, пусть идет, здоровье хорошее.

    74. Лишь бы было, чего  нам кушать и одевать, да в доме пожить. А для природы эта зависимость не по душе. Дорога не та, по которой нам нужно всем идти. Мы с вами ошиблись, что такая система между нами в природе проходит, и будет проходить. Мы умирали и умираем, и будем умирать. Мы с вами делали и делаем. Но время пришло такое, перестанем мы это делать, а возьмемся мы за свою независимую жизнь. Она нам откроет ворота для жизни человека. А вторая независимая сторона Богова небывалая в жизни, за которую мы с вами, все люди, не брались. Нас с вами на эту Богову дорогу никто не готовил. А все люди заставили сами себя не делать того, что следовало.

    75. В природе разве нельзя будет делать, что сделал сам без учителя Иванов. Разве не была такая дорога, которую пришлось раскрыть Иванову. Быть человеком независимым в природе нигде никак. Разве нельзя будет делать, что все время делал в природе Иванов. Он же не потянулся так, как все люди стали делать в природе. Они с первого дня стали уходить от холодного и плохого. Но к хорошему, теплому прибегать за счет живого жизнерадостного человека. Особенно у нас, у таких зависимых политических людях. Мы хорошо знаем, что дитя родили правильно с помощью природы. Водой обмыла, воздухом вытолкнула, земля приняла.

    76. Только ни одно дитя не претендовало своим родителям на то, чтобы для него готовилась совсем не живая, а мертвая самозащита. Дитя не просило ни у кого, чтобы человек взрослый маленькому человеку готовил прежде времени покормить. Были и такие случаи в жизни, в природе рождалось дитя, и не бралось ни к какой пище, оно через некоторое время умирало. Мы с вами его не пробудили, и не умеем его сохранять без этого всего. А так мы научились одевать, кормить и спать, без чего человек не сможет продолжать. Мы с вами это дело ввели, заставили, в чем не следовало. Дитя наше возрастало, и по-нашему по зависимому воспитывалось. Мы с вами его заставили в этом всем.

    77. Разве это было плохо, если мы попробовали, и дитя своими силами независимо воспитали, то есть мы его, умеючи, в природе пробудили. Зависимая жизнь меня, Иванова, окружала 35 лет.  Плелся туда, где это нам всем приходилось быть. Я за ними шел, и могу сейчас бросить все свое начатое. Мы разве с вами не виделись и не встречались. Он же был, как мы с вами сейчас, то делаем в жизни. Мы делали, делаем, и будем на себя и в себя вредно.  Как же тело Иванова это выработало, и сделало то, что наш человек в своей жизни ничего не сделал. Он не умел так делать, и не хотел делать.                     

    78. Как это сделал между нами всеми, как это получилось с его умом и мыслью? Он не захотел нашей дорогой продолжать наше все намерение. У него оказалась дорога своя природная, сильная в любви к плохому и холодному. Иванов эту всю систему, весь наш быт вверх дном перекидает. Говорит, это же такой человек, которому природа в некоторое время влияет. И она будет телу влиять за твою боязнь, раз ты не знаешь природу, да к тому ее недолюбливаешь, уходишь от нее. Она тебя будет догонять, и сжигать за твой весь каприз. Ты человек, такая вещь живая и естественная.

    79. Природа по природному естественно должна через твои босые ноги питаться. Это все сделал сам человек, он стал нарушать эти стены, эту вещь, которая его аппетит вкусом заставила удовлетворяться. У человека время было вначале такое же самое убыточное и прибыльное. А у человека не было сшитого мешка, не было закромов, не было всякого такого места, в котором берегся запас с одного времени и другого. У человека было малое развитие на любое создавшее дело, он сначала не умел. А раз он не смог делать, ему приходилось жить в природе не так. У него в теле не было бессилия.

    80. Человек со своим организмом был сильный, от всякого создавшего дела в недостатке терпел. У него были силы, ум его не думал о том, что ему завтра придется жить еще лучше от сегодня за счет приобретенного продукта, как это делается человеком сейчас. Имейте в виду, он не один думает в природе об этом деле, и не один готовится к этому времени. А в природе не каждый раз это бывает в году, один раз даются. Эти плоды, эта возможность не сыпалась с мешка, а собиралась по зернышку, по штучке, и складывалась стадом. Его надо хранить, и за ним надо ухаживать.

    81. Быть в этом деле зависимым. Человек жил сначала холодно и очень плохо. У него такого достатка не было. Колесо не крутилось, мотор не рычал, да и не умел этим владеть. По-вашему, как это царство человеческой жизни поднималось, и как оно в стихийные годы жило. Природа не один день, и не одинакова бывает, время не стояло на одном месте. Человек был живой, легкий. Смог находиться в воздухе и в воде, и на земле, что и дало человеку развитие постепенно в этом деле. Он же раньше, когда перед ним первый день понедельник себя в жизни своей человеку свои силы атмосферные раскрыл. В это время как раз было.

    82. Без всего он жил, и пользовался правами природными. Она ничего такого ему не делала, и он в ней ничего не делал. А жизнь их обеих продолжалась за счет естества. Чувство природное телу человека помешало. А у человека на все было свое терпение, он тогда мог обходиться в природе тем, что было в ней. А в природе не начатый был источник. День в годе ему первый раскрылся, и делал незащищенному телу в первый раз. Это самая любимая в дружбе жизнь, которая между человеком и природой начиналась. Не было никакого плохого и холодного, а было без всякой войны, без всякой борьбы, а была одна любовь для обеих сторон.

    83. Человек не нуждался никакой природной живой встречающейся вещью, в природе этого не было. А когда у человека родилась бессильная мысль, он за нее крепко ухватился. Ему, как человеку, пришлось от этого всего отступить. Он уже пошел своим умом не на гору, чтобы этим богатством пользоваться, а стал в этом всем проигрывать. Он не был удовлетворен днем рожденным одним, с кем человек впервые повстречался. И у него проявилась начальная мысль сделать то, чего в жизни он не встречал. А к нему сама природа атмосферой показалась, и сделалась перед ним тьма, ночное время, которое совсем не знали. А тогда и огня никакого, чтобы было убежище. Этого человек первый не имел.

    84. А жизнь живая природная продолжалась, человек выход для себя лучший искал. Ему на его такое тяжелое время, в котором он оказался, природа пошла навстречу его мысли, чтобы дальше продолжать начатое. Не забыло солнышко себя повторить, и за собой атмосферу для этого дела представило. Человеку это не все, он стал искать другое, не такое, как делалось вчера. Теперь делается другое. Человек узнал и стал ожидать другое. Стало появляться то, чего в жизни не было. У человека сила была ума. Умом он заставлял, чтобы природа своими естественными силами первому человеку давала и давала. И она до сих пор свое имеющееся, что надо для жизни его, дает.

    85. Ибо человек этого в процессе своей жизни не хотел видеть и слышать. Да и к тому он все, что нужно было для его жизни, делал. Он даром свет первого дня обнаружил, ему это все далось природой. Она стала ему показывать все то, что было у нее. Она раз ему дала свой солнечный свет в лучах. Почему она не сможет в другом духе показать со своими такими силами, которых сам человек на земле признал, и в них прожил, и изучил, понял, как свою жизнь, которую дадено Богом. Так у него сложилась такая рожденная сильная, никогда не останавливающая ни перед кем мысль. Она притянула недаром к первому начальному небывалому дню этот второй день. И назвали его общие уже ученые силы, с которыми по пути своему такой постепенно родившийся в своей жизни человек.

    86. Он за это все, создавшее самим им, ухватился, стал их один за другим рождать, и рядышком их таких ставить. Ибо они были надо не кому-либо другому, который в природе живет, и не огораживается так, как себя заставил первый человек. Он получил от нее свое право с нею на своем языке так ясно разговаривать, как это в его жизни делалось. За эти два дня он опознал свои силы, и их двинул дальше. Ему далось закрутить это небывалое колесо, которое стало у себя ждать то, что сделалось перед нашим родившимся человеком, кто сам себя показал, и стал двигаться дальше.               

    87. Это силы, за которых мы беремся разбираться, и хотим их с первого дня опознать. Они тронулись самой природы. Она человека заставила своими силами, чтобы делалось то, что желалось и хотелось делать в этих двух рожденных днях. Человек в них сам, без кого-либо прожил. Да продумал сам без всякого всего. Ему помогала в этом деле его личная сила воля, которую он тогда у себя имел. Ему это все открылось, и давалось у себя иметь, раз он прицепился к земле своим организмом для того, чтобы ползать. Он уже заимел в этом деле, и стал своей мыслью искать жизнь не второго дня, а ему хотелось дождаться у самого себя третьего дня, которого он никогда таким не видел, и не знал его силы.

    88. А раз человек наметил своим умом эту жизнь встретить, то почему ему это дело не дастся. Природа на этот счет была не бедная, у нее эти силы только начинали у себя рождаться. А раз родилось два дня, то будет и третий, не такой, а совсем другого вида. Хоть на немножко, но по времени меньше или больше. Уже какая-то есть в этом деле разница. А человеку надо время, ему надо в нем жить. Он его ждал и дождался для того, чтобы в нем прожить, да что-либо такого проделать, чтобы в природе сзади остался от этого какой-либо след. Так оно и получилось, след большой и ясный, в этом два дня прошло.

    89. А третий наступил, уже прошла средина недели, ее назвали, по закону всему, среда. Она строила семидневную неделю, за третьим днем тянула четвертый день. И дала ему имя четверг. Он тоже без всякого приходил, его притянули эти три дня. А вслед за четвертым днем шла великая пятница, пятый день. За нею себя раскрыла суббота, это шестой самый последний работающий день. А за нею пришло воскресенье, в котором люди жили не так, как в работающие дни. Особенно люди данного времени, кто дождался у себя видеть на столе не одну ложку и не одну чашку, и не один кусок хлеба. Очень много на столе стоит принадлежащее все человеку.

    90. Мы сами это все в неделю сделали, провели кое-как эти семь дней, которые не одни в году человеку со своими капризными днями идут. Их всех очень много, не досчитаться, 365 дней, а недель 52, месяцев 12. Это не первые и не последние, в них надо человеку прожить, да лакомиться  за этим столом, который нужен был всем нам нуждающимся, кто начал эту жизнь. Он не один стол перед собою поставил. У него не одно это сделанное им только кушать да кушать. Каждый день его заставляет по несколько раз встречаться с этим накрытым столом. Этот стол человека в одно время ждет для того, чтобы накормить, напоить.

    91. А впоследствии научился человек в процессе всего делать и одеваться. И в доме он определялся для того, чтобы в нем не один день пожить. Он этими всеми годами хвалится, другому человеку хочет своим умением свое дело доказать. Я, говорит этот человек, эту свою начатую жизнь сам начал, и сделал все то, что было надо. Я на этой земле не один год прожил, годы прошли. Я их провел, как будто у меня этого и не было. А за счет этого свою старость привел. Надо бы жить этому человеку, этому дельцу в этих своих днях, а он в них с природой всю свою бытность провоевал, да боролся с нею. Думал, ей как таковой доказать, что он силен все сделать.

    92. Человек этого совсем не знал, но делал. Ему эти дни свое дело для этого представляли, его нуждающееся дело. Человеку как таковому приходилось каждый день делать. Он делал до того времени, пока к нему его такой день не пришел, и его силы отобрал. Он в этом стал бессилен естественно жить. Его от этого сделанного дела окружили недостатки. Он с ними не смог дальше продолжать. Это его вся манера подвела. Сделаться человеку не молодому, как это думалось. А нежданно пришла эта старость и преподнесла свое бессилие. С кем природа не стала сама считаться, а как свою зародившуюся негодность с земли прогоняла. Человек сам себе от другого человека, не такого, как он был.

    93. Родился не он в природе, как перворожденный человек, а она родилась после. Казалось бы, ему надо над нею господствовать. А по ее силам, по ее уму, она стала первого человека по своему умению, чтобы не жить так, как он жил один. Ничего не делал, а только думал, у него рождалось. А сейчас у него совсем не такой человек, как он был перед нею неумелый делать. Он даже не знал, и не видел того, чего знала и заставляла первого человека делать. Я, говорит она, не вперед тебя рожденная. А пришла для тебя в помощь эту систему вместе с тобою развить. Без меня ты ничего не знал. А в природе, да в таком времени, когда это начиналось, они человека родили. И научили, как будет надо в природе заболеть в этом дне через его дело, сделанное руками.

    94. Желание человека было все это сделать. Никто этому делу не виноват в природе, кроме первого человека. Если бы он этого не захотел видеть в природе, или не думал этого, что получилось, то мы с вами никогда такими убийцами в природе не были, чтобы фронт между людьми и природой построить. А мы его с первого дня это все ввели, человека заставили, чтобы он делал и понимал, что будет надо делать в природе… Он делает для того, чтобы ему было хорошо и тепло. День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем и год за годом нам всем давалось прогрессировать, нам технически давалось делать.

    95. Мы сами это получали. А вот доказать, особенно другой дорогой надо будет человеку идти. А мы, ученые все люди, не признали закалку-тренировку, всю работу дела Иванова. Он же сам эти качества в природе нашел, и их физически  сделал, закалился в тренировке. Не простуживаюсь, не болею. Это мне хорошо, что может быть от этого лучше. Я не отказался от хорошего и теплого. Также смогу свое время проводить, как проводят время все люди. Они не хотят признать Иванова, что он сможет и холод воспринять, и плохое так же, как воспринимается Ивановым хорошее и теплое.

    96. Почему люди все, живущие на белом свете, зависимые в природе? Им это все, что надо в природе, дай. Они не ждут время без прибыли. Они к этому всему со своими силами, со всеми сосредоточенными умами, это дело в природе ждут. И будут руками человека делать для своего здоровья. А оно не всегда на человеке хорошим бывает. Человеку не надо нездоровье. А хорошее и теплое развивает болезнь и простуды. Это тяжело переживать. Есть такие болезни на человеке, рождаются для того, чтобы человека с пути снять. Это все сделала зависимость.

    97. Она между людьми и природой ввела хорошее и теплое, которому человек с самого начала жизни своей стал кланяться. И с природою за это между ними пошла огнестрельная война не на жизнь, а на смерть. Человек не стал жалеть природу, начал всякими путями на нее своим умением наступать. И с оружием в руках стал дело всякого рода делать в природе. Через это все, сделанное человеком, стало получаться это начальное дело. Человек стал от этого дела получать для себя живой факт. Это было в природе, происходили первые дни.

    98. Они встретились с человеком небывало как никогда. Человек с человеком встретился для того, чтобы в природе что-то делать. А если два человека родились, и разные у них жизни, то тут оказалась разница такая, которую нельзя будет уладить, чтобы она такая мирила жизнь между собою. Один в природе родился человеком, другой родился вслед. Один другого стал учить, у них между собою пошло развиваться знание. И большое недоверие в том, что с ними каждое утро начального дня стало новое и новое перед ними появляться. Эти люди стали жить и пользоваться этими правами.

    99. В природе не одно для человека было надо. Оно и рождалось, как это надо. Сначала представилась человеку ягодка, человек ею заинтересовался, стал ею пользоваться. И ее руками рвал. В рот клал для того, чтобы эту ягодку попробовать, пожевать, и с воздухом, со слюной эту смесь проглотить. Что собиралось внутри? Каша, то есть цех, такое сокровище,  с которым человек стал уверенно это делать. У него стало получаться. Как будто они в этом деле приобретают свое личное здоровье. Их эта вера заставила делать.                      

    100. Один другого учит. И друг другу стали доказывать, что это все наше есть, и мы этим должны удовлетвориться. Один другого заставляют верить. Что он скажет, это его была правда. А она между ними проходила, и заставляла человека человеку верить. Она – ему, а он – ей. И так у них получилось, что надо было друг друга слушаться. И делать то, что между ними скажут. Я, говорит она, пришла после твоего прихода. Ты, она нему говорит, хозяин этому всему добру. А я у тебя помощница. Если только что-то нужно, я подскажу.

    101. Надо будет вот это сделать, я твоя в этом помощница. Мы двое хозяева всей природы, она нам должна давать то, что мы пожелаем. Увидели ягодку – съели. Это наши плоды, мы их сами нашли. Изучили, поняли, и этим удовлетворились. Это наша жизнь, она в природе свои качества сделала. Мы этого не подумали, а мы дождались такого для нас ясного и теплого дня, в котором не мы одни окружили себя. С нами повстречались.

    Мы с тобою двое, нас когда-то не было. Мы жили, ты себе, а я себе. Нас наше время соединило и показало нам путь, чтобы мы жили, и у себя плодили своих родных детей. Это время не за горами.   

    102. Говорит она ему. Знал ты, чего делал, получай. Ты хотел видеть человека такого точно, как ты. А тебе природа не пошла навстречу, взяла, да по-своему сделала. Не такого, как ты, прислала. А я вот перед тобою стою. Я лично не мужчина, а женщина. Не думай, милый мой человек первого изложения, что я буду твоего характера в жизни. Характер мой, но не твой. Ты думаешь, что если твоя по закону жена есть, так я тебе буду подчиняться, перед тобой ходить на цыпочках. Этого тебе, милый друг, не придется от меня получить. Ты знаешь, что я для тебя чужая, совсем незнающий человек. 

    103. А ты сделался любимым другом. Что ты в жизни для меня хорошего сделал, скажи? Ты мою кровь для чего сделал, для своей жизни или смерти, что ты заложил в мое такое энергичное тело семечко? Я его сама выходила, этого маленького человека. Он у нас двоих на глазах родился для жизни своей, чтобы жить. Мы с тобою что сделали вдвоем. Его как вырастили и поставили на ноги, его взяли да пихнули. Куда, скажи ты мой милый муж? В природу, научили мы его, как будет надо в ней жить, чтобы не ошибиться. Мы с тобою двое были. И когда сделали большую ошибку.

    104. Этакого маленького человека родили, а вот воспитать мы с тобою не учили. Не знали, что делать, чтобы наше дитя маленькое не было такое психически ненормальное, а мудрое в свою сторону. Стал слушаться нас, и стал делать то, что нам в жизни стало приятно. Бездельником не стал он делаться, а пошел по отцовской дороге зависимой. Стал искать жизнь свою такую же самую, которую мы с тобою вместе вдвоем сделали смертную. Нас с тобою наши дети родные. Как это делалось, делается, и будет детьми делаться. Они своих отцов зарыли в землю за то, что им, как детям, делали хорошо.               

    105. Хорошее в теплом, а плохое в холодном. Мы же с тобою двое были сначала. Разве мы с тобою хотели плохого в жизни. Оно само через наших с тобою родных детей пришло. Мы же с тобою жили, не теряли сами себя до тех пор, пока не сделали половое сношение. Это наша, и крепко большая в природе есть ошибка. Мы не родили у себя жизнь, а родили у себя свою родную смерть. Мы для этого на смену родили человека не для жизни своей, а для нашей двоих с тобой смерти. Мы с тобою умерли через своих родных детей. Их надо воспитывать. А мы не умели, не умеем, и не будем уметь.  

    106. Это наше незнание было, вовлекло нас с тобою в похоть. Мы сделали, а у нас получился человек. Вот я его родила, хотела, чтобы он был таким, как я хочу. А у него своя самовольная зависимая дорога. Как мы жили с тобой, кого послушали? Да никого. Мы сделали то, что не надо. Это человек второй говорит, мужу жена. Кого ты за себя взял? Самого плохого в природе человека. Это твоя жена, она друг твой одно время. А другое время она твой враг. Она для тебя в природе неизвестный человек. Знаешь сказку про заколдованное кольцо, которое Ивану русскому человеку попалось в руки. Я об этом вам, как людям всем, расскажу.

    107. Это было так. В деревне жил коваль. Ковал железо, и делал людям кочерыжки, за это брал копейки. Не одни кочерыжки, делал ножи, топоры, тяпки. Словом, он людям делал то, что было надо. Родил сына, в этом деле нажил денег, а сам умер. Сына не научил ковать. А по-другому хозяйничать. Эти деньги, которые были у матери, надо расходовать. Я, он говорит своей матери, а мать, как обычно, слушает. Сын ей стал свои слова представлять. Он узнал, что отец заработал деньги, они сейчас у матери. Жить-то приходилось, и надо чем-то сыну начинать… А денег было всего три сотни.

    108. Мама его не пожалела на первый раз своей жизни. когда сын пожелал хозяйничать. Она вытащила из сундука, и дала сыну их для того, чтобы сын пошел на базар, и чего-либо с живого купил. Сын как будто заинтересовался этим делом. Рано встал до самого солнышка, и пошел пеши на базар. Не доходя до самого базара, с ним встретился старик, нес на себе в мешке старого кота. Молодой человек перед ним извинился, и спросил: «Что вы несете?» Он ему сказал: «Кота». То молодому человеку это было первое начало в жизни разводить с кошки. «Вы его не продадите», – сказал старику этот молодой человек. «Как же не продам, продам». – «Сколько». «Да сто рублей», – ему ответил старик.

    109. Этот молодой человек не знал, что старик этого кота нес, как непригодного, в степь избавиться от него. Он уже старый, да и шкодлив. Молодой человек по-новому стал хозяйничать. Не стал торговаться, вытащил сто рублей, взял в мешке этого кота от старика, и понес его к себе домой. Думает, хорошее начало. Есть, кому мышей ловить. А их у них не было, нет, из-за чего разводиться. Одно оставалось железо, и то поржавело. Когда приносит кота, пускает под ноги своей матери, и говорит ей: «Это вот наше начало есть». Мать удивилась, но ничего не смогла сыну сказать. Кот – это есть первое начало в жизни. Кто его не знает, он может за нехорошее дело и глаза у человека выдирать. Это большая сила кот. Матери, хоть и не так надо жизнь свою заводить, кошку приняла, как свою в этом деле родную.

    110. Что кушала сама, то давала коту. А дело сына было думать другое. За другую сотню купить надо что-либо интересней. Дождался другого воскресенья, опять ему мать дает сто рублей. Не учит чего-либо купить, он сам знает. А на его счастье, тоже старик на бечеве вел старого серого пса. Собаку он у него купил. Теперь обеспеченный всем. У хозяина есть, чем хвалиться, а кормить нечем. Мать опять ему, как родному сыну, ничего не сказала. А если бы она знала, что ее сын сделал в этом деле. Она и так боялась ему перебить. Ждет, за третью сотню что он купит. А сыну счастье такое, в природе повезло.

    111. Он попал случайно в дом умалишенных. Там лежала больная, спала. А у нее кольцо золотое, никто про него не знал, что оно колдовское. А этот молодой человек его у нее снял, и стал его разглядывать с руки на руку, да приглядываться, куда и за что его посадили. Ему где-то на это дело взялись 12 молодцев, у него спросили: «Что ты хочешь, мы твои слуги. Все, что захочешь, дадим вволю». Молодой человек хочет с этого условия выбраться, надо домой хозяйство беречь. Он спас в жизни кота и собаку, а природа его за это этим кольцом наградила. Молодой человек  с 12 молодцами теперь живет, никому об этом не говорит. Молодцы его кормят, его поят, он через них одевается. Живет сам, и кормит кота и собаку, да мать свою.   

    112. Казалось бы, не надо ничего. А сбоку жил король, у него дочь красавица. А к нему приехали другие короли свататься, хотят забрать эту красавицу. А этот молодой человек этим вовлекся и пожелал. Свою мать после этого всего. Мать не возразила это сделать сыну. Пошла, как и обычно люди деревенские ходят, и достала. Об этом знал материн сын. У него за спиною кот да собака, кто молодцев представил. Они заставят короля согласиться, чтобы красавица на стороне осталась за молодым человеком. Роль вся была у кота и собаки, кто их спас в жизни, у того и молодцы.

    113. Старушечку приняли, как сваху. Про своего сына она вела речь. И вдруг король от всех отказывается, и говорит всем: «Кто лучший подарок представит дочери невесте, за того дочь будет отдана». Так и поступил король. А молодому человеку – это молодцы. На что верил и надеялся? На силы молодцев. Мать в газеты завернула подарки. Когда потребовалось, она этот подарок невесте представила. Она растаяла, уцепилась. То король видит выигрыш этой простой деревенской  старушечки. Ставит в этом наказ: «Кто сможет построить дом такой, как у короля, и с таким крыльцом».

    114. Для того чтобы избавиться от старушки. А старушки дело – прийти домой, сыну доложить. Чем надо послужить для короля, чтобы невеста осталась за нами. Так молодцы сами себе сказали: «Все будет для этого дела». А наш хозяин, он всю жизнь самую начальную от гибели спас в природе. За того она стоит, кто за нею стоит.

    Разве мои качества, говорит Иванов, можно забыть. Всему дело – природа, а в природе забыто всеми самого больного, кому я, Иванов, помогал, помогаю и буду помогать. Это не я в этом деле играю роли, и не молодой человек, кто у себя заимел 12 молодцев. Задумал жениться.

    115. Ему помогали, и помогут молодцы. Не люди, это природа. Она за молодого человека заступилась, и через кольцо одарила молодцами. Они не для этого дела дались. Но молодой человек пошел не по той дороге, по которой пришлось идти Иванову, по плохой и холодной. Без всякого кольца, без молодцев, а с холодом и плохим делом. Молодой человек добился своего дела, и дом королю поставил для доказательства. Король согласился, взял молодого человека в зятья. Молодой человек почти король имения. Англичанин на это дело обрушился, пошел войной доказать силами. И тут молодцы заступились, молодого человека спасли. Где-то взялась армия, пехота, кавалерия, артиллерия.

    116. А сам вперед на сером коне поехал врага побеждать, и победил, уничтожил армию своего соперника. А раз молодой человек не по душе невесте, он чужой, не свой любимый муж, тот, кому это будет надо. Душа вся англичанина, невеста не любит своего храбреца, а любит англичанина. И своего добилась эта красавица. Она узнала тайну, чем молодой человек владел. У него на это было кольцо. А в кольце дело с руки на руку бросать в это время. На это требовалось, и надо человеку за что-либо заслужить от природы. А этот молодой человек спас жизнь двум животным. Только он не по назначению этот метод, эти силы пустил, на свое удовлетворение и свое спасение.                          

    117. И другому кому-то полезное досталось. Это кольцо с молодцами сделало то, чего люди в процессе своей жизни не заслужили. Эта красавица, жена молодого человека, за свою любовь к англичанину изменила и разрушила жизнь этого молодого человека. Ей этот Иван рассказал, что имеет у себя кольцо. И им пользуется тогда, когда он его с руки на руки бросает. А молодцы к нему являются, спрашивают. Что надо будет, то и проси у них. Они сделают все. А когда Иван ложился спать, он кольцо клал под голова. Жена эту работу не заслужила, а присвоила воровски обманом. Своего мужа обманула, и ночью это все сделала. Король кинулся, дома не стало.

    118. А Иван, это молодой человек, оказался виноват перед законом короля. У Ивана спрашивает: «Где дочь дел, или жену запрятал?» А он же был бессилен про это дело признаться, промолчал. Его король посадил в темницу. Что сделала мать с кошкою и собакой? От такого дела ушла в свою домашнюю жизнь, сына потеряла. А что кошка сделает с собакой, кормить нечем. Тогда кошка говорит собаке. Знаешь что, милая моя дорогая собака, ты большая, а я маленькая хозяйка. Идем добиваться от природы, от тех людей, кто запрятал нашего спасителя. Собака от этого предложения не отказалась, а оба вместе по дороге двинулись воевать с природой. Умело пешим ходом добрались до моря. А когда морем надо плыть, взяла, на себя собака посадила кошку, и поплыла.

    119. С трудом, но добрались в королевский дом. Кошка учит собаку, как во дворе заслужить хозяйничать, чтобы собаку со двора не прогнали. Надо делать зубами…, что умеешь делать, чтобы люди собаку полюбили. А я, говорит кошка, все сделаю, глаза выдеру, но кольцо заберу. Пришли звери воевать за спасение человека. Кольцо не женщины, чтобы она им владела, как она поступила. Она своим незнающим поступком человека, заслуженного в природе, обманула. У кошки был природный подход. Умело она обрабатывала все королевские необдуманные мысли. Кошка правильно поступила. У кошки дорога одна лежит, как надо обработать королевский дом.

    120. Собака двор стала обрабатывать, а комнату обслужила служанка кошка. Она для этого хранила ключи, и показывала их, для доверия делала. А королева не ожидала этого наступления, как она ни хитрила. Ее хитрость – кольцо класть в рот для того, чтобы им владеть. Кошка своим умением пролезла. Свою позицию заняла в комнате там, где преступница расположилась. Но кольцо в роте хранится. Перед кошкой немалая задача это кольцо забрать. Чего только она ни думала, и чего она ни делала, в это время кольцо оставалось во рту. Приходит последнее и решительное время, надо кольцо у этого человека со рта брать. На себя берет кошка силы.      

    121. Говорит: погибну здесь, или глаза выдеру, но кольцо возьму. Наготовилась. А в это время как раз где-то взялась мышь. Кошка хотела ее скушать, она ей стала говорить: «Ты меня не кушай, я знаю, чего ты хочешь. Кольцо ты без меня не возьмешь. А я пришла твоему горю помочь. Я слегка влезу на бороду, и хвостом ткну в ноздри. Она чихнет, и кольцо ты возьмешь». И получилось между мышей и кошкой. Мышь осталась не съеденная, а кольцо кошка ухватила. И на двор скорее служанка выпроводила кошку, была привилегия, она получила дорогу. Она собаке известила: надо бежать, кольцо у кошки. Кошка и собака в пути.

    122. Опять надо собаке перевозить кошку через море. А кольцо у кошки, она будет первая перед хозяином. А хозяин сидит, он об этой штуке и не подумал, что кошка и собака этого добились, кольцо ему представляют. Собака поставила свое: «Дай мне кольцо, я же всему дело». А у кошки такое согласие: «На, бери в рот». Стала передавать, а кольцо пошло в море, все дело пропало. Но знала, что это кольцо нигде не должно деться, как людям оно надо. И вот кошка к рыбакам, собаку заставила помогать в сети копаться. А сама в общежитие для обслуживания. Кошка и тут не прозевала. Рыбак нашел кольцо, и положил на банте.

    123. Как взять? Надо игру затеять. Кошка стала играться, с места одного в другое, и прыгнула, на банте взяла кольцо. Скорее на двор. Ей двери отворили, и пусть кошка идет. Кошка опять с кольцом. Собаке пришлось рыть нору в темницу. А кошка молодому человеку представила, чтобы он расправился со всеми. Кто виноват, того Иван уничтожил. Стал жить сам с матерью, кошкой, собакой. Я к ним заходил, мед пил, сладко было. Но пользы другим он не применил. И так кольцо силы никакой не дало. А с женой такой распростился. Вот как между человеком зависимым и природою получилось.

    124. Мы эту картину сделали вдвоем. От нас с тобою эта война с золота начиналась, руки наши это дело приобрели. Это хорошо, что Ивану выпала такая определенная в своем пути доля. Она себя заставила сделать эту быль в природе. Копейка человеческих рук помогла человеку сделать все это. Если бы не мы с тобою двое, этого в жизни не было. Молодцы в кольце не сидели, они природою сохранялись. И в природе люди через зависимость делились, один от другого человека уходили, не признавали своим. Их такая несправедливая любовь окружила. Разве король может  дышать вместе с простыми обыкновенными людьми.

    125. У них дорога своя, а у простых незнающих Иванов своя. Это все сделали в природе медные, серебряные, золотые деньги. Эта сказка не была. Она людьми недаром сделана, чтобы люди про нее знали, и не делались такими людьми, как это в природе получилось. Тогда нужна помощь человеку, когда ему хорошо. Старик недаром кота продал молодому человеку, и недаром старую собаку, на бечевке привязанную, продал за сто рублей. Это же деньги, он их сам не приобретал. Приобрели отцовские руки, он был коваль на все село с железа делать разные вещи за деньги.

    126. А в этих деньгах все наши люди соучастники. Если бы не деньги, был ли между нами какой-либо король. Он деньгами вырос, и красавицу создал. Ивану это все по наследству досталось. Если бы не природа, старика такого не встречалось, кто своих близких друзей хотел с жизни прогнать. А молодому человеку рождено это в природе такое счастье, через кота и собаку ему пришлось в дом умалишенных попасть. Разве можно деньги за это все такие раскидывать, за два дня двести рублей. Он обидел свою мать. Это хорошо, что его признали сумасшедшим и посадили в этот дом.       

    127. Он не растерялся, увидел спящую красавицу. А на ней было кольцо не простое, а золотое. Никто про него не знал, что в нем были такие молодцы, кому природа помогала все делать. Разве молодой человек плохо сделал, если он от смерти спас кота, а собаку тоже спас. Хотел было последнюю сотню куда-либо задевать, а его в эту минуту люди признали не таким, как они. Взяли и вбросили туда, где бездельники, больные люди лежат. У них это богатое и томительное кольцо сохранялось для использования. Этих больных надо молодцам лечить.

    128. А молодой человек их заставил самого себя, как зависимого человека, надо спасать. С этого дома уйти. Они Ивана сейчас же убрали оттуда, на его руку. Что сделало кольцо? Да научило Ивана им владеть. Это кольцо люди сделали, и через это кольцо эта девочка красавица была в этом доме. Ее кольцо сделало больной. Но ученым это не понять, что природа делала, она людей наказывала, она и одаряла людей. Как одарила молодого человека не для того, чтобы себя убрать из этого дома. По всему этому развитию кольцо этих молодцев представило, чтобы этих людей всех больных вывести, чтобы они здесь не лежали, и не мучились, и не стонали в этих условиях.            

    129. Молодой человек безграмотный, он это кольцо пустил в ход этих молодцев не для того, чтобы жить плохо, и ничего такого чудесного в природе не сделать. Это счастье не по назначению попало. Ивана жизнь, сама обстановка заставила это сделать. Он хотел королям доказать, что они такие же само бессильные люди. Живут меж нами, ничего не знают, учатся. А того, что Иван получил в природе, им не придется научиться быть через это кольцо. Можно сказать, это молодцы, 12 человек, Бог был природы. Он это счастье не смог удержать, а пустил это все в бой с природой. 

    130. Этого природа не хотела было делать. Кольцо предназначалось ученым людям для той тайны, которая была у простого совсем не истрепанного молодого человека. Ему надо было доказать, что я есть тоже с молодцами король. Он же мать ни с чем не послал свататься. У Ивана роли играли кошка с собакой. А за это все природа одарила Ивана не жениться и не убивать, как это получилось. Зачем Ивану эта красавица, или королевское имение, что он его стал защищать. Это хорошо, что природа была на стороне Ивана. Жена только сделанное Иваном разрушила, а сама ничего не сделала Ивану, чтобы он не жил.

    131. Королю было сделать только одно – за дочь свою родную посадить в темницу. Король этой его тайны не знал. Она была у Ивана, но Иван не смог перед королем отчитаться за его дочь, что она его, как мужа, изменила. Она в Англии в любимца. А природа видит, что Иван в тюрьме сидит. Кошка подсказала: вы что же сидите, не идете спасать хозяина. Вы вольные живые, можете с людьми умело воевать по природному. Она вам все поможет. Вы теперь всему дело. Идите, плывите через море, пробирайтесь. Кошка, у тебя вся инициатива. Мышь поможет, это природа, которая от вас терпит. Вы ее не будете есть – она способствовать будет в этом кольце. 

    132. Кольцо с молодцами. Не по той дороге пошли, где они попадали через нехорошее. Между собакой и кошкой родилась вражда через своего хозяина, что он сам этого не делал. А кольцу приходится в море попасть. Если бы Иван не рассказал про кольцо своей жене, этого не получилось. А то всему дело природа, кольцо у рыбаков оказалось на банте. А молодцы в природе. Никто не знал, как им пользоваться. А то бы разве это кошка сделала. Она заставила собаку рыть нору под темницу. Собака вырыла, но не кошка. Собака переплыла. Всему дело есть природа. Она научила кошку, что сделать, чтобы разоблачить эту природную тайну, которая убила свою жену, и убила бессильного короля.

    133. И это кольцо потеряло этих молодцев. Они сейчас, эти молодцы, 12 человек, находятся в плохом и в холодном виде. Стоит вопрос у человека в жизни. Нам надо их найти, и сделать их природными, не истрепанными ничем никак нигде. Чтобы они были такими людьми, как был одно время со своей мыслью молодой человек. И перед жизнерадостными животными как он поступил, и сделал на всю историю дело. А сам чуть не остался на веки веков сумасшедшим. В природе люди такие ученые. Сделали технику, оружие, снасть.

    134. Ею легко приобретают от природы то, что нужно. За это самое, за что убивал, воевал, и сам остался без всякого кольца. Не стали эти молодцы, не стал больше появляться сам Иван. Как и все первые были люди, они дожили до своего времени. Чтобы полезного для будущего человека, для молодого человека не нашел новенького, умер за это Иван. А молодцы живые находятся в природе. Их следует нам вытащить. Сделать их, чтобы появлялись не из золота, а с живых людей таких, как один между нами всеми научился в природе быть закаленный в тренировке Иванов.         

    135. Он пока один роется в природе, ищет эти качества, чтобы для человека не создавать. Что молодцы не делали, то сейчас делают наши эти все люди, которые богатеют за счет природы, а сами от незнающего человека уходят. Не понимают, а мешают. Заставляют другого, чтобы он тоже это делал, как сделал с кольцом Иван. Это конвейер, колесо, мотор, ток, электричество, горючее, химия, строения, реконструкция, метал. И дело то же самое, чем хвалился. Иван умер, нет. Так и мы умрем в этом. С этим другие те такие люди родятся, бросят дорогу зависимой стороны, возьмутся за независимость, за плохое и холодное.

    136. Молодцам дорога эта была не по душе. У них сердца не такие, как у Иванова сердце воспринимать и плохое, и холодное, что не дает никакого богатства, чтобы им хвалиться. Хвалятся, что у нас очень много хлеба, и много хлопка, много металла. Сколько энергии, она у нас в этом деле исчезает. Умирают люди. Ничего не сделало это все, чтобы мы не умирали. А в природе, да еще такой, как она есть, надо любить обе стороны.  Но не одну, как мы любим хорошее и теплое, а холодное и плохое гоним от себя. Этого не делает Иванов. Для него все одинаково. Что холод, то и тепло, одинаковая природа.

    137. У него первые люди со своей деятельностью, которым пришлось один с другим. Это кольцо, эти молодцы, и этот молодой человек, не ученый к жизни общего блага. Он в природе показал свои небывалые заслуги какому-то противящемуся старику, которые в жизни человека были нужны. Они помогали, и в любую минуту на хорошее дело умеючи помогут. Особенно природа, в ней же давно было это кольцо, которое ничего не показывало в жизни. А природа заставила с самой маленькой копеечки. Все это делалось человеком. Трудяга ковал людям вещи, и эти деньги создавал.           

    138. Не быть этих денег – не быть этого Ивана, и природа не та. А раз она родила молодого человека, ему его дорогу показала, не ту, по которой надо идти. А природа ему кольцо дала, и представила молодцев таких, которых наши ученые добились своим умом в природе огородить. За свое умение получить то, что им народ. Это природа их одарила для того, чтобы человек с нею за право свое, давала кольцо. Если бы они со своим умением не это создавали, чего у нас много есть. 

    139. Мы с вами по этой дороге идем, и такую штуку, как это кольцо, творим. Мы с вами научились, и так нас предки учили, чтобы сильный бессильного побеждал. Какую бы мы у себя ни имели экономику, но самое главное – это природа. Она давала молодцам. Молодцы в природе играли роль. Они помогали этому человеку строить благополучие свое, как и ученые наши ума. Кому они пишут о прошлом? Нам, всем людям. Особенно молодежь заставляют читать и понимать эту могучую систему, которая воевала с природою и сейчас воюет.       

    140. Природа не дает счастье ученому, она желает делать, что будет надо нашей молодежи. Она пока заинтересована этим, чтобы у нее было на сегодня, что с хорошего одеть и также покушать, да и удобно в доме пожить. Все условия на колесо на земле, на воде и в воздухе представить. Это наши ученые искали, ищут и будут искать. Кому сначала обеспеченность? Инициатору ученому. За его ум, что он сделал в обществе, одаряли, одаряют, и будут одарять. А как была тайна в человеке не раскрыта, так она осталась. Его желание, что хочет иметь человек, ученые не раскрыли.

    141. И не знают, что сделать, чтобы не укорачивалась жизнь, а удлинялась. Мы, все люди зависимой стороны, этим кольцом удивлены. А вот этого оно не сделало нам, и никакая техника ничего не открыла по этой части, чтобы наш человек не болел и не простывал, вечную жизнь завоевал. Этого дела кольцо не в силах без человека в природе сделать. И также наши все ученые  теоретически много сделали по этой части, но начинателя нет между учеными. Надо практика, чтобы человек ею владел. И сам сделался таким человеком, которого надо давно между нами, людьми.

    142. Не кольцо с молодцами ждать, когда эта фантазия совершится. И не наша вся техника, которая пущена в ход. Мы ее сделали для того, чтобы базу создавать, чтобы у нас все было. И одеть, и кушать, и в чем жить.

    А вот человека у нас нет это все доказать, что это не спасение в жизни. А заставляли мы, заставляем, и будем мы заставлять природу, чтобы она нам давала, и давала нам необходимое. Она давала кольцу и этим молодцам. Только за что она давала, и за что она нам дает?

    143. Автор не знает, что писать в этом ответе. Мы же бедные люди, просим, чтобы она нам давала. Ученые морочатся не для кого-то, а для себя. А ты, Иван, со своим кольцом подожди. Немало людей убили и убивают ученые своим делом. Человека заставляют, чтобы он делал. А в деле каждый ошибается и гибнет. Это человека не тайна, есть смерть, которую создает в природе враг наше незнание. Поэтому и кольцо ничего не сделало, и не сделает ничего наша вся техника в природе. Она выдумана человеком для своей цели.

    144. Он хочет в природе жить, чтобы у него все было, а ничего не делать. Человек хочет заставить и технику, и природу, под свое умение подчинить. Ничего не делать, руки в брюки, а на столе было все. Это дорога кольца, или второго человека по развитию жизни в природе. Первый человек ничего не знал без второго, что делать. А когда не он, а она к нему пришла, сбоку стала на арене, то первому человеку пришлось сдаться. У первого человека не было того, что она в своей голове заимела. Она сделалась хозяйка.

    145. У нее права больше, чем у первого. Она ему говорит, как первому человеку. Зачем мы двое с тобою есть, нас для чего создали? Мы же всему этому, что есть в природе, хозяева, распорядители этого всего дела. Для нас все есть и будет, если мы возьмемся за это дело, что мы будем делать. У нас получится. Мы живые люди, от нас живое должно зародиться для того, чтобы нашу жизнь продолжать. Будут новые люди с новым мышлением. Они сделают то, что будет надо для нашей жизни. Мы когда не жили вместе, мы не встречались с тобой, и ничего не говорили об этом.                        

    146. Наше было – в одиночку молчать. Я была себе, а ты себе. Что мы знали? Да ничего. А теперь, когда мы повстречались, дело уже другое. Мы стали думать о будущем. Стали время знать, и тянуть его к себе. Мы знаем хорошо, что время наше заставляет делать. Все, что мы захотим, сделаем. Это любимая наша охота. Куда мы с тобою вдвоем ни ходили, и чего мы с тобою вдвоем ни делали, мы без этого общества не обошлись, в котором себя показало кольцо с 12 молодцами. Да и эта вся техника, весь ученый народ со своим делом, они сами себя привели к гибели. Их зависимость заставила у себя иметь.

    147. Люди заимели то, чем они одно время хвалятся. Это их оружие, оно не помогает, а заставляет их, чтобы они что-либо хорошенькое делали. И этим хорошим жили одно время. А от плохого они не ушли, и не хотели уходить. Их природа накрыла за их сделанное в природе хорошее и теплое, которое человека умертвило, не дало ему жизни.

    Природа сама этим делом не радуется и не радовалась, что человек с нею так воевал, как он всю свою жизнь воюет. Одно родил, а то, что сделанное было в природе, умерло.       

    148. А то, что сделали, его уже нет. Этому конца нет. День умирает, ночь наступает. И так наш человек. Мы двое развили эту мысль в природе, и стали говорить, учить один другого. Я одно тебе представляю. А ты у себя имеешь свое то, от чего вся жизнь началась. Ты самое главное, я тебе во всем помощница этому всему. А вот жизнь, которую мы начали вдвоем делать, она не полезная, а вредная. Мы с вами только в природе думаем о жизни, и крепко делаем для этого. Но фактически нам это все, такому вооруженному хитрецу и бессильно борющемуся, в этом всем не повезло.

    149. Хоть и кольцо колдовское приходило на помощь жизни трудяге человеку с дельцами молодцами. А как была зависимость в природе, человек воевал с каждым пришедшим днем, он воюет и сейчас учеными людьми. С природой воюют, они ищут тайну, но не знают, где она. Не в кольце, не в молодцев находится эта тайна, которая надо всем людям. Ее и ученые наши неправильно ищут, и неправильно техника вводится. И все оружие человеку не помогает, а заставляет природу силою ума человека, чтобы природа нам, всем людям, давала беспрестанно эту экономику, которая нами всеми делается.     

    150. Мы живем в природе не для того, чтобы делиться нам, людям, в своем деле пополам. Одни наши люди умеют, другие не умеют. Кто нам про это сказал в природе такие человека слова. Такую мысль свою проложил, которая нам всем сказала: «Здоровье можно купить, и можно его продавать». Это делалось, делается, и будет все время между людьми в природе делаться.

    151. Это не проблема – хорошее и теплое, техническое на колесо ставить, мотор заводить. И быстро по земле и по воде, и в воздухе свою быстроту развиваем. О скалу разбиваемся, в волнах тонем, а в воздухе кувыркаемся. Плохо тому будет за это дело, что он много думал, а делать приходилось больше. Но чтобы какая-либо польза человеку, мы ни от кого не получили. Наша, всех людей, дорога на земле делается не так, как надо. В природе две противоположные стороны, и большая между всеми людьми лежит разница, между севером и югом.

    152. Мы с вами не мыслим, и не ждем ничего в своей жизни, кроме хорошего и теплого юга. Сама природа показываем нам всем живущим, что север тяжелая сторона в человеческой жизни. Надо мешок, а на юге совсем в трусах. А наши люди, они не научились встречать холодное и плохое. Все люди идут за хорошим и теплым. А сами своими  руками делают, ногами носят, чтобы потерять здоровье. А кто из нас, зависимых людей, не вояк и не борец. Все эти люди потеряли здоровье, в этом всем лежать в могиле. Так и эти ученые и неученые.

    153. И им плохое и холодное не надо, они уходят, у них к этому недоверие. Им не надо истина, они окружили себя неправдой. Через свою сделанную экономику умирают. А по другой, не по такой хорошей и теплой, они не пойдут, у них бессилие. Люди здоровье потеряли в процессе. А процесс человека окружил недостатком. Он через это заболел, поболел, и умер. Все люди не хотели этого получать, а фактически не получает в природе человек жизни. Он не нашел эту тайну, его незнание в природе, и нелюбовь к ней.

    154. А раз ты человек. Самое главное, для человека воздух неприятен.

    Набиралась через насосную трубку вода. А Яшка, мой сын, пожелал пить, и я ему воды набрал. А ее через удобство сделанное хорошо набирать, а плохо выпивать. И не пришлось воды напиться. Я тогда потребовал кружку. Вода была в чугуне, как это всегда делалось. Девочка маленькая в своем синтетическом платье стала  мне хвалиться, что у нее такая шелковая вещь. Она мне не дала и сказала. Это вот сбоку стояла постарше немного, ее имя Наташа. Когда она сказала: это ленточки Наташи. Но эта Наташа стала говорить об этой скупой девчонке, которая никому ничего не дает, только сама берет.

    155. Я иду в хорошем молодом возрасте в фуражке встречать людей, идущих с рудника. Думал, что там кто-то из наших. А оно оказалось, сзади опять идет сын Яшка. Я его стал прогонять, чтобы он вслед не шел. Он так и не послушался. По такой траве по выгону маленькие ребята собирали…для топки. А сбоку гуляли девочки, наряженные в красные платья. Посчитали меня за дядю Филиппа.

    156. Я с ребятами пробирался в сапогах по разлитой воде, чтобы не замазаться. И так попал на…В то время там никого не было. А на песках возле ветряка дедушки Гриши в одном таком месте, в котором вся молодежь собиралась что-то делать. Или устраивала свой молодежный вечер, и пищей так они хвалились. А я у них спрашиваю, как у деток: хороший ли барин или нет?

    Эту тайну, это дело, требуется в природе человеку не так жить, как себя он зависимо заставил по этой дороге идти, то есть воевать в природе за счет сделанного руками и умом.

    157. Человек стал это все беречь, хранить. Почему же независимая сторона. Тоже человек имеет руки, ноги, голову глаза, уши. Ощущение не такое маленькое, а большое. Хочется сказать, природное естественное. По всему выводу, неумирающее, раз человек не получает простуды и заболевания. Надо уходить от такого бессильного народа. Куда ты от такого вооруженного со своей разведкой, со своим умом, от него не уйдешь в другую национальность.

    158. Или в леса, или в море скроешься. От кого, спрашивается? От человека, забытого всеми нами, больного. Он у нас лежит беспомощно в городе Николаеве, улица 8 Марта. Котак Люба. Думал ли кто-либо из людей наших ей своим умением или средствами помочь? Все ушли от этой болезни, отказались от девушки, не стали близко дружить, как с родною. Мы ей поделались чужие. Не умеем делать эту тайну, и это небывалое дело с вами. Тайна есть я, говорит Иванов П. К. Меня надо просить, умолять. Мое делающее дело. Я с ним не хоронился, и не стал уходить от Любы.

    159. Давал до этого дела, был на воле. Пусть начальник Варваровского района даст свое слово, чтобы блюститель порядка разрешил, мне не мешал в этом деле. Люба ходила так же, как ходит Мария Владимировна Помазан Днепропетровской области, Василевский район, хутор Шевченко. Почему такому человеку не помочь, и не сделать ей здоровье. Чтобы допустил начальник. Она здесь эту тайну нашла, разыскала, пишет, что только одна надежда лежит. Она меня называет Учителем. Я действительно Учитель. Не одну такую Любу с постели поднял, живут да здравствуют здоровые и крепкие.

    160. Я и сейчас даю свое обещание Любу поднять на ноги. Она будет не мучительная. Зачем мне это дело на себе показывать людям тем, которые пошли по умирающим дорогам. А эта дорога, которая лежала, с нею никто не хотел заниматься. Все избирали хорошую и теплую дорогу, которая не пропускала человека без всякого оружия. Хозяйничать приходилось каждому самому с силою и умение. Человек должен знать про землю, когда и как ее пахать. Что в жизни требовалось, чтобы в природе выигрывать, а не проигрывать. Надо время знать и к нему готовиться.                         

    161. В природе два времени, и разно к нему человек готовится. Думает вперед год, и подготавливает себя для того, чтобы у него никакой день даром без всякой работы не прошел. У человека все дни на пальцах. Что за такой день проходит один раз в году? Он кормит весь год, если угадаешь вовремя всю эту работу причитающуюся на этом месте для этого сделать. Мысль человека мучит, не дает про все это забыть. Это твой минимум в жизни для этого дела. В твоей голове мозг, который связан с одной внутренней частью всего органического тела через нити провода. Каждая мизерная нить обслуживает мышцы там, где кровь через это действие жила. А другая сторона связана с волосом.   

    162. А волос уже бурлит, с воздухом вместе соприкасается с множеством видов. Они свою форму меняли и делались  в этом всем. Я был в ванне в природе. Она меня своими естественными силами хранит, мою живую энергичную расположенную во внутри кровь, ходящую по мышцам. Она попадала в легкие, где с воздухом с кислородом обменивалась, и проходила по своему каналу аортой в сердце. А сердце эту кровь перерабатывало клапанами, и отчисляло для удовлетворения мозг, чтобы он питался  и этим всем развивался. И делался в человеке хозяином тела через природу.    

    163. А в природе три естественных тела, с кем приходилось через поры вместе близко, как родные по существу друзья, любимые помощники один другому. Здесь уже не потребуется телу то, что требовалось до этого, когда человек жил за счет материала, сделанного руками, и приобретенного продукта. Мы его смогли для своего тела в природе трудом собрать. И расходовать так, как мы это все употребляли, как продукт. Человек совсем не такой был, как сейчас он сам себя в этом представил. Это опознание говорится истинно для того, чтобы в природе любому человеку сделаться по своей работе героем.  

    164. Царь Иван Грозный был князь, из всех князей царь. Он хотел греческую невесту своей жизни силой забрать, а природа это начало не дала. Греки были сильные русским свою веру православную навязать. Так они, как оно получилось в жизни. Русских заставили в Днепре топиться, как принадлежало. Православная церковь у русских быть так и осталась без всякой пользы. Так и сейчас гремит, грохочет по земле наша вся сделанная техника. Все ученые заставили жить в этом деле. Природу обуздали, заставили, чтобы она нам давала плоды.   

    165. Что с этого всего получится, если мы с вами в нашем доме, в приличных квартирах. Будет все для того, чтобы человеку жить, а в самом теле в организме не будет его здоровья, уже есть недостаток. Ты, человек, перестаешь думать, и твое сердце не бьется. Что ты в этом деле получаешь? Все твои прекрасные цацки, они ведь остались, а тебя, человека такого, в жизни не стало. Зачем тебе такая жизнь и такое дело, если тебе в этом делает природа.

    166. Ты для этого дела не рождался. У тебя твоя дорога родила, чтобы жить. Но твои предки родители ошиблись крепко на тебе это все развить. По всему этому развитию и опыту выведено, ничего, никакая особенность неживая не поможет, чтобы мы с вами все эти люди, которые окружили себя всем этим достоинством зависимо, заставили сами себя в этом всем остаться. Это их дорога, они по ней идут для своей тяжелой жизни.    

    167. Перед ними война, борьба их. Они этому учат молодежь. Заставляют, можно сказать прямо, за конфетку. Малый человек, как и старый есть, один уходит, другой наседает. Чтобы им обеим легко было, у них и сердце не такое, как следует. Больное и негодное. Редкость, но оно успеха в процессе не получает. Сердце надо для жизни своей свое иметь не старое, а молодое, чтобы оно никакого никак врага не боялось, и ничего не боялось. С головы выкинуть все.

    168. На это дело родится человек не такой, как мы с вами есть. Он родится в естественной природной форме, как практик своего дела. Он между нами один будет Победитель природы, Учитель народа. У него будут свои силы, все он будет делать для жизни пользу. У него поток будет свой. По своей дороге он пойдет. Ему как таковому не будет нужна никакая одежда, не будет надо и пища, и дом жилой.    

    169. Тем и больше человек закалки-тренировки, не боится природы, друг ей везде и всюду.

    Вот чего надо нам, всем людям, добиться в природе. Не жизни, которую мы все ищем. А в конце концов мы с вами наткнулись на нашу смерть. Мы своим телом ошиблись, что этим делом стали заниматься. Это наше не спасение и не удовлетворение, а в этом всем проигрыш. Мы не хотим, чтобы нам болеть, а на нас это налезает. Мы бессильные в этом отбиваться. Нас природа за это стегает. У нас с вами дорога защитная самих себя. 

    170. А раз самозащита, значит бессильная. У нас для нас другое чужое. Этот человек, кто добьется от природы одного своего жизненного, он не будет время так ждать, как мы все до одного человека живем и надеемся на другое какое-либо. Лишь бы на себя натянуть. Хочется всем, как бы лучше да чище от другого. А сам не знает об этом хорошем, оно делается на человеке плохим. Человек эту кожу или одежду носит, пока она не исчезнет, в негодность произойдет. В природе человеку, и в духе ему хорошее помогает. Но на нем и в нем делается вонь. Она негодная и себе, и другому.

    171. Разве это не твое желание, не твоя любовь. Разгадать, что плохое и что хорошее. А в природе продукт разве снят с земли плохой. Вкусное, сладкое и хорошее есть и есть бы. Да не пускает то, что набросано. А мы это все делаем своим телом на вонючее. Почему независимость этого не хочет видеть, и этого делать в природе. Она не любит того человека, кто чужим делом занимается. У нее свое. Ничего в природе вредного для себя не делай. Отвечать ни перед кем не будешь. В природе свое береги, а чужое не бери. А мы все до одного чужим живем.   

    172. Чужое – это природное, не наше совсем.

    Когда мы двое были, я и ты, что нам было надо. Нас два человека было на земле, мы этим не нуждались, что человеку теперь было надо. Сейчас ложка, она необходимо надо, и также вилка надо. А как же мы с тобою это все начинали. Мы не думали, что у нас будут свои родные маленькие дети. Нас с тобою никто не учил, что их надо чем-то одевать, или кормили мы детей. У нас с тобою этого и в голове не было. Мы на земле стояли и смотрели вдаль. Даже дороги не было видать. Какие мы были тогда незнающие в своих шагах.

    173. Нас с вами научила зависимость. Мы не умели жить. Это наши дети в процессе заработали.

    Об этом всем, об всей этой развитой в природе на человеке истории. Она недаром такую штуку на себе сделала. Это наука из наук, самая одна из всех наук открыла ворота этому всему, за что наши ученые теоретически берутся. У них к этому желания не нашлось Иванова труд в природе поддержать. Зачем он ее делает. Пишет не про кого-либо, а про истину между природой и людьми. Она пока остается для всего человечества тайной.   

    174. Мы совсем не по той дороге пошли. Для своего тела мы ничего не делаем, чтобы нас с вами природа по-старинному не стегала. Мы в этом деле остались позади бедные люди. Не хотим признаться, что в природе лежит для нас, всех живущих людей, в самом человеке тайна. Его личное здоровье, которое будет надо нам всем. Если мы за это все возьмемся, и станем делать не для самих себя лично. Мы должны сделать это все для нас всех. Особенно наша молодежь, которую мы с вами не хотим направить, чтобы она за это дело взялась, и стала делать на себе.

    175. Разве нам будет плохо, если мы научимся в природе делать то, что сделал за тридцать с лишним лет Иванов. Он между нами один в природе, и у него мысль для жизни не такая. У него склонность одна – надо заставить человека любить природу не так, как мы с вами однобоко прожили. А в этом деле ничего полезного для здоровья человеку не сделали. Разве нет у нас с вами идущих в году дней, или нет месяцев, которые складывались неделями. Это все нужно для человека зависимого в этом всем. К хорошему и теплому мы спешим попасть.

    176. А вот для плохого и холодного мы сами себя не подготовили в этом. Мы же от этого дела оторвались. И все время не деремся вверх, как это будет надо нам драться. А мы со своим хорошим и теплым вниз по дороге спускаемся. Не мы молодежь учим хорошему, а нас молодежь учит плохому. Мы в этом нашли эту дорогу, этот такт. Стали учиться на теории. И своего близкого по жизни родного друга оставили, как незнающего в этом деле. А примкнули к тем людям, которые ничего не знают в природе, что будет завтра.       

    177. Завтра вольется между природой и этими людьми независимость естественная. И начнет учить по-своему по природному. Также начнет трудиться для блага здоровья. И будет учиться в природе, чтобы научиться такому, чтобы хвалиться перед миром. И правду свою сказать про самосохранение всей лично своей клетки. Особенно это мое молодое здоровое закаленное сердце 25-летнего человека. Наша всех такая молодость, такое время, в котором мы с вами очутились, это половина всей нашей прожитой жизни.

    178. Мне, такому родившемуся человеку, перед кем-то, особенно перед природой надо было своими силами отступать. Это мои имеющиеся силы. Мое такое здоровье, оно стало падать. Я эту дорогу не пожелал проводить, чтобы у меня стало хуже и хуже. А взялся за дорогу новую небывалую на человеке. Она мне пришла в голову мыслью. Почему это так, что человек одевается не плохо, а хорошо, и кушает неплохо, а в доме живет богато. Казалось бы, надо от этого дела еще лучше жить. А получилось в процессе нас всех, мы начинаем сдаваться. У нас уходит то, что было.

    179. А то, что мы не хотели бы иметь, оно само развивается. Наше для всех бессилие. Мы не уходим от нашей развитой на нас смерти, а мы прибегаем ближе. У нас все делается не таким, как это будет надо развивать силы. А мы их теряем, у нас с вами делается большой недостаток. Мы того у себя не получаем. И не сможем через это все получить. Как и всякого рода растение. Давайте брать дерево долго живущее, или траву растение. У них свое явление. А человек не дерево и не трава, и не другое какое-либо животное бессловесное. С ними не говорит, а своим телом нам помогает.      

    180. Мы, люди, это животное всякими путями заставляем. Не оно нас, а мы его. Оказывается, человек своим умом и желанием для себя, своего удовлетворения открыл то, что ему в жизни потребовалось. И открывает на сегодня все новые и новые. Перед людьми оказываются дороги, он их захватывает. И хочет в них, этих условиях одно время пожить да полакомиться. А потом все это оставить, а сам навечно в прах произойти. Этого заслуживали через дело свое. Они делали, а потом в этом деле не закончили свое намеченное, и умерли.  

    181. Это не тайна человеческой жизни, и не живой факт для понятия человека, а большое свое незнание в этом. Человек не стремился от этого всего оторваться, и бросить все то, что ему приходилось все время делать. Я, говорит человек, не привык к тому, чтобы ничего не делать, а чтобы жить. Природа таких людей у себя не держит. Берет, у них свою немощь преподносит. Человек уже получает не то, что он получал в труде одно время. А потом он пойдет вниз, и сдастся, не будет сам этого делать. У него силы не будут в тело прибавляться, а будут уходить.

    182. А раз они уходят от человека, что есть возможность получить. Если мы для этого ничего не делали, и не делаем практически.  

    Всем нам делается хорошо тогда, когда на двор приходит хорошая погода. Она нам нашему человеку во всем деле помогает думать о том, что будет в природе происходить еще лучше от этого дела. Мы с вами этого в природе завтра ждем, и надеемся на природу, что она с нашей мыслью согласится, и больше в нашей жизни плохого не будет. Это у нас у каждого  человека проходит.

    183. Мы с вами не бросаем об этом думать, и даже хотим у себя иметь. Но само время на этом месте, где мы с вами расположились, и каждый в отдельности делает, меняется, и оно хорошим никогда не стоит. Особенно чтобы было человеку хорошо от этого дела, что он делает в природе. Ни один человек этого не получил в своем сделанном и умелом деле. Он своим поступком в своей жизни не заслужил за то, что он таким перед другим человеком в природе сделался. Он одного духа не любит другого человека, кто этого не знает, а хочется знать, что знает сосед.

    184. Как ему хочется от его жизни не отстать. А ему, как нарочно, делается, даже не такие дни проходят по природе. Не везет в жизни. Хоть ничего не делай, брось, и живи так, как не жил еще человек. Да так не хотелось в природе жить. Хотелось и хочется любому человеку, чтобы ты делал любое дело. А у тебя в этом деле развивалось хорошо, чтобы за счет этого приобретения было жить не плохо, а хорошо. Нашему человеку в нашей жизни всегда надо будет жить хорошо. А получается плохо, мы этого в природе заслужили.

    185. Наше с вами в этом деле большое незнание заставляет на этом месте жить плохо. Мы об этом не думали. Разве здесь не такое в природе время проходит. Разве не такие дни на землю ложатся, или не такая делается неделя, в которой человек шесть дней подряд может делать свою работу, как все люди это дело делают. А разве не такой месяц со своими днями проходит между нами всеми. Мы же живем в нем каждый себе, и очень тяжело приходится эти длинные дни тянуть из-за недостатка своего. Может быть, и согласился так тяжело жить, как нам приходится в этом месяце в недостатке проживать.        

    186. Мы не знаем, как этого времени дождаться, когда оно придет к нам. И нас своим имеющимся в жизни окружит. Не одному об этом деле приходится думать. А если во всем году, да каждый пришедший день такой же недостаток тебя, как незаслуженного человека, окружил. А год – это не один месяц, и не одна неделя, и не 12 часов день, а 365 дней. Его же приходится человеку встретить, проводить. И сказать самому себе: как же долго приходится ждать.

    187. А мы с вами жили плохо в большом недостатке, или, можно сказать, хорошо. А вот чтобы мы видели это время, и сказали сами себе. Оно какое бы ни было, это время, но мы в нем не нажились. Имейте в виду, не один год впереди идет, а их уйма, этих годов. Мы их встречаем и провожаем. У нас на это силы есть, мы этими силами живем, и очень крепко в это время с вами хвалимся, что мы прожили хорошо или плохо. Мы этим не удовлетворились. Нас с вами встретило несчастье, небывалая в жизни стихия.          

    188. Разве человек в этом всем хотел это видеть. Он не клал в голове, чтобы с этим встречаться. У него одно было, чтобы жить и жить. А природа сама велика, в ней нет конца и края в своей жизни, которая началась. Мы не знаем, как это получилось, что человеку надо быть в этом всем. Мы не знаем своего конца, и не хотим его у себя иметь. Раз мы родились в природе для жизни, мы об этом всем и думаем. Нам хочется жить. Мы живем не так, как нам хочется. А мы живем так, как нас природа одаряет. 

    189. Один раз в жизни пожили, а потом этого уже не будет, умираешь навеки. Только сейчас, только теперь отворились двери на то, так, как мы прожили в природе тяжело в таком большом недостатке, мы не будем уже встречаться и об этом думать. А от природы, от ее условий мы своим поступком заслужим большого внимания, и так больше жить перестанем. Не будем делать то, что мы с вами всегда делали. Но у нас не получилось, что хотели получить. Мы с вами разве к этому пришли со своей мыслью.

    190. У нас с вами жизнь в мыслях богатая, но в деле нашем бедная. Мы не хотим умирать, а фактически умираем. Нас с вами ведет наше незнание. Мы хотим, но не получаем. Бессильные в этом деле жить. Нам природа для этого дела подослала человека. Он перед нами всеми стоит на ногах, нам про это все описывает, что мы с вами в этом всем крепко ошиблись. Не надо было так с природою поступать, не надо с нею так воевать. И ее силы заставлять, чтобы они нам, людям, давали без конца и края, как мы хотим.

    191. Мы этого времени дождались, стали делать то, что нам в жизни будет надо. Это та жизнь, за которую мы с вами не брались и не беремся, чтобы нам с этого дела, которое мы будем делать все одинаково, и будем в этом жить все равно. Не будем уходить друг от друга, а будем близкого своего неимущего искать. И найдем его, узнаем, чем он будет нуждаться, и ему в этом деле поможем.

    192. Вот чего мы найдем в природе. Больше не будем в недостатках тяжелых жить. Нас огородит всех нежданным создавшим в природе богатством. Мы не будем так жить тяжело, как до этого времени жили. Будем жить легко по Иванову.           

 

1966 года 11 октября

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.08. (1308).

 

      6610.11   Тематический указатель

Качества Бога Учителя  2-6, 17, 72, 73

Дитя  7

Без денег, независимость  17

Дом Учителя – три друга  18

Задача Бога  18

Закалка   30, 31

Первый человек  80-83-100, 145

Плохое, холодное  105

Половое сношение  105

Сказка «Заколдованное кольцо»  106-144

Деньги  125, 126

Тайна в Учителе  158

Независимый человек  168, 171, 177

Ошибка людей  190

Всем равно  191

 

 

      

   

Иванов П. К.

Впоследствии человек не будет умирать

 

10 октября 1966 года

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. В природе для жизни человека есть две стороны. Одна из них плохая, другая хорошая. В одной стороне определяется холод, а в другой стороне стоит тепло. Люди все научены сзади оставлять плохое и холодное, а встречать хорошее и теплое. Мы, все люди, знаем и делаем, и к одному, и к другому готовимся. От холода уходим все мы, а к теплу прибегаем. Осень – бесполезное дело в жизни, оно ведет к зимнему времени бесполезному. А весна наша, всех людей на земле, красавица. Какая она со своими днями теплая, солнечная в лучах, к чему букашка вылезает, жучек вылетает на зелень с цветами. Запах одаряет. Все улетающие птицы назад возвращаются. А человека его причитающаяся земля тянет. Говорит: надо будет ухаживать.

    2. Она с осени вспахана, под зиму в снег положена. Хороший болельщик хлебороб крестьянин делец, этому всему инициатор не забывал об этом грунтовом месте. Зернышка чистил. Всю свою возможность в природе готовился. Мы, люди всей земли, поделились. Один человек со всеми остальными. Все идут по зависимой дороге. Им кажется, что они правильно ползают по земле, и в этом всем ищут жизнь. А фактически нашли в этом во всем смерть. Зависимый человек – защищенный  сам себя человек одеждой, и удовлетворен пищей. Он находится в комнате хорошей и теплой. Он умирающий человек. А один рожденный в природе человек, независимая дорога, которую познал Иванов Порфирий Корнеевич русский.

    3. Я, говорит Иванов, и стал для этого всего готовиться, то есть закаляться в этом деле. В тренировке этих результатов добился. Не стал простуживаться и болеть. Что может быть от этого всего лучше человеку любому, кто этим делом займется, и начнет делать то, что сделал на себе лично Иванов. Он в этом добился реальности, чем хвалится, своим сделанным делом. Я говорю всем людям, чтобы они знали за мою способность.

    Она признала мое дело самородка. Источник – закалка. Я один тружусь на благо здоровья всего человечества. Учусь в природе, перед миром хвалюсь. Правду хочу сказать за само хранение личной клетки. Мое молодое здоровое, закаленное сердце – 25-летнего человека. Мой в свете выход. Я не боюсь врага, не страшусь ничего, даже своей смерти.   

    4. Если бы у меня этого не было, то не было бы моей жизни. Я человек земли, дышу крепко. А резко говорю не про какое-либо чудо. Я говорю про природу, про физическое, практическое явление. Самое главное, чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение – мгновенное выздоровление центральной нервной части мозга. Люблю и болею, но никогда не забываю про больного. Его душу знаю, хочу ему помочь, через свои руки током убиваю боль. Это нам не слова говорят, а все делается делом. Рука пишет моя владыка. Никогда про это не забыть. Очень справедливо. А просьба какая? Меня надо просить – будешь здоров. Кому это будет не надо, юноше молодому? Так нет. Уважаемые вы, это мировое значение. Нам надо кланяться, просить, любить великую природу. Не молчать – правду говорить.

    5. Не болезнь играет над человеком роли, а играет роли человек над болезнью. Нам, молодежи, надо учиться, понимать дело Иванова, чтобы не попадать в тюрьму, и не ложиться в больницу. Жить свободно, не лезть на рожон. Какая нам будет слава любить самих себя. Головкой кланяться, свою вежливость представлять. Эх, жизнь моя тяжелая для всех. Пойми мое терпение, для этого сердце закали. Милые вы мои люди, гляньте на солнце, увидите правду, свое выздоровление. Быть всегда таким, как я есть, Победитель природы, Учитель народа.            

    А мы, все люди, зависимые, заставили делать в природе то, что от нашего имени получилось. Особенно сейчас, в данное время. Мы с вами технически развили все то, чего нам стала давать земля. Она себя сделала источником. Мы на ней стали добывать хлеб и одежду. Также сделали из недр любое разное оружие. Пустили в ход мы для того, чтобы у нас с вами была построена жизнь хорошая и теплая.

    6. Причем тут кто-то из всех людей остался, что они в этом деле умерли. Их война, борьба не выиграла, а проиграла за то, что они делали свое дело, и в этом деле ошиблись. Их дорога повела не туда, куда это следует. Мы в природе родились для жизни, чтобы жить. А природа за наше все стеганула. Взяла не пожалела, а взяла да наказала своей болезнью. Враг напал, и стал тревожить. Человек стонал одно время, а потом умер, его не стало, как и не жил он.

    Независимость имеет свою сторону холодную и плохую, с которой встретился Иванов. Научился делать по природному, по естественному для того, чтобы человек жил, но не умирал. Я, Иванов, любовь свою применил в этом деле. Всю зависимую сторону просмотрел, изучил.

    7. Понял старое и непригодное дело, его делала зависимость. Я такая отроду. А за мною, как за хорошей, идут и идут. Зачем? Я сама не знаю. Одно время пожить да поработать, чему я и научила всех одному. В этом деле пожить хорошо, да повольничать по природе такой. И зиму с природою воюю, и летом. Не перестаю думать про завтрашний день. А он и  к нам, знаете, как медленно шел со своими родными силами и волей. А что я такой человек был и остался. Меня надо одевать, кормить, и в доме хорошем пожить. Это на мне не на одном человеке мысль такая. Она осталась на всех живущих людях. Они все хотят, но когда приходит время такое, уже нам не хочется работать, и, можно сказать, очень тяжело. Никто не работал бы тяжело, но ничего не поделаешь, надо.

    8. В природе не все дни одинаковые. Один теплый и прибыльный, другой холодный, но убыточный. Мы, все люди, не хотим, чтобы зима была. А поделать не сможем. Жить-то надо зимой и летом. Готовимся, делаем дело то, в котором мы ошибаемся. И на веки веков гибнем. Умираем мы зимой и летом.

    Наша красавица мать природа естественность, независимость. Она не боится ни зимы, ни лета. А как они в природе были, так они остались не тревоженные. Я, говорит независимость, одного человека поставила на ноги, и не учила его быть бессильным. А сказала: ты человек такой же, как и вся есть природа. Она не уходит и не прячется от своего времени. Надо быть дню такому, как он приходил и уходил. А человеку таким, как он родился. И его встретила природа, обогатила его, дала свои все возможности. Человек не такой, как все.

    9. Мы защищаем сами себя, но разно. Почему, спрашивается? Разве разница между одним и другим должна быть такой?

    Мы, два человека, стали жить в природе, разно стали думать, и дело не такое стали делать. И сами форму разную носят. Одному приходится верить чему-то своему делу сделанному. Я, говорит, без природы ни шага. Она у меня источник. Это идущее время, кто его знает, оно где есть. А у меня родилась мысль с ним повстречаться, и что-либо в нем такого сделать, чтобы чем-либо хорошим хвалиться. Человек зависимый не умеет жить в природе без всякого дела, он этому наученный. А я, говорит независимый человек. Так учится, как вы все учитесь, много знаете. А делать, без конца делаете, но у вас не получается. Вы в природе боитесь жить. 

    10. Для вас время не такое, как это надо. Вы все одинаково готовитесь. Вам это надо. Если вам природа не откроет свои белые поля, и не даст вам свою прибыль, вы отпадете от земли, как клещики. Вы же зависимы от этого, много трудитесь для этого. Но жизни, как это надо человеку, не получается. Вы же вояки, борцы с природой. А я один в природе такой не вояк – друг в природе. Мне не нужно то, чего тебе требуется каждый день. Нет тряпки, нет куска, дома нет. Ты без этого всего не человек красавец, хвастун чужим. Ты научился в природе жить независимо от нее? Бояться и делить время перед собой не приходится. Природа мать родительница. Она все может дать, лишь бы ты захотел. А ты хочешь жить, но у тебя не получается.                           

    11. Ты не заслужил своим поступком, умираешь без этого. А как же я один между вами всеми живу, не боюсь природы. Она для меня не такая. Я люблю, дружу с ней. Близко стою, говорю с нею на своем языке. Не хочу и не заставляю. Вы гляньте назад, какая у вас техника, оружие какое. А ум человека развит до академика. А как был враг внутренний и внешний, так он и остался с вами через ваше богатство и вашу нелюбовь. Вы хотите у себя видеть, и строите хорошее и теплое. Это ваша жизнь, желание ваше, но вам природа этого не дает. От вас отбирает ваше здоровье, вы происходите в нездорового человека. Она вас гонит прочь с земли, не любит ваши качества. У вас дух не такой, который требуется атмосфере. Что через ваше тело проходит? Жирное, сладкое, свежее, и вкусное. На что оно происходит? На нехорошую вонь.

    12. Так за что вы, хорошие люди, одно время танцуете, поете, а другое время плачете? Друга по жизни своей в землю закапываете. Что вы сделали, чтобы он не умирал? Да ничего. Говорит нам всем Иванов. Я один человек с вами не согласился, не пошел за вами вслед. И не стал я по природе отыскивать жизнь, как вы этакие ищите в своем тяжелом труде. Вы вооружены против природы. Она же мать ваша. Воздух, вода и земля. С чего вы родились, и с чего сделали оружие, чем стреляете. И кого убиваете своим выдуманным режимом. Это все наделала наша дорога, зависимая сторона. Она нас заставила это делать. Мы крепко ошиблись, что по этой дороге пошли. Наше, всех людей, большое незнание, через это умираем.

    Мы с вами пробовали по следам Иванова идти, или с его мыслью соглашались. Он же с нами рядом стоит, нам за свою идею говорит.

    13. Нас всех эта жизнь не касается. Это же закалка-тренировка. Она безденежная, за нее никто нигде никак не заплатит деньги. Она самая богатая, неумирающая на человеке одном. Я неумирающий человек. Я делаю то, чего все люди не делают. Мы боремся, воюем с природой, а он нет. Он любит природу. И хорошее, и теплое, и плохое, и холодное. А мы живем однобоко, поэтому мы своего в природе и не завоевываем, умираем. А Иванов живет не так, как мы все, зависимые от природы. А он независимый. Большая разница. Он живет, а мы умираем.

    Независимость у зависимости спрашивает. Что меня спасает? Я живу не тем, чего у тебя полно есть всего. У меня нет ничего. Как же, мой один человек живет, а твои все умирают. Это же у тебя будет нехорошо, ты их заставила, научила этому делу.

    14. Они за тобой пошли. Стали делать для хорошего и теплого. А получилось плохо: пожили, повольничали, и умерли. Куда они пришли со своими делами? К холодному. Ты их обманула своим хорошим и теплым. А моим. Говорит независимость, твои люди не в силах терпеть, незакаленные, слабые, бессильные. Не такие, как мой один для всех есть. Живет не по-вашему, а по-моему, по природному. А твои люди живут искусственно чужим, не своим. Твои люди не удовлетворены жизнью. А мой независимый человек не нуждается ничем. Твое это природное, зачем оно тебе, если это природа. Зависимость и независимость одна другой милые друзья. Если надо теплому быть, холодное улетучивается. Куда? Да в атмосферу поднимается, а тепло живет. Холод наступает, тепло исчезает. Это не солнца дело, а самого человека. Он силен во всем все сделать, лишь бы захотел.

    15. Его это желание, его это любовь. И смерть прогонит, и жизнь народит. Всему дело человек независимый в природе, он будет жить. А зависимому человеку жизни нет, он чужой. А раз человек для природы не свой близкий, он не человек, и не друг по жизни своей. Он не знает природу и не учится в ней. А она всему делу госпожа. Что она захотела, то сделала. Если захочет своими днями бурлить, у нее эти силы есть, и будут они везде и всюду. А человек есть человек, он от нее зависимый. Зима – не фунт изюма поедать. Надо к ней со своим телом готовиться. Думать и делать то, чего, может, и не следовало. Человек ошибся, что оделся и наелся, да в доме жил. Другая дорога человека так не учит, и не делает он для себя это. У него независимость, природа, естественная сторона. Воздух, вода, земля – самые лучшие в жизни друзья.

    16. Никто из всех не помощник тебе. Это три тела самых основных в деле, во всем. Мы сделали иголку и шило, да сумку, мешок, с чем человек по дороге пошел искать того. Он его никогда там не терял.

    Все мы люди не такие, как он есть. У него нет того, чего мы все имеем. Наше с вами дело одно – место занять, и на нем свое время стоять, и ждать долю своей жизни. Мы не он. Мы бессильные остались в этом деле. Своего дня дождаться. А он долго не приходил со своими силами. А потом пришел, показался. Не думалось, как он место свое занял. Мне, говорит из всех один человек, сделалось плохо. У меня что-то не так окружило, боль какая-то напала. А у нас нет на это дело людей, и средства мы не сделали. Мы в этом всем бедные люди, не умеем и не делаем ничего, чтобы враг этот не прогрессировал дальше.

    17. Вот какие мы все начальные люди. У нас ни в одного сердца здорового нет за наше, сделанное нами. Мы сделали дом, из чужого сырья поставили, трубу вытянули, двери поставили. Окно застеклили, форточку сделали, и задвижку ввели. Спрашивается, зачем? Да затем, чтобы было хорошо и тепло. Удобства делаем себе, и будем делать для того, чтобы было хорошо. Мы не ожидаем в природе ни одного дня, и не одно время, которое пало на нашу землю, которое приходит и уходит. Понижается и повышается воздух, это жизненный вопрос. Мы это имели, имеем, и будем иметь. В природе на одном месте в одном направлении не были никогда никакие особенности. Никакая мертвая вещь, которую ты сам сделал на эту землю. Или зернышком, или хворостинкой, или рассадой, или ягненочком.

    18. Или поросеночком, или теленочком, или жеребеночком да верблюжонком... Разным цыпленком, да самым близким маленьким человеком. Все это начальное или возрастающее до одного своего времени, которое предназначено. Мы все живущие на земле, и возрастающие свое время, живем мы, и другие виды живут за счет пришедшего своего времени. Оно пришло и окружило, и с ним одно время пожило да полюбовалось. Посмотрело на все то, что делалось в природе одно и другое. А в природе мало того, что оно рожденное. Мы, люди этого времени, от него дождались. Оно нам себя показывало в красоте от самого цветочка, от самой маленькой начальной зори. Мы ее рано встретили, а поздно проводили. Это наше с вами даденное природой вновь рожденное время. Красота, начало в жизни. Человек не все остальное у себя имеет.

    19. Оно приходит, как мы им рады. Мы в нем все силы кладем пожить, да дождаться от природы хорошее. Мы с вами стараемся свою молодость в этом деле провести, да промыслить об этом месте и времени. Какое оно доброе для нас всех. Мы с вами без одного часа, или одной минуты. Оно заполняется, как ванна с молоком, так и в природе время воздушное проходит. Мы его слышим, и не ощущаем так, как требовалось в природе человеку, кто не близко стал к природе. Его дело одно – встречать и провожать. А потом не такое же самое со своими днями и месяцами, и таких недель, как в прошлых месяцах. Неодинаково было, есть, и будет. Год так не будет.

    А вот независимость, она была в жизни своей, она себя показывала в природе, так она и осталась. И будет она такой, как и должна быть в любое время.

    20. Никакому живому делу особенная естественная сторона, которая берется сначала, и кончается тем же самым в воздухе, воде и на земле. Что и зарождает в природе то, что будет надо. В природе живой нет того, что мы с вами сделали руками. В любом деле живой факт.

    Мы с вами ежедневно каждый год делали, делаем, и будем делать, чтобы вечно эта штука жила. Она быстро рождалась, и так же быстро она исчезла. Мы с вами делали дело, которое не останавливалось. Одно появляется, другое уходит. Чтобы вечно жить, как жила природа. Берегла, бережет, и будет беречь у себя естественные видоизменяемые качества. Они были, есть, и будут никогда не умирающие. Если мы это все в природе опознаем, и хорошо будем это все знать как живую вещь, и будет сами себя в этом деле живым сохранять. Тело это живое было, и  будет живым до того времени, пока не потеряет силы. Силы ума это дело развивали.

    21. Разве это не силы человека. Нет в жизни ничего такого, чтобы о нем писать. Это в природе будет для этого сам человек. Он своим умение заслужил только хорошей точки зрения. Нет конца и края о нем писать. Это есть живая и энергичная клетка ума. Она в природе себя научила делать ежедневно, и каждую неделю приходится делать, весь месяц напролет своего времени человек не перестает. Все делает, и будет он в природе делать своим телом все причитающееся весь год. Для него это мало времени. Он оставляет и на будущий год это недоделанное дело. А в этом деле вся тайна человека лежит. Только что закончил сегодня в эту самую минуту убирать с этого кусочка земли, на которой ему приходилось весь год делать, чтобы у него получился хороший урожай.

    22. Если он управился, поблагодарил, сказал свои ласковые слова об этом всем. А у самого уже родилась мысль новая небывалая в жизни. Эту же местность своим здоровьем окружить. И как родную мать заставил, чтобы она ему не отказала опять за ней ухаживать, как за ней ухаживал человек все свое время. Чтобы он без дела своего один день проводил, у него этого нет. Он – тот же самый ползающий муравей, крошечная живая физическая вещь, которая катит по земле вес больше от себя. Чем он отличается? Своей силой, больше от человека, на этой земле делать жизнь  общего характера. Муравей не человек индивидуалист своего собственнического дела. Чем человек и отличился себя считать в своем начатом деле. Он его сам не закончил, а начать начал бесконечную свою затею, в которой он очутился.      

    23. Опять то же самое сделанное им колесо закрутил. Ту же самую работу с первого этого дня опять начал своей сделанной техникой или машиной делать, что ему приходилось начинать в этом году. Но он теперь к этому делу себя перевооружил. Сделался сильнее и умнее от этого года. Сделать надо, и поспешить. Обязательно надо, чтобы природа не назвала тебя в этом деле плохим человеком. Она такого человека за его все сделанное не хотела у себя видеть. Но ничего она не поделает с ним. Он сам эту работу избрал в жизни. И каждый приходящий день человек на арене тут как тут. Он своей машиной хвалится на весь мир, на всю природу, что умеет быстро справляться с этим делом, которое он не успел доделать, как следует. Человек никогда не скажет на все свое созданное, это для него есть чепуха. У него как у живого человека об этом думает мозг.

    24. Он и заставляет тело, чтобы оно само своими руками все это делало после его мысли. он уже в борозде пашет своими пятью лемехами землю. Делает черную пахоту, которая свое время захватывает, ложится на все время бездеятельной землей. Все это делается человеком для его личной жизни. Он заставляет молчать своими силами, умом это кричащую землю, которая одно время в зелени бывает, а в другое время на нее ложится белый снег. Но начатое это дело, оно не одной бороздой сделалось. И лежит при условиях не одних. Мы, люди, с вами делаем это общее дело не один раз  и не одно такое время. Мы эту работу начинаем так, чтобы делать приходилось на этом месте каждый день и все время. Оно делалось. Чтобы с этого дела получилось что-либо такое.

    25. Мы на этом месте выращиваем тот хлеб или зерно, которое собирается человеком по одному зернышку. И складывается в большую кучу для того, чтобы этой кучей перед другими хвалиться. Мы это зернышко возделываем на этой земле своим наученным умением. Только что закончили созревание, уже делается подготовка на такое другое начинание. Этому колесу, этому началу никогда нет конца и края. Год со своими днями требует свое дело. А человеку пришлось свою работу начать для жизни в сельском хозяйстве в природе во времени за счет сделанного дела. А в деле начало начиналось от самой внешней грунтовой площади, земли. Этого места, в котором человек очутился. Он свое начал, о чем приходилось много думать, чтобы в природе в таком начатом деле борозда начиналась, и делалась не в первый раз и не в последний.

    26. Все это дело начиналось делаться в природе на этом месте  и в это время для того, чтобы не сказали люди, живущие на белом свете. Что это за такой есть между такими всеми человек, он один с таким направлением, в таком духе находится? Он тоже об этом сам думает так же, как и мы все до одного человека в природе. И готовился по тому времени. Он себя окружал в большом недостатке. У него также не было такого достатка, как у этих имеющих. Они с хитростью, с умением от плохо и холодного ушли. Их заставила это сделать природа. Зависимые ворота отворились, и через них пошла человека нога. Не так просто она шагнула по земле. Ей захотелось со своим делом всех оставить позади. А взялись за свое такое обработанное в природе дело, которое надо всем. И обязательно браться, и искать по природе не такое, как оно есть сейчас.

    27. Один от другого своим умением, не хотят свое имеющееся отдать. Так свое имеющееся начальное знание, которое не у всех таким хорошим находится. Мы хорошо знаем о том, что мое от твоего лучше, потому что у меня находится моим, но не твоим. Мы не хотим учиться в новом начальном небывалом деле. Это наше есть развитие в природе, наша независимость для всех. Она была до этого дела начатого. Какое бы оно ни было перед человеком, но его надо было делать. Так делать, чтобы с этого получилось новое, но не то старое дело, в котором человек начал делать. А потом это дело не закончил, а бросил из-за своего недостатка. Человек потерял себя, свое личное имеющееся здоровье. А без него мы с вами, все люди, не умеем продолжать. У нас таких навыков у себя не рождалось, и их у нас нет. Чтобы мы с вами научились сделать в природе, чтобы человеку от этого дела была помощь, то есть хорошо. Зачем все люди, каждый человек лезет вверх?

    28. Для того чтобы за это здоровье ухватиться. И крепко держаться до тех пор, до того времени, пока у нас между нами получится одно для того, чтобы им воспользоваться. Мы с вами, все люди, делаем такое дело, которое  делалось сначала. Человек делает свое дело с начала своей жизни. Он делает это дело каждый раз, в любое время то же самое, что он начал делать. И будет это дело продолжать до того времени, или часа, своей минуты, пока у человека не сменятся те начальные силы, с которыми мы с вами начинали. Но не довели это дело до конца. А чтобы его закончить, это было невозможно через изменение этого в природе дела. Ты, человек, дождался времени, оно тебя этим обрадовало. За это дело взялся, но до конца не довел. Тебе время другое помешало, оно изменило свою форму. То была зима, а теперь она свои силы оставила позади.    

    29. Мы с вами встретили другое новое. От холода и плохого ушли. И уходили вон подальше, как это делается человеком. Он начал свое дело в природе делать. Какое бы он ни начал, его надо было доделывать не таким, а лучше от этого дела. Мы с вами берем в жизни то, что нужно, от чего это началось. Оно нам свое показало, надо было делать весь год напролет. А природе, по сути всего этого вывода, не нужно было делать человеку. А человек взялся за это дело, сегодня делает, завтра тоже. Как он одевается, и он кушает, и в доме он живет всегда. Это его не все удовлетворение. Человек в природе свое начинал не для того, чтобы бросить. Не на это все начинало делаться. Этому конца не видать. В году 12 месяцев, в месяце четыре недели с днями. В году 52 недели, а в недели шесть дней, в одном дне 12 часов. Можно будет скоропостижно умереть за один час. А человек какой, он в этом человек со своими качественными делами.

    30. Ему приходилось родиться и жить в 19-м веке, тогда господствовала копейка капиталистических средств производства. Тяжелый был доступ для того, чтобы землю обработать, чтобы получить прибыль, богатство для того, чтобы был достаток. Пользовались тем, чем это было надо при собственности, которая в селе распространялась за счет кустарного труда. Человек жил за счет своего индивидуального отсталого в технике дела. Мы с вами пользовались источником таким же самым зависимым в природе, мало достаточным для того, чтобы жить хорошо и тепло. Мы этим были отсталые. У нас была одежда не очень техническая. Но мы ее делали для того, чтобы она была для сохранения своего тела. Мы имели у себя и пищу не такую, как это следует, чтобы она была, достаточно давалась.

    31. И так же мы жили в доме историческом, и древнем доме. Мы характер своей населенной жизни. Не старались заставить себя отступить от своего близкого знания. А это было, и оно осталось между нами и природой. Она нам со своим разнообразием в действиях своих подсылала дни. А в них человек старался думать обо всем, чего не знал, и что было надо делать в природе. Человек не останавливался делать. За это его все ему природа давала, и она даст любому человеку. Он пользовался правами, один раз своим царским режимом. Людям, жившим в нем, очень тяжело приходилось признавать тот режим. Очень мало таких людей, которые были довольны своими днями, которые приходили, и уходили от нас в больших недостатках. Человек просил у своей создавшейся болезни, которая заставила человека не удовлетворяться. У человека была болезнь, развитая на нем.        

    32. Очень крепко хотелось, чтобы так не приходилось болеть, как другие люди тяжело заболевали от той болезни, которая человека окружила. Человек лежал, давал себе отчет, что он наказан богом. А бог наказывал человека за то, что он якобы что-то в жизни своей сделал, какую-то для себя неприятность. Такое было мнение у каждого человека, кто страдал своей изложенной и развитой болезнью, от этого всего создавшейся на человеке. Никому не приходилось избавиться от этого заболевания. И не нашлось ни одного человека, чтобы он в природе заслужил внимание быть за свое дело сделанное, сделанное им. И за это все от природы получил доверие разбираться и делать то, что человек хотел больному человеку. Царская режимная система передала свою власть самому народу, кто этого не ожидал.

    33. И не хотелось никому из других, видно, против того порядка, которого народ сам поддержал. Своей силой сделали революцию. Она родила через оружие и завоевание самого народа, объявил самого себя властью советской. Она стала у себя воспитывать людей. Но чтобы между ними родился человек  такой, которого не было. Он, по исторических прошлых книгах, должен в природе родиться. И нас за наше все умение и неумение наше, что мы с вами, люди, делали. За землю дрались, сделались хозяевами такими, как и не думалось, а сделалось. Народ против природы сам лично вооружился, сделался над всей естественной природой. Она нас, всей людей, заставила в ней быть зависимым. Как было оно в природе, так оно и осталось, оно и будет между нами.

    34. Хорошее и теплое, мы, все люди, к этому делу. А в природе, да еще в такой, как она била, и сейчас есть.         

    Я вам как автор этих слов расскажу про своих горевавших людей, от чего они в своем селе Ореховка, Екатеринославской губернии, Славяно-сербского уезда, Петропавловской волости. Кто от чего был зависим. Силиванко Федор, прожил свои годы за счет карьера, ломал камушек. Ломал и продавал его людям, бедно проводил свою жизнь. Верил богу, молился православной церкви. Уже нет, вместе с женой. Иван Савинов Гераскины, были три брата. Можно сказать, когда жили вместе, хозяйство гремело, был у них ветряк. А когда разделились, стали сами себе жить за счет наделенной земли. Ухаживали за землей не богато, все умерли. Также рядом жил Лисотка, одну лошадку имел, бедно приобретал средства для пропитания.

    35. Савиновы братья тоже жили небогато, а впоследствии дочери приняли к себе зятьев ковалей, кузнецы доживали, тоже их не стало. Писаревы, два брата. Клим раньше умер, Анисим с племянниками да с сыновьями доживали, позже умер. Зипун бедный, не имеющий живого скота, как другие имели своих. Две пары волов да одна лошадка, уже был свой плуг, свое производство. Он мог никому не кланяться, или договориться с каким-либо таким, имеющим одну лошадку. У Кирюхи Зипуна было много детей, большинство ребят. Землю свою, причитающуюся на пай, отдавал богачу на скупщину. Да в шахте прирабатывал, еле-еле тянул свою жизнь, да детей кормил. С этим богатством детей оставил, а сам вместе с женой похоронен. Эпифановы, мужицкий единоверческий священник при своих четырех сыновьях жил. Захаровы, как взрослым умер, и нет уже сыновей, кроме Павла Климентовича.

    36. Кулеш своих детей растил в таком саду и на усадьбе, которая впадала в Хоминку речка. Тоже старым умер, и дети тоже умерли. Кто жил богаче, как Богачев Сергей. Пару лошадок имел, но бездетный, кроме одного сына Федора. Молодым распростился с землей. Братья Никита и Николай доживали, по крестьянскому ухаживали за землей. Сами бездетные, кроме одной дочери Васелисы. Тоже умерли, нет. Кулик Кубаткин разоритель. Ножиком семью все стращал: «Зарежу». Пару лошадок имел, жил мужик скромно, у него сына три было. Сам умер, и не стало. Амросия семья и Дениса. Амроновы Старчаки, два брата жили. Имели три пары волов и лошадок показательно. А когда поделились, ни у того, ни у другого не стало того, что было. Кроме своих детей Ивана и Насти. Иватоха Бочар плотник. Этому легче было жить, и прирабатывал топором. Сам умер, и сына Симона не стало. Также Ностеренок Архип со своим сыном Сидором прожили показательно хорошо, в достатке. Оба умерли, и внуков не стало троих, кроме одного шахтера Павла…, кто при советской власти получил за шахту пенсию, пока жив.

    37. Сбоку Лежнив Павло, тоже, бедолага, по линии скитался. Взял козочку, с чем распростился с землей. Сбоку Абрамчата богачи два брата жили. Один Петро, был одарен детьми. Другой имел незамужнюю дочь, она развелась. Пять пар волов, да три пары лошадок прикупил, земля была. О них можно было интересно писать. Они выехали в Гуково, хутор Иванов. Там показали людям, что они умеют землю не сами обрабатывать, а работники помогали. За это их Петра Никитича вывезли на север. Потом вернулись обратно, и стал по народу ходить просить. А брат Никита Алексеевич умер на хуторе Иванова. А Петра похоронили в Шахтах. Сбоку против Гордеевых, Носовых жил отец и два брата Иван и Климентий. Тоже средне жили. Отец умер скоро, Иван Гордеевич остался на месте. А Клим у зятья на дворики перешел, нет, умерли. Сбоку богачей Абрамчат жили две вдовы, совсем не имеющие ничего, кроме как кто-то что-то даст.  

    38. Там они жили до своего времени и умерли, тоже люди закопали. Жил рядом Илья Бочаренок, про которого знали все. Он знал всю паевую землю, и старался ее поделить на дворы. По тому времени, он жил хорошо. Их два брата были, разделены с Федором. Илья был богат с сыновьями. Трохим Чумко умер, остались его дети. А сам Илья вышел на Гуков в хутор Иванов, сам себя там на новой земле положил. Нет Платона, убила Отечественная война. Федор пока жив. Брата не стало, тоже умер раньше от Ильи. Лукьян, его дразнили Жабрей за его скупость. Он торговал, ездил на лошади, и подвозил к каждому двору к хозяину. И назывался своим имеющим товаром. Между людьми  разбогател, даже вес представлял, был настоящим купцом. Но бедность его сопатого неграмотность обнаружила, пошел из этого всего побираться. И также …жил жизнь, якобы его растащили люди. Он в городе Луганске как имеющий торговлю. Его знали. Его жалели, он жил этим хорошо.

    39. Пришла советская власть, не такая ему, он свою жизнь потерял, как и все. А Слесарев жил с сыновьями, сам умер. А Дарья в Красном Луче живет с детьми. Там Фонос  с Тришкой поделили оба, не ужились через дочерей Фоноса, разделились, по лошадке взяли. И стали сами жить, наживать себе богатство за счет земли. Фоноса оставили, на старом дворе умер, нет здорового человека. И Фонос Аникеевич со своими сынами тоже поругались. А Д… все больше возил уголь, на стороне деньги зарабатывал. Здоровье было, хвалился им. Умер, а сына убила машина. Словом, последствия нехорошие. Советская власть всех к своим рукам прибрала. Того она не приняла, кто к ней сам не добавил свое приобретение. Сам бедняк у колхозе, уже умер колхозником. Сбоку жил сосед, был сторож в церковно-приходской единоверческой школе. Там, бедняга, в этом всем умер, нет.       

    40. Артем Иванович Слесарев – звонарь вечной церкви, и в этом он и умер. Иван Емельянович Захаров – человек умного покроя, староста старообрядческой церкви. Взял в дочки Агафью у Егора Тимофеевича, и ее воспитал. Принял Василия Платоновича в зятья. Сам прибрался, и сама Агафья тоже жена вслед умерла. А Василий Платонович выехал на Гуково, хутор Иванов, там себя закопал, на шахте умер. А Иван в городе Шахты. Максим Носов работник шахты, одно делал – деньги в решете, пил вино, умер, нет. И дети Гаврошка умер, другие живые. Илларион Иванов жил сам, у него беда – дети девочки, кроме Яшки, одного сына. Умер он раньше от всех, и умер Илларион. Висеновый Гришка умер чумой. А Емельяна Демьяновича убили белые казаки. А дети выучены, Давид учитель, а Аннушка агроном…с Василием. Где, живы ли, не знаю. Бочаренков Афанасий четырем сыновьям отец. Тоже жили хорошо, как вместе жили.

    41. А Иван Александрович умер дома. А сын его Иван Иванович со своими сынами на Гомщеном руднике в труде положили свои головы. Также через это все умер Артем Сергеевич. В проулке жил Токарев Степан, он имел двух своих детей. Елифер умер раньше, три сына в живых остались Василий, Павел и Михаил. Василий прибрался сам, Степан старостой церкви был, умерли все, их не стало. Сбоку Нестерята два брата жили Егор и Иван. Ивану пришлось земледелием заниматься, а Егору торговлей. Отец Тимофей Кузьмич печник ловкий. А водочку кто не пил из мужиков. Чувахины тоже разделенные братья, жили хорошо. Но как они в этих условиях помирали. Умер Фома, отец Максима, и умер поздно. Уже сам Максим вслед за сыном Наумом. И умерли Василий брат с Федором. А брат двоюродный Леон оставался живой пока. Егор Стефанович, он же и псаломщик церкви. Да прорабатывал свою причитающуюся землю на одной лошадке, умер.  

    42. А внук переехал в Москву как политический человек. Федор Иванович кум его тоже жил, два раза женился. Нет, паралич уничтожил как хлебороба. Сбоку жили два брата Сычевы. Корней от улицы с сыном Егором занимали место. Работали тяжело на одной лошадке. Отец умер. А Егора бандиты связали да в колодец вбросили. Под Ровеньками Анофрий Кузьмич выбирался общественным старостой, почетным человеком. Жил очень легко. А потом так же, как все остальные. То не болели, а потом где-то взялась болезнь, и свалила с ног, не дала не одному Анофрию жизни. Создала природа смерть. Умерли до этого все те, кому пришлось получить свое бессилие, и с ним пришлось умереть всем тем, о которых приходилось напоминать. Как им хотелось жить и продолжать свои годы. Разве Севастьяну старосте церкви, да еще с таким сыном, как Иван. У себя имел хозяйство, были волы, лошади. Сами себя обслуживали своим трудом и умением, как будет надо за пчелами ухаживать.               

    43. Они на такое жили. Иван Матвея выучил на портные шить крестьянам одежду. Матвей, как отец Иван, умер, их закопали. А Игнат с Андреем и Василием выехали на Гуково… Василия убило на отечественной войне. А Костик Щербаков со своими девчатами огораживался в крестьянстве, сам все физически делал. И косил, и молотил катками. А не уберегся, заболел и умер, как и все. Жил Семен Полехин и брат Кирилл Мамончик. Кирилл был в этом крестьянстве, на этой земле свою кустарщину развивал. Со стороны кто понимал об этом таком хозяине, это не хлебороб тогда считался в такое время. А он мешал другим своей неумелой рукой. У него были физические недостатки. А тут наседала бедность, в ней было бессилие это хозяйство иметь. Когда он ехал в степь на свою работу, не смотреть приходилось, а надо помогать этим людям. Они по этой улице не один таков человек, о ком все подробности приходится описывать. Сбоку жил Сат

    44. Это уже в не таких находится на своей дороге. У него большие в этом деле недостатки, но он жил не так, как наш односельчанин. У него и Василия Волкова, кто сзади жил со своими детьми, их растил. А сам не выходил от чужого труда в наймах. Сбоку уже рядом через проулок жил Тихон Кобзин сапожник верующий человек в бога. Женился на дочери Горбунова мужика, взял себе Понизовскую Анну. А уже рядом жил Иван Кобзин, его дразнили Капиталистом. У него было два сына Гавро и Никон и дочь. Так жить не надо, как себя привел Гавро. Его, как и других ребят, расстреляли, не дала ЧК дальше этому быть. Умерли также Волох с братом Трофимом, кому была возможность жить хорошо. Но у них большое недоверие брата к брату, и так рассыпалось, как и не жили. Кобзов Емельян…, он свое хозяйство всегда огораживал умело, трудился очень крепко, по четыре ведра воды носил от колодца. Ему было нипочем. Видно со стороны, не так себя Монтики держали.

    45. И Кивенок не так жил, как это требовалось жить в нашем таком селе, где было достаточно возможности жить так, как жили ребята Полянские. У них большая разница была между Инароловыми. Они тоже жили, когда отец держал вместе Павла и Семена. А сейчас у Михаила и … Феодосия, кто себя заставил гнаться за всеми другими. И Григорий Полехин, и Игнат Антонович Заярник богатый мужик, беспоповский, кто жил очень крепко. Всегда помогал Игнату, чтобы он свое мастерство кузнеца не забывал. А пить водку, Игнат пил лучше от всех. Он надеялся на голову отца, который жил в Новочеркасске у богатого такого же самого верующего человека. И Александр со своим отцом прибрался, как и не жили. Они возле старообрядческого священника, простого мужика, кто свое доверие заимел, и служил своему такому народу, кто крепко не ему верил. А через бога его сохранял своими средствами. Сергей у себя имел три сына. Все они были не такие, как отец непьющий, скромно себя держал в условиях.

    46. Как не держали Слесаревы и Кобяковы ребята, Яшка потерял глаза. А Екимка был портной, от чахотки, табака умер так же, как и Платон. Семен был мужик богатый до того времени, пока жена брата часто пособляла быть хозяином. Как-то это общее давалось, и помогало друг другу жить хорошо. Но хорошее у двух братьев не получалось. Ни у каких Полехиных и Слесаревых, да к тому Кобяковых. Они учились, но недопоняли, не стали друг другу помогать близко родными. Через стену каменную жить не хотелось бы, но ничего никто этого не сделает, чтобы бросить свое, и уйти для того, чтобы не иметь ничего. Этого и Кобаткины, ребята шахтеры не делали. Сами работали в шахте у предпринимателя, а сами боялись бросить навсегда это создавшее село. Оно магнитом всех тянуло, и держало у себя так же, как Новикова Петра. Он тоже жил хорошо, когда имел свое это здоровье, с которым он хвалился. И хотел, чтобы Токарев Макар этого не делал.                                     

    47. Как ему приходилось ждать, когда человек не умирал, а ему приходилось о нем думать. А к делу сама природа проводила, она убрала всех, и отца Акилы, и Акилу. И всех немых не побоялась, и не простила им за то, что они жили близко к кладбищу. Природа никому из села не прощала, какой бы ты ни был человек, на какой улице ни жил. Для тебя создан порог, от которого ты … Не помогло никакому Милосовцу, никаким Ностерятам и Бочерятам, Заярникам, чтобы избавиться от своего горя. Ни Пичугиным, ни Чувилкиным не приходилось встречаться с таким развитием, сильным в природе.

    Мы вдвоем со своим дедушкой на двух арбах приехали. Одну выпрягли, пару волов поставили под копну. А другой парой под ряд подъехали. Одну арбу вбросили в арбу, подъехал дедушка под другую копну. На вила набрал, вбросил.

    48. Стал набирать на вилы – где-то взялся вихрь, такого не было в природе. Он моего дедушку повалил, не дал возможности дальше так жить, как хотелось моему дедушке продолжать. Он умер не так, как все умерли от своего недостатка. Сколько мы оставили их позади, все они лежат в прахе в земле. Лежит мой родной по отцу дедушка. Он меня к себе ждет таким, как все ложатся без всякого нашего знания.

    Почему это так получилось? Мой дедушка был вместе со мной, я остался в живых, а его не стало. На Михайлов день его захоронили. Меня ему не дождаться. Я от этого боя и этой стихии ускользнул. Меня мои шаги не туда повели. Всех оставила на своем месте доживать, а меня по природе погнала, такого человека, на себе новое в жизни испытывать. А потом хорошенько изучить его, если он окажется в этом деле полезным для другого.          

    49. Я долго ходил взад, вперед. И по природе смотрел для того, чтобы найти в природе и довериться тому, что должно быть. Не надо никакого другого дела, как надо найти в природе довольную тайну, с чем надо помочь этим умершим  людям, чтобы они там не лежали в прахе. И не ждали к себе нас живых людей, у них магнит такой. Мы развили у себя поток, через который мы все туда попадаем. Нас тянет туда природа. Она нас заставила у себя много делать для того, чтобы в этом деле ошибиться. Мы, люди, все для этого дела поделались зависимые в природе. Мы хотим, чтобы наши тела в этом деле больные не жили, поэтому мы с вами взялись своим трудом ухаживать за землей. Из нее одно время делали грядку. После зимнего продолжительного времени мы взялись, и сделали из нее хорошую пушистую грядку.

    50. А в этот такой теплый солнечный день пришлось посадить в землю зернышко для того, чтобы оно свое место заняло. И стало по своей возможности расти. До того времени оно себя поднимало, постепенно свой рост повышало, и в этом деле зародился колос. Он стал цвести, не один, а много колосьев. Массивность такого жаркого времени солнечного дождалась, и стала в этом всем зреть. Пшеница или рожь, или ячмень, овес, или другие культуры. Они собирались для жизни человека. Это все делалось человеком для того, чтобы за счет этого всего дела одно время пожить. Так же само, как эти мои односельчане. Они в свое время неплохо жили, как это следует. Одевались, кушали досыта, в доме своем жили. Хотелось им пожить еще лучше от этого всего, но им помешала природа. Она с ними мирно не жила, и не хотела их хранить за их один такой поступок.        

    51. В природе, как на ниве какой-то, один за другим проталкивались дни со своими такими действиями. Их у нее очень много, они в нее все разные, но сильные во всем. Если только захотят обидеть человека в чем-либо, силы у них хватит. Есть такие силы, которых человек у себя не думал соображать. Человек делает оружие для использования в своих целях, в этом он делает из природы свое искусство для того, чтобы по природе быстро бегать, по воде быстро плавать, а по воздуху быстро летать. Это все сделано для человека человеком для того, чтобы природа ему не сказала свои слова. Что же ты, такой голубчик, на белом свете расположился, занял своим умом эту причитающуюся местность? Земля у тебя, вода и воздух, а ты не делаешь ничего такого, чтобы тебе от этого всего получилось хорошо и тепло. Ты для этого ничего подобного не сделал. А твое дело тебя привело к холодному и плохому через зависимость.

    52. А где же делась твоя независимость? Она есть и была, и будет между нами тогда, когда мы с вами за это дело возьмемся. Нам природа своими силами поможет. У нее как у матери родной есть вся ее любовь и хранение самого себя в жизни своей все сделать.

    Беднота недаром Иванову доверилась ходоком в природе быть. Природа его вытянула за справедливость из этого места, где он жил. И направила туда, куда он свои ноги направил шагать до самого Кавказа. До самого Черного моря, до Адлера со своей работой пробирался. Все делал людям  свою работу хорошо. Лесдревпром союза Армавира знает. Глетвилов, как руководитель этой организации, знает Иванова работу УРК за его скромную и трезвую деятельность. Редакция «Армянская коммуна» связалась патриотом, свои заметки писала. Особенно касалось хозяйственной стороны товарища Ничаева, как директора конного двора.

    53. Он большое доверие, все смог делать. Особенно он делал уголь, который давался Макеевским заводом № 5 для городского населения, чтобы его продавать. А он его взял по дороге переадресовал в Овечкино в пункт сена рабочим. А его как уголь не приняла станция, а посчитала как гравий. Это заготовителю зерна в грязь выгрузили. Мне коллега по работе моей такую штуку рассказал. Я в редакцию, а редакция статью мою. Директор Ничаев за 24 часа выдал с пособием Иванову, чтобы он и духу здесь в конном дворе не видел. За то, что Иванов довел … вагон водки, никакого боя. А Ничаев выделил кущ. Председатель правления прилез. Иванова надо гнать в шею, чтобы он не подавал в профсоюз советских торговых служащих. А Ничаев сказал: «Я ему плачу двухнедельное пособие». Иванов это все оставил. Принял Военторг снабжать командный состав. Иванов вагонами завалил, а на счету денег для дров не оказалось. Ему как работнику дают снабжение по продукту.

    54. Во внутри Армавирского района Иванова работа не понравилась Красной армии. Через его шевелюру, через волос на голове и на бороде прогнали с Армавира Иванова. Вернулся домой Иванов в Сулин с горем. Как же работаю и учусь, учусь и работаю. А моя работа, мое учение не по душе нашим ученым, особенно медицине. Она хотела, чтобы я им не мешал, как было в межрайонной больнице, которая Иванова признала. По всему выводу всей работы, он корреспондент Правды. А у Иванова был ответ из газеты Правды о том, что мой материал находится в городского прокурора города Армавира. Дежурный по больнице прочитал, и дал мне право быть практическим врачом в больнице. Он Иванова одел в белый халат. Иванов врач не теоретический, технический, а практический, естественный. Врач через внушение, через слово, силу воли заставил больных быть здоровыми. Нянечка, она догадалась, что Иванов не корреспондент, а какой-то небывалый врач.

    55. Оставила Иванова, пошла доложить врачу. А врач велел это все оставить. У Иванова и на это силы были. Оставил больницу, и к прокурору. А там следователь привязался к Иванову. Вчера кто-то по хате, на Иванова, без головного убора в пальто ходил по квартирам. И сам себя представлял инженер строитель колхоза. И в эту минуту пропали две пары хороших туфель. Это дело шьют Иванову. Следователь прокурора забирает без головного убора человека, и в первое отделение милиции. Там я очутился. Думаю, ну теперь заработал, посадят, будешь сидеть. Сижу и перечитываю свои все по работе …, как будто все в порядке. Зовет меня в кабинет уполномоченный уголовного розыска. А там уже мать сидит следователя. Я слушаю. У меня уполномоченный спрашивает: «Ты инженер строитель?» Я тут, говорит Иванов, понял, что на мне ошиблись люди. Как поступили все люди со мною по работе, так и по этому делу. Вижу, но правду свою перед всеми.

    56. Дальше слушаю. А у матери как свидетеля спрашивает уполномоченный: «Скажите, это он?» Она ему подтверждает: «Он». Я обращаюсь к матери, ее называю мама. А мама сынка слушает, говорит: «Он это самый». У милиции сомнение. Вызвать другую какую-либо женщину, которая подтвердила бы эту начатую  историю. Другая женщина приходит – уже для Иванова свобода.

    Он назавтра идет в больницу. А нянечка говорит Иванову первого операционного больного, которому я, Иванов, дал читать книжку Пархоменко. Нянечка говорит: «Он уже выписан, уехал домой после твоего посещения». А у того, что с ранами, прекратились боли. Хочет вас видеть больной, А в эту минуту входит главврач Нефедов. Он вчера был в командировке в краю, а Иванов с ним встретился впервые. Его как хозяина старался выслушать. Нефедов Иванову говорит: «Есть у тебя на этот счет качества, их передавай письменно отделу здоровья в Москву».

    57. Нефедову об этом доложили: живой факт есть. А дело Иванова – слушаться, да делать то, что люди подсказывают. У Иванова силы и воля есть этому делу, но нет у него теоретического знания, научного дела, у Иванова практика. Я тебе дам. Он приезжает в Сулин домой к родным не таким, как уезжал. Приехал в шевелюре, оброс, в волосах, в бороде. Не такой, как все. Он учился, он писал за природу. Иванов писал про то,  за что люди умерли. Он искал этого дела ключ, начало. Почему это так в природе получается, что на долю Иванова выпало дело делать, из-за чего получился живой факт. Любое заболевание уходит от человека обиженного, забытого всеми. Человек был до дела Иванова больным. А когда Иванов с ним позанимался, научил, что надо будет сделать. Иванов учит, что будет надо делать, чтобы не болеть, не простуживаться.

    58. У Иванова руки золотые, он от природы получил за его деятельность. В этом всем деле Иванов не боится оставаться без всякой кровли, без самозащиты. Чтобы человек здоровый помогал человеку больному, надо самого себя электризовать, закаливаться в природе. Быть таким, как это делалось самим Ивановым.

    Его скоро ОРС Сулина взял по его специальности. Иванов умел работать, и о ней писать, как писатель. Не оставался на том, что он не умеет работу выполнять в районах Ростовской области по колхозам, по совхозам, разным артелям, коммунам. У Иванова трезвая и развитая голова в этом деле. Он заслужил от природы, она за него горою. Сегодня человек сделал, а завтра это все сделанное надо описать, как ты, человек, эту работу практически сделал. Это самое лучшее во всем, труд свой описать. Он делался мною, и будет делаться через умение своего дела. А дело, оно не что-либо такое, а дело является труд. Он человека заставлял делать.

    59. Особенно в помощи человеку. Ты его не знаешь. А он лежит в койке. Разве я или кто-либо из всех не хочет быть здоровым человеком.

    А праздник есть праздник людям. Пришла мороженая рыба, вагон. Надо будет реализовать ее. Директор знал работу Иванова на весах, пригласил этому помочь. Иванов с сердцем, с душой взялся, поработал. А люди его признали не как свой, а как чужой. Посчитали за священника, подали в райком союза заявление, что ОРС держит у себя попа. Я, говорит Иванов, по переговорной к трубке разговаривать о деле, сделанном мной. А мне команда: «Бросить всю работу, вернуться домой». Я задумался: что-то не так. Еду и сам думаю. Оказалось, директор и местком у меня спрашивают: был ли я когда-нибудь попом. Я, им говорит Иванов, довел до самого того, что я не поп. Надо дело в райком союза написать, а потом Иванова на работу посылать.

    60. Этого не сделали, а послать послали опять Иванова в командировку. А райком союза узнал, и выговор директору Лозицкому. Что делать, Иванова опять с работы снимают. Да на другую чтобы послать. А сами договорились с председателем комиссии Григоренком, якобы я отказался от работы. И за это мне шесть месяцев нигде не поступать, вроде волчьего билета. Я, говорит Иванов, хотел доказать, а оказалось, у них и суд на стороне. Не пошел в мою сторону. Я эту систему этого времени взял на себя, сделал то, что надо. Пошел на все уступки для того, чтобы что-то было в жизни, чтобы хвалиться. Шесть месяцев проходил да проделал то, чего следовало. Законное явление в природе сделал. Никогда не был таким, без всякой одежды, в трусах перед народом. Ночь, день стоял на атмосфере без всякого удовлетворения, а на природе открытым, чистым телом. Сам не знал, чего ждал. А получилось, как будто в эту минуту сказал словами своими.                    

    61. Как нам сковородке яичница оказалась, так и дело предо мною оказалось, чтобы я шел по природе в люди, где лежат в койке беспомощные больные. Они от кого-то ждали, чтобы человек, вроде какого-либо Бога, и им помогал. О чем думали люди и ждали. А сами дождались человека меня, Иванова, кому доверено это дело проворачивать. Всякого рода заболевание проявлять, делать на человеке пробуждение. Человек я, учился в природе, этого дела научился. Стал тем помощником, которого ждали Богом земли. Не мне надо было кланяться. Как это по истории люди хотели, чтобы они ему за это чудо кланялись. И то свое давали, чего он бы от них получил. Иванов не из таких, чтобы за счет их жить. У Иванова свои вежливые как никогда, служит для всех одинаково. Как хотелось больным, чтобы им от этого дела, чего научился делать Иванов. Он за человеком ухаживал. Ему приходилось человека пробуждать.

    62. Пугать в природе тело, чтобы оно шло на страх. И делало, как делал сам Иванов. Иванову природа помогала. И поможет любыми средствами, лишь бы к нему обратился как больной человек. В природе эти качества есть. Они никогда не находились между людьми такими сроду.                                                        

    Собака чужая совсем по дороге голодная бежала. Она держала свой путь. У нее ко мне ничего не было, чтобы мне свою способность показать. Она не разглядывала по сторонам. Я эту собаку увидел, перед ней как друг в жизни поставил с нею подружить. Я к ней, ее Мальчиком назвал. Говорю ей: Мальчик. Она послушалась меня. И тут же остановилась. Повернулась ко мне, и стала хвостом вилять. Значит, мой милый друг в пути. Я без еды в природе, и она тоже. Я – к ней, она – ко мне своей всей душой. Я: Мальчик. Она чуть не скажет, что я твой друг. Куда ты, туда и я.

    63. Серая борзая большая собака. Меня как человека не такого, которого она видела без всякого дела. В природе я один оказался таким не ловить птицу. Не мешать им, чтобы во время своей игры поднимались и садились, а потом за это опять брались. А мы бы, с собакой человек, мешали у них игре. А наоборот, мы в этом всем силу, волю  вырабатывали. Я – собаке Мальчику. А Мальчик Иванову протягивал свое желание. Любовь во всем природная между собакой и человеком. Великая дружба оставаться в природе независимым характером. Природа – собака, природа – человек. Они встречались двое случайно друг друга поддержать. Только человек в природе ошибся своей мыслью эту собаку пожалеть. Не зная ее сил, и не зная воли, пожалеть эту собаку, что она не кушавши идет и играется с природой вместе с человеком. Как и человек без еды ступает по земле.

    64. Ищет такого человека. Обнаружил красноармейскую палатку из совхоза № 10. И сожалел собаки так, как получилось. Человек кормит всегда собаку. А собака видит, у кого есть хлеб, и она туда плетется сама себя в этих условиях сохранить. Собаку не обманешь. Она видела и видит, и будет видеть, у кого есть хлеб. Там она и останется. К этой палатке Иванов со своей собакой небывало к лейтенанту подошли. Иванов стал ему рассказывать про ту историю, которую он начал искать в природе человека, способного все в жизни сделать. Особенно коснулся этой собаки. Стояла и смотрела, и слушала, как Иванову хотелось опознать ее, вслед за собой повести голодную. Собака не согласилась с выводами Иванова. Собака не претендовала человеку, и не просила у человека помощи ее кормить. Сам человек вздумал старую пройденную жизнь, которая развивалась между человеком и собакой в природе. Так и получилось сейчас.

    65. Не собака кормила человека, а человек кормит собаку. В этом собака выиграла. Своей дорогой пошла, не захотела верить Иванову. Он же нашел собаку, своими силами ее остановил. Она другом послужила уму человека одно время. А в другое время она не пошла за Ивановым ввиду его бессилия. У человека проявилась жалость, он не знал сторону, в природе силы, которые были до этого. А сейчас между собакой и человеком в природе недоверчивое бессилие, которое разделило пополам зависимость назад. И осталась возле палатки с лейтенантом. Он выносил с палатки хлеб, два куска. А собака этого не хотела. Это все наделал в природе лейтенант. Если бы он не знал Иванова справедливую деятельность, он бы не дал ему хлеба. А когда лейтенант эти куски давал Иванову, он говорил, чтобы Иванов кормил эту собаку. Собака видела, собака слышала, но не доверилась в природе так идти, как с Ивановым.

    66. Собака пришла, она не хотела этого делать. Кланяться людям из-за этого недостатка. У Иванова не было этого хлеба, он кормил чужим хлебом красноармейским. Тракторист в это время на своем тракторе пахал, рычал его мотор. А между нами и военными происходила неожиданная помощь. Иванова разлучили с зависимостью. Собака пошла по своей дороге, человека военного. В борьбе за свое дело, за которое собака не захотела поддержать, осталась позади. У нее к Иванову не проявилось явление поддержать его такой начатый путь. Он двигался к другу по детству Ивану Алексеевичу Иванову. Он работал на шахте ОГПУ 11-го участка. К нему приходилось Ивановым силам прокладывать дорогу. Может, он согласится с выводами Иванова.

    67. У Иванова способности не такие есть, как у всех. Оставаться и согласиться с тем периодом, которого делал Иван Алексеевич? У него экономика политическая, у него деньги заработанные. Он верит технике, она его спасает. У нее для всех людей все есть, чем надо одеться, чем наесться, в чем жить. Это все зависимость дала. А в независимости окружил себя Иванов. За ним не пошла и собака, и не согласился по детству друг. Он не верил истине, что у Иванова силы Бога. Он их нашел, он ими хвалится. Говорит другу: если я умею это делать, что начал, мы будем жить не технически, а практически. Не за деньги, а без всяких денег. С чем Иван Алексеевич не согласился, и не стал поддерживать своего друга Иванова. Ночью бросил Иванов дом своего друга. А сейчас оставил высокий бугор. Пришел в люди, борющиеся с природой, на рудник Голицына, теперь имени Шварца, к своему односельчанину своей улицы. Под горой в садах Фирс Иванович жил.                      

    68. Он перебрался на рудник, был… рабочим. Получал деньги, этим жил, свою семью привел к размножению. У него зять и я был. Для него Иванов рисует нечто, как дельный и чужой. Фирс Иванович не отказался от Иванова. Вышел навстречу, и предложил надеть брюки его для того, чтобы зайти в его дом. Иванов не возразил это сделать, пошел навстречу этому всему. А в Иванова разведка одна, искать на себе силы те, которые требовались нам всем. Он зашел, и стал расспрашивать за их жизнь, работающих в шахте. Им не повезло в этом, подготовленные поля садятся, не дают продолжать уголь давать на-гора. Ломает, трещит, пугает. А задерживать надо кому-то. Больше лежала доля на авангард коммунистов. Они в этом должны сами в бой идти, и за собой вести массу беспартийную. А коммунист говорит Иванову: «Брошу билет, но не полезу на эту смерть предназначенную».

    69. Винил того специалиста, кто это делал в полях, деньги за это получал. А нам приходится эту работу делать. Ты же шахтер, касается Иванова. Знаешь, что это такое садятся поля. Иванов знает и делает. Говорит нам о себе таком, рожденном природой. Я, он говорит, на произвол бросил свою семью, жену и детей. Чего я ищу? Я сам не знаю. И не смогу довериться вам, как таковым людям. Вы на дороге той очутились, и стоите все вы на очереди, ждете своего дня. Умрете все вы из-за этого всего. Вы самовольники. Не такие вы в природе, как я для вас всех болельщик, из болельщиков болельщик. У вас есть больные, чтобы кто-либо чем-нибудь стонал? Тетя Дуня Фирса, у нее пять лет стоит колом поясница, то есть радикулит. А мне, Иванову, не надо никакая болезнь. Это временное явление тела человека враг. Он напал, и он мучит человека.

    70. Человек может человеку здоровым организмом помогать, и умелым умением. Она говорит, страдает. И просит меня, как свое дитя, чтобы я ей помог избавиться от этого врага. Но она ни от кого не получала помощи. А сейчас, когда Иванов послал в природу, на порог в воздух. И там поднять лицо, в высоту лицом, к себе тянуть воздух чистый. Много не надо для этого дела, а три раза вдох и выдох. Кому она верила? Или мне, или Богу, или природе. Скорее всего, она меня просила. Я ей такого пробуждения не делал, а делала сама тетя Дуня. Она по возврату в свою комнату ничего не добавила, кроме меня назвала Господом. Я заслужил внимание перед ее личностью. Она за это готовит мне яичницу и сало. Чему поверил ей. Она говорит всем приходящим людям свою правду: «Как шубу, снял болезнь мою».                 

    71. Это Иванова магнит. Он сделал в природе шаг для того, чтобы человеку не мучиться и не болеть, чтобы он не простуживался. Чего я, Иванов, в природе добился. А раз Иванов эти качества заимел, в них человек вернул свое здоровье. За что Иванову приготовилась яичница. Я был этим не удовлетворен. Говорит сам себе Иванов. Надо такую больную, как Авдотья Понкратьевна Бочарова, говорит Иванов. Ему рассказывает тетя Дуня. Где она со своими ножками ни была, и на курортах, лежала в больницах. Тяжелая больная не ходит пять лет уже ногами. Вот это наша больная, а попробовать надо. Если мой эксперимент совершится, то я тот же самый человек, которого искал. И он нужен в природе, чтобы наши люди не болели и не умирали с такими адскими болями. Иди к ней, пусть она даст свое согласие, чтобы я смог по ее просьбе заходить. Я все равно поставлю ее на ноги, говорит Иванов тете Дуне сам.              

    72. Посылает, иди и расскажи про саму себя, про свою болезнь, и как излечилась. Это, самое главное, мой ток моей руки, которого дождались. Обратно пришла тетя Дуня, посылает, чтобы я шел немедленно. А я устал, захотелось у них поваляться в постели. Да подумать, заглазно полазить по ее организму. Я не спал, Иванов думал о ней, как о человеке, забытом всеми. Никто этого не умел делать. А я в природе научился. Мне помогают воздух, вода и земля, на что я и надеялся, на этих близких родных через закалку друзей. Я недаром оставил семью, сам пошел добиваться от природы этих сил, возможностей. Для меня все равно, лишь бы попросил больной. Я его или ее поставлю на ноги. У меня тогда не было того, чтобы брать за это. Я делал людям эксперименты для того, чтобы знать, что будет надо сделать. Чтобы сваха на своих атрофированных ногах стала ходить так, как она раньше ходила. Иванов на это имел силы все сделать.  В 12 часов ночи к Авдотье пришел.

    73. С нею занялся до шести часов утра. А утром вывел на двор, дал тяпку, чтобы она тяпала. Это все показалось перед людьми, которые полезли, как на чудо. Это было природное практическое физическое явление. Авдотья ходит. Люди, кто и не болел, и тот пришел, чтобы Иванов их принимал и учил, что надо делать, чтобы не болеть. Иванову надо от отдела здоровья помочь, чтобы ему разрешили. Он пишет письмо, описывает болезни и лечение. Сама себя больная восстановила с помощью моих рук. Я просил врачей на это отозваться, и помочь этому началу. А у них явилось желание призвать Иванова в поликлинику Свердловска, Луганской области. И его как больного человека запрятать с помощью милиции в Сватово в дом психиатрический. Так врачи Свердловска над идеей Иванова насмеялись. Одели его в брезентовый шахтерский костюм, через Дебальцево поездом, через Купянск в Сватово везет проводник, как больного. Не доезжая Купянска, за Серго Кадевка, есть лесок, в который поезд вошел. Иванов подготовился, спрыгнул.

    74. И до самого Луганска пешком. К шурину Федору, к брату жены зашел. Он испугался. В чем дело? Дай рубашку, дай брюки, а потом будем говорить. Федор одел своего зятя, слушает. А он у него спрашивает: есть у вас люди больные, чтобы лежали в койке? Есть у нас близкая знакомая Евдокия. Ни руками, ни ногами не владеет. Жену шурина Марию посылает, чтобы она пошла и сказала больной за ее желание, чтобы она разрешила экспериментировать над нею. Мария туда, приходит, посылает. Вечер был. Я – к ней, а у нее дочечки две работают на заводе. С шести часов уходят на работу. Что умел, сказал, чтобы она не кушала до завтрашнего дня, до прихода Иванова. Дочечки на работу, а Иванов за больную. Два часа дня, наша больная сготовила детям кушать. А Федор за это дело назвал своего зятя Христом. Это неправда его была. Я человек. Только врачи лишнее поймут. Больная из Елизаветовки города Луганска ходит и работает, это удачный эксперимент. Иванов в горсовет со своим предложением, с услугами в культпром.

    75. А там заведующий тоже Иванов, кто принял Иванова. Его понял, да собрал городской отдел здоровья. Там тоже Иванов заведующий врач был да другие врачи. Договариваются Иванова в больницу положить, как и было. Он от нее ушел, бежит не по назначению, и ушел от этого дела сам.  Провезти к дому к своей одежде. Он ее бросил в Новочеркасске у попа старообрядческого, кто не хотел признаваться за одежду. Его заставили тайные ворота отвезти это дело моей жене Уляше одежду. А ворота отворились мне. Я спешил в Новочеркасск к одежде, поэтому они выпускали, отворились и встречали. А их отворяют знающие.

    И вот я иду по дороге, а предо мною две дороги в степи оказалось. Людей не было. Куда идти? Сам не знал. Вдруг человек идет против меня, говорит Иванов. Я его дождался, он подошел. Я у него с извинением спросил: куда идти, чтобы правильно попасть. Он мне свою дорогу вправо показал. Я пошел, и сказал ему спасибо. 10 шагов не прошел. Дай гляну на этого человека – а его не стало.

    76. Где делся? Не знаю. Равнина была. Я не знал, как бежал оттуда.

    Захожу к той больной, к свахе Авдотье. А она ходит в валенках. Говорит: «Сваток, нам передали, якобы Иванов окна повыбивал в поликлинике, его за это в Сватово в дом». Ну как можно было жить да делать то, что я сделал? Я к одежде, а ее повезла в Сулин матушка. Мне говорят: ворота отворились мне, но не вам. Я в Ростов в редакции «Молот» одного корреспондента окружил, заставил с ним вместе к директору областного отдела здоровья. Мы к нему вдвоем попали на прием. Донских не согласился с выводами Иванова. Послал в колхоз. А я уже закончил свой законный режим за отказ. Был в областного прокурора. Он мне дал номер телефона. Если найдешь работу, звони. Я по Энгельса, 43. Отделение железной дороги имени Ворошилова, в операционный отдел снабжения. Им требовалось на выезд в Невиномысский район уполномоченный децентрализованного порядка по заготовкам разных продуктов.

    77. Я – к заведующему Соколову по снабжению. А он мне говорит, куда я зашел? В транспорт. А прежде чем заходить сюда, надо постричься и побриться. Каганович был министр путей сообщения. Он стриг и брыл заходящих. А я у него попросил телефон, Соколов разрешил: «Звони». Я номер набрал Кузьмина. Областной прокурор слушает. Иванов трубку Соколову дает, чтобы Соколов говорил. А ему прокурор сказал: «Прими». Вот где Иванову приходилось экспериментировать над людьми, и в Невиномысском районе, и в Тихорецком. Радио не умолчало, а проговорило, что это не уполномоченный, а лекарь людей больных. Иванова отзывают от работы. Целью задержали, обстригли. И заставили в контрольную комиссию Азово-черноморскую написать заявление, чтобы разобрались с делом. Работа подготовлена, надо работать, а Иванова снимают за свое учение. Он и хозяйственник в комиссии у председателя Чернова. А хозяйственник Богачев выступил, и начал бить Иванова. Якобы он ничего не делал, а спал и за какого-то человека нового писал.                       

    78. Что было делать Иванову. Он восстановил работу, заставил операцию делать. А хозяйственник говорит не то, но его все. Иванов сбросил одежду, и порхнул в это время, когда беспризорника сживали. Ушел в степь в природу. Очутился недалеко от хутора Кошкино. И там бедным,  не смотрящим глазами, Иванов зрение дал. Все это делала природа, а по ней продолжал действовать Иванов в трусах. Не для того, что ему приходилось уметь. Или он целью это солнышко у себя видеть. Это его в природе ванный эксперимент. Ему приходилось на заходе солнышка идти по колхозным подсолнушкам, и из него колхозники смеялись, кричали. Он пробирался к высокому кургану, и нам он остановился быть ночь. Три тракториста подошли, и стали интересоваться им, что это за человек. Им Иванов вкратце свою разведку охарактеризовал.

    79. Я, он говорит, изыскатель в природе своего лично здоровья для того, чтобы его заиметь, чтобы не болеть и не простуживаться. А потом все это учение передать молодежи. Его трактористы как посчитали, пригласили в свою бригадную будку. А сами сообщили в село Генеральное. Кашей накормили, Иванов сдался, лег спать. А в это время приехал председатель сельского совета и секретарь, спросили: «Кто имел право в производственную будку посторонних людей пускать». Я стал трактористов защищать, говорю: никто никого не пускал, Иванов сам пришел, и в покое уснул за некоторое время. Хотел в степь Иванов уходить, его ловит секретарь ячейки колхоза. Ведет, на линейку садит. Мы, он говорит, таких подбираем, и туда деваем, где это нужно.

    80. И меня считали, как беспризорника, они подобрали, едем. А секретарь ячейки начинает смеяться: «Ты, мол, спаситель, пришел с неба, расскажи нам за небо, что там происходит?» Иванов не отказался. А за все то, что делалось на земле, он им рассказывал. Как колхозы, совхозы на земле сами себя восстанавливали за счет трактора, плуга и комбайна. Людей за хорошее хвалили. А за плохое, как меня, Иванов говорит, надо выгнать с земли. А его привезли в конюшню к конюхам, чтобы конюхи берегли. А Иванов увидел, ружье на стене висело. Велел его убрать, а то Иванов всех постреляет. Конюхи прибрали. Всю ночь напролет с конюхами Иванов проговорил, он им рассказывал за свое достижение. Для меня нет того, он им говорил, чего бы я не сделал. Особенно Иванов помощник болезни. Человек больной должен его просить то, что ему нужно.

    81. А Иванов током убивает через руки боль. Враг в этом исчезает, у больного человека возвращается прежнее свое здоровье. Он начинает жить не по-старому, а по-новому. Он делает то, от чего ему делается хорошо. Ему природа естественно помогает. А в природе эти качества есть.  Их надо заслужить, чтобы получить. Я, говорит Иванов, заслужил своим телом. Не так живу, как вы на своих местах своего дома. Вы смертники. Не сегодня, так завтра. Не в тюрьму, так в больницу вас сами люди положат. Сделают гроб, в него положат, накроют, и гвоздями прибьют, закопают в землю. Вы все туда приближаетесь, неизбежная это для вас картина. А я со своей разведкой не туда себя веду. Посмотрите завтра на мои слова да на руки. Я вам покажу, какая моя правда. Мы все не спали через нашего такого гостя, через Иванова.                          

    82. Утро, солнышко поднялось. Наш гость водою себя облил. По тротуару стал ходить взад, вперед. Да нам показывать: вот туча. Если я прав во всем этом, то она исчезнет. Нет – она будет такая, как она и была. Мы на него обратили внимание, туча исчезла, нет. А в это время ему мальчик в сметане пышку приносит. У него как у дитя спросил: кто тебя научил? Он сказал: «Папа». Так отнеси ты ему. Я, говорит Иванов, не заслужил у вас этого делать. Надо заработать. Подскочила машина «Полуторка». С МТС сам директор приехал, вылез с будки. А у него Иванов спросил: чья это машина? Он сказал: «Машина государственная,  МТС, я директор. Хочу, чтобы она тебя довезла до участкового для разбора, что ты за человек». А у него Иванов спрашивает: ты знаешь меня? Он говорит: «Нет». Ему Иванов сказал: 50-го человека убиваю такого, как ты.

    83. Директор не дал машину, сел и уехал обратно. Подали лошадей сельского совета. У них спрашивает Иванов: чьи лошади? А ему кучер отвечает: «Председателя». Иванов велит их выпрячь, а председателя с кучером запрячь. На них Иванов хотел 12 километров проехать. Иванова хотели веревкой вязать, Иванов не допустил. Он это делал то, что обещал конюхам. Приехали, комсомолец привез Иванова. Участковый ждет Иванова, заходят по разрешению. В кабинет участкового только ногу я поставил, как участковый стал направо, налево нецензурно выражаться. Село воспитывал в бога и мать. Я испугался. Ударить, не ударил, а устал, заморился. Я у него как у лейтенанта спросил: вы устали? Он молчит. Я у него спросил за портреты: что это за люди были, Ворошилов, Буденный и другие? Они же свидетели, слышали все, как вы со мной управлялись одно ругать.

    84. Я вас хорошо слушал, но вы меня не знаете. Потрудитесь, возьмите трубочку, в подсобного хозяйства спросите: «Есть ли у вас Иванов, такой-то работник?» – «А кого ты знаешь?» – «Директора администратора Алимова, а финансового Бирецкого, хорошо их знаю», – сказал участковому Иванов. Участковый свой тон сменил после слов агронома. Он ему подтвердил. И приехал сам за Ивановым для того, чтобы взять Иванова и доставить в контору, как заболевшего человека. Кому нужен такой Иванов, как одной милиции да ГПУ. Эти люди занимались, но вины за ним не нашли, дали свободу. А одежда его тянула к себе Иванова как беспризорника. И во второе отделение привели, а там была его одежда. Он ее одел и пошел к председателю опять. Председатель вызвал психиатра доктора Покровского, кто всю ночь с Ивановым разговаривал, да отвечал на все вопросы Покровскому.               

    85. А Покровский слушал да понимал, у него осталось: ни то святой, ни то глупый. А чтобы он признал Иванова человеком, которого Иванов нашел в себе, закаленного в тренировке. Большую дорогу прошел, через щель пролазил. Но, хоть и тяжело, а пролез между всеми дельцами и блюстителями порядка. Особенно встреча с учеными психиатрами. Иванов практик, а вы теоретики. Ученые не знают того, чего опознал Иванов. Он нашел врага, представил на себе врага, изжил его умением, силой, волей. Не стал верить и надеяться на все то, чего приходилось ждать. Это Иванов выбросил с головы, а взялся за нужное дело для всех. В природе мыслитель есть человек, он же разоритель, он же и сохранитель. У него все находится.    

    86. Лишь бы он захотел, он добьется. А Иванов добился, сделал сам все, на себе испытал, врага прогнал, сжил болезни с тела. А народил у себя здоровье, которое передается Ивановым правильно естественно природой, человеком человеку. Не так, как это делается в природе технически. Иванов делает практически. Сам себя пробуждает на земле, в воде, в воздухе. Любыми доступами и всякими делами. В природе есть все, ее надо просить как таковую мать. Она нас родила, она нас не заставляла, даже не хотела, чтобы человек делался зависимый. Для природы хлам, непригодность не нужна. Она не хотела, чтобы человек помирал. На этот счет Иванов писал об этом человеке.

    87. Он вносит нам, ученым, что будет надо сделать, чтобы наш человек не стегался природой, и не болел, не простуживался. Вносит человеку пять пунктов, человек должен делать.

1. Мыть ноги по колени холодной водой ежедневно утром и вечером.

2. С людьми здороваться, кланяться со всеми людьми. Здравствуй, дедушка, бабушка, и дядя с тетей, молодой человек. Наше дело – сказать, а их дело – как хотят.

3. Человека бедного надо искать. Обнаружил, узнал, изучил. Кому надо помочь, дать то, чем нуждается, с целью: я ему даю для того, чтобы мне было хорошо. И отдай без всякого осуждения.

4. Надо 42 часа не кушать. В пятницу вечером в 6 часов поужинал, а в воскресение в 12 часов будешь кушать. С воздухом. Перед едой на двор выйдешь, и поднимешь лицо вверх, и тяни воздух. Веришь Учителю – проси его, он дает здоровье. Еженедельно делается, как праздник.

5. Не плюй слюну на землю и не харкай, не пей вина, не кури табак.          

    88. Это заставило согласиться с ненормальностью Иванова и доктору Покровскому, и профессору Корганову, и доктору Артемову, трем светилам Ростовской области. Иванов написал истину, говорил тоже, а ученые не согласились. Заставили Иванова поделиться с народом на всей земле, с зависимыми людьми. Кто хотел жить не по природному, умирать хотел, он уже умер за счет этого. И умрут все после этого. Иванов своей закалкой ученых предупреждал, чтобы они не ошибались. Они ошиблись на Иванове. Сделали не то, что надо было Иванову. Помогать в пути, но не мешать. Силы Иванова на пользу прокладывали, и делается человеку польза.        

    89. Этого человека Иванов нашел, сделался в процессе, сам испытал. Проверил и в теплом, хорошем, и в плохом и холодном. Жизнь не разная, а одинаковая, что тепло, то и холод. Не надо уходить, и не надо брезговать. Надо будет все в природе полезное любить, а вредное не воспринимать. Мы его делаем сами, с внешности одежда и жилой дом, изнутри пища. Что человеку в этом деле не помогло, а заставило в этом всем распроститься с белым светом. А у Иванова сложилось не то. Он не хочет, чтобы природа господствовала над человеком. В природе есть страх какого-то направления.

    90. Человек боится на земле ходить разутый, у человека нет доверия к воде. А воздуха он боится, как какого-то злейшего врага.

    Мы с вами для этого вооружаемся, делаем из природы вещь, и ею хотим удовлетвориться. Это наша цацка, сделанная нами машина, ею человек овладел. Она ему подчиняется, делает то, что надо. Одно время для него готовится, за время эта почва приготавливается. Мы ее как хорошо вспахали. Пахота ложится под снег, и всю зиму напролет человек не забывает, о ней думает, как о грунтовой. Собирается сделать для зернышек, чтобы в хорошую грядку влажную посадить. И чтобы эти зернышка сказали спасибо за такой уход над землей, за беспокойство такое.       

    91. Я за это все получил первой группы инвалидность. Я больной человек, знающий об этом. В конституцию внес свое предложение. Нам не надо юстиция наука, преступление за счет этого развивать. Не надо нам медицина, за счет больного развивать. Нам надо человека, такого человека общими силами сделать для того, чтобы в природе научиться. И сделаться таким, как себя научил Иванов. Он себя не пожалел в этом, напротив выступил. И не стал делать то, чего сделали все наши люди. Природа их не пожалела, прибрала, как непригодных к жизни, зависимых. А Иванову дала возможность за счет самого себя жить. Иванов хвалится, и будет хвалиться делом, что приходилось делать.

    92. Ученые этого не хотят. Чтобы люди не делали. А то там в этом деле им приходилось заканчивать свою жизнь. Какие мы с вами люди, да еще считаемся в природе хозяевами. Имеем свою природную экономику. А сами не умеем жить с нею вместе наравне, чтобы сам, без всякого найма. Мы люди нового характера, у нас с вами есть все, сами не умеем пользоваться, не умеем сами жить. Какие мы хозяева в природе, если мы не умеем сами себя хранить. У нас есть наем, врач у нас служит слугой. Зачем я ему, если он здоровый человек. Он же моим нездоровьем брезгует. Он боится от меня заболеть, надевает перчатки, моет руки спиртом. Я его больной, хозяин его работы. Ему плачу, сохраняю за это.

    93. А он ученый человек, хорошо знает эту работу, делает сам, а сам не  любит. Какой же он интеллигент, ученый человек, если он сам такой неумелый. Не умеет оставаться сам собою, без всякой самозащиты. Ему надо одежда, он ее покупает. Ему надо пища, он ее приобретает за деньги. Дом ему построят люди для того, чтобы он вместе. С людьми теми, которых он лечил, с ними вместе заболел. И поболел, а потом умер. Врача не стало так же, как не стало этого хозяина, кто у себя не одну науку содержал медицинскую. За счет больного человека развивал, чтобы человек заболевал, прогрессировал. А врач учился практически. Но чтобы сделать чего-либо новенького, он не сделал, и не ищет. В природе есть это.

    94. Природа не человек, а человек есть природа. Не надо на других испытывать: животных, крысах, лягушках. Так надо на себе в природе все болезни проходить практически. И так нам надо ученым сделать, свою возложенную работу надо любить. Он науки закалки-тренировки особенно врачу, молодому человеку не надо будет уходить. Надо будет делать, закаляться, быть в природе таким, как заставил сам себя Иванов. Он не врач и не знахарь. Закаленный человек, в тренировке научился. Знает, что делать человеку, чтобы он не болел и не простуживался. Иванов не ученый, а практический человек, без найма делает. Учит всех здоровью, любить холод и плохое. А мы, все ученые и неученые, не любим холод и плохое.                

    95. Уходим мы от самого хорошего и теплого. Мы же хозяева всему, особенно природы. А сами не умеем хозяйничать без всяких денег. Покупаем, продаем здоровье – этого никто не имеет права делать. Здоровье не покупается нигде и не продается нигде. А в труде в нашей зависимой жизни в природе мы здоровье легко теряем. Но тяжело приходится возвращать здоровье человеку назад. У человека каждого есть эта тайна, но ее надо найти. И разуметь для того, чтобы ею воспользоваться, как будет надо любому человеку огородиться без всего, но жить за счет воздуха, воды и земли. Что нашего человека породило, оно должно и сохранить.

    96. Иванов от своего найденного не откажется. Он умел жить без найма, без него живет, и будет он жить без найма.

    Деньги не помощник, деньги – смерть. За них убивают, но жизни через них не достигают. Их надо, по выводу Иванова, сжечь, как непригодное в жизни золото, серебро. Отказаться надо от украшений. Это есть человека в природе болезнь.

 

1966 года 27 октября

Иванов

                        

Набор – Ош. 2012.09. С копии оригинала. (1209)   

   

    6610.27   Тематический указатель

Моя победа   3, 4

Неумирающий человек,

Учитель живет, а мы умираем   13

Зависимость и независимость   15

Ошибка человека  15

Три друга  16

История: Армавир  54

Шесть месяцев без работы  59-61

Учителя история  62-78

Курган  78-82

Природа   86

5 советов  87

Юстиция и преступление  91

Медицина  93, 94

Здоровье  95, 96

Закалка  94

Деньги, наем  96