Иванов П. К.

Козел

 

1966 год 17 декабря

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Козел есть животное жизнерадостное, которое может жить со своей формой. У него борода, рога, маленький хвост, и тот торчит вверх. Он и на юге себя показывает, и на севере может быть, и на востоке, и на западе тоже может быть. Над ним есть хозяин, его хранит, как око. Особенно он нужен для племени в стаде. Это всеми называется козел. А вот это козел, которого четыре человека себя своим умом своим умом приобретают, временно названный козел. Не простой козел, а мирской. У него в домино 28 штук, каждому человеку попадает семь штук. От … начинается, а кончается шесть-шесть.

    2. Один-один – это самое на козла заходить. Вслед за ним идет один-два, один-три, один-четыре, один-пять, один-шесть. Переходит на двойки. Два-два, два-три, два-четыре, два-пять, два-шесть. Теперь продолжаются тройки. Три-три, три-четыре, три-пять, три-шесть. А за этим идут четверки. Четыре-четыре, четыре-пять, четыре-шесть. Пятерки. Пять-пять и пять-шесть. А шестерка самая главная последняя, но она в игре роль держит. Шесть-шесть дубль. Когда только он заканчивает свою игру, ставится последним, считается выигрыш сотня очков. А вот пустышки, я их записал как автор почему. После всех пустой, это черный дубль, никакого счета не дает, кроме как пустым заканчивается игра. Делает официального козла пусто-пусто. Вслед идет пусто и один, пусто и два, пусто и три, пусто и четыре, пусто и пять, пусто и шесть.

    3. В этих картах может в любом месте, и перед любым игроком… на ком из двух соперников окажется. И какой козел, он не один. Простой трудовой, которому надо набрать 125 очков. Тогда можно будет козла своему партнеру присвоить. У них проигрыш, а у нас выигрыш. Они не умеют играть, а мы мастера. Простого козла надо будет сделать. У своего чтобы 25 очков было, тогда мы имеем право брать дубль шесть-шесть, а он считается сотней. Когда им объявляешь, заходишь. Говоришь, но мы пошли на козла. Выиграем – будем молодцы. А не выиграем – значит, не сумели. Для нас не плюс, а минус. Мы садимся для того, чтобы выигрывать. А того хвалят, кто обыгрывает, того все поддерживают. Это люди больные, у них мысль одна. Если человек перед человеком добился успехов в этой любительской игре, между ними произошла недооценка. То есть у одной стороны борющихся партнеров силы слабы, а в другой стороны силы больше.

    4. То есть козла привязать к другим таким же людям, как и мы есть, люди, которых учат это дело делать. Сыгранная пара практическая. Она понимает, знает, любыми сигналами может своего партнера предупредить то, что человек делает. А человеку кому не хочется сделаться над своим делом в природе героем. Особенно я сажусь в карты играть в буру, то мне по закону надо думать за прибыль. А прибыль какая и где нарождается. Это будет всем хорошо, что нами запишется какой козел, интересно по простому делу этот козел окажется. Мы с вами скажем в один голос, и назовем сами себя в этом деле: молодцы за хорошую нашу с тобою способность. Мы этого не думали, а в процессе всей игры получился козел, о котором мечталось. Он меж нами всеми другими, кто об этом болел. Он совершился. Как же о другом каком-либо ином, все может быть.

    5. Мы оба не бросаем хитрить. Хочется партнера прокатить. И хочется закончить, чтобы выиграть 25 очков. А если другой попадется под руки, можно будет не так сказать. Мы с вами на это дело в эту игру садились. И об этом каждый думает, когда какое бывает у тебя настроение, и как ты чувствуешь со своим здоровьем. Если человек думает, все свои силы на это кладет, чтобы было хорошо. А когда тебе в жизни везет, ты лишь раз радуешься за лишнего козла. Где бы это ни было, и мы здесь расположились, заняли свое место, как будто ты на нем вечно сидишь. И умеешь крепко. Я, говорит, хорошо умею бороться, то есть воевать с природой.

    6. Она нас таких встречает и провожает, чтобы мы были такими, как есть азартные. Для чего мы с вами сюда на это место сели. Наше дело одно – всех козлом сделать. И перед всеми сказать свои слова. Мы с вами сюда зря не садились, и не пришли на этот счет разговаривать. Мы этим делом хвалимся, и хотим сказать. А сколько нас таких на белом свете находится, все они так же свое время занимают. А потом об этом как им хочется думать. Они не садились оставаться простым и обыкновенным козлом. Их счастье, на этот счет окружил козлом оставаться перед всеми черным, или, вежливей сказать, офицерским. Нам как хорошим игрокам, да еще кому эта чара выпадет, даже само домино не сможет правду подсказать. Это дело, за которое мы с вами, четыре человека взялись, друг друга остерегаемся. Боимся, как бы я к нему, или он ко мне не подглядел и не обнаружил карту.

    7. Она же решает все. Не так любитель поставит, как мне хотелось, уже мне как игроку приходится котиться через одно нехорошее ко мне. Я должен между всеми один сказать, что я прошел. Или у меня нет такой карты, которая у меня должна быть. Но я даю слово  своими картами это все догнать. Одна надежда на случайное счастье, которое выпадает двумя дублями. А они могут быть и на юге, и на севере. Им везде воля одна. Про этого козла не забывать, а за игрой следить. И мыслить, какую карту на какой конец без ошибки поставить, чтобы своему напарнику не помешать. У него одно, а у меня другое, как бы обхитрить своих соперников.   

    8. Нам в этом деле не надо большая площадь земли, или какой-либо город большой, где многолюдная местность, которая не обходится без этого козла. На это дело люди свой интерес, в чем-либо проигрывается. Это не лопатой рыть землю своими руками, а сидишь на своем месте и смотришь, кто перед тобой тоже сядет. И без всякой мысли у них время не проходит, если он оторвется от этого дела. Не хочется никому оставаться в это время, назвать себя козлом. Это значит, ты ничего не умеешь по нашему развитию делать. Тебе надо будет по дороге быстро и аккуратно, чтобы не помешать другому.

    9. Даже поучить, как будет надо между одним и другим встречающим человеком, чтобы только было хорошо смотреть со стороны на их поставленную вежливость. Они друг друга учат своим сделанным поступком. Разве мы с вами этим делом занимаемся. Разве только мы с вами в этом деле очутились после своего труда. Мы пришли сюда друг с дружкой свою способность показать, умеем ли мы на этом месте делать нашего козла. У кого нам это какой есть азарт. Он больше от этого дела ничего не знает. Он ежедневно ходит по тому же самому пути на свою работу, свое причитающееся время проделает. Время приходит – он, как и все, заканчивает. Моет руки, и спешит попасть домой.

    10. Его не одно место ждет. Он считает, это его болезнь не одного человека. А бывает, соберутся такие ребята умелого характера. Один другого высаживать из-за игры, интересно остаться победителем этого дела. Как хочется своего близкого по работе товарища сделать на это время козлом. А кому хочется своему соседу, кто тоже живет сбоку со своей родной семьей. Она хозяином окружена и сохранена умом, где хорошее дело. Этот человек всегда появляется на свою арену, он быстро ходит. А встречающий человек никогда не ждет от него, чтобы он своей головкой ему поклонился. Скорее от всего сам этот человек раньше всех встречающихся им своей головкой поклонится, и милые слова, как в сердце их вложит. Он всегда говорит: это мой такой вклад перед всеми такими людьми.

    11. Он нам всем говорит. А когда я буду это дело делать перед всеми людьми, кто-либо возьмет и попробует. Как хорошо бывает в природе, особенно за этим столом можно любому человеку сидеть, и какое-либо дело не делать, а разбираться с ним. И сделать такое могучее дело, от которого меж нами и природой не будет никогда никакого врага. Фронт упразднится совсем, люди не будут плохого в жизни думать. Учиться в природе по-новому жить, по закаленному трудиться, чтобы было здоровье. Чтобы была возможность, чем хвалиться. Это будет перед всеми нами чистая правда, которой пришлось сохранить самого себя, как клетку. И помочь другому человеку. Это был свой в этом деле выход на своем месте. Сердце мое здоровое, закаленное, через что не боюсь природы, не страшусь ничего.

    12. Это самое главное в своей жизни, и смерти не будет. Если бы этого в этом человеке не было, жизни его не было. А то живет на земле человек, и крепко дышит. Этого мало ему. Он резко говорит не про козла – за природу, за физическое явление. Самое главное, это чистый воздух, вдох и выдох, снежное, холодное пробуждение. Это самое лучшее для нервной центральной части мозга. Кто своей мыслью будет болеть, и крепче от всего любить. Никогда не будет забывать за больного человека, душу его знать. И все силы класть ему помочь, через свои руки током убивать боль. Это нам не слова одни говорят, а делается все дело. Рукой владыка пишет, никогда про это не забыть, очень справедливое.

    13. А просьба какая? Меня надо просить. А когда попросишь меня, будешь здоровым человеком. Кому это не понадобится, нашему молодому юноше? Да нет. Уважаемые, это мировое значение. Нам надо любить великую природу. Не молчать словами, а надо говорить правду в этом деле. Не играет роли болезнь над человеком, а играет роли человек над болезнью. Что и заставляет учиться и понимать мое учение для того, чтобы не садиться в тюрьму и не ложиться в больницу. Жить свободно, не лезть на рожон. Будет нам большая слава за то, что мы сами себя полюбим и других. Головкой низко поклонимся, свою вежливость представим. А за жизнь новую не забудем, она будет тяжелая для всех, это мое терпение. Свое сердце закаливать будем терпением.

    14. Милые мои люди, гляньте на солнце. Вы увидите правду, свое выздоровление. Быть таким, как я, Победитель природы, Учитель народа.

    Не учиться играть в козла. И не делать своего близкого друга по жизни, чтобы он был перед нами козел, и мы над ним смеялись. Как мы с вами в своей игре делаемся не всегда в домино и перед всеми победителем природы. Сегодня мы, а завтра она. Природа есть друг жизни, а мы ей объявили войну. Меж собой и природой поставили игру в карты. Это дни, с которыми приходится считаться со своим повседневным делом, с физическим и умственным трудом. Все эти люди под своими руками держат домино, и хотят ими сделать на живом человеке мертвого козла, это вода. А природа – живые дни, мы против них выступили делать.

    15. И сможем сделать любого и каждого человека этой игрой и этими картами, они человека делают козлом. В козле мертвое, а в человеке живое. Мы не хотим признаваться, что мы по делу всей этой игры в домино делаемся азартными, неожиданно человека делаем козлом. А в природе для самих себя ежедневно делаем из природы мертвое, неодушевленное. Стараемся это все имеющееся употребить, то есть сносить своим телом это все в негодность. И вслед за этим самим свое тело сделать непригодным к жизни. Человек стареет. У него всю свою жизнь встречающие и провожающие денечки, которые не давали живому телу никакого чувства для того, чтобы человеку от этого всего сделаться человеком непобежденным в природе. Она всему дело. Мы ищем правду в игре на этого козла.

    16. Нам надо искать в природе не здоровье. А надо бросить так играть, как мы играем в козла. А надо учиться у человека не бороться и не воевать с природой. Надо у себя найти тайну, и с ней вместе наравне ежедневно жить естественно. Чтобы дни наши природные не терпели от наших рук и нашего дела, которое нас заставило трудиться в природе, делать в живом факте, и в нем устать и заболеть. Это уже сам сделал на себе такой недостаток, и им огородился, а он делает человека бессильным жить. Неужели это неясная картина для всех делается в природе? Мы же это делаем, и в этом мы ошибаемся. Неужели нам это дело непонятное. Если бы мы не делали никакого дела, в этом бы мы ошиблись? А раз мы с вами начали ежедневно какое-либо дело, в нем мы стихийно ошиблись. Хотя и не делали никакого дела, были вроде короля, и он постарел и обессилел, и не стал совсем жить.                        

    17. Ему не нашелся ни один человек помочь, чтобы он продолжал свою жизнь. Она была гнилая и вонючая.

    Разве это ученые люди, если они не хотят понять. Между одним и другим в природе две стороны. Одна дюже хорошая и теплая. В песнях, в плясках, в одежде, наевшись, и в доме можно получить в домино козла. Он не помогает жить, а мешает делать другого козла, кто в природе есть. Это все природой дадено, чтобы мы эту игру на себе развили. И этого козла у самих себя сделали. Он у нас за счет прогресса делается между нами всеми так, как делается на Пасху во время большого Господнего воскресения. О нем колокола три дня били, а мы их слушали, но  не разбирались с этим делом. Это наше богатство все делалось к этому празднику. Хороший хозяин никогда не оставался без жертвоприношения какого-либо животного.              

    18. Праздник этот число свое занимал. Для него к этому люди наши готовились, говели, не ели. А на Пасху были двери раскрытые играть не в козла. А большинство крестьян играли в пасхальное яйцо, эта игра была введена и принята предками. Играли те люди, которые эти яички имели. Бедному страдальцу не до этой игры. Ему если бы кто дал яичко, он бы вас расцеловал за яичко. А сейчас мы себя объявили в этом всем строении, мы через свое умение живем очень хорошо. У нас свои заслуженные праздники. Мы их общими силами всем народом отмечаем хорошим столом, всякого рода приготовлением.

    19. Друг дружку в этот день не забываем. Приглашаем в гости, чтобы похвалиться своим имеющимся добром, которое ты в своем труде приобрел. Твои в этом деле заслуги этот день вспоминать хорошей датой. У тебя на этот счет собрались средства, ты к нему готовился. До этого ты знал, что в нем ты не попразднуешь, а хорошо напьешься вина, да покушаешь приготовленной пищи. Она не так у всех готовилась, и праздник не так был встречен. У одного пиром отмечалось, а у другого слезами. Хотелось бы отметить этот народный завоеванный праздник, да нечем. А многие люди зажили этим временем, им советская власть помогла. У них большое образование сделало командиром, ученого из себя человека.

    20. Другой совсем не отстающий, стороной шел, и все думал этого достичь, что мои родители в этом моем деле напали. Я же от простых людей, от бедных  совсем не знающих сделался инженер. А у инженера есть свой диплом от учебного заведения, что он проходил кафедры. Словом, лекции профессоров. Словом, парень сделался своего места делец. Получил от государственной партии доверие строить свое благополучие. Мне это место дали отцы, которых земля во время боев прибрала. А я не захотел наравне свое умственное дело повышать, а ушел. Мой товарищ остался, не захотел быть вооруженным знанием, а побежал вперед. Зачем он мне сдался. Мне помогла сделаться в этом деле материальная родительская помощь.          

    21. Это редкость. Она между нами проскочила в природе. Чтобы не имеющий человек любви в этом деле сделался инженером, надо было учиться, чтобы знать. За свое место отвечать. Тебе за него платится, ты же командир. А твой отстающий товарищ, он подчиненный, физически работает. Не живет в материальности так, как я. Куда ему жить. Я по своему достатку и детей воспитываю, как моих подчиненных. У меня дети красивее от других. По уму, не скажу. А вот по шалостям, можно будет хвалиться. Ни один ребенок, который воспитывался в теории, он полезного не создавал. Все молодые люди, они азартные в домино сыграть, и своего друга оставить козлом.

    22. Это все теория оставила зависимое развитие. Но независимость, она и раньше не имела на это дело успехов своего близкого товарища по делу или по труду обыграть. И сделать этого козла на человеке. Я этого дела не делал бы, но силы свои в этом деле проверял. Любого игрока оставлял сзади не тем, чтобы своему партнеру палку в ноги вбросить. И ставил не каприз свой, чтобы он проехался, не стал играть. Это нехорошая сторона твоего выигрыша. Ты сумей, дождись от своего партнера такой шашки, которая бы закончила, и у них осталось 25 очков. Это уже записано нашими заслугами, карта сама приносит не козла, как мы его получаем в процессе. Ученый и неученый берется за это дело, но не достигает своего умения, проигрывает, остается козлом.

    23. А оставаться никто не желает, кроме меня одного, кто об этом решился написать. Козел я лишь потому, что я не сажусь обыгрывать своего товарища. Он тоже не хочет быть козлом, но его делает карта. Ум его заставляет оставаться быть между всеми в природе козлом. Эту игру в домино мы развили между собой, как будто это спорт. Мы можем их хвалиться, и через это все дело назвать любое животное козлом за то, что оно в жизни полезного не сделало. Это зависит только от нас. Переименовать можем даже петуха, назвать козлом. Это простая и обыкновенная наша в этом деле кличка. Мы научили сами себя с других, может быть, менее развитых от себя, смеяться везде и всюду за его недостаточное умение.

   24. В козла играют два человека, сыгранные умело хитрить. Обманом козлом легко назвать. Но сделать козла, чтобы он был действительным козлом, это было невозможно любому человеку. Кто даже заинтересованный в любом месте через домино ему сделать, название делается одним каким-либо последним заходом. А мы хорошо знаем, двумя концами два дубля ставится, офицерский и саженный, они объявляются, административно повышенный адмирал. Словом, в эту игру надо будет не зевать, а то получишь от своих партнеров любого из всех козла. Мы научили сами себя это делать. Нас предки заставили друг перед дружкой за это дело бороться, биться, чуть ни до кулаков.

    25. Не хочется оставаться козлом. А охота большая, хочется в этой игре остаться не козлом. Шашки разбираются по семь штук, с пятью дублями не вводится игра, перемешивается карта. А масть одномастная не допускается в игру. Словом, сел за стол – не думай ни о чем, кроме игры. Станешь думать о чем-то ином, то тебе укатят козла. Так тогда лучше не садиться. А говорится меж нами: что я за человек такой в жизни своей, если не побуду в тюрьме, или в больнице не буду лежать. Эта сторона делается человеком. Он это дело сделал, а за это дело приходится законно отвечать – надо не делать. А как ты не сделаешь, если у тебя руки, ноги есть. Голова думает, но не знает, что делает.

    26. И не думает за это отвечать. В природе есть две дороги, по которых можно человеку идти. А он взял зависимость, и с ней вместе стал шагать. А независимость, она оказалась сзади, обошлись без нее. В природе себя человек приучил за счет природы жить. В своем процессе он развил потребность для себя. Хорошо одеться, наесться досыта в свободное время. Идет в ту толпу, где люди чего-либо делают или рассказывают. А ты стой и слушай. Свои слова умеешь представить – бери свое время и говори. Как я вот научился писать за свою практическую независимую работу, которая должна (быть) по закону развитая в природе форма. Это, что мы имеем у себя рост всего природного богатства, нам не дало никакой пользы, кроме одного вреда.

   27. Человек не довел сам себя до полного совершенства, чтобы была полноценность. Здорового физического ума человек, мы его заставляем. Он у нас даром кушает, одевается, в доме живет. Он обязан не учиться, а трудиться. Так зависимость человека ведет. Есть ли польза, нет пользы, а чему-то надо учить. В зависимости люди все делают, за это получают.

    А независимость говорит. Не удовлетворяться – то лучше не жить. Всегда больной, недостаток мучит. А раз есть маленький недостаток, то будет и большой недостаток. А раз нет, то что можно сделать, кроме как надо болеет, думать. А выход какой? Один, какая-либо форма раскроется с этого всего.

    28. Независимость выступает. Со своей возложенной игрой в козла я никогда не отказывался. Как малый стою на ногах, никогда не думаю своему партнеру в игре помешать. А по изложенной самой начальной карте ее приходится. Карту ставлю на ту, на которую вздумаю. Это я делаю быстро. Чтобы делать козла, я целого не делаю, беру и спущу. Оставлю черного для записи, он 25 очков имеет. Но зато я не делаю на другом человеке козла. А в этом деле учусь, развиваю свою мысль, особенно ищу по природе врага того, кто нам в жизни мешает. Не дает нам легкой жизни, окружает тяжело. Человек взрослый заставляет маленького уже дело делать. С таких годов, в такое время мы учим его. А разве зверь своего малыша не учит, не говорит ему за хищника человека.

    29. Он ему говорит. Но разве за его разведкой усмотришь. Это человек. Его ум заставил самого себя огородить. Он объявил войну, поставил фронт. А на фронте кто – кого. Или же человек – природу, или природа – человека. А у независимого человека родилась мысль за игрой в козла, что можно избавиться от любого врага в природе. Козел делает людям отдых. Они, может, чего-либо другое такое не в козла забывали. А может, друг с дружкой договорились пойти в степь за большое расстояние, где лежит пока безлюдное пространство. Там такого стола не будет, такого доказательства, и нет такого шума. Где правда, а где было неправильно. Кто-то поставил не так свою карту, у игроков не состоялась игра, дело пошло на проигрыш.

    30. Это законный недосмотр. Тому хорошо, у кого карта путала. Но тот возражал, кто в этом выигрывал. А сейчас мы каждый сам себе мог от природы дождаться какого-либо живого. Это не домино за столом сидеть. И не ум свой ломать для того, чтобы своему сопернику такую карту  поставил, от которой ему носом надо крутить. Он заходит в заблуждение, неожиданная удача, нечего ставить. Уже болезнь, он терпит. И в охотника  нет зайца, уже думает. Нехорошо пусто ходить. Есть заяц, надо его убить. А на это природа не дала, осечка, взяла зайца оставила живым. А азартный Алферов Виталий, ему и дом не надо. Он очень любит хвалиться своим я.

    31. Он играет с Гришей, кто, не подумавши, и карты не поставит. У каждого человека на все есть своя характерная болезнь. Но у нас, больных по этой части, самая серьезная болезнь – это сделать на каком-то другом человеке козла. Эта мысль не в одного Алферова, не откажется от этого дела и Маслов с Борисом. Им два на два играть – это им не надо хороший завтрак. Особенно кое-когда преподносится творог со сметаной. Так и нас делает в домино козел, то тех, то других. Как вода серебристая бежит. Она берется от ключа, самого верхнего начала, под селами пробирается, берега обмывает, в море собирается, а потом туда опять попадает. Не останавливающееся колесо.                      

    32. Мы тоже сюда попали случайно, по делу заслужили быть в этом деле козлом. Так говорится. Молодым прощается быть в игре такой козлом. Но как Порфирию Корнеевичу оставаться. Не надо с трактористом Сашкой, кто рисует свои виды, но от козла не уходит, его получит. Решился об этом Иванов написать. Кому хочется остаться сознательным козлом, кроме одного нашего Учителя. Кто больше от всех зачинщик, это он молодежь заставляет. А играть кому не лень, тому и возможность есть играть. Друг другу доказывать своей способностью. А у нас они не выделялись меж собой. Команда одна подалась или в палату, или по делу с палаты.

    33. А большинство ты, больной, не  больной, терпишь. Биться о стену головой, ни один азартный не ударится о стену. А козла проиграет своему партнеру, а тогда психует. Это хорошо нам. Мы спим, все лежим в коечке. Кому сон снится, якобы он на воле. А его время, будет говорить персонал, надо будет вставать. Завтрак принесли, спеши умыться да обтереться. А после завтрака главная уборка, моется деревянный пол. И дело идет к обходу врачей. Каждого из нас спрашивают: не заболел чем-нибудь? Пришла на помощь врач Т… и с этим уходят. Наступает время прогулки. Кто как. А я независимый человек в природе, впереди никто, как я один занимаю свою дорожку.

    34. А мысль свою пускаю, куда захочу. Часто вспоминаю проезд в автобусе, холодно бывает. А я же так, как сейчас. Зима в разгаре, а мое тело такое же, как и было. Я могу свою мысль направить в Ледовитый океан в глубину. И могу поднять ее в Космос, в небесное пространство. И там копаться смогу, какую-либо строить фантазию. Я не как все, думают за дом свой. Я думаю за жизнь для всех, чтобы так пришлось за козла написать. Чтобы люди поделались не как козлы, а как милые люди. Чтобы они глянули на солнышко, и увидели правду не в козле, а в природе. Мое одно крепкое переживание на этом холоде, по снегу ходить босым.

    35. Я не умалишенный, как это говорят. Крепко слышу холод, но он мне создает естественное тепло. И это бывает, как набросится апатия, и начнешь силы спускать. А потом великая… заступается. Я беру свое слово, и потом опять вверх за самим холодом поднимаю руки, вроде сдаюсь. Где берется тут же сила, и уходит опять этот холод. Это не стоит одно на месте, а все меняется и движется без конца и края. Я на прогулке не стану зря, и не буду зря бегать. Мое вырабатывание сил. Я не думаю про пришедший какой-либо день, а он же к нам приближается. Мы к нему готовимся не в козла играть, а пир создавать не одному, а гурьбой. Я это ни за какие деньги не соглашусь делать.

    36. Я про больного человека думаю не так, как стою. Не сажусь – это мое в этом дело. Я не думаю, что надо сделать человека козлом. Это не моя мысль такая. Моя вся мысль в снегу. Не для того, чтобы бояться. А мы боимся смерти, не хотим простывать, не хотим болеть. Одеваемся, кушаем досыта. А сами этим не спасаемся. Как болели и простуживались, так и остались. А я хорошо знаю, что делаю. Надо будет обязательно делать. Если я не буду таким молодым выглядеть, то и нет что и кому говорить. Это, что я делаю, детям не приходится этим заниматься. Сам же не вздумает лишний раз пробежаться. А чтобы босиком да в трусиках. Мы это считаем невозможным по этому холоду заниматься так, как занимаюсь я.

   37. А в природе не один козел заставляет отдыхать, отдыхаем все время. Человек живой энергичный не одетый. Уже все висит не тяжелое, но не легкое. Надеваем, огораживаемся. Говорим: наше. А где же мое? Все говорят: это мое место, я его окружил, живу на нем. Нет ни одного человека, чтобы он на своем месте не рождался. Только таким, как его природа представила. Все они от него ушли, и огородились своим богатством, они не захотели оставаться бедными. В природе, как за хорошим столом. А стол украинский принимает не всех людей. Кто имеет право в нем участвовать, а кому и не разрешается. Близкий, родной к этому добру приглашался. Ему далось на это быть участником.

    38. Это все сделала любовь. А в любви и козел выигрывается. Не любишь игру – всегда проиграешь. Лучше будет для тебя как человека (быть) таким, как Учитель есть. Он пишет об этом, где бывает. Никогда не забывает про это думать, когда не был таким человеком, как он есть сейчас. Кто сможет сказать о нем, что у него такие качества есть. Для чего он пишет, и затрагивает своих участников, кто не дожидается. Знает хорошо, что и другие болеют этого козла на себе создавать. В домино я тоже любитель оставаться в игре козлом через мысль мою. Это мой отдых взять эти сем карт, и по меньшинству ее на кон ставить.

    39. Это природное явление, что ты от природы получил, будет ее счастье. А когда ты не сам делаешь своего товарища козлом, тебя не обвиняет сама. Она говорит. Разве в этом учреждении первый лежит на этой коечке. Или это одно домино, в котором делается человек козлом. Его как азартного заставляет условие. Он не сможет сегодня оставаться перед своим товарищем без этого козла. Да еще мы играем на высадку, кое-когда и скажешь на своего партнера какое-либо незаслуженное слово. Бывает, и это все в голове делается. А вот я всегда стою, и думаю не про этого козлика, а про природу, про ее новые небывалые идущие по порядку дни.

    40. Особенно, когда забываешь ты, в козла надо. Для твоего незащищенного тела требуется  тепло, по холоду не интересно мерзнуть. Интерес весь в хорошем и теплом столе. Да за хорошим удобством, где происходит веселье разное. Даже хвалятся в своих хороших костюмах. А вот делать приходится неодинаково. У одного есть осторожность пить вино, а у другого этого нет в его шагах. Он говорит: для чего его купили, и созвали компанию молча сидеть? Мы привыкли дома  друг с дружкой разговаривать редко, не дает больше условие, которое делается нами. Мы с вами не умеем жить. А хвалиться мы умеем даже своим рожденным дитем.       

   41. Он же мой. Я его родил, и им хвалюсь, что он у меня хороший, ничего не делает плохого между всеми людьми. А что делает дома, мы ему за это все прощаем. Это его попытка, он сделал сам и дома. А между всеми повторит он на плохое, хорошее. А вот в домино не одни мы, такие азартные, умеем играть. В любое время своего соперника обыграть. Вот мы пара – на пару. Этого не может сказать ни один человек. Были как Боченок Алферов. Думали, им цена велика. А разобраться, так хохлу в другой раз проиграют, они ушами зашевелят. Признаваться не хотят, что они не умеют. Сейчас игра сложная, на игрока… И его бьют…

    42. Хоть и неловко, но сдаваться надо. Гриша с Елкиным обыграл, за один вечер дали шесть козлов. Это редкость, но бывает. Алферов с Маслом зевают. А когда прозевал, время прошло даром. Чтобы сказать про это, такого ни одному игроку не приходится иметь. Здесь не в игроке дело ведется, а в картах, кому какая достанется. Как какой и когда придет в нашей жизни день. Разве мы с вами не хотели добра хорошего. Разве нам не хочется, чтобы сегодня мы с вами имели хорошее, теплое и ясное в лучах солнышко с самого утра и до самого вечера.

    43. Мы с вами такой день не ожидали. А чтобы в нашей игре в козла повезло, как это бывает, на это приходит летняя пора. Тепло, хорошо. Мы сходимся, и начинаем друг друга полоскать. А люди наши постарше, но сидят и отдыхают. На наше дело смотрят и улыбаются. Скажут, кого они делают козлом. А сами себя не поймут. Это игра их введена давно-давно в домино, меня научила больше. Игра это болезнь, через которую я попадал в больницу, а то я и не знал. А сейчас в этих условиях начинающих нет, что делают. Мысль с головы выскочит, не имеешь сосредоточения. Требуется постоять, подумать о нашей природе, о том, что знаешь.

    44. А знать, как чуть только возьмешься. Сбоку тебя лежит Сашка козел. Мы вчера с ним шесть штук врезали, это уже наш проигрыш, а Бориса с Маслом прибыль. Легче и лучше от всего живется тому человеку, кто мало знает. А больше надо тому, кто знает много. Я не знаю того, что знают все. У всех своя мысль гордая. У него нет того, чего я заимел.

    Я учусь в природе, терплю. Встречаю и провожаю любой день живым телом, уже мои заслуги. Я не хочу от нее отказываться, и не хочу за это забывать. Я от этого пугаюсь, страшно одному испытывать. Сегодня повысилась температура, я такой же остаюсь, как и при пониженной.

    45. Да еще не кушаю сознательно. Какая бы ни была атмосфера, она есть для меня не в козла играть, чтобы кого-то сделать козлом. А в козле кто понимает это. Одна радость встречаться с небывалым временем. Холодного от этого дела крепко. Я один терплю в эту естественную минуту. Чего бы я только ни надел, это для меня не спасение. А вот думать приходилось, как никогда не бывало еще в жизни этому человеку, кто это дело испытывает и изучает эти качества на себе лично. Какой бы я ни был в этом деле  человек, я победил врага. Но не выиграл у своего соперника козла. У меня и карта так вежливо ставится в кон, от которой мой противодействующий по игре товарищ не прокатится. Он всегда за мою скромность благодарит.

    46. Я, говорит это партии игрок, один сидевший из четырех. Никогда он таких возможностей от своего игрока не имел. Это только делалось Корнеевичем. Его оставляли за его сознательную игру, которую он делал. И сам никогда со своим сердцем не забывал за то дело, где ему приходилось бывать с этими босыми ногами. Им можно не завидовать, и не смеяться с них, а послать им самое лучшее пожелание. Что они научили сами себя ходить так, как они не нуждаются нигде защитой самих себя. В ногах вырабатывается сила. Я, говорит Учитель, мне дал имя народ. Он  видел меня, что я такой-то человек с такими качествами. Мне за это можно будет человеку любому поклониться.

    47. Я когда играю в козла с детьми, как старый  и малый, им стараюсь не наносить в их игре неприятность. Это милый с ними дух, которого я имею между собой и между ними. Они за это со мной считаются и хотят. Их желание одно – оставить меня козлом. Посмеяться легче будет молодому  человеку с такого старика, кто уже прожил много десятков лет. Не приравняешь его к юношам 25-летнего возраста. А он с ними на одну руки играет, и не уступает другим. Кое-когда приходится дать своим соперникам  по этой игре черного козла. Мы его в этом деле величаем. А мне, как такому в этом деле азартному, вам не рассказывать, если вы сами такие в своей игре. Когда вам карта, как это полагается, не придет.

    48 . А вы уже по ней видите, что она тебя оставит в твоей проигрышной партии. Ты, какой бы ни был хитрец. В домино всему дело помогает любому игрока его пришедшая карта. Это карта, которую приходится на кон ставить. А к ней у твоего соперника и не окажется, он начинает зад головы своей чесать. Как же он проигрывает, ему в этом кону не повезло, он в природе счастье на это не получил. Я ему говорю по своему росту всей этой игры, деткой его называю, а он меня с вниманием слушает. Хотя ты и натренированный в этом деле, но ты не по хитрости своей, а по счастью одному не выиграешь у меня. Как бы ты ни старался и ни болел, в этом делал, будешь в проигрыше.

    49. Он как молодой человек не хотел даже своих слов мне представлять. Он силен в этом деле не тем, так другим, отгонит от себя любого нападающего козла. А я такой. Если уже босой хожу сознательно по морозу, по холоду, крепко терплю. И знаю хорошо, что я не простыну и не заболею. Это немного его успокаивает. Он за это от меня получает у себя козла. Не хотелось бы от такого неумелого играть в козла, а получать для себя козла. А в природе же я один такой, кто возьмет и обыграет самого сильного игрока. Тогда этот игрок в свою голову берет эти семь карт, и начинает присматриваться, а что ему в этой игре может помешать? Он верит не в счастье, а верит в хитрость свою. Но в природе хитрость не в моде. А вот когда счастье приходит.

    50. И ты через это счастье высаживаешь самых хвастунишек со стола. Им неловко оставлять свои места, но что ты поделаешь, такой закон введен в природе. Все люди ходят одетые, всюду наедаются досыта, и в доме находятся. Делают то, в чем ошибаются. А я такой игрок. Не сажусь за стол, как садятся все люди, и хотят оставить своих товарищей козлами. А сами в этом попадают впросак. Никогда не хотелось оставаться козлом, а тут, как на несчастье, берет и не везет. Что и сам не пойму. А козла получил, и не дыши. Это самая идущая вещь в жизни проходит между нашими людьми, которые не ходят по-моему босым. А проиграть им как хитрецам козла, всегда можно проиграть, и обязательно проиграть.                         

    51. А вот выиграть надо уметь, и чтобы с этого козла была польза. Она играется на кораблях, в поездах, в домах отдыха, в санаториях, и перед каждым двором. Люди ученые, неученые, никто (не согласен), чтобы сознательно сделаться козлом, кроме меня, одного человека, кто сознательно хочет у себя заиметь. Это только природа, а в ней независимость, она человека учит  получить козла, или быть человеком в проигрыше. А в здоровье выиграешь. У нас один только человек со своими силами воюет с природой и с людьми. Козел стоит на самом центре, никогда он от этих людей не девается.

    52. Самое главное, в этой игре хитрая да без конца обдумана у себя в руках карта. Игрок всегда со своим законом. Больше семи карт ему в своем кону не полагается. Смотри на первую из всех карту, которая на стол заводит всю начатую игру, которая делает по договоренности. Если только игра происходит в морского, то надо одной пары выиграть у другой пары всего 25 очков. Чтобы было законное предъявление, дубль взять шесть-шесть, он в это время завоевание имеет  у себя сто очков. Люди перед людьми его ставят на стол для того, чтобы свои карты спустить в игре наперед.

    53. За тобой остается победа. Любая карта может закончить свою любительски начатую игру. Козел морской во многих фразах может оставаться. На это дело сами люди себя в процессе делают козлом. Всему дело, как будет ставиться одна возле другой иная карта. Ты не думаешь этот кон от своего борющегося. Так же, как от себя, человек сможет получить неудачу свой причитающийся кон. Шло все как будто хорошо, и аккуратно для этого мысль держалась. Со стороны даже приходилось смотреть за ходом игры, на каком боку была расположена эта сила, у которой был перевес.        

    54. Во всей игре так думалось и так смотрелось. Но точно никто не может наперед сказать, что я останусь перед всеми, и своей предназначенной шашкой всю эту игру закончу. Такого удачного человека ни у какой противостоящей команды или стороны не рождалось. А это были хвастуны перед поставленной целью какой-либо. Из любителей, болельщиков, очень ему хочется, чтобы его сторона, о которой он и во сне не забывает, что сегодня будут на этом поле играть люди один против другого по старому и классному в игре делу. Мы, люди, знаем свою сторону, всегда у себя держим в уме.

    55. Кто бы и где ни жил на своем родном месте, он на него никогда не скажет, что оно со своим  пришедшим днем окажется в проигрыше. Человек для этого никогда не рождался. Он родился … для другого человека, чтобы ему как обиженному, бедному, больному человеку помочь, чтобы человек избавился от своей болезни. А этой болезнью болеют все люди земные. Они не смогут оставаться без своей стороны. Она их заставила неотрывно вместе быть в природе зависимым от нее. У всех людей большая боязнь в природе оставаться на первый год этого времени, при котором им хотелось пожить хорошо, тепло. Но в это время эта мысль не оправдала себя.

    56. Порвалась, и не дала человеку жить. Мы с вами какие были сильные на своей стороне. Криком кричали, что наша сторона, наши все игроки всесоюзной сборной команды по футболу на международном (соревновании). На первенстве принадлежало играть за золотые звездочки или медали. Кто был с нашей советской стороны не согласен, чтобы наши русские ребята по доброму доверились в 1964 году с Испанией у них на поле играть. Разве думал в своей вооруженной армии фашистской стороны, что она потерпит крах. У нее была неправда, которую имели тогда немцы. Где они Иванова держали во время окружения под Волгоградом?

    57. Иванов был посажен в гестапо, в политотделе, в полицаев, начальника Корниенка. На 27 суток был задержан, чем и проиграли, фашистская затея не увенчалось. А где в то время был больной Иванов, когда готовились к футболу в Испании. Чья сторона оказалась, наша зависимая в природе или испанская. Ученые люди определили, что Иванов был у нас в Советском союзе мошенник. Его надо обстричь, обрыть, и как фокусника осудить, посадить в тюрьму. Где был тогда, когда играла наша сборная  команда международный мачт на первенство по футболу. Кто был прав и силен сказать свое слово в жизни в природе между этими людьми.

    58. Кто не хотел, чтобы наш Советский союз потерпел таким крахом. Иванов был в Одессе в больнице, его признала психиатрия Одессы здоровым человеком и как бездельником.  Хотели независимую сторону осудить, как фокусника. Но все это оказалось бессильным, и стража вся спала перед независимой стороной, которая поддерживается Ивановым. Кто один в жизни себя закаляет и на дворе в природе, и на снегу, в морозе терпит один. Не хочет от своего дела отступать. Как я был Победитель природы, так и останусь. Перед всеми Учитель народа, я учусь сам. Научился сам без всякого учителя и преподавателя. 

    59. Никто меня не учил. Как это условие меня научило в козла играть. И о нем надо будет, как азартном, написать. Я тоже от этого дела не отстаю. Вместе с молодежью на одном фронте, на одном столе. Жаль свою сторону. Возьму да попробую, как буду ли в своем намеченном пути сильным или нет. Оказывается, буду. Моя сторона, оказывается, была и до этого. Меня царь забирал на войну с немцами воевать как новобранца, серого солдата. А сам в это время был снят с престола. Меньшевистская система Временного правительства, которое хотело, чтобы люди до победы воевали. Этим успехом не увенчались они. Мы оказались большевики.

    60. Этому развитию Ленин помешал. Эти вожжи отобрал и ввел их в народ. Стали революционно доказывать, чья сторона была сильнее. Того человека, у  кого не было, чего одеть, и покушать, как следует. У него своего дома не было. Он был вояк партизан, неправду капиталистическую прогонял вон с земли. Где я и тогда, и сейчас стою. На той обиженной стороне, кто забыт всегда всеми больными. Я сознательно играл в бильярд, а со мною женщина любитель играла в бильярд. Но выиграть успехов не имела. Когда ей пришлось болезнью психической заболеть, то я играл уже с другим партнером. Она увидела эту игру, и хотела, чтобы меня обыграть.     

    61. Ее такое желание родилось. Подбежала, и у моего партнера выхватила киек. Ей хотелось, чтобы я ей проиграл партию. Я к этому уже был подготовлен ей в этом деле спустить сознательно с целью партию, чтобы она получила удовольствие в этом деле. Она больше не болела.

    Вот какой я природе делец. Своей косой рукой кошу траву над речкой. А удав в это время, уж, тянет своими силами бедную лягушку, которая криком своим кричит, а сама лезет к нему. Я в это время – на их фронт, ни тому, ни другому не сделал вреда. А не дал ужу воспользоваться, и не дал погибнуть нашей лягушке, чтобы ее съел уж.

    62. Вот что я делал в природе в этих условиях. Не играл сам лично в козла, а поддерживал любительски компанию. Я садился не с мыслью, чтобы выиграть, а с мыслью, чтобы проиграть. Я живу с мыслью той, которая ведет меня получить козла. А по состоянию здоровья я с него снимаю болезнь. Он этим делом радуется, что он меня такого взрослого. Да еще в своем бронзовом костюме, смеется по этому. Кто старается такое дело над другим человеком сделать, он никогда в природе не завоюет свое личное здоровье, как я его завоевал в козле. Весь 1965 год проиграл в козла. Да шалил, как старичок с молодежью. Когда они выигрывают, с этого бедного козла смеются.

    63. А я с него смеюсь. Это вода серебристая по своему ручейку идет. И одна за другой тянется, делается из маленькой речки, в большую впадает. И над селами, городами проходит, впадает в какое-либо море. И там эти природные силы рождаются, которые смогут в этот день к человеку прийти, и его такими картами окружить. Человек у себя заимеет счастье не оставаться сегодня козлом. Я только этого не признавал, эту игру, за какую-либо пользу. Я выстаивал на ногах целыми днями, в игре не садился, и не ожидал от своего соперника  по этой игре, и по этому развитому азарту, в котором мы очутились с одной стороны.

    64. А с другой стороны ждалось свое такое время, в котором мы, обе стороны очутились. Он это счастье свой выигрыш тянет к себе, а я себе тяну. Тот, кто крепко об этом деле думает, и хочется ему своего товарища обыграть. А приходит не за столом с ложкой за борщом, одну за другой хлебай и хлебай. А требуется в игре смекалка, знать, что надо будет, какую-то карту ставить. Мы привыкли один другого, чтобы у него был этот камушек. У каждого человека эта мысль держит. Козел даром не приходит на стол. А надо кон игры поставить все свои камешки, чтобы закончить с пользой и без пользы. Как будто впустую проиграли морского козла, без 25 шашек не пришить. Чтобы заслужить внимание, сотню взять, и его как выигрыш заходит сотня.

    65. Заходит тот игрок, кто кому записал. Он уверенно заходит для того, чтобы пришить козла. Эта или другая сторона сможет согласиться вместе наравне жить. В природе есть две стороны, плохое и хорошее, или теплое и холодное, богатое и бедное, новое и строе. Но все это зависимое от природы. Она в силах, все сможет  сделать. Или быть таким, или быть таким обязательно однобоким. Или ученым, или неученым. Жизнь в природе одна – на очереди стоять и ждать завтрашнего дня, лучшего от сегодняшнего дня. У всех нет гарантированного такого времени, в котором не приходилось заболеть или простудиться. Все мы такие игроки.

    66. На сегодня вместе играем. Как хочется друг друга обыграть. И кто из живущих на белом свете сам себя не защищает. Я для чего взял эти камни. Я в них хорошо разбираюсь, какую где надо поставить, чтобы мой соперник вояк со своим камнем больше не поставил свой камень, уже проехал. А раз не наша карта, что ты сделаешь, кроме как придется подождать второго раза. Как когда карта себя поведет. А то и второй раз не поставишь, уже видный проигрыш. Одни шестерки игрока окружили. И тому, кому повезло в жизни, не быть в игре козлом. Он, как на грех, бах и закончил офицерским. Какая это радость становится у этого игрока. Как же, он эту игру выиграл.          

    67. А его любимые товарищи свою игру проиграли. Уже делается в душе не то, что сделалось победителю. Мы, люди, кажется, одни в жизни. А разно понимаем. Один умеет, а другой не умеет этого козла морского получить. Мы с вами все находимся под небом, нас козел может окружить. Козел в любом месте и в другом времени. Лишь бы захотел наш человек это увидеть или услышать, что в козла играют люди, которые избрали место. И думают, как бы не остаться, и не сделаться в этой игре каждый раз козлом. Мы с вами любительски в это дело играем без всякого гнева. Умеешь садиться, садись, только никогда так не думай, как твой товарищ.

     68. Он про него не забывает, готовится по своей дороге. У него одна цель пришла в этом году да в такой день. А он к нам пришел неплохим днем, на земле разложился белоснежный пушистый ковер, в котором можно купаться. И так в нем можно накупаться, энергично закалиться. По нему можно разутым ходить. Этого в жизни своей ни один человек не собирался сделать. А вот в козла, да не простого, а морского, может играть какое-либо животное. А оно такое звание заимело. Так и наш человек работяга своего труда. Ему гнаться. Иди в козла поиграть – он быстро прибежит. Возьмется за эту игру, за свои семь разных камешков.

    69. А они неодинаковы в очках. Я, говорит, просмотрел, проглядел своими глазами. Не ту надо совсем поставить, а он бы прошел. А когда твой соперник совсем другая сторона, в ней не твоя мысль сосредоточилась. У них, обеих игроков, чтобы нас с тобой, неумех, обыграть. А мы, можно сказать, ребята не сыгранные, друг друга не понимаем. И не хотим понять, что надо уже так научиться, как есть трепать своими словами, хвалиться своим умением. Об этом деле наш человек дюже знает. И на земле он живет и хвалится. Сегодня пришел такой день, в котором он думал и делал для того, чтобы себя в этом деле приготовил с силами своими, и сказал об этом деле.

    70. А в любом деле может получиться даже адмиральский козел. Год, он к нам один без своих дней не приходит, а с собой их ведет, сотни ставит один за другим. И того дня свою лично атмосферу раскрывает для нас. А мы, люди, в ней кое-когда и делаемся козлами. Не придется сделаться человеком зависимым. А от этого всего отстанешь, чего-либо недоделаешь, уже наше незнание. А это все наше незнание, и попадает в цель наш намеченный козел. Дни наши все по порядку ждут человека со своим имеющимся богатством. А оно у него приготовлено делать, а в деле практически испытать. А в природе не что-либо, с утра солнышко.

    71. Словом, такого хорошего дня мы, все люди, не встречали. Рост как рост всему растению. А у человека плантация, табак был посеян. Он не знал, что с ним делать. Такой у него зародил, так что хозяину приходилось очень много думать, и в этом деле трудился. А задумал не то, чего следует. Он не находил того, что за это приходилось построить. А он жил однобоко. Не думал, что с ним встретится неожиданная стихия. У хозяина одна сторона – думать, как о хорошем козле думали игроки. Они смеялись со своим умением, а не думали. Проиграли козла, как с табаком хозяин. Не сумел доехать до дома после того, как он этот посев проследил в природе. На этом месте, где рос этот прекрасный табак, горе большое оказалось.

    72. Не думалось никогда в этом начатом деле. Где-то взялась маленькая  тучка, но зато прогрессирующая. Быстро увеличивалась, и развивала  сама себя никогда не бывало. С этой тучки посыпался ураганный бой, град, дождь и ветер. Похоже на циклонный ураган. Это тоже для хозяина в природе не выигрыш. Так же мы, все люди. Стали думать за пришедшее время, мы его тянем. И хотим, чтобы день пришедший не оказался перед нами козел. Любой и каждый делец и мыслитель может оказаться на любом месте в своем деле не морским, а простым козлом за все, не сделанное им. Даже можно любую птицу, пролетающую по этой местности, с которой не пришлось обратно улететь. Так же само и лошадка в своей упряжи.

    73. Она сильно себя показывает, даже и свой хваткой и быстротой так делать. Но раз она этого не сможет сделать, уже можно приобщить к действительному козлу. А его на этот счет по всем местам. И в свое время люди друг с другом хотят поспорить. И своим большим умением поспорить: а кто же у них на стороне будет прав или умнее другого кого-то оставить козлом. Даже ягненок, от овечки оторванный, и ему люди создали имя козла. А вот 28 штук камушек, садятся четыре человека. И каждый не хочет представить себя, чтобы между ними остаться козлом. Это уже не природа и не прибыль, какая-то особенность, за которую человек.

    74. Разве он садится в паре за свой причитающийся стол. А он готовится из-за чего-то. Может быть, из-за годового праздника, или какого-то рождения своего ангела. Не обошлось без этого, чтобы пригласить как хорошего гостя. А он в компании оказался хуже козла. А мы, четыре человека сыграли… А раз игроки и умные люди, сами себя не захотели сделать козлом. То эта местность этого куска земли, где одно время случайно настоящий козел пробежал. А в это время как раз наши люди увидели, как он по ней бежал, и дали этому всему полю название «Козлово поле». А тот, кто берется за эти камни, которые разбирались по семь штук, и все очками разные, наконец, должен остаться счастливцем.

    75. Тогда, когда будет 25 очков. И побежденная сторона должна согласиться с дублем сотенным, которого надо будет присвоить к своей выигранной стороне, которая не совсем остается в выигрыше. Это уже никто не сможет сказать. Особенно сильная окажется сторона, и та может сделаться, точно победитель. Эта сторона, которая завоевывает своей стороной, которая хочет остаться в природе победителем. И так же должен остаться этот человек, кому хотелось свое я на арене показать. Мы, все люди, родились от матери одинаково. Но нас условие жизни, процесс его показал. Ему в этом начале природа как зависимому человеку дала силу самого себя показать, что он изменил управление формой.                               

    76. А как наука на человеке показала чин ученого человека, кто и раньше и сейчас со своим понятием не захотел по одной дороге идти. У ученого человека свое направление не меняется на неученого дело. ученый неученому скажет: я для этого дела учился, научился теории. Мне как ученому человеку доверяется хозяином, что я смогу управлять производственным коллективом. Народу надо дать жизнь. А мы с вами, всей земли люди, сами завязали на земле эту всю причитающуюся жизнь, с этой игрой и этим козлом, который может получиться на любой своего рода стороне.

    77. Все это делалось, и делается сейчас нашим человеком в своей самовольно захваченной жизни. Он знает хорошо, что ему приходится тяжело жить в природе из-за начатой игры. Его никто не заставлял и не просил этого делать, что ему в его жизни пришлось развить на себе такое знание. И показать человеку на нем свою силу, которая сможет другого человека за его доброе, сделанное им. Это все нам рассказала наша прислужница теория. На человеке показала разницу, в жизни его право, которое делалось и делается сейчас. Никто из нас всех, живущих на белом свете, не жил и не живет сейчас для человека другого.

    78. Если бы он жил, а не заставлял. А то же человек человеку показал, куда же ты смотришь. Если вы живете вместе на одной земле, дышите одним воздухом, по земле ползаете, в воде купаетесь. У вас сердца бьются, мысль мозга не останавливается, а с места в другое проталкивается. 48 лет, как наша форма в управе сменилась. Это была политика с экономикой не наша, не народная, а капиталистическая буржуазная. Долго боролись, и в конце концов победили. Интеллигенцию призвали на свою сторону быть такими людьми. Кто с той стороны, пихает, заставляет человека, чтобы он не сидел, а делался собственным хозяином.

    79. Мы это право отобрали. А заставили руки человека в коллективном хозяйстве (делать). Мы делаем то, за что и получаем. Кто возрастал, в молодости и учился в недостатках. Спросите в отстающего своего близкого товарища, кто ему помешал быть таким, как он сделался не нашим человеком этого нового хозяйства. Ему что-то помешало. Вы, ученые люди, пришли к нему в его дом, как отстающего товарища на том или другом производстве? У него спросили, что ему помешало учиться так, как мы с вами научились знать однобоко себя? Это тебе так уже повезло в жизни окружить себя своим талантом, и делать приятно народу.

    80. Наш с вами товарищ неудовлетворенный. А мы не догадались у него спросить, что тебе в этом деле мешало. У нас наши камни домино, а у него свои. Мы сильно энергично поддерживаем, а вот за это забыли. А у нас эта помощь была отцовская общественная. Не надо помогать дюже умному, способному, талантливому человеку, чтобы он за нас пришедших людей писал, а мы читали о своем этим людям, которые родились в жизни детьми. Мы им как ученым поблажку даем. Своему родному не жалеем ничего, а балуем этим. Оно известного дитя. А как ты или я побалую свое дитя, если у меня нет того, чем дитя можно будет побаловать. А у нас таких детей очень и очень много.               

    81. Они видят и знают своих близких, говорят и учатся вместе. Но по домам расходятся своим. Тому хорошо живется, и он думает за урок свой, что его надо делать. Он одетый хорошо, и наелся хорошо, ему всего достаточно. Он не думает об этом деле, что его нет. А у него отец живет в достатке, он своему дитю не пожалеет все отдать. А как же тому дитю встречаться с этим дитем. Вы же если были таким, то подумай об этом  деле. Ты же им командуешь как подчиненным. Он же в твоем хозяйстве живет. И растет для того, чтобы вырасти. И научиться надо, чтобы сделаться таким командиром, как я сделался.

    82. За мою успеваемость дали мой диплом. Я сижу на месте своем. Знаю ход всему хозяйству, что у меня делают люди козла. Но поделать другому не смогу, самому мало. А государственное народное боюсь раздавать, чтобы не попасть в тюрьму. И боюсь больницы. Хочется человеку пожить, но беда одна – мешает природа. А мы с вами поделились пополам. Взяли свое имеющееся, а им отдали свое. Делайте, чтобы было меж нами, людьми, не козел в жизни, а что-либо такое хорошее. Чтобы мы в своей жизни не выделялись, и не хвалились, что вы это смогли сделать, а вот ты или другой не сможет этого сделать.     

    83. Не все героями должны сделаться. Но любой хочет этого, но ему не дается, он без героя погибает. Разве мы, ученые, не знаем, что Иванову тяжело по его возрасту, что он делает. Все знают, и хотят, чтобы он этого не делал. А он нам говорит. Если мне хорошо, то я должен сделать, хорошее свое продолжать. Почему я ручаюсь, что я не заболею и не простужусь? У меня есть на это силы. Я тоже сажусь в козла играть, и азартно с молодежью играю. Как будто мне по-стариковски не надо было играть. А я еще кое-когда и возьму своим соперником черного козла. Выигрыш делается на моей стороне хоть редко, но метко.

    84. Все играют, устают думать над этими камнями да очками. Думаешь палку в колесо вставить, чтобы колесо не крутилось, ехать некуда. Так и человек с человеком, они не садятся проиграть в этом деле козла. Он как был, так и остался козлом. А вот жизнь человека, так она и не изменяется в природе своим делом. О чем приходится как за людей старых и новых писать, у кого была возможность пойти не по старому пути, как ходили все наши прошлые предки. Они не нашли учение, чтобы в природе испытать своим родным телом для того, чтобы завоевать силы воли. 

    85. Чтобы наш человек смог получить у себя пользу в жизни. Человеку надо давно уже сменить свой гнилой поток, который заставил всех людей в природе за счет природы вооружаться. Сделали для себя оружие из природы, зарядили природой, и стрельнули природой в природу человеком. Человек и дошел до того своего дела, в котором сами себя таким взрывом испугали. Это все додумался человек для человека. Он захотел так сам себя от врага беречь. Это не люди, которые не доверяют сами себе. И другого учат, чтобы человек против человека больше и крепче вооружался.

    86. И делал то, что делали наши все старые люди, своих соотечественников и семью защищали дубинками. Мы с вами и про это не забыли напомнить. В природе между игроками, четырьмя ребятами, сам козел с рогами не появляется. Его делают люди в своем процессе. И в деле как поделались с ничего во что-то. Люди никогда не были в своей жизни зависимыми людьми, чтобы иметь то, что есть в природе. Человеку одеться и поесть, и в доме пожить. Казалось бы, не надо ничего, кроме как это заиметь нам всем. И спокойно жить, не мешать друг дружке. Этого не захотели мудрецы  сделать.

    87. А взяли да не поладили за одно время и за богатство. У кого-то оказалось его много через человеческие другие руки. Это нашлись люди ума, такие дельцы, рассказать как за нажитое чужое. А вот такого ученого не нашлось в природе между нами, всеми людьми, который бы все это своим делом опроверг. И противоположил всему конец. А свое спасительное от этого тяжелого, легкое свое внес. Это была бы идея, из идей идея. Что бы мы с вами завоевали? Равную, одинаковую жизнь без всякой политики и экономики. Обещали свободу, а оказалось хуже. Между нами режим со стороны закона человеческого выработано.

    88. В защиту сделано нами государство, в котором люди есть, берутся хорошее всем построить одинаково. Чтобы люди жили не плохо, а хорошо. Этого наш зависимый человек в природе через свою борьбу и войну не получал и не получит. Природа любит того, кто любит ее, и хранит ее, как око. А кто из наших вожаков или руководителей с тобой, низким человеком, будет разговаривать? Если он деятель по государственному делу. Ему надо люди те, которые помогали его дело создавать. А его было время убийственная сторона. Другого снимал, а свое плохое ставил. Сколько годов Сталин управлял. Где вы, ученые, были? Под крылышком огораживали, говорили: Сталин гений. А оказался нехорошим человеком в жизни свое дуростью.           

    89. Культ личности, который народу не показался хорошим. Людям надо будет легкое. А им Хрущев сказал: «Не жалей своей энергии». А что же в жизни жалеть, человека или машину? Человек машину сделал для своей помощи, а оказалось, он в ней погиб. Так это хорошо? Мы не хотим в этих людях, чтобы им было хорошо, то есть легко. Это только Иванова дело закалка-тренировка говорит об одном всем. Чем нам так умирать, как мы с вами умираем в природе поодиночке, мы за 50 лет все умрем. И те люди, которых мы родили, они бы не рождались для смерти. А вот Иванов вносит свое новое независимое. Не в козла играть, и не делать, как мы делаем другого человека козлом.

    90. Иванов вам за стол никогда не сядет, и не подумает своему по жизни товарищу нехороший камень поставить. Забьет свою карту, которая сознательно им ставится, чтобы проиграть, а не выиграть. Как это им делается в жизни нашей. Зима в разгаре, лежит снег, с высоты добивается прибыль в холоде. Не уходит, а прибавляется. Наш человек, то есть все люди готовятся своим одеянием свое тело спасти, чтобы оно жило, и делало то, что ему тяжело. Он не любит своим телом природу, то есть дни, которые к нам пришли. И стали нас заставлять, чтобы мы с вами вооружались.    

    91. Мы вооружаемся против совсем другой старой стороны… Мы не знаем, что делаем сегодня. И что с этого сделанного будет завтра. Нас ведет наша дорога к хорошему, в конце концов, эта дорога заканчивается плохим, холодным, умирающим. А по выводу Иванова, прежде чем умирать так, как мы умираем бессильно. Мы не нашли такой дороги, чтобы по ней идти, и не мешать другому, а свое ставить. Не плохое, а хорошее. Иванов недаром по снегу ходит, недаром ему холодно или тяжело – он получает хорошее.

    92. Иванов никакого оружия у себя не имеет. У него оружие – тело, магнит к себе притянуть любого человека. Человек встречается с человеком, с азартным игроком в козла. Как же так, что мы с тобой люди как люди, мы должны с тобой свою противостоящую сторону, противника должны победить. У нас с тобой есть милая к этому делу договоренность: никому не уступать, и никого своими силами не жалеть. Это была перед козлом такая договоренность в процессе наших двух человек разговоров. Мы так думали, а в природе не так получилось. В ней все хвастуны не достигают своего уровня. Богатый, имущий человек у себя нужды никогда не имел.

    93. А вот когда он встретился с неприятным днем, дождался очереди как зависимый человек, про него не забыла природа. Ему нанесла свою сильную болезнь, которую он до этого не имел. Не имел, и не хотел ее у себя иметь. Мы с вами хорошо знали игрока в своего выдуманного козла, кто всю свою жизнь колотился да бился на фронте своей борьбы против Советской власти. Он был в Белом доме секретарем. Но ему казалось, он не будет человеком до тех пор, пока со своими планами не помешает русским, играющим в козла. Он скоро заболел неизлечимой болезнью, она его крепко окружила. Он со своим богатством, со своими миллионами долларов средствами не подыскал такого человека, кто ему бы помог его рану залечить.

    94. Хотя и можно было Даллесу помочь со стороны природы, она его ударила. Нанесла за его мысль заболевание, которому Иванов помог бы с согласия самого Даллеса. От этого всего имеющегося, что он имел, надо было отказаться, и стать на путь Иванова. Не мешать, а помогать обиженному, неимущему, больному, кто уже забыт всеми. Как ему хочется быть человеком здоровым. У него такого лишнего богатства не имелось совсем, был невооруженный. А природа его как гонца наказала, чтобы он не гнался. И не догонял его, чтобы жить так, как жил Даллес. Он неподходящий пациент Иванова. Здесь не играет роли болезнь над человеком, а играет человек над болезнью.

    95. Даллеса срезала природа. Он был не друг природы. Его тело хоронилось, уходило, не любило все свойства в природе. Иванов таким людям не помощник, он заставлял такое тело сделаться в природе здоровым человеком. Тогда он сможет сделаться, как думалось Даллесу. Но его мысль была перед этим делом бессильная. Он бы заплатил столько, сколько он учел. Это его в этом деле большое дело. Быть человеком ученым, знающим, дельцом. Все он математически знает, физически делает, химию делает, свою прибыль. Как будто мы через это все ничем не нуждаемся. Мы, все люди, знаем наперед, и взяли, как мудрецы, первые книги написали, что придет  такое время.

    96. А оно обязательно будет и придет. Оно уже пришло, мы свидетели этого сказанного времени. Оно уже совершилось. Церкви запустели, некому в них ходить. Люди этому всему Божьему не поверили. Стали делать то, от чего нам делалось хорошо, весело, энергично. Человеку лучше попеть свои хорошие песни и танцевать, чем Богу молиться. Это вещь, которую делают люди одно время, пока здоровье дозволяет. Но эти люди, которые артистами выступают, и наши все сделанные дела рисуют комично. Люди их слушают, и комично смеются. Можно сказать, мы смеялись сами с себя. И мы в этом деле как будто отдыхаем.              

    97. И за эту сделанную режиссером музыку, которую ввели в жизнь. Мы ее слушаем, и хотим, (чтобы) этот звук, этот инструмент дал пробуждающий момент. В жизни ни одна созданная музыка не проиграла человеку нашему обиженному, больному, забытому всеми. Ему не нашлась ни одна музыка, и не помогла ему ничем ни в чем. А тому зависимому человеку, кто стоит в очереди, и свое время ждет. Только ни один режиссер, ни один оркестр своей музыки, или профессор, академик науки, он же не знает за свой пришедший в природе стихийный день. А он со своими силами пробрался.

    98. И давай своими силами кидать то направо, то налево, и, бывало, бросал назад и вперед. Для него не было выбора, кто ты есть таков. Композитор своего хора или песни своей. Да и к тому какого-либо цирка человек, за какого-либо умершего чудака роль играешь в постановке. А хотя бы и певец или танцовщик, или каких-то смешных наших слов… Или какой-либо инженер, художник слов. Любой специальности человек, он у нас так даром на службе не работает. За это все мы оплачиваем деньгами. Он нашим людям помогает во всех соображениях, чтобы быстрее с вещью сделанной справиться. Особенно наша медицина у себя имеет разные всякие специальности.

    99. Она этим людям дала возможность свое место врача или ассистента, или профессора. В этом даже на помощь прикрепили фельдшера или сестру с нянечкой, и санитара. Все на службе находятся за деньги. А вот настоящего болельщика, или любви между этими всеми людьми, мы не найдем, кроме закалки-тренировки. Человек ученый, практический, в природе независимый, естественной силы. Ему не надо ни марля, никакие лекарства. И не надо больница с коечкой, отпадает в его деле и операционный стол. Он не верит какой-либо чепухе. Рожденный самородок. За него и Библия написала о том, что от него отпадет дар Божий.

    100. Ему не потребуется какая-либо особенность. Он с Востока пришел, сам эту силу нашел, ею окружил себя, и владеет. Для него это, что он делает, он физически проявляет над другим, нуждающимся человеком, больным, забытым всеми. Как ему хочется избавиться от этого. А этот человек Иванов, он на себе эту любовь сделал, теперь говорит. Мое тело есть ток, электричество в природе. Не простуживается и не болеет. Это моя на мне сделанная продукция. Для чего я это на себе сделал? Чтобы учить этому делу практически людей. Особенно бессильных, борющихся с природой. Он хорошо знает за нее, что у нее есть особенности, ее тайна, которую мы ищем с вами и на юге, и на севере, и на востоке, и на западе.

    101. А вот в самом себе, в человеке? Человек не пытался так себя закалить, как закалил себя Иванов. Он уже имеет у себя 67 лет, как родился. Но он таких сил и воли никогда не имел, как он на себе испытывает. Он делает сам над собой, и также эксперименты производит на любом человеке. Он сейчас у врачей свое здоровье показывает. Выходит на прогулку, ежедневно занимается регулярно 40 минут без всякой защиты самого себя. У него спрашивают: зачем ты это делаешь? А он отвечает. А раз мне от этого делается не плохо, а хорошо. То что, по-вашему, не делать это. Какой же я тогда есть в природе самородок? А по делу всему, есть источник закалка. Один тружусь на благо здоровья. Учусь в природе.

   102. А хвалюсь перед миром. Хочу правду сказать за само хранение своей клетки. Мое здоровое сердце, закаленное 25-летнего человека. А выход мой в свете. Не боюсь я врага, и не боюсь ничего, даже своей смерти. Если бы этого не было у меня, не было моей жизни. Я человек земли, дышу очень крепко, говорю резко не про какое-либо чудо. А говорю я про физическое природное явление. Самое главное, про чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение. Про нервную центральную часть мозга. Я люблю и болею, никогда не забываю про больного. Душу его знаю, хочу помочь, через свои руки током убиваю боль. Это нам не слова говорят, а делается все делом. Рука пишет владыка, никогда про это не забыть, очень справедливое.

    103. А какая просьба? Меня надо просить, будешь здоровым. Кому это не надо, юноше молодому? Да нет. Уважаемые, это мировое значение. Не молчать словами, а говорить правду. Роли болезнь не играет над человеком, играет роли над болезнью человек. Нам надо учиться понимать мое учение, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу. А живите свободно, не лезьте на рожон. Вам будет великая слава, любите сами себя. Головкой кланяйтесь, вежливость представляйте. Эх жизнь моя для всех тяжелая. Поймите мое терпение, свое сердце закалите. Милые вы мои люди, гляньте на солнце. Увидите правду, свое выздоровление. Быть всегда таким в природе, Победителем природы и Учителем народа.

    104. Но не мирским (козлом), которого делают на мне мои дети. А я с ними в эти камешки до зарезу играю. Я играю недаром, чтобы так это прошло. Но найду человека такого, чтобы на нем показать живой факт. Не о сказке идет речь, а о какой-то пользе человека. А она находится у меня, Иванова.

    Я вам расскажу небывалый новый в этих условиях случай. А он оказался зубным флюсом на левой стороне щеки, которая беспокоила болезнью. Он не мог спокойно заснуть. А когда я между всеми спросил, то он не разрешил. Где взялась сестра Клара, которая дала Грише свое указание, чтобы я, Иванов, с ним своим умением занялся.

    105. Он ее послушался. И дал мне свою щеку, с которой я сам его заставил, чтобы он своими глазами смотрел в боль. А я, Иванов, взял за щеку своей рукой. И держал до тех пор, пока мой ток, электричество моего тела и его соединились. Ему сказал, чтобы он подготовился вдохом и выдохом. Мое отсутствие, когда я руку отниму. Гриша это сделал. Но в добавку он с форточки своей не согласился по моей просьбе сделать чистого воздуха для того, чтобы закрепить. Гриша отказался. Я этому не поверил. Но Гриша от этого дела получил не малое облегчение, а большое. Всю ночь покойно пролежал.

    106. У него адской боли больше не проявлялось. Я ему свою навязчивость представил. Вижу, что наш Гриша мучится. А медицинская помощь – полоскание во рту. Нет, надо врага удалить. По-моему, никаких тут предрассудков... В этом деле было заложено качество хорошее, и зернышко истины посеяно. Дало мне доказать медицине, врачам я доложил. Но у врачей этого нет, чтобы заинтересоваться и помочь мне, своим умением поддержать. И эти качества нашему правительству в президиум внести для того, чтобы наши политики в этом деле согласились, и дали свое согласие мою сторону поддержать.

    107. И моему телу разрешили прогрессировать между нами, всеми советскими людьми, как труд физический проявить в этом деле. Мне никакое понятие врача не потребуется. Ихнее останется при них, а знахаря при знахаре останется. А мое – это новое, движущееся без конца  и края. Одно приходит, а другое уходит. Воздух, который не стоит на одном месте, и вода тоже бурлит, идет по своему руслу. А по земле я учу, как будет надо быть человеком здоровым. В человеке я сосредотачиваю его имеющиеся в теле силы, и своими силами ему помогаю.                    

    108. Это не какая-то навязчивость. Учение мое – на все людское мучение, которое люди сами себе привели. Их природа своими силами заставила во время своего дела потерять имеющееся здоровье. Он мучительно свое тело заставил ложиться в могилу. Это была на это время зависимость на человеке. Она его заставила быть таким бессильно борющимся. Он воевал, убивал, тащил, все пахал, лишь бы у него что-либо было другое. На что он держал свою надежду? На это дело.

    109. И за счет этого он продолжал, как за счет продукта, эту систему собственническую, индивидуальную, свою нажитую семью сохранять. Тому или другому человеку специализированному, кто знает, как руками какую-либо вещь мастерить, или умом быть учетчиком работы. Ему легче приходится приобретать эту копейку, которой распоряжаются люди отдельного склада. Они кем-то доверены и обеспечены своим окладом. Одному нашему трудяге физического труда без лопаты, без поднимания тяжелого ни копейки не платится. Ему вредность помогает, облегчает себе больше получить денег, и приобрести лишний кусок какого-то жирного, сладкого продукта.

    110. Это не помогает, а больше заставляет и хуже трудиться, и одно свое время так тяжело приобретать, и с колеи уйти с жизни, как и все. И также уберется тот человек, которому пришлось легче немного пожить в природе. Все люди от нее зависимые, ее добром живут. Не выпросили у нее свою жизнь, которую природа продолжает за счет заслуг человека. А мы, все люди, вооружены против природы. По ней ходим своими ногами, и приглядываемся, что получше да полегче сделать, а себе много с прибыли получить. Сами хотим легко работать, а чтобы природа давала много.

    111. Особенно земля, которую человек источником заставил, и он на ней добывает плоды. Это его в своей жизни в природе есть между землей и человеком фронт, война. Человек научился для этого дела вооружаться, чтобы с землей легче сражаться. И от нее брать то, что она нам дает. Мы от нее ежегодно получаем урожаем, и тут же на себе это все расходуем. А землю людям надо иметь, надо научиться ухаживать за ней. Не иметь ее, чтобы она у тебя была. А надо для нее иметь свою силу. А эта сила не у тебя лично. Чтобы землю обрабатывать, надо сила другая, чтобы ею как животным умел распоряжаться.

    112. Чтобы имел у себя землю как источник. А земля дает в труде доход, прибыль. А этой прибылью ты как продуктом и себе, и животному даешь свой распорядок. Его надо в чем-либо хранить, чтобы было удобство там день и ночь находиться. И от человека получать то, что сделал сам человек. Для кормления животного не одна солома нужна, и не одно сено, собиралась полова. А полову можно было мешать. Словом, можно поить скот с мукой. Но это для хозяина не экономно будет создавать то богатство, которое получалось из-за нашего труда.

    113. Прежде чем сделаться хорошим хозяином, не нуждающимся в своем деле, надо было сделаться сильным человеком в производстве. Сельскому хозяйству требовалось не одно тягло, и не одни руки. А к рукам и к тяглу надо будет плуг железный, борона, косу и гробки. А это все делали кустари одиночки. Что ни придумывали делать для улучшения и легкого в жизни. Не простаивал, а забирался людьми для использования в труде всякого рода роста инструмента. Человек на это дело время свое имел. Спешил и думал это сделать, чтобы у этого человека было все в его дворе, как в хорошем королевском замке.         

    114. За что ни возьмись в своем труде, у тебя эта вещь есть. Ты не идешь к соседу, и не кланяешься, чтобы он тебе давал, или отказывал ввиду того, что она ему надо самому. И так частная собственность. Люди сами себя поднимали в зависимой стороне  в природе очень тяжело. И трудно было приобретать людям, чтобы у них была хорошая одежда, фасонная. И также пища не плохая, а жирная, сладкая, вкусная. И дом чтобы хороший был, в чем по плохой погоде пришлось от нее хорониться. А то было надо делать, чтобы свою жизнь продлить. И сейчас, и раньше проходило такое время в нужде, в котором не приходилось самого себя удовлетворить.

    115. Эти качества у зависимого человека были и есть, и будут. Мы с вами только напрасно садимся за стол своей прекрасной игры в морского козла. Мы думаем обыграть своего товарища. А когда мы проигрываем, то нам не везет в карты. А это хозяйство государственного строя. Надо уметь управлять, чтобы не остаться перед людьми козлом. Как получилось в старой режимной России в доме Романовых. Он управлял людьми, а люди его сняли с престола за его пошлость, и его неумение людей удовлетворять. Это хорошо, что природа развила на человеке такую теорию, которая за это дело взялась. И добралась до самих людей, и подсказала им самим взяться за это дело.      

    116. И не хозяйничать так, как хозяйничали паны при царской власти. А хозяевами взялись мы, все люди, стали думать, стали делать. И с этого дела получился не бык в ярме, и не лошадь в хомуте. А на смену этого всего, что было раньше, прилез в борозду трактор. Зарычал мотор, спахал землю человек. На машине стали люди легче и лучше в богатстве окружаться, нужды стали сокращаться. Люди стали учиться по-новому жить. Коллективно эту землю обрабатывать, и от нее получать общую социалистическую прибыль, которая добивалась ежедневно нашими людьми. И хранилось это все человеком, как око свое.

    117. Ученые свою роль заняли, культурно ухаживать за землей. А болельщика оторвали, самое главное, от земли. Человек от зерновой прибыли в природе стал … иметь свое государство. А один чеченец сказал. Мы работаем весь год напролет, приобретаем  в своем труде урожайную прибыль. А вот эта фабрика стоит для нас всех нашей местности. Мы сюда везем возами, а отсюда нам ничего не дают. Как и раньше делалось нами. Мы же писали книги в какую сторону? Чтобы люди были бедными людьми, и защищались честным трудом перед богатеем. А ему сулили рай в загробной жизни. Мы с вами не играли при Сталине в козла, а смотрели, как играл в козла Сталин. Убивал людей, а мы молчали.

    118. Ученые знают идею Иванова. Он недаром с нами стал играть в козла. И не думает соперника обыграть. А сочиняет, ему дается писать не за то, что было раньше. Иванов говорит. Все это хорошо, что мы делаем над телом Иванова? Мы его храним, он у нас лежит в коечке, отдыхает. А что, если его практическое учение будет, и будет жить на Иванове. А он делает не то, чего мы с вами все. Без ложки не садимся завтрак поедать. Выбираем удобную свою ложку, чтобы хлебать почаще. Наша такая задача перед всеми стоит: выбить домино козла какого-либо. А моя – надо сознательно проиграть козла, говорит Иванов. Я ничего не делаю, чтобы сидеть. Пишу эту историю стоя. И играть в козла стал.

    119. Поэтому у меня не укорачивается моя рожденная мысль, которая заставила меня об этом писать и писать. У Иванова неплохое дело, нет того, чтобы другому человеку обижаться. У него одно самое высокое место от всех, стоять на высоком бугре. И свой у себя (низ) перед всеми иметь за то, чтобы перед природой не ошибиться. И не получить от нее наказание. Чтобы к тебе не пришел такой нехороший день, как он приходил за некоторыми людьми, кто дождался своего дня, в нем закончил свою белого света жизнь, а пошел на вечную жизнь в землю. Он бы, может, и не согласился с этим делом, но его условие заставило, он сделался бессильным воевать.

    120. Или бороться за свои права в жизни, как борются люди. Играют в козла, а им не хочется получать у себя козла. Режутся до самих зубов, стараются друг дружке в игре своим камушком помешать. У каждого игрока свое намерение, обставить и обхитрить, и сделать козлом. А получается, кто кого, но обязательно. Если прозеваешь, попадешь со своей пустышкой, а у твоего соперника окажется голый – вот тебе и скомандует команду встать тем молодцам, которые проиграли. А тем любителям и умелым игрокам хвала со стороны сулится. А как можно будет сказать человеку, если он от этого не гарантированный. Сможет в любое время заболеть, да еще какой болезнью. Бывает, вояк и имеет у себя все, а вот одного счастья не было.

    121. Природа не так сегодня солнышко показала, ниоткуда сегодня ветер подул, а в здоровье человеку не повезло. Сегодня не было людской игры, настроение сменилось, в другую, более заинтересованную сторону пошло. Ждалось крепко в хозяйстве, особенно какая-либо новенькая и небывалая прибыль, из-за чего люди начинают в этом деле радоваться. Они это для себя сделали, эту штуку, которая не на вечно пришла. А одно время поживет, надоест ею пользоваться. То же самое, что и было при царе. Как ценились умные, им доверялось приказчиками быть. Так  они, эти люди, получили для себя диплом. А ему наши люди подражают, и дают доверие распоряжаться всем законом в природе.

    122. Как заставляли землю, чтобы с нее делали грядку. Так и сейчас сделают раннюю вспашку, ее приготовят к зиме, снегом накроет. Этой местности человек всегда мыслит об этом времени, в которое сама себя показала зима. Набросала много снега на поля. Люди по предковому изложению думают, будет сей год урожай. Такая мысль прокатилась в природе на людях. Они это у себя ждали, готовились, без земли спать не ложились в постель. Сам свою голову кладет в подушку, а землю – под подушку, и по ней лазит. Видит ее как площадь, по которой он свое чистое приготовленное зернышко посеет во влажную землю.

    123. Чтобы его зернышко ухватилось, и стало быстро всходить. Это хозяйская небывалая первая радость в этом деле. Он сам лежит, а ему это в наве показывает. Только на утро он устает, этого в наве нет. Он опять за свое дело, которое его приближало к нехорошему дню. Надо было бы того не делать, что он сегодня на своей половине задуманной не получил. Он не получил того, чего он думал. Ему в этом не помогла, а помешала. Верующий человек верил очень крепко Богу, молился много. Но вот ему как верующему не далось заиметь, чего это следует. Он много раз собирался дать помочь и больнице, для Божьего явления в церковь.

    124. А потом до него доходило, та тарелка, которой у многих не брали, они по своей возможности клали как верующие в Бога. А этому, кто хотел больше от всех похвалиться, ему пришла в голову мысль. Зачем это он будет делать, это же ему в вере не поможет, а денег не будет. Он считал, сюда сколько не давай, все равно их будет мало. И решил не дать. Сколько раз он хотел это сделать, а делать побоялся, пожалел. И так у него при хорошей прибыльной выручке много пришлось собрать денег. Он решился свою доходную кассу изменить на более доходную. У него собрались деньги в хорошем городе купить гостиницу с номерами. Как какой-то предприниматель в этом деле, он задумал неплохую вещь.

    125. А к нему вечером в его квартиру приходит милиция по делу, и представила ему свое предложение, чтобы он деньги приобретенные им отдал. Он хотел отделаться половиной. А они его ножом по брюху, чтобы испугать, и остальные деньги он достал и им отдал. Они его поблагодарили, и пожелали ему еще только для них собирать.

    Мы об этом строе знаем, который был между нами в природе. Он же таким и остался режимом политическим и экономическим, за что наши все люди борются, воюют. И хотят остаться в природе зависимыми для того, чтобы пожить одно время свое, да показать свое умение, и им похвалиться.

    126. А чтобы с этого, сделанного им, какую-либо пользу взять, (не взяли), кроме одной убыли. Потерял свое здоровье, и не стал жить так, как ему хотелось. Человек учился, человек не хотел и не любил половину природы. И не ожидал того, что было для человека в природе вредно. И будет такая штука, которую уже человек получил в этом деле, свою личную гибель. Один он верующий в Бога, кто очень много обещал дать другому бедному помощь, а сам никому не давал. А хотелось, чтобы ему Бог на другую сотню хоть одну овечку прибавил. А получилось не то, что он думал и просил Бога о прибыли.

    127. У него не то получилось в жизни – убыль. Одна овечка пала, сошла с колеи в жизни. И за то, что он не сделал, что обещал, у него все ушли с жизни вслед за одной. А вот такого не было человека одного из всех. Его коллега по работе приглашает повторить, что они до этого времени всегда …Совершали свой однодневный завтрак. У этого человека набралось сознание и не пойти за своим товарищем, кто его приглашал. Человек первый день поставил перед собой практически на себе испытать эту штуку, которую люди делают ежедневно. Но пользу в этом не нашел. Это было раньше.

    128. До этого народного закона люди жили в своей местности так, как их природа заставила в этом поселиться для того, чтобы за счет этого богатства одно время пожить. Да показать свои способности у людей, чтобы на них посмотреть. И сказать свои слова о нем: он, мол, живет между нами лучше всех, и сильнее от всех. В нашей деревне был предковый введенный между людьми нехороший порядок. Все лето на своих дворах топчутся, как пчелы, делают то, что будет надо. С самого первого дня года человек без передней мысли не сумел дорогу найти, чтобы ничего такого не делать, но жить.

    129. Чтобы у тебя было в степи и в доме, этого природа никому из живущих без труда не давала. Весь бы день хозяин не бросал свои силы, а их заставлял с поля возить на гумно свой урожай для того, чтобы солому без зерна сделать для животного… и сложить ее в скирду для корма. А зернышка выбрать чистенькие, и спрятать в хорошие закрома для того, чтобы не сказали люди. А что ты, этакой человек, делал в природе в природе тогда, когда люди на месте не сидели и не праздновали. А рано чуть свет приходилось запрягать, если было, во что.

    130. И на этом всем бежать скорее от всех на свой пай земли, который по жребию достался. Общество его ему так не наделяло. Люди хорошо знают грунт этой местности, этого кусочка меленького. А он ему на один год достался для того, чтобы на нем снять не плохой, а хороший урожай. Чтобы было, чем хвалиться, и показывать себя, что ты умеешь жить. Если у тебя на это дело есть способность, инструмент, есть живая сила, чем эту землю вспахать по погоде. И положить пахоту под снег, пусть ее природа влагой питает. А мое хозяйское дело – думать и делать, и смотреть, что делается у тебя в твоем дворе.                 

    131. Сухо, тепло, хорошо – не сиди в нем. И не жди милостыни, что тебе твой близкий сосед даст. Он даст тогда, когда у него будет это лишнее для жизни. Каждый человек, живущий на белом свете, зависимый от этой земли. Когда есть, чем ее возделывать, из нее делает хорошую грядку. А когда ты как человек, живущий на белом свете, не имеешь этих способностей, этих сил, у тебя нет оружия для этого дела, тебе никто не поможет. Чем помогать, если нет заинтересованности. Воровать тоже надо уметь. Самое главное, не ловиться. А хозяином сделаться из-за своих одних рук, не сделаешься. Надо землю, а к земле силу живую, и чтобы был инвентарь.

    132. И к этому любители люди, старательные в этом деле. Все не тащат со двора, а тащат во двор. Тогда будет, когда человек умело будет этим хозяйством распоряжаться. Самое главное, не иметь у себя любимчиков, и не делить всех разно. Ты, мол, заслуживаешь быть сыном, а ты не заслуживаешь. И это в жизни бывает. Не все люди одинаково рождаются. Одному дается, а другому не дается. Что ты сделаешь такому родному отцу, кто у себя родил два сына. И от рода им обеим показывал, что будет надо делать для того, чтобы у них было то, что имел их отец. Он их родил, он их и заставил. Один пошел по его примеру, огородился отцовской славой, понял отца, что отец не хочет плохого детям.

    133. А взял под свои руки, и стал по-своему учить, чтобы его дети, как дети были. Оба хозяйственные, деловые, добрые к своей жизни, так радовали отца. А ведь хорошее не бывает без плохого. Этому хорошему другой сын совсем не такой делался для своего родного отца. Ему не понравилось слушаться отца, взял и не захотел строить то, что хотел для своего дитя отец. Что можно было такому дитю сделать? Его свободным. Для того отец ему дал его волю, которую сын должен испытать. Отец оказался сыну добрым человеком. Взял половину стоимости этого хозяйства, и поделил пополам. Этому сыну оставил все на месте, а другому выдал на руки деньги. И пожелал ему в этом хорошего без всякого гнева.

     134. Один остался, а другой ушел на свое место. Когда деньги были в кармане свои, каждое место принимало без всякого, отпускали, что было нужно. Деньги – это вода. Их надо к деньгам приобретать, тогда и деньги будут. А когда ты отца не послушал, кого же ты будешь слушать. Денег у него не стало, надо ему себя продавать за деньги. Слушаться какого-либо хозяина нехорошо тоже показалось. А жизнь-то требовала деньги. Он вспоминает своего родного отца, кто не хотел, чтобы его сын таким остался, но был отец бессилен удержать. А сейчас это дитя испытало все на себе, узнало плохое и хорошее, к отцу обратился. А отец есть отец, он его не забывал, все думал. А где он есть со своим самоволием.                     

    135. Не захотел доброе иметь, отца слушаться, как отца надо слушать, и доброму отцовскому учиться. Это хорошо, что сын вернулся к отцу. И ему поклонился, попросил прощения, он больше этого не будет делать. А отец был рад его приходу к нему в дом. И от радости без первого сына сделал встречу пиром. Тут-то сын понял отца, который может любить и может не любить. Это хорошо, что у отца есть, чем встретить. Отец не отказался от сына, принял его за своего сына. И стали свое полное хозяйство развивать за счет зависимости в природе. Когда сильные были в природе все делать то, что приходилось им всем делать. Они делали умело и быстро.

    136. Но когда они привели сами себя к бессилию, они в этом деле потеряли здоровье, у них стало процветать нездоровье. Сначала отца эти условия окружили. Он с детьми поделился. Взял то, что ему дали в гроб. И зарыли его как отца в землю в могилу. Он этого заслужил от природы, всю свою жизнь провоевал с природой, он всю жизнь боролся с природой с оружием. До тех пор он делал в природе, пока его силы делали то, что ему помогало в жизни. Он у себя имел одежду, пищу и жилой дом. Это все его не спасло. Он умер, как умер американский миллионер Даллес. И все мы, говорит Иванов, со своим развитием в природе, зависимые от нее, умрем, если только не сменим свой режимный в дисциплине поток.

    137. И не будем уходить со своим знанием от другого человека, совсем незнающего, забытого всеми. Это я был перед людьми умален. Кто мою способность не признал, что я за свое тело был признан человеком психически больным. А меня козлы, сделанные людьми, как попку одели, обули. И привезли на суд, чтобы осудить как фокусника, тунеядца. Я был центральной психиатрией в Москве обнаружен в такой форме. Мне Введенский не поверил, что я это делал сознательно, закалялся. А взял сделал невменяемым святым. Только сказал: «То ли он святой, то ли дурной». Из двух один, сделал Введенский дурным человеком за то, что я закаляюсь.      

    138. А я говорил и скажу сейчас. Прежде чем быть умным человеком, надо научиться, что-либо умное сделать и себе, и другому. Я отец есть двух сторон в природе. Жил зависимо 35 лет. А теперь учусь в независимости. Кроме хорошего, не нашел в этом плохом и холодном. Мне хорошо. Я нахожусь в условиях в людях на глазах. Меня хранит эта история. Она не козла в людях родила, а человека для обиженных природой, больных, забытых всеми людьми. Родила для того, чтобы эти люди больше в жизни своей так не мучились, как они мучатся в таких людях, кто этому делу ничего не сделал.

    139. И не думает что-либо делать, чтобы такому человеку улучшить положение в жизни для славы таким. Как его обличили на маленьком рыдающем грудном дитю. Оно криком кричало, что-то ему в его жизни мешало. Ему ни мать не находила дать такого покоя, ни другая женщина, которая бралась, которая тоже была мать своему дитю. Оказались многие перед этим дитем не матери. А кому природа разрешила  свои силы этому дитю? Через этого человека, кто уже ими был одарен. Он тоже ехал в пути. Зашел в местный поезд общего вагона Коддах – Белоречка. Это было в Майкопе. Человек этот на своих ногах перед окошком стоял, без головного убора.

    140. В черном бобриковом осеннем пальто, в ботинках с галошами. Но с мыслью рожденной, поставил перед собой и этим кричавшим дитем. Он так сам себе лично про себя говорил. Если я правильно иду по этому пути, по которому приходилось начать, он правильный, то это дитя у меня на руках должно замолчать. И в эту же минуту этот молодой человек перед матерью этого дитя извиняется. Говорит: разрешите ваше дитя взять мне на руки. Эта мать рада уже отказаться, и отдать навсегда беспокойное дитя, которое не умолкало, а криком кричало. Почему это так было?

    141. Ни один человек, сидевший здесь в этом вагоне набитом, кроме его одного, кто свои руки протянул, и взял это дитя от матери на свои руки. Это дитя сейчас же замолчало. Подержал его, и обратно отдал матери. Все люди в этом вагоне в один голос сказали: у этого человека, кто это сделал, он не из таких, как были все люди со своим понятием. Он понял, что его люди в этом деле родили для того, чтобы между людьми в природе это делать. Чтобы люди поняли, и это, что они делают, больше не делать. Надо будет всем людям признать свою ошибку, что они делали до этого, и больше не делать.           

    142. А этим людям, которые людьми были наказаны, всем в тюрьмах и всех трудовых колониях простить через этого человека. А по больницам ему народ дозволит это место избранное занять. Кто будет заслуженный в природе своей силой, верой в этого электризованного человека. Кто это право от народа получит не в козла морского нам всем играть. Мы этим человеком должны будем осуждены его рожденными силами. У нас он спросит: что вы делали в своей жизни? Мы ему ответим все в один голос: боролись, воевали, хвалились, танцевали, пели, делали то, что у нас получалось.

    143. А вы знали за меня, такого человека, который пришел в люди со своими силами. Не в козла играть, как мы его старались сделать козлом. Особенно, когда ему навесят козла с яйцами или черного, то у людей рождался смех. Смеялись и со старого, как с малых. А он со своей мыслью лезет  на высокий бугор, на возвышенное место, занять его. А вы все придете ко мне, вас природа заставит. Как трусу надо было к удаву идти, так и вы придете к этому человеку. А он у нас спросит: вы проведали меня в тюрьме, когда я сидел? На суде кого вы судили? Не разговаривающего с вами.

     144. Вы указали, что он виноватый. Он же этим делом был больной человек для нас всех, но делал дело свое полезное. Это хорошо, что вы были бессильные мое тело осудить. Я лижу в больнице. Вы знаете. Что его впоследствии за его все сделанное признают сумасшедшим. Прочитайте в Библии. Там написано, что Порфирий будет этот человек, которого люди признают одного за его путь. Он получит свое или сумасшедшим. Люди ума сами разберутся, и в один голос скажут те слова, которые уже были сказаны для этого человека. Он своими словами по нас стреляет. Правильна тюрьма, кто построил? Мы. Для кого мы ее построили? Для нас. А кто у кого ворует? Мы у самих себя. Кто у кого зарабатывает дело? Мы. У нас судит кто? Мы самих себя. Кто отбывает у кого срок?

    145. Мы у самих себя. А кто лежит в койке и в кого? Мы в самих себя. Родился ли из вас всех кто-либо такой, кому бы далось право это все разрешить? Нет, кроме одного человека из всех. Это будет Иванов у нас спрашивать. А мы скажем что? Что тогда мы забыли про него сами. Но кто говорил: в природе нет этой тайны, которая должна родиться на человеке, как родилась на Иванове. Он же той дорогой идет сам, по которой мы с вами не сможем идти. Весь день на ногах простаивать. И как ему легко и быстро приходится по природе бегать. Я вам не кто-либо со своими силами. Я считаюсь, больной и старый человек. А делаюсь молодым юношей. У меня же мое сердце молодое, мой дух в здоровом теле. Я только это делаю, и буду делать в этом деле.

    146. Сказано мною уже давно, и несколько раз я говорил, и говорю. На мою долю эта дорога выпала, чтобы я по ней проходил. Кроме меня никто. Попробуйте, пойдите, сделайте то, что я сделал. Я нашел обиженного, приехал сам лично, и прогнал от него врага. Если хотите, спросите у Марии Владимировны Помазан. Она проживает в Днепропетровской области, станция Чаплинская, район Васильковский, хутор Шевченково. Она мучилась болезнью 20 лет. Я думаю, что она там между всеми людьми жива, здорова, чувствует хорошо из-за моего дела. Я ей – бедной, забытой всеми людьми, больной – помог избавиться от адской боли. Разве это перед всеми людьми не оправдание моей истины? Она же была, есть, и будет только на мне.

    147. На моем родном теле есть эти качественные силы, которые я имел, и имею сейчас, и буду иметь в дальнейшем. Раковые заболевания на человеке том,  на которого пришлось вероломно наброситься. И надо нападать за наше такое дело, которое мы делаем. Мы в нем крепко ошибаемся. А нас за это природа наказывает. Мы сами в этом деле, что мы все время делаем. И от природы получаем это заболевание. Оно нам не помогает, а мешает. Надо бы жить в природе, а природа такой поступок, такое дело не полюбила, и не захотела, чтобы дальше человек жил. Мы с вами этому не учились, не хотим в природе эту тайну отыскивать. Взялись за одну сторону, за зависимую, за то, что нам надо в жизни на одно время. Мы им попользуемся да полакомимся, а потом опять ждем, когда нам природа в году один раз уродит.

    148. Наша такая болезнь – ожидать да беречь это добро, которое природа нам дала не для того, чтобы мы его поедали. Это мы сами себя заставили этим добром питаться, нас природа этим вовлекла. Это не спасение наше, а наш над этим есть труд. Мы ничего не знаем, а делаем. Наше дело одно. Люди делают, и мы. Люди тоже делают, люди от этого умирают, и мы от этого не отстаем. Хорошо знаем за природу, что она имеет две стороны. Одна холодная, другая теплая. Про теплую мы не забываем, а хотим, чтобы она с нами неотрывно жила. Мы, все люди, эти условия любим. Это нам плоды дает, мы ими удовлетворяемся, как дарами. Если бы их один раз поел, да больше их не требовалось.

    149. Или они один год зародили, а другой их не будет. А то они ежедневно требуются, не один раз, а много раз хочется употреблять. Кто это выдумал, и кто об этом подсказал? Сам себе человек. Он не захотел всегда чувствовать своим телом видоизменение, или воспринимать всегда холод. А в холоде жить приходилось человеку тяжело, очень крепко терпеть, если это можно. Но эта сторона, она была и есть, но мы, люди, от этого дела уходим. Сделали себе защиту самого себя, которая сделалась руками, придумалась умом. А вот чтобы мы получили от этого продолжение, мы ничего не получили в этом деле. Мы с вами в очередь стали, и ждем своего дня, в котором должны заболеть. Это не спасение, а удаление с жизни. Мы все сделались зависимые от природы.                  

    150. Поэтому мы не закаляемся, а хилыми делаемся, чтобы скорее убраться с жизни. А холод закрепляет свое здоровье. Поэтому все качества чтобы жить, они находятся в холоде и в плохом деле. То зачем же мы уходим от этого дела, прячемся, хоронимся, делаемся искусственными людьми. Разве это помогает? Нет, это мешает, и крепко мешает. Заставляет человека в природе делать из природы для природы, когда может и без этого обходиться человек. В природе холода больше находится, чем тепла. Но мы привыкли ожидать тепло, а холод сам к нам приходит, поэтому он вредный нам. Мы бы не хотели, но поделать, ничего не поделаешь, бессильные это сделать. А в природе, если разобраться, то есть тайна для жизни человеческой, но никто не занялся ее испытывать, находить.

    151. Это то, что спасло в жизни. У козла, да еще морского, этого никогда не сможет быть, что у себя получает через это человек. Он однобоко старается сам себя не сделать козлом, а получается так, как он никогда не подумал. У него вся мысль была, чтобы сделать кого-то козлом, а получилось наоборот. У него под руками с оставшихся камушков вышел неожиданно козел. Как культ личности Сталина огораживался от людей. Если он ехал по территории, где люди работали. Сталин приказывал людям, чтобы они с места своего не трогались. За три управления дорог проезда не имели права  на колесах по рельсам двигаться из-за его как вельможи. Он боялся крушения поезда в случае какого-либо недоразумения.

    152. Нет, природу не обдуришь. Она тебя как дельца обведет. На твою кровать, на твою приятную постель тебя здорового, энергичного человека положит спать. А ему нанесет за его неправду. Которая была показана на Иванове. В 1951 году в марте месяце требовали в слугах, чтобы они освободили из тюрьмы посаженного Иванова. Как политического человека за его деятельность, которую Иванов на людях сеял. Иванов никогда так не был запрятан от людей, как запрятали его от людей. Не им его родила природа, а людям родила природа, чтобы людей учить одной неправды.

    153. Которая пишет свои слова, которые надо будет читать не как о козле морском или простом. Как это люди всегда делают в своей игре, в своей борьбе с природой. Разве думал Сталин свой культом личности так укладывать спать, что на завтра у него получилась никогда неожиданная стихия. Ее создала сама природа за его козлиные танцы. Он любил создавать, чтобы люди радовались, пели, танцевали, и делали то, что Сталину нравилось. По его желанию все делалось с фашистским правительством. Он своим разумом настоял этот прогресс сделать  в народе. В людях. А врага за спиной больше родил, чтобы он против наших людей опять группировался, и делался нападающим врагом.

    154. А сколько ни воюют люди с людьми, или бывают кулачки на кулаки. Люди бьются, если у них силы равные. Они друг друга бьют, валяются, устают, отдыхают, и опять они заводятся. До тех пор они друг дружку обижают, пока с такой стороны появится биток сильнее от всех и крепче от всех. Он идет вперед  и всех валяет, все от него падают и уходят по сторонам. А сейчас на арену пришел в помощь ум хитрого человека, кто создал оружие атомное. И поднял одним взрывом город, все разрушил. Как же ты не будешь капитулировать, если человек человека не жалел оставить в живых ни на фронте, ни в тылу, а подряд чесал.

    155. Враг сдался, оружие сложил для того, чтобы больше не воевать. А теперь надо с ним так поступить, чтобы он понял своего врага, с кем он начинал воевать. Он оказался победитель, как народ над народом. И он же народу как народ должен за его ошибку всю сделанную им простить. Если бы это сделали сами люди для людей, никогда больше войны не было между людьми. А то правительства за его намерение всей козловой жизни, которую имели одни и другие. Над своими людьми что хотели, то и делали. Что сделали людям сами фашисты, если бы они Иванова в Днепропетровске не посадили к полицаям, к начальнику Корниенко, и не держали его взаперти за его деятельность.

    156. Только им пришлось быть опутанным, под Волгоградом разгромили Паулюса. Иванов был виновен за свое то, что он в природе делал. Его фашисты посадили на мотоцикл, и давай Иванова возить по гестаповцам. И привезли в самое центральное гестапо. Через переводчика 12 офицеров разговаривали на тему того, как это получилось, что я оказался в Днепропетровске. Я им, как сейчас, говорю, и тогда через переводчика отвечал. Я ехал в Берлин узнать за своих молодых людей, которых брали, их везли. Куда, и зачем брали? Никто не знал. Я взял эту инициативу  проверить, узнать за все это, сделанное немцами.

    157. А офицеры были неглупые. Меня, мою мысль не понять, которая их заставляла. У меня как небывалого человека у них. Я им говорю за международное, Полумесяц, красный крест, за всех людей всех национальностей здоровье. Оно не требовалось ни Гитлеру, ни Сталину, ни Рузвельту, ни Черчелю, ни Деголю. А здоровье было надо только одному из всех людей человеку независимой стороны, кто защищал не правительство, обозленное на правительство. А защищал весь народ, всех людей, кого свое правительство обозлено заставляло, чтобы они на таких же самых людей, как они были, стреляли, убивали друг друга. Их дело одно было сказать: до победы надо будет воевать.

    158. Надо будет убить самого главного зачинщика этого дела циклона, который уничтожил всю плантацию табака. Так и правительство поступило людей победителей над правительством побежденных людей. Как врага не нашли, и врага нельзя в идее своего рода зародившегося убить. А оставить мысль можно обиженности. Мое, но не ваше, правительство убило ваших людей правительства. А в природе подряд ежегодно по той же самой местности никогда не было, чтобы урожай был высокий. Так и победа над врагом. Никогда никем нигде не побеждали, чтобы люди людьми другой национальности распоряжались. Особенно партия, не для того она воспитывала  человека, чтобы человек, обиженный кем-то, был наказан еще больше.

    159. Когда Ленина стреляла Каплан, то она была сильная ранить его, но не убить. Ее же Ленин не хотел обижать. Это не люди обиженные стреляли. Люди бессильные своего рода политики, которым не хотелось, чтобы идея новая Ленина большевистская проходила. Она была крепко ошибочная. Мы, люди, за экономику и политику не воевали, людские головы на фронте не клали. Поэтому вождь народа был в природе убран за новую экономическую политику. Она не была людям нужна. Все это  сделала в людях теория. После смерти Ленина козел Сталин, которого наши ученые с четырех концов выбили. Его как генералиссимуса, гения сделали между собой. Кто как над козами господствовал своей выдуманной в дисциплине режимной конституцией.

    160. Когда на 8-м Чрезвычайном съезде советов в Москве в 1936 году люди с ней разбирались. И вводили ее .. 25 ноября Любченко как украинский председатель держал речь. Я тоже со своей мыслью не козла в жизнь людскую вносил. А холодное и плохое, для человека показывал живой факт на своем теле. Это была, с научной точки зрения, закалка-тренировка. Ее следовало ученым поддержать, и разрешить не кому, как моему здоровью доводить до ума. Мое предложение не тогда, а сейчас место занимает. Не денежное, не такое, как занимают сейчас ученые, и занимали тогда. Им требовалась жизнь их. Они не брались за то, чтобы люди легко жили в природе. Им эта картина не требовалась.

   161. А я ее видел тогда, своей писаниной излагал. Нам было не надо объявлять себя хозяевами. И не надо перед миром хвалиться, что мы – это авангард строить для себя социализм. Да еще с таким козлом, как себя показал  при открытии ворот. Этого дела мы все боялись. А я просил доступ, к ученым ближе стать на арену. И с ними на русском языке разговаривать. А они как психиатры Иванова на один глаз живой никогда не видели. Скорее бить меня, чтобы я сделался козлом. Я между врачами оказался в «Матросской тишине» за мою практическую работу. Я писал съезду: нам надо не в природе искать тайну для жизни человека, а в самих себе.

    162. В людях надо было копаться. А мы ввели ежовщину ГПУ. Я и об этом тогда говорил, и сейчас скажу за экономику, которые ученые тянут на арену. Это большая и зависимая в природе ошибка. Кто из управителей учился в школе без материальной поддержки. Это я один был такой. Бросить, совсем не учиться. Как мы, все ученые, однобоко научились командовать, заставлять людей, чтобы они шли на фронт, и нас с вами вместе защищали. Разве они не люди, у них нет сердца или мозговой системы? Они знают за природу, но не делают по мировоззрению. Надо же попробовать и сторону Иванова. Он тоже у нас человек, кричит на весь голос. Мне ваше не надо.

    163. Такой помощью я не нуждаюсь. Я к природе, хочу ученым показать свое дело. Я же не был козлом, не убийца и не расхититель государства. И не был против начала. Я только на себе вносил тогда, и сейчас вношу. Нам не надо будет деньги, которые делаются нами. Нам такое природное богатство не надо, в котором начинается и кончается в году. А мы все запрятались от природы. Не ищем в самих себе тайну, а разведку прокладываем в природу. Нам наша земля за наше начало и конец. Зимнее время заставило всю средину года  с природой воевать, бороться. С такой техникой, как сейчас, земля не успевает возвращаться, делать свою одногодичную передышку. Мы от природы милостыни не ждем.

    164. Ни на кого не надеемся, как на свои руки. Умеем все делать и делаем. Мы ничего не знаем в природе. Ты нас родила, а теперь давай. Мы имеем у себя авось. Будет хорошо – живем хорошо, будет плохо – будем жить плохо. Ничего не сделаешь. Все – за наш спорт, за какие-либо чемпионские достижения, за которые люди золотые вещи получают. Мы с вами эти эксперименты научно поддерживаем, и на юношах эти качества развиваем. У нас в литературе и на … есть, но нет между нами, всеми людьми, учеными в природе. Практика Иванова, кто ее не для себя делает. И тому дитю хочет помочь своим предложением, чтобы наши люди нашли этого ученика, который учится хорошо.

    165. Но у него есть материальный недостаток. Он у нас боится просить. Но если бы мы знали за свое детское возрастание, и не забывали за свою нужду, которая тебя окружала. И ты оказался отстающим от тех, кто этого не имел. Мы – ученые однобокие. Нас Иванов не заставляет, своим кулаком не бьет по столу. И не требует от нас никакой помощи на это дело, а просит нас, всех ученых. Пожалуйста, хоть на один день надо остаться таким, как Иванов ежедневно показывает. Нам пишет об этом, что роли играет в жизни человек над любой болезнью. А мы не хотим понять Иванова. Он с нами соглашается о том, что он больной человек со своим таким здоровьем хвалится перед нами. А мы ему не верим, что он здоровый.

    166. Он еще мало для нас сделал. И сам лично не делает, мы ему не даем. Разве он бы на любом съезде не выступил, и не сказал нам. А мы привыкли встречать людей по одежде, а провожаем по уму. На 22 съезд партии Иванов как практик приехал, где стоял вопрос… Куда дели Иванова? В «Матросскую тишину». Пусть он там отдыхает на коечке. Где же наши с вами глаза? Мы же с вами научились в козла играть. Иванов не козел. Человек думает своей мечтой, что люди ученые поймут труды Иванова, разберутся с его делом, с которым он сюда попал. Это было в 1943 году, когда продолжалась бойня между людьми. А я был анализатор  и той стороны, и другой. Хорошо знал, что люди не хотели с людьми воевать.

    167. Их заставляли козлы новые политики, вожди народа. А чтобы сказать вождю какому-либо. У них не было милостыни для того, чтобы не воевать. Я вам расскажу за раньше. Это было меж шахтерами. Артельщик с артельщиком заспорили за четверть водки. А чья артель на кулаки побьет. Тому покупать, чья поддастся. И свели на бой. То бились кулаками, а то ввели …Кому-то надо уступить, но делали говядину.

    А это ведь Гитлер против всех выступил со своей техникой. Со своими людьми пошел против коммунистов и капиталистов. Но удачи не получил, дюже сила большая  всех. Сталин, Рузвельт и Черчель договорились этого бунтовщика уничтожить. Я знал хорошо, что этот союз был при Керенском. «Врага победить», это лозунг капиталистов, но не партии большевиков. Ленин не хотел продолжать войну.

    168. Люди воины не хотели. Я был на стороне этого. Приехал в Москву с таким требованием, а меня на Казанском вокзале схватили, и в институт имени Сербского. А туда без всякого дела не берут, то мне как человеку нашли дело, положили, чем я не нуждался. А ученым об этом не говори, они слуги этого народа, боятся умирать под страхом. Люди, люди, вы поймите меня, говорится Ивановым. Легче забить козла, чем его исписать. А вот с этого всего начатого обе стороны людей воюют. У того – наступательный характер, а у другого оборонительный. Техника разрывается на людях, никто не хочет воевать. А помочь обиженным было некому, кроме моих сил независимых. И то не были в этом заинтересованы, люди безвинные гибли.

    169. Наделала и здесь теория старого режима, ей надо было на ком-то сделать козла. Она от оружия задыхалась, такое количество наделать, и вооружить самого себя. Куда-то надо продукцию употребить. Только на ту сторону, которая тоже у себя это имела, об этом не знал никто. Садятся игроки играть в козла, воевать, биться до крови. Не поддаться, а процесс в деле покажет. Иванов взял на себя эту инициативу помочь людям. Он профессору Введенскому весь библейский план хода, что будет надо сделать над любым врагом, чтобы другом в людях быть. У Введенского апатия сложилась, меня такого смельчака в его доме. Говорит, я был больной человек. Но не козел, как они боялись им оставаться.

    170. Я был на стороне обеих. Ну что же, повоевали, позвучали. Это не первая война. А была возможность с этой войной договориться обеим сторонам так умело, так вежливо, чтобы больше не начинать так вероломно, как получилось самими людьми. А я брал на себя слово это сделать. Людей тех и других отобрать от умников полководцев, и людям договориться свое оружие в руках держать, но стрелять людям на людей не надо. Надо стрелять туда, кто заставляет людей стрелять по людям. А если вы как офицеры хотите с офицерами воевать, то места для вас хватит.

    171. Начинайте сами полководцы с полководцами без людей. А то когда у вас есть люди в полку, их достаточно, а ты им полковник. Говоришь: люди мои, они слушают команду мою. Я есть для них закон. Скажу: ложись – будут ложиться. Скажу: стой под винтовкой – будут стоять. Это режимное и не нужное. Мы с вами за это в октябре не воевали, чтобы людьми так командовать. Мы с вами своих отцов оставили на баррикадах. Умелое и вежливое надо дело в жизни проводить. Не оружием хвалиться большим, надо хвалиться людьми. А что люди получают за то, что они делают. Они куют оружие, и козлу Сталину помогают людей убивать.

    172. Люди шли за кого в бой на смерть? За Сталина, за козла. А кто он был такой между нами, людьми? Да проходимец. Семинарию духовную Тульскую проследил, и к нему Алексей всей России архимандрит тоже с агитацией бога, согласился правительство побежденных уничтожить. Это же не проблема была победы над врагом, а хуже, оставлена в людях ненависть. Люди остались не отобраны от командира, и не договорились люди с людьми, чтобы не воевать. А убили. Головы, ноги, руки, действует фашист, сам живет, обиженно думает. А раз у него руки живые делают, ноги движутся.

    173. А сейчас такой народ способен для людей сделать целую чумовую стихию. Этими друзьями народа своего неумелого режимного в дисциплине для людей не докажешь. Как не доказали между Албанией и Китаем, уже разногласие в партии. Какие же мы люди, если своим людям не делаем так, как полагается. А учим его на преступление идти. От него отбираем, а строим государственную экономику, которой не люди распоряжаются. А командиры, ученые люди, кто от своего близкого товарища через это место ушел. Занял его, и подчиненными на фронте труда командует.

    174. Кто был Хрущев генерал? Тот же самый козел, о котором речь идет. Он же слова говорил кому? Да людям. Надо будет не жалеть своей энергии. А строить свое благополучие военным, завоевателям, полководцам, кому есть немалая ставка, которую получает любой генерал, любой полковник и любой офицер. Но не получает простой солдат, он подчиняется присяге. Ему сказал: стреляй – он стреляет в человека. У какого? Сами не знаем. Кто нам создает все то, что мы имеем. Люди, а спросите у них: удовлетворены они у вас, ученых? Вы у них спросили, за что они сделались внутренние преступники? У вас не сложилась мысль это сделать. А осудить мы юстицию сделали.

    175. У нас юридическая наука есть, делать прокурора или юриста. Мы выучили его, как людей судить. Мы выбрали не глупого, а умного, политически грамотного в судьи. Опираемся на людей, что это люди все сделали. Люди построили сами, только под указкой  чего-то не своего. Надо будет убрать неправду. Говорит Иванов.

    Жить хотелось крепко мне, но природа не давала. Раньше я работал, а сейчас отдыхаю. Ученые наши люди ошиблись на мне. Признали свою болезнь паранойя развитие личности, шизофрения. Ох, как молодость моя, жалеть приходится ее. Но зато хвалю его лично силы. Он хороший добрый человек, мою пользу создал. Руки мои дорогие, а ум дорогой.

    176. Если знаешь мое тело, хвались перед всеми. Обращайся ко мне и проси крепко: «Учитель мой дорогой, дай мне здоровье». Если упросишь меня с душой и сердцем, никогда в природе плохого не получишь, а ты получишь хорошее. Природа мать богатая. Воздух, вода, земля – самые близкие родные, милые незабываемые друзья, у которых можно учиться. И можно будет научиться самому и другому. Надо будет закаляться в природе, силы воли набираться, чтобы они были у тебя. А потом сеять это маленьким зернышком. Мы привыкли болеть и простуживаться сами. А учителя на это нет, чтобы учить людей, кроме одного только русского простого человека, кто силы свои перед всеми поставил.   

    177. Не врача, не знахаря, а свои лично закаленные. Хочет передать народу, самому обиженному человеку, забытому всеми, больному. Он крепко хочет быть в жизни здоровым. Но человека еще не нашлось такого, чтобы об этом болеть и крепко думать, как будет надо умело помочь. Ежедневно болеет, страдает этим. Просит природу сам, чтобы она открыла ворота для того, чтобы человек вернул свое здоровье назад. Что самое главное в жизни. Ей сказать спасибо за заботу, за независимость свою, которая помогла. Человек стал здоров, уже болезни нет, есть жизнь одна здоровая и крепкая.

    То, что сказано, это есть люди. Им это будет надо получить.

    178.  Они получат здоровье тогда, когда уйдут со своими телами от зависимого закона, а возьмутся за закалку-тренировку, которая научит людей по-новому небывалому жить. Не будет в природе этого иметь. Год одно время родит прибыль, а другое время получат убыль. Будет жизнь завоевана для того, чтобы жить не за счет природы, а за счет самого себя. Человек от природы получит, она его окружит. Даст возможности жить, а не умирать. Это будет, и обязательно. Мы добьемся через независимость, которая научит без всякого подчинения, как жить. А у нас есть человек Иванов, он свои силы закладывает, один из всех в природе испытывает, делает. Мы видим его, но ему не верим, что это есть хорошая жизнь, которая сменит наш поток. 

    179. Мы, все люди, не будем играть в козла, как мы азартно хотим доказать на любой игре свое я. Надо его лучше не делать, как мы делаем. Делает Иванов. 1965 год провел. Естественно доказывает природе, что есть возможность жить в природе независимо, как еще не жил никогда, не пробовал человек. А Иванов для этого дела закалился. Он не боится наших дней нашего времени, что он будет такой, со своими силами придет, и помешает телу дальше жить. Спрашивается: в природе за что Иванова снимать с пути его жизни, за его бедность, за его любовь к природе, за то, что не уходит от природы?

    180. Он же один таков с такой мыслью, с таким делом. В природе это есть. Надо будет всем браться за это дело, что делает Иванов. Семь дней проходить по природе по такому условию, да по белому чистому энергичному снежку босым в трусиках. Чистым энергичным телом соприкасаться с воздухом, водой да землей, как с друзьями в природе, близкими, родными никогда не умирающими, и не забываемыми. Вместе находиться, как находится живое, помогающее. Разве можно забыть за такие дела, которые делал между людьми в природе Иванов. Для него в природе опознан враг, который мешал людям в жизни продолжать свои пришедшие дни, чтобы в них не терять человеку никакому нигде свое здоровье, этих заслуг.

    181. Природа Иванова за его любовь вознаградила. Никакому дельцу, никакому особенному человеку не помогала природа своими свойствами, как она помогает Иванову. Иванов перед природой заслужил быть человеком, кого надо просить. А Иванов сам будет просить природу, чтобы она ему дала на это жизнь и учение, которое требуется для человека нуждающегося. В природе есть силы, на эту просьбу открываются ворота, и приходит через них то, чего человек просит. А Иванов в природе выпросил свое здоровье, которое имеет сам. И хочет, чтобы свое имеющееся передать другому нуждающемуся, кто хочет заиметь у себя здоровье.

    182. А кому не надо будет здоровье, какому человеку? Одному забитому общими силами козлу. Так его делали четыре человека, возле 28 камешек сидели  и думали, как будет надо так поставить свой причитающийся камень к другому камню. Это уже зависит от игрока. Игрок в руки берет сем камней, все они разные. Их надо будет все так поставить, или быть в этом счастливцем, чтобы между этими камнями не проскочил какой-либо иной козел. А их в игре не один морской простой. А есть трудовой, набирается без сотенного очков 125. А бывает и с яйцами,  в двух сторон ровно очков набирается. Есть офицерский. Самое главное, это адмиральский, лучше не может быть.

    183. Он никогда не болеет так, как болеет о козле. Ему надо в этом деле врач ежеминутно лечить. Да ставить термометр, чтобы знать, сколько у него есть тепла. А теплое, хорошее любит теория. Она научилась, как будет надо от своего близкого товарища уходить, и захватывать свое предназначенное место. Его занял дипломник, он для этого научился. Ему приходится на этом месте  сидеть, и всеми остальными подчиненными распоряжаться. Заставлять, чтобы человек человека слушал, и делал дело то, в котором человек ошибся и на веки веков прогиб. Кто в этом остается виновен? За это дело никто не отвечает. Убила его работа, дело его, в этом необходимость. Надо будет делать, за это дело деньги платят.

    184. Он за них работает. Если стихийно погибает, семья получает за погибшего деньги. А за деньги погибает человек на любом фронте. Где бы он ни был, и чего бы он ни делал в природе, человек любой квалификации зависимый, он воюющий. В борьбе с природой человек, кто – кого. Или природа – человека, или человек – природу. В природе дел хватит человеку. А вот человеку здоровья нет, есть одно нездоровье, которое имеют все наши земные люди. Живут в этой вот местности, и огорожены своим найденным в природе богатством. Они заучены в этом деле оставаться каждый день пришедший. И в нем воспроизводить то, чего будет надо.

    185. Не на одно солнышко обращать внимание. С самого утра встречаешь это время, и готовишься сам собой, чтобы в нем пришлось прожить так, как это будет надо не одному человеку. Воздух проталкивается один за другим для всех одинаково без всякой оплаты разных денег или средств существования. Воды тоже много, она нас питает. А вот земля, ее площадь нас с вами, всех людей, заставляет, чтобы мы знали о ней, как об источнике. Нам всем надо о ней знать, что ее надо будет обрабатывать трудом, пахать.

    186. Из нее приходится делать подготовленную грядку, чтобы эта пахота была. Нами приготовить наперед за время в раннюю осень, чтобы она легла под снег такой. Она должна на всю зиму прибраться под снег, и там в снегу лежать. Без хозяйской мысли она никогда не лежит, чтобы о ней хозяин, как о прибыли, у себя не разговаривал. Это обязанность человека, он за это дело взялся, и сделал для того, чтобы у него было, что на себя одевать, и что покушать.

    187. Не на одно время и не на один день, а на все годы. Да еще чтобы была эта вещь, которую человек для себя сделал. Она ему надо на много лет. Как вот строится для жилья дом. Он не на один год себе поставил, а, может, на сотни лет. Город не был городом, а начинал он строиться с чего-либо сначала одного. А произошел в улицы, в проспекты, в разные районы любой красивой в зелени местности. Она зародила у себя жизнь базарного характера. Эти люди старались быть кустарями своего собственного производства.

    188. Они делали крестьянину для обрабатывания земли инструмент, и его продавали ему. А сами покупали у него продукт. Это делалось собственнически людьми. И дошло до того, что эта собственность перед людьми не удержалась, а накрылась судьбой. Ее заменила коллективная общая обработка земли. На смену сохи пришла машина. Цепу и косе заступил комбайн. Быка и лошадь заменила моторная машина. Человеку стало легче приобретать для самого себя необходимое богатство в жизни. Он стал делать машину машиной. Стал машиной пахать, волочить, сеять и полоть.

    189. Косить, убирать, молотить, в общий сделанный элеватор ссыпать. И это зерно хранить, как око. Человеку про это все, что делалось руками, не забыть. Он своей мыслью продумывает да продумывает для этого всего, чтобы все имеющееся приобреталось не так тяжело, как оно до этого находилось и делалось. Человек употреблял, чтобы потерянное здоровье (вернуть). Человек думает: если он только имеет это все сейчас, он больше, лучше и качественнее прежнего. Казалось бы, хорошо и легко было.

    190. А раз хорошо, что может быть в природе лучше от этого дела. Все у нас есть, мы ничем не нуждаемся, кроме одного – между людьми  и природой прогрессирует враг, то есть заболевание. Оно наносит телу человека язвочку маленькую. А она поселилась для того, чтобы этому человеку в его продолжении жизни (помешать). Оно делается бессильное, делается негодное к природной жизни. А негодное, то есть вонючее, природа гонит от себя подальше. Не хочет это бессилие сохранять, удаляет их смертью, с живого делает мертвым.

    191. В природе живой и естественной мертвое не воспринимается. А жило, живет всегда энергичное, никогда не пропадающее, без конца меняющееся. Но не одну ту же самую защитную атмосферу иметь. И ее сохранять, как хорошую сторону, с ней вместе жить, каждый день этим же самим удовлетворяться. Этому всему хорошему придет конец, а зародится на земле плохое и холодное, с которым мы начнем учиться. И научимся в нем, как будет надо жить, чтобы мы с вами не жили по нашему старом историческому.

    192. Чтобы нас с вами природа никогда никак за наше хорошее к ней не обижала. Она нашим будет довольна, что мы взялись жить с плохим и холодным. Оставим на пути сзади это, а возьмемся за то, за что наш Иванов один взялся. И продолжает пока один, без всех шагает по природе не так, как все. Мы зависимые люди, их ничем не удовлетворишь, только одной смертью. А по следам Иванова боятся ходить. Ходит сам Иванов один не для смерти, а для жизни.                                

 

1967 года 7 января

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.06. С копии оригинала. (1206)

 

    6701.07   Тематический указатель

Моя победа  14

Козел и мы  14, 51

Что делать  16

Старый поток  85

Плохое – хорошее  91, 138, 149

Бог  99, 100

Лечение зубной  105

Зависимый поток  136

Библия про сумасшедшего  145

Тюрьма  145

Рак  147

Холод  150

Война 1941г.  156

8-й чрезвычайный съезд  160, 161

Деньги не надо  163

Просьба Учителя  165

Сделать из врага друга  169

Не судить  174

Юстиция  175

Неправда  175-177

Здоровье  178

Заболевание 190

Независимость  178

Просить  181

Оставить это дело  192