Иванов П. К.

Закалка и люди

Продолжение

 

1967 года 27 мая

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

     1. Люди есть люди, а закалка есть закалка. В людях большой в жизни источник, о котором приходится людям ежедневно очень крепко мыслить прежде времени. Люди подумают, а потом начинают делать, в деле рождается живой факт. Что люди надумали, они сделали, у них получилось. Люди хвалятся этим делом. А в нем не одна лежит по природе история, в которой не одна наша из всех введенная источником.  Дорога для этого лежит не одна, и не короткая, а длинная, у которой, начальной, конец есть. А вот последнего люди совсем не нашли.

      2. Их дело одно – заставлять. Они для этого дела усидчиво учатся, накапливают у себя практический опыт. У людей проявляется к этому свое великое недоверие. Боятся люди природы, если у нее этого, что требуется в жизни, не хватит. Особенно ученые со своим сделанным оружием. Людей для этого люди заставляют, чтобы они что-либо в своей жизни в природе делали, им это будет надо. Они даром не привыкли кушать, наедаться досыта жирного и сладкого. У них большая вера в это дело, что их тело делает и что за это получает в этом деле.   

      3. Роль играет для любого человека в людях мерило деньги, за которые люди живут. Они в это дело убеждены, надеются на природу. А сами для нее ни одного дня не провели так, чтобы ничего в этом деле не сделать. Сама людская наука говорит, раз мы взялись за это дело. Всю историю с начала на человеке родили и развили ее. Для того мы это все сделали своими руками, умом сосредоточились. У нас это все получилось. Мы хотим базу заиметь, в запас окружить себя. Мы это сделаем, добьемся от природы. Она нас родила, она нам дала все свои возможные силы.

      4. Люди всю землю изрыли, а в воде со своим добром затоплены. А сейчас в космос запускают корабли, хотят атмосфере своей силой доказать. У людей и на это есть своя любимая охота, свой долг отдать отечественной родине умение свое. Для того мы с вами это все делаем, у нас получается. Люди в этом живут и крепнут один раз. Природа за это все не пожалела человека, его силы своими силами убила, не дала дальше жить и пользоваться своими правами. Нанесла недостаток болезнь. Враг в людях прогрессирует. Чтобы чего-либо в этом сделать, люди пока для этого ничего не сделали.

      5. У таких людей, как сейчас они зародились, для них на земле и трава не роди. У них такая надежная сделанная снасть. Техника заложена для того, чтобы природе каждый день не кланяться. Если время пришло такое, в нем надо делать не плохую работу, а хорошую. Мы с вами так и делаем. Машина – это не лошадь с быком, кому требуется хомут и ярмо. А люди сделали ее для того, чтобы изучить, пожить и оседлать для того, чтобы легко справляться с любой возложенной на нашей земле работой. Мы научились, с черноземной площади делаем грядку, под снег кладем эту пахоту. Все люди об этом говорят  и все делают одно, чтобы в этом всем не нуждались.

      6. Люди людей знают, а в людях есть одно и другое. Раньше было, а не теперь. У людей были до этого времени очень крепко верующие в Бога. А чтобы видать его, не приходилось никому из всех его видеть. А теперь перед людьми иное пришло время. В природе на смену пришли силы новые, не стали так жить, ушла вера от людей. А пришла на смену в людях скептическая жизнь, взятая из ничего. Не обосновано, а опровергнуто, а присвоено это все. Мы начинали и делали, сделали так же само, у нас между природой и людьми получилось бессильно. Теряли свое здоровье и верующие, и неверующие.        

      7. Мы с вами такого нового в жизни ничего не сделали. Как был враг нашего тела, так он и остался между людьми в природе. Мысль одна и мечта перед человеком не разная. От смерти не ушли, а наоборот, прибегли. Чтобы спасти себя от этого дела, мы таких средств не заимели, у себя не умеем жить.

      А надо нам всем сменить эту дорогу и взять дорогу свою, брошенную нами. Она была, есть и будет, если мы за это дело возьмемся, и будем делать. Бросим хвалиться чужим, надо хвалиться своим. Никто нам не скажет, что это есть неправда.   

      8. На арену к нам в люди пришла на смену этого всего потока другая сила, природная, небывалая новая, независимого человека. Я, говорит сама природа, в людях этого не видела, и не слышала такого человека, чтобы он имел неизношенное сердце. А сейчас человек его выходил молодым сам, между людьми он один 69 лет проживши. А сердца 25 лет человека, мы такого не видели, чтобы человек был такой, не боялся природы. Подружил с воздухом, водой да землей. Это милые друзья, которые получили то, что людям надо. А люди зависимые  все в природе, заставили сами себя воевать и бороться с ней, как с матерью родной.    

      9. Людям не одна мать родительница свое дитя родила, и в своем достатке она возрастила. Ему было надо и одежда, и пища, и жилой дом. Все это давала нам природа каждый раз ежедневно. Одно мы кончали, а другое начинали. Как наши люди, одни рождаются, другие умирают. Мы, говорит наш народ, все люди не нажились. А пожили одно время, а другое умерли.

Независимость, она в люди пришла для того, чтобы спасти человека в его жизни, чтобы он никогда не болел и не простуживался. Этого мы с вами не заимели и не делаем в природе ничего, чтобы быть человеком таким, как это надо быть. Между ними в природе мест хватит и дел не начатых. Есть люди, делают эту работу.  

      10. Наши или вообще все люди нашей земли не приучены жить в природе, чтобы было холодно им, чтобы от этого дела было плохо. Они все свои силы клали на фронте борьбы с природой. Уходили от всего этого, чтобы в жизни своей не видать этого. Мы бились, колотились, воевали с природой. А впоследствии этого всего свои имеющие силы потеряли, остались без них. А когда мы с вами обессилили, нам приходилось тяжело в природе доживать. Мы не жили, а доживали. Нас встретила немощь, наша вечно развитая старость, которую создали мы сами в процессе.

      11. Как нам тяжело приходилось расставаться с белым светом и на веки веков ложиться вечно в землю. Таков наш перед нами закон. Мы его на себе развили и сохранили как никогда силою. Она нам не дает покоя. Берет за наше все сделанное в природе, и за это все сделанное наказывает, нам наносит на наши тела ущерб, какую-либо болезнь создает. Мы начинаем болеть. Нам природа не дает свободы жизни. Мы не живем, а мучимся в этом деле. Чтобы избавиться от этого дела, у нас на это не нашлось мудреца человека, чтобы он был этими качествами вооружен.

      12. Пока властвует природа, она нами распоряжается. Она имеет для всех людей свои силы, их на это бережет для встречи с силами человека, чтобы люди больше нос не поднимали против природы и не заставляли, как это делается нами, людьми. Мы привыкли брать не плохое, а хорошее, не мало, а много. А в природе не это есть. Она вооружена своими днями, у них есть силы человеку любому в людях помешать. Лишь бы захотела, она может в бараний рог свернуть человека, так ею делается. Природа – это не люди, а вселенная, атмосфера, она естественно набрасывается, везде и всюду людям мешает. У нее силы такие делать.

      13. Она на земле и на воде, и в воздухе сильна, свое господство показывает. Люди вооружены для этого дела, но чтобы сделать чего-либо, в этом они бессильны. А раз люди в природе сил не имеют, то они жить не смогут. А независимость – богатая сторона. У нее силы не такие есть, как у зависимости. Когда люди идут по своей дороге, они встречаются с такими людьми. Друг дружке головку клонят низко, свою вежливость представляют. Говорили по предковому: здорово дневали или ночевали. Ответ: слава Богу. Это между ними и природой много лет такое в людях, как введенный закон проявлялся. А природа как была, так она со своими намерениями осталась.

      14. Люди свое брали. Их рождаемость покрывала смертность. Один умер, а двое осталось. Мы по порядку все начинали делать. Надо была для человека теплая и хорошая одежда, мы ее приобретали, делали руками, мозговали головой. А к пище готовились за много время, со своей снастью делали на земле грядку, сеяли зернышка. Приобретали их много для того, чтобы получился на столе не один хлеб, а и к хлебу. Надо было много людям трудиться, чтобы своим селом на своей местности так зажить, как все люди начинали развиваться. Для них было самое главное – это хата, или хороший современный дом.

      15. Для людей не одно это в природе требовалось. А люди жили и удовлетворялись чистым воздухом, вдохом и выдохом да водой, чем обмывались. А на земле работали, трудились. Охотниками поделались, искали по природе с оружием в руках жизнь. Думали, за счет найденного будут люди жить, а получилось, в борьбе, в войне человек умер. Его не стало из-за этого. Люди и очутились такими все, как они есть в своих аулах, селах, городах. Приходит рост и прибавление каждого дела. В этом одно новое рождается, а старое отмирает. Мы эту систему между природой на людях ввели. Хотим сказать, всем нам хорошо и тепло в этом деле.

      16. Люди начинали делать. А чтобы закончить, сказать, довольно, мы этого не встречали. А этого хотели видеть. Одна лошадка или коровка, а надо другую, и это надо. Да еще любая в природе есть прибыль, она людям делает города. Мы на этом не остановились. А делали, делаем, и будем делать для того, чтобы было, чем мы интересовались. В этом всем жили все люди, и будут жить до тех пор, до того времени, пока не умрут. Люди по зависимому делу, они вечно не живут. Их природа рождает, и они один за другим отмирают. Это их такое колесо. Сегодня ты, а завтра я. И так этому началу конца нет. Одно появляется, другое исчезает. Одно никогда не бывает.

      17. Люди привыкли хорошим красоваться. А когда хорошее уходит, то плохое заступает. Зависимость на людях разрасталась, делалась силой. Она никому не подчинялась, а делала свое.

      А вот сейчас родилась на арену независимость. Она окружила человека по-своему, по-новому. Ему старое непригодное, гнилое не надо. А нового в природе не начатое, столько его, сколько не опознать. Мы, все люди, стараемся в природе опознать, а нам не дается этого сделать. Особенно сам себя заставляет правильно речь у себя для человека другого представить, чтобы она была ясная и понятная. Чтобы люди интересовались этим круглым словом.

      18. Это от каждого человека и каждого места, на котором люди оседлали. Оно людей сохраняет таким, каким мы видим. И стараемся в этом месте наблюдать, кто и как живет. Один между всеми хорошо. А есть, между людьми люди живут плохо, на что зависти не получается. Красоту строит искусство и в шкафу, и на столе, да и на кровати. А вот в доме на постели в уюте, где каждый человек создает уют. Мы в этом деле живем и красуемся не один раз, а много раз. А природа богатая и сильная. На этой земле и в это время мы себя обогатили всеми достоинствами, которые сделались руками.       

      19. У людей такой устроенный порядок, целую неделю в степи за урожаем выезжают, кроме годовых праздников да Воскресения Христа. Это есть один для всех введенный в людях праздник. Мы про это все не забываем. А тут наша церковь в колокола не молчит, с вечера звонит до вечерни, и к утренней ночью тоже звонит, и до обедни звонит. Верующих людей зовут. А в понедельник тяжело приходилось начинать и то делать, что наши предки всегда делали, и сейчас не перестают. Люди думают об этом деле, в котором люди не находили жизнь, а потеряли свое прежнее здоровье. Чтобы его найти, мы для этого сил не имеем и не ищем их в природе.  

      20. Весь год напролет стараемся это найти. А когда люди теряют свое здоровье, тогда очень тяжело искать. Как раньше, не сейчас, люди проживали. Они не теряли себя в этом, дни и ночи встречали и провожали их. Всегда хотелось, чтобы так было хорошо и от этого дела тепло. Мы никогда не были без всякого дела. Зимой одно, а летом другое. Жизнь проходит людская не одинаково по любой местности в любое время. Даже солнышко со своими теплыми лучами только начинает показываться, уже со своей ясной энергией оно для нас не одинаково всходит, от чего все капли росы упраздняются. Люди спешат, хотят, чтобы у них было все в порядке. Особенно они гонялись за своей прибылью, которая людям была надо. Они этим богатели и сами себя показывали, хвалились. Они умеют жить.

      21. Люди об этом все знали и учились в это. Им не хотелось  в природе, да еще такой, как она есть. Лишь бы наметилось, обязательно в жизни свершится. Как посаженное у хорошего хозяина дерево плодородное яблоня. Она тогда собою прекрасно красуется, когда на ней живое зашевелит, листочки зелененькие распустятся. А цветочки над ними зацветут. Мы этим создавшимся любуемся. Говорим за этот год, за плодородный урожай. Она нам родит крупное яблоко и красивое, на которое приходится долго смотреть, любоваться. А когда они поспеют, такой день придет, эти яблоки долго не держатся. Их аппетит человека убирает живо. Мы и это все видели, но чтобы это дело сохранить, мы не сможем.

      22. Природа не такая, как надо будет для человека. Она часто и разно меняет, из хорошего в плохое идет. А люди где бы ни были и что ни делали, они говорят через свою мысль. Они научились петь песни, танцевать, это все делалось людьми. Мы с вами в этом деле режиссеры, профессора и ученые. У людей проходит две совсем разные дороги. Одна с собой ведет наших людей, чтобы они по ней шли и мыслили об этом. Мы с вами люди, да еще какие делатели, в этом начали свое делать надуманное. Мы сооружали, делали, но чтобы доделать, нам не пришлось. Скоро мы в этом всем поделились. Одни стали по-своему да по-новому жить. А вот другим по-своему хоть и тяжело в этом деле, но зато мы с вами живем за счет этого всего.

      23. У нас дорога одна людская, по которой мы долго ходим, видим мы далеко. Но вот мы это дело недоделали. Нам помешало в жизни совсем другое, не то, что мы начали и закончили. Это историческое давнишнее мы не сможем закончить через время, оно на исходе. Людям надо готовиться. А в прошлом мы с вами окружались очень бедно, в людях не было ничего такого, чтобы чем-либо хвалиться. Был большой в этом деле недостаток. А мы его практически проследили, во всем нашем поняли, было не легко, а тяжело. Когда не пойдешь и не посмотришь, все не так, как надо. Того, что надо, не хватало, и взять было негде. Мы, люди, жили, и тогда не хотелось умирать. Хотелось, и крепко, всем людям в природе жить.

      24. Мы жили, да как мы думали про одну туже самую дорогу. Она нас вела прямо. Но не давала разуметь про дорогу новую, небывалую в жизни. Мы про это не бросали, и не хотели этому верить, что это будет, и обязательно. Мы сами люди этого захотим и потребуем от природы, чтобы это было. Оно будет перед нами такое хорошее и теплое. Это неумирающая жизнь плохо и холодно. А человек сам это сделал, так он говорит. Лучше будет сначала побыть глупцом, а впоследствии можно будет побыть умным человеком. А у нас делается, с первых дней ум развивается, а потом оканчивает, делается впоследствии глупцом. Мы с вами, все люди, так развиваемся, и мы растем до самой усталости.           

      25. В людях происходит всегда это. Курица нанесла яиц, чтобы их вывести в цыплят. Какая-то есть в людях мыслимая сила этого в жизни дождаться. Сам хозяин придет и будет хозяином природы. Он не будет заставлять. Его просьба упросит, чтобы не было в природе того, что будет надо. Разе люди не дали свое согласие время не ждать, или не хочется не болеть, не простуживаться. А как хочется быть продолжительно в жизни. Мы за природой кое-когда со своим желанием гоняемся. Для нас это время необходимое, со своей силой спешит. Мы дождались, нам уже наш двор не нужен. Мы со двора увозим в степь и там сидим весь день напролет. По всей грядке ходим, за собою водим вслед животное, не само, а со снастью. 

      26. Как хочется в жизни жить, и что-либо в деле делать по хорошей погоде, по ясному солнечному дню.  Мы рассеваем в землю зерно, а сами не раз туда, сюда проходим. Это бывает в году один раз. Мы это делаем, а потом свои головы лицом поднимаем, и давай мыслью тянуть дождик. Не без чего-либо, а сначала покажутся тучки скорого прохода. А бывает, обложной пойдет, не дает ничего в хозяйстве делать. Отдыхаем мы, люди, и ничего не делает животное, как будто это проходит праздник. А это из неба падают на землю дары. Мы такую погоду очень редко со своей силой ожидали. Не надо бы такой погоды, надо чистые работающие дни, а их заслонила туча, льет дождик, делает влагу людям.  

      27. Для того чтобы не одно животное плодилось и размножалось, надо дождаться такого жаркого дня, в ком не приходится человеку сидеть. Надо будет косою косить и в копны складывать, а потом забирать в воз да везти на гумно, в один складывать. Тяжелая людская в этом работа весь год напролет. Когда удачно с хорошей погодой. Мы всегда с силами собираемся с приготовлениями всякого рода. Будет на столе и выпивка, и закуска жареная, и жирное, и сладкое. Кому из людей это не понравится, или кто это не захочет в году один раз отметить. И не увидишь, как хорошее в природе проскальзывает. Не успел дождаться, уже говорят, дело это проскочило. А плохое само набрело. Как людям не хочется бросать позади хорошее, а прибегать к небывалому.   

      28. Людям такая смена не надо будет, с хорошего в плохое, как это делается природой. Солнышко всходит на одном месте в одной стороне. Мы, все люди, заинтересованные с ним на расстоянии разговаривать и просить его силы, чтобы они людям что мочи обогревали да меняли атмосферу для того, чтобы люди знали, что в природе приходилось делать и к этому со своим умением готовиться. Земля – это тоже госпожа. Одно время она захочет свою прибыль дать. У нее явится охота и к этому делу любовь. Надо любить то, что человеку приходится делать. А дело на земле не перестает физически делаться. Это есть великая в людях красота. Она этого захотела, у нее свое желание самих себя в этом деле копаться и рыться, чтобы было, на что издали посмотреть.

      29. Мы начали эту местность заселять своими силами и умением. Сначала строим дома, огораживаем двор. А во дворе была своя воля все делать. Мы эту местность делали садом. У нас как будто здесь мы родились и в этом месте живем вечно. Это нам в процессе далось заселить, и мы размножаемся всеми благами. А здоровье бережем сами, только не хотим мы закаляться.

А закалка-тренировка есть не мы, а он. Мы в природе зависимые от нее. А он независимый человек. Для нас жизнь проходила однобоко. А у него мировоззрение и кругозор. Мы с вами плохого и холодного не любим. А он любит плохое и холодное и хорошее и теплое. Что может быть лучше в этом деле.

      30. Если мы идем по своей дороге. А он идет по своей дороге. Мы ищем в природе ее тайну. А он ищет в себе лично. Ему не надо такая жизнь, которую мы нашли. Он говорит, я не воин за землю. А мы за землю друг друга убиваем, не даем жизни сами себе. Он говорит: мне грунтовой чернозем не нужен. Я не собираюсь вперед мыслить за время, и не готовлюсь встречать день с куском приготовленным или одеждой. А в самого ли будет здоровье по земле ходить, этого мы никто не скажет. Я, он говорит, не собираюсь другую душу с сердцем отбирать. А у нас это дело есть. Мы для этого вооружены. Без нашей техники мы жить не сможем. Нас природа с земли всех прогонит. Мы руками физически не докажем. Нам надо одежда, нам надо пища, и нам надо жилой дом.

      31. А почему мне, он говорит, не надо это все? Я не воюю, как мы друг с дружкою воюем. Мы наделали цацек и ими торгуем. Мало нам земли, мы летим в Арктику. Мало воды, мы поднимаемся в воздух, добираемся до Луны. Для науки это надо. Мотор рычит, ему надо простор в жизни. Человек – это он, а мы все – люди. Он не стоит в очереди и не ждет время так, как мы научились мыслить, а потом делать. Не доделали, а взяли, умерли. Все наше дело пропало, осталось на заду. Мы это завоевали в природе. Хвалимся не жизнью, а смертью. Говорим мы: ну и похороны были такому человеку, слали ковры под ноги, а цветов не перечесть. Чем он не радуется? Этим. Его радость – это не искать то, что мы нашли. Он нашел смерть, по всему выводу, а оказалось, жизнь бессмертная, не болеть, не простуживаться. А раз он этого не получает, лучше от этого не может быть ему, но не нам.     

      32. Он живет. А мы умираем. Это не мы, а он вечно живет. Мы не думаем о другом так, как нам полагается. Живет человек, а мы сбоку его. Мы о нем и не знаем, как он живет, и чего у него  недостает, что его такая бедность окружила. Неприятность какая-то, преступление в своей жизни сделал. Сам постеснялся к нам прийти, а мы не догадались своим разумом до него прийти, и сказать – одно, а помочь – другое. У нас есть эти силы, чем возможность была, он бы никогда не сделался таким. Дело он бы не сделал. А сейчас его так система окружила, он только об этом думает и хочет дождаться у себя свободы. Мы этому виноваты, как близкие не хотели знаться. А нам всем на веку придется испытать, не то, так будет перед нами другое.  

      33. У нас наше нехорошее с нами живет. Мы живем пока хорошо, отсутствуют все наши малые и большие недостатки. У нас пока есть счастье, созданное нами в этом. А у того оно есть? Мы про это знать не хотим. А если бы мы про это все знали да делали, между нами в природе рухнула режимная система. Тюрьмы как таковой в этом не было. Мы поделались людьми другими. Преступник между нами не родился. А все мы были помогающие через наше знание. Мы это сделали, ввели это дело в жизнь. Чтобы обидеть другого, мы не научились. А помочь, нас природа заставила эти шаги проложить. Мы с вами добрые люди поделались. Между нами такими проявилась такая любовь в деле нашем. Мы теперь не мешаем, а другому отстающему помогаем, чтобы он больше таким не делался, а сам приходил за реальной помощью, чтобы человек в чужое не вовлекался.

      34. А эта штука между нами жила и будет она так жить, пока мы за это дело не возьмемся и переделаем самих себя. То мы делали, то мы уже не будем делать. У нас, людей, родится в природе сознание. Через это самое не будет человек мыслить о плохом. Он уходит как будто, а фактически его магнитом тянет. Он никем в жизни не пробуждался, и никто к нему по этой части не приходил. А если мы в этом деле оказались такими, кто бы от этого дела отказался. Если это все реально для человека делается. Машина – не одна такая лошадь. Чтобы плуг таскать, лошади теперь не стало. Землю пашет 5-лемешный плуг. Скоро он землю делает подготовленной к зиме, к снегу для того, чтобы эту пахоту накрыть и создать в земле влагу. Мы за несколько времени эту басню продумали.        

      35. Эту в природе штуку смастерили. Недаром мы огородились, на угле дом поставили, окна в стенах ввели, для выхода двери поставили, внутри печь сложили, наверху крыши трубу поставили. Надо нам жить в нем, годы свои продолжать. А природа для нас не такая, взяла да подослала. Наши добрые силы подкараулила своими силами, не дала возможности, чтобы жить. Наказала, от человека отобрала силы. Он заболел без того, что надо было делать. А мы, такие люди напали на его закалку-тренировку. Она себя показала так, как всем неприятно. Никто этого не захотел делать. Все люди здоровые не хотят этого сделать. Они не закаленные боятся. У них к этому желание отсутствует. Зачем им это делать? Они, придет время, сами заболеют, и будут болеть так крепко.

      36. Люди просили, а потом осудили. И некому за это доказать. Чтобы выполнять, люди не захотели. А Учителя наказали. Иванова учение – это есть все для жизни человеческой. Не надо будет бояться природы. Она нас родила, и она нас по нашим заслугам сохранит. Не надо нам так мыслить, как мы с вами одно время мыслили. Мы хотели, чтобы наш кусочек маленькой площади взял да зародил нам столько, сколько мы и не ожидали с вами. Мы этот кусочек никогда не брали, чтобы без всякой прибыли оставаться. Мы такие люди. У нас есть одно, мы добиваемся другое, а третье уже обязательно надо. Этому конца и края не видать. Мы в этом развиваемся, хотим, чтобы у нас было. И обязательно оно будет. Мы же в этом деле труженики.

      37. Нам природа откроет глаза. Это, что делается людьми, оно не будет нами делаться. А мы бросим все это зависимое, а возьмемся за независимость, за другую совсем сторону, которая нам в своем деле даст легкое. Мы, все люди, зависимо живем по-старому, по гнилому. Хотим богато и хорошо в природе жить, и мы в этом деле не выигрываем, а проигрываем. Мы не сможем по истории богатеть. Нас обижает враг – это человека болезнь. Мы с вами не знаем, для чего она напала на нас, и что будет дальше, если мы ее развитие не сможем приостановить. А большая в этом деле надежда на то, что мы ожидаем. В очереди стоим все зависимые в природе люди. Завтра и к нам пришел день неожиданного характера со своими силами. Мой организм повалил и сделал его непригодным к жизни. Ноги не ходят.  

      38. А руки  перестали делать. Мозг не мыслит. А сердце клапанами не бьется. Жизнь человека пропала. У нас на это средства не нашлось, и человек не родился. Мы с вами не заслужили от природы. А своей войной провоевали. Мы со своим здоровьем природу любим хорошую и теплую. А вот от плохого и холодного уходим. Так нашим человеком делается, что не любит природа и не хочет, чтобы мы так мыслили. Если время не пришло, где этот день. А мы к нему со своим вооружением себя к этому приготовили, во что одеться, и чего наесться. Лучше было б в доме отдохнуть. Человека привычка, такой жизни такт. Мы привыкли на хорошее, на красивое далеко смотреть, и крепко завидовать ему. А от плохого, некрасивого уходить, дюже холодно и плохо в этом деле. А вот природа, как она была ею, так она и осталась природою, да еще какою. Она перед нами сделала. Я, говорит, она нашему поступку, что мы делаем, не рада; и не хочет, чтобы это люди продолжали.  

      39. Мы с вами для этого дела родились. Нас учение не учит, чтобы мы забывали про близкого друга по детству, про товарища, который, может быть, по каким-то особым причинам отстал. Он не знает, что в этом деле сделать. А мы со своим развитием ушли. Наше незнание заставило это в природе сделать. Наша нелюбовь, наше нехотение, наша боязнь в этом деле. Мы с вами не выигрываем, а проигрываем через нелюбовь. Наша в этом большая в природе война. Мы по ней оружием стреляем, нас учили в этом деле, как овладеть и заставить оружие, чтобы оно работало в цель. Мы для этого дела сделали оружие, чтобы стрелять. Нас обстановка научила. Мы знаем, за что и кого в этом деле, и кем наказывать. Природу не обманешь. Она в этом деле сильна. Что захочет, то и сделает. Мы с вами ничего не знаем и не делаем для этого, чтобы не было плохо. А мы с вами в природе делаем богато и хорошо, но из этого попадаем впросак. Наше хорошее рвется пополам и делается плохим.       

      40. Из жизни встречаем мы смерть. Что может быть хуже от этого всего. А мы огорожены этим, нас природа не жалеет, наказывает. Мы не живем в этом деле, а умираем. Нам грош цена.

Практика и теория. У меня теория взялась, сама создалась и сделалась индивидуально. Этим делом творит, развила техническое знание. Вооружилась и сделалась в природе искусственно. Пошла по пути искать жизнь, а получилась из этого всего учения смерть. Хитрость и умение сделать какую-либо цацку. Поставить на колеса и мотор ввести, горючее заправить. Сесть человеку на нее и пустить в ход. Это не все для теории кататься на машине, быстроту развивать. Люди все, смотрите и учитесь у меня. Делайтесь делателями. Сделайте то, что будет для человека надо. Мы, все люди, через теорию сделались в природе зависимые. То мы делаем, от чего нам вредно. Мы стоим в очереди, ожидаем своего дня хорошего и теплого. На что человек любой полагался? Жизнь, но не смерть. Природа нанесла за это учение недостаток в теле.

      41. Здоровье потерял, а окружил себя нездоровьем. Чему не научилась теория, чтобы заиметь у себя средства на это выздоровление. И не зародилось ученого человека, чтобы понять и сделать, чего мы в природе добиваемся. Что мы б делали, и от чего не простуживались, не болели, этого теория не добилась. А практика, независимая в природе, сделала живой факт на одном человеке. Мы не сможем сказать неправды в этом деле, чтобы мы сменили свой теоретический в природе поток. Мы с вами болели, болеем, и умираем с вами. Так зачем нам это будет надо. Нам нужно в этом жизнь. А мы получили в этом смерть. Этого, что сделала теория, практика не стала делать. А взялась за свое то, чего теория боится, с этим воевать. Уходит, в самозащиту  хоронится, в хорошее и теплое. Но природа и там живое тело находит и нападает, своими силами наносит нездоровье, от чего человек умирает. Практика этому возразила, не стала этого делать.

      42. Пошла за собой. За физическим в природе явлением. Чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление нервной центральной части мозга.

      Мы все с вами советские врачи по развитию, наша народная интеллигенция. Наш такой долг – изучать природу, понимать ее для того, чтобы она была полезная в жизни. Мы же люди в этом, да еще какие в природе. Нам хочется. Но чтобы дать, природа нам не даст. Это уже не наша людская мысль, которую мы имеем. И хотим, чтобы нам природа зародила такого мудрого одного человека, научила по-новому небывалому жить. Чтобы по природному закаляться в тренировке. Чтобы этот человек сумел так закалиться, как никогда. Сам в этом деле научится, и быть в этом наученным, как будет надо нашу вновь рожденную молодежь учить.

      43. Этому человеку надо людские права от всех наших зависимых людей, чтобы была ему помочь в отношении для  сохранения здоровья. Чтобы этот человек за свою сделанную работу не подвергался никаким режимом, который у нас для человека живого искусственно помогает. Этот человек не делал государству плохого, и не сделает нигде никогда плохого или вредного для самого себя и другого какого-либо человека, кроме как одного хорошего. Мы у него научимся только закаляться.         

      44. Нас с вами он научит, чтобы мы делали не вредное в жизни, а полезное, что нам даст окружить себя и быть закаленным. Мы не будем болеть и простуживаться. Что от этого всего может быть лучше. Этот человек в природе через свое имеющееся добьется, сам все будет делать. А раз он будет сам это дело делать, он и сделает в природе. Мы с вами этого тоже добьемся, никогда никак не будем болеть и простуживаться. Вот что нам этот человек даст. Мы с вами сменим наш вечно развитый поток. Мы с вами по теоретическому учились, а теперь по практическому. То мы с вами любили хорошие и теплые качества, а холодные, плохие гнали от себя. Это было не хорошо нам всем из-за этого поступка.

      45. А вот просьба моя ко всему народу, особенно ученым людям. Я народился в 1898 году, прожил немало. Много умерли, и умирают эти годы. Сейчас у вас прошу. Дайте мне волю. Помешать, я не сделал ничего. Только обещаю свое начатое доделать. А оно в природе есть самое главное в человеке, это тайна, которую я нашел, ею хвалюсь перед миром. Хочу правду сказать за само хранение клетки. Мое здоровое закаленное молодое сердце 25 лет человека. Кому надо нам всем зависимым людям низко поклониться за мою деятельность. Она мне указала того обиженного человека, кого обидела природа, наказала своими силами. Он перед нами обижен, забыт всеми. У нас нет средств  и того человека, кто бы этому делу помог. Вы меня простите за мою такую скромность. Она меня научила это сделать. Я это дело понял, изучил природу, прошу ее. Она мне эти качества дала и поручила это сделать. Я не молчу словами, правду говорю. 

      46. Не болезнь играет роли над человеком, а играет роли человек над болезнью. Я сам в этом деле закаляюсь. Прошу нашу молодежь, чтобы она взялась за это дело. Энергично проявила любовь и по просьбе моей делала то, что надо будет любому человеку, стать таким.

      Леонардо да Винчи художник слов итальянский так это когда-то сказал: «Проси у того совета, кто может одержать победу над собой». А победитель над врагом – я, выходил сердце, не боюсь его, не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого не было, не было моей жизни. Я один такой оказался в природе сохранитель, и хочу сказать вам, дети, свою правду. Мы это с вами должны сделать, от природы добиться, чтобы она нам не мешала, никакого ущерба в жизни. Мы, люди все, зависимые в этом деле. А одному человеку разрешим быть в природе независимым человеком, кто от себя прогонит очередь, и не будет ждать время такое, которое будет человеку в его жизни мешать. Мы эту неприятность прогоним и не будем ее у себя иметь как вредную штуку, которая наносит людям ущерб.

      47. Человек в природе не живет, а отмирает. У него в процессе рождается бессилие, он делается старый, не имеет у себя живых сил, отпадает в природе, как и не жил. Я этого не вижу и не хочу их потерять. Хочу их нам, всем людям живым, показать, что есть возможность, и нам всем можно сделаться такими людьми, как Победитель природы. Таким есть Иванов.       

      Солнышко я одно из всех, огненное пламенное ядрышко. Своими одними лучами – всех нас, таких у меня верующих.        

      Весь день напролет смотрят да мыслят, про другое совсем не подумаешь. Пришло в голову по вот этой дороге. Я маленький человек, своей ногой на камень крепко наткнулся. Со мной встретилась неожиданная стихия. Она не спала, а показала мои личные силы. Я был и при таком сияющем свете природой обижен.

      48. Мне не повезло в такой теплой, хорошей жизни. Погода стояла людская. Она не умолкала, ходила, смотрела на свою рожденную  небывало новую прибыль. Какая она интересная, живая, не понимающая. Что это за такое дело, когда не заходило за землю солнышко, было видно. Не хотелось глаза закрывать. А все хочется дальше увидеть, интереснее обнаружить. А наше солнышко взялось и скрылось на всю ночь. Нас, как живущих людей, заставило склониться  и любимым сном окружить себя. У меня как человека спрашивает сон. Почему ты такой неверующий стал. Ты и во сне не ходишь ногами своими, а летаешь, все равно как птица, и то не делаешь, что сделали люди. Их дело одно – дать дитю опять солнышко. Только не такое оно было, не с таким намерением.

      49. Мы опять дождались лучей, а они не такие уже были перед человеком, взяли да на голову повлияли. Человек не то почувствовал, а другое совсем. Он этому теплу, хорошему дню был не рад. С нами встретилась при таких лучах стихия. Она через голову убила человека. Солнышко не пошло на это дело пользой, повлияло, человек умер, не стало его.

      Человек я был этой причитающейся атмосферной в природе жизни. Сейчас касаюсь всего жизненного для всех людей дела. Мы для этого родились, произошли на белый свет из-за этого всего технического развития. Нас заставила природа, указала нам площадь земли, по которой наши ноги поползли. И стали в этом деле искать для существования этого всего, что мы, каждый в отдельности день делали.

      50. На этом месте, где мы облюбовали, стали жить да плодиться для этого. Мы у нее стали учиться, для того стали делать у себя оружие, то есть снасть, с которой пришлось нашему человеку. Хоть и тяжело это дело развивалось, а все же мы, этакие люди, огородились. У нас своя хозяйская ограда охватила это дворовое место, на нем мы дом свой поставили. С природы, с поля тащили, говорили: это все наше. А раз это наше, мы … все это делали. У нас росла система из одной землянки в другую более просторную хату. Она нас держала и давала возрастать и то делать. А мы прибавлялись и показывались более крупными видными строениями с одного начального, а тому конца не видать. Мы не смогли приостановиться, а заставили в этом всем деле помирать. 

      51. Но пусть это тогда при такой царской управе при самодержавии, нас мучило тогда наше незнание, темнота. Мы от любой нашей болезни теряли свое здоровье. Нам никакие особенности в этом не помогали. Нас природа калечила, не давала того, чего мы хотели. У нас, всех людей зависимых, кто поделился пополам на этой земле, одни сделались скептики ко всему старому, гнилому, чему верила история, Богову делу. Они пошли по своей дороге, силой физической отобрали у капиталистов. Рабочие руки стали сами землей распоряжаться. На свою службу в природе пригласили ученых для того, чтобы между людьми было легко. Стали делать машину, а к машине привод, снасть.          

      52. Поставили электростанцию, производство силой вооружили. Стали за землей ухаживать лучше и легче. Но другие верующие от этого дела не отвернулись. Стали с Божьей силой нападать и отбирать у тех людей, у тех мыслителей, которые говорили словами своими вслух, что в рабочих не выйдет ничего такого, что они захотели. Старались во всем им помешать. И сейчас находят выход какую-либо провокацию сделать. Но люди те же самые, между ними ученые с теоретическим понятием выступают, доказывают свое, а другие свое. Капиталисты с Богом воюют, с природой, чем Бог в этом деле не радовался.

      53. А коммунисты, социалисты – новые люди, без того, что делается на земле, не уходят. Стараются для себя сделать, чтобы им было хорошо и тепло. Все свои силы, всю свою возможность представляют в жизнь, делают машину, вооружаются. За эту землю, за это богатство, за источник, за промысел держатся. Делаются временными хозяевами. Живут в природе не плохо, а хорошо. Только не все люди распоряжаются людьми, а все одинаково мыслят за продолжительную жизнь. Ни капиталистам, ни коммунистам, и никакому простому человеку физического труда не хочется плохого и холодного, то есть умирать. Никто не желает так умирать, как ему пришлось в природе закончить свою эту тяжелую и мучительную жизнь.

      54. Мы с вами  все не гарантированы от этого всего, кроме только независимого одного пока человека, кто так не присваивает природу, и не говорит за свою землю, что она есть моя. Или мои недра с промыслами. Воздух, вода и земля – самые близкие родные вечно живущие, не умирающие друзья. Они никого не отделяют, не прогоняют от себя. А указывают всем людям свое место, на котором можно будет жить не так, как мы живем в природе, с оружием в руках идем искать жизнь. Мы убиваем природу, а свое пузатое тело огораживаем, заставляем на себя физически и умственно работать. Мы не жалеем энергии, идем на фронт, всякими путями приобретаем любую прибыль.

      55. Люди эту прибыль создают, и за нее между собой построили фронт. И друг дружку стреляет, убивает, и сильный у бессильного отбирает. Это делалось и делается сейчас, и будет оно делаться между нами всеми до тех пор, пока не сменится у людей их развитая зависимость. Она не просит природу, а заставляет ее, чтобы она в охоте давала свою прибыль. Когда только родится что-либо новое, живое интересное доходное, мы этим радуемся. А когда эта живая вещь уходит с колеи, то тут уже в людях скорбь, они этим моментом, этим делом остаются в природе недовольные. Люди бессильны в природе сами воевать и то делать, что они сделали в природе сами.

      56. Человек независимый в этом деле видит эту штуку на людях, делает сам не то, что делают в природе все люди, что неправда есть. Мы в природе ищем тайну, стараемся найти в ней жизнь, которую имеем. За счет ее приходится одно время прожить да повольничать, как мы родились и возросли, научились от природы отбирать. Это наше умение. Мы сами себя заставляем на это дело физически трудиться, и то возделывать, что нам вредно. Мы с вами тяжело через это дело живем. Не хотим с вами довериться независимому человеку, кто научился в природе искать тайну. А он нашел в самом себе, и хочет нам, всем людям, сказать: только в этом деле есть жизнь неумирающая.         

      57. Этому человеку не надо будет никакая особенность, которую приходится с оружием в руках добывать. Человека это независимое дело, он не думает с человеком воевать. И не хочет для этого дела учиться, чтобы для этого быть ученым. Оно не дает никакого реального результата. Мы с вами научились и то в природе сделали, от чего у нас много есть техники, всякого рода богатства и вооружения. Мы храним свою экономику умело. И хотим, чтобы мы в этом деле жили легко и хорошо. Но нам это в жизни не далось и не сделалось, кроме только одного от этого дела недостатка. У нас нет того, что надо в жизни. 

      58. Человек рожден в природе один-единственный между всеми людьми независимый от этого добра, этой истории, которая заставила всех наших людей приобретать на этом месте, на котором сами себя люди развили. Их заставила делать зависимость, с которой приходилось встречаться и провожать природные денечки. В них человеку приходилось и одеваться, и наедаться досыта хорошего, вкусного да жирного. А одеждой перед всеми хвалиться. Это такая человека жизнь в доме в тайне до указанного времени.

      59. Человек долго не красовался на свое лицо, он окружил себя старостью. У него тело не стало так работать, как оно до этого времени своим здоровьем красовалось, делалось и мыслило, и сердце больное билось. Человек жил, да и думал жить в природе долго. Этому человеку со своей мыслью не пришлось так воевать, так бороться, устало тело, потеряло силы свои. Ему не приходилось это все продолжать. Ничего не помогло, а только помешало. И не дала ползать по земле, и не увидел того, что будет в природе надо.

      60. Человек это я буду независимый от нее. Она не стала силами его удовлетворять, и этому зависимому человеку пришел в процессе гроб. Некрасивая дорога, плачут, проливают слезы. Но чтобы сделать то, что сделала независимость, у всех людей не родилось это. Они постепенно поодиночке ушли с этой дороги, а поступили на вечно развитую, не умирающую в этом деле? Люди думают, их поступок, их дело это непригодно к жизни ихней. Они не научились продолжать, не научились то делать, что в жизни будет надо. Мы есть люди общества, но не организованность наша.      

      61. Это человек, он рождается в природе, зависимо от нее. Его встречает воздух, вода обливает, а земля принимает ползать по ней. Для того он народился, чтобы жить и учиться, чтобы знать, по какой дороге надо идти, чтобы быть мудрецом в жизни. Таким человеком сделаться, как сейчас себя заставили люди все с природою бороться и от нее отбирать то, что надо человеку. А человеку надо очень много дел, которыми приходится заниматься, и делать дело, чтобы получился живой факт. Мы это делаем, творим в природе, но чтобы закончить, ни одному человеку не приходилось это начатое дело закончить. Как день природный, он новый приходит и уходит небывало в году... А другой начинается.

      Человек не родился для смерти, но ее в процессе заработал через жизнь. Ему хотелось хорошей жизни, но не плохой. 

      62. Само время в процессе его в этом деле тянет и хочет, чтобы человек со своим здоровьем одно время пожил, а другое умер. Чтобы от этого дела уйти, человек не брался, и не искал в природе той дороги, по которой можно легко человеку умереть. Он по ней желания не имеет, боится, что он в ней простудится и заболеет.   

    Оставаться без самозащиты и пищи да жилого дома, чтобы человек взял свои прежние силы и ими окружил себя, чтобы сделался таким в природе, как сделался я, Иванов. Не пошел по людской дороге, и не стал мыслить, и делать дело приходящее не собираюсь делать. Ибо я не нуждаюсь ничем никак нигде. Иду по дороге своей. По той дороге я пошел, по которой не боялся без одежды совсем оставаться и без всякой пищи, и жилого дома. Не уходить человеку оттуда, надо близко быть с природою, вместе дружить. Да по ней бег делать быстро.

      63. Быстроту у себя иметь для развития сердца, которое надо выходить, и за счет его жить, продолжать свое предназначенное время. Человек я один в природе независимый. Не имею простуды и заболевания. Живу свободно, не лезу на рожон. Мне большая слава. Я не боюсь врага. Победа за мной.

    Болезнь. Я или кто-либо другой в природе чем-либо заболел. У человек в теле зародился недостаток. Чувство не то стало, что было до этого. Силы мои пали, мне неловко. Бодрость моя показывала себя между всеми нашими людьми, кому приходилось крепко завидовать по части здоровья. А мое такое в природе зародилось, с которым приходилось на гору ступать. Я ни с чем не считался, дрался для того, чтобы эти вышки завоевать. Она была для любого человека невозможной, она лежала очень высоко. А надо было, и обязательно надо. В этом деле суть вся.

      64. Если мы только не достанем, нам природа откажет, у нас не будет того, что нам, всем людям, надо. Особенно средств мы не сделаем, человека на это все не найдется. Мы в жизни сами заболели крепко, у нас болит и кружится наша на плечах голова. Мы еще не жили, юношеское дело. Нас родители родили не такими. Мы энергично ловкие во всем. Нас в жизни покойная материальность с дороги сбивала. Мой ли товарищ близкий, он стихийно заболел. Мы у себя имеем в этом деле научную сторону медицину. Сейчас все меры применили этого человека убрать в такое сделанное условие. Мы эту систему без ученого врача не оставляем. Он у нас технический хозяин, у себя под своим командованием имеет достаточно. Понимает, как будет надо этого человека, чтобы было хорошо. На это есть коечка, палатка. Лежат больные в них разные. Есть введенная человека своя приблизительная болезнь.

      65. Она принимается так, как и все получают здешний свой уход. Человека привело с фронта в борьбе. Не в порядке ту, которую одежду сменили, водой горячей обмыли. Это человек попал  в другое, совсем не то. Врач его состояние принимает, на его развитие беседует. Другие какие-либо, чтобы иного характера питались найти. Болезнь наша принадлежит этому базу, где не один покойно лежит и друг дружку понимает. Люди есть не такие все, а с большим недостатком, который сами больные определяют. Что ему врач приписал? Технические устройства. Чем сестра занимается? Одного поит, а другого колит. А его какое действие, в которое больной попал. Он здоровье сам изменяет, ему не хочется здесь быть. У него не врача и не персонала, а свое рожденное – отсюда сбежать любыми шагами.

      66. Он делается на время здоровым, врача обманывает и берет свою прямую дорогу к дому. А там его она опять начинает трепать. Болезнь не излечима. Хроники лежат, и то получается, что делается до этого. Человек больной, он и был с мыслью своей больной, раз неудовлетворен. Ему надо, и необходимо требуется для тела то, что и нам с вами от природы. Каждый человек этим добром нуждается и в этом деле живет. Мы, люди все, разнообразно в природе растем и обогащаемся на своем месте. Все мы так хорошо делаем и качественно, но одного мы в природе не сделали для своего тела. Мы не сохранили в природе человека и не дали ему жизни. Родили сами, учили сами, рос он как, и не видели. Воспитания не дали такого, чтобы в деле получать не вредное, а полезное.                 

      67. Мы с вами от природы не получили любви. А пошли по тому пути, по которому все наши предки не отказались идти. Как было хорошо с природой вместе воевать на нашей родной земле, в воздухе, в воде со снастью, с вооружением, с чем легко потерял здоровье. Мы так жили, сами себя любили, и красовались тем, чем это надо. Мы хвалимся сегодняшней жизнью, говорим, нас природа встретила так, как полагалось. С первых начал нашей такой жизни приходилось в недостатках. Одного не было и другого не было, а жить было надо. Человек себя не жалел. И на земле, и в воздухе, и на воде он умирал, чего природа не хотела. У нее было две дороги: хороша и теплая, плохая и холодная.

      68. По одной все шли без всякой закалки, отмирали. А вот сейчас человек к 50-летию октября готовится, пишет про сделанное независимым человеком, закаленным в тренировке. Это не мы, все такие предприниматели, хотим человека для себя в помощь тяжелого труда нанять. Ему хорошие деньги заплатить за время труда. Когда он работает, делает, а когда у него происходит еда, он кушает и вместе отдыхает. Эта картина делается хозяину не в пользу. Хозяину надо, чтобы делалось дело и от него получалось, от рабочего великая радость. Он за свои деньги помогает экономику создавать. Природа так хозяина учит, чтобы другой человек со своим телом создавал хозяину энную прибыль.

      69. Человек от этого дела очень быстро и крепко богатеет. У человека растет прибыль в этом всем до одного. В природе есть два человека. Один дюже до этого жаден и скупой, чем не выигрывает, а проигрывает. А вот есть у другого человека на это дело душа своя да неплохое в этом деле сердце. Любит и жалеет человека другого, зависимого от него. А он зависим от нее, от природы. Мы такие все в природе люди. Хотим сказать: за то мы работаем, за что получаем. Мы для этого дела сами растем и прибавляемся в своем теле. Нас окружает наше сделанное богатство.   

      70. Мы, люди все, живем за счет не себя лично. Чтобы не пользоваться чужим, так не учила природа и не подсказывала, чтобы в эту сторону мыслить. Дорога одна лежит сегодня только и завтра больше. Отступать – это не мода наша. Мы живем не для того, чтобы не было ничего. Мы закладываем свои силы в природе, чтобы наше росло, двигалось вперед. Мы, такие люди, но не наша закалка, на которую мы, все люди, да еще ученые. Мы свое в природе хорошо знаем, к этому готовимся. А приходит это кипучее время, как мы спешим его не пропустить, а начальное сделать. Это у всех нас, мы без этого не живем. Пришло утро, раннее время показало солнышко.  

      71. Мы луп на него, уже мы поднялись и вчерашнее продолжаем. Не хотим знать, что это время небывалое новое, никогда не приходившее. А мы с вами начинаем то делать, что сделали за свою жизнь наши предки. К чему они в этом сами себя привели? К отмиранию. Жертву они сделали на самих себе в этом всем. Чтобы по закаленному быть, мы на это все не готовились. И не ждали у себя такой родившейся мысли быть в природе независимым от нее, это уже не наше. Мы все бессильные так оставаться без всякой такой прибыли или без всякого роста. Мы прибавляемся и растем, поднимаемся в искусстве, в том, что тяжело.

      72. Закалка не мы, все люди, есть. Ее не собираться и с собой брать в дорогу. Она не такая, как мы. Нам дай, чтобы не мало, а много. Но это много долго не живет. Умирало и умирает, и будет умирать из-за одного богатства, которое носится на живом теле. Мы являемся в природе раса, в жизни научились хитрить в природе. Ее никогда не обхитрить. У нее живые, а не мертвые свойства. Нас много есть, а он один в природе не такой, как есть мы все не закаленные. Он для того закалялся, закаляется,  и будет закаляться до тех пор, до того времени, пока людям свое докажет. Мы есть в природе ничто. Мы являемся продуктом за то, за что мы делаем. И все мы творим в жизни своей. Для нас будет хорошо.   

      73. А для природы будет плохо. Наши люди отыскивают в природе хорошие качества. А им навстречу идет плохое, от чего за их сделанное не отбиться. Люди для этого жили, и они с хорошим для себя хорошее делали, что и было в жизни интересно заиметь. Разве человеку не была хорошая местность, им самим избрана для того, чтобы там приходилось на этой земле жить да дела хорошие для себя лично делать. Люди видели и старались такое хорошее заиметь, от чего никому не отвернуться. А надо за этим гнаться и крепко не отставать, что в людей уже было. Оно есть, и будет окружено. Я – это хорошая штука, чему надо будет сказать со стороны всех живущих людей. Они сделали и для этого делают.

      74. Они очень крепко об этом деле говорят. Для них это будет в природе понятно, что этому человеку приходится хорошо самого себя представить. Чтобы такие люди между людьми жили и не забывали об этом сказать через это дело, через такую хорошую погоду. Она это сделала или так делает. Одно прекрасное время стал для этого дела мелкий дождик моросить. А ветерок южный с Черного моря неплохо подувал и делал в природе не сухую землю, а мокрую. В это время что было с растущей зелени, то есть травы. Давала атмосфера  вперед ходу и не останавливалась перед этими людьми, которые не на одной своей местности закладывали свое то, что имели. У него для этого растились живые силы. Он не кланялся никому через свое счастье.

      75. Мы не хотим у себя видеть такую плохую вещь и от нее отбиваться, как непригодной стороны. Нам хотелось, и крепко, в этой местности не одни силы заиметь. У нас, у людей, разрабатывается такое хорошее желание такую ввести жизнь, которую ни один человек не стремился и не имел, чтобы в этом деле приходилось легко и хорошо, чтобы было для жизни не плохо, а хорошо. Так зависимые люди все время жили, богатели в этом деле, но не пришли к завоеванию одного для всех здоровья, которое не желают у себя его держать, а передают его всем. Будь добр и милостив, проси, тебе все дастся. А мы тоже просим. И хотим, чтобы нам природа давала.

      76. Разве мы с вами, все наши люди этого хотели? Они сроду не искали в жизни, чтобы ему было плохо. А всегда человек в природе искал, ищет, и хочется ему найти обязательно хорошее. Но, в конце концов, ему приходится закончить свою жизнь плохой смертью и холодной. Этого желания ни один человек у всех людей не стремился заиметь. У него на это не рождалась мысль, чтобы сознательно взять на себя такую штуку, которая бы была плохой, как закалка тренировка. Она не побоялась природы, она не стала предков слушать, чтобы жить по их размышлению. А взяла да пошла по той дороге, по которой надо было людям давно пойти. Но их это дело не касалось. Они жизнь в этом искали, а нашли в этом деле неожиданно смерть, ею огородились.             

      77. А закалка эти силы заимела, не уходит от природы такой нехорошей.

Говорит закалка нам, всем людям. Мне не нужно хорошая местность на земле. Мне не надо чистый воздух и чистая вода, да не надо никакие недра с промыслами. А мне надо жизнь человека, чтобы мы, люди, не простуживались и не болели. Это самая в жизни красота. Я никакой не ученый, не техник, не инженер, никакой профессор, в этом деле простой обыкновенный человек нации русской. А практический в этом человек. Не мешаю ничем государству, а полезное создаю людям. Это мое самое главное, за что жизнь имею. Ваше имеющееся не беру, а свое не упускаю, что и нужно будет всем людям. Кто только захочет по этому делу жить, ему откроются качества.

      78. Папироска – в природе жизнь неплохая. Ее сделали для себя люди. У них проявилась в этом деле большая и любимая охота, Зародилось в голове это прекрасное для всех людей давно. Вспомненное людьми слово долго держалось у себя практически. Но чтобы так произойти, как это получилось между нами, мы не сразу сделали эту искусственную вещь папироску. На что мы немало потрудились, пока у нас в руках оказалась наша в запахе с табаком, и сделанная из хвойного леса бумага, много сортов. И на это заложили ум теоретический. А труд мы сами на это счет положили физический. Никто об этом деле так не скажет, что это вещь или такая штука, над которой не один день приходилось мозговать, думать человеку одному, в чем мы имеем.

      79.  В наших людях начинается делаться так же само, как разводился на этот счет табак. И мы с вами начали на нашей земле делать не с одной лично кружки воды, которую мы в таком месте набрали. И принесли эту воду, чтобы полить нашу причитающуюся посаженную с зернышка рассаду. Она в нашем воздухе стала красоваться зеленью. Мы увидели перед собой не одну эту начальную в растущем виде  рассаду, а очень много. Это не так все было для этого сделано – продумано, нашлась под это дело площадь этой земли, на которой мы сделали не одно.

      80. Мы эту вещь развили, и не в каждом месте этим люди занимались. Весь год напролет к этому делу готовились, большую силу для этого держали, чтобы на этом месте увидеть урожай плантации. Мы хорошо знаем дни эти недели, их для этого дела встречаем. Физически делаем. Обдумано нами план, чтобы не ошибиться в природе человеку и не сделать  самому себе плохую в жизни, случайно сделанную в природе вещь. Она заставляла. И делали, и сделали эти люди на этой земле хороший урожай. Созревал он нами, всеми людьми. Хочется такое задуманное дело, которому найдено место, и введено дело на этот счет. Мы думали, а оно само сделалось и получилось на этой прекрасной грунтовой по климату земле.

      81. Это не какое-либо перед нами дело, а табак. Мы его сами вырастили на вот этом месте, да еще как умело. Мы без этого всего развития не получим в природе такую сделанную нами прелесть папироску, которая нам дала свое время руками сделать. День пропускали, ночь встречали, и так мы одного не нашли, а папироску  сделали. Она не одна, а их уйма, очень много. И все не из одного сорта и не из одного запаха. Мы это не на одном климате, а люди старались в этом всем трудиться. Они века прожили в жизни, а чтобы задались все цели и не стали мастерить в этом месте эту папироску. Она нас вовлекла крепко.

      82. Мы с вами не знаем вечно растущую зеленую травку. А между нею сам лично человек  со своей силой ступает по земле. Все люди это делают, находят в природе то, что в жизни от этой папироски сделалось вредно. Мы заинтересованы, и хочется лучше от этого сделать. Наша цель не одну папироску сделать, перед нами стоит фронт с разными делами. Мы в этом есть люди не такого в природе порядка. Нас за это бьют и хотят нас в этом деле как таковых предотвратить. Наш такой считается между всеми людьми такт. Работаем мы на вот этом прекрасном месте. Нас с вами ведет это все наше, как это все у нас получается остро, и так любезно окружили себя.     

      83. Наша природа не велика свое сказать. Мы люди такие все перед природой, хотим на это все сказать, какие герои сделались на вот этой земле ползать. И то мы делаем, что нам в жизни вредно. Наша эта папироска нами тянется, и мы от этого всего падаем на этом месте. Нас природа своим поступком гонит от себя вон долой. А как не хочется с жизни совсем уходить. В природе такое делается, и будет в природе между людьми делаться через этот поступок, через одну маленькую папироску. Она первая начальная в этом деле. Мир – это наши люди, которым приходится завоевывать в природе жизнь через борьбу, через войну в хорошем физическом труде.     

      84. Хоть и тяжело человеку это делать, но зато он в нее вовлекся. Ему надо природа, а в природе источник. Он его нашел, с него сделал дело, живой факт. А это есть природа. Она родила на время. Человек не удовлетворился. Взял да пошел по своей протоптанной дороге. А она началась с маленького, с начального. С иголочки, из гвоздика и молотка, топора и пилы. Да огонь с водой применено для того, чтобы не было перед человеком не развитие, которое человеку показывает свою природную дорогу, по которой шли и искали для того, чтобы жить и пользоваться правами всеми в природе.

      85. Она для этого дела родилась в природе одна из всех людей, которые не захотели по этой дороге идти, по которой следовало. Мы с вами по-своему по историческому учились, и делали в природе так, как нам ежедневно хотелось. Наше для этого желание. Лишь бы человек наметил и разумно стал делать, он сделает и хвалится перед всеми. Это бывает один раз, и здорово. А когда это появится много, уже большая привычка. Она долго между нами не живет, уходит с нашей колеи. А вот наша небывалая в жизни закалка родилась для того, чтобы по-новому жить.

      86. Что я таковая есть эта закалка? Мы с вами, все люди. Моя эта закалка, она рождена в свое время, которое для жизни надо будет для нашего человека, кто должен знать за свое все то, что делается между людьми, которые не хотят умирать, а фактически между ними происходит. Мы не хотим болеть и простуживаться, а получается как никогда не то, что думается всеми нами, людьми, которые жили в природе зависимо от нее. Людям не один требовался в жизни воздух и не одна вода с землей, которая служит людям источником.   

      87. Где человек вооруженный ищет жизнь, хочет, чтобы она была такой, как ему хочется. Ежедневно делать то, что делают в природе все наши люди для того, чтобы человек в жизни не был таким человеком, у кого нет того, что нужно будет человеку. А у него нет того, что имеют другие люди. Ему тоже хочется, он тоже на это желание свое имеет, чтобы в человека не в одного, а во многих людей это все развивалось, как сейчас в людях делается. Теперь у них одежда красавица, на их телах прахом исчезает.

      88. А также во внутри киснет пища. А задыхаешься в стенах, на тебя влияет атмосфера.

      А закалка-тренировка, она так не живет и не жила, как наши люди в природе на своем месте растут. У них ихнее прибавляется. Они без этого всего, что есть в нашем человеке. Он не одно такое место у себя имеет, на чем ему приходится не сидеть. На этом месте со своим телом человеку приходится вставать и ложиться. И к тому порыться своими руками, находить. Обязательно надо что-то для своей красоты  своего тела надеть. Мы привыкли, чтобы на нас это делалось. Плохое мы от себя гоним.

      89. У нас такое понятие между людьми происходит. Мы без этого всего оставаться в жизни не сможем. Место нами избрано для того, чтобы плохо не жить, нас история к этому не ведет. Хоть один день, он мой таким проходит, я радуюсь. А вот закалка не такая. Человек такой же самый, как все люди, со своим органическим телом. Только не с такой мыслью, приходится не на одном месте жить. Как мы, все люди родившиеся, на своем месте развивают свое имеющееся богатство, которое требуется любому человеку хранить и возвеличивать, чтобы в людях это было. И обязательно в людях будет.

      90. Разве не видать было раньше или сегодня, что же делать? Между такими людьми зародилась закалка-тренировка, другая дорога, не такая она, как у всех людей. По природе она прокладывается из самого уютного места. Мы на нем определились и хотим неплохо жить со своим развитием. Мы имеем землю, мы имеем воду, мы имеем воздух. А к этому живое и жизнерадостное, снасть. Особенно лошадь, эта природная сила; корова, которая рождает в природе быка силача. К этому оплодотворитель. Скот: овца, свинья, коза, что и делает ценность. Сохраняется как свое добро. Эта ценность – экономическое значение, в котором люди живут и правами собственности величаются.

      91. Мы, они говорят, сами это сделали и нажили в природе трудом. Нас природа в этом деле одарила. Дала свои все возможности обогатиться этим. Мы в природе воюем, боремся. Находим по дороге маленькое, а выхаживаем большое. На это все мы смотрим, как на свое. Никто его не находил и никто его не присваивал в жизни, кроме меня одного. Это мое найденное и присвоенное, никто не имеет права. Так закон гласит. В природе мое – это ничье, кроме одного хозяина. И на это все находятся силы ума человека, которым вооружается и начинает об этом чужом думать.

      92. Сильный отбирает у бессильного то, что у него есть. Попробуй ему докажи, что он в этом неправ. Люди для этого дела вооружены и приспособлены свое дело делать. По истории так это ничего не проходило, чтобы было в жизни даром. Тяжба происходит между людьми за свою экономику, больше от всего за мать землю. Она имеет богатство, дает человеку большой простор, за что люди людей гонят в бой. Там жалости нет. Один развит убийственный момент, которого люди создали между собой. Это война, убийственное дело для всех наших людей. Они живут в природе, они и делают в природе, и убивают в природе.

      93. А вот закалка этого не имеет и не хочет, чтобы кто-либо это делал. Мы с вами в этом всем крепко ошиблись, у нас на арене взялось оружие. Мы его сделали для того, чтобы в природе человеку сделалось легко и прибыльно, в чем люди начинают богатеть. Мы в природе делаемся богатые в жизни из-за прибыли. Нам природе это дает, мы получаем. Этого закалка у себя ничего не имеет, и не хочет у себя никакого богатства в природе иметь. Все это не свое собственническое, значит природное. А она – это не люди, а естественность, которая нам во всем дает наше хорошее. 

      94. Разве мы, все люди, на нашей земле, на вот этой местности не старались жить в этом деле хорошо. Нет такого человека, которому не известно стало это хорошее. Оно видно издалека на человеке и в человека, да в том, в чем сам человек живет. Он на этом месте сам себя никак не жалеет, и не будет перед этим делом жалеть. У него такие силы, такая воля это делать. А в деле в этом приходится человеку ошибаться. Люди хотели, чтобы меж ними родился такой герой, как вождь одно время себя показал за построение нового социалистического государства, в котором сами люди должны управлять. И делать то, что сами люди нашли, открыли, и сами сделали вооружение.  

      95. Закалка мыслит не об этом деле. У закалки свое рожденное сознание ко всему живущему, что есть на земле. А кроме человека одних людей, которые идут один за другим вслед и показывают все найденное другим то, что мы с вами развили. И шагаем, как шагали по земле. Вот что нам сделал Ленин – наше незнание, мы от чего умираем.

      Закалка человека говорит нам новое. Разве это развитие наше такое, в ком мы одно время пожили да крепко подумали, а свое дело недоделано нами, ничего не сделали. А само время такое пришло, и сейчас эту закалку нам представляет, только в хорошем виде. Особенно на нашем человеке, на том человеке, кто это делает.   

      96. Разве нам эти люди, кто сейчас недоделал этого дела, на нем сидит, как какой-то человек, от него ждет чего-то? Мы хорошо знаем за это дело, оно и раньше такое было, оно осталось и сейчас. Другого нового нет между нами. Мы и сейчас, и раньше этого у себя в природе не имели, и не хотели у себя иметь, как закалку, как новое никогда не бывалое. Как у нас рожденный есть человек, который не посчитался ни с какими особенностями. Бросил в природе свою, всех людей очередь, и не стал по-ихнему идти. И не стал по-ихнему думать, и то решать, что мы, люди, своей мыслью решили. 

      97. У закалки много есть другого, и обязательно небывалого, нового. А в людях все происходит старое. Мы это сделали в природе, то, что нам мешало и все время мешает, и будет своим этим поступком мешать, ибо природа этого не любит. Кто ее качества не любит, а берет и свои качества потребляет для того, чтобы человек со своими качествами не жил и не трудился, как он трудится на это время для того, чтобы ему природа не переставала давать. У человека такая рожденная мысль для того, чтобы придумывать.

      98. Между людьми и природой расположилось такое дело, изложенный в этом деле фронт. А в этом фронте люди одни для себя выигрывали, а другим приходилось свое последнее отдавать. А в закалки-тренировки дорога, ее не боятся и не страшатся в этом деле. Быть своим здоровьем уверенно в те свои пришедшие дни, которых мы с вами уже провели. Только не так, как все время проводил наш исторический предковый человек. Ему пришлось меньше в природе жить, и то он делал, что все люди старались делать. Хорошего в жизни люди все не научились и не делали между собой в природе. А сейчас стоит вопрос: в этом деле надо будет учиться.   

       99. И не ждать так у себя такого времени, с которым приходилось согласиться, и этому времени надо будет кланяться, как поклонился ему бессильный человек, которого природа обидела и положила его в койку. Люди ежедневно руки моют с мылом, они готовятся у себя сделать порожний стакан для того, чтобы его наполнить чем-либо не плохим, а хорошим. Мы привыкли наливать, что сладкое да интересное, от чего человек бывает не такой, как все. Люди от этого дела напиваются пьяными до неузнаваемости. Люди людей в это время своим здоровьем обижают.

      100. Разворачиваются и бьют по лицу кулаком. Это уже их драка, хулиганский поступок. Люди без этого порожнего стакана мирно не прожили, взяли да побили друг дружку. Вина вся в этом стакане. Если бы мы не брались за это и туда не наливали спиртного, мы такими не делались и не обижали друг дружку. А то наши головы в это время сделались понимающие, и в это время мы делаемся сильными, энергичными людьми не на хорошее, а на плохое. Люди видят людей таких, у них учатся не хорошего дела, а плохого.

      101. А в плохом дюже холодное. Не обогревается тюрьма или больница.

      Человек чужим воспользовался, а концы не схоронил, его поймали, создали дело, осудили, наказали. А болезнь зародилась на здоровом человеке, кто не думал это получить в природе, а она сама его накрыла, свои силы ввела. Человек без больницы не остался быть здоровым человеком, заболел. Ему принадлежало лечь в больницу, как таковой больной. У него одна на это больничное надежда, или же жить, или же умереть. Больница имеет у себя две дороги. Одна ведет человека к жизни, другая – умирает человек.

      102. Так лучше надо будет жить! А мы по закаленному  не научились жить, и не лесть на острый рожон, не делаться преступниками, и не быть больным человеком. Для этого надо в природе заслуги заиметь, чтобы не попадать и не ложиться за то, что сделал человек свое нарушение. И никогда не болеть. Я, говорит закалка, такая в жизни есть. Мне не надо чужое, чтобы им хвалиться. Я зависимым не собираюсь делаться. Не хочу я так думать, как люди думают все об идущем времени. Которое кто его знает, где, а мы к нему готовимся делать. Мы не знаем, каким этот день к нам придет.

      103. Думаем и очень крепко считаем, что нас природа не обидит за наше все то, что мы сделали для нее. Она не хотела бы, чтобы мы такие люди один перед другим человеком спешили, бежали вперед, захватывали это причитающееся место. И на нем надо было сделать то, что надо будет сделать в жизни. За землей ухаживать, грядку делать, чтобы посеять зерно и вырастить в природе урожай, чтобы много было из этого зерна. Мы делаем то, что делаем ежегодно каждый раз. А то, что будет надо делать, мы делаем.            

      104. И будем сами делать не порожний стакан, который приходилось одно время чем-либо наливать. А мы смотрели и выводили итог своей мысли. Она нам, людям, не как закалка производила у них то, что не следовало перед нами всеми показать. Закалка нигде не хоронится, а как была до этого, и буду такой как никогда. Закаленный не боюсь я дня, не страшусь времени. Шла, иду по этой дороге. Хочу сказать всем людям: это дорога, по такой изложенной дороге очень трудно будет проходить. Ибо с хорошего в плохое, с теплого в холодное люди все шли вооруженные. Сами себя защищали от такого тяжелого дела, от которого все люди бегут.

      105. У них есть свой свойственный в природе недостаток. А мы его не сможем изжить легко. Это дорога, этот путь, по которому все наши люди проходили, и они всегда свои дни проходят к хорошему с хорошими. А когда плохо для человека, он в три гибели гнется. Ему хочется самого себя спасти, ибо человек живой энергичен со своим телом, со своими силами окружен. Хочется ему так в природе прожить да промыслить в природе, и сделать свое то дело, которое перед ним еще не стояло. Природа нас всех знает хорошо, и их гонит в бой с нею воевать. Природе не хотела, чтобы люди это делали.   

      106. А в самой нашей закалки такое дело есть в природе. Она научилась, как будет надо, чтобы себя лично сделать, чтобы человеку в жизни его легко всегда было. Закалка-тренировка – это не все такие люди, у которых приходилось учиться, как они сами себя заставляли по дороге идти. И для себя они находили то, что было в жизни нужно. Мы от этого не отвернулись, а больше заставили себя по этому месту искать. Это наша в этом всегдашняя привычка, она у нас с первых дней стала делать свое дело, в котором все по этому делу люди учились. Их необходимость учила, чтобы они сами себя вооружили и шли на фронт в природу. Их дело сначала был камень, чем люди стали животного не ловить, а камнем убивать.

      107. Это все считалось для этого первого человека, стала делаться и одежда, и пища, чем приходилось ему одно время пожить да этой красотой похвалиться, что он оделся в чужую шубу да чужим куском наелся. В природе человеком это все медленно развивалось в условиях своих. А мы, люди, это все на себе развивали и хотели, чтобы между нами это все происходило.

      А закалка-тренировка не это сама думает. Как же так, что люди наши начали свою жизнь из самого начала? У них мысли почти никакой не было, и не делалось в этом никакое дело. Как же получился живой в этом факт?           

      108. Сами мы этого добились, что у нас это все сделалось. Мы в процессе все это получили. Нам природа не возразила, взяла и обогатила этим добром. Разве это плохо для нас, таких вояк и борцов в природе. Мы это дело сами соорудили. Оружие, снасть сделали с природы. А потом ею поделали, постреляли, и в этом деле сдались. Мы потеряли в этом деле свое здоровье. Природа наши манеры, которых я, сам человек,  сделал, она не уважает и не хочет, чтобы такие вооруженные в природе люди были. У них мысль их тянет туда, куда это не следовало. Закалка говорит: а почему это мне приходится так жить, как живет сама природа? Она хочет, чтобы в этом всем человек не умирал. 

      109. В ней лежит дорога одна для всех нас. Мы эти качества не испытываем. Мы их ждем и хотим дождаться не такими, как для нас идет весеннее время. Оно между нами в природе расцветает и хочет нам представить свои начальные силы, чтобы мы ими были в своем труде рады. Мы для этого с вами трудимся и хотим сказать. Это все наше начало. Мы с вами начинаем по земле топать, то есть ходить взад и вперед, да продумывать как никогда. Хочется нам, чтобы природа дала нам свой обильный урожай, на что всегда человеком думается и делается, чтобы было. Мы поэтому и трудимся, и хотим, чтобы у нас было.

      110. А вот закалка-тренировка, она не делает сама то, что делают все люди. У них одно – воевать и воевать, то есть наступать на природу. Так это делалось, делается из самого первого дня рождения весны. Она нас всех приучила о ней думать. И мы все делаем то, что ежедневно мы делали. Наше дело такое, надо из дома выезжать в поле для того, чтобы там поухаживать за землей. И там посеять зернышка для собирания людьми урожая. Мы это не закалка-тренировка, которая поделилась со всеми людьми и не хочет по их дороге идти. Мы так не учились и не хотели, чтобы наши люди пошли по пути ее. Она звучит на всю вселенную, на весь мир и всю природу, которая нас кормит.  

      111. У закалки один человек этим занимается. В ней является сила и вся возможность, как у самой природы. Она учит человека и ему дает права для того, чтобы человек не был такой, как он есть сейчас. Он не сможет обходиться без воздуха и воды да земли. Ему надо будет источник, он без этого источника жить не сможет. А вот закалка, она говорит и не думает так, как думают наши все люди на сегодня оставаться. Мы без способа не умеем жить, и не будем так готовиться, как мы ежедневно делаем, как никогда. Говорим, как это надо сделать, чтобы на этом месте в это время ухватилось за землю живое.

      112. Мы это делали в природе, мастерили из природного сырья эту живую вещь, на что были приглашены ученые, чтобы они у нас сделали то, что следовало для нашей жизни. Мы с вами в природе не получили для себя удовлетворения в жизни. Нас с вами мучит время. Мы с вами для этого дела, что делается в природе, не пробовали учиться или браться за это дело, чтобы от людей это сбыть, чтобы наши люди эти возможности в природе заимели. А они есть, их надо поискать умело.  

      113. Разве маленькая есть природа со своими такими днями. Мы с вами их меньше встречали, чем приходится их встречать. Мы не умеем и не хотим браться, крепко боимся без ничего оставаться. И не хотим  природу мы любить, с вами говорим: зачем надо бедно и плохо жить, если есть большая возможность в этом деле все делать. На это надо здоровье, а мы его в процессе потеряли. Какое наше людское в этом деле горе. Мы этого времени сами дождались, нас оно обидело, не захотело, чтобы мы жили и это в природе делали. Наше это все сгубило.

      114. А разве без этого в природе нам, таким людям, не оставаться? Мы одно хотим то, что природе невмоготу. Она от нашего поступка терпит. Ученые люди со своим знанием не захотели эти качества искать, чтобы не воевать, не бороться с природой. И не делать для людей эту зародившуюся цацку, или эту машину, которая потребовалась человеку для замены своего здоровья. Ученые не пожелали своих сил, и всю возможность представили. У них развился их мозг на это дело. Они для этого сырье нашли, производство в труде поставили, и стали частичную деталь делать.

      115. А потом научились складывать и делать машину. Сперва сделали паровую для транспорта по рельсам бегать. Этого мало. Ученые пошли на то в людях, своим мозгом они стали переконструировать из малого в большое. Рельс заменили, на тяжеловесный поровой компаунд сделали «Щуку» и эховский, а потом «ФЭД» и «Иосиф Сталин». Один, два ввели тяжеловесные и быстроходные поезда. Вагоны построили такие, которые были надо. Корабли дальнего следования ввели разного типа. И по земле проложили для машины для мотора асфальт для удобства. А в воздухе самолет. Все это делали руки человека, ум думал, и сделали привод.

      116. Так на реке загатили греблю, построили за счет воды электрическую станцию, провод по столбам проволокли и ввели привод тока. Вся эта способность дала ученым хвалиться в людях, что они это сделали. И у себя ввели химические свойства, такую промышленность, которая стала нам, людям, делать новую изготовленную продукцию, как … и мануфактурную. Словом, химия вмешалась со своим добром и людям, и в машину, и в сельское хозяйство. Для того химия введена, чтобы человеку была возможность что-либо такого делать в своей жизни, чтобы было, из чего делать.

      117. Химия – неплохая вещь в жизни человеческой. Ученые по экономическому делу сделали в природе очень и много, и хорошего для того, чтобы жить хорошо и тепло. Ученым надо сказать спасибо за все ихнее. Ученые свою деятельность проложили в космос, полет ракетам на Луну. Мы это видели и хотим сказать: это живой в природе факт. Это все сделали наши ученые люди. Их заставила сделать природная зависимая сторона, этим делом огородиться. Мы, люди, по-старому не стали жить, а по-новому, по-ученому зажили. У нас стала одежда как одежда, а пища как пища, и жилой дом, как это пролагается нам то, что будет надо, сделать. Есть машина, она человеку умело во всем помогает. И поможет, если только он оседлает ее и заставит, чтобы она делала то, что надо ему.

      118. Она сделана по уму человека. А вот если бы машина взяла и продлила человеку жизнь. Если только не возьмутся люди у себя за закалку-тренировку и не начнут с нею заниматься, то в людях ничего не получится. У людей как не было стойкости в этом деле, так и не будет продолжения никакого. Мы, люди, как находились в этих условиях, так мы и будем находиться, ибо мы от природы так зависимые.       

      119. Работу несем тяжелую. Это не наш тот день, которым мы, такие люди, заинтересованы. Свое крепкое желание они имеют личной хорошей красивой одежды. Она свою форму всем остальным живым людям показывает. Мы, такие люди, на этом месте, где мы определились. И на нашей этой земле этого места посадили разный фруктовый сад. Мы за ним ухаживаем, и молча с ним разговариваем. А думать о будущем, не перестаем на это все надеяться. А время не стоит, а все по земле оно так движется и быстро себя меняет.

      120. Сегодня показало без всяких тучек, а чистое яркое небо принимало себя перед нами. Мы были этим рады, и хотим сказать за наше посаженное плодородное деревцо, которое себя поднимает и свои отросточки расширяет. На этих отдельных растущих росточках, на каждом родившемся листочке проскальзывает белый цветочек. Он для того сам себя развивает, чтобы была ягодка. Особенно зародившая первая наша для нас вишня. Она нам сначала не такая, как это полагается. Мы ждем, дожидаемся. А когда эта самая ягодка свою красоту покажет и заставит человека ей со своим аппетитом поклониться.     

      121. Это наша такая умелая и быстро делающая рука. Она для нас всех очень красивый уклад и на приготовление разных блюд. Люди это делают, они без всякой зрелости никогда не обходятся, с чего всякую пищу приготавливают. Сами себя в этом деле досыта цивилизовано кормят. Ну и время такое перед нами настало, мы его дождались таким, как оно есть в этом месте. Да в саду этом чего только здесь не уродилось. Мы не на одну красную маленькую обильно зародившую ягодку смотрим, а загадываем своим умом сделать. Мы видим сливу, и не отвернулись от разной культуры, выращенной груши или яблока не одного сорта. Есть много зародивших и душистых.

      122. Слышно по всей этой местности, чем все люди заинтересованные это все иметь. Но не у каждого человека эта картина расстилается. Люди не все одинаково живут. У них есть одно и другое, а за третьим гонятся, никак они не догонят. На этот счет мы, все люди, в это время так хотим, чтобы у нас свежина окружала. Мы сами хотим, чтобы наш стол никогда таким не стоял, чтоб на нем не было одного и другого. Люди для этого они живут. Эту красавицу выхаживают, берегут ее тело. А потом не за горами такой день для этого дела приходит. Мы всей семьей не должны отказаться от своего аппетита, и то мы прибираем, то есть едим с охотой своей. 

      123. Хотим природе доказать, это люди делали и сделали. Ничего мы не сделали полезного. Мы родились для этого, чтобы жить и мыслить об одном деле, а за другое не забывать. Мы такие люди. Раз начали делать, должны закончить. А мы одно начали, а за другое беремся, готовимся, все свои силы закладываем, и умы свои все сосредотачиваем за целый год. Такое дело на нашей земле хотим сделать, чтобы было чем возможность жить. Всю на это технику и снасть в природе представили. Мы должны это сделать. Наше одно – дождаться дня, в нём чтобы не заболеть. И быть всегда здоровым человеком, это такое наше желание. А природное свое. Природа – это не люди наши. У них своя мысль, а у природы своя.

      124. За счет природы люди живут. А природа говорит нам, людям. Чего вы лезете ко мне? А у меня дел для всех вас хватит. Без кого вы жить не сможете. А какое дело мы не сможем сделать. А ошибемся в том деле – гибнем. И мы будем гибнуть из-за нашего незнания. Что нас мучило и мучит со своим делом, которое надо сделать. А мы недоделаем, думаем сделать, нам условия не дают. Природа не разрешает. Будет нас наказывать своими … силами. Мы заболели, болеем крепко. Но средств на это не нашли. Не умеем помогать людям больным, забытым всеми нами. Такие люди были, они есть, и будут между нами. Мы им ничего такого в жизни полезного не сделали. Умирали и умираем, и будем умирать в нашем незнании.  

      125. А земля для людей есть наш великий источник, о котором мы, люди, много думаем, и за его условиями гоняемся. Хотим мы сказать, как за какую-то местность, на которой мы и поселились со всеми своими силами. Мы без того, что делается у нас, не искали для этого дела дорогу. А своей индивидуальной собственной окружили себя. Заимели в своем дворе то, что нам нужно в жизни. Мы с вами приобрели, хотим, чтобы наше все имеющееся было у нас и жило до того времени, пока оно нам будет надо. Мы с вами люди, да еще какие люди, в природе делаемся дельцами. Учимся мы в ней, делаем для того, чтобы это дело дало нам живой факт.   

      126. А разве нам не видно, или мы не делам для того, чтобы у нас было видно в природе издалека. Мы ежедневно каждый раз начинаем, и это начало делаем на земле. Ставим какую-либо такую вещь, особенно заводим мы живое жизнерадостное, это скот. А мы его стадами растим. И возделываем землю. Для того мы ее готовим, чтобы на ней через некоторое время получить в труде урожай, что нам и дает то, что мы видим. Особенно в людях это дело делается. Мы, люди, все делаем, у нас, всех людей, получается. Дома растут по возможностям, их люди для самих себя делают, и они будут дома делать новые, конструированные. 

      127. Этому конца края не видать, и не будет его сроду, чтобы люди закончили.

      Я, закалка, не такая, как все люди. Делились между собой за землю, за природу. Брали слово свое и говорили в ученых, что мы такие люди, для кого ничто это не будет стоить в природе.  Сделать для своей жизни человеческой небывало новое государство, в котором люди сами возьмут силу и волю свою в этом деле. И начнут сами делать то, от чего они получат в жизни легкое. В людях перестанет вместе быть их большой недостаток.

      128. Они в природе раскроют залежи, окружат себя сырьем, начнут делать деталь не так, как было до этого дела. Человек коллективно жить научится, и каждую деталь начнет для машины делать. Скорость увеличит, и тяжелые все введет качества, заимеет в сторону хорошего, теплого. Закружится быстро и удобно колесо. Мы сами в этом деле похвалимся да и скажем: вот мы какие этакие люди, заставили сами себя не такими быть, как мы сейчас со своим учением оказались. Мы стали делать то, чем одно время удовлетворились, заимели у себя такую волю.

      129. Лишь бы наметили, чтобы на этом месте. Или такое расстояние мы с вами на этом колесе на этой машине проскочили, и там свой исторический след сделали. Мы научились там бывать, и то мы делаем, что будет для нас надо обязательно сделать. Наша мысль заставила в природе так ловко вооружаться. Мы заимели у себя на это дело снасть такую, лишь бы только начать что-либо делать. Мы, люди, можно сказать, старое дело все делаем в природе на земле. Знаем хорошо грядку, хотим, чтобы это место нас, этот год в нашем труде обогатил прибылью, в чем мы так и обогащаемся, и делаемся богатыми людьми.       

      130. Не такими, как ты, этакая есть закалка-тренировка, которая не хвалишь людскую жизнь. А себя в природе показываешь не такой красавицей, как люди сами себя заставили везде и всюду показывать, что им на веки досталось быть героем в таком обществе, в котором выпало ему такое счастье. То он в природе сделал, что будет по развитию человеческой жизни обязательно надо. Человек живой, живущий на белом свете, все свои силы кладет, от плохого уходит. У него на это нет своего такого желания, чтобы сознательно окружить самого себя, как окружила закалка.

      131. Мы так не хотим жить, как себя заставила закалка. Она нашим не радуется. У нее такая зависть, какая есть у нашего людского миллионера, кто обогатил сам себя меж нами средствами. Он делает за деньги, у него сила есть – это деньги. За них он покупает все, и за них он продает. С ними он хорошо живет, и умирает он с ними. Да и социалистическая сторона разучилась жить только за деньги, за то, что сделает человек в природе. Он за это все получает за труд, и этим он живет. Закалка не находит в этом хорошее. Если бы делал человек это, а не получал у себя в жизни плохое.

      132. Закалка, может, согласилась только тогда, когда можно увидеть продолжительного давнего человека в жизни. Он бы не подвергался никаким заболеваниям. Словом, можно сказать за это дело. Этот человек, он все свое время так не живет. А живет, в природе закаляется. Для него идут такие незнаемые дни, за которых приходилось знать так, как это надо. Мы переменили пластинку, у нас не то стало, как было. Уже можно сказать за такую природу, она перестала в этом деле мешать. Люди стали от нее получать свое то, что хотели. Мы не стали простуживаться и болеть. Тогда можно было об этом сказать, что да, люди стали жить по-новому. 

      133. А мы с вами как жили, так мы и будем с вами жить со своей смертью. В природе дорог две, по которых наши люди не идут. У них одна дорога, по которой люди незакаленные ступают. Их силы освоили и направили себя идти прямо. И то мы с вами, все люди, делали, что надо делать. Мы разве закалка, которая не делает то, что делают люди? У них одно – идти по дороге своей и на ней надо будет учиться, как будет легко отбирать у нее всякого рода то, что требуется для человека. Ему надо место, он его нашел и им воспользовался, как своим местом. И на нем поселился, и сделался хозяин.

      134. Он считается этого добра собственник, индивидуалист. Родившемуся на земле человеку с воздухом и водой приходится хитрить и учиться для того, чтобы этому человеку пришлось с каждым днем на арене встречаться не так, как закалка себя заставила с людьми зависимыми встречаться. У закалки свои намерения, а в людей свои. Закалка есть не все люди. Я, она говорит, того не знаю, чего научились быть все люди. Моя наука есть для всех нас, людей. Наука закалка-тренировка – любовь к природе. А в природе есть условия одни и другие.    

      135. Мы идем по зависимой дороге, хотим видеть у себя хорошее и теплое. Больше мы ничего не признаем в природе. А закалка – такая работа, которую я имею, независимо от нее. Для моего тела и хорошая сторона, и плохая сторона. Либо холодное, либо теплое, разницы никакой между этими двумя нет. Есть в природе одно – неумирающая единица, которая себя меняет ежеминутно. Мы эти видоизменяемые качества не знаем и не видим, какие они есть. А они сначала начинаются, а кончаются другим.  Мы за этим делом гоняемся. Но чтобы догнать пришлось, мы этого не получаем.

      136. Мы не видим, а как оно к нам приходит и как от нас бежит. А вот закалка-тренировка, для нее есть одно. Ему приходится встречаться и с одним, и другим. Закалка этого изменения не признает. А шла по … дороге, и она не  сворачивает, идет прямо. Говорит: я не ищу в природе тайну, а ищу тайну в человеке в самом себе. Я не простуживаюсь и не болею, чем хвалюсь. А люди уходят, не любят плохое и холодное, через что горят, умирают они. Мне не помогают, а мешают. Закалка говорит, чуть она не смеется от этого дела.

      137. Надо прежде научиться, пройти кафедры, чтобы быть в природе врачом. Это человека смех, свое незнание. В этом деле хвалиться, что значит, есть между нами такими лежащими врач.

      Я не такой есть врач в жизни своей. Я практик. Говорил, говорю и буду говорить про самого себя, что я никакой есть врач. Я больной человек. Вы знаете про футбол, как болеет разумный болельщик в футболе.

      Люди между людьми рождаются необыкновенно иными людьми. Сказать нам всем встречающим мы этого не хотим. А вот природа, это как раз время. Меня больно проломало живое тело с кровью.

      138. А вот воздух вытолкнул, и вода обмыла всего. Только земля как телу дала свою дорогу. Но не сшила причитающуюся одежду, или изготовила какую-либо пищу. Она заставила нашего человека, чтобы он со своим телом огородился и поставил на земле дом, хату. И сказал об этом всем: я, мол, живу.

      А вот этого закалка не ищет. И этим не нуждался, и не хотел, и желания на это нет. А вот у закалки-тренировки не такая история есть в природе. У нее говорится так, как это для человека здоровье надо. Мы из одного в другое переходим. А вот к одному не приходим.

      139. Это явление человека, людей, они живут и так делают, как делали все. Без воды, без воздуха и земли не делали ничего. Мы технически сделали за счет природы, за счет сырья. А вот за счет природного практического и естественного труда. Мы не захотели хорошее оставлять позади, как не получившего в жизни того, что надо. Мы с вами на нашей земле в воздухе, в воде получили не то, что наши люди на сегодня имеют. Ихнее на них не оправдало, а крепко помешало нам всем в этом деле, как нам таким людям, высокоразвитым, много знающим в природе. Но чтобы сделать и посмотреть как на красивую новую единицу, которую представляет человек закалки.

      140. Она его так научила, не так, как мы с вами с природой делаем все. Для нас не потребовался порожний стол, чтобы ничем не пришлось его накрыть. Это наша не забота и не мысль создательница, через кого мы не оставались без ничего, а всегда обогащались с ног до головы. И вокруг нас на нашей земле мы с вами очень много развили, заимели, и будем иметь. Наши с вами умы, да еще такие головы, они заставили руки делать. Мы сделали.   

      141. Для всех нас эта нехорошая наша, начатая давно, давно уже, дорога лежит. И показывает всем нам от самого порога, от дома до самого кладбища. Она свое не изменила, а как жила, и будет жить, если мы этого, что имеем, не сменим.

      Закалка, она для этого введенная в жизнь, и сделана на одном человеке. Мы, все люди, это видим, но согласия не даем в природе, и не хотим со своим принять и поддержать такие качества. Дело идет через это дело к жизни. Мы видим и хотим сказать: это у нас небывалая сторона.        

      142. Разве нам в этом деле будет плохо, если мы все это сменим и будем заниматься в природе не по-старому, как это люди хотели.  

      Еще на земле лежит крепко замерзший старый улегшийся снег. Он не думал совсем из этого места убираться. Глубокая стояла в днях зима. А в людях разрабатывалась, как никогда, в людях жило желание для того, чтобы сменить в этом деле жизнь. Она в таком холоде, людям по-старому надоело, им хочется давно сменить это все, что делалось в природных месяцах, мы хорошо знали. Гнали от себя это для людей давно время.

      143. Всю зиму напролет, да еще как морозно было, особенно утром без всякого солнышка, да вечером держались морозы. Хотелось бы, да еще какое желание другое, что мы с вами ждем. Это небывалое перед нами, новая небывалая в природе картина. Она к нам всегда не холодная приходит и долго с нами не живет. Побыла да покрасовалась своими развитыми цветками. Это наша весна, сияющая в ясном солнышке. Как оно скоро убрало с дорогу чисто снежную зиму. Мы не успели глянуть, как покатилась вода.   

      144. Да скоро пробилась в эту минуту наша вечно не умирающая зеленая, с цветочками, с подснежниками, травка. Они никогда в это время не была без всякого запаха. Мы снег проводили от себя быстро. Все это наделало наше яркое солнышко, которое ежедневно утром рано всходит и вечером поздно садится. Мы все в этом деле люди сами себя заставляем, и хотим, чтобы такие теплые дни от нас не уходили скоро. А время такое перед нами идет, никогда оно не останавливается. Мы с вами одно время старое убрали.

      145.  А сейчас для нас пришло тепло. Хорошо нам, таким людям, кому и не хочется носить тяжелую теплую одежду. Мы ее сбросили и не стали ее носить. Мы, такие люди, не как наша есть закалка, кому интересная зима. Особенно первые начинающиеся осенние в снегу дни. Холодно, все люди от этого бегут, и не хотят оставаться без всякой одежки да всякой еды. А дом имеют люди для сохранения своего тепла, чтобы в нем жить. На это она и называется, наша злая и холодная зима. Ми бы ее не хотели, чтобы она между нами не была, да само время у нас не спрашивает, идет само. 

      146. А вот для закалки время не такое, как наши люди хотят. Пришли мы по дороге, по своей, протоптанной давно. Мы меняли, вот в чем осталось наше дело, дождаться, и то мы начинаем в природе делать. Если бы мы с вами не  были сроду своей жизни крестьянами, мы б не готовились со своей живой силой. У нас для тягла имеется выхоженная лошадка. Одеваем узду, на шею хомут, седелку крепим, оглобли, гужи дугами за оглобли засупониваем. Это моторная  машина. Вожжи  для этого крепились. И пошел кнут, в руках жалости к животному никакой. Как чуть что такое, по боку лошадку.

      147. Так и природу мы обуздали. Это все между нами, людьми, проходило по природе. Мыслим такое дело, да дождаться одного, когда люди сами себя гнали из двора в нашу степь на ту расположенную землю, которая человека к себе тянула. Земля не могла оставаться совсем без своего любимого в труде человека, о чем он думал, да стремился на ней свое вздуманное сделать. Это наша людская в природе такая зародившаяся работа. Солнышка восхода люди не ожидают. Темная ночь на дворе, а люди каждый себе поднес, да с большим мешком на этот воз – и пошел в степь в природу.

      148. Свою голову по-старинному, по предковому у себя он делал. Скидывал свою красавицу шапку, а потом себя размахом рукой перстом крестил для этого. Он уже делал для своего начала, он в этом деле спешил. Никому ни одного слова, сам это все делал, да шепотом, не вслух, одно бога всю свою жизнь просил. Его это была на все надежда, без которого его ум не оставался. Как чуть что такое, перед всеми нами, людьми, стоит вопрос. Без Бога мы не до порога. Так и человека такое дело, начинает делать что-либо такое, а в самого приготовленные слова сказать: Господи, благослови. После этого весь день напролет всю свою работу человек делает сам.

      149. А когда он эту историю у себя заканчивал, тут опять его заставило шапку снять и самого перекрестить, сказать не то начальное. А закончил по земле ходить взад, вперед да продумывать про то же самое, что делалось с тобою в труде. Ты начинал и заканчивал про весь год думать, гадать, а что ты должен сделать в эту самую минуту. Когда ты своею рукою брал полно зерна и его бросал в природе по этой почве, которая зерно принимала, и заставляла лечь в то самое место, где была влага. А когда туда зерно попадает, оно долго не лежит.    

      150. Ему природа не дает…Берет  в свое время и заставляет его силы лопаться. А оттуда растущий стволик из земли гнать для людской красоты, которая не стояла на одном месте, и не пропадало оно. Через это дело зернышко начинало расти и давать людям свой обильный урожай, за который мысль не переставала бегать из одного места в другое по природе. Она давала свой простор человеку много мыслить да богатеть в этом деле.

      Одна наша такая закалка, рожденная между нами, она не думает и не делает, а говорит об этом таком деле. Если это будет нужно для природы, то я, человек, нигде такой не денусь.

      151. Мне ворота отворены.

      Мы раньше жили, то видели, что сейчас нам не приходится делать. Мы были в большом недостатке. Нас окружал незнающий режим в наших людях. Мы не думали того, что сейчас нас с вами заставляет наша природа. Она нас не удовлетворила, не дала нам столько, сколько надо земли, ибо зависит жизнь вся от нее. Если мы рано не устанем, поздно не ляжем спать, у нас, в людях, ничего не получится. Мы с вами без этого труда жить не будем. Мы без всякого дела не люди есть. 

      152. А людям нашим надо будет завтрашний день, он нам несет своего небывалого нового. Мы на это дело так трудимся, и хотим сказать, что мы делаем хорошую штуку. Она нам дает нашу с вами прибыль. У нас не одна или пара лошадок. У меня как хозяина есть волы, не одна пара, а всех три пары волов, которые носят на шеях ярма с войцами, которые цепляются за плуг. А мы с вами за ним, как за производством. Без ничего не оставались. На сапогах скоро … подошвы. А уставать, я уставал от этого дела. Не хотелось бы этого людям, да само дело окружало. Не переставал бы этого дела делать, заставило сменить время.    

      153. Говорят по-нашему, и людскому сказано. Словом, наша красная из солнцем ясным пришла. Уже прилетели самые ранние птицы. Особенно скворец на свое место, на прошлое сел. Сидит не молча. А дюже он песни по-своему поет. Как слушать хочется, но работа заставляет бросать все дома живое. А в поле что можно встретить? Один кое-когда бывает восточный ранний ветер, он нашему делу людскому покоя никак не дает. Берешь зернышка покойно рукой в мешке, но вот когда хочется его бросать на землю, ветер не дает этого делать. А человека нервность в этом всем деле. Природа не милый мой друг, она не хочет, чтобы мы, люди, этим занимались.

      154. Вот какие между нами и природой проходят дела военные. Мы, все люди, поделались сильнее вола и лошади. Взялись, как это следует. Им, как и себе, не даем покоя. Нам надо большая площадь земли, которая содержит одного нашего человека в своем труде. Никто так психически не работает, и так никто не делает, как это в это веке приходится делать. И от природы мы, люди, получаем. Это наше учение, наш долг такой. В природе мы заложили свой труд для того, чтобы наша машина своим мотором не простаивала и за собой волокла все свое приспособление, которое делается на нашей земле. А земля делается нами.

      155. Этого не захотела сама природа. У нее такие свойства для закаленного человека. Он учился и научился не кланяться природному дню, и не хочет этот человек, чтобы бояться природы. А в природе не одно то, что дает человеку хорошее. Она имеет для человека и много плохого. Вот чего закалка в природе, она не хочет и не стремиться этим окружить себя. У нее такой в природе каждый день. Одно надо не думать, как делается всеми людьми. Мне не нужно это нуждающееся время, в котором наш человек спешит сделать. Он все свои силы представляет на фронт, себя представил сделать. Это требовалось или требуется самой природой, она людей одаряет и хочет, чтобы люди были всегда богатыми и сильными.   

      156. Я знаю и делаю сама, как какая-то красивая небывалая между нами, людьми. Одна родившаяся в природе закалка большая любительница в природе встречаться в плохие такие рожденные дни для всех людей. Я их не хочу сознательно, чтобы они были между мною в природе так, как все люди делают. Их дело одно – в природе мыслить не о плохом, а только им хочется видеть у себя хорошее. Мы, все люди, к этому делу склонны. У нас наше дело одно. Мы, все люди, такие, кому надо всем много и хорошего. А природа для всех является мать, она нас родила, она нас и сохранит. 

      157. Мы не закалка есть в природе, а такие простые обыкновенные люди, которые научили сами себя  какие-то особенности одеваться. Мы одеваем на себя не плохую, а хорошую и теплую, удобную одежку. Также сготовлено и вкусную пищу, которая мастерится руками человека. Мы ее сами делаем, мы сами ее и употребляем. А для своей жизни в природе на земле, на выбранном месте жилой дом со всеми удобствами, где люди располагаются, живут так, как закалка не нашла нужным этим добром заниматься. Закалка говорит: я одна такая любительница и делающая в этом деле. Сама научилась, как будет надо не однобоко, как мы, все такие люди.

      158. Предковые люди, чего они не думали в своей жизни, их вело к одному хорошему и богатому. Все этого хотели, но, в конце концов, мы, как люди этакие, не любим делать у себя закалку-тренировку. Мы живем по-своему, по самовольному захвату. По тому пути мы идем, по которому все люди шли и искали для себя жизнь. А когда они по дороге шли и приглядывались, как к жизни, а наткнулись на смерть. Всем людям такое родившееся в природе время, они в нем пожили да повольничали на этом хорошем месте, и на веки веков распростились. Не захотели жить, поделились с природой, ей оставили ее.

      159. А с собой взяли свое вечно развитое – свою для всех людей смерть. Какая она для всех нас нехорошая со своими последствиями. Человек неплохо он жил, чего не имел. У него это его силы воля. А природа взяла да им помешала, этого человека, эту живую клетку убила. Естественно напала на него, как на здорового человека, и ему нанесла ущерб, болезнь на него посадила.  Он с нею не смог справиться. Она оказалась силою над ним, не дала ему возможности дальше так жить, как говорит человек. Я жил да думал сделаться дельцом в природе, вояк, таким человеком силачом быть над другими людьми, за которых говорит наша прошлая история.         

      160. А сейчас родила природа человека, одного из всех нас. Мы с вами не хотели этого одного иметь, и не хотим всем нам, кто это захочет делать, что нам несет природа. Она вводит нам закалку, одного человека учит и хочет, чтобы он это делал. Он не хочет, чтобы на нем оставалась какая-либо красота, наша людская сделанная одежда. Мы ее носим. А закалка говорит: для меня это есть мое преступление надеть на мое тело неживую вещь. Мы с вами такого человека имеем одного, он нашим не радуется. И не хочет, чтобы мы это делали. Мы делаем все, но у нас получается после этого всего плохо. Мы в этом деле умираем. Какие мы люди, что мы это не изменим. 

      161. А закалка с этим не согласна. Человек есть хозяин всему, лишь бы он наметил и начал это делать, он этого добьется. Ему природа разрешит, и обязательно, сделать. У него получится. Он будет своему месту хозяин. Разве это не дается сделать такому человеку, такому в природе дельцу, как я себя показал всем, Иванов. Хочу и добиваюсь от природы одного для всех и одинаковых. Мы научимся в природе, по Иванову надо будет жить, и учиться делать в природе то дело, что делается. Но не слова, говорить надо правду. А рукою пишется Владыки. Этого никогда не забыть. Мы с вами не закалка есть, а все наши люди, кто лезет на острый рожон своим сердцем.

      162. Может быть, этого мы с вами не делали. А дорога одна, и наша всех, мы идем по ней. А что за этим местом, где мы жили, будет видать? Растущие плодородные деревья. Особенно оно для людей весной, когда цветок окрасил эту атмосферную систему. Это начинающаяся первая развитая с пупырышка ягодка. Она с маленького начинает расти и красоваться естественно. Мы, это все люди, делают, и делали мы.

      А вот закалка не такая премудрая, она этого не думает и не хочет нам так говорить, как хотят все наши люди. Это человека одного дело сделать перед нами, дух один, которому мы заинтересованы.     

      163. Мы, все люди, не хотим и не любим такое проходящее по природе время. Может быть, даже и не такой день, которого мы с вами ожидали. В нем будет холодно, на землю падет голый пока мороз, а вслед за этим снег прошумит. С ветром начнет дуть. Мы к этому как раз не подготовились, оставаться без теплой и хорошей одежды. А как же я, Иванов, закалился и стал себе в этом деле делать, чтобы людям было от этого не так плохо, как воспринимает людская система. А мы с вами не сможем, чтобы так жить. Это только одна наша естественная закалка хорошая в природе. В холоде, по морозу и по снегу надо было нам идти. Мы не останавливались.

      164. А когда идешь ты по той изложенной нашей дороге, особенно осенью, когда протекает не такая струя. Она может быть несколько раз в день свое природное видоизменяемое живое с воздухом и водой на земле сменить.

      А вот закалка-тренировка с этим делом, которое проходит между нами, людьми, такая вещь. Это буду я такой закаленный человек, которому не надо будет и жаркое в летнюю пору солнышко. Я, говорит закалка, такая живая, никогда не хочу радоваться, особенно хорошим и теплым, как бывает в июле да в таких самых лучших месяцах. А дни эти лучшая есть картина в людях, она себя показывала и показывает.

      165. Человек свое добро основанное для людей, силы. Раньше по природе мы катались, верхом ездили мы на лошадках. А она фыркала  своими ноздрями, а потом своим чувством подсказывала, что вот, вот скоро сменит сама себя в этом деле  природа. Надо будет меняться, то есть готовиться. Мы пользовались в жизни своей живым рогатым бутящим волом. Мы его запрягали в ярмо, везли на паре много веса. Это все делалось не закалкой, а зависимым человеком, который в природе не ожидает для себя плохого. Людям всем ясная теплая развитая наша весна, она себя меняла. В атмосфере часто делалось много развитых условий. Мы бы не захотели сами себя в этом деле менять с живого в мертвого. 

      166. Да так оно и получилось перед нами всеми, такими людьми. Они одно время свои головы подняли высоко сами, чуть об этом всем не скажут за самих себя. Им хочется в природе стать на свои не разутые ноги. Их окружила наше такое, сделанное хорошо руками, и сказали этому месту спасибо. Мы не наша такая сделанная природой на одном человеке закалка-тренировка. У нее одно и большое в этом деле магнит, ток, электричество тянет к себе не одного живого человека, чем она не хвалится. Говорит лишь свою одну-единственную правду. Она не показывает: на голове такая красивая для нас есть шапка, без которой звания человека нет.

      167. Также сапоги хромового значения, это тоже шаги, сделанные по земле. Они сделали след и сказали вслух нам всем, что здесь уже прошел человек. У него зародилась такая круглая развитая между нами, такими людьми, в природе мысль. Это будет не красота наша такая, а искусственное дело. Мы его окружили не так, как это пришлось нашей сильной закалки на себе все это сделать. Она сделала на человеке естество, небывало закаленную в теле жизнь. Никем никогда не нуждаться, а вот делаться одним физическим практическим явлением. Мы видим и слышим его лично один вдох и выдох, самое лучшее убеждение.

      168. Вера наша в этом большом деле. Мы бы скупались с вами, но большая и пребольшая наша зародившаяся боязнь. Нам преподносится в ноги наше белоснежное пробуждение. Ничто нам такое в жизни своей не поможет, как только пуганье. Мы думали об этом, что есть великая наша в жизни смерть, а оно оказалось мгновенное выздоровление. Все это сделала наша великая мать природа красавица с воздухом и водой да землей. Что мы с вами в этом деле не сделали. Мы не брались за золото с серебром. Мы взялись переделать из бессильного такого в жизни человека, кто свои новые силы представил и сказал слова. Я не тот человек, которого мы сделали, и поставили на ноги для того, чтобы ему жить, а у него эта апатия к жизни.

      169. Он не заслужил между нами такими красавицами, не досчитался годами и не смог знать за все свое будущее. Это будет нам, что завтра нас с вами окружит это наше глубокое непонимание. Мы не все, а частично, получили в природе ущерб. Наша ошибка заставила нас с вами заболеть.

      Мы не закалка есть в природе, которая ничего подобного в жизни не признает. Я для этого, говорит всем нашим людям, больше трех десятков лет над собой работал. Мне нелегкая досталась в природе работа. Я потрудился, я сделал сам себе то, что никто не собирался. Мне как закаленному, здоровому человеку уже наша мать природа не скажет, что я над тобой мачеха. Мы с тобой милые вечно не разрывные друзья.

      170. Какая прелесть, мне досталось сделаться, и не думать об этом, что я заболею или простужусь. Вы милые одни не забываемые друзья, которых пришлось найти и окружить себя. Это четырех сторон условия, они могут не одному точно человеку служить. А многие за это время подумают, но чтобы об этом холоде или плохом. Мы не собирались и не скажем сами себе, что это нам будет хорошо, если мы останемся естественно энергично. Нас природа никогда не поваляет. Мы не преступники поделались, чтобы наш идущий где-то день нас смог наказать. Этого мы с вами между нами в природе никогда не получим. И не сможем природе сказать, что это место нехорошее, а вот это да, хорошее. Наше незнание нас бьет. 

      171. Закалка этого не говорит, она тихо к нам подходит и делает нам страшно. Мы, люди, этого не делали. Разве можно было по дороге идти такой. А она небывалая новая. Чтобы в природе это делать, никому нельзя. Закалка, она нашла эту дорогу, по которой надо было человеку идти. Это было после жаркого и теплого, лето сменилось на холодную сторону. Осень ненастная может быть. Одно время это дождь, мокрая погода, а разом подует ветер, который нашего человека предупреждает. Мы этого ждем.

      172. Наша это, всех людей, дорога.  Нас всех ведет не так, как себя заставляет наша закалка. Она не хочет у себя иметь, что имеют все люди. Их дело не природное, а такое, как мы сделали. Смотрите, как наша есть закалка. Она с нами, с людьми, никак в этом деле не согласная. У меня, она говорит об одном том, что я в природе сделала, жизнь кверху дном перекинула. Мы, люди, такие есть. Как только чуть такое, уже мы ищем спасение наше всех людей. Мы никогда на это дело не смотрим и не видим, что же делается в рядышком поставленные эти наши дни. 

      173. Мы не такие есть, как мы себя наряжаем, украшаем. И хотим сказать за нашу великую не усталую в природе жизнь. Мы боимся этих дней, как они сами себя представили. Красоты никакой нет, чтобы позавидовать и сказать за мое то, что человек у себя красоту имеет. Это наша на нас умирающая одежда. Мы ее сами смастерили, сделали в природе руками. Мы на тело как вещь одели. На нас, как на каких-то умников смотрят и говорят, как не на живого человека, а на какого-то короля, нами сделанного. Если бы не мы, не люди этого режимного закона, мы бы его не имели. Из самого утра рано мы чуть свет поднялись и взялись за природу.  

      174. Кто и как здесь на земле поживает, да чего в своем дворе огороженном имеет. Это мое, а не чье-то. Между нами такими, как есть, нас бы никогда такая струя на этом месте не встретила и не создала для человека свое условие. А в природе их очень много есть. Они все такие, как ни одна не похожи, как и наши люди. Мы видим природу не так это, как следует. А в жизни такой, которая сама себя так умно сопоставила, мы увидели скоро всходящее солнышко. Оно для нас рано взошло, только не в одно свое время. Когда мы эти качества встретили, они были для нас приятные, ясные, но ничего ты этому времени не поделаешь и не скажешь никому. 

      175. Какая-то красивая в природе проходит, мы с вами такого в погоде никогда не видели. А хочется видеть, слышать. Но чувствовать так хотелось и мне еще больше. В этом всем развивалась насунувшая до самого густо создавшего тумана. Кому это будет надо такое дело, чтобы человеку не одному дышать. Эта вот насунувшая непогода в природе, она оторвалась и окружила нас всех. Она не такая система проходит между людьми и природой, в чем надо будет через легкие дышать. Мы такие есть люди, на которых может не капля и не сила ветра, как идущего оторвалась и к тебе, к человеку пришла, как между человеком и другим каким-либо зверем лютым.

      176. Мы воспринимаем, дышим этим. Хочется сказать: не уйдешь от этого дела, которое клубком вилось. Я, говорит закалка: не уходила так и не встречалась. А выходил на высоко изложенный острый курган. Там никакого затишка нет, и нет того, чтобы можно на это надеяться. Воздух есть воздух, он любую струю начинает, и хочет сказать. Без меня никакой жизни в природе для человека не создашь. Любой человек сам себя заставляет не одну красоту на себе носить. Это наша всех сделанная ошибка. Хвалиться воздухом или приятную слышать на себе погоду. Она ждала и хотела, чтобы человек этого не делал. И не собирался жить, как он все время свои силы клал – в хате прожил  да защищался.

      177. Моя закалка с этим не согласна быть. Разве человеку, да еще нашему такому по делу всему храбрецу нельзя будет свое имеющееся в этом всем сменить, свое направление. Это будет зависеть от нас, от людей. Мы будем во всем виноваты, что за это все мы не брались делать в природе. Раз на нашей стороне воздух, он играет роль во всем жизненном. Мы должны, и обязательно, это заиметь. Наша в этом задача – добиться от природы. Не смотреть, а все делать для того, чтобы между людьми в природе было другое.  

      178. А раз будет в природе для жизни человека из этого хорошо, то никто из этих людей никому не скажет, что в этом деле будет плохо. Разве нам, как людям, таким переживающим, очень в своей жизни тяжело, из-за этого получаем в конце концов плохое. Мы в этом всем очень не хорошо. Наше дело не такое есть у наших людей. Мы с вами бессильные в этом люди, умеем только вооружаться да учиться так, как это надо. Но чтобы научиться и сделаться таким человеком, которого можно было поставить на свои ноги и сказать.

      179. Мы не такие люди, как есть наша такая зародившая закалка. Она ни на кого так не смотрит, а свое сделанное в жизни делает и делала. Не смотрит и не ждет так время, как мы, люди. Еще не пришел день, в котором приходилось терять свое имеющееся здоровье. Это все наделала наша мать природа, она для нас ввела эти неприятности. Мы это у себя получили и им огородились, как никто. Только что подумали об этом деле, и сейчас же  получили. Природа как цветок с поля убрала, так и нас, этаких людей, которые не научились, как будет надо в природе жить, чтобы от нее получать того, что будет надо.

      180.  Мы думаем об этой жизни, но у нас этого не получается. Наше такое дело, мы только хотим жить и видеть то, чего у нас нет. И мы зачастую теряем свое здоровье, которое нам всем требуется. А мы не хотим верить нашей закалке, что она только в природе этого для человека добивается. Она нашим дням не верит и не хочет знать об этом, что нельзя будет сделать. Мы люди, да еще какие в жизни есть.

      181. В один голос скажем или закричим за это самое, что будет надо. Природа, такая она есть единственная покровительница по части своего дела. Если она захочет, и сделает по своему желанию.  Она не побоится никого, кроме как возьмет и пожалеет нас своими силами. У нее есть все, лишь бы она только захотела из себя сделать такой источник, которого в жизни никогда не было. Это есть наша великая природа, она у себя имеет такую дорогу, такой такт, по которому один человек проходит не тогда, когда люди все по земле шагают.

      182. Природа имеет такую дорогу, по которой еще люди не пробовали так ходить. Как наша любимая, никогда нигде и никак не умирающая жила она на белом свете, и будет она жить на таком человеке, как сам себя заставил хранить в природе Иванов. Зима холодная морозная бушующая в природе, она для него есть дух. Любить. Закалка делает все то, что для жизни надо. Мы напрасно преследуем такие на нем развитые качества. Это все делает в природе сам человек. Он захотел перестроить сам себя в этой области. То он жил в природе тяжело, добывал для самих себя эту продуктивную ягоду.    

      183. Мы ею жили, мы ее варили, и на ее эти силы надеялись, как на какую-то великую гору. Мы на нее так деремся, хотим достать, но нам это не получить. Мы хотим, но нам это не дается. Рука тяжелая, ноги не поднимались.

      А закалка так нам говорит. Я сама этого добилась и хочу всем людям рассказать. Не поток людей спасает в жизни. Его друзья: воздух, вода, земля – самые любимые друзья. Что Иванов в этом деле получает? Жизнь, но не смерть, которую мы до сего времени получали, и сейчас мы в природе получаем, и будем получать до тех пор, пока мы не возьмем свою дорогу по природе.

      184. А дорогу одну имеет в своем направлении наша закалка. Для нее это будет новое, не бояться врага. Самое главное есть на это дело зарожденная сила, моя воля. А ее дадут сами люди, у них для этого существует писание и их учение. А мое дело – практическое явление, которое рожденное чистым воздухом, бушующим, и землей. Она человека по-новому и небывалому жить. Нам это дает простор в природе. Она видит на человеке такой недостаток, ему хочет помочь, как какой-то особенности. Мы видим такое как никогда очень хорошее, ясное для всех наших людей. 

      185. Это человека есть здоровье, мы, все люди, его теряем. И потеряем, если только не признаем закалку, эту тренировку, которая одно время научила человека того, кто за это самое взялся. Мы с вами к этому пришли и хотим попробовать сказать.

      Это говорит закалка. Нам всем надо будет по-моему жить. Давайте же мы, все люди, попробуем в природе такими остаться и сделать то, что нам принес с собой Иванов. Он хочет сказать. Пропали мои те годы, в которых я жил зависимо в природе. А все свое время на ногах простоял да проглядел в гору на солнышко, на ту самую темную нависшую тучу, которая нам несла дождь.  

      186. А может быть и град, невозможную струю. Это все делает природа. Она людей к этому подготовила со своей мыслью на север двигаться в своем труде. И на всей земле всего источника как мы с вами делали грядку и удерживали влагу для приема зерна и всходов его в стебель. Мы с вами долго ждали массивную в природе и растущую зеленую прибыль. Мы на это свои глаза распростерли и на это, и на другое, как будет надо природе распоясаться и свою систему раскрыть, чтобы она была для климата каждый день приемлемая. Мы хотим, чтобы она нам не давала в природе того, чего не надо. Мы хотим, а она молчала, не хотела, чтобы мы получали за наше все, сделанное нами.  

      187. Природа раздваивалась на две стороны. Одна старая делается всеми нашими фронтами, людьми. Мы начинали с маленького зернышка. А происходим в такое огромное и тяжелое. Для нас есть наш великий с техникой труд. Мы молодые люди, стараемся все для этого урожая делать. Наша машина, наш мотор для этого дела рычит, хочет заставить силы человека на всей нашей земле, чтобы мы не забывали за свое. Нам надо зернышка, нам надо солома, о чем мы беспокоимся, и все свое дело готовим, умами сосредотачиваемся. Для того мы делаем свое начатое дело в природе, одно мы кончаем. Из поля комбайн убираем, а плуг пяти- лемешный в борозду.

      188. Наша с вами всех в этом бдительность, смотреть на свое сделанное. Это мы не последний день или весь год мы копаемся со своими руками, а ногами стараемся отнести. Это для нас не все. Мы начинаем делать и кончаем, а потом опять заходим, делаем. Этому нет конца и края. Мы с вами этим не удовлетворились и не сказали сами себе, что это мы не будем делать. Если мы от этого откажемся и перестанем свое дело продолжать, нам наша природа не закалки слова будет рассказывать. А зависимого нашего незакаленного бессильного человека, кто в очереди один за другим стоит. Чуть не скажут сами себе: мы вот, люди все, такие, не хотим этого иметь в жизни. 

      189. Это все нам дает наша великая природа, она нам это показала. Дорога длинная от самого юга и до самого нашего могучего севера. Мы с вами так делаем свою работу при условиях всех наших природных дел. Для нас того нет, чтобы мы этого не захотели. Нам всем время приносит, от чего мы бежим. Но чтобы от этого всего уйти, у нас средств не родилось. А как чуть что такое в этой жизни сменилось, атмосфера убила силы человека. А закалка не такая она есть, чтобы подчиняться ей так, как мы все развили свою историю. И не хотим закалку признавать. А мы не даем ей права такого, чтобы она распоясалась и делала нам.    

      190. Я как жила … она недопонимает, как это должно в природе новому небывалому человеку, чтобы он без самородка не оставался. По своему делу самородка закалка-тренировка. Он трудится в этом деле один на благо своего здоровья, что и нужно всем людям, кого следует учить. А самому надо будет в природе учиться, чем нужно перед миром похвалиться. Для того свой голос показать, чтобы свою в этом деле правду сказать. За свое тело, как самосохранение клетки в природе. У меня мое закаленное здоровое молодое сердце, оно у меня, как у 25 летнего человека.

      191. В этом деле мой для всех выход в свете. Я это все сам сделал, этим горжусь. Я не страшусь ничего в своей жизни, даже смерти. Я не боюсь, что умру я, это неправда есть. Если бы этого не было в моей жизни, я давно умер, не жил на свете. А то я человек нашей земли. Воздух крепко через горло тяну в себя.  Резко очень говорю не про какое-либо чудо – про природу, про физическое, про практическое явление. Самое главное – это чистый воздух, вдох и выдох. Надо делать снежное пробуждение. Чистой, голой ногой ходить по снегу – мгновенное выздоровление нервной центральной части мозга. Любовь свою имею и болею в этом, о больном не забываю, душу его знаю, хочу помочь.

      192. Это нам не слова говорят, а все делается делом. Рука моя пишет Владыка. Никогда в этом не забыть. Очень справедливое. А просьба какая? Меня как делателя приходится просить, будешь здоровый. Кому это не будет надо, нашему юноше молодому? Нет. Уважаемые вы все люди, это мировое значение. Нам надо природе кланяться, ее надо любить общими силами людей. Чтобы не молчать, а правду всегда говорить. В жизни человека не играет роли болезнь, а играет роли человек над болезнью. Надо такой иметь поступок, чтобы жить свободно  в природе. Нам, всем людям, не лезть на острый рожон. Какая будет слава самих себя любить через вот это, что мы, все люди, будем делать в природе.

      193. Головкой кланяться низко старому старичку, бабушке нашей, дяде с тетей, и ровеснику тоже, и молодому человеку. Для этого не забывай вежливость. Эх, жизнь моя для всех людей, она тяжелая. Поймите мое терпение, сердце свое закалите. Милые мои все люди, гляньте на солнце, вы увидите правду, свое выздоровление. Быть каждому человеку таким, как я, Победитель природы и Учитель народа.

 

1967 года 7 июля

Иванов

Сам художник слов

И практик для этого дела

Герой в жизни, он сказал.

Иванов

 

Набор – Ош. 2010.08. С оригинала. (1412).

 

     6707.07  Тематический указатель

Взять свою дорогу  7

Независимость  9

Хозяин природы  25

Закалка  29-33,44,77,89,92,95, 102,111,

132-135,160,182-185

Учение Иванова  36

Враг болезнь 37

Учитель детям 46

Учитель солнышко  47

Человек: жизнь, смерть  61

Бег, быстрота  62

Сердце выходить  63

Учителя здоровье  63

Хорошее, плохое  73

Социализм, Ленин  95

Первый человек  107,108

Пробуждение  168