Иванов П. К.

Сердце

 

1967.12.22 – 1968.01

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

     1. Сердце находится в нашей земле, которое окружено водой и землей, воздухом. А в этом одна сторона дышит своею душой и сердцем, в которой наши все люди склонились и живут. Смело идут по своей дороге. Она человека нашего ведет прямо, как самовольника, везде и всюду по всем местам, рожденным в природе, и присвоенным им. Он не хотел этого сделать, даже на это не претендовал. А его взяли, и по его нежеланию сделали таким индивидуальным. Собственностью огорожен, своим пальцем указал место. Я родился, как в своем вечно живущем доме, и ухватился как за свою личную неумирающую дорогу. Она нами протаптывалась, от самой столицы Москвы лежала.

     2. И нам веху показывала как свое человеческое, под грудью бьющееся без конца и края. Сердце ввело и ведет нашего брата. Мы с первого дня, с понедельника, с самого тяжелого по первому началу в неделе. Человек без этого всего жить не сможет в природе. Ежедневно утром всходило в климате наше солнышко с теплыми рассекающими лучами. Ими была каждое время  вся наша вселенная довольна, и наш с сердцем человек. У него оно стало биться, и давать свое действие клапанами, через которые кровь проталкивалась, спешила послать свою энергичную каплю на мышечное место. Все это давалось природой, она посылала эту способность на человека, свою жизнь и свое дело. А сколько их начинал человек в своей этой жизни, которая на месте не стояла. То делалось одно, а заступало другое, в чем человек не был доволен.

    3. Шел в путь, в ту дороженьку, в которой искал в природе такой, как она со своими силами, в которой не имеется для человека в этом деле. Природа такая на белом свете, воздух, вода и земля. От чего пошла вся наша жизнь, в которой стала вводиться с самого начала, с первого часа. Он создал день, а потом ночь, с чего прибавились в целом сутки. А к суткам прибавились другие, и потом сложилась семидневная неделя. Она у себя имеет воскресенье праздник день отдыха. А месяц складывается с тридцати дней. А год складывается с двенадцати месяцев, всех 366 дней или 365, зависит от колебания в неодинаковых условиях. Природа с первого дня развивается, и не такой, как это всегда бывает в природе. Она с сердцем свою способность на человеке сделала. Сначала был создан в двух направлениях.

    4. Дорога зависимая, она без всякого сердца, заставила с этим делом учиться и пользоваться правами. Это созданная жизнь в природе умирающая. Мы начинали делать все то, что сделали, и научились с ничего. Наше сердце заработало, и сделало то, чего на земле не было. А все человек перед собой увидел. Он не знал сначала всякого рода названия. И то, чего не было известно у человека внутри и внешности, мы об этом не знали, а хотели об этом знать. Такого боя и войны мы не имели, и у нас не было,  за что воевать. У земли не было своих границ, и не было своей земли. Была одна национальная в этом всем семья, которая не захотела за счет вожака жить. А взяли на себя, и решились сделаться в природе сами хозяевами, как начинали и другие семьи в этом развиваться. И стали у себя под солнцем по земле двигаться, стали у себя рождать для природы такого человека.

    5. И такой порядок ввели в жизнь. Мы сами это все жизненное начальное в природе на одном месте сделали свое место, на котором мы для этого дела поставили дом. Огородились, поставили своего имени все строения. И не хотим, чтобы человек не свой ходил в любое время года по нашему двору. Это хозяйская тайна во двор везти из природы живое, чтобы никто из других людей не видел. Это все делает для себя сердце человека. Оно скрыто грудной клеткой для того, чтобы кровь воспринимать, и с нее делать одну и другую кровь, которая нами всегда получается в природе. А в природе есть мы, которым надо за счет чего-то развивать. Мы с вами привыкли  за счет источника у себя эту кровь, которая на одном месте не стоит.

    6. Она одна другую проталкивает через мозговые проложенные нити. Они посылаются хозяином для того, чтобы жизнь в природе и в человеке двигалась. Мы живем и пользуемся ежедневно. На нашей земле своими глазами видим то, что есть в ней. Стараемся воспользоваться, как нашим телом. Через наше на земле желание мы нашли это место, и стали ним, как своим одно время. Говорим: это мой колодец, я его сам выкопал лопаткой по грунту. Оказалась холодная чистая вода ключевая, не убавляется на этом месте, а ежесекундно прибавляется. А мы в этом всем заставили себя через условие приобретать. Мы его сделали, как круглое яичко.  Камнем стены выложили для крепости, чтобы в сделанном нами ведро набирать.

    7. Для этого свили веревку, коляску к срубу прибили. Этой водой пользуется весь поселившийся хутор. Спрашивается, почему это так на этом месте получилось, вода оказалась пресная, а не соленая? Какую хотели мы, такую нам природа дала за наш энергичный труд, который мы сначала стали делать. Мы его на себе физически развиваем не на одном месте и не одно время. Мы ищем, нам это дается. Сама жизнь человека, она происходит между нами всеми в природе за счет воды. Так это даром вода в тело не пойдет. Вода есть сила, откуда-то она взялась, кто-то ее создал. Он предвидел, ему это далось увидеть, даже почувствовать у себя иначе. Вода не с воздуха появляется, нам дает земля, по которой мы ходим взад и вперед. Не хотим, чтобы нам было плохо. Мы для этого самого не один колодец сделали, и не одну вещь для дома сделали, чтобы ею одно время попользоваться.                   

    8. А другое время мы эту вещь храним, не хотим, чтобы она у нас не была. А жила вечно, и нам помогала. Мы без воды не обойдемся, это наш источник, она нам дает все. Надо будет ведро воды набрать – мы имеем силы, способ наш. А мы его нашли, технически сделали, окружили этот предмет умело в нашем дворе в хорошей ограде. У хозяина ключ, это его сердце работать сильно, создавать, чтобы было. Колодец не один человек у себя во дворе заимеет. А вода требуется всем людям, она человеку помогает в его разуме. Надо будет жить, на это есть кружка введенная, человек ей как таковой кланяется. Берет ее рукой, и идет к ведру, где хранится она. Берет и набирает полную кружку, и тут же без всякого такого пьет. Если он верующий в его, сам себя крестом перекрестит. Скажет слова: «Господи, Иисусе Христе, помилуй меня грешного». Скептики этого теперь не делают, у них свое. Нашел, что получше да послаще, побольше у себя как человека вбросил.

    9. Такая развитая в природе на человеке потребность нюхать, где чем пахнет. Мы с вами привыкли встречать больше всего в природе воздух с уютной стороны, которая нам приносит тепло. Наши сердца в этом всем радуются. Дело не идет в природе к осени. Сердце заставляет ближе приходить по этому пышному белому до самой сегодняшней крайности.

    Я как человек не такой в этих условиях рожден. От этих качеств не бегу, чтобы от этого богатства приходилось уходить. Я, наоборот, делаю не так, как делают все наши люди, которым не дается таким закаленным сделаться. На все это называется в природе, ему надо мать. Если не будет в природе никакого изменения, не будет в природе человеку интереса.      

    10. Природа имеет и любит у себя живое, но мертвое от себя гонит. Так и наш человек  со своим сердцем, здоровым, закаленным молодым. Можно будет оставаться при любых обстоятельствах, и без воды оставаться, чтобы ею не пользоваться как  продуктом. Мы в процессе этого сделали, и окружили себя всем достоинством. Человек сделался частичным в природе хозяином над другими такими животными, которых под свое господство взял, и приучил вечно служить  подчиненными. Человеку пришлось очень много лет над этим возделыванием, над собою работать. И друг с дружкой близко разговаривать, понимать, запоминать. И уметь делать, чтобы в деле был живой факт какого-либо такого вида, как начальный на земле поставлен дом для жизни человека. Чтобы мы по природе знали, что это за местность.

    11. Мы об этом всем должны знать, как это получилось, что мы стали ступать по земле. Очень простая и обыкновенная в природе такая штука, чтобы чего было в жизни такого. Мы этого не имели, а постепенно все это сделали руками своими. Обросли мы с вами за счет найденного. А мы хорошо знаем, когда нам что-либо надо в жизни, а его негде взять, как трудно его в природе находить. Она не каждый раз раскрывает для тебя глаза. Ты как человек хочешь, и крепко об этом мыслишь. Твое сердце недаром много лет об этом болело. Хотелось человеку получить, а его природа не давала. Брала, эти шаги в жизни рвала на пополам. Один человек сильный оставался в этом деле, другой был бессилен, он не завоевывал… По этому всему развитию, хозяин земной жизни старался в природе не одну для жизни заиметь. У него для этого было.

    1967 года 22 декабря здесь при условиях больницы психиатрической Гукова.

    12. Наша старшая сестра Самойловна, у нее сегодня не было своего сердца, которого она должна. Не имеет, и не будет иметь за такие действия, которые она сделала. У нее родилось иное сердце. Себе по такой дороге и по погоде от первого отделения ей надо идти в аптеку за медикаментами. Она оделась потеплее в валенки, а Иванова Порфирия Корнеевича взяла с 25-летним сердцем. Ей хотелось персоналу показать, что наш больной на это имеет силы, свою волю. Она об этом знала, что это милый мой дух в природе. Пусть она скажет: можно каждому человеку это сделать через свое имеющееся сердце. У человека,  зависимого в природе, такого выхода не будет. И он не делает, что сделала Самойловна. Она согласилась с выводом одним – это закалка.

   13. Ей надо просить, чтобы эту дорогу по этой погоде приходилось совершить. И это сделать, что сделали люди административного характера. Прокурор области Кировоградской в Знаменке с комиссаром милиции Бобренецкого района. Начальник задержания приехали посмотреть на мое бронзовое тело совсем без сердца. Они хотели видеть мою серую простую рубашку да шиветовые брюки на мне. Я не был обстрижен. Со своим обрядом просил, умолял, чтобы они дали свое согласие меня опознать. Я такой оказался перед людьми в народе потому, что нужно будет сделаться в природе независимым человеком. То и сделаю только для жизни, но не для нашей смерти, в которую все люди попадут.

    14. И так все испытатели сгорят за их для него поступок. Он делался ими, чтобы сердца такого не было. Сердце приходилось выходить там, где и не думалось, своим терпением, своей волей. Оно начиналось для этого не дома, как это присваивается свое имя. Мое облюбовал место, и тут же назвал это место: «мое». Шагнул шаг свой для того, чтобы этому месту прибавлялось камень на камень, как это делалось любой национальностью. Начинается из ничего на облюбованном им месте. Здесь не было ничего, хоть шаром покати. А сейчас в эту минуту по царскому закону всего национального народа. Мы бы все, может, такими экономистами делались. И, может, поделались, как в Румынии был такой закон богатеть предел. Девяносто девять хозяйств в месте своем можешь иметь, а сто уже нельзя.

    15. Так вот этот человек, которому приходилось это иметь. У него не было выхода в сердце, чтобы на этом месте остановиться и ничего не делать. Он умер от этого всего. Когда умирал, так сказал он: «Во всем этом лучше бы я не клал камень на камень». Это происходило или происходит не в одной Румынии. Человек не за счет своего сердца рос, а за счет своего ума. Ему этого глубокого колодца мало. Он хотел, чтобы с крана воду пить, как сейчас это делается между нами всеми. Лежит в своей постели мягкой с перьями, и так бока болят. Ни один человек от этого не отказался, а как его заставляли сначала спать, он и сегодня это сделал. Условие заставило за солнышком гоняться. Взошло солнышко, мы за ним все, как куры, поднимаемся. Не ищем чего-либо ухватить да по-птичьему проглотить.

    16. Мы с вами такое сердце иметь не имели, чтобы без богатства терпеть. Мы не привыкли оставаться независимым человеком. И не учимся, чтобы ничего не делать, ни за что не отвечать.

Едет в машине «Москвич», ее водитель ведет по такому условию. Кругом и всюду лежал морозный снег, а к этому всему дул ветер с восточной стороны, за собой гнал в сугробах снег. А машины делали свою в цепочку очередь. Говорят: «Стоп», передняя машина застряла. А мы в машине сидим, нас везут с Бобринцов в Кировоград. А с правой стороны пробирался по бездорожью автобус. Их сердца у каждого человека не так бились по этой погоде, по которой один я заработал дело преступного врача. Это сложилось в Бобрненцах. Он сказал, что я себя объявил из-за какой-то копеечки, якобы я был по такой погоде врач, вроде высшего Бога. Могу излечивать на человеке все его болезни.

17. Природа выходила мое сердце не для того, чтобы человек в природе так себя тяжело мучил в своих шагах. А надо было поезду дальнего назначения, проходящему на свою станцию, вовремя вложиться. А пассажирам такая маленькая остановка по расписанию. А тут мы по закону коммерческой  части не торгаши, мы в министерстве путей сообщения. Когда план вводили, один момент на это не учли, чтобы о нас какая речь шла, во время остановки удовлетворять человека. Не одного такого растеряху пропустить своего, проходящего возле своего вагона, из которого приходилось на такой чистый воздух. Природа по всей этой пути, по которой наш поезд взад и вперед проходит, не одно это встречается. Говорит главный кондуктор, я был хозяин этому составу. А сейчас люди за мою вечно развитую дорогу в моей работе. То я был к паровозу ближе, а теперь нас возят электровозы.

    18. Нас не пустили по этой части, мы стали видеть главного в хвосте. Он уже свистком не свистит. А следит, чтобы не отстать от своего поезда. Он с сердцем, с места трогается, вовремя старается входить и выходить на остановке. Наше дело всей бригады – не терять своих пассажиров, а их по ходу. В своем месте он сидит, отдыхает, и смотрит в окошко. Друг с дружкой старается переброситься о чем-нибудь новеньком. Особенно идет речь теперь не о городе нашем, где заводы, фабрики. Заставляет его как человека весь свой причитающийся  месяц без выходных дней. Утром из дома бежишь, спешишь, да делаешь свою работу. Вовремя ее кончаешь. Моешь руки, это все оставляешь сзади, бежишь скорее на работу. Знаешь хорошо, это твой дом, ты в нем хранишь свою тайну. Можешь с этого за некоторое время, человек может родить человека, бывает время на это. А сбоку сидит, говорит за свою близкую соседку, она привела двойняшек.

    19. У нее не такое сердце, как мы вот едем. Знаем свое такое дело, которым окружены. Как хорошо здесь кушается, аппетит преподносится соседом, у кого какие есть в этом свои продукты. А есть такие, едут люди, у них карман свой сохраняет средства. Не раз ездят, встречаются, говорят о хороших наших развитых достижениях, которые нам дала и поставила на колесо машина. И завели у нее мотор, силой хвалимся. И в городе, и в сельской местности у нас на ходу делает техника, которая обрабатывает грунт земли. Учат человека, как надо будет хозяйничать. Всю богатую экономику через зерно и разную продукцию перебросят нашему земледельцу в село, чтобы он так не жил, как он живет в своих условиях. Так же само подвергается в природе разными заболеваниями. Мы в этом разницы не исчерпываем между физическим трудом. Мы трудимся, в огне коптим.

    20. И от хлебной уборки засыпает наши горла. На комбайнах и уборка урожая, и выборка наших пластов. Машина не перестает себя заставлять давать для нашего хозяйства для человека. А он у нас сейчас досыта накормлен и до тепла огорожен. Если свою историю будет знать, как она в жизни начиналась. Таких условий перед человеком не было. А все начиналось делаться от целины до самой разработанной нашей черной грядки под зерном. Мы по ясному теплому осеннему солнышку начинали. И эту всю причитающуюся местность в черную пахоту произвели. Наша агрономия  и вся техника со своими механизаторами не оставили все это на произвол. Для этого дела есть железо, есть и сталь, мы ее на наковальне куем. И на станках разные детали вытачиваем на отдельные  продуктивные части. У нас есть, чем. Руки золотые, а ум дорогой делать в природе все то, что надо.

   21. Транспорт железнодорожный, он у нас так широко и крепко на своем месте развит у человека в руках.  Он если только взялся за молоток, своими клещами охватил горячее раскаленное железо. Пот на лице, и слышно свою работу. Как она одинаково делается на производстве,  и она делалась в нашем сельском хозяйстве. Человеку надо будет цивилизованность, и хорошо, культурно в своем доме. Когда мы с вами после продолжительной и какой-либо порученной работы. Мы близкие по населению, и далеко родные стараемся в одно место по сговоренности собраться, и что-либо по-старинному в пиру сделать. Особенно наша приготовленная, сделанная руками пища. А приобретение, всякого рода выдумки. Мы только запасаемся, у нас все это даром не проходит. Вспоминается и старое, как было трудно создавать эти все имеющиеся закуски, и также выпивка.

    22. А  наши разно сыгранные песни поются нами под гармошку. Играем, танцуем, гурьбою веселимся. А потом приходит наш начальный такой день, мы за него не забываем. И на нашей земле, где беремся с борозды, и пашем землю. А машину складываем мы конвейером на своем заводе в цехе, или в бригаде. Домашняя простая кошка, она с людьми так любезно вместе живет. У нее такое сердце слушаться, и делать то, что она делает между нами. Есть кошки разного цвета, со своим характером. Она имеет свои кошачьи чувства через усы на всякого рода, что она перед собою видит и слышит у себя. Она свою живую пищу  в природе без всякого сердца. Она мыши любит, и это ее охота. У нее для себя есть ток с магнитом. Если она охотится, она ждет.

   23. Мышь всегда появляется с норы. Она рождается в атмосфере, у нее тоже на свой изложенный продукт целая охота. Когда кошка спит, она сыта или ленивая такая, не хочет хозяину служить. Так к ней и хозяин относится. У нее есть очень интересная своя любовь, с этим делом она энергично на мышь бросается. Есть такие сильные в этом деле кошки, им нипочем в природе бросаться на любую сильную крысу. Это тоже для хозяина есть враг. И нечистоплотная, она в природе не сидит и не спит. А часто на войне бывает с человеческой жизнью. Она если только задается своей цели  крысиной, своего добивается. Делает крысиные свои ходы, и по них шагает. Хочет промыслы от этого у человека получить. Человек в природе ворует, приобретает нелегально с оружием в руках. Он добывает для своего пропитания то, что ему требуется. Это все природа рождает у себя, и мышь, и крысу.

    24. Самые вредные и сильные в доме внутренние  враги, с которыми кошка не в силах одна с этим человеком справляться. Она на этот счет чуткая, у нее силы свои такие. Лишь только появился какой-либо в комнате шорох, она уже знает, подняла сама себя, свои уши в эту минуту поставила так, как тигр на любую живую скотину. Она это не кошка без своих физических сил это в жизни делать. Кошка с хозяином, хорошо понятным и любезным, у них есть своя ласковая игра. Человек кошку может по спине гладить за шерстью. Это любит она, и крепко умно человека слушается. Делает в природе то, что от нее надо. На кошке обязанность от человека такого. Как есть рожденные в природе сначала у хозяина его личные дети, их как таковых старается жалеть. Это дитя, с кем она играется как какая небывалая в доме разумная кошка, которая не делает у себя таких дел, чтобы на нее хозяин обижался. Хозяин добрый человек тогда, когда у него в доме хороший порядок.

    25. Она на это имеет в теле не одно сердце, чтобы за счет этого дела себя каждый раз во всем своем деле поднимать. Кошка есть кошка. А человек, какой бы он ни был в жизни, ему надо не такая помощь, как кошки. Автор не собирает эти слова по природе, он их имеет в голове. Для того он их имеет, чтобы читателя заставить, чтобы он этим боем заинтересовался. И ждал в этом деле какого-то страшного дела. Природа, она так никогда не бывает, а  обязательно что-то у себя сделает. Она у себя может в любом месте родить крокодила не большого для человека, а маленького. Когда любой человек его обнаружит, и узнает, что это есть самый тот крокодил, который ест людей, он ему жизни не даст. Сейчас же камнями закидает, а то туда направит свое огнестрельное оружие, то есть ружье с заряженным зарядом. Пулей свинцовой его убьет. И на это человек своей способностью развивается. Человек, живущий на земле, он для этого дела огородился, назвал все это своим.

    26. Если бы не кошка, которая живет вместе с человеком в природе. А много она помогает. Ей не надо такое условие, как имеет у себя человек. Он для этого живет, и приобретает у себя не одну вещь какую-либо такую, чтобы под себя положить, и на ней как на хорошем добре лежать. Мы как люди на этом не останавливаемся, что у нас есть на это бессердечная кошка ручная. У нее тоже неплохое в этом деле свое сердце. Она любит ловить дворового маленького воробья. У нее на это способность есть наброситься на какого-либо, можно сказать, ручного самого лучшего … на голубя или даже голубку. У кошки нет на это дело разницы. Если она захочет свою охоту проявить, она может постепенно уничтожить вывод курочки птенчиков. Она такая в жизни госпожа над природой. Только у нее над любым делом человека делать хорошее. Хозяину не нравится плохой поступок. А кошка сможет это сделать не тогда, когда человек смотрит, и может на эту шкоду крикнуть. Для кошки это слово нехорошее в ее жизни «брысь». Это значит, надо ей уходить.

    27. Она не такая глупая, чтобы человека не понимать. Она умница из умниц, одна из всех наших людей. Не протягивает свои ноги на поступок жизни человека, которая делается человеком. У него для кошки есть всякого рода хорошая еда, которую сам человек своими руками приготовил. У человека не такое в жизни свое рожденное сердце, кому надо свой выход в этом всем. Не кошачий, кто одно время с природой естественно наступает, и с этим предметом свою силу расходует. А потом в этом всем делается сильный как никогда. Перед собой ставится,  надо убить, это одно. А  другое, надо физическое употребление. У кошки такого дела нет. Она любительница на все в жизни. Лишь бы она захотела, она все делает в своей жизни. Ногами раздирает, зубами и когтями. Она у себя не имеет железного острого ножа, как имеет человек у себя. Кошка, она сильнее человека в несколько раз. Она нюхом все слышит. Ей делать вредное для человека нельзя. Если только она в жизни помешает человеку, он на ее поступок любые средства применяет для того, чтобы эту неприятность, которую эта кошечка сделала.

    28. Кошка есть умница, она не допустит в природе такого хищного наскока. Она борется с ним. У мыши есть свой мышиный ум, и ее есть сердце, с которым она понимает, где ее лежит провиант. Она ищет склады, скрытые под замком. Если ей понадобится в эти условия себя протащить, чтобы там этим добром воспользоваться, она для этого дела имеет зубы крепкого состояния. У нее есть сила физическая понемногу грызть, она за собой все до чистоты выгребает. Это ее любимая дорога, она по ней не прыгает, как по асфальту. А на своих дробных ножка переползает, и находит свое пахучее место там, где нечистоплотная хозяйка со свой посудой не так поступила. Надо воды нагреть до кипятка, и эту вымазанную посуду до чистоты вымыть, как следует. Тогда и мышь туда не пойдет, и кошки нечего будет делать.

    29. Мышь зачастую рождается в таких условиях, где человек хранит свое добро, свою сырьевую продукцию. Кошка здесь роли в этом играет. Она такая зверина. Лишь бы только захотела, все она сможет сделать. Глаза у нее видят далеко ночью. А раз у нее такие видящие глаза, слышащие, то уже это для человека не что-либо, а весь поступок лютого зверя. Как нашего самого злейшего в голоде  волка. Он никогда не дожидался, как делает перед зайцем лиса. Она своего кума гонит, чтобы волк зайца  гнал. А она сидит на том месте, ждет зайца, со своей силой набрасывается. И скорей она любит поедать голову. А ведь стань пусть кто-либо, это замах не кошачий. Лиса тоже такая кормилица, которая под снегом находит мышь. Она, как наша кошка, не хочет свою ласку представить, как представляет сама хозяйская кошка.

    30. Разве бы она не сумела хозяйничать, как хозяйничает домохозяйка. А у домохозяйки чистоплотной под своими руками, как у кошки на языке. Кошка не любит за собой грязный след, чтобы ее ловили, и за это наказывали шкодницу нехорошую. До этого времени ее ловили, и не раз наказывали за это дело. Хозяйское дело одно – коровку иметь. И за ней ухаживать не так, как ухаживают за человеком. Его телу требуется очень-очень много всяких дел, что на нашем пути.  И солнышко за тучи на некоторое время скрылось. А без такого тепла мы не выработали у себя, чтобы была атмосфера, как это требуется человеку. Ему надо, чтобы дождик часто по земле моросил. И  он для земли сделал, чтобы человеку было хорошо, и не было плохо.

    31. Все люди лезут со своим желанием, и хотят, чтобы природа заставила себя часто по-иному в погоде показывать. Я хочу, чтобы человек каждый в свете не получал от природы то, что ему каждый день может прийти нехорошая погода в природе, которая заставляет по всему этому делу болеть. Он бы хотел пойти и покупаться, побыть в условиях, но бедность наша через это бывает. Того, что следует нам в природе, она не дает. И трудно нам в этом найти. Я, говорит человек, на все способен со своими условиями встречаться и их провожать. Как хочется получить хорошее, но не наше плохое. Сегодня, скажем, для нас тяжелая погода, а надо в ней быть. Мы, этакие люди, знаем много раз и хорошее, и не забываем плохое. В нашей древней деревне, где меня мать родила, о чем не забывается. Возьмет и сон прошлого детства и приплетется. Я не таким тогда был между другими людьми.

    32. Особенно сейчас человек цивилизованный. У него и одежда как одежда, хорошая и фасонная. Его теперь с … молодежь показывает, и очень крепко своим здоровьем хвалится. А у него сердце не здоровое, а больное. Чтобы он его старался заиметь, условие природное не дало. Всем людям запахло утро сегодня, а атмосфера изменилась. Откуда-то в это время наплыли густо натянутые тучи, от чего насекомое не стало жужжать. А грач прилетел обратно, не далось свои внешние полеты по степям. И человек со своей снастью остался, не сделал через это выезд в поле. Дело вверх на гору не пошло, а стало спускаться вниз с горы. У людей проявилось к этому недоверие. Им хотелось, чтобы в жизни получилось с этого всего хорошее сердце. А кошка. Кот – это самец, и можно сказать, не то, что кошка. Он мужчина, уходит от женщины. Ласка не такая, и от него не то получается. Большой гуляка редко бывает. Но часто люди желание теряют на коту.

33.А кошку любят, и хотят, чтобы она была. С котом не хотят, чтобы он с ними жил. Часто с ним делятся своей дорогой. Ему находят заслуги. От кота редко, но бывает. Кота с дома провожают. Не хотят, чтобы не семьянином быть. У кота большая хитрость, она не помогала ему, а мешала. Хозяин – это в природе командир. Умеет жизнь свою строить для того, чтобы хозяйство не падало, а росло. Мы, люди, все гоняемся, жить в природе не хотим плохо. От себя лентяев. Они рождались и мешали. Поэтому в это и попал кот, его хозяин со двора гоняет. Не хочет, чтобы в природе кот такой был, и делал то, что не надо.

    34. Кот родился для того, чтобы этому порядку, выдуманному им, помешать. Жизнь человека, она приходит на арену для того, чтобы за счет этого пожить да подумать. А потом поделать, чтобы с этого дела получился живой факт. Разве плохо было, если у хозяина были злые борзые собаки. А он через кота этого добивался. Его предки научили, чтобы собаками разодрать кота. А у хозяина был кот лишний, он хотел его этим уничтожить, как нехорошего кота. Взял запряг пару лошадей в сани, кота посадил в мешок. А собаки вслед побежали, как за хорошим хозяином. Он это вывел в степь, и мешок с котом бросил собакам.

    35. Сам ждет, что же получится с котом. Кот с мешка выпутался, да к лошади своими когтями прицепился. А лошади испугалась от этого, и побежали безудержно, хозяин не смог удержать. Как лошади добежали до ворот своих, разбились, и разбился хозяин. А кот жив остался. С котом шутить не надо, он большую в этом роль в жизни имеет. Это его сердце, оно заставило человека лишиться кота. А кот, какой бы он ни был, его родила здесь для этого природа. Без кота в доме жизни нет.

    Как без деятеля, без … семьи не прожить, так и без здорового сердца человеку в природе не жить. Если бы не был выход моей идеей, то мое сердце не делало, не помогало другим заболевшим сердцами.

    36. У нас по Донецкой железной дороге есть станция Дарьевская, Питомная улица, 40. Ольга Иосифовна Котанова. Она рассказывает за свое сердце. Почему я этот адрес знаю, и он будет нужен всем нашим людям, у кого непригодное в жизни свое любимое сердце. Которое не стало помогать телу, чтобы легко жилось и развивалось здоровье. Оно всем страдающим веха. Если только человек в природе хочет жить без всякого заболевания в своем любимом сердце, не надо никуда ездить. Не надо никаких кисловодский курортов от заболевания сердца, и не надо искать по природе никаких средств в искусстве. Надо эту дорогу узнать, и поехать туда, в это место.

    37. Она не кошка, пожилой человек, живет с мужем. Самостоятельная женщина, со своим сердцем живет, и учит всех не за какие-то большие деньги. У нее истина, рожденная в природе через свое имеющееся сердце. Она нам всем рассказывает, и хочет, чтобы наши все  люди обратились не ко мне лично. А к нашему дорогому Учителю, кто для этого задался своей цели, пошел с телом на преступление своей жизни.

    Если только разобраться с этим делом, нельзя никак в жизни без всякого здорового сердца, никакая есть жизнь. Сердце есть все. У всякого подобного места, на котором никому не хотелось в таком положении быть. Какая бы ни нападала болезнь, она сильная совладать.

    38. Сердце есть ключ всему. А мы его у себя не имеем такого, как оно должно в природе быть. А оно между нами двумя, между мною и ею с самого начала этого всего. Мы заключили двое договор по части помощи в любви, и сделали то, что будет надо в жизни человека. Она от вас, как людей нуждающихся, в этом не уйдет, и не отвернется от вас. С любовью вам таким больным, забытым всеми расскажет. Она у нас является веха начальная. Довольно будет нам по историческому жить. Надо нам уже это все тяжелое в природе забросить. Эту зависимую жизнь, которая заставила нас всех отказаться от второй нашей жизни, которая в природе на каждом своем месте.

    39. Женщина, она нашего русского порядка, больше никакого национального языка не понимает. А раз она не понимает в этом, то всему народу об этом не скажет. Мы такие люди, из нас лишь бы один человек в жизни в природе это для практики проделала. Он же не молчит, и даже хочет всем за свое, сделанное Учителем. Ему наши ученые не верят, что он такой для этого в природе появился. И не отказался на себе эту работу проявить, между нами, такими людьми, такой для этого дела будет надо. У нас между нами всеми людьми такими этого не проявилось, и никто не дал свое согласие это сделать, что сделал в природе для этого наш русский человек.

    40. Я есть русский человек практический. История его сначала не делалась для того, чтобы было хорошее. А впоследствии изменилась в сторону того, чтобы овладеть природой. Как хороший профессионал своего дела, или своей машины, которая зависит от природы, как и человек, от природы зависимый. Ему надо самого хранение. Он думает уметь, но не знает, что ему будет завтра. Его желание, как было вчера. Мы стараемся сделать не то, что было сегодня. Все равно было такое, как сейчас. Мы боимся, прячемся, делаем то, что следует. От природы получаем хорошие качества для того, чтобы ими воспользоваться. Надо нам хорошо до пота потрудиться. А потом в этом всем сдался, как было раньше.

     41. Ямочка маленькая человеком копается в жизни своей для хранения самой жизни человека. Ему хочется в ней для того схорониться, чтобы продолжать за счет этого всего. Когда человек имеет у себя, и  немало, то у него тогда работает сердце  не плохо, а хорошо. Ямку человек не будет рыть. Когда у человека похоронка, только на это. А когда сердце заболит у человека не крепко, а сначала помалу. А когда сердце будет болеть помалу, то боль разовьется крепко. Мы это можем у себя сделать. А вот найти средств таких мы с вами не сможем. Цацку разную придумываем, а вот для тела не найдем спасение. Особенно для нашего на человеке любом сердца. А когда мы с вами роем яму, да еще какую.

    42. И для чего это будет надо какая маленькая для человека яма, если человек не сможет в маленьком хозяйстве жить. Мы такие есть люди со своим здоровым сердцем. Мы к этому ничего не делаем, и не хотим понять, что делается человеком в природе. Он не хочет, чтобы хозяйство было маленьким, или яма была незаполненная и не расширенная. Для того это все человеком делается, чтобы в этом деле сделанном ошибиться и свое сердце на веки веков потерять. Это не мода нашей жизни сердцу человека не дать воли, чтобы оно у нас не терялось, как это делается руками. Им надо экономика и политика, которая не создает никакому человеку, чтобы у него было здоровое выхоженное для продолжительной жизни. Человек опутан зависимостью.

      43. Кровь по телу теряется, а вновь возвращается в легкие для обмена с кислородом для того, чтобы ей энергичной попасть в клапаны. Сердце и разделит на две части. Одна из всех самая качественная кровь от сердца отрывается и направляется к хозяину мозгу. Его питает, чтобы нити, проложенные по всему органическому телу. Кровь другая должна не стоять, а ежесекундно продвигаться, то есть она должна по-своему жить. Она с телом вместе не процветает, а утомляется в этом, и умирает без силы человек через это лишь. Но никакая кормежка не даст никаких калорий. Есть развитый в жизни в теле человека временного явления проход, за которого мозг не забывает думать, как бы свое тело накормить. Это делается человеком не на пользу, а на самый вредный путь.

    44. Если бы наш первый человек  в этом делал не по зависимому желанию. А взял бы да по независимому пути пошел. Не хозяйство экономическое в политике своей делать. А стал бы он выхаживать физически в природе свое неумирающее сердце, которому все тело так мешает одним запахом. Мы с вами эту систему на самих себе развили не для того, чтобы сердцу было хорошо. Если только разобраться с этим делом, то можно по полу паркетному идти и потерять свое здоровье. Мы имеем зал своего дома. А ему надо не одна люстра висячая с многими свечами. Это не все условие. Надо диван, да еще мягкий. Надо зеркало и шкаф, чему одна радость, которую человек создал. Ему мало, в дом хорошим хозяином тащит беспрестанно, и много.   

    45. Так что двор или дом, его не насытишь дополна. Мало этого, другой будет. А вот человек, если он умирает, уже не вернется. Жить бы, жить, да природа не дала, взяла да повалила. Больше этому человеку не жить. Он своим поступком заслужил  этого. Сделался без сил, и за собою другого человека тянет. У него как у всех, сердце негодное. Надо будет в природе заслужить в этом всем. А мы в этом служим, нам не везет. Человек прибыль ожидает. А раз ждет в природе лучшего, обязательно всегда будет плохо. Природа, она такая мать кормилица со своими силами. Если она захочет, вознаградит. Если она не захочет, через сердце перескочит, обязательно в бараний рог свернет – неправильно будет сердце работать.

    46. Как наши люди со своей мыслью будут жить. Им этого места мало для своего развития. У них родилась мысль не такая, как она была до этого. На одном месте ожидать  завтрашнего дня. А он обязательно таким не придет, в нем родятся силы новые для этого. Кому-то из нас придется заболеть, а кто-то уже болеет. Мы этого не хотели, а оно само пришло, не хорошее, а плохое, чему никто не радуется. Само время меняет, одно приходит, а другое уходит. Хоть и хорошее место для жизни, но в процессе это дело, как на несчастье, прибывает. В году бывает урожай один раз, а другой мы своими силами не управляемся, как с нехорошим делом. Возьмет да не вовремя сделает неожиданно такую дорогу, по которой неловко идти и ехать в первый раз по бездорожью. Мы этого не ждали. Сам человек откуда, как на грех, он шел против меня. Я его дождался, перед ним извинился. Спросил: куда это была дорога, по которой он шел. Это дорога, по которой мне надо было идти. Я по его указке пошел.

     47. Иду, а сам вздумал глянуть вслед его, он пошел по следам моим. А его не оказалось. Где делся? Сама природа об этом знает. Как я знаю, и учу человека по природному, по физическому. В воздухе, в воде, и в земле, в котором мы с вами не живем, а отмираем. Для нас экономика в этом не играет роли, и так же не помогает политика. Наше сердце с душой может быть не в одной церкви, которая поставлена на средине местного села. Там люди предкового явления каждый праздник собирались, и свое за неделю сделанное в грехах рассказывали. Они хотели, как бы получше в жизни остаться и на другую неделю. Чтобы чистым человеком опять начать. И делать то, что сделали наши все люди, которые неотрывно жили с богом. Природа этого не хотела делать, чтобы люди согласились с этим делом, и стали развивать свое начатое дело. У них в этом была вера большая, с нею они начинали делать, и заканчивали так же само, как у них получалось в своей жизни.

    48. Кроме одного воскресения, да еще по хорошей солнечной и тихой погоде. Особенно молодежь, которая делает для себя, чтобы ей в этот день было чего хорошо и много покушать. Да в фасонную одежду хорошую одеться. Старается заиметь рубашку, брюки, туфельки и головной убор. Его приучили вслед за своими близкими родными по природе шагать, и делать то, что мы делали. Только что наше солнышко зашло за землю, стало вечереть. Мы сообразили для вечера огонь, мы под ним не стараемся делать, а стелим. Каждый занимает место свое. Опять бога просят, чтобы проспать благополучно. Человеку бывает неудача во сне, засыпает, и сердце не помогает такому делу. Только что поднимается человек с постели, а его земля на некотором расстоянии. Надо туда бежать не так это просто, а чтобы была в этом  всем большая выгода. Человек без прибыли никогда ничего не делал. Поэтому он огородился, и хочет, чтобы его никакая особенность не тронула.

    49. Ему это место Бог дал, он так всегда думал. И хотелось, чтобы ему всегда так была удача во всем. А природные дни не такие делаются в своей жизни. Они идут один за другим только помешать в жизни человеку за его сделанное вперед. Одно вымалывает, другое начинает. Не надо делать. А у него колесо крутится на спицах. Сегодня день такой, завтра иной, так и недели, так месяцы, так и годы. Мы их начинали делать из шага.

      Всего этого не было, даже не светило в природе солнышко. Пространства земли не было, также не было воды. Что было? Да ничего, кроме тела человека. Ему захотелось это делать, что он делал. Одно провожал, другое встречал. Не такое, как было, а другое, совсем новое. Поток жизненный развит нами всеми для того, чтобы в природе пожить да помучиться тяжело, и в этом умереть. Это для нас не поток, которым мы окружили себя и сделали. Посередине села церковь для покаяния, и это не помогло.

    50. Человек сейчас скептический, не хочет умирать, а хочет жить, и много раз веселиться одно время. И так или иначе нас никакая маленькая  и большая церковь с богом не спасает. Мы с вами начинаем говорить сперва помалу, а потом переходим на крупное. Нас было двое, а потом четверо, уже гурт заводится в нашей такой местности. Мы взялись за маленькое и совсем разрушенное нами дело. Тяжело приходилось нам на старом деле свое новое начало строить. Мы такие люди в жизни, нам таким бодрым людям  по этой части. Мы должны сделать то, чего в жизни не было. То мы верили невидимому лицу. А теперь нас окружила скептическая жизнь. Уже мы старому прекращаем, а новому рожденному верим. Сами делаем, у нас так же получается, да еще лучше, чем это раньше было.    

    51. У человека такая мысль рожденная к этому всему. Он не для себя садит плодовое дерево, чтобы его хозяином быть. На это требуется грунт да вода, то есть влага. Оно любит в природе развитие. Мы много садовых яблонь не имели, и не у каждого она была, чтобы труд этим оформить. Как это в жизни говорится, я буду в этом деле дельцом. Мы привыкли начинать, как эту яблоню. Сердце одно не было согласное, чтобы на этом места росла нами посажанная эта яблоня. С нее мы не получали в первые годы роста плоды. Нас заставляло на это все сделанное нами смотреть. Все это делалось и делается везде и всюду на каждом месте в любом направлении. Но не каждому человеку приходится дождаться своего полного задуманного. Это будет очень редко как развитие, в котором яблоня смогла давать человеку плод яблоко. Этого природа никогда не дает.

    52. Ей легче убрать с пути человека. Если бы ум не думал об этом, и не делал этого, жизнь продолжалась. Самое главное, тот человек в жизни прав, который низы обслуживает. И верхи он не забывает  своим умением и работой, которая по заслугам телу человека помогает. Это делается не прибылью. А сделалось только одним независимым человеком. Тем человеком, кто стал мудрецом этим. Он свое такое сердце выходил любовью, трудом. Ни у кого из всех не делалось и не думалось. Они захотели по-своему помалу новорожденному дитю уход делать. Он не хотел в плен такой попадать, а его заставила обстановка не природная, а людская. Как эту яблоню выращивали, и хотели, чтобы она им давала ежегодно не малые, а большие урожайные плоды.

    53. Мы с вами только беремся за то, что нам приходится поедать. Мы этого научились, и стали в процессе все это добывать, особенно управители наши вожаки для своей такой славной жизни. У них такое сердце, которое надо хранить. А мы наделали специально для этих людей. Самого хорошего мастера заставили, чтобы он нам делал такие сапоги, такую шапку и такое пальто, чтобы не продуло и не промокало. Для того мы все делаем, чтобы не болеть и не простуживаться. А чтобы была в жизни продолжительность. Мы с вами не получаем в жизни этого, и не получаем в счастье. У нас что-то, а найдется, и на ком-то какая помеха. Мы с вами оделись тепло и хорошо, да и наелись очень крепко. Но того,  чего следует, мы в жизни своей не получили.

    54. Из наших рядов выбыл на веки веков. Не забывайте о том, что у нас самый маленький человек никем нигде не распоряжается, а только выполняет наше все. Разве он не смог научиться или быть на этом месте. Его так никто в жизни нашей без теоретической работы и учения. Это только удалось тому человеку, который не хотел сердце свое беречь. Я сейчас лежу под режимом, лежу на печи, а вокруг меня люди такие, как я. Это сон. Написать о маленьком дитяти надо, сердце у него было маленькое, не большое. А когда он попало в плен этого дела, он испугался, и не по человеческому голосу закричал. Все это было сердечное начало за счет своих сил работать в природе. А она для этого родила человека для жизни, но не понравилась людям. Стали по-своему делать, а дело стало не лучше, а хуже, жить за счет других людей.

    55. Люди знали, что это не их пища. Но они специально задались цели сами себя сперва не крепко, а помалу кормить, поить, одевать да в доме жить. Как наша вся хозяйская система, стал индивидуально жить. Они без всякого Бога не встречали и не провожали, ежедневно просили, молились. Кое-как восстановили, как будто один за другим гнались. Хотели догнать, а уйти от этого не пришлось, как набросилась природа. Она была спокон веков перед всеми людьми умницей. Только сами люди в своем процессе жизни не пожелали по этой дороге, где можно было в хорошем деле сохранить. А эта дорога была, она и будет тогда, когда мы с вами все за это возьмемся. И этому человеку поможем, разовьем мысль свою. Это не все для него эти слова.

    56. Они должны человеком для своего дела делаться для того сначала помаленьку, не сразу так говориться. Нам нужно сразу без всякого дела сделаться для этого, чтобы смело пойти и овладеть этой дорогой. Мы с вами не хотели и не хотим на этого человека равнодушно смотреть. Этот человек с выхоженным своим сердцем. Почему он в природе не боится ее качеств, от которых мы хоронились, хоронимся, и будем без этого знания к природе хорониться. Что мы сделали маленькому началу, заболевшему сердцу, ведь оно появилось в жизнь здоровым? Ему разве хотелось его потерять, он на это не претендовал. И не хочет сейчас этому верить, что в природе есть, такие проходят средства. Мы их не хотим искать.         

    57. Разве к этому самому нельзя склониться своей вежливостью к природе, и решиться умело ее просить. Она какая бы в жизни ни была, но милая, умная. Дитя сызмала заставит быть родной хорошей матерью. Все это делает наша великая природа. У нее для нас с вами лежит две хорошо не изученные дороги. Одна дорога для нас прекрасная одна из всех. Она бы давно не делала человеку своими силами. А у нее они есть, не дать ему вновь рожденною живую в факте вещь. Считалась, она считается, и будет в этом деле она считаться, как с развитым умом человека. Он пока в человеке хозяин. Если надумает это дело, ему надо необходимо. Он лезет на рожон. Ему хочется, чтобы в жизни это было спасение и получение.

    58. Чтобы было в человека сердце, ни один человек об этом не мыслил. Человеку любому и каждому можно на себе развить, и сделать то, что будет надо для всех. Разве наша независимость на человеке не пришла, и не сделала это, что от нее требовалось? Разве мы с вами этого не видим, или не слышим об этом деле, что будет надо, чтобы завоевать на себе эту вот милую для всех славу. Она была, и обязательно будет на человеке развита. Кому это завоевание будет не нужно. Если по зависимой дороге мы шли все время, и в этом всем мы с вами отрываемся и не доживаем, для нас самое худшее дело в нашей жизни. А вот чтобы чего-либо сделать в природе, мы ничего не делали. У нас наши сердца в этом деле незаслуженные.                   

    59. Дело только за мыслью да за человеком, кто роли играет в природе за свое дело, которое в природе делается ежедневно каждую секунду. Без чего это необходимо требует пришедшее время. Если только он не будет об этом всем мыслить, человеку любому жить не будет чем. В этой мысли идет по природе время, какое надо, дни приближаются. Он про них знает, готовятся все люди, чем только умеют, и что только есть встретиться. Это время, которое в году один раз приходит, и тут же поднимается, уходит. Поэтому человек не с сердцем своим свое тело будет рано (поднимать), а ложиться поздно. Не будешь слушаться ума – останешься без штанов. Такое в природе кипучее дело. Мужик сельского хозяйства к этому чистит зернышка самые лучшие. А живую силу животное кормит, как самого себя. За ним ухаживает, водичкой поит. Только оно у него находится в сарае, а сам в доме запертом лежит. А во дворе господствует сам, по слову Бога все принадлежит, на что и надежда только тогда была.    

    60. Если человек, да еще маленького начального хозяйства в этом деле не будет о нем мыслить, не будет Бога просить, и никакого в жизни нигде не проявится. А когда с человеком вместе Бог ложится, и рано встает по природному развитию. Если уже не природа помогает человеку, то уже не знаю, что написать. А писать я умею про все. Когда-то Петр русский царь первый, он водился с немцами учеными, которые относились скептически. Не доверяли отсталой древней в тяжелом труде России показывать свое учение научное. Смотри, мол, кот понимает математик, считает цифры. А Петр был, он остался перед природой прав. Он и докажет как русский царь этим немецким ученым. А я хочу по-своему проверить этого кота на живом факте. Вы от кота требуете свое, а я свое ему представлю. В это время Петр подбросил мышь. Этот кот схватился, и за мышей. Зачем. Ему это слаще мыши нет  ничего. Так и теперь между человеком зависимым и независимым человеком большая разница.   

    61. Приходится в природе доказывать не умом таким теоретическим, который очень много сделал. А для себя не нашел тайны, чтобы такие средства помогли избавиться от внешнего врага и внутреннего, который мешал человеку.  И будет мешать до тех пор, до того времени, пока у нас, людях, в природе не изменится поток в жизни. Мы зародим свою сознательность к этому делу, начнем сами себя приближать поближе к природе, как сделал человек в независимости, от чего нам всем не отказаться в природе. Раз ему в этом всем хорошо делается не тогда, когда первый пушистый снежок ложится. Он пробуждение все это делает, как будто человеку такому живому приходится жить плохо. Природа не такая делается перед этим человеком. В ней рождаются свои на это самое силы не обижать человека, а поощрять в этом деле.   

    62. Коммунизм нами строится. Спрашивается, кому, большим умам или нам, теперешним людям? Нас с вами уже не станет, народятся люди с нашими силами, захватят свое начатое место. И будут командовать, учить нас за деньги, интерес только это будет. А независимость от своего сердца выводит живой неумирающий факт, его надо вводить с самим маленьким дитем. У него тоже есть, хоть и маленькое сердце, но человека. Не делает погоню за деньгами, за таким местом, где много дают. Или люди одни получают их, а другим не хватает. Кому это будет пригодная наука дипломная? Она родилась с глубокого незнания. Она не идет своим вверх, а спускается вниз.

    63. Мы не хотим понять, что эти наши все с маленьким сердцем, они поднимаются вверх для чего? Их силы в этом деле поднимаются вверх для чего, спрашивается? Да для замены нас. Поэтому мы перед собой время пришедшее для того, чтобы мы не дремали, а спешили  поскорее занять свое место. И на нем делать то, что делали наши все умы. Они это дело начинали с самого маленького бугорочка. Эту работу делать – перед ними стоит своя задача. Они без этого начального дела дальше возможностей не находят. Зависимая дорога тоже начинала протаптываться с самого бугорка. Она покатилась с горы не для того, чтобы жить и делать то, что сделали все наши люди за это время. Им не трудно было.

    64. А, можно сказать, в этом деле. Их дело – беднеть не приходилось. А вот богатеть, подниматься в жизни всем можно, лишь бы был для этого ум. Птичка маленькая со здоровым сердцем между нами в природе живет, и показывает всем волю свою небывало. Туман на земле, он начинает жизни человека мешать, как какой-то утке, на воде плавающей. А человек уже недолюбливает, у него к нему не рождается энергия. Даже не такой делается внутренний вдох и выдох, что больным легким создает затор, чистую неприятность. Даже не может себя, у человека от этого густого развитого тумана губится сердце. По этому густому туману даже не похвалишься, и не покажешь сам себя в красивой одежде. Словом, туман большой очень крепко мешает любому идущему в пути транспорту.            

    65. Это такая нехорошая рожденная в природе атмосфера, она даром на землю не приходит. Бывает, скоро уходит. А бывает, участит, лежит днями. Он у себя имеет большую влагу, но не такую, как после дождя. Туман у себя молоко содержит, любое расстояние окружает этим. Мы, говорят звери, которые по нему странствуют. Он нам тоже, как водителю в машине, так и нам. Это нехорошая для всех живущих в любом теле такая атмосфера, большое расстояние занимает. Вверху лежит эта система, которую нельзя будет ничем изгнать. Погода тихая, но неприятная в этом деле человеку. У него глаза по нему вдаль не видят, сил на это нет. Вся зависимость в жизни живет в природе, но этим не довольствуется.

    66. Даже профессиональная система, и та хотела видеть после этого солнышко, но природа его скоро человеку не раскрывала. Особенно делалось тяжело зависимости, она на себе несла мертвый груз. И для сердца было не хорошо, а плохо через свою нелюбовь. Но независимость выступает со своими словами. Взялась везти по этим условиям со своим умом, ведет такая сама, ни у кого не спрашивает, самовольно шагает. Этот туман на все влияет, по чему и воевать любым оружием не приходится, в такт попадать. А природа говорит, что тебе мое вначале нравится. Я не сразу все рождаю. Этот туман, он не сразу на этом месте сам себя развил, и теперь не уходит. А человеку вооруженному это не по душе. Но зато выступает  человек новый, в этом деле говорит: какая моя такая есть любовь.    

    67. Я не ухожу ни от плохого тумана. Он для меня, любимого сердца, приносит хорошие качества. Как не уходил от круглого всего пришедшего года. Какой он был длинный, а какой он капризный и неспокойный. В нем не было к своим дням сердца, они каждый раз приходили с ничем. И так они ушли бедно, без ничего заковыристого. Человеку не пришлось сделать отдельно выдающееся между людьми в природе. А ему хотелось на себе форму сменить. Он не был доволен тем, чем он занимался все время, и что сделал. Как таскал в своей жизни свой тот же мундир, который ему поначалу приходилось новенький на себе таскать без всякого.       

    68. Не очень по фасону был хороший. Так и этот год со своими всеми днями, которые приходилось человеку очень долго ждать. И дождаться таким, как он приходил и уходил. Мы были рады лишь потому, что нас научили наши предки с умом, и без всякого сердца. Мы начали с первого дня. Это все начиналось не сразу, что надо было для нашего в форме человека. Он эти дни встречал не с простыми руками, и думал без всякого сердца его как день проводить. Ум с этим делом не согласился, взял на себя свои силы, и стал заставлять тело человека, чтобы для себя делать, чем надо жить. А это жизни стало в природе мешать.   

   69. Все то, что природой дается, и делается ею для человека, ему это не выигрыш, а проигрыш. Это не свое, а чужое, совсем другое. Как лежит земля холодная и морозная. А приходит такое течение, не такая атмосфера делается. А у человека такое в теле к этому недоверие. Он не смог оставаться при этом так, как от нас требуется от самой природы. А у нее для этого не плохое в этом людьми введено для того, чтобы свое намеченное в жизни мы все в этом продолжали, и старались сохранить. Наша такая в этом деле задача любому нашему человеку иметь в природе свое счастливое время, о котором надо сказать прямо. Какая бы погода на дворе в атмосфере не стояла, в начале этой родившейся минуты.              

    70. Мы с вами сидели и очень крепко с умами ждали. Нас с вами заставляло  в нашей создавшейся семейке, да при такой умницы матери. Она нас для этого как раз всех до одного на белый свет маленьким мальчиком или девочкой. Мы все с вами такими рожденные. Нас как людей своя родная мать хранительница на нашу землю с воздухом и водой выбросила. Она наша мать не в одних условиях на свои ноги поставила, чтобы на это дитя своими глазами посмотреть, и сказать свои ласковые об этом деле слова. Почему это так получилось, что у нас между нами введенный счастливый такой в жизни путь. Он доступный всем это получить.     

    71. Но не все мы с вами на одном месте, и не в одних условиях, где наш человек свое собственническое место занял. И то ему или ей пришлось сделать в наших людях по закону. Если не хорошее в жизни, а вредное между людьми, а общему характеру ущерб. Мы это все не прощаем, берем и наказываем умами своими. У нас есть такие люди ученые со своим практическим делом. Человек человека за его корысть наказывает очень крепко. Он у нас с вами таких милых без сердца людях очень крепко мыслит. Ему не хочется в таких условиях находиться. Он не забывает каждый раз в году это число встречать не так, как мы умные во всех своих отношениях.

    72. Мы все можем сделать, лишь бы было нам одним за этим столом за такой пищей и семьей, где мы все как один взяли в руки наполненные стаканы. И рады сказать  громко все в один голос, что мы остались между природой, кому пришлось в это самое веселое наше время. Мы с вами забыли, и крепко не хотим видеть своего близкого по жизни человека, а он у нас нашим законом держится в тяжелых условиях. Как по истории прошедшей были такие люди смельчаки, они шли на рожон. Их окружало, может быть, хуже, а может, им приходилось лучше. Но такого между нами с вами в природе не рождалось умом развитого человека, чтобы он был в этом деле болельщик.

    73. С душой, со своим сердцем он пошел на преступление. Свое здоровье испытал на себе для того, чтобы в природе добился, и сделал человеку другому легкое. Вот это было заслуженное место, нами всеми надумано в маленький небывалый какой-либо день. А в нем родился для этого человек не с такой мыслью, и не с таким делом юстиции, чтобы человек человека наказывал. А чтобы человек с сердцем в природе родился, и научился в природе делать то, что будет надо нашему обиженному всеми  больному человеку, кто не получил в природе ни от одного человека себе помощи. А он у нас между нами в 1967 году в самый последний день, последнюю ночь свое зависимое тело с больным сердцем оставил позади.

    74. И врачи ничего не сделали. А как умирало тело человека от сердца, оно бессильное будет между нами в природе через такое сердце умирать. Семья плохая на своем месте образовалась со своими людьми, кто увидел меж собою с другими ценностями, на которые приходилось странно обратить внимание. И умственно запечатлеть, что это наш человек. Но со своей мыслью не доделает то, что хочет видеть вся причитающаяся семья. Она хотела у себя старое развитие своего ума. Но этот человек, по их выводу, стал не в кучку, а из кучки. Стал не по-ихнему жить, а по-своему. Для них это есть разорительность, которая не нравится.         

    75. И не будет сердцу нравиться его работа, которая делалась сердцем. Кормил он мозг, кормил мышцы, и самого себя удовлетворял. Как эта семья, она себя поселила на этом месте, так как самому одному из всех семьянину понравилось. Здесь хорошо мы должны жить. А раз это хорошее место, чтобы на нем так, как хотелось первому человеку. Надо будет жить, на одном месте не сидеть. От самого порога лежит дорога одна из всех. Лежит не ночью, а днем. Это все приходилось умом без всякого сердца нападать, как разбойники неожиданно на людей безвинных. И начнет с людьми вместе строить свое. Он больного чем-либо не хочет, чтобы он между здоровыми людьми был. Сердце не удерживал сам себе, а гнал от себя. Как природа со своим делом. Она не хочет, чтобы так семья разрасталась, и у себя имела то, что было надо.  

    76. Люди сами в природе не хотели у себя видеть плохого. Они идут по дороге самой выбранной. Еще хорошо не подсохло, и не было ясного в солнце дня. А дело надо было начинать, ибо такое дело настигло. Нужно браться с умом да с большой развитостью для того, чтобы в природе начинать. А раз мы это дело начали, то почему нам это дело не делать. Всю зиму напролет ум пролазил по природе для того, чтобы на этом месте подготовить. Человеком обдумано и проведено, чтобы не самому одному, а вся в этом сила живая должна в этом деле со снастью сделать свою работу. Она в природе на человеке должна сделаться умом для того, чтобы на этом месте в этих условиях  приходилось человеку делать. Чтобы у нас в семье без потерь получилось.

    77. Человеку надо хорошая и крепкая снасть. Чтобы была хорошая упряжь и хорошие хомуты с постромками и гужами. Да череседелкой и сиделкой везти хорошо. Чтобы была дуга или дышло. Также на рогатую худобу ярмо с войцем для того, чтобы в осеннее время пахать в три пары волов черноземную пахоту. Мы, такие семьи, вооружены для того, чтобы не хвалиться этим. А чтобы этим всем обрабатывать грунтовую черноземную местность, которая никем не обрабатывалась. А сейчас за нее взялись руки человека. Весь головной мозг, вся системная сила, она встречала и провожала эти для человека считанные и вновь представленные дни, в которых приходилось человеку хорониться от такого холодного в снегу, в морозе дня. Мы, как самые хорошие хозяева, в этом деле знаем об этом, у какой матери к своему дитю свое сердце.

    78. Если у нее их четыре, дети неодинакового ума, один другого догоняют, и уходят от другого человека. Надо будет, чтобы сердца милые, а они получились разные  и неодинаковые. А у матери родной сердце для всех одинаковое. Она любит всех одинаково, только они любят мать разно. Поэтому у них дороги свои, любимые не для матери с отцом, а для самих себя. Не в кучу они тащили, а с кучи. Не росла семья в одно богатство, а разделялась. И вширь по уму расширялась как никогда. Из одной крупной семьи росли свои отдельные. В своем уме развивались, и по-своему делали то, чего их родители в своей семье не достигали. Эти люди старые, а в деле себя показывают новыми. У них развивался труд.

    79. А в труде забота не на семью нашу, рожденную нами в природе. Она эту семью на белый свет посадила. И этот новый год со своим имеющимся богатством на этом месте встретили люди, которые давно в природе живут, и борются  с ней, воюют. Они ничего не знают в этом деле. Им хочется, чтобы первый этот день, а в нем небывалое теплое солнышко вылезало из туч, и не сплошную местность оно занимало. И не как весной атмосферу лучами обогревало. Казалось бы, надо югу распустить своих диких птиц, но природа климат свой не имела. А зимняя погода, температура лежала. Хотели, чтобы небеса раскрылись, и для этой семьи свою белую скатерть на земле разослала. Но семья этого духа не заимела.

    80. Взяла, на это время чистой земли весь день не дала. Через солнышко не упал снежок. Такая возможность не дала людям свободно с сердцем дыхнуть. Если только природа не откажется от меня так, как она держала, мое тело сохраняла. И все свое время людей своим сердцем наказать, чтобы они с моими силами считались. Какие они для всех людей не капризные, а вежливые! Но не наказывают, а всегда крепко вооруженные за людей в природе всех, ею обиженных, больных. Им вся моя любовь в этом на мне лежит. Я крепко болею, хочу, чтобы они тяжело не жили, как их мучит болью в природе. Моя мысль, мое сердце не такое, как у всех. Этим делом брезгуют. Моя любовь моего дела в этом. Я это все рассеку, прогоню любого врага.   

    81. Как вероломно напавшего прогонял, в любую минуту прогоню. И то человеку, нуждающемуся в этом деле, сердцем своим докажу, сделаю. Наша лежит по земле такая дорога семейная, она от края до края сегодня тянется. Хочет сказать за свою семью, которая в своей жизни искала в природе тайну. А ей, как на какой-то грех, прививалась своя сделанная человеком неприятность. Он в природе нарушил свой введенный закон. Не надо было ему делать, а он в это дело вовлекся. Ему захотелось чужого. А раз чужим человек стал удовлетворяться не один раз, а много раз. Люди этот поступок видят, сами с собой говорят, у кого наш Лукьян купается, и за это ни перед кем не отвечает. У богатого раз можно украсть. А у другого человека можно будет когда-то пойматься, и за это все ответить.

    82. Это не свое семейное трудовое нарожденное, к чему мы со своим делом ступаем. Этот день у нас …, а мысль в голове лежит. Каждый шаг для этого мы шагаем не одни. Мы, люди, заставляемся, три раза в день кормимся. А сегодня для нас первое января. Может быть, и не надел свою такую хорошую рубаху, и, может быть, за стол приготовленный не сел. И не хвалился таким прошедшим годом, которого мы оставили вчера. А теперь мы с вами собрались самые близкие по природе друзья через эту выпивку, а мы с ней часто встречаемся. Особенно сегодня перед нашими телами лежат дни тяжелого характера, чтобы их в своей семье без всякой аварии прожить. А то ведь между нами, такими любителями, лежит ненависть по части жизни. Одному в ней везет, легко добывается копейка.   

    83. А у другого пот ручьем проливается. Мы говорим в этом, это наше не оправдание. А бывает не со всеми. А хоть редко, мы со стихий встречаемся, она нас калечит вплоть до самой смерти. В природе мы этого не хотели и не хотим видеть. У нас одно – вперед за своими пришедшими днями. Они нам говорят, чтобы мы не сидели, и не ждали милостыни от природы. А все думали, готовились к нашему одному годовому прибыльному и хорошему урожаю. А он у нас бывает в природе один раз в году. Мы все силы в этом деле ставим перед собою, всю свою возможность в уме держим, чтобы не забыть, что в этом году помешало. А сейчас от этого раза уходим. Природа не … хвастунов, она пришла на порог со своим ковром. Будь добр, что будет надо для этого дела делать, не просыпай, беги на ногах.

    84. Догоняй, не отставай. Не будешь спешить – тебя время убьет, ты будешь бедным в этом. В этом твое дело, это праздник, да еще годовой. Ты встречаешься со счастьем. У матери родной по ее сердцу дети одинаковы умом, но не по одной дороге они пошагали. У одного мысль своя, окружила себя, она хочет этот год встретить без всякого тяжелого. А разве другой против, только ум промыслил не так, как это говорится. Дело перед всеми живет и делается, но ошибка бывает одна – недоделает, попадается. А раз попался в природе, неловкий в природе. Она не считается ни с какими силами, берет и валяет человека. Постепенно у него отбирает силы, вводит человеку бессилие, с чем человек не может совладать. А жить-то надо, и хочется жить, только природа не допускает. Он или она не живет, а мучится в этом. Кто этому виноват? Мы сами.

    85. По-старинному шагаем для того, чтобы свое сердце потерять. И будут они по зависимому терять, ибо новые дни один за другим должны появиться, и в бездну исчезнуть. А за их надо прежде времени пить то, что впоследствии в этом веселит. В первый день 1968 года люди отдыхали, не хотели браться за наш великий труд, или за то, что нас в этом деле кормит. А учат нас всех по дороге ходить, по той дороге, у которой нет конца. Мы по ней стараемся идти с самого утра, и в завтрак во время нашей еды. Для нас готовит другой человек. Он нам всем строит в этом деле вкус, а уже в процессе развился аппетит. Мы без него не садимся за наш стол, где мы с вами сможем не… 

    87. Без всякого сердца провожаем дни, а с умом встречаем. Еще не жили первый день,  и к  нам он пришел тяжелый. А мы собрались, в честь этого нового года, небывалого дня берем и пьем допьяна водку. Что мы с вами делаем? Еще не жили, а делим барыш. Я помню своих отцов, что они делали кустарно и без всякого ума. С силой своей рыли для самих себя шахту, хотели уголь достать. Их радовала проходка. Как им хотелось уголь достать, а счастье их не пришло. Хвалиться они умели,  делить барыши тоже умели, и с деньгами  они умели распоряжаться. Но не дождались они этого, стихия помешала. Летел казацкий самолет, а мы дали знать партизанам, они приехали, сожгли. А всей этой артели пришлось в каменных погребах просиживать. И постепенно они в природе умерли без денег.   

    88. Им как таковым вечная память, лежат в земле. За пятьдесят лет этой жизни, в которой мы живем, нас ни одного хвастуна не станет. Мы все до одного зависимого человека умрем. Разве не семья или не сердце Россия, которая создана с мужиков, с кустарей индивидуальных в собственности. Они умело жили без всякого такого сердца, которые бы за их новую и сильную в хуторе Иванове заступилось. Они были в этом деле правы по своему старшинству. Алексей Никитич Бочаров, Клим Никифорович Токарев, Илья Федотович Бочаров, Иван Федотович Лазарев, Иван Антонович Полехин, Василий Платонович Бочаров, Емельян Федосеевич Бочаров, Федор Сергеевич Токарев, Антон Афанасьевич Полянский.  

    89. И, самое главное Корней Иванович. В лице своего сына счастливца Порфирия Корнеевича Иванова, на кого выпал жребий быть в истории. Это дело, которое делалось для семейной жизни. Никто из всех не хотел умирать, и все до одного пошли в землю, как и не жили на белом свете эти мужики. И так умерла вся Россия. Теперь умирают люди без сердец социалистические, которые этими такими хозяевами на нашей земле физически создали это экономическое  и политическое учение. Государство не для того, чтобы человеку любому в нем жить продолжительно. Чтобы не болеть их сердцу и не простуживаться. Этого новые люди коммунисты у себя не завоевали. 

    90. Этого, чего следует. Как на первое января сосредоточились умами своими, как следует, весело проводят друг с дружкой. Говорят не о первом таком праздничном годовом дне, который не побоится сам себя в этом деле. Год – это не один день и не одна неделя, чтобы в ней прожить да поделать в ней. Мы делаем месяцем не одним, а всех двенадцать. 365 всех дней. А его надо было не так, чтобы ничего не было у человека. Он сможет сам на своей работе или в учебном кабинете со своей идеей. Он сидит и выдумывает в свое такое время, как будет надо избавиться от плохого в жизни своей. Мы с вами разве не хотели в природе заиметь первый наш такой день со своим зимним холодом да морозом, чтобы для нас был действительно зимний в снегу день. А мы его, такого дня, через наши силы не имеем.

    91. И не можем в такое время иметь такого дня, чтобы запрячь в санки тройку зимних лошадей в хорошую сбрую, с кучером вместе – пошли по снегу кататься. Мы в этом году с первого дня этим не окружили себя. Нас с вами наши больные сердца подвели. Мы недостаточно подготовлены со своим понятием. И не хотим знать себя так, как требуется в жизни моей. Она человеку подсказывает, что сегодня должен делать наш в этом деле человек. У него одно умственное стремление для себя что-либо сделать не такое, как он делал ежедневно по своему уму и определению. В свое родном дворе привязана на цепи железной. Нет друга, более любимого от собаки. Она все время находится на этой привязи.

    92. Разве у нее нет ума, чтобы чего-либо в жизни своей подумать не на этом месте, на котором она и на первое января не была отвязана и досыта накормлена. Тогда можно было сказать нашему любому хозяину в своем дворе: человека ум заставил это сделать. Посмотрите, это его небывалая единица, самая лучшая сторона. Человек на этот день своей собаке сделал то, что хотело его сердце для собаки сделать. А мы с вами как не делали, и не делаем этого. Как была на привязи, так она и осталась в этих условиях. Может, она через наше пьянство и не накормлена досыта. Это хоть редко, но с таким делом встречается. Собака в условиях, она между нами в природе терпит.

    93. А сами знаем, что будет завтра, что с нами получится на второй день. Мы не собаки, привязанные на цепи, чтобы никуда ее не пускать. У нас такой введенный закон всем, он не легкий. А, можно сказать, для человека нашего цивилизованного во всем. А ему завтра надо быть в природе на фронте в труде. Влезай со своим телом воевать, эти тоны через себя перебрасывать ежедневно. Каждый раз человек не привязанный, и не лежит на своем месте, и не ждет скрипу дверей. А когда ему такому страдальцу вспомнит хозяйка, приготовит и вынесет не как человеку, а как псу, в этом и даст, ему скажет: лопай, как собака. Человек выработал свои силы для этого, чтобы их расходовать в любое время года.

    94. А мы все вчерашний день знаем, его очень легко проводим с песнями, с плясками. А сегодня физически в труде. Уважаемые люди этого времени. Мы родились для того, чтобы жить не за счет чужого, за счет природного. Нам с вами легче воровать, чем трудиться. Только за труд перед народом не отвечают, а за воровство судят, наказывают. Люди сроки сидят, терпят из-за этого. А за труд получают в теле болезнь, и в болезни мучатся одно время, а потом человек помирает. Его стегнула в этом деле природа, не захотела, чтобы он был в этом деле здоровый, чтобы через себя перебрасывать кучу труда. Никому это не надо, но необходимость такая. Трудится, трудится честно, а воровать же легче. Он пойдет попробовать, и поймался. Его не как вора судят, а за то, что он в этом деле поймался.

    95. Его народ судит, он за это получит режимное наказание за материальность. А в нездоровье болезнь, она ломит, она человека гонит с колеи. Она нас всех у себя держит, всем нам прокладывает свою короткую или длинную дорогу, которая нами прокладывается ежедневно. Она нашего брата учит, что будет надо для этого сделать, чтобы воспользоваться этим временем. А в нем надо будет самого себя заставить, чтобы жить своим таким телом без всякой такой аварии. Чтобы человек в природе не подвергался никаким заболеванием. Чтобы человек был стойкий, в своем всем уверен. Говорить, что его никакая особенность, и никто из родившихся для тела человека. Враг смог обидеть у человека, зависимого в природе.

    96. Такого не нашлось между нами всеми, такими людьми, кто прожил на земле, свое место занимал. А вот чтобы в природе славу у себя для этого завоевал, этого ни одна национальность не заслужила. И ни один ее человек, чтобы он от нее получил славу. А одно прекрасное в природе пожил, да своим умом по природе полазил, поискал то, что он думал в природе найти. Но чтобы найти ему пришлось, этого не получил для себя. Любой человек в жизни не хотел этого дня, который себя в этом году небывало в такой грязи окружил. Нам можно сказать свои слова на это, это не зима предковая. А небывалая жизнь, небольшим холодом развивалась в тучном виде. Мы редко такое время встречали, и мы его проводили, его нет.                  

    97. А раз не такое пришло время для человека, он уже сомневается. Думает, думает  про то, что до этого проходило все время, до этого года. До этой вроде глубокой осени, которая заставляет соглашаться с этим делом. А он нам такую зимнюю в снегу да в большом морозе не несет. И не делает нам такого, чтобы мы с вами по такому холоду раздевшими не ходили. Холод есть холод, он не какая-то особенная единица, она попадает на нашу землю с высоты. А к земле прилетает, и свое время летит, от чего делается атмосфера, холодная струя. Она не хочет, чтобы человек ее боялся, и на себя чего-либо из мертвого одевал. Поэтому он боится, у свою идет да хоронится.

    98. А раз у него такая боязнь перед природой, она породила второй день такой же атмосферы. И такое явление, в чем сердце может и не думать так, как думает все время мозг. И лошадка со своим сердцем этому горю не помогла, и не доказала своим обрядом. А она была умница, всегда сама собою хвалилась, как какой-то красотой. У меня на моей голове одета с ремня уздечка с грузделями, с разными бляхами. Я была в этом неузнаваемая, на своей спине седло не одно носит. Я носила к этому и всадника человека с умом, он мною поводками правил. Я была ему в этом послушная, всегда держалась той стороны, которая ему была надо. Влево надо – я в том держалась.

    99. Надо вправо – я была в этом скромная.  Зверь я была. Под моими ногами летело все, я без крыльев летала. Не смогла потерять своего любимого друга, он же меня выглядел. У него на это родился свой ум меня заставить, такую красивую упитанную лошадку. Я не сама в природе есть хорошая лошадка, которая своей силой помогала в природе человеку не одним верхом. Хозяин был прав моим неучтенным здоровьем, на все свое село хвалится, что она у него такая умница. Седло снималось, а хомут надевался для другого примера. Надо было в драги запрягать, и от этого я не смогла отказаться. На это я имела имя лошадь, на себе носить не один хомут.

    100. Этот хомут был с гужами, и была супонь. Если надо запрягать в драги с оглоблями, для этого сверху головы одевали дугу. Закладывалась в гужи, супонью стягивали, тогда на мне не один кучер ехал. Даже я везла груз не малый, а большой, современная живая машина. За это все меня как близкую свою по части этого. Лошадка человека знала и любила, своя родная в этом деле добро творила. Мои колеса от моей быстроты тихо не ходили. Для меня в природе погода в климате не рождалась. Я была в ней летающая птица. Для меня дорога – родимый край. Зимой и летом на меня доверялся человек.

    101. С ним я вместе живу в дороге. Он кушать захотел, его природа заставила это сделать. И меня он выпрягает, ставит к корыту, я в нем приготовленный хлеб также поедаю. Это моя для этого сила есть. После чего не я одна в это уверена, и надеюсь, что мои ноги нас обоих привезут. И сделают то, что задумал наш в этом человек, ему это надо. У человека думает не сердце, а ум. Ему хочется это сделать, он все силы кладет вместе с лошадью. Для своей семьи хорошенького приобрести, и этого человек вместе достигает. У него на это есть сила воли об этом деле не забывать. А все думать до тех пор, до того времени, пока человек в своем дворе не увидит прибыль живого факта.

    102. Он меня, как этакую лошадку умницу, никогда ни за какие деньги не отдаст. Я у него вторая жена, которая за хозяином смотрит. Старается, меня водит в чистоте. И накормит, чтобы я не был голоден. Она моя вторя помощница. Что я, то и она. Приходит время, надо нам вместе садиться за наш нами приготовленный стол. Вся причитающаяся пища, мы ни у кого не спрашиваемся. Берем, бросаем все делать, а сами, как псы голодные, бросаемся, и свой аппетит кормим. Мы для этого живем, у нас не одна наша такая лошадка есть. С сердцем она нашему горю помогает в трудную минуту. Когда человеку надо полакомиться хорошим, жирным, он имеет для этого дела корову.

    103. Они за ней ухаживают, хорошо кормят. Это все делается хорошим, умным хозяином, кто поздно ложится, а рано встает. Ему, говорится в пословице, бог в этом деле дает. Он думает не про одну лошадку, у него в уме коровка с молоком, да еще не плохая, а хорошая. Там сбоку стоит свинарник, а в нем хорошая откармливается свинья. Или кошара, а в ней овцы живут. Все это будет надо. У хозяина, как на страницу ставятся эти слова, так и хозяйство растет не по дням, а по часам. Надо будет куда-либо поехать за каким-либо тяжелым грузом, у человека лошадь не одна, а с драгами. Он без подготовки туда не поедет, сначала накормит досыта лошадку, просчитает это время, сколько ему будет надо.

    104. Он в это вкладывается сам, с собой берет для себя еду, и не забывает про лошадку. И также у него в уме то, что имеет во дворе. У хорошего хозяина господином служит слово одно. За все полное и сделанное его зовут все окружающие  люди господином. У него нет того, чем бы нуждаться. А есть у него то, что надо, поэтому он и господин в доме своем. Винить, корить в этом всем деле некого из жизнерадостных животных не приходится. Один без всякого другого не может показать свои родные силы, которыми человек своим добром хвалится. Есть чем ему, такому человеку, в своем развитом хозяйстве хвалиться, ибо это надо и полагается в природе. Она заставляет человека, чтобы он имел одно и имел другое.

    105. Надо бы иметь третье и четвертое в своей хозяйской жизни, которая не стоит на одном месте. У человека не сердце обо всем думает, а ум обо всем не забывает. Разве можно хорошему хозяину за свое хорошее в прибыли хозяйство забыть. Как не забывалось этому человеку, кто взялся за зависимость свою начальную, сделанную им. Разве это не хозяйство хорошего хозяина. У себя на это имеет в природе свою тягловую силу. А для нас всех известная природа, она является во всем кормилица. У нее есть время, у нее есть и дело. Но чтобы ничего не иметь, чтобы ничего не было в жизни, это не человек в природе есть.                                                 

    106. У человека день прибавляет день. Разве человек думал про то, что получится в природе с новым годом. Никто из всех людей не старался об этом деле подумать, чтобы сегодняшний день первого января 1968 года был совсем без снега, в грязи. Мы его таким не встречали, и не смогли такие дни перед собой видеть. Не весна, которая должна быть, и не осень. Уже рождественские в посту начинаются в году дни. Я, говорит природа, такая родительница. Что захочу, то и сделаю в жизни. Для меня ничто вам не дать белого снега, который ложился ежегодно на этом месте. Где наш человек в этом деле рылся, и хочет сказать за хозяина в природе. Он для этого закалялся, чтобы не простуживаться и не болеть.

    107. Это его качества, выходить свое родное здоровое закаленное молодое сердце. Оно всему дело есть, человека выхоженное в жизни своей сердце. А раз его человек в этом духе выходил, на него большая-большая надежда, на независимую природу. Она нам. И второй такой без всякого снега день пришел. И хочет нам за свое небывалое, чтобы мы про это все думали, и брались за свою сделанную снасть. За техническую силу, за машину, ее ставили на колеса для того, чтобы ее мотор гудел и заставлял энергию вырабатывать. В ней человек рылся своим умом, глядел по всем сторонам. Но одного в жизни природа не давала, зима отсутствовала. Надо снега, а его атмосфера не давала. Лежали без всякого мороза дни такие, по земле грязное, и кое-когда в тумане, с ветром дождик идет сверху.

    108. А люди этим в сердце недовольны, им не нравилось. И они хотели  по природе по снегу да по морозу. С одежды делалось, как это надо, и тело не так загрязнится. В природе может даже без всякого сердца себя заставить самый маленький скворец. В этом деле окружит себя, и прилетит на свое прежнее место. Своим появление он себя таким в природе покажет. И голосом пропоет свою прежнюю в природе песню. Мы этакие люди услышим его такой голос, он для нас таких, не старое это дело ему петь. Такая картина для нас известная, на кого обратили мы все внимание. Как нам было слушать этот голос, между нами мы такого звука не слышали.                             

    109. А как люди за это все взялись, на него такой взор, на такую быстроту, которую он делал. Он на месте спокойно не бывает, видит перед собой все, радуется нашими бегающими по теплу детьми. А какие на нем перья черного цвета, мы бы от такой птицы не отказались. Она не вредная, а полезная есть в природе, всех червячков по цветам собирает. И хочет нам, людям, в этом деле помогать. Какие его ноги, они могут держаться на любом месте. На него не влияет никакая погода, кроме холода, белого снега. Большинство он поселяется там, где люди поселились, и где сады разного появления в жизни. А в это весеннее такое тепло люди все стараются на хороший развитый цветок или на зеленую траву.  

    110. Особенно когда дерево развивается, оно делает от солнца холодок. А когда мы только посмотрим на это место, где сел этот скворец, он молча никогда на этом месте не просиживает. Садится и начинает петь во весь свой голос. Ему хочется перед людьми свое милое сердце показать. Кому, кому, но нашим детям. А у них разум школьный. Их надо учить, чтобы они брались за свое все. И вот такой находит. Хоть и редко, но бывает. Свою лично атмосферу несколько раз меняет. То начнутся белые без дождя, совсем пустые, по течению воздуха они плывут. А бывает такое станет. Все небо от края до края насунут тучи, а дождя не бывает.

    111. А бывает, из этих густых насунувших туч начнут мелкие капли падать на землю, из которых делается сильный. И вслед за этой дождливой погодой может разложиться по большой местности туман. Особенно бывает весеннее время, когда солнышко поднимает себя вверх. Оно бы радо лучи свои проложить на землю, а эта стихийная атмосфера мешает, не дает сделаться ясному дню, как бывает. Он не одним людям для их работы помогает, и делается на сердце приятно. Даже птичка  свое гнездышко в это самое дело. Ей легче быть, чем она на нем находится в холод. Место любое и каждое от этого терпит.

    112. А раз такая атмосфера лежит на земле, воздух прогрессирует, уже людям делается своим поступком не то, что было во время бушующих в высоте туч. Они себя развивали яблоком. А из них изнутри сверкала огнем молния, и делала свой громкий взрыв. Это все проделывалось в небесах в природе не каждый раз каждого дня. Такой с градом запускается ураган. Все это делается, и будет делаться природой на нашей земле. Особенно развиваются на морях штормы и всякие норд… На это есть море, оно живое и энергичное со своими родными силами с волей сделать какому плавающему кораблю.

    113. Она ни с чем не считается, ни с какими техническими действиями. В воде находится очень много разных животных, сами себя кровожадно поедают. И куда свою снасть руки человека спускаются и ловят, даже стреляют больших китов. А за что человеку от природы будут заслуги. Это только в лесах дремучих, где не одно пихтовое дерево стоит, возле него другое. Или возле елки сосна, береза и лиственница. Она густо себя насадила для того, чтобы там наш злой кровожадный зверь по своему нюху слышал другого бессильного такого, живущего в лесу. Он знал это место, и старался ему нанести свой ущерб, убить его. Это все делалось в природе для того, чтобы одному не сделаться человеку над всеми людьми. 

    114. Поэтому в лесу стоит всегда тихая погода. А на земле, да еще на такой равнине, она перед человеком сделалась источником, что и заставило о ней думать для того, чтобы за ней своей снастью ухаживать, как это надо. Надо обработать для того, чтобы человек в этом жил и питался для своего здоровья. Он землю к своему имени присваивал, самовольно огородил это. И на ней ставит для себя дом со всеми удобствами, и в нем пожил да помыслил. Делал по своей дороге от самого порога до самого того место, на котором он все свое время делал. А когда день отпал, пришла ночь со своими тихими в отдыхе делами.

    115. А без всякого воздуха и человек у себя в своей жизни ничего не сделает. Он свое техническое развитие на земле в труде сотворил, все свое мастерство. Ум его научил, как будет надо для этого сделать, чтобы жизнь человека в этом деле задержать. Первое, это ему помогла природа, родила животное маленькое. В хозяйстве мы заимели поросеночка. Эта система между нами, всеми людьми, ввелась, вечно не умирающий плод. Особенно было сначала любого хорошего хозяйства. Они в этом деле лакомились. Говорили в своей такой местности, где им пришлось выходить не маленького, а большого. Не худого, а жирного имели в запасе.                    

    116. А в запасе люди купались. У них сало было, и окорока просоленные. А прежде чем человеку заиметь, надо была своя собственная земля. А ее одни права не получали с ней вместе жить, а жили в крестьянстве, работали на пана. А были и такие люди, награжденные царем, он их на этом месте посадил с тем, что у них было подготовлено с предков. Они до этого дело или место свое предковое имели. И что делали, с тем сюда приехали без топора, без пилы и молотка. У них был кустарный труд, они больше всего надеялись на свою физическую силу, на свое тело, которому живая сила помогала. Были у некоторых людей волы и лошадки, да какая-либо снасть, сделанная с дерева.   

    117. Я, правда, не знаю, мне не пришлось это в процессе видеть. Но как живой и жизнерадостный в этом человек, да еще в природе заслуженный, у себя в ней выходил сердце здоровое закаленное молодое, 25-летнего человека сердце, с кем я премудро разбираюсь. И хочу вам точно без всякой ошибки, как и вы со своим здоровым сердцем. Об истории всегда мыслите. И понимаете, сало и окорок так это без всего не получается, а всегда надо потрудиться в природе. То, что требуется человеку в его начальном хозяйстве, которое люди нашли в процессе в разных условиях. Они на одном месте приобрели с первых дней это удобное место, которое люди облюбовали. У них во дворе не было петуха, не было курочки, и не было цепи протянутой, чтобы собаку держать.

     118. Да и не было в жилом помещении нашей домашней кошки. Она поймана в природе и обласкана, которая служила человеку помощью. Она мышей уничтожала, за это хозяин ее любил. Кормил себя и эту кошку. Ухаживал за лошадкой и за быками, да за разными животными. Они его физическая сила на земле, чтобы к ней ехать. А на ней там голыми руками не возьмешь. А надо осенью вспахать одну десятину. На это требуется среднему хозяину 8-дюймовый плужок. А зажиточному хозяину, который не одну лошадку у себя имеет, три пары волов да две хорошие с маткой лошади. Есть не одна, а две коровы. Сам выхаживает эту худобу, всю зиму напролет бьется в этом деле, не жалеет сам себя, а все ухаживает за ней.

    119. Над собой трудится, ухаживает. И спечь это надо, чтобы было, с чего. И сварить пищу, тоже надо иметь, с чего. А хозяйство складывается от кошки, она тоже ждет от хозяйского сердца. Даст чего покушать, кошка не голодная. Пусть мышами занимается, так сказала хозяйка этого дома. Ему служит собака, как сторож в этом всем. А ей не всегда вздумается, чтобы хорошо покормить, даже водичкой не напоит. Жизнь собаки не хорошая, а плохая, за что отвечает не муж, а жена. А вот мужская работа  беречь хвост не плохо, а хорошо, чтобы было, чем кормить. На это собирался без всякой ошибки  соломенный корм, да пряталась в клуне полова. Сено у кого было, а большинство обходились все чистой, без бурьяна, белой тертой соломой. Додавали полову под водопой.

    120. Это было и есть, оно хозяйский глаз. Он за нею ухаживает сам. Кормит корову, кормит лошадей, и не забывает про быков, обращает внимание на своих дворовых курей. И про самца, да про свинью. Если бы сказали хозяину: наймись за этим ухаживать, он бы ни за какие деньги не согласился такую любовь проявить. А он радостно сам себя подготовил в этом всем. Ему зима уже надоела без всякого сидеть, и готовое упразднять. У него для этого бутят волы, лошади ржут от хорошего ухода. А корова рано отелилась, доится молоком. Правда, свинья без приготовленной пищи не даст хорошего жирного сала. А с ним можно легко собраться в степь для того, там разбросать по земле по пахоте зернышка. А их надо боронами волочить.

    121. Этому мужику в этом труде и море по колено. Богатство есть богатство, а его пришлось сохранить в предковом мериле. Это будут деньги, а они сосредотачивались, росли в природе у самих богачей. У крупных хлеборобов и заводчиков, и фабрикантов, у помещиков, предпринимателей. Они могли за свои деньги в природе покупать все. Но одного только они не сумели – огородиться от заболевания, от простуды и смерти. Это их, всех людей, уходивших от бедных, неимущих. Совсем не разделила, и не посчиталась с их большими в этом деле умами, а взяла природа стегнула. У него также негодное сердце, как у всех сердца больные. А как приходилось бессильным бедным, неимущим людям в природе гнаться.

    122. Надо его дорогу знать, а у него ум не развит, как это следует. И науки были слишком отсталые. Природа на это развитие сама в этом деле способная, между собой таких людей рождала, чтобы она им свое индивидуальное место держала. Разве богатому человеку не хотелось, чтобы чего-то в жизни умного для народной жизни сделать. Это были на стуле за столом. Чтобы к человеку как таковому господину подойти, надо спросить разрешение. А он может пустить, но помощи никакой в жизни не дать. А у наших людей создано неравное в этом деле право. Надо умом согласиться, и вместе определить такую с душой и сердцем жизнь.

    123. Не одному богатому человеку пришлось на себе развить учение для того, чтобы от врага внешнего отбиться. Сюда вникает со своей силой бедный, темный человек. Он не жалеет сам себя, идет в природу так же, как хозяин, в погоне за урожаем не малым, а за урожаем большим. Бедный в этом деле сам себя спасает и свою такую семью. Не думайте вы о том, что ему не хочется вольно сесть на стул свой и покушать того, чего приходится кушать ежедневно богатому человеку. Ему люди приготовили, он в это уверен, и считает, у него на это времени хватит. Его личное собранное им богатство. Богатый бедному никак не верит, что он полуголодный ходит, а про богатого и сытого до отказа  не забывает. У него в голове одно лежит – надо будет Бога просить.

    124. А Бога не одними словами упросишь, и не за один раз. По истории лежат давно такие качественные слова и милые такие. А к этому души и сердца не будет – твое все умрет, как заброшенный камень в море на дно. Того, что будет надо для жизни человеку, он его не получает. Как мы, люди все, заинтересованы в природе не бедно жить, а богато окружить себя. Мы в природе не рождались, чтобы так тяжело приходилось  жить. А хотелось, чтобы легко пожить. Для этого приходит наш любой в недели или месяце, или в году день. Он один раз приходит. Мы их встречаем  и провожаем не так, как следует. Не с одной фасонной предосторожностью, которая делается всеми зависимыми в природе людьми.                           

    125. А мы хорошо развили труд на человеке. Это в деревне коваль, он у себя имеет горн для каления в пламени железа, которое он тянет. Из него делает что-либо в жизни, оно начинается от кочережки и кончается многими другими вещами, которые делает человек с железа. Он его производит в продукцию. Он это все мастерит не под набор, а за деньги. Он считается один такой человек, которого люди хорошо знают. Говорят о нем многие, как за хорошего человека. Если только что сделалось в годовой работе, и нельзя в этом ждать дальше. Его в этом общество одаряет, как порядочного человека. Это не человек, а наше для всех есть сердце. От зари кует, слышно далеко молоток по наковальне.

    126. Село не десяток домов, а многие десятки, сотни. Живут все землей. Этому хозяину железная снасть ломается, рвется, А специалист кто? Да он. К нему придет мальчик от своей какой-либо вдовушки. Ей в ее доме потребовалась для печки кочережка. Этот мальчик, он это дело по своему возрасту не делал. Его мать посылает для своей помощи, его просит, умоляет. Говорит свои ласковые слова: «Ты пойди, сыночек, так мои слова ковалю лично скажи. Меня, мол, мама прислала, чтобы я вас лично своим голосом попросил. Моя мама дома в работе своей занята. А в этом вас через меня просит, и умоляет через меня, чтобы вы для нашей грубы для чистки колесников сделали. Мы вам за ваш труд заплатим, что стоит». Коваль такое дитя, которого мать научила, за свою ту великолепную работу  в своей кузне не встречал.

    127. А мне его слова милые, сказанные им, очень по душе и сердцу пришлись. Я знал эту мать, как они еще со своим мужем хорошо в сельском хозяйстве трудились. У них перед всеми людьми со своей силой с хорошей снастью не уходили. Не отставали в любой такой будний день в любой недели, которая с первого дня как пришла ясная, теплая и теплая. Погода всех малых и старых гонит с хаты в степь по хозяйскому примеру. Кушать человеку обязательно надо. Но не забывайте, что этому хозяйству любыми средствами надо в любом месте помогать. Чем? Самым главным. Хозяин, который руководит всем этим, он тогда на это все не жалеет. Ждет такого момента, к которому готовится. Все силы последние сосредотачивает и волю, любовь свою в физическом труде. Ему принадлежит уборка, косовица.

    128. Руками это делать, если умеешь жать серпом, и эта работа есть. Коса с держателем, с грабками на ремешках, кому надо. Физическая сила человека, он ее за некоторое время на том месте, где ему приходилось работать на ней, чтобы получился с этого урожай. А когда природа вознаградит самого заслуженного в этом хлебороба плодами, тогда не один этот хозяин, которому приходилось легко в этом всем управиться. На его такое в любви дело в труде сама природа пошла навстречу, его сердцу не стала атмосферно мешать. А взяла всю неприятную погоду мимо направила. А человеку надо скосить хлеб. Да как раньше берегли колосок, вязали в снопы, и клали в кресты по пятнадцать снопов. Считалась копна из снопов. А их надо сохранить, везти по своим  токам, и один сложить. А потом так накатать, чтобы был он крепкий для молотьбы.  Этого связанного хлеба большинство у хозяина.   

    129. Молотят лошадьми, катками сбивают до пустой без зерна соломы. Ссыпается ворох с зерном. Всю зерновую пшеницу перебьют, а солому рожном на голове в скирду сложат для корма скота. Он, как хозяин, это бережет, как око. И хочет, чтобы у него было с излишком. А когда возьмется веять этот собранный ворох, он делает чистое инвентарное зерно. Кому как большому урожайному дню низко-низко  в праздник воскресенье, Богу как помощнику во всем этом поклонился. И поблагодарил его за это, что он своим поступком наше село не забыл, мы хоть не все к этому делу отнеслись с душой и сердцем. Что наметили по своему такому знанию, церкви преподнесли, как полагается. И попросили, чтобы он нас ни в чем  таких любителей не забывал. Мы многие этому верим, стараемся по возможности дать свою намеченную жертву. Мы приносим и говорим: «Господи, спаси нас во всех отношениях».

    130. Мы в этом деле копаемся. Что на него набросится, он где-то прорвется. И свою штуку в предковом явлении устроит у всех нас таких жизнерадостных и верующих в Бога. Православной церковью введен Покров пресвятой Богородицы, годовой праздник. В церковь из других сел близкие родные, знакомые приезжают. И делают своему годовому предвещание, что так получилось, чтобы ничто такое не помешало. А сейчас мы съехались. Пришли поздравить меня с такой большой работой, кто день и ночь своими руками  и своим сердцем старался сделать, чтобы им можно было хвалиться. Мы такие есть люди, за этим вот столом, да за такой хозяйской пищей, приготовленной в этот день. Да что пришлось выпить, не какой-либо грех. Сердца у нас больные, нельзя было карать, и не надо будет хвалить. Люди разного характера, все в компании может получиться.

    131. А компания – это не кто-либо, а природа, которая сможет у себя все сделать тому человеку, кто добивается через свою борьбу и свое полное учение. Который хочет получить от нее все то, что надо. А его желание одно для всех – мы должны в природе обогатиться так, как наши люди один за другим стали гнаться. И уходить один за другим для того, чтобы между ними не получилось в жизни то богатство, та слава, которая заставляет быть в природе индивидуалистом, собственником в жизни своей. Он не хотел, чтобы у него сорило с ним вместе его незнание. И он не умел делать то, что ему приходилось сделать, чтобы получился живой факт.          

    132. Мы с вами не привыкли на одном месте, чтобы одинаково сидеть. Мы привыкли как никогда сами приобретать то, что следовало в природе человеку. Он хочет, чтобы у него было то, что в жизни надо. Человек хотел и хочет сейчас свое имеющееся хозяйство, чтобы была возможность в жизни посмотреть другому человеку на это все, сделанное им. И сказать своими словами, как это так получилось в нашей такой жизни. Мы, люди,  оба с таким развитием находимся в природе, спешим со своим здоровьем жить не тяжело, а легко. Мы с ним имеем большую разницу в нашем труде, с нашей живой силой. С нашей снастью, которая вооружила человека в этом деле делать. 

    133. Он взялся за свое сам по-старинному совсем. По тому пути он пошел, по которому все люди пошли. Со своим умом он делает для себя то, что будет надо. Он без техники большой не сможет огромное строение сооружать. Она ему в этом очень крепко помогает в своей жизни. Мозг этим не успокоился, чтобы не заставлять, чтобы телу человека так даром в природе не сидеть. Он не спит, а все думает об этом.  Человеку хочется, чтобы он плохо не жил, и ему в природе не было холодно. Эта его полная задача должна совершиться во всем, чтобы от природы этого в своем труде добиться. Человек не спит, а все думает об этом, а делает беспрестанно. А чтобы в сторону хорошего. Мы, все люди, от нее зависимые, без земли жить никак не сможем. Роли она играет во всем этом, она нам дает плоды.

    134. А плоды – это жизнь наша. Мы получаем в природе их сырьем, находим, тащим. Перебрасываем с места в другое туда, где это надо. Людей одеваем, людей кормим, и людям делаем уют, чтобы они в этом деле пожили да потрудились. А потом сами себя в этом деле сносили, ибо это очень тяжелая жизнь для тела человека. Человеку это мало, что он работает, в этом трудится физически или умственно. Но они оба боятся природы. Им природа тогда хорошая, когда она человеку помогает. А в природе две стороны, мы их в этом имеем. Одна приобретается, другая упраздняется. Одна хорошая и теплая, другая совсем плохая, холодная. Чего наши люди не хотят, чтобы по этим условиям умирать. В природе живут две птицы, обе разного характера во всем, это орел с вороном. Одно время сошлись один с другим. Они хотели хвалиться своим. Как это получилось, что орел большая в природе птица, а ворон от орла меньше?

    135. Но они разно питаются, и в жизни разно живут. Орел любитель свежего мяса, сам убивает, и тут же поедает. Говорит: мне неплохо живется. А ворон говорит: мне природа сама их валяет. А я люблю и делаю, поедаю падаль, живу этим не плохо, а хорошо. Только беда между ними проходит: орел меньше времени живет, а ворон живет от орла больше. Но зато орел хвалится перед вороном, а его корит. Я живу от тебя поменьше годов, но зато питаюсь живым и свежим. Сам нахожу, и моя хитрость приобретает. А ты все ждешь, чтобы тебе была милостыня  в природе, когда это животное издохнет. А ты тут как тут, на это набрасываешься. У тебя раскрылся в природе клад, это падаль твоя. Говорит орел: я умираю в своих годах, а ты умираешь в своих. Чтобы жить вечно в природе и люди умственного характера не добились.

    136. Они давно это продление в жизни ищут, все поиски от себя послали по всем четырем сторонам. Сами люди в этом деле ищут в природе тайну. А людям какая будет в природе тайна. Не такая она есть в природе перед человеком. Человеку надо учиться, и не по-старому, по историческому. По предковому мы научились делать любое дело. А их очень много, этих дел. Чтобы их поделать, у нас таких сил не имеется. Только что наш комбайн с этого поля выбрался, покосил хлеб, помолотил, и в копны солому с половой сложил. А зерно чистое, настоящий инвентарь продал за деньги государству. Надо было, чтобы эта земля полежала и отдохнула. Такой порядок в природе. Земля лежит, не пашется из-за неимения технической силы. А когда машина есть, мотор рычит, лезет в борозду. Хочет, чтобы комбайн со своей работой уходил на свой отдых.

    137. И все то, что для нее потребуется в ремонте. Ей большая работоспособность. Спасибо ей и всему экипажу на ней, что они вовремя очень хорошо вложились. И так они работали, нашим предкам этого в жизни не видать. Мы от природы не ожидаем милостыни. А заезжаем 5-лемешным плугом, большой и удобной машиной. Самый лучший в жизни своей, это наш водитель тракторист. У него не ум в этом деле сделал – его сердце в этом добилось. И стало делать по этой земле без всяких огрехов черную пахоту. Это не уборка, это не косовица, от которой сыпется в кузов машины чистое зерно. А наши люди привыкли не пудами, не мешками, а тонами, машинами считать. Мы этого добились, у нас недостатков нет, чтобы наша земля даром пролеживала.

     138. Тракторист вовремя пашет, и вовремя он ее кладет под любую погоду. Это не тайна человека есть такая введенная система. А в системе раньше не проявлялась теория мысли человека по части агрономического знания. Никто не заставлял крестьян, собственников, индивидуалистов, которые огородились своим добром. Особенно это было нашему бедняку, кто вышел из наших хозяйских дворов. У него и мысль так не работала, и не хочет эту систему видеть. У него родилось в жизни совсем другое, не хлеборобское. У него прорабатывается такая в природе мысль, она обвиняет жадность и скупость. У хлебороба экономиста  только одно. Если бы кто-либо в его жизни пришел на его такую помощь, и взял и все поделал, тогда по этому поступку сам хозяин очень низко поклонился. А мы знаем, как любому хозяину пришлось развиться.          

    139. У хорошего хозяина и свинка господствует, он ее не одну кормит для приплода. А вот у нашего бедняка, кто своих детей дробных в неогороженном дворе. Они от него не хотят разбегаться. Они хоть и голодные дети в этом были, но отца и мать как любителей видели. С ними вместе в уюте как голодные и полураздетые. Мы вместе это все переживали с душой и сердцем и терпели. Нас за это природа ничем никогда никак не накажет. А вот мы умрем с вами не так, как все зависимые и умело борющиеся и воюющие люди, которым надо жить. Они, по нашему выводу,  должны жить, а у них получилась близкая смерть, с которой надо было ближе от всех. И с ней поразговаривать так, чтобы она с нами не делилась, а вместе спокойно жила. И будет она спокойно жить. 

    140. А когда она будет спокойная, мы тогда уверенно будем жить. Нас с вами никто из нас не возьмет, как берет богатого человека в думках. Он любит этим хвалиться, что его природа одарила своими силами. Я, говорит богатый человек, очень много сделал в этом для себя. И не забыл он про другого. Я сею зернышка по этой земле для себя, и сею зернышка другому неимущему. Он придет, он поклонится, он попросит. А я с него сдеру, как с белочки, тогда уже будет мой в этом деле козырь. У меня зернышка будут в закромах, а у него деньги в кармане. Договор у меня, а проигрыш у покупателя. Нас два человека в природе. Я нуждаюсь, чтобы продать, а ему надо купить. Сговор короткий на моей стороне. 

    141. А по всей нашей природе если показать в телевизоре, или об этом надо будет знать, на факте живом видеть. Это в жизни большое дело есть друг с друга снимать пиджак. Если только мне, такому молодцу, так в этом деле не поступить, мне никак не приходится в природе жить. А природа, она такая система менять, торговать. Словом, можно сказать про бедную природу. Ее не ценят, как какое-то ценное дело. А вы сами знаете, когда человек у себя имеет это великое богатство. Ему далось его получить, и он как хозяин так хорошо хвалится. И хочет сказать как за свою собственность, которая должна быть у меня. А когда хозяин этим окружен, то почему не поскупиться.

    142. Я ее родил. И не много, и не мало, но в этом деле обогатился. Все равно буду этому хозяин. А когда я буду хозяин, то разобьюсь в природе, сделаюсь один из всех великий человек, которому потребуются приказчики. А мы за это время не забыли, и знаем хорошо, как сейчас у нас делаются в нашем обществе, только заведется на этом месте что-либо такое. Мы такие в этом люди, хотим сказать прямо, как это получается в жизни. Мы осуждаем, и хотим сказать: ему Бог дает, а мы не получаем. У нас такие хитрые головы, чтобы природу в этом году обдурить. Это есть у нас такая задача у природы взять так, чтобы не было в жизни тяжело и плохо.

    143. Каждый человек в природе умел жить, да еще как хорошо. А вот богатому эта история вредная. Между ними живет один такой бедный человек. У него нет того, что добрые люди в своем деле имеют. Мы такие люди в своей жизни, лишь бы захотели, для нас ничего не стоит в этот день, в погоде хорошего вида. Мы в нем все свои силы кладем для того, чтобы было в жизни хорошее покушать, а фасонное одеть, в удобном доме пожить. Какая этому месту слава, что мы так себя окружили. Живем мы все лето, делаем то, что надо. А старое в запасе оставляем позади себя.

    144. Это нам всем кажется история одна из всех, она нами делается, как будто мы умеем. Нас это все научило встречаться с весной и с осенью. Одно провожал, а другое встречал. Наша машина пашет, под снег пахоту кладет для того, чтобы на этом месте пролежал снег и создал свою в этом деле влагу, она нами делается. На что большая в этой местности, как в каком-то уголке. Мы научили  сами себя так в этом всем удобно жить. Мы оказались на этом месте славные в природе мастера. Для нас кругом и всюду была получена удачная от нее прибыль. Мы физически заставили своими руками все это делать. Мы с вами не ошиблись качать природу.

    145. Она нас одаряла своим богатством. Мы лишь бы помыслили, у нас это получалось, как у каких-то молодцев. Мы хотели очень крепко на этой земле  одно время обогатиться. У нас на этой площади на земле не одни удобства, не один есть в этом грунт. Большая местность, неудобная земля, мы и ее как горную часть своими прошлыми отцами заставили своей сельскохозяйственной снастью родить хлеб. Да оттуда, хоть неудобно и далеко, нам с вами, таким людям, пришлось на своей любимой живой силе. Хоть и было крепко трудно. Но зато мы с вами оттуда брали хорошо чистосортное  зерно. Пшеница после толоки хорошо давала десятина урожай.

    145. Эта местность не у нас, таких мужиков,  лежала, а мы вокруг своего села такую работу ежегодно производили. У нас не это было одно. Мы выпасали на одной трети нашей всей земли, пасли коров и быков пасли. И не бросали гонять овец, что нашему хозяину это все делало огромное прибыльное хозяйство. Человек был в этом деле крепко рад. На все был руководитель староста, всеми нами распоряжался. Надо было деньги царю собирать – он это все делал сам. А люди, у которых нет денег, едут в балки за дровами. Для того он делает, чтобы спасти в этом свою жизнь. Человек заставлял человека какую-то работу одно время делать.

    147. Деньги никто даром ему не давал, надо их приобретать. За какую-то жизнь живую данью расплачивались частицей. Между нами такое не один год проходило. Один год человек не заплатит за свою такую землю, а это недоимка государству. Оно никому и раньше, и также сейчас не бросает. А берет свое полное общее право. Так делалось, берут, актом спишут. А кому-то, как назло, возьмут и с большими разговорами такого молодого хозяина накажут. Зря тоже люди ничего такого не делали, и никогда они в этих условиях не сделают. Надо будет война. Самое главное, людская перед людьми во всем защита, мы ее делаем  в природе ежедневно.

    148. Это хорошо, что у тебя как хозяина доброй души с сердцем поставлен дом жилой из какого-то природного камня. А накрыт уже давнишней годовой соломой. А вот сейчас в этом нашем давно рожденном потоке мы с вами перед человеком не видим прошлое. А сейчас мы с вами за это время  очень много сделали нового. То у нас ходила вслед за дряхлой лошадкой соха, чем мы одно время обрабатывали свою землю. А вот сейчас в борозду пробралась машина, трактор. Он прицепил свой 5-лемешный плуг, посадил у себя тракториста. Как хорошо в этом деле пахал. Он пашет, он делает уборку. А когда на него нападает какая-то неприятность в чем-либо, человек сам не знает, что и где это все берется.

    149. Наша введенная в люди зависимость в природе наделала. Взяла от порога человека в природу прогнала, за стихию ничуть ничего не сказала, чтобы он смотрел, и у себя ждал какую-либо в жизни стихию. Особенно сейчас делается самим человеком, волей его. На себе носит такую одежду, и такую пищу поедает, а в спасении в этом деле не повезло. Не так повернулся, или, может, воды не так напился. А природа какая есть? Чем захочет, тем она накажет. Человек в этом деле долго сам не живет. Берет на себя свои полные силы, и делится с природой. Оставляет все свое человеку другому, а сам идет на веки веков в землю. Это так делалось в природе раньше и сейчас все равно делается с человеком. Мы своего на человеке не добились, а взяли и умерли. На веки распростились со всеми людьми.

    150. Люди говорят об этом деле очень много лет. А как была перед этим стихия, так она и осталась в этом месте. По этой части ничего не сделали. Надо было для человека такое сердце, с которым приходилось быть на одном месте. Как не бывало  сегодня он должен быть в одном из всех хуторов. В хуторе там, где люди в доме рано поднимались. Да скорей они бежали в то место, где находилась каждая на своем месте на веревке привязанная. А им требовалось подложить свежего корма, принесенного со двора. В природе в это время играл роли человек, ему не приходилось на печи теплой сидеть. Он весь свой день напролет то одному животному принес, а другое на очереди у человека. Им бы к этому не было своего сердца. У него не было того, что он думал. 

    151. А природа неожиданно возьмет и наградит. У человека, как у воина, особенно тогда, когда стороне одной везет, пересиливает. Командир видит свое в победе качество. Он обращается к солнышку, чтобы оно не уходило, а своими лучами на землю светило, пока сильная сторона не побьет своих неприятелей. В природе одно к сердцу никогда не бывает. Вечно ложится ночь, она нам не дала возможности  эту свою победу в природе закончить, темнота остановила. Враг – это живые люди, у них группировка стала приносить умелые силы, те новые силы, которые неожиданно стали энергично  в этом деле воевать. И ту силу тех людей осилили, погнали назад. Значит, в природе одно не бывает, а другое неожиданно рождается, и так хватается за эту землю, и хочет с нами вместе жить.   

    152. Мы надеемся на свое, что нам, молодым, скажет старик. А в старых людей больше опыта. В жизни он сделал дел, которые должны делаться человеком нашим. Тем человеком, которого природа за его сделанное в жизни невзлюбила, и не хотела, чтобы человек таким был. Он не захотел в природе свое сердце в своей жизни выхаживать. И для сердца надо сделать то, что приходилось нашему русому простому практическому человеку. Это Иванов Порфирий Корнеевич. Со своими найденными идеями он встретился мыслью не где-либо на таком просторе. Это было в Майкопском районе в лесных условиях, в горных людях. Только тогда это все делалось и природой, и самим им. Между Котдахской станицей Даховской лежали сплошные горы. Да дробный, мелкий густой лесок, по которому протекала в глубокой щели наша Кавказская река Белая.

    153. Она с гор набиралась. А над этим всем люди ходили взад, вперед. Она себе пробила дорожку, только человеку пройти. Я как таковой был командирован от Армпромлессоюза, кому приходилось не по туману, а по ясному солнечному теплому дню ступать. А в руках держать газету центральную Правду, и читать внимательно статью «Наука, техника». Как ученые специалисты обратились к правительству, чтобы они за их какою-либо сделанную ошибку смогли прощать и поощрять. А мне в мою голову без головного убора через волос  ввелась мысль, с которой я встретился, и стал ее слушать. Она мне об этом говорит. Почему это так, что наши все зависимые люди кушают, одеваются, а в доме живут. А фактически в этом заболевают и простуживаются, а потом умирают. Это всему нашему такому народу не слава, а просто так живут.                                            

    154. У них есть для жизни? Нет того, чтобы этим воспользоваться так, как мы, все живущие в мире люди. А они с умом научились встречаться с природой, и с умом провожать это идущее видоизменяемое время, в котором приходится ежедневно не видоизменяться. Просто то же самое без всякой смены висит. Не живая, а мертвая одежда, она не помогает, а наоборот, в этом мешает. Враг лезет, через нее пролазит в тело, и хочет в нем смело прогрессировать. И не боится никого, а делает по природному, чтобы не жить. А вот природе это на руку гнать от себя это бессильное тело, чтобы оно не прогрессировало в пользу жизни. Мы, все люди, этого не делаем. Все люди по три раза в день кушаем, да не мало, а много, досыта. Вот чего мы не должны делать.  

    155. А все это делает зависимость человека. При ней нет здорового сердца. А один лишь в жизни есть ум. Он человека не просит, а своей силой хочет, чтобы он на своем месте над другим человеком ничего подобного для себя не делал. У человека первого, кто облюбовал, выбрал такую местность, которая одна из всех мест. Не было такого, чтобы  она не имела у себя такого для жизни удобства. Природа на этом месте в этих условиях  для жизни такая. В природе есть земля. Это для человека один из всех такой прибыльный источник, из которого человек сам себя заставил руками делать в природе то, что потребуется. Плоды надо опознать, изучить, и в ней надо получить.

    156. А мы от земли в сырье не одно растущее в зеленой форме. Мы на эту массу с самого начала ее появления свой великий взор обращаем, внимание. Ум организму так говорит. Не надо забывать за рост этот и за свет, и за запах всей травы, по которой появляется, хоть редко, но ароматный цветок, он пахнул. А на него набрасывалось насекомое, или пчелка домашняя, или дикий жучок. Словом, всякого вида летающие жучки, они этим всем питались, и делали свой умелый в этом деле запас. На него и человек нападал, и делался этому хозяин, убирал многосемейную пчелку. И делал для нее семейный дом, в который вкладывались с сотами рамки. Пчелки в этом ум человека.

    157. В этом человек учился, и делал для себя чистый мед для еды. В природе человеку не одно это время требовалось, и не одна росла на этом месте трава и цвела. Она очень много заставляла в труде косою косить, для того она рядочками на землю клалась. И при хорошей погоде, при солнце и сухом ветре она делалась легкая. Ее удобно складывали в копны, а потом свозили арбою в стог. Ум человека для этого имеет свой собственный скот, волы и лошади. Да есть молочная корова. Им надо корм готовить. Делается человеком таким, которому на это требуется свой ум, он сделался от этого всего целиком и полностью, за умом таскался. И искал для себя лично через это свое хорошее сердце.

    158. Мы привыкли уму подчиняться и то делать в природе. А мы с вами взялись за полный налитый стакан водки и выпили. Мы думали, безвредно обойдется. А мы как много пьем, как другие делают. До неузнаваемости пили, и будут пить, веселиться, от чего в жизни получается болезнь. От частого питья вина делается сердце непригодное. Ум не радуется, а себя заставляет. Ум от здорового сердца получает качественное питание. Уму лучше, чем тогда, когда от спорта нездоровье делается внутри. А когда плохо в природе, ничего ты хорошего в жизни не скажешь. Мы сами себе этим вредим. Не хотим в природе, чтобы сердце было хорошее. На это мы и делаем это для того, чтобы весело в жизни. Мы привыкли нездоровым сердцем обходиться. А скорее нас окружает не то, что следует.

    159. Если не будешь знать за природу, за ту мать, которая всех нас родила, и до сих пор сохранила человека. Он у нас есть одной стороны, живет в ней за счет найденного в природе и сделанного руками. А употреблено живым телом, чем человек в ней вовлекся. И стал у себя это все физическим трудом приобретать как какой-то для человека нужный продукт, и стройматериал, да сырье. Кому потребовались руки человека да ум, все это причитается в жизни. Для этого всего образовались  между людьми в городе и деревне школы городские и земского значения. Были церковноприходские, в которых мы, родившиеся все юноши, учились, и развивали у себя при этом ум. 

    160. Понимали техническое в природе знание. А к этому приобретали индивидуальную хитрость своего близкого по детству товарища, которому в его жизни что-то такое помешало. Человек любой с силами начинает первые дни в школу ходить. Но в процессе этого всего этому дитю или развивающемуся человеку ум перестал командовать мыслью, и не помогло в этом деле его сердце. Наш помощник чем-то характерно заболел. Его желание сменила совсем другая мысль, которая у него не стала дальше по-новому теоретическому делать. А сначала он имел свое в этом желание, чтобы учиться. На это был ум здоров и крепок. А сейчас он не ум, а какая-то посторонняя  тряпка. Дети другие, такие, как он по возрасту, очень усидчиво за партами учатся.

    161. А у него в голову не идет, как идет его близкому по детству товарищу. Он, как автомат, читает и решает, да пишет об этом. Словом, учится на пять. А вот этому молодцу не повезло в его такой жизни, которая его окружила психически больным человеком. Он своим умом обанкротился, не стал дальше учиться. Не стал так понимать, как требуется нашему человеку. Всем нам хочется быть в природе ученым человеком, инженером, дельцом в этом деле. На все это развитие надо иметь чертежи  для любого начального объекта. Или какую-либо сделать в этом вещь, она заслуживала хорошего, фасонного искусства.

    162. Мы математически учили хорошо, развиваем у себя это. А наш близкий любимый по детству товарищ, его природа сбила, не дала ум делать то, что все люди делают в процессе. Он не так даром учится, чтобы ничего не знал. В природе такой надо было нам всем учиться для того, чтобы знать свою обязанность в любом и каждом коллективе. Он тоже человек, такой же самый, как и все подчиненные люди. Они не ученые, у них нет на это дело диплома. Образование, как имеет его наш нашего завода директор и т. д. Но мы его одному слову подчиняемся, и то мы делаем, трудимся. Нам этот завод выпускает продукцию. Я, говорит человек, об этом думал много лет, учился на это.          

    163. Теперь своим знанием командуем. Люди меня как ученого человека знают, и будут мое тело знать. Я тоже такой же есть человек, как все мои люди со своим умом. Они не глупцы сюда собрались в этот общий коллектив, который за 50 лет нам все сделал. Мы разве не видим и не слышим по радио, или телевизору. Нам природа разрешила. А люди есть люди наши всего советского союза. Мы все в природе зависимые. Как вы, ученые, в этом деле думаете. Неужели мы, все люди, не знаем об этом деле, которое мы не доделали, взяли и умерли на веки веков. То есть ложимся в землю вечно. Чего мы с вами в этом добились? У нас негодные сердца, которые заболели, сейчас в природе болеют. Не дают жизни ученым и неученым людям. Все от сердца погибают.                     

    164. Разве для нас это независимость не такая жизнь. В своей победе она выходила такое сердце, такую силу и волю в нем. Оно не боится природы, не страшится врага и какой-либо особенности, которая может любому человеку в пути своей борьбы и войны не дать. Как она и раньше воинам не давала своими силами, чтобы он дальше не делался таким человеком, который научился всех воинов убивать своим умом. А сердце у него не было сердцем для того, чтобы жить человеку, и продолжать ему в природной жизни. Надо человеку, сильному человеку, своим умелым умом обиженного, больного, забытого всеми нами, мученика в жизни опознать.

    165. И ему надо помочь, чтобы он не мучился, а был всегда таким, как сделал себя сам лично независимый человек Иванов. Если бы у меня (не было) моего выхода в природе, не было такого сердца. А оно у меня крепко закаленное и здоровое, как никогда молодое, 25-летнего человека. Оно меня своими силами обязало. Я хожу не так, как все со своим полным организмом. Ум мой бессилен заставлять, чтобы я в природе одевался до тепла, и чтобы фасоном красовался перед людьми. А кормил досыта сладким, жирным, да много. А в удобном доме жил. Казалось бы, от этого умирать не надо. А мы с вами в этом не живем, а умираем. Нам никакой славы нет. Независимость моя одна для всех, она энергичная, и действительная она для нас в жизни есть из-за этого нашего дела.      

    166. А без этого дела мы не живем. Я как человек в природе себя заставил быть. С самого маленького возраста меня тянули вверх обстоятельства, по дням я рос и поднимался. Да все приглядывался вниз на землю. Думал, чтобы кто-либо потерял. А природа тянула меня не для этого. Она вводила физический труд в мое тело, чтобы я знал хорошо об этом деле. И не сидел на одном месте, а двигался с места в другое для того, чтобы там быть своей ногой. И на себе нес свое все то, что причиталось для тела. Я носил самое лучшее из всех. Мне не требовалось в жизни сердце, мне нужен был ум. Мне моя мама так в жизни сказала, чтобы я знал своего прямого начальника, близкого в труде. Я с молодых лет себя вел в этом, но моя семья материнского знания, она  говорила, так лучше мне обходиться со всеми людьми. Моя бедность, мой физический в природе труд, которому я все время подчинялся.

    167. А вы сами знаете, в природе, да в такой деревне, как мы в своем селе жили. Да думали одно – про загробную жизнь. Не было в этом никаких надежд на то, чтобы избавиться от этого. По природе такие дни проходили, особенно для нас новый 1968 год. Он по новому стилю раскрывался перед нами не таким страшным, как его по старому стилю встречали с теми людьми, которые не помогали в жизни что-либо хорошее сделать, чтобы не думать про это. А люди всю молодежь так в этом духе воспитывали. Мы, это я рассказываю за себя лично, кто в то время очень крепко верил, и старался перед набожными людьми. Особенно тогда, когда в неделю проходил праздник воскресение, системный праздник воскресение. А он бывает через шесть дней всегда со своим молением Бога в церкви.    

    168. А зимние такие теперь мясо едят. По природе время в жизни поделилось пополам. Молодые люди со своей новой жизнью перестали так верить старым. А для старых людей было заблуждение, они видят на человеке новые, небывалые дни. Особенно праздники за подвиги, сделанные новым народом. Старые имели пост Филипповка, которую в декабре 25 дня Рождество. Новый год уже прошел 14 января. Новый год скептикам, неверующим людям. Эти числа и эти дни не надо никому. А старым людям это было вслед за новым годом Крещение. Это уже мясо едят. Он Иоанна Богослова, имеет тоже праздник Стретение до самой Масленицы  идут не простые в зиме дни. Они вместе с подготовкой к весне, в последних днях февраля проводится Масленица. Это время для крестьян, хвалятся, на лошадях катались. У кого был достаток, зиму провожали, а весну встречали. 

    169. А у Масленицы был такой день, за весь год он людям верующим в этом деле прощение. Человек с человеком в природе жил вместе. Дела ты его, Господа, делал вместе, чем мы, все старые и малые за это нагрешили. Теперь малый у старого просит свое прощение, чтобы он ему простил. Мы с вами к этому дню приближаемся, он от нас никуда не денется. А сейчас у нас в природе дни перед нами со своими силами меняются. То ветер зимний подует с востока, нашего брата через одежку пронизывает, заставляет человека в этом всем считаться. Особенно когда нет на земле мороза, и не лежит на земле снег. Можно сказать, по этому времени тепло, люди и этому не рады, ходят в обуви по создавшейся грязи.

    170. Люди наши все привыкли смотреть на создавшуюся в природе зиму. С самой осени начнутся в атмосфере холодные ветряные в морозном снегу дни. Мы с вами такого не видим, как бывает на нашем дальнем севере. А на нем как на заброшенном месте, где и лютому зверю по такому глубокому насыпанному снегу да по холоду не пройти. Оттуда в это зимнее холодное время улетели разного вида птицы. И даже не встретится на этот счет комар, как он встречается при солнышке, он грыз тело человека. Так чтобы ему знать, что он в этом деле со своей силой только сейчас  со своим умом окружает себя. Он боится оставаться без всякой одежды. Теперь зима северная. Если кто только понимает о ней, это наше молоко человека.

    171. Только моему выхоженному такому здоровому, закаленному молодому сердцу приходится без всяких помех. Я со своим родным таким сердцем не смогу бояться, и не смогу страшиться, как есть рожденные в природе люди. Особенно их тела не подготовленные, как подготовил  и выходил у себя наш Победитель природы, Учитель народа. Он пишет за это все, разъясняет. Природа есть одна со своими капризами. Она хочет, чтобы человек наш в этом деле сам себя вел, предостерегался. Чтобы не ошибся сказать в природе то, что следовало в жизни. Мы всегда хвалимся, и хотим сказать, что мы в природе не завоевали того, чего следует в природе. Разные дни со своими вольными делами. Если захочет природа сделать сама то, что надо для жизни, она человека сворачивает.

    172. Человек в бараний рог от нее происходит. А вот чтобы не поддаться. Мы имеем умы для того, чтобы обыграть и выиграть в этом ценности. Надо не выигрывать ценности, а надо свое здоровье через сердце свое восстановить. А сердце когда будет здоровое, то тогда этому выхоженному в природе сердцу никакое место в жизни не помешает. Когда у человека сердце здоровое, тогда ему ум нипочем. В теле человека это самое главное его смелость. В природе одно из всех проявить свое знание. А у знания самое главное – это здоровье, через кого человек добивается силы воли. Он изучил природу, понял, как нею надо пользоваться.

    173. Я независимый в природе такой человек. Со своим сердцем, с душой может быть и на юге в природе, и также на севере в климатических условиях, и на западе, и на востоке. Все люди зависимые, они находятся в природе зависимо. У них нет, чтобы с природой бороться и воевать для своей жизни. Чтобы жить, надо иметь для этого свои силы. А их природа отобрала, и не дала свои в этом деле, чтобы волю иметь. Мы так ничего не добились в этом всем. Мы в этом деле ничего не знаем, и не брались, и не хотим за это браться. Мы не получили в природе того, что надо, одного здоровья. А его имел в природе, чтобы вечно жить и пользоваться правами. Жить бы, жить, да природа не дала.

    174. А человек любой хочет здоровье. Но зависимость человеческой жизни, она напрасно живет в природе. И хочет, чтобы для него приходило по природе то самое хорошее время, в котором люди свою работу делают. У них есть для этого дела оружие, та снасть, которая телу человека помогает. Мы природу поделили пополам. Одну сторону любят из-за ее хороших качеств. Мы их из-за того хотим у себя иметь, они плодовые. Дают прибыль большую для того, чтобы за счет этого человеку жить. Мы эту природу, эти дни ежегодно встречаем и провожаем. Это ясное солнце и теплая в тишине погода, которая цветет молоком.                 

    175. От этого цветка человек уходить не сможет. От цветка идет хороший запах, что и заставляет всех жучков, всех пчелок и разных бабочек в этом деле прогрессировать. Это все делается ими работа, которую эти насекомые делают. Они помогают оплодотворяться любому дереву. Дело человека одно – нюхать и наблюдать, как этот цветок осыпается на землю. И как этот плод округляется. Это природа своей воздушной системой делает рост для укрупнения. Дерево требует от природы влаги, что и помогает удержать всю сильную массу. Дерево в силах держать и созревать.  

    176. Через некоторое свое время это дерево родит урожай. А потом еще земля, за которую надо будет не забывать, какая она есть, и в каком месте она лежит. И что людям надо для того, чтобы эту землю обработать, и от нее надо взять урожай. Мы с вами об этом всем думаем, руки свои пускаем в ход. Хотим, чтобы в этом не сидеть. Земля хочет и любит человека для того, чтобы он в природе мыслил. Не забывал, думал да делал. Надо было знать за первый день, какой он должен прийти, и что в нем надо было делать, какая сила для этого будет надо. Особенно смотрим в любую природу, чтобы использовать всю причитающуюся технику, она делает все через руки человека.

    177. Человек ввел в природу мотор, заставил машину, она подчинена человеком. Он самый главный из всех, разумеет в этом деле. Для него пришло время, настал час. Одно уходит, другое начинается. То, чего не надо в жизни, исчезает. А вот то, что будет всеми людям надо, оно пришло. Это та пара, при которой человек все сможет сделать. А человеку надо не для сердца продукция, она надо будет для тела. Ум заставляет руки и ноги не сидеть на них, а надо работать в этом всем. Руками мастерить, а ногами носить. Как никогда на этом месте крутимся, вертимся, на силу это все для себя сделаем.

    178. А природа такая есть. В своей жизни народит, а ухаживает за нею человек. Боится, чтобы его сделанное в природе пропадало. Оно массой зеленой растет, и это все на ниве зреет, делается для человека зерно. Сейчас техника не утомляется чистое зерно давать. Мы его привыкли по конвейеру гнать в большие запасы. А когда нам надо будет оттуда взять, мы его упраздняем сразу. Это наша в этом великая потребность. Мы этот хлеб печем в огне, разводим  с водой муку, и съедаем, как продукт. Телу человека надо, он с этим радуется, живет, и не бросает об этом думать, и также делать.

    179. Всюду да при такой атмосфере плоды наши красуются, прибавляются. Спелое падает, сильное висит. Первый человек в его жизни ничего не сделал, кроме как со вторым человеком встретился. И стал делать то, чего второй человек в природе заставил делать. Второму человеку пришлось начинать. И она стала делать то, что сделали все в природе. Их природа вознаградила. Они для себя за всю историю получили то, что следует. Теперь этой цацкой хвалятся перед своим незнанием, перед … врагом. Мы его не знаем, как он между нами появляется.

    180. Только видим его регресс в жизни. Все это сделал человек второй. Ему пожелалось видеть у себя одно и другое, и третье. Самое главное, ей понадобилось в жизни искусство. Она стала в природе приобретать, и своего она добилась с первым человеком, кто ее в общей жизни поддерживал, и стали это дело вводить. Мы научили сами себя от природы новое в жизни сделать, чтобы получился живой факт. Мы от самого юга до самого севера эту систему здесь развили, и сделали сами. Меж нами, такими людьми, родилось наше родное дитя. Мы его родили. Он со своим пошел искать то, что ему было надо.

    181. У людей образовалась земля источник. Это все наделала наша зависимость, которая с человеком всяким  стала вместе жить. Избрала такую удобную местность со всеми удобствами для того, чтобы в этом жить, и разводить для человека, что надо. Он нуждался в природе одеждой. А ее приходилось очень трудно приобретать. Для нас все это дает свой развитый разум, он объектом беспокоится. И хочет от природы получить не плохую, а хорошую фасонную одежду. Она давалась в природе не так даром, а надо поучиться, и научиться, чтобы знать. Как ею будет надо овладеть. Это шуба человека или костюм, который требовался любому нашему человеку для жизни. Поэтому зависимость заставляет человека, чтобы он делал.

    182. А независимость не такая, чтобы в ней болело сердце. Она и раньше лежала, и до сих пор она лежит. Мы по ней не ходили, не пойдем в природе на то место, в котором мы нашли свое дело. И стали делать не одно дело, их есть очень много. Я, говорит сам лично Иванов обо всем своем здоровье. Я в природе эти качества нашел, ими огородился. Как хорошо в природе одно время быть, мне делается в этом деле очень хорошо. У меня тело мое не простуживается и не болеет через мое здоровое сердце. С моим таким любимым сердцем можно все в природе делать. Особенно для другого человека в его жизни, который заболел и болеет.

    183. Сам он ничего не сделает, чтобы такое сердце у себя заиметь, чтобы этим здоровым молодым сердцем смог так помогать от любого заболевания. На это нужно будет у себя заиметь свой выход в жизни своей. Это дадено полное право таким здоровьем окружить себя в нашей природной независимости. Она долго ходила взад и вперед. Для того она странствовала до тех пор, пока не окружила себя средствами. Любому недугу надо будет помочь. Для этого подтверждает  чисто написанная история за это дело, в котором не все люди очутились. Я только один человек, Иванов, в этом деле добился. Не надо будет никакое на земле население с любого места.

    184. Мы с вами такие в природе есть. Наша такая задача сделаться всем там таким людям, которые не были в своей жизни. А нам надо в этом деле не искусство для сердца, кто хочет иметь. А естественную сторону, которая хочет в жизни обосновать, чтобы у человека было не одно такое сердце выхоженное, как оно должно быть. Человек для развития имеет пока сердце в этом одно. А если их окажется столько, сколько будет надо для такой жизни, которая начиналась. А раз она между людьми и природой зародилась, то обязательно на арене будет в природе. Так это даром в жизни не бывает. Природа сама себя сохраняет, и хочет у себя сберечь свои качества, как хочется человеку самому.                        

    185. Он же является в жизни один пока.

    В нашей такой древней, старой деревни жило много индивидуальных мужицких семей. А у них были в семье своей дети. С одним направлением не хочется жить, в жизни плохо всем людям, только они хотели в природе хорошо жить. Не рождалось в жизни такого человека, кто бы отказался от своего имеющегося. Только приходилось одному человеку сделаться, сознательно отказаться в природе от своего имеющегося. А вот заиметь в природе то, чем человек никогда не думал в природе жить. У всех был он один к тому, чтобы от всего этого в жизни отказаться из-за своего понятия, из-за знания своего. Надо было жить по-старинному историческому.

    186. А давалось не то, чего следовало. Поэтому дорога, которую наши мужики имели. Они по порядку свои дни захватывали, старались с ними пожить так, как им приходилось одно время богатеть. Это их работа велась. А вот они этого не упускали. Их большинство не дожили, взяли да свое здоровье потеряли, им не было в этом хорошо. Мы знаем об этом здоровье, как оно человека накрывает. Он бы рад в этом продолжать. А природа с этим не посчиталась, нашего брата своими силами стегнула. А человеку в этом деле сделалось плохо через свое родное сердце. Оно никем нигде никак не выхаживалось, а котилось в этом под косогор.   

    187. Чтобы никак в этом не болеть сердцу. Особенно сейчас хороший коллектив, очень хорошо трудятся, создают в природе ценности. И их очень крепко хранят, хотят продолжать в этом деле. Одно несчастливое время пришло в природе, и ударило по голове. Отобрало ум, и не дало возможностей свои годы встречать и провожать. Увенчалась в природе стихийная одна из всех в жизни смерть. Мы об этом деле ничего хорошего не знали, думали с вами об этом деле. В этом мы с вами подросли, и живем мы здорово и крепко. Но одно не учли, что природа между нами такая, в ней есть явление не матери, а мачехи.

    188. А человек любой такой. Как они сами себя заставили, чтобы жить в природе легко. А когда кинулись со своими силами, надо было жить. А вот в этом смерть не дала, взяла и укоротила продолжение. Человек в этом деле через свое сердце скончался, не захотел было жить. Ему давно сердце мешало, оно не хотело так жить, как им приходилось за счет природы обогащаться. Сегодня жизнь одна между нами проходит, мы ею рады. Как же за нас не забывает наша великая природа, прибавляет. Смотришь, одно народилось, другое пришло в руки. Ты его берешь и любуешься. Говоришь про наше такое  самое: и Бог нас не забыл. Мы в этом богатеем через труд.   

    189. А вот тому мужику, не бедному совсем. Он жил хорошо, у него не было одного птичьего молока. А смерть не посчиталась, взяла да набросилась на сердце, оно болело через это все. А чтобы не болеть в природе, это не такому человеку, как мы есть зависимые. У нас в природе большой в этом деле недостаток. Надо жить хорошо, ничем не нуждаться. А у нас одно, все у нас в это время есть. Мы, можно сказать, богатые во всем люди. А вот яблока антоновка не сможем заиметь. Слышим его запах, и знаем хорошо, какой его есть вкус. А вот в нашей местности его в это время нет. Мы бы его скушали, да его нет.

    190. А сейчас не то время, которое раньше имелось в жизни. Одна любовь к чему? Жить хорошо. Чтобы лошадка как лошадка, чтобы хоть она была. Да какая упряжь хорошая. А дорожка вроде линеечки, на ней нетяжело кататься по хорошей ровной дороге. Да чего доброго наложить, а во двор привезти. Сказать: это мое, а  не чье-то есть. Раньше так делалось, а сейчас делается иначе. Умрет человек, доски не находишь сделать с чего гроб. А сейчас красным оббивают. Цветами  смерть за хорошее такое величают. Говорят: он партийный, ему большие почести. Он трудился честно для того, чтобы был у нас социализм. А при нем жилось очень хорошо, у кого здоровье есть. А кто его потерял, уже не жизнь.

    191. А просто какая-то окружила смерть. А раз мы с вами имеем в этом свои сердца больные, то мы негодные люди. Мы хотим жить в природе красиво, хорошо. А про это мы забыли, что нас с вами окружает некрасивая сторона, совсем не такая, как она продолжалась. Мы хотим жить, а нам природа не дает. Мы в ней бессильные люди. У нас с вами  нет того, чего надо. Нет одного в этом деле – здоровья. Поэтому через свое сердце умираем. Эта дорога, всем она идет одинаковая. Жить бы, жить и жить надо, а природа не дала. Надо бы работать, а здоровье не разрешило. Хоть и жалко было своим людям, но поделать ничего не смог никто в жизни.

    192. А как умирал человек из-за своего больного сердца, так и будет он со своим больным сердцем умирать. Мы хорошо знаем свою дорогу, она нас всех ведет к этому. Но мы избавления от этого не ищем, и не хотим мы искать в природе то, что следовало для человека заиметь. Такое здоровье, чтобы не болели и не простуживались. А жило сердце крепко, как оно живет сейчас в природе пока на одном человеке независимом. У него сердце не больное, здоровое, закаленное молодое, 25-летнего человека.

 

1968.01.12

Иванов

   

  Набор – Ош. 2012.05. С копии оригинала.

 

    6801.12   Тематический указатель

Сердце  35,37,45, 107,155,164,171,182

Первый человек  49,179, 180

Две стороны  134

Начало идеи  152, 153

Одежда  154

Зависимость 155

Пьянство и сердце  158

Сердце и ум  172

Независимость и сердце  182, 183