Иванов П. К.

Семья ли моя, или их

 

1968.01.12

Иванов

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

  

 1. Грудь моя такая есть, где находится мое сердце. Мне казалось, это дело мое. Не знаю, от чего начинаю. Такое пришло время. Час наш с вами появился, а все причитающиеся минуты, как они не были в этом. Руки мои золотые, сейчас пишут они строки так про семью дорогую свою. Кто его знает про это. Заяц серенький не птица, ворона черная не грач. А вот время не такое по нашей идет воде. Семья большая есть у нас. А какая же моя, ни у кого не спросишься.

    2. Всегда об этом говоришь сам. Ни тучи проходящие, ни воздух для тебя дорогой. А вот место мое родное, я индивидуально здесь живу. . все птицы дикие пролетели чистым солнечным днем. Все технические машины, они двинулись вперед. Пора школьников окружила. Это будет красавец наш день. Мы с вами в семье своей прожили, видели силы предков. Наша с вами нужда давно уже умерла. Тучи пустые проплывали, вечно такими показывались. А семье моей родимой душистый аромат стоит.

    3. Не надо будет богатства, кроме одного здоровья. Руки большие проложили, им конца совсем не видать. Люди совсем будут чужие, но что ты в этом скажешь. Борозда пахалась бедно, но сейчас в пяти лемехов. Трактористу пришлось оседлать эту нашей семьи работу. Она перед нами не такая, как это будет надо. Ветерок подувал с севера, не тепло было нам. Наша или моя семья, крепко нуждается она. Хоть один вовремя дождик с самого утра моросит. Люди такие вот здесь находились, свое у себя они делали.    

    4. Им досталась очередь свое время в этом ждать. Рано с утра поднимались. Надо протереть глаза. Слух был далекий. Очень приятно моей семье жилось. У нее была своя автомашина, имя Волга. Была жизнь кому-то не такая, как кому-то хотелось. Вчера погода такая, наш в холоде такой день. Хотелось бы человеку теплее видеть природу, но сил не нашлось. И расходы большие. Одно за другим проходило. Точного совсем не было. Дорога уже укоротилась. Дождик тут же наседал.

    5. А вот звезды наши молодые, их еле-еле будет видать. Крейсер такой системы режет носом волну. Грач как вожак семью ведет. Гнезда пустые остались сзади. Соловей песню допевает над быстрой рекой. Мотором машина зарычала на вот эту высокую гору. Дворовая наша собака человека увидела чужого. Как будто надо закаляться нашему молодому племени. Вода нужна холодная, а потом ею надо обливаться. Какая в свете нашем будет для нас наша струя. Давно-давно твои годы проскочили, не видать твоих речей.

    6. А все быстрые машины пробирались одна за другой. Когда шофер запевает ловко песню свою. Кочегар своей топки уголь быстро раскидывает. Ехал я вместе с ними, видел приборы все я. А ученые наши будут знать всю историю, как она развивалась. Давалось много лет. А веревкой крючок затягивался. Полная вся с напоем рюмка держится в руках, чтобы глотать ее сладко. А папироску курил я для какого-то аппетита. Ключевой фонтан бил, чтобы воды просто не напиться. Я шел этой дорогой, не нашел я в этом ничего.     

    7. Солнце яркое светило. Весь день напролет купался. А наши такие люди на своем месте поселились. Место свое заняли, сами себя огородили. Построили для себя дом, умение свое показали. На нас посмотрели они, вслух сказали слова. Мы для вас, такие, что захотим, то сделаем. Разве в природе мало дел. Первое самое начало, приходит день. Такое будет явление. Мы приехали на базар, остановились на месте. Какой хороший товар. Люди есть другие.

    8.  На дворе стоит погода не такая, как надо. На нашу улицу такую куры с петухом вышли. Лошади на своем месте стоят. У коровы дойница сидит. У кого-то есть мельница ветряк. А завозчик несет мешок на спине. Кто в какой ходит колодец по воду, надо будет готовить завтрак. За стол мы садимся все, ложки разбираем каждый. Кусок хлеба в руки берем. Борща насыпана чашка. Здоровье такое у нас есть. Будем вместе гулять. Как какая-то особенность в понедельник этой недели, и месяц будет такой, он будет в году такой.

    9. Номер пишется сначала, букву ставим рядом, с которой придется строить одну из всех фразу. Она для этой картины, изучаем, понимаем ее. Девочки пришли на вечер, вслед за ними ребята. Знаете, какой сегодня день, мы его ждали давно. Это снежная будет буря с большим развитым ветром. Солнышка совсем не видать. По этой погоде никого не видать. В тихом таком месте расположился большой сад. А огород у каждого человека. Вырыт колодец сбоку. Женщины над окошками сидят. Хоть поодиночке посчитать.

    10. Редко, а курят трубку… Как яма глубока. Говорит сам себе наш Илья Федотович Бочаров. Я безграмотный мужик. Выхожу на острый курган, и там раскладываю карты. Для меня каждый хозяин хочет получить свою землю. Она его кормит, бережет, как око. А всей земли очень много, делим по жребию всю. Какая грунтовая она, счастье играет роли. Мы одинаково костюмы купили, за одну туже цену. Хоминкино болото тут рядом  возле другого.

    11. А Скаливатская балка недалеко от Ореховской. Вся площадь наша здесь расположилась. А Витушки нашей слободы, шахты в Синей горе. А улиц всех три. Гора Забугина и Сергуткина. Церковь православная одна, а староверских три. Разно признавали Бога, ходили молились ему. А вот порядок был таков сельскому в праве земскому начальнику, выбранному старшине. Школа была не одна, можно учиться в них. Птицы как одна прилетели. Слово, один соловей.

    12. Нам раньше приходилось как хорошую дорогу проходить. Прямая такая равнина. Особенно ночью было, Луна в ясную погоду светила. Было хорошо видно. Рядом столбы стояли. А грязь лежала глубоко. Мы пришли, наша молодость, на площадку танцевать в указанное такое время. Я, Петр Никитич Абрамченок. Хочу сказать своим односельчанам. Мы с вами не умеем жить. У нас есть все возможности от природы получить все. Мы не сможем сделать, чтобы экономика разрасталась. Базар у нас далеко, продукт сами поедаем.

    13. Улица для нас введена, особенно зимнее время. Мы, вся молодость такая, которой приходилось учиться. Как чуть что такое в деревне, лишь бы что-либо сделалось, люди знают, что сказать. Судьи – сами люди. Случилось несчастье у человека – уже рассуждают сами. Зародился на земле урожай – хвалят этого человека. Умер человек – звонят в колокола, обещают ему царство небесное. Трудно нам жить в селе, да что-либо новенькое приобретать. Я, говорит, азартный в хозяйстве, любитель хлеб выращивать. Зиму и лето думает, а что делать самому.

    14. Из деревни на гору выезжают, а когда в деревню, тогда с горы. Мы, говорит Емельян Демянович, сможем хлеб делать без всяких агрономов. У нас такая снасть, и такая в поле дорога. Как чуть что такое, не выехал, то застрял. Говорят Калистрату Филипповичу, в его бедности недостаток. А Евстафий Иванович Ковалев, по-уличному его называют. Один раз пришел дома хозяйничать, и то у него удача получилась. Всех своих цыплят потоптал, обиделся на курицу. Она не захотела кормить, поэтому оказался прав перед своей женой.

    15. А вы знаете, что получилось. Не посчитался ни с чем, как отец был Наум, с мужика сделался попом, и к тому же самому мельник. В природе не это одно чудо. Егорка и Васька Лобатик, вдвоем они дружили. А Филипп Ивановский хохол, хороший мастер шить людям сапоги. А мы москали вся деревня, к нему под окно дразниться: «Филипп хохол Мазеп». Это не раз сказать, а повторить несколько раз. От этого человек психует, чуть не кидается в окошко. А деревня есть деревня, надоедает случай.

    16. Вся эта местность называлась Ореховское русское село. Мы там жили индивидуально. Что хотели, то и делали. Пришла наша зима, она неспокойная была. Мы дождались, убедились, все мы в один голос сказали: теперь она нас зашвыряет. А теперь такое наше дело: спи почти всю зиму. Никто тебе не мешает, кроме одного. Если имеешь лошадей хороших пару, они у тебя возили груз. А в нашем родном селе есть природный уголь. Сами мужики достали, физически на гору таскают.

    17. А лошадь таскает Барабаном. Берешь за деньги, продаешь тоже в Луганском заводе в рабочих квартирах. Жить было возможно. Есть в закромах хлеб. Здоровье есть у тебя, копейка легко достается. Столб на столб заработаешь. Одно только беспокойство, расстояние большое до города, два дня проходит. А время проходит так, ничего не делаешь в труде, а думать приходится о копейке. Когда это делаешь, колесо у тебя крутится. Ты сможешь готовиться встречать весну. Не все время возишь.

    18. А то у тебя проходит в голове, якобы ты едешь в степь. У тебя лошади как лошади, выкормлены досыта. А какая у тебя есть снасть, у тебя она лежит на возу, приготовлена тобой. Ты прочистил на чистое зерно. Это работа моя всегда, с утра и до самого вечера. Только это проходит тобой. А когда на факте живом, я про это не забыл, не забуду. А работа проходила не по снегу. Время пришло весеннее, людям легко происходило. Начнешь это дело в будний день, в самый первый начальный. А другие люди смотрят, за этим гонятся сами.

    19. Из села по бездорожью не поедешь. Очень большая происходит бедность. Лошадки были не такие, как есть у других. Мы привыкли их кормить, да ухаживать за ними зиму. А зима не один день проходит. Филипповка вся и мясоед, да почти весь самый главный пост. Перед этим масленица. Люди веселятся и гуляют, живут по-старинному. Посмотрел на это место, увидел чистую правду. Она не меня одного заставила, многим указала дорогу. Сказал своими словами. Но пришло такое время, час на стене показался, стрелка точно указала.

    20. Я бы тоже мог это сделать. Но беда моя, нет ничего, кроме одной хаты, да в хате все святые иконы. Не один я молюсь Богу, боятся жизни и мои дети. А у детей наших есть неумолимая в свете правда. Начинают вверх подниматься, хоть и трудно делать нам, но зато в этом деле интерес. У каждого человека есть ворота. А когда человек запрягает какую-либо живую силу, он упряжь уже знает, готовится ее надеть. Волы с рогами есть, им надо будет ярмо, да для сцепки войца. Троими парами пахать.

    21. А вот есть лошади звери, их кормят хлебом, как самих себя. Поят чистой водой. Какая в этом деле прелесть, хомуты на грудях, а уздечки на головах. Гужи в оглобли задеты, черессидельник на спине. А седелка перепоясала, вожжи завожжили лошадь, кнут у кучера оказался. А груз наложен в драги. Ты моя родная лошадка, вези. Я, говорит человек. Хочет об этом сказать, как за какую-то особенность. Особенно за живого человека, кто не думает умирать, хочет крепко жить.  

    22. Вся деревня в этом деле сохраняется. Любит свою он работу. А вот усадьбы были обрезаны в любом месте, как хотелось. Скажем про Луганчат. Они жили хорошо, да к этому богато. Если разобраться хорошо, то они низ заняли свой. А другим пришлось поселиться в ряд. Люди придерживались обряда. Курить, многие не курили. Каждое утро и вечер здоровались по ходу своей жизни. Они думали, считали: им Бог дал право здесь поселиться на этом месте. Плодились, как хотели. Труд любили все. Если были торгаши, то выделялись профессионалы.

    23. Больше от всего бедность была с одной лошадью крестьян. С двумя парами волов большинство занимали место. Если богач считался, у него был свой плуг, три пары волов. А то бывает и четыре. Лошадей была пара, коров полдесятка. Свой был приплод, оплодотворитель плодился вольно. Овечек старых полтора десятка.  Свиньи тоже водились. Если только разобраться хорошо, раб был этот человек. Не хотел простым быть. Раздавать скупо приходилось. Зря водочку не пил.

    24. А вот выходцы оказались, в заработок сами ушли. Им была своя воля, хотели и шли сами. Никто не претендовал, и никому они не были нужны. Их по селу немало было. Лишь бы захотели, уже говорят, собрались. Кто? Да Александр Полехин. Кому, вы думаете, хотелось на это предприятие идти. Человек отроду там не работал, а пришлось в этом регионе. Заставила его копейка, какая она была трудная. Человек продавался, за один день мужчине платили один рубль. А квартира, если была, общего характера.

    25. Получка была редко, когда и как хотели. Бани своей не было, у других предпринимателей. Люди жили людьми близкого села или деревни. Богатый играл роли в этом деле, сам лично с капиталом богатый. Между богатым и бедным была большая грань во всех отношениях. Сначала выходил с пузом богач, вслед за ним шел середняк, потом человек беднее. Уже самый бедный после. Их можно видеть издалека. Самый крайний без ограды, никакого другого строения. Так жить лучше не надо.

    26. Они жили не так, как следовало. За собой другого тянули. Если приходилось умирать, то через большой недостаток. У самого крупного богача своей души и сердца не было. А у него было, что дать, но такой моды не было. Родился в бедноте он, и также ему никто не помог, какие были люди. У них желание было жить всякими такими делами. Вылезал сам из бедноты. Нанимался на срок у хозяина, делал по указке хозяина. Хитрый это был человек, учился в природе сам. Как было в жизни, так оно и делалось.

    27. Захочет поклониться богатому человеку – кланялся сам. Никто ему не говорил и не учил. Такого человека тянули. Хотели, чтобы этот человек между ними возрастал. Школы земские вводились. Кто хотел, тот учился не по понятному, а как давалось. Кто на что выучивался. Один одному, а другой другому. Лишь бы на столе был  хлеб, да в чашки налито борща, ложка выбиралась своя большая. В этом никто не отставал, брался сам за это дело. Учиться приходилось практически. Было хорошее – кушали, нет в этом – отказывались. Но хотелось кушать.

    28. В этом всем деле выигрывал бедный. Почему? Да потому что ему не было, чего проигрывать. Учился, и учится сейчас хитрый и сильный человек, чтобы захватить место. Он с души выходит в этом всем деле, помогают наши деньги. Между нами в селе жил Иван Иванович Носов. Его по-уличному называли Зеля. У него во дворе – ни кола, хоть шаром по нему покати. А ведь жил, да еще как. Хотелось жить, и показать себя, что он умеет с людьми жить. Между людьми устраивались кулачки любительские.

    29. А он был не малый человек, считался между нами большим. Ему тоже хотелось жить, да еще чего-либо у себя показать, любительски хотел побиться. А у людей это не в моде было… разбить ему морду. Такая привычка у маленького была, здорового человека с ног сбить. А он никогда по дороге не ходил, брал свой окольный путь. И шел на Рибалкино, потом на Колпаковскую, и тут рядом Морденский, № 10  рудник Мордена. Генерала майора, штатского советника. Рубил, как и все люди, по породе зарубку. Хоть и нелегко, но надо.

    30. Его никто не заставлял биться с другим на кулаки. Он в этом учился сам в обстановки людской, которая была между ними такими. Как было два брата из всех. Они выпили хорошо, идут, как и бывало с ними. Надо добираться к дому, а у них родилась мысль. «В этом глубоком яру загатить большую греблю, чтобы набрать в нее воды. А потом греблю открыть, чтобы проклятых рашков потопить». У них между ними ввела жизнь, они это фантазировали. Были такие смельчаки, у других, у своих воровали.

    31. Это дело, лучше не может быть. Даже за это убивали. Таких царь не жалел, высылал на вечную ссылку в Сибирь. Были такие между собою уличные битвы один с другим. Васька Кобяченок и Иван Сегаенок, их боялась вся деревня, когда они напивались пьяными. В природе без этого не бывает. Кто-то из бедноты не вспашет свою паевую землю, и не отдаст ее богатею. В степь на работу спешат все, только как приготовились. У человека такого хозяина, у хорошего дельца. Он умел сеять хлеб, и у него под руками горело.                          

    32. Это Григорий Иванович Бочаров. Их всех было три брата. Один Меркулайка, сам маленький человек. А Радион Иванович был счастливый на своих сынов. Григорий любил скупиться, большой был вокруг плотник, у себя смастерил ветряк. Людям молол хлеб. А у Ивана Мишиного два было сына. Один работал на железной дороге, другой ковалем был. У Ксенофонта Бочерова три брата, жил народ. И Харламовы жили хорошо, показывали другим людям. А все остальные гнались вслед за ними.

    33. Наше такое в деревне дело, приходилось с землей копаться. Мы с вами знали местность, вперед со всем готовились. Надо было вспахать, чтобы положить пахоту под землю. Мы на это имели силы ждать к себе теплое время. Лошадка своя запрягалась в драги, она возила своих людей. Легче приходилось добираться до того или другого места пешком. А быками вдаль ездили, когда подножный корм. А поездами проезжали до города, кроме этого, ничем не доберешься. Люди имели деньги свои, их расходовали, куда надо. А воду мы приносили на коромыслах в ведрах.

    34. Когда нанялся, то продался. Работай, как хочешь. Если будешь капризничать, всегда будет плохо. По всей этой местности природа лежала равниной. Человек со своим телом крепко в этом жил. Солнышко в это самое время поднимало себя вверх. Оно дни делало длиннее. Все это делалось для того, чтобы земля родила плоды. Ею скот, животные питались для своей продолжительности. По траве, хоть и редко, были своего рода цветы, которые вовлекали в себя разного вида насекомых. Мы привыкли на это смотреть.

    35. Мы с вами больше думаем про хорошее время в жизни. Для нас не надо одно время. Мы с вами не хотим, чтобы на нашей земле лежал белый холодный в зиму снег. Мы хорошо про это знаем, этому времени придет конец. Сменится на вот этом месте наша великая атмосфера. Человеку в сторону легкого по нашей природе будет жить. А ветер такой не будет, которого люди не будут любить. Каждый свой новый день может не стоять на месте. Одно время придется видеть. На земле лежал густой туман, он недолго сам себя держал. Редко бывает надолго.  

    36. А то полежит до обеда, солнышко разгоняет все. Он часто лежит над землей. Птичка жаворонок взлетает, и вокруг слышно, свои песенки по-своему поет. А на земле в это время человек на своих ногах, он взад и вперед движется. Ему хочется что-то сделать. Он уже много кое-чего сделал, ждет от хозяйки другого. Она хорошо об этом знает, целое утро буравится по своему лично аппетиту. Она мужу пищу мастерит. Если она этого не сделает, он у нее тогда спросит. Ты у меня дорогая жена. Я в одну сторону пошел.

    37. А ты оставайся на месте, и делай то, что надо будет. Мое дело – в дом тащить. Твое дело – в этом разбираться. Но никогда ты не забывай про это самое дело. Сегодня не тот день, которого мы с вами проводили. Этому дню надо кланяться, готовиться, с чем надо жить. Завтрак для человека надо. Это вечная наша система. А к завтраку хозяйку не учить, она же сама распорядительница. У нее для этого есть сердце и неумирающая душа. Руки у нее добрые, золотые. А ум дорогой для этого. Если она видит, что делается в природе.

    38. Даже раннее утро начинается через птицу петуха. Он же свои песни поет, говорит нам про другое. Вставайте, будит он людей, чтобы они больше не спали. Их ждет природа утро. А потом поднимется солнышко. Ночь эта кормилица, она от нас совсем уйдет. Мы, люди, в этом сами не будем по этому времени спать. Наши глаза далеко видят, а уши наши много слышат, заставляют сами ходить. Для чего, спрашивается, ноги? Это произвольная часть. А руки? Все это дело делать. В природе такой, как она есть, никогда дела не переделаешь. А вот если не будешь делать, жить никак не будешь.

    39. Природа наша кормилица. Встала кухарка на ноги, и уже жизнь запахла. Она – кровожадный человек. Видит, слышит, что делается вокруг этого нашего дома. Захочет – своим поступком другому жизни не даст. Жизнь другая зависит, самое главное, от нее. Это живой будет человек, ей дадено право готовить. Она знает про это. Или жить, или не жить. Она тоже живой человек со своими такими мыслями. У нее в руках острый нож. Ни у кого она не спрашивает. Надо будет завтрак хороший, вкус она всем строит. Она не жалеет в этом ничего, ценит всех живых людей.

    40. Если она надумала сама голову петуху снять, от нее это право никто не отбирал. У нее силы кровожадного человека. Если бы была возможность законная, она бы для этого дела и своих детей не пожалела. Как она не жалеет себя с такой кипяченой водой барахтаться. Она не такая и не простая. У нее есть живой ток, полное природное электричество. Не умирающее никогда это. А мы с вами берем ведро, привязываем к нему веревку. Знаем хорошо, что ведру надо набираться. Хоть и тяжело нам, но тащить будет надо. Хочется человеку ее пить, и пища готовится с нее.

    41. Это будет дело человека. Готовит человек всем пищу. Она для нас  необходима в жизни. Если ее не будет у нас, мы от этого всего разбежимся, найдем другую какую-либо дорогу. Мы же с вами не сознательные в этом, у нас есть оружие, мы можем в природе убивать. Наше такое всех дело. Мы, все люди, самовольники. Захотим – то сделаем. Захотим в плену держать человека – у нас на это есть наши силы. Мы хозяева в природе. Воры все люди. Мы это видим, и можем делать, на это есть мастера. Не надо будет делать это, а мы с вами делаем сами. Что в этом получится? Наше такое дело.  

    42. Нас хвалят за это дело. А нас корят не за дело это. В природе делает это не сам человек, на это есть друзья его. Воздух, вода и земля. Дом строится ими на месте, и он от них сам рухнет. Это не картина, а чистая правда, которую можно встретить. Ежедневно каждое утро мы не сами встаем. Нас поднимает наша необходимость. Хозяйка наша знает, что делать. Нам с чистой картошки варит суп. А у нас для этого дела пузо расставлено есть. Мы для этого дела мастера кучей есть эту пищу. Да неплохо делается тогда, когда мы глубоко спим.

    43. У нас с тобой двоих неразрывная одна мысль. Мы хотя и спим крепко, но про это не забываем. Зачем нам надо будет это, если мы сможем сделать другое. А в природе, да такой, как она есть, по холоду, да по морозу. Не так это делается человеком, надо вокруг его теплое создавать. Ему не хочется любить природу не известную, не испытанную. Хочется на себе носить мертвое, никуда не пригодное. Вот было бы нам всем хорошо в тихом, уютном деле, в котором неплохо будет уснуть. Сон – это нехорошая штука, лучше будет не спать. Как мы с вами все просыпаем, наше тело умирает. Мы в этом проигрываем.

    44. А когда человек не спит, он слышит, поскольку видит. Ермак Тимофеевич воин, в нем положил голову. А Чапаев храбрец был, тоже от него погиб. Это ли не работа их. Она заставила делать нашего мужика в жизни. А рабочего заставила в наймах. Мы привыкли крепко спать, да еще какая в этом привычка. Мы не рождались в нем. Нас рождала природа живыми людьми в этом. А нас сон заставил умирать. Если бы мы не знали свою любимую семью, мы бы этого не делали. А то нас заставили.

    45. Сон – это самое славное счастье в нашей семейной жизни. Мы делаем то, чего не следует. Наша с вами жизнь бурление чего-то в природе делать. Если мы заснем все, что с нами получится? Если мы будем спать, нас с вами природа не пожалеет, будет для нас смерть. Мы с вами, все люди, не будем в этом оправданные. У нас с вами наша неправда есть. А когда будет нам мешать кто-то, уже у нас не получится. А получится самая плохая жизнь через наш любимый сон. Мы с вами навеки распростимся. А сейчас можно все сделать, если только захотим.

    46. У человека живого любой национальности. Особенно в естественности.  Она родила такого. Человек не хочет такую семью, и не хочет любить хорошее. Слаще в жизни нет, как только есть наш сон. Мы про него не забываем. Как чуть что такое в жизни, говорят, сегодня плохо. Солнышка совсем нет, есть сплошная туча, дождя совсем нет. А делается в природе, не поймешь, что делается. Не холодно, и не тепло. А в сторону плохого и холодного. Наше дело такое: терпеть, и терпеть крепко.

    47. А в людях наших делается только для себя хорошее. Мы ежедневно ходим от порога, ищем в природе то, что надо. Дорога одна для всех, это любимая штука. А вот наш знойный ветер меняется не так, как человек в нашей родной неумирающей семье. Мы в ней не по-новому жили, да все свои планы строили. Нам не надо будет мало. И какой придет новый день. Он и к нам не придет таким, как это было надо. Мы всегда хотели, и хотим, чтобы нам природа давала и давала. А когда нам с вами не дает, мы делаемся бедными людьми, у нас рождается апатия.

    48. Стоит на месте село. Видно издалека, оно какое. Хорошо знаем про их жизнь. Она нашего брата держит в первых начальных делах. Если бы не земля, да еще она какая. Есть хорошая и удобная, черноземная, которая в год дает урожай. Мы от нее получаем прибыль. У недели все дни будние, в которые приходится работать. В понедельник очень будет тяжело от праздника начинать. Во вторник дело другое. Когда проходит среда, она прошла уже половину. А когда четверг с пятницей у недели проходит, субботнее время настает.

    49. Мы хорошо знаем про это дело. Приходит день праздника. Это все сделалось природой. Если бы природа такой не была, меж нами не было такой семьи. Наша Курская губерния, она нам здесь волю дала. Мы когда сюда приехали, то нам было это все чужое. Мы не знали эту землю, какая она есть у нас. В центре нашего села протекала маленькая речка, на которой мы, такие люди, со своим богатством поселились. Сделали для мельницы став, много воды мы собрали. А мы, этакие люди, ходим в него купаться.

    50. Сады наши нами посажены. У каждого человека есть левада. А двор свой собственный огорожен каменной стеной. Чужого нам не надо будет. А лучше будет чужим прожить. А когда человек окруженный, то будут его силы. У него здоровье большое. Вся такая его семья. Лишь бы только сказали. Есть, чего надо будет делать. Сначала мы управляемся в степи, надо будет посеять хлеб. Какая будет работа, а мы ее делаем сами. Всю бытность ходим на ногах, а за собой водим животное. Не одно само, а вслед за ним снасть.

    51. Весь день напролет. А сколько в этом человек думает. И про что он сам думает. Если бы эта пайка, которую приходится обрабатывать, у меня зародила много, что бы я тогда делал? Особенно в этом деле работал. Не бросал ни одного дня, чтобы про это не думать. А всегда на это смотрел, и также ждал это время. Что надо в жизни, готовилось. Надо было для этого оружие, мы его делали кустарно. Косы лились заводом. Что было надо для нее, это все делалось руками. Хлеб в поле поспевал, а у нас ум на это развивался.

    52. Кто как и тому подобно. Хозяйство за счет труда росло. У нас в нашем большом селе люди жили очень плохо. Вся надежда была на то. Кругом села лежала земля, с которой приходилось возиться, то есть с утра до вечера работать. А что мы в этом получали. Без всяких садов не оставались. Какой когда придет год, мы его так встречали. Особенно про нас не забывает весна, наша в жизни красавица. Без ничего не остается. Редко, но бывает это и солнышко. Кое-когда не бывает. А само положение меняется. Особенно между нами давнишний снег, он начинает таить. Уже время не такое.                                              

    53. Не одни люди готовятся, даже птицы не такие делаются. Особенно близкие жаворонки. Всю зиму к земле были прикреплены, ни одного раза вверх не поднимались. А сейчас не узнать. Все они как одна поднялись на штурм свой, вроде их кто-то заставил. Зоря солнечная не начиналась, а одна из всех их уже взяла дорогу, и полетела. Дает знать этому человеку, кто по предметам жил. Это не одно его было. Какая-то погода не такая. А тут ветер мягкий дует. Большинство низовка бывает. А воду вверху слышно, ручьем она бежит.

    54. Это все зимой не делалось. Встанешь, бывало, рано, чуть-чуть белый свет. А старого вида грач в своей высоте летит. Что бы ни дал своим голосом знать этому человеку, кто скажет вслух. Значит, больше не будет зимы. Грачи, и те полетели в степь. А там это не в доме было, а на просторе всей природы. Откуда они летят стаей, сами с собой говорят. Первый молча не летит. А уже те, которые вслед летят, им в этом всем не молчать. Люди на это смотрят, привыкли к теплу. Друг другу говорят. 

    55. Иван кричит своему соседу. Значит, правда пришла. Недурно по двору ходит наш красный первый петух. Он молча сегодня не бывал. А как-то над курами петушится. Значит, весна будет. Яички белые будут котиться. И собака, так она не чует, как зимой бывает. Ты ее зовешь, а она молчит. Ей делать было нечего. А сейчас все куры поднялись. Не буду говорить про людей, про старых стариков, про самих маленьких ребят. Ему было делать нечего, всю зиму просидел в хате. А сейчас не то, видно не одно дело.   

    56. Не надо было делать это, надо было делать другое. Вся думка впереди, весь такт на земле. Снег еще лежит кое-где, а тут совсем не тепло. А колеса уже стоят, их хозяин смазал. Надо будет ехать в степь не с порожними драгами. Надо будет везти семена. Ложку посадишь – ведро наберешь. Да и знак не такой, по деревне раньше так было. Только что скрылось за горой наше сияющее солнышко. А оно садится за землю не одинаково. Бывает большим пламенем. А бывает, совсем не видать.

    57. Люди по этому предмету сами себя крепко теряют. Одни так говорят уверенно свои слова: «Сегодня будет такой год, самый лучший урожай». А людям таким, как они есть, нужна в природе прибыль. Я, говорит, охотник большой. На это имею ружье свое. Как чуть что такое, не сижу, а быстро бегу. Моя такая задача лежит. Атмосфера изменилась. То цветок рос душистый, а потом это поломалось. Ударил по земле мороз. А вот весна это гонит, вводит в жизнь подснежники, фиалки появляются. А как чуть что такое, поехали в поле крестьяне.             

    58. И телега заскрипела, и воробей теперь не прячется. Человек думает смело про одну работу, которую делать. А про свой праздник он никогда не забывает. Чистую хорошую одежку на себя натянуть, показать ее как таковую людям. А люди ценят всегда по этому. Если человек хорошо оделся, он неплохо и наелся. А всегда в степь едет он, лишь бы в чем зря. У тебя дорога такая. Ты за стол не садишься. А всегда надо что-то делать. Больше от всего делается, со снастью делаешь. Чего только ни делаешь. Бывает, все делаешь, и надо очистить от грязи.

    59. Мы привыкли в чем зря, лишь бы только одетый был. А кушаешь на ходу. Думаешь, никогда не будет в жизни плохого. Год начинается с первого часа. А кончается он у нас самым последним часом. А вот надо умело прожить за счет чего-либо другого. Может человек любой это в жизни сделать. Наша зависимость такая. Если она захочет, любому делу помешает. А бывает такое время. Смотришь, неожиданно получится. На войне все люди бывают. Одного пуля убивает. А другой, смотришь, убьет, человек с колеи уходит.             

    60. Мы привыкли учиться, как будет надо хорошо жить. Хорошее дается в труде, а плохое само приходит. Мы, все люди, думаем о хорошем, и хочется нам это получить. В пути дорожке рвется, все это делается природой. Люди никогда не думают, чтобы было им плохо. А все до одного думают, что им будет всегда хорошо. А прежде чем будет хорошо, надо будет его сделать. Надо будет его делать, а мы с вами не делаем. Говорят все, что Бог есть. Но мы с вами его не видели. А очень крепко верим, но выполнять его не хотим.

    61. Что он хочет для нас? Чтобы мы не трудились. А мы без этого жить не сможем. Говорим: надо работать. А работа наша такая каждую неделю каждый раз. Только в погоду, неприятный день нельзя будет работать. Мы избегаем этого. Кто у нас есть из всех, заставляет каждого человека. Замерзать в природе нам всем не приходится. А какой бы ни был день, его мы встречаем и провожаем. Лучше было бы нам, если бы мы кушали и одевались. А в доме надо жить, да всякого рода творить.

    62. На улице злая собака не пропускает ход. А сорока свое вещает, хочет подсказать новости. Наша мукомольная мельница нашему брату мелит муку. В торговле прибавились товары, но покупатель богатый. Наша тройка лошадей. Мы поэтому смотрим вдаль, какая сегодня погода. Здесь на вот этом месте мы собрались в кучу, все наши мужики. Один про это рассказывает. Ехал я на курорты самым скорым поездом. Редко, но были остановки. Так скоро промчал я  по этой вот дороге.

    63. Мы с вами видели в окошко, как наша деревня живет. Кто в поле бывал. А кому-то приходилось дома украшать. А живая скотина ходила. Чем она тогда жила, корма было мало. Но тепла совсем не было. А природа со всех концов вверх сама пробиралась, место свое занимала. Делала то, что надо. Надо будет восточный ветер – природа этого не жалела, чтобы сушить землю. А чтобы изменения не было, это делалось один раз. Когда не надо это, откуда-то берется другое. Не так дул ветер.

    64. А наше дело такое было. Надо учиться в природе. Когда она будет такая, где наберутся дождевые тучи. Станут люди смотреть, а какой он для них будет. Хорошему рады все, только плохое не проходит. Когда растет густая трава, а по ней цветут цветки. Если погода подходящая, то и жучок летит сюда. Погода такая, как надо – для пчелы кладется дорога. В природе такого продукта очень много, и хватает. Только нашим людям  требуется коса и молоток. Надо будет воевать с такой продукцией.

    65. Все у человека на учете, он надеется на силы. Да в жизни на одно – это яркое теплое солнце. Мы пропустили в жизни то, что следовало в жизни. А природа такая есть. Захочет у себя – помешает, особенно непогодой. Надо будет хорошее, а оно делается плохое. А плохого никто не хочет.

    Я давно-давно женился, как было мне хорошо. Я, можно сказать, не по той дороге пошел. Стал свою жизнь вводить. Хотелось бы это повторить. Только одна правда, на это деньги надо.

   66. Когда теперь вспоминаю, мне, кажется, немного лет прошло. А когда разберусь с этим, то уже мои дети взрослые. Люди создают свою семью. Отцовским поступком в кучку гребут все. На это учатся сами, создают у себя семью. Так не делалась у Иванова семья. Отец своих двух сыновей Андрея и Якова. Не по той дороге пошел. Для всех, если смотреть, Иванов Порфирий Корнеевич. Пошел по дороге независимой. Стал между сынами ходить не так, как хотели сыны. Кому будет хорошо, если их папа не такой.

    67. У каждого человека есть мысль. Человек от человека уходит, хитрит, как будет надо жить. Андрей спортсмен футболист, мастер, служащий, воин. Погиб в отечественную войну. Про отца молчал, не говорил. Был в пятой армии генерала Цветаева адъютант. Ехали на машине, попали на минное поле. Их с шофером выбросило, а Андрей убит в задку. Похоронен в станции Чертково с врачом. Другой пошел вслед, но природа не дала. Условие не такое, этот спасал себя. 

    68. Хотелось ему жить, но не отказывался от отца. Профессионал шофер, любитель ездить на машине. Ему как сыну, да еще своему, кто бы он

ни был. Сын хочет своего, а отец не прочь тоже. Только сын не хочет видеть отцовского покроя. Создает свою семью. А отец от этого уходит, у него мысль совсем другая. Из самого себя сделать человека нового в жизни. Чтобы человек знал про природу, с ней разбирался, и понимал ее так, как полагается. Человек должен быть новый. 

    69. Не такой, как все люди. Ходит по земле босой, не боится природы, не страшится смерти. Я выбрал свою дорогу защищать самого обиженного, больного, забытого всеми. Для этого я выходил сердце. Тогда, когда умею, то некому доказывать. Никакая особенная единица не может от меня отобрать. Как я был в природе, так и остался человеком. Не таким простым, а крепко закаленным. Для меня сделать одно – это живой будет факт. Если я не простуживаюсь, не болею, что может быть лучше.

    70. Природа с хорошего начинает, живого она рождает. А вот впоследствии всего человек умирает. Этого Иванов не ищет. Он нашел богатства в природе, окружил себя ими. Это надо жить бессмертно. А раз человек родился для этого самого, он будет сам защищен природными условиями. Кто его побеспокоит, если он не делает плохого? А все силы кладет поднять человека больного. Если он не поднимет, ему не будет ничего. Если он поднимет, что тогда скажете.   

    71. В природе есть все. Самого себя надо сохранить. Мы с вами такую семью никогда никак не имели, чтобы человек это делал. Про природу знал он. А свою семью сохранял, да не забывал про больного. Кто просит с душой и сердцем, он никогда не будет обижен. Это будет точное слово, как делает в этом Иванов. Никто этим делом не занимался, такой мысли не имел никто. Разве можно будет обиженному помочь создавать. Не будешь тогда начальник. Если не влезешь в карман, вором никогда не будешь.

    72. Твои деньги в твоем кармане меня делают вором. Разве можно сказать про эту самую истину. Для меня есть семья одна. И в тюрьме, и в больнице люди обижены законом, и наказаны природой. Вот что пришлось выбрать, самого себя сохранять. Я один такой человек между всеми оказался. Люблю природу телом. Не одеваюсь, не обуваюсь, и не кушаю совсем. В дом свой не захожу. С природой близко живу. Их считаю друзьями. Как никогда дружу с ними, им низко кланяюсь.

    73. И там на высоком кургане, с которого очень далеко видно, это как раз в нашем селе. Мы как раз в это время делали свой семейный выезд. Нам приходилось под зиму пахать. Наша пайка лежала на вот этой равнине. Здесь недалеко был ров, на этом месте загатили став. Вербы посажены на гребле. Все время на этом месте брали годовой урожай. Нам в жизни здесь везло, и от природы не были обижены. Такая была всегда погода, лишь бы только посеяли. Одно время нас заставляло, как каких-то хлеборобов. Мы очень крепко трудились.    

    74. У нас снасть была хорошая, также неплохая живая сила. Лошади у нас были, мы в плуг запрягали четыре. Они у нас были от корма звери.  Бывало, как крикнешь на них, как на кого-то. Они были живые. Мы игрались, работали на них. Приходит теплая к нам весна. Нам делать приходилось одно – утром рано собирались в степь на весь почти день. От самого солнца, до солнышка. Некогда глянуть на него. А все смотришь на работу, когда начинаем пайку, и заканчиваем скородить. Наше сельского хозяйства дело, приходится думать.   

    75. А сами про всякого рода работу никогда никак не забывали. Весною зерно сеяли, а осенью хлеб собирали. Когда человек в поле, ему некогда разглядывать. У него в голове одно – делать. Вся его работа к тому, чтобы с этого получилось зерно. Когда добивается этого, хозяин богатый делается на свою добрую волю. У них таких растет, увеличивается их богатство. Что неделя и неделя – месяц, целый год напролет. Живая скотина растет, увеличивает свой вес. А хозяин в этом радуется, приобретает себе.

    76. Мой ум такой сейчас, может всю степь пролазить. Да к себе от других тянуть. Надо будет лошадка – человек ее покупает. Надо будет другая коровка – легко ее человек приобретает. У человека на своем уме лучше от всех жить. Он смотрит на двор свой, чего у него не хватает. А природа ему дает не мало, а очень много. Куда только ни вздумал ехать на своих лошадях, у него хорошая бричка. Если он едет порожним, он надеется на то, что ему придется вернуться.

    77. Это он думает об этом. А раз у него такие думки, он делает все то, чего надо. Он вздумал ехать в любое каждое время. Он уже готовится там быть. А лошадей кормит, мажет колеса брички. Словом, хочет там быть, его ждут на месте. Только покажется он, уже люди готовятся. Мы такие люди в жизни, этого дня дождаться. А когда день на арене, то люди все в бою. Какие мы есть люди, нам хочется делать.

    78. А мы знаем наших крестьян, добрых хлеборобов. Они хлеб добывают, и других ремесленников сохраняют. Разве это работа. Ты продашь, за что хочешь. Ты сам лично купишь, за что хочешь. Наш всех меж собой делается обмен за счет денег. Раз ремесленник за это живет хорошо, почему не будет жить наш труженик крестьянин. У него вся земля, у него расположение. А мастер цацку делает не себе, а другому. Вот чего добивается человек. Он нашел для себя плохое.

    79. Чтобы была лошадка одна из всех. А корову выбирает самую лучшую из всех. Это все делалось не одним человеком. Люди с природой на земле боролись, им требовалось оружие. Они хотели, чтобы сила была. Человек – это охотник возделывать в природе дело. Мы так и делали. Сегодня делаем во дворе, какую-либо стену кладем. Или в огороде копаемся. А бывает, мы в степь едем пахать землю, которая не один год пашется, или она возделывается. Мы без этого жить не научились, ежегодно работаем.

    80. А про дом, всю обстановку мы с вами не забываем. Нам нужно не один гвоздь, или, скажем, иголка. Да какой-либо мешок, или какое-либо покрывало. Словом, человеку надо все, от ложки и до топора. Мы имеем не одну рубашку, а их очень много, и разных. А какие надо брюки, да еще надо сапоги. Хоть головную шапку. А какое есть пальто. Словом, в дом все надо. Живого человека держим в нем. А из дома мы выносим мертвого. Говорим про свое горе. Надо бы жить человеку, а наш человек умер.

    81. И умрет наша семья. Она в природе делает то, чего не следует. Мы можем в праздник жить, ничего такого не делать. А когда приходит будний, он нашего брата заставляет. Человек если не будет делать, у него двор не будет обрастать. А поэтому человек психически в этом деле болеет, если ему не позавтракать, и не пообедать, и не повечерять. А в природе стоит погода не одна, а меняется. Так и для человека труд не один, а много.                    

    82. Этой семьи пришлось в жизни не выигрывать, а проигрывать. Сколько ни ешь, и что ни ешь, а все равно умрешь. То, что сделал  человек, для него плохое. Он в нем устает, и крепко. Зависимая сторона, она для всех одинаковая. Но одному человеку нет, независимому из всех. Это буду я, совсем не той семьи, которая была. А вот так жить, как мы не пробовали, у нас к этому недоверие. Мы говорим: труд спасает нас. А оно делается наоборот, мы в нем умираем.

    83. Мы не хотим пробовать, так ученые говорят. Мы твое подхватим, это будет хорошо. А потом оно не привьется между нами такими. А свое имеющееся упустим, нехорошая будет сторона. Я, говорит новый человек. Это буду я, Иванов. Нам не нужно старое, нам будет нужно новое. Умирать мы не будем, а жить мы научимся. Прибегать к хорошему и теплому мы с вами перестанем. А будем мы пробовать в нашей всей жизни по независимому жить, холодно и плохо.

    84. Сегодня 17 января, среда. Великое для меня счастье, это бушующий в снегу ветер. Такая плохая погода, по которой никто не желает идти. Почему это мне есть радость такая, которой не было. Я как человек новый не такой, как все люди, которые хоронятся от этого. Я со своим телом близко к ней ступаю. Прошу природу, как мать. Чего только для этого делает. А мне приходится одному этого добиться от природы. Она есть одна друг. У нее нет никакого оружия. У нее лежит на земле снег, белее нет ничего.

    85. Самое лучшее в жизни небывалое счастье жить не так, как все. Мы должны жить, не простуживаться и не болеть. Это будет неумирающая семья. Не их семья, а моя лично рожденная семья. Если мы все бросим это делать, что делали. Не доели эту пищу, а взяли мы умерли. Какая это будет семья, если нас всех не будет. За 50 лет жизни мы все умрем. А вот такая будет семья, это неумирающее ядро. Общая мысль всех, не разделимое дело.

    86. Так жить, как мы живем, лучше совсем не жить. Для чего люди людей рождают, или свои семьи плодят. Первое, родиться на белый свет. А второе, надо умирать. Кто такую семью ввел. Она не живет, а отмирает. А сейчас раскрыта тайна, найдено в природе качество, чем приходится пользоваться. Это делать то, что надо. А всем людям хочется, чтобы ничего не делать. Как выводит итог всей нашей жизни. Если бы мы с вами нашли без всякого труда обходиться, мы никогда не пошли в наш великий труд.  

    87. Мы в природе семью развили с благословением Господа Бога. А сейчас в процессе мы ее начинаем и заканчиваем. Все это дело делается человеком, он для себя это делает. А в конце концов всей жизни мы ничего не добиваемся. Как чуть что такое, семья берется в дело. А потом это все спускается вниз по дороге. Мы привыкли богатеть, у нас это развивается. А вот чтобы жить, да не плохо, а хорошо. Чему все наши люди идут, да свое сделанное вводят. Какой дом большой сделано этой семьей, которая пожила одно время, да пробивалась в этом.   

    88. А мы не хотим браться за это вот. В нашей этой жизни, за которую мы взялись, это человека зависимость. Он всегда нуждался одним и другим. А когда заступится в этом, люди не будут нуждаться. Этого времени не будут ждать, оно не будет продвигаться, не будет никакого изменения. Будет атмосфера одна, люди сами овладеют, заставят себя жить. Они научатся, как будет надо жить, чтобы мы не простуживались. И не будем болеть.    

    89. Это всех нас задача, которой мы с вами добиваемся, чтобы зависимости природной совсем не было. А когда мы это найдем, то через наш поступок сделается все. Мы больше не будем думать так, как мы до этого думали.  Еще кто его знает, это время, оно для этого шло. Но мы его ждали. Нам хотелось, чтобы оно было. Разве человек не хотел видеть хорошего дня. А в природе для этого плохого нет в жизни. Если нам в этом разобраться, как она себя показывает. Мы только капризничаем в этом всем деле.     

    90. Хотелось бы крепко спать, но природа нам не дала. А вот наше для всех солнышко возьмет, себя не покажет. Как на сегодня хотелось, а оно в жизни не покажет. Все люди этого хотели, а природа взяла не дала. Мы с таким намерением, чтобы обязательно было. Думалось о природе так, а получилось в этом иначе. Даже по предсказанию другое. Сегодня вся западная сторона большой красной зарей. Говорили, на ветер горело. Мы со своим знахарством, и большим пророчеством не вложились в это, просчитались в этом.

    91. Радость моя проявилась, не отказалась от этого. Меня как такового будила, я вставал с постели. Брался за природу, искал в ней ее тайну, для меня она была в моей жизни большой источник. Я встречался с ней один не таким, как это надо. Я встречался независимый. У меня была мысль, она заставила одно это в жизни делать. Я опознал не дни отдельные, и не недели с месяцами, или такой длинный год, в котором было 365 дней. Я изучал атмосферу, всю вселенную. 

    92. Для того я ее изучал в жизни, чтобы она осталась понятная. Этого права никому нигде никак не давалось. Уже проходят по природе годы. 35-ю зиму встречаю, как меня природа ведет. Я делаюсь не таким человеком. А я остаюсь Победитель в природе. Это моя победа в ней.

    Самородок я, по делу. Источник – закалка. Тружусь я один на благо здоровья. Учусь я в природе. Хвалюсь перед миром. Хочу правду сказать про само хранение клетки.  

    93. Мое здоровое закаленное молодое сердце – 25-летнего человека. Выход мой в свете. Я не боюсь врага, не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого не было у меня, я давно бы умер. Человек земли я, дышу крепко. А говорю очень резко не про какое-то чудо. А про природу, про физическое практическое явление. Самое главное – чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение. Мгновенное выздоровление нервной центральной части мозга. Люблю и болею, не забываю про больного.

    94. Его душу знаю, хочу ему помочь, через свои руки током убиваю боль. Это не слова нам говорят, дело все делается. Рука пишет владыка, никогда про это не забыть, очень справедливое. А просьба какая.  Меня надо просить, будешь здоровым. Кому это не надо, юноше нашему молодому? Да нет. Уважаемые вы все, это мировое значение. Нам надо кланяться, любить великую природу. Не молчать словами, правду говорить.

    95. Не болезнь играет роли над человеком, а играет роли человек над болезнью. Нам надо учиться учения Иванова, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу. Жить свободно, не лезть на рожон. Нам будет слава самих себя любить, низко кланяться старым. Старикам и старушечкам, дяде с тетей, молодому человеку вежливость представлять. Эх, жизнь моя для всех тяжелая. Поймите мое терпение, свое сердце закалите. Милые мои люди, гляньте вы на солнце.

    96. Увидите свою правду, свое выздоровление. Быть таким везде и всюду. Победитель природы и Учитель народа.

    Не того народа, который умирает. Это не люди в природе, временное явление. Мы этого добьемся, получим от нее. Природа будет наша, мы ее заставим. Она не будет нас так обижать. Она нам не давала жизни, всех умертвляла. А сейчас мы умирать не будем в этой семье.

 

1968 года 18 января

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.10. С копии оригинала. (1210)

 

     6801.18   Тематический указатель

Сон плохой   43-45

Хорошее, плохое  60

Новый человек   68,83,84, 88

Вор  71, 72

Дом и смерть   80

Семья  81, 82

Неумирающая семья  85, 96

Независимость  89

Моя победа  93-96

                                  

     

Иванов П. К.

Сон мой

 

1968.01.18

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. На земле я нахожусь, то ли в природе, или дома. Так, милые вы люди, я живу меж вами. Вы такие есть в природе зависимые. В жизни своей любите хорошее и теплое. Это будет не мне такому, а вам, всем людям. Вы же есть люди самовольники, борцы, воины. Зачем вам нужно нехорошее другое. Разве наша земля не хочет иметь у себя цветок. Мы не даем этого, берем пашем землю, ухаживаем за нею, садим зерно в нее.

    2. Здесь не естество процветает, а техническое искусство. Мы про это не забываем думать. Только упала температура, стала изменяться в этом, наши тела готовятся. Эту грунтовую землю пашут, кладут ее под зиму. Говорят сами себе: так надо нам, всем людям. Мы дождались этого, холодная струя, дождик нашего брата мочит, нам плохо и нехорошо в этом всем деле. Мы с вами бессильные об этом говорить. У нас с вами есть не новое, а старое. 

    3. Человека посадить в тюрьму, или положить в больницу – наше для всех не спасение в жизни. Мы не богатые люди, а бедные умом. Мы думаем крепко про эту землю, она у нас под головами, мы и к ней готовимся. И где тот день, и то есть место, когда человек собрался, и на своем месте поселился. Ему в этом везло, он обрастал, на одном умении не оставался. Своего счастья не забывал, найдется в природе что-либо такое живое. 

    4. Говорят сами с собой: «Это нам Бог дал». А тогда верили Богу крепко, молились в церкви. Просили сами у него, чтобы он дал. Начал делать это – с благословением обратился. Доделал эту работу – за это ему сказал спасибо. И так одно к другому делалось, и прибавлялось новое. Делалось старое. А старое долго не жило. Люди живые были, искали, находили. Умирали через такое дело. А оно жило одно время. Пожило да повольничало, потом взяло, умерло.

    5. Наше с вами желание жить так, как это надо. Приходило то, чего нужно. А уходило прошлое. Мы вокруг имели хутора, землю, которая нам давала свой урожай. Но про другое мы с вами не знали. А впоследствии образовался на этом месте город. Люди сюда приехали со всех концов нашего союза. По геологоразведке вырыли для себя шахту. Большого размера пласт угля, куда потребовалась машина. Не оставили железную дорогу, провели сюда путь. Снабдили всем достоинством, и ввели снабжение человеку.   

    6. Заставили на фронте воевать, и в природе делать, от чего человеку сделалось плохо. Раскрылись ворота и в нашу больницу, магнитом тянутся и в нашу тюрьму. Кто это сделал? Наше экономическое богатство. Мы для этого плодились, для себя оружие сделали. На землю в борозду ввели железного коня трактор. А после в забой поставили для рубки комбайн. Потребовался человеку продукт, ежедневно в природе человек в труде есть. Самая интересная вещь.

    7. Надо будет ему сделать, он этого у себя ждал. А работа физическая, да и к тому она тяжелая. К ней надо подойти своим умением в жизни. Надо было сделать для этого всего гвоздь. А к этому всему человек смастерил молоток. Он для этого развел огонь, чем сделал железо. Чем стал рыть землю, или научился пахать. Прежде времени он это в природе делал. Из одного зернышка много зернышек приобрел. И начал это все ценить, кланяться этому всему.

    8. Выбирать для этого места. Надо было сделать, человек не жалеет себя. Раз это потребность, ее нужно обязательно заиметь. В природе всякого рода, особенно есть люди. Их сможет сделать любой и каждый человек. Мы не останавливаемся на этом, чтобы одну пару сапог, или одну рубашку сшили. Мы на одном зерне не остаемся, и на кружке воды. Это не все, кусать один раз хлеба, небольшая польза. Наше такое дело, этого места нам мало. Сундук для одежды оказался небольшой.

    9. Село наше одно прибавляется. Водопой воды расширяется. Мы многим нуждаемся. Если есть у нас лошадка, мы другую думаем приобретать. А когда другая лошадка будет, можно человека посчитать не бедняком, а середняком. Такие хозяева складываются, вдвоем по паре лошадей – четыре, плуг. Они их кормят досыта, смотрят за ними хорошо. Конюшня для них порядочная, для корма есть корыто. Чтобы там находиться, вырабатывается тепло. Для них месят, сено подкладывают им, чистят их гребенкой. Это хозяйский глаз.

    10. Он бывает не один. Разного вида хозяева. Есть к этому две пары волов, да одна есть корова. Такой силой живой можно сооружать любое здание. По хозяйству смотрится по всему двору. Зря так ничего не делается. По всему живому развитию, семья людей ставит на ноги. А по ней и землю приобретают. Снасть делают на это. Не боятся изменения. Говорят, холодно зимой, надо будет способ. Для этого дела ставят дом. А к дому строят амбар. Двор у хозяина пустой не бывает. На цепи держат собаку.            

    11. Колодец роют общий люди. Или по достатку, во дворе роют. Погреб роют и выкладывают. А туалет на воздухе, а сейчас делается в доме. Люди нежные в этом деле. Разве нельзя будет сделать, чтобы человеку было легко. Это все дело зависит от самого лично человека. Не надо будет гадать, а надо будет знать. Не кого-либо другого знать, а надо будет знать самого лично себя. Не как мы знаем про природу. Про идущее время, которое не стоит на месте, и не одинаковое оно бывает. Мы его ждем.

    12. Стараемся его встретить обязательно в физическом труде, или умственном труде. В этом живым человеком. А для него в это время требуется одежда, и также требуется пища, да и к тому жилой дом. Нам нужно это заиметь. А его все делают руки, одевают на себя, как все. Его необходимо носить. А прежде чем на столе заиметь пищу, надо к этому руки приложить, чтобы получился запах. Не одно в этом сырье, чтобы с него мастерить.

    13. Надо очень много качественного продукта, чтобы на столе стояло. И также не надо забывать за дом. Дом человеком делается один раз в своей жизни. Плохой будет дом – вечно будешь жить плохо. Поэтому делают хороший и удобный дом. В нем мы с вами живем, большинство в постели спим. Редко мы кушем досыта. Мы это все делаем в нашем тяжелом труде. Мы много трудимся, в природе делаем сами. В этом деле очень крепко устаем. И на это бывает время, когда будет надо отдыхать, да еще как надо отдыхать.

    14. Один сядет на стул, может просто посидеть. А другой в этом покурит. Но работа есть работа, ее никто не сделает, кроме одного человека. У него на это есть ум, он может не отдыхать, этого сделать в жизни нельзя. Человек сам живой, а делает в этом всем. Хвалиться не приходится. Одному туже работу делать, хотя и легкая работа. Как это делается самим лично человеком. За что ни берись, а кушать будет надо.

    15. Да еще какая пища. Есть хорошая, а есть плохая. Мы с вами делаем все в нашей природе, чтобы мне было хорошо. А ты, как знаешь. Это делалось, делается, и будет меж нами делаться. Мы привыкли самого себя защищать. У нас имеется свое умение. Мы не ведем к плохому, и к холодному не приводим. А сами смотрим в природу. Говорим и просим, как Бога, чтобы не было холодно, и не было в этом плохо. Мы в этом по-своему делаем, а по природному боимся. А в природе пупырышек, он же живет естественно.

    16. Разве человек мертвый? У него живое сердце. На нем мертвая вечно висит одежда. Мы боимся оставаться в природе сами. Хотя с мертвым заканчиваем жизнь. В природе хозяин человек. Он мыслить начинал, и делает все сам, никого не слушает. Нужно будет делать для того, чтобы было. Отступать от своего он никак не сможет. У него одно – богатеть, развивать свою экономику. Мы за прогресс стоим, воюем с природой.

    17. Хотим зависимо доказать. А у самих  доверия нет  к природе одной. Мы с вами этому не верим: ни воздуху, ни воде, ни земле. А сами с оружием в руках идем по дороге и требуем. Ты наше найденное отдай. Мы тоже есть люди. Пошли по той дороге, по которой идем все. И хотим сказать: это правда. Мы от земли берем все для того, чтобы жить. Недра ты нам дай, уголь, нефть и руду. Ты нам реки, озера и леса, да всякого рода карьеры дай. И всю равнину площадь для посева отдай.

    18. Мы этим будем жить. Это наше есть оружие. Мы имеем технику, вся наша снасть. Мы не кланяемся природе, берем то, что надо. Вот какие мы есть люди. Мы все есть экономисты, у нас есть все для жизни. Нет у нас еще средств, и такой науки, которая бы научила человека в природе опознавать внешнего и внутреннего врага для того, чтобы с ним пришлось в природе бороться. Мы за сделанное богатство, приобретенное нами, воюем. Друг друга убиваем за нашу землю, за наше все.          

    19. Мы не научились грамоты, чтобы народу всему написать. И сказать им слова про все то, что делается. Мы не по правильной дороге пошли. Надо было по дороге Бога идти. Он нами не радуется, и не хочет, чтобы мы это делали. Мы поделались скептики. В это не верим, что Бог есть. И не хотим понять Иванова, он один эту дорогу избрал. Хочет, чтобы мы, обе стороны. Человек с человеком воевал. Они говорят про нас, что мы их враги. А мы на них складываем, как на каких-то врагов. Это наша неправда, мы во всем виноватые.  

    20. От природы отбираем, а свое создаем в жизни. Разве нельзя написать человеку, что мы делаем, и что творим. Чужое присваиваем, а свое от нас уходит. Это наша вечная ссора, ненависть вся наша. Мы из-за богатства умираем. Наше незнание заставляет. А чтобы научиться в природе, чтобы Богом быть, мы в природе не думали, и не хотели им быть. А он за это стоит один, но мы ему не верим, и не хотим его понимать. Как делали, и делаем мы. Мы такое учение, которое имеет Иванов, всеми людьми призираем.

    21. Надо будет закаляться в тренировке, что человеку в жизни делать. Надо практически заниматься. А мы его идею душим. Не даем возможности, чтобы он на людях доказал. Не искусственно, а естественно нашему брату воевать. Мы так не хотим воевать, как мы с природой воюем. И хотим сказать ей, что мы, все люди, правы. Никто нам не запрещает, и никто нас не учит. Как были в природе самовольники, убийцы жизнерадостного. А чтобы родилось сознание, то почему не просить?

    22. Человек должен знать, и видеть в природе, что надо. В природе не сделано человеком то, что надо нам. А нам надо сменить поток. Старым делом не надо заниматься. А вот по земле в обуви не ходить. Дорогу зависимую забросить надо. Человек народился новый, ему работа человека не надо. Бояться природы не следует. В село, или хутор, да деревню не надо хорониться со всей живой силой, снасть тащить вслед. Надо бросит защищать самого себя. Надо не считать разницы. Приходит на землю наша зима. У нее на это сил много, но у человека их больше. 

     23. У человек не подготовлено это занятое место. Оно не сделано так, как это следовало. Мы для этого дела учились. Нас природа заставила, чтобы мы умели. Наше незнание стояло, мы в этом помирали, никто нам не помогал. Мы для этого не учились, чтобы за природу браться. А вот это мы брали, что было нужно для жизни. У нас на это силы есть в природе ими распоряжаться. Как чуть что такое, в этом было время. А мы его ждем, хоть и долго, но дождались.  

    24. Встретился человек по пути. Ему как другу своему взял да скинул с головы шапку. Перебросился словами с ним как с человеком. Сказал ему: «Здравствуй». Спросил про его здоровье. Я ему, можно сказать, хвалился. Хотя и погода на дворе стояла, а в людей было настроение свою работу в этом деле доделать. У меня он спросил, куда я шел. Туда, куда это надо. Мы оба свою дорогу имели. Но в этом всем вина была за этим хорошим днем. Я говорю: был вчера в городе. Был приезд большой. Они продавали то и другое. А нуждающийся в этом деле от природы заслуживает.

    25. Хоть бы чего ни скажи, а слушать приходилось про Михаила Инарплова, близкого моего дядю. А он у нас был коммерческий человек. Жил лучше от других. Ездил по людях богатых. Ему тяжело было в крестьянстве. А в поездке ему приходилось петь. Спрашивается у него, куда приходилось попадать, но не всем людям. Мы, может, поехали бы, но некуда ехать. А вот наняться  к кому-либо, это бывает у человека право. Возьмет с собой мешок, а в него наложит хлеба на всю неделю.

    26. А кушать приходилось не один, а варят с картошки суп. Нам требовалась не одна чашка. А ложку подбираешь сам. Куда не глянешь глазом, можно увидеть что-то. Это живой предмет, мы его обнаружили, имя ему дали вслед. А он не хочет знать, от человека уходит, говорит. У тебя палка есть, или же камень под руками. А человек доучился, сделал ружье огнестрельное это животное убивать. Человек перестал ловить. Его наука такая на бегу убивать.

    27. Хоронится человек от человека, строит для себя новое. Не спрашивает ни у кого. Место выбирает, огораживает, и говорит: это мое. В природе своего нет. Оно неумирающее место, а мы на нем приобретаем плоды. Это наше в этом умение, сила, сделать с земли грядку. А потом посадить зернышка, чтобы взять много зернышек. Для жизни своей человек оделся, наелся и в дом зашел жить. Мы думаем, это все спасение. Нас природа за это не жалеет, набрасывается силами своими, и убивает враз.

    28. Какие мы в этом люди, если мы бежим от природы. Мы в природе делаем ей плохое. А раз друзья обиделись, они умеют отомстить. У них сила естественная. Она через одежду пролазит, создает в теле врага, и начинает по телу прогрессировать. У человека силы искусственные, а у природы естественные силы. Искусство не общее дело, а совсем отдельная вещь. Мы с вами не считаемся с воздухом, водой и землей. Взяли это все в плен, и стали распоряжаться, как своим. Нам природа не давала, чтобы мы ею торговали.

    29. Наше сделанное оружие не помогает, а заставляет. Думаем убить врага, а получается наоборот. Мы врага не убиваем этим, а в этом всем развиваем его. Тулуп, валенки, шапка в жизни есть не спасение. А в этом всем легко умираем мы. Иванов нас не заставляет, а просит всех. Мы та пожили с оружие в руках. Давайте попробует без всякой самозащиты. Так мы не делали. Если бы у меня не было в кармане этих денег, был ли вор.

    30. Так и в природе ее дело. Если бы природа у себя не имела того, что мы видим. И делаем то, что нас не спасает. Зима для этого не ложится на землю. У нее мирные соображения, свое плохое обмывается. А человек не захотел так жить. Взял и оделся, обулся, шапку на голову натянул. Что его заставило, наша мать родная? Люди сами захотели. У нас бы того не было. Мы притянули умами. Если бы мы не бросали время, у нас зимы не было, и не начиналась весна. Мы бы с вами упустили лето, и не ждали у себя зиму.

    31. Только созрела ягодка, мы ей ищем место. Зернышка собрали, как какую-то ценность для жизни человека. А получилась в процессе полная война с природой. Мы тянем то, чего не надо. Для наших тел требуется и пища, и одежда, и жилой дом. Без воздуха, воды и земли жить человеку не дается. А когда воздух будет, вода тоже, и земля, все будет возможность сделать. Захотим хорошо одеться, или хорошо покушать, или в хорошем доме жить. Но вот мы с вами получаем одно – это наша работа.

    32. Наша для всех работа. Мы начинаем с утра, а кончаем вечером. Для этого дела мало, надо прибавлять. А мы начинаем от порога. Куда надо идти? Сначала посмотреть надо в помещении нам живой скот, кому надо дать корм, чтобы полностью накормить, да приготовиться напоить. А потом упряжь приготовить, да в бричку или драги запрячь. Куда тебя мысль посылает? Сделать то, что надо. Обязательно следует уложиться. Большинство работаешь в степи, надо будет делать.                         

    33. Эта работа великая в этом. А в природе очень много дел, за которые пришлось браться. Надо было одеваться. А одежда даром не давалась, ее приходилось по фасону шить. Материал покупался за деньги. А их приходилось зарабатывать в тяжелом физическом труде. На это искали мастера, на это дело учился человек. Он видел перед собой не шитый материал, старался по возможности браться шить. Одежда одежде была разница, какую только ни делали. И рубашка была надо, и брюки тоже надо были. 

    34. Пиджак шился отдельно. Одевался красиво человек, которому приходилось свою форму показывать. Работал на эту одежду, человек закладывал труд. Не один был на это человек, кто любил хвалиться. Есть здоровье – наймешься к хозяину, заработаешь у него средства, на что нужно умение. Не будешь знать – не проживешь. Тебе как человеку делали фасонную одежду, чем он не переставал хвалиться. А когда это делается, у человека росли силы. Маленького не держали. Все обращали внимание. Это был наш крестьянин.

    35.У него на нем форма далеко показывала человека не так, как следовало. Один умел, другой нет. Когда человек собрался со своими родными силами, и стал себя защищать то одним, то другим. Особенно изнутри, стал пищу свою создавать. Это был ручной труд и умственный труд. Одно время для этого сырье приобретал из природного богатства. Человек зернышком окружил себя. Стал эту вещь выращивать на нашей земле своим умом, своими руками.

    36. Да этой снастью, которая давала возможность эту пищу заиметь. Мы ее как продукт в этом деле заготавливаем. Этому всему верим, и как продукт храним. Говорим об этом, очень много дней думаем в этом. А делать, ежедневно мы эту пищу возделываем. Мы надежду большую в этом имеем, если только есть у нас. Мы ее вырастили. Это наша картошка. Она весной садится под плуг в землю, которая нам родит.

    37. Мы за нею ухаживаем. И хотим, чтобы мы эту работу делали ежегодно каждый раз, сколько нам было нужно. И готовили для другого. В природе без этого никогда не бывает в жизни. Человек человеку помогает, или за какие-то особенности продает. Мы в этом жили, и будем мы жить. У тебя есть одно, а у меня есть другое. Ценности мои хранятся. В этом я живу, и это все сохраняю. И буду жить до того времени, пока есть возможность.

    38. Всему дело есть силы, которые делаются нами у этой природы в этих проходящих днях. Мы одно время ходим на своих ногах. А носим тяжелый вес до того времени, пока есть возможность. А сгинет, тогда мы.  Это все наше упраздняем вон. Это тоже дневная работа, устаем через это. А потом приходит ночь, мы к ней уже готовимся. Хотим сказать: нас заставил это делать Бог. Такое есть народное убеждение.

    39. Он этим поступком никак не радуется. У него своя дорога есть между нами всеми жить. Мы кушаем в этом, а он не кушает в этом. Мы одеваемся в этом, а он не делает. Мы в доме живем. А он говорит: это зачем? Если это нужно будет для нашей природы, то она человека сохранит любыми средствами. У нее больше жизни, чем есть смерть. Смерть развивается один раз. А жизнь в природе есть ежеминутно и каждый час, беспрерывное изменение.

    40. А раз взялась за это дело сама  мать природа, она дала свои возможности. У нее они есть, она же делает человека из живого в мертвого. Это ее силы делаются, они в этом прогрессируют. Захотят, то сделают. Мы привыкли это делать. Одно время поживем, а другое время умираем. Сами сделались верующие, и сами сделались неверующие. Хотим сделать цацку с помощью какою-то. Что-то человеку помогает в этом деле мастерить. Лишь бы начал делать, и чем-то кончается.

    41. Разве человек сделал иголку для своей этой смерти? Иголка делалась для помощи. Иголка во всех делах. Иголкой можно жить, и шит всевозможные вещи, какая и где будет иголка. Много лет шили руками, всякого рода выделывание. Это та же самая пилка, она сможет разрывать готовое. В ней такие-то свойства, чем можно прокалывать любые нарывы. А может ошибиться, и влезть в тело, и по крови, и в сердце, создать смерть. Такого люди не хотят, а хотят, чтобы не было.

    42. Человек на этом не остановился. Сделал для помощи своей острый железный нож. Мы им готовим пищу, и можем резать любое дерево. В природе на это есть все. Картошку два варки чистят, капусту для борща крошим. А всякое подобное живое мы им разделываем. Курочку без ножа не зарежешь, свинку тоже не обделаешь, также овечку режешь, корову, быка тоже. Нож – это самое хорошее, можно сказать, оружие. Можно сделать ручку на всякого рода искусство. Надо шило, или молоток. Словом, без ручки ни шагу.               

    43. Без всякого ножа человеку ни в какую другую дорогу, которая заставляет, чтобы обязательно был нож. Он режет, он делает, что надо. У него такое острое жало. Человек им достигает дела, у него такой нужды нет. А вот когда человеку приходится какую-либо доску прибить каким-либо молотком, тут уже никак не обойдешься без всякого железного гвоздя. Человеку это необходимо какую-либо худую дырку этим всем залатать. Мы на это имеем молоток, без которого жизни свободно мы не сможем иметь. Обязательно надо это.  

    44. А Москва начала строиться из одного гвоздя. Когда у тебя есть близко бушующий лес, человеку надо будет работать, да еще как. Надо не работать топором, частично пилится пилой, и складывается по размеру стройматериал по породе. А топор, как метла, да еще будет какая. И подрубать хлыщ надо, и все сучья пооббивать. Да и какой-либо кол обтесать, и обухом забить в дом. Топор хорошего хозяина, можно сказать, мастера, как бритва. Надо тесать бревно.

    45. Человек пилой, топором любой дом соорудит. Это снасть, это оружие. Оно нам всем будет надо не в одном лесу перед хлыщем. А с топором и пилой человек делается мастер, любое дело смастерит. У людей этих на этом месте этот инструмент будет надо для самого себя, и для какого-либо другого. Когда мы умеем мастерить, нас все село знает. У нас по предковому явлению считают, по племени такому. А бывает, мы свою способность другим людям показываем. Учим чужих людей это увидеть сначала.

    46. Если нам не потребовался какой-либо для сидения стул, или какой-либо стол. Мы люди такие для этого, чтобы человек на это смотрел, и эту вещь хотел заиметь. Но в этом деле было трудно. Или материла не было, с чего эту вещь сделать, или такого человека не было. Природа открывала все, но умение было плохое, мы даже этого не имели. Нас день пришедший заставлял, дело наше приходило. Если мы умели это сделать, у нас эта вещь появлялась. Нечем было сделать – мы не достигали. А вот когда в природе есть,  и мы умеем это делать, мы свое дело развиваем, и оно у нас растет вверх.

    47. Мы с вами глазами видим, и изучаем эту землю. Для нее надо лопата или плуг, да к тому надо живая сила, человек с этим всем. Люди научили себя хвалиться, что они в природе научились в этом всем делать. Мы такие есть люди, кто не спал, а делал в природе. Это хорошо нам сказать про нашу всю бдительность. У нас природы хватит, она нас одарила. Мы только думали крепко, и для этого всего вооружались этой техникой и снастью этой. Мы с вами все свое до основания соорудили.

    48. Нам природа не пожалела свое имеющееся отдать. Мы с вами делаемся в этом богатые, технически сильные. А вот естественная сторона, она нас всех за это не пожалела, взяла да ввела врага, то есть наше незнание. Хотя мы пустили поиски в природе за средствами, и всеми учеными на фронтах ищем это самое главное, но вот найти мы не сумели. Нам природа в этом всем не помогает, а все больше развивается на наших таких людях, чтобы мы в этом не хвалились. А мы в отечественную войну врага вероломного победили. А фактически он у нас больше крылья поднял.

    49. Между нами с вами, всеми капиталистами и социалистами, не нашлась голова, чтобы сосредоточиться, и прийти к одной какой-либо цели. Выступить на арене, и рассказать про всю историю развития той или иной стороны. Для нашего родившегося человека один порог. От своего житья люди врассыпную очутились. Для себя ищут хорошее и теплое. А чтобы все одинаково окружили себя, мы этого богатства не нашли. Чтобы избавиться от этого, нас за это все сделанное. Мы с вами, кроме смерти, ничего подобного не нашли. В этом хорошем и теплом заболевали, болели, и умирали. Никакой в этом разницы, что те, что и другие. Зависимые в этом деле люди, и будем мы все зависимые.

    50. Знаем хорошо про эту сторону, а вот другую сторону не признали. Мы уцепились за природу, за богатую экономику. Как делали между собой, так мы и делаем по зависимому в природе. Нас это дело человеческой жизни не спасло. И в капиталистов, и в коммунистов дело одно в природе. Наука не разделимая. Заслуги человека одни. Ученые получают свое, а неученые живут своим. Между собой преступность, она одна для всех. Юстиция та же самая. Для здоровья здравоохранение, диагноз один на человеке. Смерть создается от одного начала. Чтобы было иное.

    51. Религию капиталисты признают и поклоняются. А чтобы выполнять его, не выполняется ими. А скептики этому не верят. Говорят: «Бога нет, есть в природе мы». Нас история научила. А вот этого не поймут, что есть сказанные слова поговорки: «Бог то Бог, сам не будь плох». В природе есть дорога для этого, но ею никто не хочет идти. А Иванов в свое труде заслужил, чтобы им перед всеми быть. Независимая природная одна из всех не занятая, свободная трудовая. Спать не приходится, а любить приходится.                       

    52. Жизнь такая будет. Человек не знает ничего, кроме одного своего любимого счастья. Он так не будет умирать через свою любовь. Капризом делается в природе. Она любит всех людей, которые любят ее. Мы не живем в природе индивидуально. Природа хочет, чтобы мы жили одной семьей. Как подсолнушки светят, так и головы на одного человека должны мысль распространять. Мы этого не делали, и не собирались делать. А когда между нами будет человек, он тогда сделается сильный в природе, она заступится за него, как за какую-то гору.

    53. Он заслужит внимания с точки зрения теории и также с практики дела. За него как человека живого, энергичного во всех отношениях. Он от природы получит в своей жизни полное доверие. Человек такой формы со своим богатством отомрет, уйдет от нас в бездну неизвестно куда. Его такого деятеля природа проглотит. Этого развития, которое мы делаем сами, больше не будет, и не станет. Наше сознание уберет.  

    54. Мы свою жизнь сопоставим в природе. Она нам покажет у себя две дороги. Одна зависимая сторона всего нашего человечества. Мы по-своему живем так, как нас она заставила. Мы родились для того, чтобы одно время пожить, да повольничать так, как мы. А потом умрем мы. Это не наша с вами наука, что мы делаем. Это временное явление: пожить в природе одно свое время, а потом в этом умереть. Мы с вами научились этого. Надо жить, а мы умираем.

    55. На наше все, сделанное нами в природе, независимая сторона смотрит не так. Если бы не было правды между природой и мной, я бы как человек не жил, меня давно не было. Попробуйте, останьтесь такими, как есть я. А тогда вы скажете, можно будет жить. У независимого человека такой мысли нет. Она не делает то, что делаем мы все. Мы одеваемся до тепла, кушаем досыта, а в дом заходим сами.     

    56. Все удобства есть. Это не наши средства, замучить человека. А потом направить оружие, и у него огнем стрельнуть. Это не наши мысли. Мы не знаем, кого убиваем. Делать похоть, делаем. А вот рождать не хотим. Мы с вами в природе делаем аборт. Мы с вами не люди в этом деле. А какая-то людоедская жизнь, кровожадность человека. Убийство человека сделал человек над человеком. Может быть, он гений. А мы являемся для этого нехорошие люди.

    57. Одно такое время обратилась женщина, одна из всех людей. Она у меня спросила, как у какого-то человека, чтобы я ей сказал, какой день счастливый у нашей природы. Я ей сказал: не это надо. В природе заслуги надо, свой поступок. Я ей говорю. Не играет роли в этом день какой-либо. Надо сделать хорошее кому-то, чтобы он остался тобой доволен. Надо душу и сердце бедного найти, и помочь ему.

    58. Эта женщина хотела на лотерею выиграть. Хотела своей болезни помочь, ей хотелось выиграть. Ко мне все обиженные, больные обращаются, просят. Кто как обращается. Меня надо просить, как знающего в этом человека. Если разумеешь, кто я есть, и будешь меня просить. Не так просить, как просил фарисей, ему хотелось прибыли. А мытарь ничего не делал, чтобы ему помогал. Он хотел было обратиться, да был в этом не уверен, боялся его затронуть. Он ему так сказал.

    59. Я тебя такого не наказывал, и никогда не накажу. А сделать, сделаю для каждого человека. Это есть не какая-то мода. А вот это история нового человека сделать, чтобы он сделался таким. Ему не потребуется прежнее свое место. В природе таких мест в жизни хватит. Не делать то, что все сделали. В природе не начато место. Выработать для человека больного, забытого всеми. А ему требуется помощь естественная. А мы, все зависимые люди, этого развития не имели, и не ищем этого.

    60. А вот независимый человек в природе новый человек. Ему эта дорога, какую мы нашли, мы этим не нуждаемся теперь. А вот обиженный, он нуждаемся. Человек думает об этом. Вся сила сосредоточена, человек в этом болельщик. Он не может про это забыть, а как думалось об этом. И любовь свою имею в этом. В нашей жизни роли имеет человек. У него для этого все силы есть с природой воевать, и делать то, что его телу вредно. Никогда не делал, а сейчас стал делать. На себе развивать фасон, форму  для этого делать, законное будет явление.

    61. В природе такой, как она есть, одна сторона уходит. Мы с вами раздеваемся. Легкими делаемся, но красивыми. А когда встречаем другое, что хуже для нас. Мы радуемся весне, самому первому началу, к этому времени готовимся. Для нас это будет фронт. Мы не такие люди сделались. Без техники ни шагу, у нас для этого снасть. Как чуть что такое, по теплому воздуху чуем, нас оно привело к стене. Мы, может, и не встали рано, и не подняли своей головы. И не думали того, чего следует, этому месту кланяться.

   62. С этим местом на расстоянии человек разговаривает. Еще не сухая, а сырая, нога в грязи тонет. А человек набрал горсть зерна, особенно рано сеет пшеницу. Хозяину на месте не сидится, он всю зиму просидел. Этого в жизни не пробовал, а думать, не переставал думать. На это лежала зима, кормилица влагой. А сейчас пришло время такое, это инвентарное зернышко в природе посадить в землю, подготовленную нами. Мы для этого дела не спали. Рано встаем, поздно ложимся. Даже рано-рано на это петух своим голосом пропел.        

    63. Он своего хозяина слышит, как он по двору бегает взад и вперед. Без мысли не бывает. Он эту землю, это место, не забыл про нее как источник. Хоть одну горсть пшеницы, а посеять будет надо. Этот день год кормит. Надо будет не забывать, когда высохнет, уже будет поздно. А сейчас человеку рано. Он в землю бросает горстью зерно. А за собой тянет всю снасть, живую и мертвую силу. Пустой двор свой оставляет, сам бежит в степь. Спешит, боится день какой-либо без всякого дела пропустить. На земле грязь лежит, а ты пробираешься к нему.

    64. Знаешь хорошо время. Если это потеряешь, то у тебя в этом году не будет ничего. Ты в этом проиграешь, но ничего не выиграешь. А когда человек играет в карты, к нему не приходит одно. Обязательно о двух думает. Хорошо мне будет, когда моя карта выиграет. Но когда она не выиграет, мне и другому человеку от этого будет плохо. Мы, все эти люди, есть в природе азартные. Думаем в природе получить. А оно, как на грех, дождя нет, и нет такого урожая. Уже день несчастливый.  

    65. Как и карта оказалась. Думалось выиграть – оказалось, проигрыш. Раздавал карты не в пользу игроков, а для себя. Так и природа такая оказалась. Дни свои все подослала, а погоду не ввела, какую надо. Надо будет, чтобы был дождик. А природа, как на грех, такою сделалась. Надо азартному набрать очки, а ему не повезло в жизни. Вовремя как раз дождик не прошел, а засуха ударила по посевам. Очутился недород, мысль другая уже. Надо место искать то, где зародило бы много. Если есть средства, обязательно купишь.        

    66. Играют роли во всем деньги. Не надо ничего, как одни деньги. Деньги всему дело, мерило. Если денег не будет у нас, не будет нашей жизни в природе. Мы ее за деньги покупаем и продаем. Словом, меняем, как какую-то цацку. Научились мы возделывать землю, мы делаем в этом. А раз нам уродило, мы видим много, почему не продать или поменять. Чтобы так даром дать, мы так не научились. А вот за ценности менять, за золото, за векселя, чтобы человек человеку был всегда слугой за счет этого дела.

    67. Всегда кланялся, просил. Она ему нужна. Без этого места он не сможет продолжать. Или без какой-либо вещи обходиться никак нельзя. А сейчас мы нашли, и родили для этого человека. Ему поручили не как зависимому человеку, а как независимому. Это будет в природе, когда за это возьмемся мы в этом деле. Люди эту систему должны сменить. Из старого сада перейти в новую сторону. Человек должен добиться, и сделать то, что надо. Мы когда возьмемся, обязательно меж нами будет.

    68. Кто это сделал в жизни, что между нами такое солнце. Оно не всегда хорошим бывает. Ежедневно не такое, как оно есть. Мы можем его видеть, и можем не видеть через нашу природу, через наше условие. Оно делается нами. Мы хотим хорошую ясную погоду, а в природе делается наоборот. Разве люди не хотят хорошо жить. У людей свое направление от природы получить свое. А природа вместо того, чтобы дать погоду хорошую, она чем-то помешает. Год длинный. Но чтобы не было плохо, я для того имею у себя дни, также введены недели. Если возьмется ненастная погода, рады, чтобы ее не было.

    69. А она такая надоедливая. Лучше бы так не жить. А мы начинаем это, но не кончаем совсем. А человек ждет, вот, вот сделается в природе хорошо. Везде и всюду зеленая трава, и зеленые шумят листья. Но никогда не забывалось про жизнь в природе вечную. Про нее меж нами думали. Но чтобы было, это не совершилось. Солнышко каждое утро всходило, а вечером оно всегда заходило. Мы встречали ежедневно, и каждый раз провожали. Но не одинаковое время для нашего человека. Бывает в жизни такое, в нем не хотелось жить.

    70. А бывает такое в жизни, жить бы и жить приходилось. Но беда одна развивалась, природа сил не дала. Человек все смог бы сделать, если бы у него было здоровье. А он его потерял. Делается все это тогда человеком живым у себя, когда он бывает вооружен. Он хорошо об этом знает, готовится в этом деле. Ожидает, вот, вот оно придет каким-то сюда на это место. Об этом не дадено знать ни одному человеку. Разве можно будет знать между всеми нами, людьми, кто впоследствии получит в природе хорошее.           

    71. Мы с вами много лет прожили, и живем мы сейчас. Но чтобы получилось в жизни новенькое и небывалое перед нашим человеком. А то, что делается в жизни, мы об этом знаем хорошо. Но чтобы у нас получилось, этого мы ни на одном месте не получили. Думать, очень крепко мы думали. Но чтобы получился между нами живой факт, у нас это никогда не получалось. Все историческое человечество в этом деле купалось, рылось в этом всем. Особенно делается сейчас этим вооруженным человеком. Мы с вами человека родили. А чтобы сохранить, мы не сумели.

    72. Мы с вами учимся жить. Все свои сосредоточения прямо в путь направляем. А вот достичь не сумели. Какие были между нами люди, они ведь свое место занимали. Был на земле царь. А сколько этих князей, этих рыцарей всех, были богатыри такие. А чтобы остаться в живых, этого мы не добились. Наше это богатство, которое мы имеем, она нам не помогает. А заставляет нас одеваться теплее, чтобы было хорошо, а наедаться досыта. Свои были замки, всякого рода дворцы по истории прошедшей всей. 

    73. Но чтобы человек остался, и он делал это, чтобы остаться в живых. Дорога для этого была. Она осталась между нами, такая она перед нами. Никто из нас всех, проживших на белом свете, сам не имел полного права. А придет такое время, поймут сами люди об этой для нас всех дороге. Она одна лежит, за которую отвечает один лишь человек. Его тело живое энергичное законом не хотели осудить. Обстригли, обрили, одели его одеждой.

    74. Хотели, чтобы он разговаривал с человеком юстиции. Его ученые психиатры за это, самое главное, признают психическим. Паранойя развитие личности. Больной человек меж нами, но не вредный он человек меж нами. Он сделал много полезного самому себе, закалился.  А другого человека от нападающего врага спас, то есть помог больному человеку, забытому всеми нами. Человек живет здоровый и крепкий, об этом всем говорит. Вмешалось в это дело административное лицо.            

    75. Завоеватели этой жизни взяли, признали его больным. Судом народным положили в больничную коечку. Четвертый год лежит. Этот мудрец в этом деле ждет от народа признание, чтобы люди знали, что он человек такой же, как все наши люди зависимые. Только он с ними поделился. Все здоровые люди, и все лежащие в койке больничные люди ходят по нашей земле по белому снежку обутыми в сапогах. А Иванов ходит разутый, в трусах. У него ученые спрашивают: «Ты себя признаешь больным?» 

    76. Иванов всех людей считал и считает на сегодня больными. А про себя говорит. Я больной человек со своей полезной болезнью, но не вредной в жизни. А суд народный в Бобренцах мое здоровье искалечил. Дал свою возможность меня держать в этом, чтобы я лично доказывал перед наукой врачей психиатрией. Она меня встретила в природе странным человеком. Никогда не было такого. Это только дело Бога, дорога прокладывается его, только он по ней может идти. А Иванова юстиция спросила: «Что ты хочешь от нее».

    77. Я прокурору области Кировоградской, и начальнику милиции комиссару генералу. Их как деятелей просил, чтобы они опознали меня. Я не подкрашенный человек, а естественный, независимый человек. Хочу всем людям сказать. Мы, все люди, жили в природе. Чтобы чего-либо знали, в этом не хотели копаться. Наше дело одно – думать о природе всегда. Мы хотим, чтобы были дни хорошие и теплые. А природа такая мать. Что захочет, то сделает, но свое имеющееся никогда не изменит.    

    78. Если нужно изменить, с одного в другое пролезть, сама природа делает это. То поднимается вверх солнышко, то оно спускается вниз. Когда оно идет вниз, дни делаются холодным. Температура другая, с теплой в зимнюю. Дни не летнего характера, а делаются сначала холодными. Потом за собой ведут зиму в снегу, морозы. Люди не такие делаются, чтобы тепло и хорошо было не на один день такой, а на всю целую зиму. Какая она ни была для всех нас таких, но мы с вами этого боимся, прячемся в искусственное.

    79. А вот Иванов со своим здоровьем с такими днями встречается не в каком-то условии, и не за какие-либо деньги, а в самом режимном условии в тюремном заключении. Надо было туда попадать не одному такому, а между людьми многими, но преступниками. Я когда сюда попал, боялся об этом рассказывать. Мне было тогда стыдно. Призываю к противоположному. А когда прислушаешься хорошенько. Судьи сами люди. По изложенному закону, у них на арене статья. Я имел 147 по Украине, значит мошенник.

    80. Пригнали в этом деле. Во весь рост кричу. Я доказывал живыми фактами, требовал от закона. Меня принял изолятор Кировоградский как больного человека, но в этом деле закаленного. Думало административное лицо, не стригло и не укоротило. Подняли меня в камеры, и скоро направили в Одессу. Я этого не ждал, что со мной сделали, когда меня привезли в Одесский изолятор. Я и там чуть не плакал, просил, чтобы меня не стригли, не брили. А врач одессит меня не послушался.

    81. Приложил на мой волос руки. Я был в то время больной, мне и там делался карантин, введенный ими три дня. А когда в корпус переводят, в этом участвует начальник, он меня лично пропускал. Он не смог спокойно оставаться, у меня спросил, знаю ли я про это дело свое. Он сказал, что я мошенник. Меня конвоировал, посылал меня в психиатрию. А я шел, никаких особенностей ни перед кем не боялся. В природе дни летние проходили. Время мое шло 35 суток. Я встретился с милицией, их режим воспринял.

    82. С Аллой Павловной из Ростовского института у Коргана встречался. Она мою идею слышала. А вот режимом своим в этом деле заставляла не один день. Люди о моем здоровье не договорились, против были. Как хотели, так сделали. Я все время на прогулке взад и вперед без ничего, я так не ходил. Про что я думал тогда, когда приходилось думать про эту природу. Она эту дорогу указала, я по ней прошелся недаром. Взяла одному из всех поручила это дело. Я знаю об этом хорошо.

    83. Тучи, идущие по небесах, пустые или дождевые. Они начинают перед мною, и лились ливнем предо мною. Да еще недалеко был берег южного Черного моря. Я мог заглазно плыть по нему. Я мог по суше продолжать, и с людьми встречаться. С ними радостно поговорить, как мою закалку на мне сделал режим. Я анализатор этих людей. Это воины, борцы с природой. Мне Алла Павловна не дала рукопись приложить. Заставила спокойно спать. А думать приходилось не раз.

   84.  Чего я добивался? Права свободно по природе дышать. Администрация не захотела, сделала меня мошенником. Я хотел, чтобы любой человек сделался в этом мошенник, мое учение звучало. Я как никогда хотел, очень любил природу. И сейчас 35-летнего, устарелого давно уже. Можно сказать про это сделанное мною в этом деле. Я всему дело, это есть живой факт. Меня врачи держат, они меня испытывают. Шесть месяцев проскочило, как один день в этом деле. Я не молчу сам, говорю с природой.                 

    85. Для меня анатомия человека – это живой лично факт. Я не для себя закалился, а для будущей молодежи. Если бы она знала за это, она бы делала сама. Нам нужно для жизни сердце. А его я лично выходил не для смерти, а для жизни. У меня это есть начало. Я умирать не буду. Белая одежда ангелов по природе прокричала. То, что я хотел в жизни, мою способность не отобрать никому. Я Победитель природы, Учитель есть народа. Все мы будем такие, обязательно этого добьемся.        

    86. Не будем жизнь укорачивать, а будем продолжать жизнь. В природе я есть один-единственный в этом деле человек. Тружусь я один для этого на благо всего человечества. Ходил по снегу, хожу я по снегу, и буду ходить босым по снегу. Это мой есть природный дух, он является между нами сила. А я это заимел в этом. Врачи знают, что пишут, и что делают. В природе и в людях есть наука психиатрическая. Она про дело Иванова пишет, точный анализ строит. Правда есть у Иванова, а неправда у суда. Он ерунду делает в этом.

   87. Он опомнился, не того положил. Бога никто не судит. Судят в природе человека, зависимого в ней. Разве это не путь наш – в природе быть независимым человеком. То, что делает теория, с нею можно будет соглашаться. А то, что делает практика, ее надо гнать с колеи. Теория раскрыла ворота для того, чтобы быть социализму. Природа дала возможность этому государству быть, но чтобы форму человека на иной манер сменить. Практика только это сделала. Людям умирать не хочется. А сама практика этим окружила себя.

    88. Если бы у меня не было здоровья такого, какое оно есть сейчас, о чем бы писала теория. Она увидела начало этому всему развитию. Врачи про это прокричали, голос их в народ поступил. Будь добрый, живи. А судья Новиков с Бобренца отвечает жаждущим. Этого мало, что больница написала про Иванова Порфирия Корнеевича. А кто должен предрешить, и кто сможет это сделать. Если это природа сделала. Она человеку доверилась Богом между людьми быть. Бог то Бог, но не будь сам плох. Это давние есть слова самого народа.

    89. Разве нельзя сделаться в этом. Человек делается этим, он же добьется этого. Его силы и умения. Будьте добрые люди, делайте. Богом быть во сне, а практически сделаться им. Надо будет делать то, что люди не собирались делать. У них их робость, они боятся, что умрут. А как же они так умирают. Им хочется пожить, а природа не дает. Любви между нами нет. Когда зародится любовь к этому всему в жизни, мы умирать не будем, жить мы будем всегда.         

    90. Нам природа покажет, мы от нее получим. Рак нами всеми не излечивается. Мы не нашли в природе средств. Мы по этой части не учились, и не умеем с вами жить. Рак излечивается в природе самим человеком. Он в природе это получил, и в природе это прогнал умением своим. Знание на это есть. А все технические люди бессильные в этом деле. Их на них неправда воевать с природой оружием в руках, убивает человек им. А чтобы предотвратить это в природе.

    91. Надо будет в природе учиться. Не теоретически копаться, а надо практически показать. Особенно на своем теле, на самом человеке. На том человеке, кто хочет жить, но ему природа не дает, берет и гонит вон. Я этого в природе не вижу. И не хочу никому сказать, что это нельзя сделать. Врага любого можно убить своими силами, имеющимся знанием. Наша добрая воля в этом деле копаться, понимать это дело, и предрешить его. Мы должны это сделать. Самое главное, надо жить.

    92. Не по-старому надо жить, надо по-новому научиться. Низко-пренизко кланяться самому старому человеку. Дедушке, бабушке, дяде с тетей, и молодому человеку свою вежливость представьте. Эх ты жизнь моя тяжелая для всех. Поймите терпение, сердце закалите. Милые мои люди, гляньте на солнце. Увидите свою правду, свое выздоровление. Быть таким человеком, как я, Победитель природы и Учитель народа.

 

1968 год 26 января

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.10.06. С копии оригинала. (1210)           

  

    6801.26   Тематический  указатель

Наша правильная дорога  19

Сменить поток  22, 67

Свое в природе   27

Зависимость  27

Враг  29, 48

Просить Иванова  29

Воровство  29

Природа  39, 52, 53

Капиталисты и социалисты  49

Жизнь одной семьей  52

Просьба Учителя  58

Сердце  85

Все будем, как Учитель  85

Молодежь  85

Учитель  85, 86

Снег-дух  86

Что будет 89,90

Рак излечивается  90