Кто ты есть. Продолжение. 1968.02.16.с.80. (44-125)

Мать. 1968.02.07.с.95.

Вторая серия о новой матери. 1968. 02.23.с.96.

 

Иванов П. К.

Кто ты есть. Продолжение

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    44. Я ученый есть, самые учебные учреждения прошел. Учился за рубежом, заканчивал университеты в Америке и в Англии. Прошел все наши кафедры. Я сюда вот попал через нашего теленка. У Метякинской станице, она Ростовской области. Мне, как истцу в этом всем деле, и сейчас, и тогда в жизни. Особенно на нашей земле, сюда меня привезли. По моему разбору, не наши совсем будут люди, они недоученные.

    45. Как мы по дороге ехали. И кто меня, в чем сюда привез, что я очутился в этом мире. Один день такой проходит, другой день, тоже мы его пропускаем. А земля есть человека материк. Мне тут не до этого доходит. У меня, как по рассказу моему, есть большая и сильная фантазия. Я тоже люблю по-своему природу. У меня нет в проектах конца, и не вижу по своему учению края. Разве это есть люди мы. Приглашает с собою на Орионы. Кого зря туда не беру. По его таким заслугам. Человек должен быть подготовлен. Совести, по его выводу, нет. Он выводит историю на себе.

    46. А история моя начинается, я полного названия есть инженер. Меня напрасно так называют, что я как будто русский Иван, у меня нет на теле рубашки. Я больше заслуженный теории. У меня спроси про живой факт: я вам в карман не полезу за словом. То ли здесь, то ли я там нахожусь, а земные все люди говорили про победителя природы, про Иванова Порфирия Корнеевича. Мне они предвещали об этом, как сорока белобока. Когда увидит человека, где бы он ни был, она вверху перед ним летит, да все по-своему кричит. Так и это кипучее мое дело. Говорят сами люди.     

    47. Как наш вероломный враг перед нами всеми побежден нашим русским человеком. Он для нас есть самородок. По всему этому делу. Источник – своя закалка, с которой соглашается ученый из Орионы. Я тружусь один для блага здоровья, учусь в природе. Хвалюсь перед миром. Свою правду хочу сказать про самосохранение клетки. Мое здоровое закаленное молодое сердце 25-летнего человека. Выход мой в свете. Я не боюсь никакого врага, не страшусь ничего, даже своей смерти. Если бы этого не было у меня, я давно умер. Человек я есть земли. Дышу очень крепко, говорю резко.

    48. Про ученого самого старшего правительственного консультанта. Он же план строил при Сталине, пятилетки строения. Это на земле, и на Днепре загородить греблю ГЭС. А раз потребовалось место, то мы заняли площадь. Оттуда вытеснили жизнь великую Мать природу, сады и посевы удалили, а водою взяли залили. Наша в этом была сила изучать, понимать прошлое, новое в этом создавать. Большой будет учет и неизмеримое богатство. Сегодня здесь, а завтра там.    

    49. Наша экономика упала. И не дала никакой рентабельности. А мы в этом застрельщики и вояки в природе свое имеющееся отнять. А водой напускать, учли мы, подсчитали. Это будет не экономика, а просто неразбериха. Сначала это дело делать. Когда был на нашем солнце, то мне приходилось увидеть простым обыкновенным глазом. Из всех много звезд видел. Говорит нам ученый. Я увидел между звездами одну черную звезду планету. Обратился к богу, спрашиваю, как хозяина неба, что это за звезда, за планета?

    50. Он мне говорит одному. Раз ты на солнце прилетел такой прогрессирующей ракетой, то спустись этой ракетой на эту землю, и там построй для мучительного человека вечно не умирающий рай. Я сюда прилетел на ракете, объявил себя Богом.

    Меня эти темные незнающие люди определили в Москве в больницу, где мне пришлось от мучеников слушать их слова. Мы, ученые, много учились в природе, научились хирургией резать людей. 50 % мы им даем легкое, 50 % от ножа гибнут. А ты по земле из севера поедешь на юг, с Ивановым встретишься обязательно.

    51. Когда я пришел в порядок, вижу я, перед нами не такой по поступку человек. Он ходит взад, вперед, отдельно ни с кем не разговаривает. Думаю я, говорит ученый. Я много сделал проектов на земле, на суше, и во всех уголках советского союза. А вот про Иванова слова большие. Он по словах Победитель природы, и он же Учитель народа. Все он сможет сделать для человеческой жизни человеку каждому из всех. Я слышу его обращение, называет Капичка Иван. Я ему отвечаю по-своему: надо будет учиться.

    52. Возьму да скажу своей мыслью слова. Надо будет учиться вам. У Иванова было небывало. Он, стоя что-то писал, но никто не был пристрастный, чтобы взяться и проверить, то есть заинтересоваться. А когда по-моему задумается, интерес был мой в этом деле. Я на прогулке лежал голый. А больные есть больные. В этих условиях не я один лежал голый со здоровьем. Помните муки Циолковского. Когда я был здоров, мои качества были нужны. А когда встретился с Ивановым, он ко мне подошел, как обиженному всеми нами, людьми.

    53. Я встречал помощников. Но не видел друзей тех, которые отвернулись, совсем меня забыли. Я тоже друг и товарищ воздуху, воде и земле, Иванов не смотрел на тело, его заставила любовь. Нас здесь 180 человек. Я ученый, этому Бог. А он является Победитель природы, всего народа Учитель. Грыз деревянные в этом доски, учился в условиях сам, без всякого учителя. Некого было слушать. Я, говорит мне Иванов, ни у кого не нашел сущей в жизни правды.

    54. Хочу тебе сказать, как не темному человеку, ученому и высокому человеку. Перед всеми кланяюсь, хочу просить вас, чтобы я глянул на 300-летний стиль моей прекрасной работы. Это мой дух моего писания. И Капичка Иван согласился. Дал свою вежливость за это взяться, за правду мою. Я свою сказку прочитал, ее прослушали ученые, по этой части светила. Перед моим трудом оказался он мой друг в природе, моя любовь к нему. Это Энгельс и Карл Маркс.

    54а. Он так сказал свои слова. Ваша, написанная вами сказка «Говорят, что это было», ее ввести в жизнь. А Пушкина слова, сказку «О царе Султане» удалить. Да! Да! Это обязательно будет. Такое право в жизни придет. Ты же живой есть факт. Говорит ученый: я не земли человек. С твоими словами согласен. Помню хорошо и ясно, как ты про Ленина сказал: Ленин был экономист и политик. А я, говорит ученому Иванов, красный крест и полумесяц. Когда шел по Москве не обутым, а разутым, мои ноги чистые горели. Заставили Краснушкина психиатра Кремля поклониться.

     55. Когда он только увидел меня. Обратил внимание на ноги, остановил меня, шедшего, назвал по имени отчеству. Порфирий Корнеевич, он сказал. Мы с ним уже встречались. Он хорошо знал мою историю. Говорит он мне: «Какие они чистенькие». Знаете, что я ему ответил, я не боялся никого лично: а какие они теплые. Профессор Краснушкин психиатр моему телу поклонился. Сказал я ему: раз Профессор поклонился, значит, поклонятся все люди. Его в этом окружила улыбка. Она между нами раскрылась на Кировской улице.

     57. Человек лежал и пекся, то есть он лечился в этом деле. А я ему за это не пожалел сам себя в этом представить. Ни в Москве не боялся, ни в Ленинграде не страшился, и ни в Киеве не испугался. А этот народ знал хорошо. Искал в этом деле помощника, с чем согласился Иван Копичка. Это его кличка, рожденная людьми. А высоко фантазерская Ориана. Он меня признал, как практического человека, воина и борца в природе. Он написал «Закалку и люди». Я, говорит ученый, не как с новым стилем буду согласен, а жить. Про что и работа моя показывает.          

    58. Разве это не дело мое: стоять на ногах, и простаивать многими часами. Я, говорит ученый, этого труда и на Орианах не видел, чтобы человек трудился на будущее. А раз его работа происходит на благо будущего. Я не видел такого человека на всей нашей земле. И не знаю таких людей, чтобы у них родилась истина. Иванов – это тот, про которого мне говорили, что он практический доктор. Этому слову возразил он. Я не доктор, как в медицине. Их столько напихано докторов, но моего они боятся. Мой след для них – неизвестная картина. 

    59. Это все наделали эти доктора, как психиатр доктор медицинских наук Лунц. Можно сказать, прокурор. А раз судья, значит конституция, по моему выводу. Рассказывает мне свои такие фразы, от которых и Орианский народ никогда не откажется. Есть у него, что слушать и поучиться. Пишет это она не моя одна рука, с которою я остался. Это сделали на мне ученые. До того мы шприцами докололи, рука моя правая заразилась, стала чернеть, гангрена. Необходимо медицинская помощь. Я двадцать лет пролежал в больнице Боткинской. Я считаю строй денежный.

    60. А строя безденежного у нас нет, говорит ученый. Меня послал. Я спустился от самого солнца. За счет умелого ума я должен учить народ земли для того, чтобы построить рай. А люди взяли, заперли меня сюда. Не верят мне такому. А когда у меня не болел мой живот, где я ни был со своим здоровьем. Говорят, надо искусственное море. На то вам я его спроектировал, чему надо верить, как фантазии. Человек не мертвый говорит, мы его очень крепко все слушаем. Без всякого смеха рассказывает. Этого мало, что пишет Иванов. Когда он станет говорить, губки оближутся, хочется слушать его такой рассказ мне. Он так никому не говорил.

    61. Знал он мой характер ученого. Если бы я ученого не видел, и не понимал его мысль, она даже для меня интересная. Солнце мое говорит мне. Воздух тоже самое мой друг, и также вода другом считается.

    А на земле после этого всего надо нам построить людям рай. Довольно мучиться человечеству. Надо поток давно сменить. Знаете, что нам говорит ученый. По моему выбору я всех людей, которые заслужат внимание, брать буду таких я как Иванов. Он будет легким лететь, у него естественные способности. Природные силы атмосферы. Если бы он в мой микроскоп посмотрел, он бы увидел белое и черное.

    62. То есть я их называю мизерными Ангелами. Можно сказать, ангелятами. Когда смотришь вниз на землю, для тебя кажется, летающие ангелята мизерно дробные. А когда смотришь вверх – беленькие крылатые Ангелята. Иванов этого не говорит. У него строится все на правде. Это его быль настоящая. Он это все сделал сам в природе.

    Его такой любителям рассказ. Это небывалый в жизни живой факт. За Дебальцевой к Попасной есть Бродческий рудника. А там я одно время и появился на одном из всех рынке. Меня люди такого увидели. Как на какого-то героя все глянули, и свое слово вслух сказали: «Ля».

    63. А на это «ля» тут как тут ко мне со своей грубостью не как наш человек пристал. А как, можно сказать, чужой. Он у меня сгоряча спросил, откуда я такой у них появился. Я видел на нем форму одну, что он не простой человек. Но не видел его сердце и душу. Такие люди нигде так не ходит. А милиционеру кажется, это неприятность, которой надо дать дорогу. А у милиционера такая мысль и здоровье. Без всяких разговоров за собою вслед, человека не зная, потащить. Одного мало было. На это все где-то взялся другой, такой гордый и сильный в этом. За руки тянут человека. А третьего заставила необходимость бить такого, как Иванов, в шею. Я это здесь перетерпел. Люди это видели, слышали.         

    64. У них эта истина осталась. Еще до отечественной войны на мне таком проделали. До комендантской недалеко было. Я тут уже бегом бежал после такого от кулака удара. Захожу к начальнику в кабинет. А он глаза только протирает. Увидел зашедшего, не испугался. А говорит подчиненным: «Где вы такого выдрали?» Такие люди с неба падают. Я не как сверхъестественный человек. А как уже сказано в Моей победе. Человек я земли, дышу очень крепко. Не молчал, а говорил, и буду говорить всем правду. Я достал Введенского Акт института им. Сербского.

    65. Он его прочитал со вниманием. У них спрашивает: «Кого вы привели?» Они глубоко ошиблись. Но ничего не поделаешь, бывает на свете не то, что народ видел. А начальник им сказал: «Идите по своим местам, да больше таких не ведите». Эту картину на рынке все видели, она осталась у них. Ученый заключил с этого всего для нас рассказа новое.

    Я взялся за его тетрадь, туда кинулся, а там древний старый стиль. Я говорил, и буду говорить. Где наши находятся писатели и поэты. Иванов не хвалит ни капиталистов, и не хвалит также социалистов. Для него разницы и в людях нет, и также в богатстве и бедности.

    66. Люди спешат жить. Сами не знают, зачем? У одного одна есть мысль, а у другого своя мысль. А у нас здесь такой распорядок. Всем нам на общих основаниях. Только что встаем, уже кидаемся к дому. Или в то место, где бывал. Особенно вспоминаем, какое дело. Хорошее никогда не забываем, а от плохого. И я, говорит ученый, на Орионах с ними не жил. А вот дорога здорового человека. Это так им говорится. (Прежде) чем надо будет умным быть, надо побыть глупым. Советские люди на труд пригласили ученых, они будут виноватые во всем.

    67. Я строитель считаюсь в народе. Для этого мало, надо больше делать. Ученых всех называл недоученными. Так оно и делалось у нас. Мы находились в изоляции, нас держала природа. Таких условий еще не было, чтобы на фронте труда люди с природой воевали за каждый кусочек и  камушек. Мы в этом месте живем, и для этого учимся мы. Мы хотим, чтобы природа за нас с вами заступилась. У нас есть свое оружие, чем мы легко приобретаем продукт. Нам давала земля. Если бы не эти люди и их мысль, которую они сами создали.

    68. А раз люди захотели этого, у них для этого получился живой факт. Если бы я не был ученый, я не потребовал для себя ресторан первого класса. Там нам готовили по желанию люди. Мы надеялись на свой карман. С ним мы не заходили в двери, где не стоял со своим распорядком. Мы перед ним преклонялись. Мы хорошо знали, и шли смело. Он лишнее с нами не пропускал, за это ему дали имя свое швейцар. Он нами удовлетворялся средствами. Копейка умело приобреталась, но вот расходовали мы ее очень неумело. И скоро на то и построили этот город. Ты, ученый спрашивает у Иванова про свою жизнь, которую делаем.

    69. Бывал там, где я бывал. И того Иванов не встречал, с таким понятием, с такой фантазией. Ученый не боялся здесь ругать. Это осторожно Иванову давалось. Он такого человека не встречал. Этакое писание хвалить, это было только здесь. А раз оно между ними развивалось. Мы бы друг друга не понимали. Это все бралось с жизни своей. Иванов своей практики стратег, его это любовь выработанная. Любит меня такого, как я ученый. Он присматривался не к одному такому ученому, а ко всем.                   

    70. Как будет надо назвать правильно эту фразу. Лежит на земле отдельно камень, мы мимо его проходим, не хотим на его жизнь обращать внимание. Он ведь вечно не умирающий. Мы из него дом сложили, сарай в жизни ввели, погреб им выложили, и колодец тоже выложили. Словно, это живое все, а не мертвое для нас. Мы в этом всем живем один раз в своей жизни. Встаем и ложимся с мыслью. Не хотим бедно жить, хотим мы все богатство иметь не маленькое, а большое. Не бедное, а богатое, чтобы было, чем хвалиться.

    71. Нам не надо недостаток. А мы его в своем селе имеем. Мы не знаем, что делаем. Ждем и надеемся на природу. Когда солнышко днем светило, мы при нем прожили хорошо. А вот когда тучи стали появляться, да не пустые, а дождевые, здесь уже не то может получиться. Гроза большая стала бить. Из сильного дождя, с ветром может получиться град. Что в этом всем деле стихийно может и неожиданно помешать. Человек в природе не камень, вечно лежащий на своем месте. Можно его применить к самому лучшему цветку, который начинает жить. Ничто ему не мешало, кроме пылинки.

    72. Она на него напала, окружила его, как цветок. Цветку не пришлось жить, а цветок стал вянуть до тех пор, пока засох. Так на своем огороженном месте человек жил и мыслил. Ему такому в его жизни обязательно будет мало. Он имеет село большое, своего оно имени. А хочется нам, всем живущим на белом свете, из своего большого, в полном смысле сказать, какой-либо город. Не районный, так областной, хоть самый наш центр. А как жил бедно человек, так он и живет сейчас бедно.

    73. Особенно сейчас живет, и обладает своими силами Бог. Он не нашей дорогой идет. А взял свою необходимость, силы в природе направил. Этим, чем пользовались, Бог не радуется, человеком, он свою дорогу не прокладывает. И не ждет так время, как мы. Не делает так дело, как мы. Надо бы не думать. А мы с вами сначала подумали, к этому делу подготовились. Смастерили одежду для себя, а пищу с продукта приготовили. Для этого построили дом. Там в нем человек господствовал. Надо было одеваться, он одевался. Надо было кушать, человек это ел. 

    74. А для дома готовил стройматериал, чтобы сооружать комнату. А одежда шилась с материала, пища делалась с продукта, чем Бог как таковым не нуждался. Какие мы ученные, если мы боимся. В природе есть человек, он эту историю развил. Он не захотел по человеческому жить. Взял да поделился, не захотел по их обряду жить. Начал отыскивать новое. Зависимость природную на человеке не признал пригодным в жизни. А взялся за жизнь новую небывалую, которая спокон веков лежала. Никем она не тревожная, и никто из людей не брался. Это была дорога Богова.       

    75. Человек начал делать, и к тому он начал думать. Без всего он не оставался. Ему надо было ежедневно делать. А вот независимому человеку приходилось оставить это. А взяться пробовать в жизни без всякого труда находиться. Этого делать не приходилось, ибо люди не учились в это дело. По истории всей развитой, меня природа таким родила. Но не захотела воспитывать так, как принадлежало в жизни. Взяли да заставили человека, чтобы я делал по истории то, что сделали для себя все. Они не учились в природе, как будет надо жить. А все научились умирать.

    76. Ввели сами эту жизнь, которая сделалась нами. Мы все до одного человека недоделали дело свое, начатое нами всеми, и, как не бывало, умерли. Независимого человека сделала сама природа. Она посмотрела на зависимость, которую люди избрали, и не согласилась с ними. Взяла и оторвала человека от всех человеческих прав, а ввела свои естественные, природные живые. Воздух, вода и земля, с кем человек подружился. Свою любовь ввел, не стал верить мертвому, поверил живому энергичному.

    77. Надо бы человеку вооружаться, человек не стал этого делать. А пошел по той дороге, по которой не ходил человек. Эту систему человеческую сам бы никогда не сделал. Ученые его признали: сто процентов не человек. Все это сделала администрация. У нее такой человек появился, стал учиться в природе, искать стал писанием нового практического человека. Когда надо было работать, особенно в транспорте. (Прежде) чем у него получить работу, надо было сделаться человеком. Я уже испытал свое наказание, шесть месяцев проследил, ходил взад, вперед.

    78. Меня профсоюзная организация ввела, шесть месяцев ничего не делал по человека быту, якобы я отказался от работы. Работа моя была в ОРС, в Сулинском заводе по снабжению продуктов. Это и заставило учиться не по теоретическому понятию. А я стал учиться физически, практически. В этом деле оброс волосами. Но понимаю, что надо работать. Иду к областному прокурору в городе Ростов, он меня, как жалующегося, принимает. Я ему изложил подробно, как это получилось, что я таким в жизни сделался. Он мне помог в этом. «Иди, найдешь работу для себя».

    79. Дает свой номер телефона. Я иду по улице Энгельса, а сам на каждую бумажку присматриваюсь, читаю. И вот вдруг приглашение. Им. железной дороги Ворошилова в Ростовский ОРС железной дороги. Приглашается агент по снабжению децентрализованного порядка в Невомысский район с выездом. Это было мне нужно. Я в кабинет Соколова. А он в операционном отделе, руководит группой снабжения. Он меня принимает, как человека. А сам показывает министра, называет его по фамилии Каганович. Как он принимал работника, чтобы пошел побрился. 

    80. Я вижу неустойку. У меня играл прокурор. Я уже об этом написал. Читайте, разбирайтесь. Четвертый год кончается, как я за свою идею отвечаю. Без ученых людей ни шагу, всегда с ними вместе. Они меня признали больным. Я написал свое все то, что надо. Комиссия в лице профессора. Когда я говорил в институте им. Сербского, не отказался. И в Казани в психбольнице от полезной болезни, и не откажусь нигде. Была Ростовской области психиатрическая местная больница. Врачи шесть человек, между всеми главврач.

    81. Владимир Васильевич врач, молодой юноша в этом. И Вячеслав Николаевич, их было два в этом деле. Свидетели моего слова, когда я выступал в аудитории Николая Николаевича Корганова. И тогда говорил об этом, и сейчас 35 зиму испытываю. Я писал коллективу ученых. Разве психиатрия не права. Она не спрашивала у меня, что надо по-своему писать. Я два года в Казани лечился, шесть месяцев испытывался здесь в этих специалистов. Разницы нет, один порядок. Есть закон, а ему надо доказать.

    82. Вы думаете, что я не думаю, куда и зачем сюда попал. Если бы не было правды, я бы этого не делал. Два года, как один день, протерпел, и в теплом, хорошем, и в холодном, плохом. Также и здесь в условиях мне дали врачи свою возможность. Я закаляюсь не к плохому, а все время закаляюсь к хорошему. Боюсь сказать всем ученым об этом всем деле, что это дорога не человека – дорога Богова. А мы этому всему не верим. В институте им. Сербского мизинец излечил для практики.

    83. И в Казани руки сестры от мокрого лишая, она избавилась. И здесь тоже персоналу своими силами помогаю. Надо такие силы ценить, на руках надо носить. А не надо ничего писать, надо практически сделать. Если этого я не умею делать, какой же я буду Бог. Если я не требую от народа никакого места в этом деле. Мне не надо клиника. Я не ученый человек в этом деле. Мне материальная помощь не надо. Я сам ее создам. Мне надо воля к доступу. Я люблю природу. Родился для того, чтобы помочь обиженному.

    85. Разве моя встреча с Капичкой. Я здесь встретился с Юденым. Он же инженер-строитель, его встретила своя стихия. Николай ехал на Кавказ для того, чтобы подлечиться. На Новосибирском поезде, вагон № 8, купейный,  на станции Белоренкой вошел, а в другой поезд сел. Очутился не в Адлере, а в Гундарев в Донецке. У нас система происходит между природой и людьми, здравоохранительная система. Лишь бы человек заболел, какою еще болезнью. Специалисты определяют, и в назначенное место по его заслугам кладут.

    86. С простыми обыкновенными людьми разбираются скоро. А вот за Богом иная предусмотрительность. Люди не хотят, чтобы он был. И его силам не верят. Он не родился для неверующих. Он родился тому, кто про него мыслит, и хочет, чтобы он был. Бог со своим поступком никому не мешает. Он не хочет, чтобы кто-то работал. У него разумное размышление. Веришь делу Бога – дорога одна для него, и для всех также. Сбоку становись, и делай то, что делает Бог. Можно все делать всем.                      

      87. Разве он хочет, чтобы ругались, или друг друга ненавидели. Бог не имеет собственности, и не называет своим. У Бога чужого нет, все принадлежит природе. Бог не хочет, чтобы мы воевали. У Бога есть большая милость. Он, по его развитию, самый малый человек. Не хочет быть богатырем, или каким-либо дельцом. Он не теоретик, а природный практик. Учился для этого, закалялся на все это. А раз он умеет читать, он умеет и мыслить. А почему не сделать что-либо полезное.

    88. Бог не привык сидеть. Его природа заставляет не любить бездельника. Бог любит труженика, и ему дает в труде прибыль. У Бога одни силы есть в природе. А за плохое человек не берется, человеку надо хорошее. У Бога между природой разницы нет, что есть холод, и также тепло. У Бога, как у хозяина хорошего. А у него есть одно и другое. Разве Бог давал свое согласие, чтобы ты, как человек, родился. Он никого не учил вас, чтобы сами защищали себя. Бог никому одежду не шил. У Бога не такое, как у человека.

    89. Богу не нравится поступок человеческой жизни в природе. Мы говорим по-своему, но по Божьи мы не хотим. У нас все принципы свои. Бог никогда не хотел и не хочет, чтобы человек захватывал в природе. Земля служит источником не Богу, и воздух требуется человеку. Богу разве нравится, если человек украшается. У Бога нужды нет, как она есть у людей. Я, говорит всем человек, Богу никакому не верю. Тебя, как такового, не заставляет, чтобы ты ему верил. Ты свое развитие начинал сам, или с кем?  

    90. Когда у тебя не было чего-то, что ты в этом делал, танцевал, или пел? Без имеющегося, без природы не обошлось, она в этом деле помогла. А в природе мы не знаем, тайны мы не раскрыли. А вот говорят, что он нам дал. Все это мы сделали, даже раньше делали. Собирается в путь идти со своими шагами по нашей земле человек. Он обязательно сам себя крестом перекрестит, и скажет вслух свои слова: Господи, благослови. Зачем это он делал, или она зачем делала?

    91. Разве богу это было нужно? Он по земле никогда не ходил. У него, по истории, есть огненная колесница, на которой Илья пророк во время дождя разъезжал. И в это время грозу создавал. Мы это слышали и видели. Нам наши старики предковые про это говорили, даже история об этом написана. Мы читали, и сейчас читаем. А вот этому раньше верили, как невидимому богу. Он во всем был помощник. Начинаешь хлеб сеять по нашей черноземной коре, по подготовленной пахоте. Без этого слова не начинаешь, всегда с этим говоришь.  

    92. А жизнь мы с вами начинали. То в понедельник, то в субботу. А в праздник в этом ввели, как будто это надо. Мы не бросаем это делать. А сейчас время сменилось, мы поделались скептики. Опровергли, ввели в это все не моление человеком богу, а танцы и песни с плясками. Раньше говорили, слышали бога голос говорящий. А видел его Моисей, он с ним в лице разговаривал. Моисею даже притчу делал. Не поверишь ли, и не сделаешь. Фараон царь иудейский все время распоряжался режимом. Что хотел, то и делал. Надо было убить младенца.

    93. Он ни у кого не спрашивался. Он тоже верил богу. У него были свои пророки, он верил мудрецам. Они пророчили об этом сами, про этого родившегося Моисея. Никто, как история это в жизни  сделала. Без природы здесь не обошлось. В этом бог помогал. Хотя и есть написано, что бога никто не видел, и не сможет его видеть. Но Моисея кто создал? Условия жизни человека. Кто его вырастил в жизни? Сама та же природа. Мать эту кошелочку сделала. А дочь фараона увидела, и это дитя не убили.     

    94. Спасли его в жизни. Даже этому времени поверили, что по божьему определению должен родиться Моисей. Он же не рос между бурьяном, и не воспитывался в чем-то. Его силы фараона вырастили. Он по всему этому закону занял в природе место. У него матери не было, а вот было человека сердце. И также была душа, с которой Моисей возрастал, и наблюдал за этим. Все это делалось по развитию до самого времени богом. Фараон не был глупым, чтобы верить Моисею. А Моисей в этом вооружился, сделался вожаком племени. 

    95. Ему не бог с природой помог, а правда сама сделала. Перед фараоном царем из палочки получилась змея. Это была ли истина, но история писала об этом. Разве п… не кричали, они об этом говорили. Как сейчас предками сказаны слова ими. За то, что мы сделали в нашей природе сами самовольно в жизни нашей, должны за сделанное ответить. Бог об этом даже не думал, но люди про это сказали, указали даже время. На землю придет человек, признают его люди, по всему развитию.

    96. Вот вам живой факт рожденного русского Иванова. Дорога не наша всех, а дорога его лично Богова. Бог то Бог, но не будь сам плох. Если люди не захотят, чтобы возле них был Бог, они это сильные сделать. Но Бог есть сам Бог у великой матери природы. Она сильнее всех людей. Что захочет, то сделает между нами всеми. Мы бессильные люди хорошего. А мы сильные к плохому. Бог нас не учит умирать, мы этому сами научились в своем процессе. Бог на землю не придет без всякого дела.

    97. Он придет с делом, с великим развитием в этом. Ему люди разрешили. Человек мастер во всем. Человек людям сделал на колесах машину. Это история недостаточная. Самолеты в жизнь сделали, но вот Бога от себя прогнали. Думают: это, что они делают в жизни своей, есть Бог. Это все временное явление. Надо будет себя сделать Богом. А то, что мы сделали, это не жизнь, а смерть. Бог этим не радуется. Бог учит человека этого дела, чтобы не болеть, не простуживаться.

    98. Вот какие Боговы силы. Никогда никак не умирать. Это прорабатывается такая в жизни мысль. Надо человеку такому сделаться. Пройти и поразговаривать со всеми национальностями, и со всеми народами на земле, и сделаться полезным человеком. Про их картину и дело рассказать, что мы ошиблись в деле. То мы сделали, чего не следует. Бог нам не велел так вооружаться, и чтобы за землю воевать. У Бога такие проходят дела, чтобы без этого оставаться. Он не рождал человека, чтобы он ничего не знал. Человек родился для того, чтобы в природе делать.      

     99. Не умел бочку сделать, а человек ее смастерил. Наложил туда овощей, и их сберег одно время. У Бога таких привычек не рождалось. Он ждал от этого момента. Разве ему хотелось, чтобы в природе менялась атмосфера? У него не было того, что имел у себя человек. Разве Бог когда-либо делал, чтобы думать про весну? Это только думал человек, он этого ждал в природе. Человек не хотел, чтобы была жара. Да чтобы хотелось пить воды. Улица для этого тянулась, чтобы по ней росли деревья. У человек делалось не так, как у Бога. Без нужды не обходился.

    100. Бог во время не ходит за грибами, и не мочит их. Как мы, люди, умираем за этим делом. Нас с вами не спасает. В природе очень много дел, да еще какие интересные они. Разве бы человеку это делать. Если в природе можно было обходиться. Человек ходит по земле, он для этого дела ищет. А раз ему будет надо, он за этим идет в природу. А природа его встречает, как вооруженного человека. Ему, как человеку, открывает ворота. И дает уцепиться за это дело. Он теперь этому верит, и надеется на это дело.   

    102. Не жалеет за труд платить. Мы раньше этого не имели, что нам в технике создалось. Мы на земле для этого сеем снастью зерно. Никогда это не надо. А человек – это не Бог есть, а нуждающееся существо. Он не одну землю заставляет, чтобы она зерно давала. Человек выкопал шахту, ему потребовался в этом уголь. Он для этого всего нашел в природе руду. Для этой руды завод литейный поставил, и стал вырабатывать железо для своего в жизни вооружения. Ибо без этого всего человеку жить тяжело.   

    103. У Бога это не рождалось, и никогда дорога Бога не родится. Человек обосновал, и то он сделал на земле, что было ему не надо. Разве Бог для себя строил дом, или для Бога готовилась пища? В день по несколько раз этим человек занялся. Бог не порадовался этим. Если только он есть, или мы его у себя имеем, то он нашего брата не жалеет, как человека. А стегает природою. Она не любит неправду. Принимать в жизни человека. Надо была природа, воздух, вода и земля.

    104. Что и дало человеку в этом деле вооружиться. Человеку, не как Богу, хотелось в жизни хорошей стороны. Она людьми нашлась, эта зависимая сторона, которой люди это сделали. Им надо будет природа не голого совсем характера. А чтобы земля давала плоды, не малые, а большие. Как делается человеком, чтобы красивое и легкое, теплое, хорошее, тяжелое. А у Бога этого не было, он этим не нуждался. Он не пришел на землю умирать. Его цель и задача вся. Бог говорит нам всем. Надо учиться, как будет надо жить.      

    105. У Бога никакой самозащиты. А есть у него одна правда. Надо будет на себе испытать эту неприятную болезнь. Бог от этого не отвернулся, взял и попробовал, развил это. Бог не любитель разъезжать, не хочет важничать. У человека не как у Бога. Каждый праздник ходит в церковь. Там молится для того, чтобы за свои сделанные грехи Бог человеку простил. Это была такая структура, все делать физически в труде, и в этом грех добывать. Мы раньше этого не делали, таких в жизни церквей не было, и таких молитв не было. Учили их наизусть.

    106. Такое обстоятельство было между старым и молодым. Вставали с постели рано. Брались за умывание лица. Да не забывали учиться малые у старых Богу помолиться. Молодого человека старые люди учили. Ложишься спать – молись. Кушать надо – тоже молись. У каждого верующего человека весь кут в иконах забит от маленькой до большой. Вера была одинаково, что у маленького и большого. Бог был один для всех. Но, что самое главное, в жизни никто его не видел … ни маленький, ни большой, а верили очень крепко.

    107. Старались в этом выполнять, но к этому сил не находилось. Если по Богу жить, без конца и краю учиться надо. Чтобы Бог человека заставлял. Это его задабривание в этом. Бог никого не заставлял, чтобы человек трудился. У Бога самого теории нет. Он так по-своему знает. И через это он не живет по нашему историческому. Даже не любит у себя церковь. Ты, богач, думаешь, когда молишься, у тебя ум развивается. Человек делает одно и другое. Он тихо делается царем. А приходит у человека, у него нет ни одного, ни другого. Каким он был, и остался.

    108. Для него воля есть рукам. А по земле ползают ноги. Если он захочет делать, он делает в природе. Он свое дело делает для того, чтобы никогда не беднеть. А мысль каждого человека – быть богатому человеку. Это все сделали сами люди, они научились у предков. Бог никогда не заходил в дом, и им не нуждался совсем. Разве Богу интересно человека в жизни наказывать. А человеку когда хорошо, он считает: это Бог дал. А когда его окружает плохое, он эту сторону не божьей считает. Разве Богу не хотелось, чтобы человек богател.            

    109. Богатство человеческой жизни приносит человеку нехорошее. А сознательная бедность, которую не отгоняет человек, таких людей природа жалеет, и на этом человеке раскрывает все. Разве закалка-тренировка есть не наука?  А люди, они не хотят у себя иметь. А эта дорога не человека. Продолжительная жизнь, и противополагаемое в этом дело. Имейте в виду, что Бог не нуждается на земле никаким местом в жизни. Ему не надо никакая материальность. Он знает жизнь человека. Не пошел по дороге их, не поверил времени. А стал своим заниматься.

    110. Его дело одно – не вредное делать. Бог с первого шага начинал. Он был таким человеком, хуже от него в жизни не было. Он воровал, как все люди. Не честным был человеком. Не из какой-либо интеллигенции. А от шахтера отца сын. Зато ему не приходилось никак с пути снимать оружием человека. А физически работал в шахтах, на заводах. Бога и оттуда выгнала капиталистическая система. Царь набрал новобранцев, в гвардейцы попал. Но царь со своим синодом не удержался, его сняли богатые Меликов и Гучков.  

    111. Керенскому Правительству Богова физиономия не нравилась. Вербовали союзники Англия и Франция к себе. Бог было записался. А к нему подходит русский солдат, такой же, как и Бог между нами. У Бога спрашивает: «Ты где родился?». Ему он ответил: в России. «А раз ты родился в России, – он Богу говорит, – сумей в ней умереть». Бог послушался, не дал согласия. А в солдатский депутатский комитет. Первая рота, его фамилия, полк. Бог был набранный в комитет. Но у самого души, сердца, никакой не было любви. Старался попасть на фронт, как все.

    112. Или грудь в крестах, или голова Богова будет в кустах. Был парад Царского Села. И наш батальон в запасе был, когда приехал Керенский. Приехал, поздравил солдат перед маршевыми ротами на фронт. Сказал всем депутатам собраться ближе к нему. В это самое дело как раз Бог со своими силами попал. Бог не политик и не экономист, а простой обиженный человек. За что ему приходилось воевать. За то, что в «21» обыграл всех игроков в карты. Поехал с выигрышем на фронт. Долго ходил по-над фронтом маршевой ротой, пока пришлось попасть в регулярные позиционные солдаты.

    113. Бог попал в 12 роту, четвертый взвод. Два раза на позицию заступал. И немец объявлял наступление, и русские решались идти в наступление, но никто не пошел. Гвардейские части снимает с фронта Керенский, гонит на Дон против Каледина. Мы шли в тыл, напали на завод спиртной. Разгромили, и выпили своей частью спирт. А потом команду подали стоять на одном месте. Мы ждали учредиловку, выборы правительства. Кто какой номер имел. Бог голосовал за Украину. А прежде чем голосовать, приезжали делегаты ораторы.

    114. А Бог специально слушал, и выводил этот итог, кто и как лучше от всех скажет. Природа этих людей родила, чтобы они свою идею хвалили. Украина себе, кадеты себе по халупам собирались. А большевики в атмосфере на трибуне возле церкви. Говорят, вот приедет. У каждого аппетит, ждет. И думает, какой же он будет, этот человек большевик. Думали, что будет мужчина. А оказалась по приезду женщина. Ее увидели. Она ехала на передке артиллерийском, на паре лошадей.

    115. Когда она приехала под трибуну, слезла с передка, и тут же с нами поздоровалась. Спросила у нас всех. Чего вы тут собрались? Мы ответили, что война. А она сказала правду. Вас ожидают семьи. Дети, отцы, матеря, и братья с сестрами.

    За это самое люди Кировоградской области со своим нездоровьем заставили Бога идти по дороге человеческой. У человека предъявлено режим за нарушение закона. Бога арестовали за собранные деньги.

    116. А деньги у людей брать нельзя. Поэтому встретилась тюрьма. Бог не побоялся быть здоровым человеком. Его такую работу ни один человек не делал, и не оставался таким. Холодно и плохо никакая особенность не хочет. Разве здоровый человек согласился с такими выводами. Природа всех людей в своей жизни красит. Бог этим поступком людей в этом деле не радовался. А военные начальники его положили в больницу для изменения его формы. Его ученые не признали человеком.

    117. А сейчас они подделали, не согласились с силами. Взяли Бога, сняли волос, побрили Бога, постригли. В психиатрии подержали 35 суток, и в народный суд. Не как Бога стали судить, а хотели убить Бога, как цыгана барона. Так и Богу создали условия, одели его под режимом, и заперли, как человека, в тюрьму. Бог в тюрьме никогда не сидел, он ходил по земле. Своим поступком по-своему все делал. Больного, забытого нами заставлял, чтобы он жил, не мучился в болезни, жил свободно в природе.

    118. А раз Бог это в жизни делал, он в людях заработал. Человек теоретически учится. Ему для управления надо учиться грамоте, чтобы знать. Читать то, что написано. И также математика надо считать в природе прибыль. Быть знающим человеком во всех отношениях. Богу тоже хотелось учиться, но ему не разрешили учиться. А сказали: можно будет учиться в природе, работать и учиться. И можно учиться и работать. Не в школе, как учатся все. Бог учился в природе не на что-либо зря. Его заставила сознательность, надо будет Богу закаляться.

    119. Быть в природе не таким, как есть в жизни человек. Богу не понравилась жизнь человека зависимого. Кто одно время поживет, повоюет с нею, поборется. А потом падает от старости, в слабости умирает. Богу эта картина не по душе. Он пошел узнать смерть. А ту жизнь, которую обосновал себе человек. Бог от этого взял и ушел, огородился для этого умением. Для этого дела закалился, чтобы не болеть и не простуживаться. Вот чего Бог в природе добился. Завоевал в природе силы небывалого человека, нового небывалого человека.

    120. В своей жизни в природе человек хоронится в этом. А Бог прямо пошел. Ему не надо будет поросенок. У Бога родились силы без этого всего обходиться. В тюрьме Бог никогда не был. Не  было, за что судить. А сейчас люди сосредоточились, пошли они против Бога. Не поверили Богу, что он есть. В таком виде есть, и был. Когда его забирали, он был в своей форме, в одних своих трусах. За это его не наказывали. Придрались к деньгам. А раз у Бога нашли деньги, где ты их взял?

    121. По закону всей деятельности, наворовал у наших людей. К Богу за это привязались, чтобы его осудить. Бог в этом деле не испугался. Он знал, что за него природа. А люди в природе ничто, взяли Бога посадили, как незнающего человека, в психиатрический приемник Знаменка. А сами стали искать следы Бога, что он за человек. Им ответила Казанская больница: Иванов Порфирий Корнеевич страдает, психически больной. Администрация народа, прокурор области и комиссар милиции у Бога спросили, что он хотел от них.

    122. Бог ничего не хотел от них, кроме одного – опознания. А прокурор тут как тут сказал ему в глаза: посадить в тюрьму Бога, и обрить, и обстричь. Разве Бог не заслужил от своего тела право на своей голове носить волос, или по обряду в бороде быть. Он же не человек данный, а естественный. Его тело любит природу  не так, как все ее не любят. Люди по-своему живут, и они делают то, что вредно. Хорошее и теплое любят. А от холодного и плохого завязывают глаза, уходят, им не нравится север.        

    123. А на севере не на юге. Бог от этого дела не уходил. Одежду свою не одевал, жил в природе сам. Для него не надо пища или жилой дом. Бог без этого всего живет. Он дружбу заключил с воздухом, водой  и землей – что его в жизни породило. И в этом деле Бог живет, не учится так по человеческому. У Бога аудитории нет. У него великая мать природа, она является всему дело. Мать, она родила Бога, хочет ему дать его дорогу. Не воевать с природой.

    124. А у Бога. Без него ни до порога. Он в больнице лежит. Кто ему верит, как Богу, никогда от его учения не будет болеть в жизни никаким заболеванием. У Бога не лекарство помогает, а сама мать природа, которая имеет силу свою, и волю во всем. Я человек данного времени, заслужил в природе быть вечным человеком. Болеть, не болею, никакой нужды не имею. А природою одарен Богом быть между людьми. Учусь у нее, хвалюсь перед миром.

    125. Правду хочу сказать про самосохранение клетки. Мое сердце, говорит Бог, молодое, здоровое, закаленное 25-летнего человека. Я не боюсь врага.

 

1968 года 16 февраля

Иванов

 

 Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.06.    

 

    6802.16   Тематический указатель

Приглашает на Орионы  45

Когда был на солнце  49,60

Черная дыра  49

Я спустился от солнца

Построить на земле рай  61,61

Бог живой Учитель  73,83-125 

Церковь  107

Природа мать Бога  123

Здоровье по учению Бога 124 

 

Иванов П. К.

Мать

 

1968.02.01 – 68.02.07

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Я, говорит давно уже многонациональная мать, которую родили мы в природе. Тоже ее назвали матерью за то, что она не устрашилась в природе нам народить для нашей земли, чтобы он задался большой цели. И решился своими шагами прийти к тому месту, где наша родная для всех и любимая мать жила. И растила своих деток так, как им хотелось в этом всем жить не по какому-либо обычаю, а по предковому. И в прошлых летах, когда этой матери не приходилось в жизни своей хвалиться, ибо тогда эта наша мать была мало зависимая от природы. Она окружала себя для детей в недостатке и в незнании. Нет, с чего делать.

    2. А на нет, так говорят наши предки. Мы дождались своего точного в природе времени, приготовились к нему за несколько годов, мы научились по развитой всей истории. Мы, люди, стали называть свою родимую для жизни мать. Она это сделала, и сама в природе научилась, как надо человека растить, чтобы он жил между нами, такими людьми, создателями этого дела. Мы по природе для этого ступили по нашей земле по нашей дороге, по которой с нами встретилась начальная с первыми классами школа. Она у себя заимела магнит, и стала туда поодиночке детей тянуть. Она у себя заимела для этого учителя своих образованных слов. Ей хотелось, чтобы наши люди смогли делаться из незнающих людей.

    3. Рядом тут же недалеко стояла на возвышенном месте башня церковь, в которую приезжали даже с других хуторов помолиться богу. И про это не забывали, чтобы чего-либо купить для себя. Люди хотели это дело до службы обработать. К этому человеку зашли в лавку. Видно по всему примеру и обряду, без богова явления сюда не попала  такая на прилавках мануфактура штуками. Она нам показалась одна от другой лучше. И в эту секунду колокол зазвонил. А этот человек был приличной личности мужик, ходил в бороде, на голове шапка. Он ее сразу снял, и стал крестить сам себя. Мы не слышали, что он говорил тогда. А нам говорит. Мне не надо много в этом деле иметь. А надо мне копеечка на копеечку. А мы за свою работу, которую делали на земле, нам за это никто никак не давал.

    4. А наоборот, подходил под ворота, снимал шапку, и ради Христа Бога нашего он просил. Мы видели, как этот торгаш крестился. Он был верующий человек, как и мы. Только у нас разная была мать. Мы родились не для этого совсем, нас встретила наша родная мать, которая в то время она этим куском не нуждалась. У нее тогда были руки золотые, а ум дорогой. С физического труда делалось полотно, чем наша мать себя огораживала. И всех нас одевала и кормила досыта. А потом клала в постель, убаюкивала. Мы с вами эту жизнь на земле встретили, и поделились между собою пополам. Одну ждали крепко, другую гнали. Особенно для нас было время нашей красующейся в цветках теплой весны. Не одни мы ей радуемся на вот этом месте, где мы жили, и нас мать  плодила.

    5. Не одни мы были рады этому делу. Сама природа бушевала водой из белого морозного снега. Появилась на земле в каждом ярочке быстрая мутная вода. Она мыла поля для другого какого-либо растения, в чем мы научились ухаживать, как за землей. Она у нас источник, мы в ней добываем сырье. Мы нашли стройматериал. Нам очень много помогла природа. Воздух, вода и земля. На чем мы стали отстраивать индивидуальные свои собственнические дома со всеми жизненными удобствами. Мы имеем в этом деле огонь. Мы в эти условия с природы тянем живое, и делаем это все мертвое и вкусное. Мы по нюху хотим проглотить, а по фасону красиво одеться. Нас всех мать так научила, но не подсказала нам таким обрастающим перышками птенцам, что в природе есть больше нас птицы.

    6. И они нас ловят, раздирают до крови, мясо пожирают. А то, что нас хранило, оставляют для других каких-либо целей. Как и мы на это дело рожденные матерью, и по своему уму обогащенные. За счет этого богатства мы пожили, да полакомились в этом всем. Но природа нас за это все, что мы сделали, взяла да убила за наши заслуги. Мы по земле не ходили так это просто. Пошел в природу, и ничего не принес. Такие охотники нам не надо. Мать нас родила для жизни. Но вот она не воспитала человека, чтобы жить. А взяла, пихнула с порога. Ему про это не сказала, что ты, мое дитя, родилось для своего дела, недоделаешь, в нем умрешь. Мать свое дитя послала в природу для того, чтобы он делал то, в чем и ошибся. А потом взял и умер.

    7. Ни одна мать этого не хотела. Ей хотелось, чтобы ее дитя не жило так, как это надо. А красовалось этим. Разве мать не хотела от своих родных детей, чтобы они жили да хвалились своим добром перед кем-то. А тогда мать нам рассказывает, как мы невидимому богу верили и преклонялись перед ним. Из своего имеющегося богатства выделяли, и делали жертвоприношения. То есть были такие времена, убивали животное, насыпали мешок зерна. Костер дров разжигали, клали на огонь, и сжигали дотла. Живое живим было, а зерно другим. За это братья не поладили, один другого убил. Этого в жизни не хотела мать видеть на белом свете. Но она это сделала сама, показала след, и пихнула их: идите и добывайте для себя пропитание. То есть трудитесь, и приобретайте себе то, что надо.                

    8. Мы и порхнули, кто куда, и где, и как. Мы с вами поделались в природе зависимые через маломощную свою родную мать. Она своими силами выходила в животе. Проносила девять месяцев, берегла, и пустила в жизнь в природу. Она его, как человека, поставила на ноги с помощью искусства. Мать одела в рубашку, и накормила досыта, а в колыбель спать уложила. Днем его кормит, его поит, и одевает до красоты. А потом приходит к тому, чтобы ночью спать. Мне такая воля во всем была. Это ввела наша родимая мать, которой пришлось у меня учиться, мои на мне развитые качества. Они встречались и с самой матерью. Она встретилась с водой, которая промыла ей дорогу для того, чтобы по ней идти ногами, а мотать руками. Смотреть глазами, ушами слышать, для чего будет надо тело.     

    9. Оно у матери было живое энергичное, как у всех людей. Мать тоже в природе зависимая. Ей нужно на голову платок, ей надо на ноги ботинки. И на все тело рубашка, платье, юбка, кофта, пальто или шуба с шалью. Она в этом себя показывает русской матерью. Она свои навыки по всей нашей матушке земле. Показала белый свет, могучее дело свое и на юге такое, и на севере такое же самое, и на востоке с западом, чтобы в людях имела мать свою разницу. Как мы пускали на это свои человеческие поиски. Мы по природе ищем свою хорошую и теплую жизнь. В этом всем что мы по дороге делали. Мы не встречались с тем, что будет надо. А человеку, то есть дитю каждая мать со своим сердцем, с душой своей хотела, чтобы дитя ее получило силы, и продолжало жизнь. А условие природное не дало ему вольничать. Взяла и укоротила его надуманную жизнь.     

    10. Мать в природе не нашла, и не научила человека своим желанием любить все четыре стороны, за которые приходилось матери. Разве не жалко расставаться родившему человеку от матери. Он не научился, и не знает в жизни своей, как будет надо, чтобы остаться в живых наших людях матери. Мое большое есть в природе желание. Как матери хочется крепко жить без всякой смерти. Мы с вами не рождали такую мать, и не видели ее такой поступок, в котором бы надо очутиться в этом деле всем. Мы хвалимся, что у нас мать – наше одно счастье в этом. Любовь ее, как никогда введенная в природу жизнь, получается и в деревне с хутором, и в самом центре в городах. Наша близко родимая мать не имеет своих свойственных сил, которые находятся в природе в каждом человеке. Бессильная мать в этом сохранении. А дорога была спокон веков.

    11. Она и будет между матерью той, которая возьмется за это дело. И родит для себя дитя, которое возьмется воспитывать не по-старому, а возьмется по-новому историческому, не по зависимому, а по независимому. Как это мы, все матери, не делали над своими людьми, то есть над своим дитем. Ему не надо наше, не надо преждевременное явление. Ребенок в животе. А ему сшили одежду, приобрели пищу. А дом с удобствами заимели. Мы так делали над своими умелыми делами. Каждая мать и каждое дитя училось у своих родных. Не надо было по развитию человеческой силы с первого дня одеваться. И не надо человеку кушать. А надо будет матери открыть людям всем новую в природе дорогу, которая должна сделать человека независимого. А эту дорогу надо подхватить всем нашим молодым детям. Они этого не знают, им мать готовит со своим здоровьем на фронт в бой с природой.

    12. Человек достиг своего возраста, и в руки взял оружие, и стал стрелять по ней. Стал в цель свою попадать, и животного снимал с жизни. Кожу возделывал на одежду, а мясо поедал, в этом всем человек делался психически ненормальным. Он шел в незнание. Его природа делала человеком настоящим. Ему по возрасту надо бы учиться, набираться знания. А в природе этого, что хочешь, никогда в жизни своей не получишь. Она была мать перед всеми, чему можно без всякого учителя научиться. Только матери наставление. Она не одного такого молодца любила. И хотела, чтобы ее дитя в таком одеянии сохранялось. Мать хотела и посылала для того, чтобы ее любимый сын по ее указке делал.

    13. А в природе всему дело были близкие люди, они на земле строили свою неправильную дорогу. Старались ее так же, как и до этого люди жили со своими матерями, которые нас, таких бедных, рождали. И хотели, чтобы дети их, как мать свою, всегда слушались. Если надо будет в природе жить. Мать моя любимая, она меня, как дитя родное, хотела у себя воспитать. Но, самое главное, это в природе является всему делу из всех таких дел. Это был перед нами всеми, кто в этом месте жил. Хоть один раз в году это был день предназначенный кем-то. Его нам в жизни своей прислала наша великая природа. Кого нас всех обстоятельство заставило. Мы дети у матери разного характера. Между всеми был один выдающийся. Как будто мы должны жить,

    15. Каким он к нам придет. Все мы, как один человек, индивидуально направил свою в этом деле мысль. Она нас убедила так, как мы хотели встретиться с небывалой жизнью. Мы ей верили. Как только хотели, то мы в природе делали. Надо было одеваться. Мать наша хотела и делала то, что у нее было. Она не хотела, чтобы ее дети себя вели хуже от всех. Мать по этой части не была богатая материальностью. У нее были физические руки на этом месте в труде создавать. А труд – это для каждого нашего человека в его жизни зависимая неприятность, тяжелая сторона. В природе человек надо делать. Для этого люди на своих рожденных местах трудятся, и хотят трудиться не тяжело, а легко. Как это делает меж нами всеми мать.

    16. Она детей учит, и хочет дождаться одного доброго в деле. Мы доросли до своего возраста, надо идти в школу. А в школе чужой дядя на работе. Он для этого учился, чтобы помочь матери научить ее дитя, как будет надо не по практическому жить. Надо по теоретическому, чтобы человек знал, как будет надо писать, читать, и учитывать арифметику. К этому всему, что мы делаем, эту всю нашу работу надо знать и делать, за это сделанное получать. Мы за хорошее, сделанное нами, платим хорошо. А плохое гоним с колеи. За этим хорошим в природе между нами, всеми людьми, большая погоня это сделать, и это получить. Мы эту систему ввели между нами такими, кто по-своему по практическому не захотел продолжать, и не стал плохое и холодное воспринимать.

    17. Мать свое дитя в люди не послала, как не надо в школу. Ему сделали на его фасонную в форме одежду, в сумку положили кусок хлеба. Сама мать это хотела, посылала, заставляла. Она была по этой части больная. Мать своего дитя не знала, куда она его посылала. А дитю надо каждое утро встать, и в этом деле надо дитю собираться, готовиться к встрече с совсем чужим человеком. Учитель не учился быть по этой части больным человеком. Он к каждому ученику не болельщик. А его дело одно, лишь бы были в классе ученики. Как они учатся, или любят ли они это дело – это не их дело. Ученик утром идет с неохотой, а перед вечером от школы он бежит скорее домой.

    18. А домой надо обязательно к матери. Она спрашивает у своего родного дитя про школу, да про урок. Она – человек больной. Рад бы учиться по своему желанию так, как это надо, и он думает об этом. Если бы не было такого командования, я бы не был такой, как меня сделала мать да другие люди, которые с меня хотели сделать какого-то делателя. Мы с вами для этого учимся, хотим хвалиться перед всеми людьми. Я не без грамоты. А раз я научился писать, самое главное, читать, разбираться с законами, и считать математически. Это мое перед всеми есть умение. Мы с  вами этим огородились. В случае чего-либо, нам, таким ученым людям. Одно время мы учились, и то мы стали делать. Это говорит один из всех вожаков, кому все люди верили, как путеводителю.

    19. Если бы об этом деле человек сам не думал, и не хотел в этом деле быть, кто бы им бы доволен. Или кто бы захотел на это место становиться. У человека есть какие-то в этом силы. Разве чья-либо мать дала свое согласие своего родного дитя любить, если бы он не захотел этой дорогой идти. Мы хорошо знаем о том, все люди никому не хотят подчиняться. Это на них есть живой факт. Если разобраться хорошо, в природе мы каждому дню кланяемся за его приход. Наше дело одно – мы в жизни свое любим природу однобоко. Хорошую вкусную пищу стараемся поедать. А вот плохую, пахучую не принимаем. Также и погода перед нами развивается на нашем месте. Все свои силы сосредотачиваете в этой области. Разве мы когда-либо без труда оставались.                   

    20. Готовил для себя лично для этого дня обед, уже для нашего человека есть физический труд. С ничего не сделаешь в печке огонь. Надо будет сварить с чего-то неплохую пищу. К этому приготовить то, что надо. Огонь подкладывать. Мать уже на это мастерица. Картошку чистить умеет, воды нальет в чугун, посолит. Ждет, пока закипит. Сварит, даст ему остыть. Пригласит на это дело заслуженных людей. Они этому добру распорядители. Круглый год одно – работали, не сидели на одном месте. Их мать в этом учила, не давала покоя об этом думать. Всех расставила по своим местам. И то они делали в своей жизни, которое было нужно для этого дела. Мать есть мать во всех делах.    

    21. Она наперечет знает, какие дни для кого приходили, и что в них надо было сделать. Мы слушали, как нашу родимую мать. Она наша законница, устроит на нас любое во всех отношениях дело. Сказала нам она свои слова. Мы об этом хорошо знали, что это есть закон. Мы ее, как один, слушались. Со всех сторон в кучу своего дома волокли. Считали сами себя, обязательно нужно для всех нас распорядок. У нее под руками не один острый нож, с которым она не боится оставаться в этом доме. И она всю свою жизнь проработала на нас, таких детей, которые знали свою мать. Она их родила, и ими по их возрасту и по уму распоряжается.

    22. Всем им находит работу. Она нужна нам, и мы ей для этого делаем, чтобы наша родная мать не бедная была. Своим в природе умом следила за солнышком, а каким оно приходило к нам сегодня. С природой каждый раз говорила. Не хотелось ей отступать от своего энергичного труда на нашем фронте. Все люди создатели своего родного села, которым человек, как местом своим, распоряжается. Всегда говорил, называл его своим. Весь год у него по камушку да по ямочке роется. Сооружает свой двор, в котором мать хозяйка бережет, как око его. Она не хочет, чтобы мы ходили у нее полураздетые, для чего она живет с нами. Она же мать, захочет меня сделать человеком, чтобы люди про его поступок не сказали плохое.     

    23. Мать своему дитю родимая она мать, сказала про этого молодца, про такого красавца, на которого все наши люди в нашей местности смотрят. И говорят про его способность, какая она у него крепкая, не перерытая пополам. Он уже со своим умом лазит вверх. Ему не хочется, чтобы кто-либо им распоряжался. У него все навыки ведут к тому, чтобы не беднеть, а богатеть. Что я за такой в жизни хозяин есть, чтобы другие люди возле меня, такого человека, прошли мимо, и не поздоровались. Это не я буду в этом деле делать. Я есть на этом месте, всеми людьми считался за мою способность, она мне дадена. Мать меня учила, чтобы я не был таким человеком, которого мать за свое дело не любила. У нее, как матери родной, она хочет, чтобы ее дитя от всех лучше и богаче жило.  

    24. Она видела по нему, и никогда ему ни в чем не отказывала. Он был силен в этом все делать для своей родной матери. Она ложилась, она и вставала, но про свою семью не забывала. Старалась по кусочку прибавить, чтобы мы все до одного парня, все девушки на себе носили волосы, как волосы. Чтобы другие люди не сказали на нашу мать, что она не хозяйка. Она, как природа, умела не с одними нами разговаривать. У нее есть свои способности о себе сказать. Я есть своим детям мать и кормилица, хранительница во всем. Надо будет нам что-либо в хозяйстве через труд свой прибавить – мы за это дело должны взяться и сделать. Что-что, но пара волов должна на этот год прибавиться, чтобы мы с вами никому не кланялись.  

    25. У нас до этого две пары волов во дворе сохранялось. Мы неполноценные хозяева. Пахать землю сами не сумели, а прибавляли соседа. Это была не наша мать. У нас, как любителей, неотрывно должно прибавляться во всех отношениях наше хозяйство. На что я имею имя мать. У меня одно свое счастье – это дети мои. Я ими командую. Они меня слушают, как родную мать. Не тащат на рога, в кучу гребут. Это самое лучшее в жизни. Наша такая дорога, по которой мы, все люди, идем, и свое хозяйство восстанавливаем. Говорим всем нам: это хозяйство наше. Мы его соорудили. У нас есть лошади как лошади, не уступят любому зверю. А волы, не одна пара, а всех три. Коров мы держим для приплода, чтобы наше богатство не уходило, а прибавлялось. Мы в этом деле мастера.

    26. Она пряха и ткачиха, своей рукой левой делала холстину. Радовала этим всех нас: ребят и девушек. Она им сама шила одежду. Но не была на сапог мать. А на одежду она между нами была мать.  Хоть в холстинном наряде ходили, но не были раздетые. Коноплю сами мы в этом растили, за чем смотрела наша мать. Она ее вовремя убирала, ставила, чтобы высохли они. А в воду сама клала, под мялку готовила, мяла, готовила прядево. На гребень чесала, в мочку создавала. Ну жизнь была моей матери, которая не жалела сама себя. Через каждый год она рождала для своей семьи человека. Никто из всех ей не помогал их вырастить. Она сама этого хотела, и на ноги свои их всех ставила.

    27. Мать всем своим детям давала имя. От самого рода мать моя никогда этого не думала, что у нее, такой матери, родится сын. Ему дадут имя, по-народному его назовут Паршек. Он родился не как все, таким, которого встретила бушующая природа. Тут и мать не была виноватая, за приход этого героя в жизни. Его встретил воздух, вода и земля. Это самые близкие родные друзья товарищи. Мать рождала его не по-отцовски, чтобы этот герой в жизни жил бедно, в недостатке, в зависимой стороне, которая вела нас всех. Как хотела, так и поступила с его здоровьем. Герою пришлось в своей красоте любоваться. Его люди сначала наметили быть геройским именем.

    28. Вся природа зарыдала в отношении другой совсем дороги. Она им начиналась. И стала им делаться для всех в жизни. Это мать, она пустила человека по земле искать то, что надо. Он нашел жизнь в физическом труде. А он ему, как человеку живому помешал. В этом всем ошибся. Надо бы свою мать, которая одно время взяла и одела на такого парня женскую разорванную кофту и женские туфли. Да наложила хлеба на всю неделю. Тяжело было по дороге в таком одеянии жить. Да по такой дороге молодому человеку ходить. Хоть и совестно, но зато было бедно. В этом большая нужда такому человеку, который сжалился над этим героем, над таким поступком. Мы таких явлений детских не видали.

    29. Надо было дождаться до того, что герой в своей семье не надо. Уже можно такой матери пихать, как это делается всеми нашими матерями. Они жалеют, они выхаживают, здоровье вводится, на ноги ставят. Герой начал чужих людей своим умением, но скоро в этом терялся. Его наказывали за его не дело в этом. Он бы не пошел, и не стал делать. У него в матери окружало много детства. А тогда, когда нечего в жизни в природе взять, что можно делать. А сбоку живет человек, имеющий в этом. Руки героя когда нарушали, люди имущие не знали, но догадывались. А чтобы напасть и героя наказать, мало таких людей рождалось. А больше всего было административное лицо. С самых начал про мою проделку, которую герой между людьми делал. Как будто этого дела ничего не смог знать.

    30. Герой в волне находится, даже мать в этом не поможет. В труде таком, как себя заставил с малых лет, герой окружал себя. Ему хоть и невольно приходилось вместе со своими людьми. Они не хотели, чтобы был обижен ими. А он ездовым водил лошадей, за что получал в день зарплату 65 копеек. А рубль платили на скирде, надо вилами кидать на скирде. Героя в этом сделали настоящим рабочим. Такой работой долго не приходилось. Скоро эту работу сменили на предпринимателя, на шахту. С сельского управления – в шахтера. А мать такие качества не хотела, чтобы я это делал. Я по просьбе и хорошего дела. Брат Иван пригласил на завод шнедеритный аммонал, здание бегунков, где приходилось быть старшим аппаратчиком. Звеном руководил, делал то, от этого было хорошо. Нигде, как только здесь.             

    31. Мать этого хотела, и радовалась, что ее дитя такое у нее небывало сделанное. Но беда всех людей, с людьми была война, да еще какая убийственная она сделана. Мать свою национальность защищает. Один с другим за землю свою дрались, воевали, и убивали для этого дела. А героя родила для этого, чтобы зависимость, сами капиталисты не дали жизни герою. Он был в природе обиженный всеми особенностями. За свою любимую девочку закон посадил, и держал в условиях кордигардии. Спасла в этом деле тетя Степа, родная сестра матери. Как герою хотелось в этом деле воевать, все родные силы направил быть героем. На фронте герой получит в заслугах одно мыслимое дело. Что завоевывал? Да ничего. Только надо кого-то убить, сам себя защитить и другого.

    32. А себя куда денешь? Если пуля летит в ту сторону, где расположился враг. Мы, все люди зависимые, заставили сами себя в природе убивать. Мы этому научились. Нас брала царская власть. Мать родная провожала не для того, чтобы убивать. Она его учила, как будет надо с божьей молитвой, чтобы неубитым остаться. Мать в этом деле не выигрывала, а проигрывала. Войну природа между людьми ввела за их хорошее и теплое, чтобы они знали, за что воюют. Они не поймут, что природа так даром нам никогда не давала плоды. Кто это дело у себя развил, если не человек. Он сам заставил в этом работать, делать в природе свое дело, которое делалось на нашей земле, что было нужно для них или для нас. 

    33. Жили мы в одном селе в одной местности, у нас была мать родная. Она никогда не говорила, чтобы ее вот именно знали все про ее рассказ. У нас она такая кормилица. Она хорошо в своем селе не знает своих односельчан. Знает свое такое крупное село, ему дали имя Ореховка, по развитой на этом месте прошедшей истории. Оно нами, всеми этими людьми, населено. Мать наша про это дело ничуть не знает. Это были у нас не умершие старые люди, на себя брали очень много, якобы они про эту местность помнят, про дремучие леса, да про большие дубы. Мы от своей матери не слышали. Она только родить, родила, как человек. У нее, как матери, спроси: как это получилось, что ты, такая наша молодая мать, на белый свет родила?

    34. А рассказывать ты про это любительница? У нас этого мать не рассказывала. Ее дело одно было между нами, такими дробными ее детьми. Она бы рада про это сказать, но она была неграмотная. А свою возложенную денную работу с утра каждый раз. Она практическая была по характеру. Редко были такие между нами и близкими соседями, не любительница с другими разговаривать. А вот бабушка наша Александра Ивановна уже не такой совсем человек. Без всякого света, она сама ничего не видит, а по-над окошком при Луне светящей нас, как цыплят, соберет. Каким-либо страхом нас окружит. Всегда она любила тишину, чтобы ее, как рассказчицу, дети собравшиеся слушали.

    35. Этого она сама хотела, чтобы рассказ остался, как живой факт. Она политики никакой не знала. Ей это тогда совсем не доходило. А дни она по порядку считала, и на арену у себя ждала. Как все живущие делали. Вечером скоро не заснешь. А с баю, или какие-либо сказки об этом, если в этом знаешь само положение. Особенному старому такому лицу. Она старше от всех нас. За что мы ее любили, и старались в кучке ее слушать. Она, бывало, станет на своем таком месте. Она этим не мешаем никому. А вот как таковую мы хорошо знаем про нее мало. Любила она, бедная, тоже трудиться. У себя родила два сына, и те были разного характера. Она ими тоже хвалилась, как мать, уже взрослые. Мы у них поднимались на ноги, и старались про все знать.

    36. Особенно она про то время вспоминала. А нам казалось, это вот правда. По религиозному начнет говорить про нас, какие мы в этом деле грешные люди. А тоже такие же самые грешники по истории будем. Нам про это напоминает старушка любительница мать. Мы, как дети одной матери, сидим, а возле нас сидят другой матери такие же дети, как мы. Она коснется бывало, как и все живущие на белом свете на нашей земле. хорошо знают, что Бог есть, про него речь всегда не бросается. Говорили, говорят. Как же не будешь слушать, если нам про это наша по отцу бабушка. Она нас, как своих выведенных цыплят. Это, чтобы мы ее слушались. Она не переставала говорить: внучки, внучки и внучки. разве это я не ласковость есть. Она, как хорошая немолодая курица по двору ходит с цыплятами. Ей, как бабушке родной. Для всех она хочет, чтобы ее люди, то есть наша родная мать была такой матерью, как она мать.

    37. Родила двух сыновей, да одну дочь Пелагею, определила как никогда. А сама через это постарела. Это наша такая между нами система. Если мы, как старые люди, да к тому мы крепко верующие в Бога по его делу. Мы очень много прожили да творили на этом месте, где мы жили. Бывало, далеко не ходишь за ягодами. Они родились вот тут рядом. Говорят про Чувилкин бугор, или про Калмык. Как чуть что такое, солнце за гору сядет. А мы стараемся все кучей в дом или хату свою спешим, бежим. Как будто нас с вами какая-то страсть гонит. Мы привыкли дотемна  как никогда бегать, особенно по сухому и теплому времени. А волки на Чивилкином бугре в пещеры собирались. И давали знать о себе, что они могут прийти, и побеспокоить детей. Такая у бабушки мысль проходила. Меж нами ее рассказ. Она этим страшила нас.                             

    38. А когда мы поделались взрослыми, не такими, как были, сидели все в… А мать наша не рассказчица для нас, она нам показывала свою крестьянскую в селе работу, которая почти в каждом дворе делалась. Это дело матери. Для нее день – это надо протрудиться да проделать для всей своей семьи. А их надо накормить, надо напоить. Как приходилось нашей матери не забыть про каждого, рубашку или портки дать своему дитю. На это она была, наша любимая мать. Особенно предо мною она себя матерью строила, и гордилась перед всеми тем, что ее дитя никогда не скажет против. Говорит ему, чтобы он шел в степь. А там растет наша посеянная по пахоте пшеница. Она тупо себя показывает, растет медленно. А сор ей не дает простору, надо было осот или молочай удалить. А его уйма, всего не поделаешь, какое-то останется.

    39. Для корма скотине уже неудобно. Мы от этого избегаем. Это есть такая местность молочайная. Или татарин наш человек без креста ничего не делает, у него не так получается. Возьмите курильщика, он для этого дела курит. Мы этого в своей семье не имели. У нас считался скромный порядок, то, что требовалось в природе человеку. Для этого мы на этом месте поселились. Нас для этого дела поселила. Мы с вами для этого природу поделили. Одна сторона оказалась прибыльная, другая убыточная. Хочется не одной нашей матери быть меж нами, такими людьми, как мы в большом недостатке возрастали, не хлеборобы и не рабочие. Гонялись за природой долго и тяжело. Надо свою собственную землю обработать.

    40. А мы ее только имели, на жребий всегда ежегодно получали. А чтобы обработать, получить от нее прибыль, у нас сил не хватало. А мать наша не любила, чтобы оставаться бедно. Ее отец к этому не учил. Говорил, как дочери: «Иди и приобретай. А если не сумеешь этого сделать, то лучше не берись, и не делайся матерью». В нашем селе много таких матерей. Но беда одна нас окружила, не такое время для нас подскочило. Мы не привыкли этого в природе делать. А вот другому человеку это все делается, как по ладони. Ты идешь по такому жаркому времени. А оно бывает, хоть и редко. Но захочется обязательно воды попить после такого сладкого вкусного завтрака. Наша мать без этого не остается, а заставляет, чтобы мы к этому делу готовились. Мать, хоть и темное в этом деле лицо, но никому этого права не разрешалось делать.

    41. Как чуть что такое, уже завязалось между собою. Сосед с соседкой ругались как никогда. Вы думаете, это сделали сами люди. Без всякой природы такое дело не обошлось. Человек собрался с силами этот год богатеть. Даже причитающиеся праздничные дни. Мало этого проходит времени. Наступает от этой дороги, по которой мы шли. И думали, чтобы эта длинная дорога в жизни своей помогла. Мы бы, все собравшиеся, и туда попали, где никогда не бывали. Наше с вами это место, где нас родила природа. Она за наше все, с вами встретилось прошлое. А раз у нас в нашем доме был подарок, слушали про то, чтобы человек знал, и решался сделать. Мы слушали рассказ нашей бабушки про такое идущее время. Оно обязательно будет. Это наш царь, а на него набросился чужой царь.       

    42. Да к тому рождались люди такие, как у нас были между матерью и бабушкой совсем люди чужие, сведенные через родного отца и мать. Они бы могли не сходиться и не любить себя. Все это наделала природа. До этого они друг друга не знали, и не смогли говорить об этом. А все зависит от порядка наших отцов. Отец Корнея Иван Тимофеевич заставил Григория, отца матери, согласиться с тем, что делалось в жизни, недолюбливали. А бабушка наша, она родная через отца, у нее такая апатия. Что можно сделать, если годы такие. За что ни возьмись делать в доме, все для матери не так. А отец видит такую неправду. Забыть, никак не может забыть. Такое дело происходит в природе. Через это не в одних нас таких жениться надо, любому человеку в жизни. Такое между нами построенное дело.

    43. Человек не знал, и не видел этого человека. А сейчас вместе создают двое свою семью. У них такая зародилась любовь через это, как голубь голубку обрабатывает. Это же птица, а не человек, совсем не такая структура жизни. Рук своих не имеет, а больше от всего носиком фырчат. Мать наша или наш отец, как и все в этом люди, живут и трудятся так, как полагается в жизни. Если надо чего-либо такого сделать, они сначала договорятся. У них под руками, как мастерство, горит земля, да еще какая. Обоснованного грунта мы сначала не знали, что это такое есть этой местности грунт. А когда человек об этом деле знал, он к нему давно готовился. Все это делают сами люди, у них это зарожденное у предков своих.

    44. Пошло по природе такое на белом свете. Только не то станет в жизни делаться после такого холодного и морозного в зиме дня. Мы их не один день так встречали. Особенно тогда, когда на нас висит сшитая одежда. Она так даром не досталась. Все это провело время у нас, таких людей. Мать и отец любят, и ведут свою жизнь по предковому. На дворе стоит зима, дует жесткий ветер. Быть человеку там все время нельзя. А надо хату топить, чтобы было в ней тепло. А в таком тепле не одну пищу готовишь по вкусу. Ты за несколько дней это приготовил. У тебя такие руки, за что ты только ни возьмешься. Надо дорогу сделать по такому глубокому снегу. Ходить ведь надо по ней взад и вперед несколько раз. А в хате держим для этого дела тепло.            

    45. Мы с вами для этого сходились, чтобы у нас не одних такая семья сколотилась. Лишь бы только природа пошла на уступки, стала свои денечки менять, и делать их из зимних в летние. Такое дело делается не нами самими через вот этот поступок. Мы вместе двое. Если нам только нужно приготовиться к этому нашему дню. Мы хорошо о нем знаем, когда в нем понижается до нуля температура, и когда она сможет подняться. Зависит от природы, от самого времени. Ты не думаешь, а оно само делается. Был вчера такой в природе страшный холод, делал свой мороз, мы даже редко выходили на двор. Зачем это было нужно делать. Если по теплу мы в кучках сидим на своих таких местах. Нас покойно заставили, чтобы мы, как дети, знали, что можно было делать, а что было нельзя.   

    46. Нас, как детей, учила обстановка. Мы разве сидели на вот этом месте, да еще сейчас. А на дворе для нас лежала лютая несмолкаемая зима. Если бы мы этого в жизни своей не боялись, мы бы так не жили. А то где-то лежала от лета совсем зима. Разница какая между зеленой травой и белым снегом. А какая температура лежала. Хоть сейчас она сменилась, пошла под свой копыл. Эти морозные дни не захотели нашего брата держать, как это в жизни, да в природе бывает перед нашим человеком. Он у нас дряхлый по этой части. Еще не холодно, а он оделся. Ему надо условие не холодное, а теплое. Летом делало тепло наше солнышко. Бывает, как начнет с высоты печь в упор нашего тела, и кусты в холодке не помогают.

    47. А сейчас вот на этом месте, как на вот этой странице листа слова за словами ставятся, про это пишется. Так и зима делается между нами. Лишь бы стал падать на землю мизерный снежок, уже чувство не такое стелется между нами, это не лето нам, таким людям. А мы ведь его как никогда встретили и проводили, как и всегда человеком делалось. И не будем мы возражать в этом, что это не им делается. Хату топят по этому времени, и не то совсем говорим, что он или она говорила по теплу. Сейчас мы, все живущие, своих детей  бережем в доме в комнате в теплом месте. А когда надо будет выйти на двор, он уже ищет у себя чего-либо одеть. А мать и отец нет. Он никак не сможет об этом сказать про природу, которая на одном месте не стоит. А одно в другое, хоть редко, но делается.        

    48. Хоть я уже давнишняя мать на белом свете из-за своих родных деток, которых я, мать, родила, и стараюсь ум им дать. Наша мать, хоть и чужая была мать, она не такая мать к своему к родному дитю, которого она родила, и произвела таким, как он стал. Мы не такие стали люди, и ему никогда не позволим, чтобы он нас не слушался. Мы, люди все, одинаково учим. От всего плохого и холодного надо всем живущим бежать. А к теплому и хорошему любая мать не возразит любому дитю. Она ему, как мать, все свои силы положит на белом свете, а свое такое введет. Хоть одну рубашку, но сошьет, примеряет. И скажет дитю своему родному. Ты же мое дитя. Я для тебя в природе являюсь мать. Захочу, то сделаю. Но вот по другой дороге я не заставлю идти, чтобы тебе было в жизни плохо. Я для того тебя народила, чтобы твоему телу было хорошо.

    49. Я же мать ваша всех, по ниточке делаю рубашку в этом самом холодном и плохом времени. Если только кто-либо с ним разбирается, и выводит свой итог. Это же первое в нашей природе для всех на земле начало. Стояла жаркая погода. Мы ее считали совсем не такой, как она была до этого. Мы лишнего не имели. Как чуть что такое, уже говорят. Горит, варится, готовится. А у самих аппетит лезет в тело. Хочется каждому, что лучше, свежее, да слаще. Мы все этому приспособлены. А вот только ветер северный подул. Уже не то стало перед всеми нами. Мы с вами до этого времени такого чувства не слышали, а сейчас мы в этом спрятались. Нам тяжело быть без всякой такой одежды. Мы привыкли без ничего встречать тепло. А когда наступит холод, да еще зима.       

    50. Мы с вами как один лезем на рожон. Не надо бы одеваться, как это полагается. Но мать сказала. А раз ее слова, уже закон. У матери нашей ключи есть, которыми она распоряжается над своим дитем. Сказала, значит, сделала. На то ее жизнь такая. Зря она тебя голодного и раздетого не оставит. Если это будет нужно для нее, она все сделает. Это есть ее начало. Пришла зима, холодные дни лежат на нашей земле. Мы без этого не остаемся. Сейчас наше бессилие заставляет. Мы с вами одеваемся, мы с вами обуваемся, и шапку на голову надеваем. А пальто по данному обряду недурное делаем, чтобы фасонное и теплое. От хорошего не уходим. На то мы, как дети, все свои собрались и слушаем, что наша старинная старушка, забытая всеми, скажет.

    51. У нее делается, как по плану. Она боится нас обидеть. Если она начнет бить, она же наша не мать это. Как чуть что такое, уже говорят: заработал, мать побила. Она плохая перед детьми. А старушечка после такого горя. Она похоронила своего любимого мужа. Такой смерти ни одна единица, ни один человек такой смертью не умирал. Жил семейной жизнью. Здоровьем хвалился. А в хозяйстве таком потерял его. Надо было возить со степи хлеб. А мы совсем этого не знали. Не хотели видеть такого дела. Из дому на двух парах волов мы с дедушкой выехали, да пытались вернуться назад. А нас природа взяла и представила такими людьми, которых пришлось выручать. Два Ивана пастуха. Мотюха и Горюха. Хотелось, чтобы этого не было.          

    52. Когда этого мать не ждала, чтобы так ее дитя помирало. Мы со своим родным дядей таким, как я был малыш в то время. Надо учиться, в школу ходить, годы такие наступали. А вот само время как тут давало видеть, как какую-то идущую машину.

    Мы приехали на свою землю, где нас пахота свое время ждала. А в природе, как в малине. Так мы очутились в тумане. Мы эту работу начинали, и нам хотелось в жизни скорее это дело сделать. Под самый ранний завтрак приходилось на небе увидеть солнце. И в эту минуту, в такой рожденный час где-то взялся самый первый паровоз компаунд. Он по железной дороге бежал, и перед семафором свой тонкий голос перед нами развил.  

    53. А за собою он вез крытые обыкновенные вагоны, и платформы с цистерной. Это был поезд товарный. Как это все произошло в жизни? Наше дело такое происходило в природе, не один раз утром рано чуть свет, или, можно сказать, ночью это делалось. А вставать приходилось, кому-то надо. Мой отец был в то время шахтером, работал в шахте. Его не учила природа, чтобы он, как человек, имел заинтересованность быть хлеборобом, как это делалось другими. Лишь бы живая  была сила, на что надеялись, как на какую-то особенность. Весна приходила для того, чтобы в ней хозяину не спать. А нужно рано вставать, и в поле для работы надо ехать, и там свою работу производить. Мы это делали вдвоем. Дядя Федор, он считался, как молодой в этом деле хозяин.       

    54. Через свою родную мать я не досыпал, и не хотел вставать. Кто в это время был в этом деле болельщик. Если моя мать мое тело, как какого-то любителя, брала за волосы, и тащила с кровати. Разве это было в этом деле хлебопашество. Это хорошо. Мы все дяде Федору, такому человеку, должны сказать спасибо, что он не отказался с осени за этой землей ухаживать. Она давалась для того, чтобы за ней ухаживать. Ее пахать вовремя, и не забывать думать, как хозяину, как дельцу в этом деле. Он же не бросает про это думать или гадать, что можно без участия матери все делать. Я был таким как никогда жизнерадостным. Уезжаю от своих ровесников и приезжаю. Как хочется чего-то привезти, и  наделить какими-то исключительными дарами.

    55. Вы знаете, как делается в этом деле. Жаль, и тяжело приходится переживать. Лучше бы ни за что не браться. А учиться в школе у чужого дяди приходилось получать у себя знание не практическое, сделанное человеком в природе. Она есть мать наша всех. В любом месте может встретить, и как обиженного человека об этом деле спросить. Мы живем в природе один раз. Но чтобы не хвалиться об этом, мы не умеем. И  не может сказать никто из всех живущих, что будет между нами в природе завтра. Какая будет у нас атмосфера? Нам это не скажет природа. Мы, как мать, хотим родить такого в жизни своей сына, который бы своей грудью, своими руками мог любого человека с ног сбивать, чем бы радовалась мать.

    56. Но природа не рождала таких героев, она вооружала своим умением. Своей рукой сделала богатыря на каждой зародившейся войне. Он себя показывал перед убитым им человеком, который как бессильный пал жертвой в борьбе за свое дело. Чтобы человек на своем месте ни делал, а закончить не успел. В природе было много таких завоевателей, которые заставляли человека за какое-либо место и дело снимать с пути. Разве хозяину своего добра хотелось с ним делиться. Богатство свою сторону заимело. Как оно сохранялось в жизни человеком, так оно и осталось.

    57. Человек только не сумел под ним, как полагается, по истории прошедшей, сделаться господином. Мы в природе кого только у себя ни имели вначале. Вожаки …изыскатели сохранители золота и серебра. Мы его нашли, и имеем сейчас. Но вот жизнь свою в этом деле ни в коем случае не сумели сделать такой, которая бы никогда не умирала. Мы с вами такой дорогой не пробовали ходить. Нас мать не учила, чтобы мы с вами жили в природе одной семьей. Мы поделились с матерью, и сделались на своем месте людьми временного явления. А в людях одних были средства, и вся созданная снасть, техника, которая делалась, и будет делаться человеком.          

    58. Без всякого дела человек дорог не имел. И не будет он иметь через свою зависимость. У него дорога одна, по которой он ступает. Это материнское начало. Мать такую жизнь ввела в люди. Мать свои руки приложила, чтобы ее дитя ходило в одежде, красивее от всех. И было накормлено досыта, а в хорошем доме жизнь свою вело. У нас не нашлось, чтобы от этого дела отказаться. И порхнуть, как делают наши близкие птицы. У них такого нет, чтобы с природы брать добро, и делать у себя большой в этом запас. Это только наши люди не доверились, а взялись за природу. И стали делать цацку, чем они огородились. Без всякого такого оружия он не шагнет в природу, и не подумает об этом. У него одно и другое, и третье.  

    59. А вот за четвертым он всегда идет в дорогу и перестраивается. Нет ли такого в жизни хорошего и удобного места, чтобы на нем нам таким людям вновь поселиться. И там эту самую штуку развить. Мы без такого достоинства, без всякой цацки не хозяева. Нам надо хорошую сильную машину, чтобы она нам пахала нашу землю, и под снег клала эту пахоту. Мы в этом деле правы, что нас эта работа связывает с землей. Мы такие люди, которых заставила наша великая природа. У нас есть к этому всему ум. Мы не бросаем об этом всю зиму напролет думать да гадать, что на этом прекрасном облюбованном месте надо из семян посеять.

    60. Мы привыкли землю заставлять, чтобы она у нас даром не лежала. У нас на это все любые семена. Мать наша природа на это имеет свои такие дни. Они принимают эту работу на свое такое развитие. Мы этим огорожены. Нас учит наше место нашей жизни. У нас кормилица наша родная мать. У нее такие есть у всех людей способности. От иголки и до самого шила мы сами в этом деле мастера. Ежедневно любим свежие борщи варить, что-либо такое другое блюдо закусить. А третье, водой сладкой запить. Мы такие есть люди. Нас мать наша научила всех до одного, чтобы одежда была, как с иголочки, чистенькая да красивая. 

    61. В чем вся наша заинтересованность. Эту одежду до того доносишься, на нее смотреть не хочется, она непригодная к жизни. А ту потребность, которую приходится глотать, жевать, кусать, то есть мельницей быть. Такое добро в желудке не задерживается, хорошее гонит плохое. Так и мы с вами делаем в этом. Еще полно в животе, а на столе стоит приготовленное другое.  Лучше от того мать приготовила, и хочет перед детьми задобриться, что она тоже не сидит, а строит, как мать, свой вкус для их аппетита. Бывает в жизни и такое. Не хочется кушать, а время приходит. Пропустить его так без всякой еды, мы этого не пробовали.

    62. Считаем, голодать нам даже бог не велел в этом. Для чего мы живем? Только для этого. Мы вместе с матерью эту штуку делаем. У нас мать не теоретическая в этом, а женщина практическая. Со своей волей и силой она все это делает. Про каждый день вперед  она знает, что нужно этому дню, она держит. Говорит она нам, детям: на то я и мать ваша родительница в этой жизни, которой вы, как люди, не удовлетворены. По материнскому желанию, в природе так не приходится днями по своим домам просиживать, и смотреть в любую сторону. А что это за такой человек, да еще в таком направлении, как это делалось всегда. Сосед не придет, и не скажет тебе про свою ту или другую тайну, которая сегодня с ним повстречалась. Он зря в степь не поедет кататься.

    63. У него определенная цель в этом. Во дворе что-либо такое строится, знает об этом всем. Без имеющихся средств, и без сил ты ничего в природе не сделаешь. Знаешь, как наши бедные люди за нами со своей беднотой за нашим богатством гонятся. Хотят нас догнать и перегнать. Эта мысль, она не у одной бедноты есть. Такая мысль у нас есть, от этого всего не отставать. А надо днем делать, да прибавлять в этом вечер, а то человеку мало. Он бы для этого дела не ложился, и не спал. А его такая жизнь построена в труде, в таком устает человек. А раз он устал, необходимо отдых. Я, говорит мать, нам таким рожденным детям. Это небывалая в свете мать. Когда она спит, и как она спит, что про этот день она хорошо знает. И как к первому дню в недели готовит.

    64. Это материнское сердце. Она не хочет, чтобы ее дети были голодные, как есть между нами, такими людьми. У них негде взять, большинство они терпят. А у нас таких все это есть, лишь бы охота живая нами сохраняется, сила есть человеческая. А когда этой силы не будет у нашей родной матери, тогда не спросишь. И не заставишь никого об этом так крепко болеть, страдать о своих детях. Она же мать, про это все думать, помогать своим детям во всем. Надо, чтобы была для них вечеря. Я же мать родная, без этого не останусь. И надо скотине рабочей приготовить, и это я смогу приготовить. На это все есть у меня, как матери, руки, сила моя. А не будет этой силы ни у меня, ни у моих родных детей, жизнь наша уйдет, снимется с колеи.      

    65. Вот что делается в этом деле нами. Мы же есть люди данного времени. Надо – мы бежим. Не надо – мы этого не делаем. А в жизни нашей выковывается во всех делах только хорошее. Берем мы с вами денное пришедшее время, мы к нему физически в труде готовимся. Мы же люди не одни такие, чтобы зародились не делать это, и не употреблять ничего. А то мы такие, в этом дне надо не один раз в день покушать. Мы стараемся поесть три раза, да много. А почему же ты ночью не ешь, как ты ешь всегда днем. Про что наша мать думает, если она не была за своим селом нигде. Она знает внутреннюю жизнь в своем дворе. Хочет, чтобы оно не убавлялось, а прибавлялось.

    66. Вот зачем каждое хозяйство в этом деле гоняется, и хочет заиметь хозяйство. Раз не будет самостоятельной мысли, которая лазит по природе. Особенно наша в этом деле мать, она без этого не остается. Ей тоже требуется юбка как юбка, или кофточка. Она, как мать наша, на себе носит платок. И не прочь надеть на себя туфельки материнские. Она себя в этом, как мать, не обижает. И не хочет мать оставлять себя без всякой хорошей пищи. Она это все делает по порядку. Надо завтракать, она от этого не уходит. Надо обедать, она тоже не забывает про это самое. А уже вечеря делается по приезду домой из степи. Собираются, ждут одного времени.

    67. Мать, всем она мать. Заставляет, чтобы все собравшиеся на свое место, знали и ждали того,  кто убирается с нашим хозяйством. Он тоже наш, и делает нам то, что будет надо. Он готовил живой силе корм для того, чтобы она не была голодная. А мы же хорошо знаем свою скромницу в этом деле. Для матери все дети с душой и сердцем. Ей тоже хочется в природе так сделать в своем хозяйстве, чтобы люди другие не сказали ей. Что ты мать такая не сумела сделать. Этого мать наша не допустит. Она знает хорошо, что в степи делается не кому-либо и не кем-либо, а делают дело все наши люди. Они вместе соберутся за стол за приготовленную пищу, и начнут хлебать своими ложками.

    68. От чего не отстанешь так, что мать за это все не хвалит. На то она, наша мать, чтобы знать, что в это время готовить, чтобы жирное и много, чтобы хватило всем наесться. Мать наша мастерица на все, что сготовить. А надо еще помыть, да приготовить, что в степь будет надо нам. Такого могучего и умелого труда. Мать каждого хозяйства должна этим распоряжаться. Она есть хозяйка самая главная в этом деле. Ей надо дрова рубить, она за печкой следит, как за оком. Печка варит, жарит, одно время своим телом обогревает. У матери нашей, как на счетах косточки считают, так перед нею все наши дни приходят и уходят.    

    69. А мы их каждый раз встречаем и провожаем всегда с этим самим. Надо подниматься с постели. В окошко смотреть, как на небывалую атмосферу. Глянешь, увидишь: на земле лежит белый морозный снег. Мы к нему уже давно приготовились, только надо самих себя в этом деле хранить. И не надо забывать про природу, про живую силу, которая должна отдыхать. И поправляться, набираться сил, всех возможностей, которые потребуются в любое время ее запрячь и выпрячь для практического дела в жизни. Мы про это не забыли, что у нас есть на колесах телега, которая приспособлена к лошадям и к быкам, что все время на хомуте, на ярме возят. Мы это в жизни сами сделали, и ввели все это в хозяйство.   

    70. Нас природа ежегодно учит. Разве мать хотела, чтобы мы взяли свою дорогу индивидуальную в этом. И от всех своих бегу, не хочу вместе жить, друг другу в этом мешать. Нет, я не желаю все время слушать мать. Надо в жизни своей сделаться отцом, и у себя заиметь своих детей матери. Нам земли хватает. Есть, на чем время проводить. Только что с земли в атмосфере ушел снег, водою смыло поля. А солнышко где-то взялось. Сметана с молока собирается да поедается. Так и от земли влага где-то девается. А в эту самую сухую пору мы, как хозяева этого дела, не сидим на том месте, где мы просидели всю зиму. Без этой мысли не оставались, всегда старались, спешили сделать какую-либо цацку, и вывезти на базар, как небывалый продукт.

    71. Мать наша совсем безграмотная, но крепко она любила свою жизнь. Она хорошо знала, по порядку ставила свои дни, и ими в природе хвалилась. Надо было в будний день на себя наряд надеть. Она старалась все это на себе показать, свою чистоплотность. Не сидела на своем месте, и не ожидала от природы милостыни. А знала про первый в году будний день, они в неделе стояли один за другим. Когда она их провожала шесть подряд, в них приходилось по-крестьянски работать. Весь день напролет зимою не вылезала из-за пряжи, из-за гребня и мочки прядева. Надо же прясть по одной ниточке, и надо крутить пряху по всему порядку. Она знала про нас, таких жаждущих в пище. Она не смотрела в окошко.

    72. Мы эту коммерческую сторону ввели. Кто-то с колодца воду таскал, печкой приходилось владеть, растопить, чтобы не потухла. Суп всякого рода с картошки варить, да чтобы был вкусный. И время надо хорошо знать через аппетит. А скотина причитающаяся, корова, две небольшие лошадки. Им надо корма положить. Принести не с самого сарая, а с огорода в сарай. А надо напоить не кружкой, а ведром, не одним, а двумя. Как когда каким кормом накормить. Тоже требуется материнский в этом глаз. Не один суп готовится к завтраку. А к обеду борщ с капустой да картошкой. Если есть сало свиное, зажаришь, будет заправлен.   

    73. Готовишь вместе, и на вечер оставляешь…Мать хлеб печет в неделю раз. Надо приготовить кизяк для топлива. Надо запустить с водою муку на тесто, дрожжей положить. Хоть один раз сажать в печку хлеб, и вытаскивать надо. Да и к тому надо самой садиться кушать. Нас всех посадить, ложку чистую дать надо. А наливать, подливать тоже матери, и убрать, помыть и заслать. Мать в таком денном кипении, это не все. Седьмой день воскресенье приходит к нам один раз в неделю. Ему, как введенному празднику, все люди верующие поклоняются. Одно то, что заставляло каждого человека. Садись за стол, иконы перед тобою. Встаешь – тоже молись. А ко сну надо длинно помолиться.

    74. Если наняться к человеку работником, большая в этом будет обида. А для себя это постоянный плен. Мы, дети, подрастаем, делаемся взрослыми детьми. Нас учит обстановка. Мы тоже можем делать. А в воскресенье, это такой пришел для нас праздник. Мы сами работаем, а сами тянем за край всю свою неделю. Мы, говорит нам, детям, мать наша. Была неделя, а в ней весь день напролет  работаешь не плохо, а хорошо, за что семьянина хвалят. А уже в воскресенье мы ни шага, рука о руку не ударит. А кушать мать готовит не по буднему, а по праздничному. Хоть кусочек на всех сварит мяса, и поделит по кусочку, уже и борщ пахнет. Словом, не работаем в нем. А думать про это не бросаем. Особенно зимою. Молодое женское дело к воздуху.

    75. И постоять поговорить с соседями, новость какую-либо по селу узнать. Она, как горе какое-либо на ком, с краю начинается, и кончается на краю. А бывает, и радость в жизнь вводится семейная. Когда человек в своей жизни умирает, по нему в колокола прозвонят. По взрослому бьют три раза, а по маленькому – один раз. Всех в одно место выносят. А когда люди с людьми женятся, здесь уже своим добром. Особенно на лошадях катаются. Другим людям показывают свою способность. Свадьбу, да еще какую, тоже люди смотрят. Красуются да удивляются, завидуют, говорят много интересного. Люди много лет собирались, готовились. Надо будет карман в этом не жалеть. Хозяин богатый, только пей всю рюмку, он нальет. К такому хозяину гости пришли с далеких краев. Да еще такие собрались певцы, танцовщики.

    76. А на свадьбе все бывает, между людьми характерными кто как скажет. Одному поверится, другому нет. Люди не одинаковые. Бывают и драки из-за нервности. Чего, чего, а это делается. Не вздумают что-либо хорошее полезное меж собою ввести. Да такое комичное сделают, человек способен на все. Где он и как работает, и как его кормят между такими людьми, которые жили у нас в селе. Друг друга знали, и роднились через своих сынов, дочерей. Видели издалека, кто как рядил, туда свою головушку поворачивал. И к нему, как сват к свату, приходил. Старался сват ему угодить, чего-либо сказать, чтобы сват обратил внимание. И с ним согласился посвататься, чтобы мой сын любимый на твоей дочечке женился. И делал то, что сделали мы, отцы. Наука одна, и такая наука, которую учит сама природа, что делать надо.

    77. И как будет надо сделать, чтобы про тебя не сказали так, как про мою мать родительницу. Она рождала через год, их ставила на ноги. Разве у моей матери не было к своему дитю любви или хорошего. Если дитя мое не знает вперед, что будет с ним завтра. Не по часам росли, поднимались дети, с кем приходилось матери вместе встречать и хорошее, и плохое. Надо было жить. А сейчас про моих детей говорят люди, расценивают. А какой будет он тогда, когда на ком-либо оженится? Всегда ту мать хвалят, которая жила свободно от своих детей. А у матери было их семь, надо идти на детей работать. А в работе вся жизнь складывалась. Свои не согласились мать поддержать, а пошла чужая совсем девушка.                

    78. Разве нашей матери не хотелось быть такой матерью, чтобы у нее дети заслужили быть такими, как оно и полагается. Какой бы ни был в жизни человек, он не должен уходить от тех людей, которые проложили свою дорогу, которая ввела жизнь человека, зависимого в природе. А природа, она такая мать. Не одну дорогу хорошую имеет, она имеет дорогу плохую. А люди плохо не захотели, хорошее они выбрали, и стали сами ступать. Это только один человек в жизни смог эти качества завоевать. От труда и от дела отказался. Признал, это все не надо делать. А надо сделать то, что люди хотят. 

    79. Это дорога всех нас до одного. У моей родной матери, по моему суждению, силы свои в этом неиссякаемые. Как у всех матерей. По части всего она не подкованная мать. И у нее теории нет к тому, чтобы свое дитя учить. Она знает свою практическую жизнь, живой она человек, но нуждающимся многим в природе. Она тоже человек. Думает много, а делать не перестает. Если бы она была одинока, зачем ей лишнее в жизни делать. А то она огородилась живыми детьми, им требуется в природе очень много. И продукты питания, и одежда.  Да чтобы не плохая, а хорошая она была. А дом какой приходится на земле ставить.

    80. Моя мать когда эти силы имела, она своим здоровьем силы ворочала. Когда мы были все маленькие в этом деле, она нас кормила, она нас поила и одевала. Она нас клала в постель и убаюкивала, чтобы мы тихо спали. А она в это время хоть покой заимела. А трудиться она бежала каждый день. Утром бежит, вечером бежит, чтобы посмотреть на свой посаженный капустник. Она эту грядку сама копала, сама удобряла навозом. Она знала, что ее этот физический труд – могучее существо в природе. Только давал большую прибыль через идущую по Ивкеной воде. Сколько их по Потечкина.

    81. Все огорожены для того, чтобы знать свою эту местность. И всегда ее называешь: это моя, принадлежит моему имени капустник. Мать без этого дела не сможет жить. Она его летом от жары поливает, дает ему влагу. А сама капуста растет по часам, и прибавляется в этом виде, на что вся наша человеческая надежда. Поле у нас полем, про что мы не забываем. Просим, чтобы на ниву пришел не малый дождик, а большой. Это нам природа не каждый раз дает, чтобы вовремя на этом месте пролил хороший дождь. На это надо заслужить, чтобы … между всеми людьми.      

    83. Мы, все живущие на белом свете люди, нуждающиеся. Чтобы так сказать: я, мол, и без этого этот год проживу. Этого ни один человек не сможет сделать, он в этом деле страшный болельщик. У него мысль развивается по этой части с самого начала. Только эту рассаду надо массивом выходить. А потом ее пересадить не в какую-либо простую землю, а чтобы она была навозная. Когда ты это ей, как земле, сделаешь, она быстро у себя эту рассаду принимает. Без всякой воды она тоже не растет. Да без всяких рук она бывает заброшенная. Следует на все руки. Это только один в поле хлеб, его хозяин сажает один раз.

    84. Бросает в землю зерно рукою. А сам хочет, чтобы недаром. Какое-либо уродит, это его карта. Думки с делами не сходятся. Так и этот хозяин этим не успокаивается, что у него есть в поле посеянный хлеб. Он его ждет неплохим урожаем. Дает ему все возможности, от сора очищает. А вот влагу. Если бы этот человек добился в своей жизни, ему бы легко жилось. А то его думка одна – взять от земли много зерна. Но природа не такая мать, как хотелось ее видеть на сегодня. У нее 365 дней в году. Никогда одинаковые не бывают годы, бывают разные. А день так же само. Человеческая мысль бедная.

    85. Бывает, и капуста не уродит. Но этого добра в природе много, ее капустная вода бережет. Мы ею поливаем больше от всего на ночь … до полной сытости. А пшенице и ячменю надо с неба дождь, да еще чтобы он был такой, как надо. Мизерный, обложной на несколько дней подряд. Нас, всех хлеборобов, всегда такая мысль окружает. И в этом деле надо солнце, без чего ни одно растущее не созреет. А природа есть мать, она не одну лошадку нам рождает, для этого делает силу. Или быка она создает нам на одно лишь  время. Мы на эту силу надеемся, ее кормим, поим.    

    86. Она у нас живая и сильная это делать. Хочется каждому человеку, живущему на земле, только ничего у него не получается. Руки в брюки, ничего не делать – этого наш любой хозяин не сможет. А вот это он сможет сделать. Свой глаз распростирает, уши держит на макушке, носом дышит. Чует, какая погода на дворе. Особенно сейчас нашему ученому агроному, кому не надо природа на земле сухая. Он голосует за то, чтобы влагу захватить, пораньше выехать в степь, да скорее посадить зернышка, чтобы не в сухую землю, а в сырую. Самое главное для нашего человека – это надо в этом деле спешить.

    87. Мы для этого готовимся. Всю зиму пролазили, да заводили свой железный трактор. А у нас бороны не деревянные, как это было. Сейчас не одна лошадиная борона, а целый агрегат занимает большую местность. Прицепляем мы машиной. Не смотрим на то, что не повезет  машина. Есть машина, да еще какая она сильная вовремя вспахать под зиму, пахоту вложить. Самое главное, не проспать. Есть такие слова, в людях сказанные. Кто спит очень крепко в природе, тот просыпает свое царство небесное. У него не получается. Плохие всходы у опаздывающего в деле  человека.

    88. По агрономическому мы с природою легко управляемся. У нас есть, чем зерно посадить. Сила не прежняя, не живая, а моторная. Что хотим, то мы в процессе сделаем. Наши на это силы оседлать эту машину, и по сырому надо посеять зерно. А потом надо не упускать счастье свое, даденное природой. Она нас, как таковых людей тружеников, не захочет обижать своими возможностями. Спустит вовремя для нас этот дождик. Мы уже сами по-научному определяем свои сельскохозяйственные силы. Знаем хорошо, что данный дождик нашей прибавил силы. Наше посеянное растет массивно. Много и быстро происходит в зерно, что и нужно для жизни человека. Без дождя мы растем на часы.

    89. А хлеб всегда естественное требует, потребовал хорошего дождя. Этому всему сильному для людей распорядку мать наша не сильна нами, такими людьми, распоряжаться. Мы этот кусок хлеба, и приготовленное кем-то другое. Мать на этот счет свои силы потеряла. Она еле-еле … живет. У нее одна надежда на свою пришедшую старость. Сама в прошлом заслужила получать от государства пенсию, то она и получает. А все старое историческое долго с нами не живет. Какие раньше были сильные люди с живой силой. Кормили сами себя, одевали тоже, а дома строили по возможностям. Как поделались сейчас все сами без матери жить. Мы надеялись на свою силу, на ту силу, которая делает нам на нашей земле.

    90. Человек живет в жизни сам тогда, когда у него не отбираемое его здоровье. У него ум, как ум. На это надеется, на свою изложенную работу. Он ее делает для того, чтобы от нее получить хорошее. За это, что он делает в жизни, ему люди выделили оплачиваемый заработок. У него одно. Встал – думает, ложится – тоже думает. А когда человек думает об этом, у него то и получается. Разве это одно в жизни есть, что мы с вами делаем, и в этом получается. Мы радуемся, что у нас оно растет и прибавляется. Как наше это здоровье, которое идет у нас вверх. Мы с ним вместе лезем, и хотим завоевать вершину.       

    91. Мы с вами никогда не хотим терять свое здоровье такое, которое мать нам дала. Мать наша всех, она через это все отпала, не захотела так по нашему новому жить. Мы с вами ее дети, поднялись на свои ноги, и стали по-своему без матери своей каждый себе жить. Мы от этого дела все до одного человека зависимые. Хочется нам в этом богатеть, это одно у нас. А молодежь у нас всех такая. Мы с вами не хотим жить, чтобы было в этом деле плохо. Наше всех желание одно перед нами развивается – хорошо в жизни жить. Мы без матери родной этим добром занялись. Хотим, чтобы зима была такой, как нам хотелось в жизни.

    92. Она и к нам приходит так же, как приходила наша зима тогда, когда мать наша была жива. И всех нас она огораживала, и росла как никогда. Мы теперь свою родную мать, сильную в этом всем. Какая она была тогда мать, и побьет, и пожалеет, но силы создала нам она. А сейчас мы с вами взялись за свое то, что нам дает природа. Из-за нашей техники, из-за нашего такого труда, в котором мы прощались живые за счет этого дела. Надо бы жить человеку в этом, а природа не согласилась с нами. Взяла свои силы, и бросила на человека, сама в его тело ввела бессилие.

    93. Он не стал иметь сил, тех возможностей, которые были у человека. У меня, такого человека, родилась такая мысль. Раз мы не сумели сохранить свою любимую в этом деле мать, мы ее закопали. Она теперь не мать над нами есть, она произошла в прах, лежит в земле по своему развитию. У нее такое есть терпение в этом деле нас таких к себе ждать. У нее мертвый магнит за собою всех тянуть в землю. Она оставила нас всех на своей такой дороге, по которой мы шли, и искали для самих себя жизнь, которой мы не удовлетворились так же само, как наша мать. Мы ее сами закопали, закопают за это нас всех. Мы по дороге вслед пошли, и стали делать то, что все люди делали.

    94. А в человеке есть сила такая в жизни. Надо любить природу с кругозором и мировоззрением. Не надо будет заставлять, но надо на это приглашать. А волю надо такую заиметь, которая не будет в природе падать. Природа такая, она как никогда сильная и обильная вознаграждать человека за его одну для всех любовь, которая сделана в ней человеком живым энергичным и умелым.

 

1968 года 7 февраля

Иванов

 

 Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.08.

 

    6802.07   Тематический указатель

Мать родила не воспитала 6

Дитя воспитать по-независ. 11

Война за хорошее и теплое 32

Семья Учителя 20-35

Мы закопали мать, нас

Закопают  93

     

 

Иванов П. К.

Вторая серия о новой матери

 

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

      Мы с вами как люди сумели встретить родную мать такой, как это надо. Она была не в одних нас, и не такой, как она была. Мы с вами рожденные все люди, с которыми пришлось матери встречаться. И к тому же оставить позади все. Мать родная была перед дитем несмолкаемое любимое сердце. Сказать в любое время о таком рожденном в природе. Она нам никогда не скажет о том, что это не мое дитя. Я, говорит в этом деле мать, на этот счет скажу прямо. Для этого место обросло жизнью. У нас на это есть все, лишь бы только мать согласилась у себя в таком, как показала она.

    2. Это же место, да еще какое. Мы с вами взялись за это. Нас с вами окружила болезнь. Хотелось у своей матери, и крепко, и то, и другое у себя заиметь. Мы никогда не оставались без этого. Когда смотришь в высоту в небо, то тебе кажется это великое дело. Оно началось и делается нами так, как всегда в этом деле думается. Никто из всех живущих, особенно теперь мы, все свои люди, в этом деле не заикнемся и не скажем, что без матери можно будет жить. Это только наша хвала, и незабываемая наша слава.

    3. Мы такие рожденные люди, как чуть что такое не так, мы уже кричим, и хотим назвать мать. Это наше больное место, если только оставаться в жизни без матери. Мы давно-давно на этом месте. Всегда хочется крепко сказать, и заручиться в этом деле, что в природе, да еще такой, можно оставаться без этого. Нам нужно в жизни одно и другое. А когда в природе это есть, и мать как мать любительница, которая лишь бы захотела. Она своими силами для нас прибавит в жизни своей этого человека, который нам надо. Мать в этом деле мастерица. Хоть и тяжело приходилось в этом деле называть за это себя матерью, но зато хоть один человек родился в этом деле.

    4. Мы его так по имени назвали. Если бы этого у нас не было, то откуда это все бралось. Мы в этом всем произошли, и хочется про это все сказать. Мы без матери жить не научились. И нам хочется хвалиться за свое все имеющееся, которое будет нам надо. Мы для этого всего живем. Про это самое всегда говорим. Знаете, что нам сказал человек. Чуть с этого всего не засмеялся. Это все дело, сделанное нами, никогда бы не получилось без участия в жизни этого. Хотя мы родили у себя революцию, и это место мы прозвали, что это место наше.

    5.

    6. Хорошо было нам разговаривать. Когда наша в жизни брала революция, так она не давалась, чтобы остаться без всякой крови. Мы с вами жили и в этом воевали. Особенно нашим командирам везло. Говорят они нам свои слова. А особенно хотела политика пролезть, за что мы крепко воевали. Но никто из всех нас таких, как мы в этом деле поделались. С нами жила наша родимая мать, она нас по пути встречала, и тут же рядом провожала. Без всяких сил она не оставалась. Я был своей лошади всадник. Мы с вами такие наученные люди. Лишь бы нам командир сказал. Знаете, милые мои солдаты, тогда вы смело спите, когда не забыли про мать думать.

    7. Она же тебя такого родила и пихнула. Не сказала про это, что мне такому придется погибнуть. И без этого всего война не оставалась. Я, говорит человек, не той стороны, чтобы про это все забыть. Я красноармеец в этом всем деле. Про меня, как сына, такого воина, кавалериста, и мать моя не забывала. У нее было такое свое сердце не забывать, а все думать. Мать есть мать между природой и между нами всеми в природе. Я воюю, завоевываю не себе, а будущему человечеству, еще никогда нигде не рожденному. Как это перед нами делалось. Еще не дорос до возраста, до совершенства, а говорит и делает…

    8. Мать тебя, такого молодца, родила. Мать наша родная есть, и в этом она не отказалась быть. Когда мы с вами закончили бить врага, пришло в жизнь мирное строительство. Она и от этого не отказалась, а взялась, как мать, командовать. Она и про это наше все не забыла, стала в этом деле помогать. Мы взялись сами это делать. Нам потребовался уголь, мы его …зарубили. Все в один голос сказали, это не фронт, и не гражданская война. А любимый наш фронт трудового назначения. Про это все и мать знала, она своего сына снаряжала. Говорила: сынок, иди, это надо.

    9. С чем мы взялись за это дело. Думаете, мы забыли матери? Нет того человека на свете, чтобы он без материнского слова в своей жизни возрастал. Мать, она за это зовется мать. Но чтобы мы с вами, русские люди, в этом всем деле взяли, отказались, не пошли, как мы сначала пошли. И влезли в эту вот глубокую шахту, и там наковыряли угля. Со своими родившими силами его как горючее на-гора выдали. Без всякого такого хозяина, сами это сделали. В этом народная мать сбоку стояла, и помогала мне в этом. Мы с этого дня не беднели, а крепче брались и богатели.

    10. Мать наша кормилица есть. Она от нас далеко не отходила. Недолго мы с вами там работали. Нас так не знало государство. Мы заслужили в этом деле быть прямым нашим человеком у нашей великой матери природы. Она с нами через землю стала говорить, мы стали ее слушать, как родную любимую мать. Мы без всякого материнского слова ничего не начинали делать. Она как мать наша родная помогала, как будет для этого дела забить острый железный гвоздь, куда это надо. Мы с этого начали делать. Никогда не забыли про свою эту могучую в жизни мать. Она с нами, она помогала, и будет она в жизни помогать, если мы с вами про нее не забыли.

    11. У нашей прежней матери было. Она не данного характера мать. У матери не было того, что нужно было дитю ее. У нее раньше таких сил не было, как они сейчас рождены. У матери такое дело есть не в одном таком месте, где мы с вами добивались. И то в жизни делалось, обязательно будет надо. Мы для этого начинали. А кончалось временем. У матери это сердце было одно. Она хотела, чтобы природа взяла и переделала с этого в такую штуку, которой мы не делали. А сейчас нас условие заставило быть таким, как она была.          

    12. А время пришло такое, в котором мы очутились. И сказали в один голос: только мы это завоюем. Наше теоретическое понятие, оно заставило быть мать. Вам мать говорит за это дело: а какое оно есть или будет. Я, он рассказывает, по своей дороге шел, ногами ступал по ней. То мне об этом вот казалось. Как будто я не знал об этом. А когда я присмотрелся, и услышал это вот маленькое место, на котором быть не смог я. А вы знаете об этом хорошо. Мы бы с вами не брались и не делали. Вот чего вам об этом расскажу, как нашего такого человека с начала всей жизни повысили.

    13. У нас, таких людей, как есть мы, за нас, таких незнающих. Мне как родной матери неизвестно, когда немного пожили да покрутились. А вот чтобы точно нам сказать, человек обыкновенный простой. Чтобы мы видели, чего любимчик. Он наш такой, как все люди. Они на этом месте недаром жили. Не один он хочет это сделать. А без всякой такой техники. Мне хорошо не приходилось выучиться. А мать про это и до сих пор знает, что ее родное такое дитя будет. А когда в жизнь ввели это, то наш человек убедился. Тут он нам всем до одного правду одну для всех скажет. Мы в этом вот не кланялись, и очень крепко ждалось.

     14. А раз людям хочется, у них такая есть родная мать. Она же меня родила, и указала свою путь-дорожку  по земле проложенную. И как человека заставила, надо будет трудиться. То в жизни делалось. Мать этого не хотела. Она рождала таким, как надо. Сами люди живущие без мастера не остаются, любыми средствами делаются. Надо нам такой человек, мы его делали таким. Он у нас не был и не распоряжался. А сейчас люди дали общее имя. Мы бы его не хотели, он сам этого достиг. 

    15. Здесь в этой форме нелегко приходилось слово завоевать. Раз он для этого дела надо, то мы положили все свои силы. Не было такой созданной армии. Мы этому делу так не кланялись. Все это наделала мать. Как мне не хотелось ее слушаться. В природе просторно находиться. А вот сейчас люди поделались не такими, как получилось. К этому и мать не удержать. А вот это было надо. Никому не хотелось начинать. А кому-то, как начальному в этом деле воину. Особенно  перед нами всеми его назвали по-своему дали ему имя. Он не отказался от этого.

    16. Мать разве сама не захотела на человеке такой славы. Мы сами свернули право. А на свое такое место сами мы поставили. Кто в этом деле оказался. Донбасс – большая единица, которая сохранилась в людях. Я, говорит, за это воевал, немало убивал сам. Все это делала природа. Она дала человеку в руки. Человек на это все смотрел, и хотел воспользоваться нами. Разве это не мать наша, она зачинщица во всем. Пошла со своими детьми в бой. Нам в жизни своей потребовался уголь, да еще для наших заводов. Мы в этом деле большом что захотели, то и сделали.

    17. Человек, это наш Изотов, он родился таким меж нами. А природа во всем помогала, чтобы ему в деле было легко. Наши руки это сделали, они сами для этого вооружились, и сделали большую технику. А без нее ты ничего не сделаешь. У тебя твоя для этого мысль. Сегодня подумал хорошо, а завтра ты сделал. Один герой между нами оказался. И вслед за этим Изотовым со своим здоровьем пошел, стал было гнаться. А в природе не один он есть. Их оказалось в жизни очень много. Им хочется с природой воевать, у самих на это силы есть.

    18. Они без ничего не начинали. Хоть и были они молодые, но зато их научила сторона самая лучшая из всех. Мы такие в этом есть ребята на нашей этой земле. Дождались времени мы с вами. С оружием в руках вышли. Не посчитались ни с чем, а взялись за свою возложенную работу. Мы с вами есть люди, да еще какие способные к этому делу. Спасибо нам всем надо сказать за такую рожденную нам мать. Она у нас теоретическая. Много крепко не училась, а прошла всего десять причитающихся классов. Школа имела большое значение. Учиться ей было нехорошо.

    19. Она у нас мать образованная, читала, писала и считала. Но не делала того, что надо. Под окошком долго времени не сидела, и не делала свою старую чепуху. Луна всходила над окошком. Она же мать нам всем цыплятам. А нас приходилось поодиночке учить. Мы без всякой школы не оставались. Зима наша для всех была. Она для нас не приходила такая, чтобы от нее не хорониться. Бывало, какой день придет, мы его в этом дождались. А он возьмет и начнет шалить. Для нас под наши ноги подбросит снег. А мы такие в этом деле храбрецы, без матери не выходили на двор. И для нас это ничто. Она нас одевала, она нас обувала.

    20. Провожала на то время, где мы с вами просиживали не так это все даром. Мы учились на своих уроках, знали своего близкого учителя. В этом деле его слова не боялись. Когда домой мы приходили, улицу мы в этом не забывали. Надо было нам собравшимся гулять. Мы без этого не оставались в нашей деревне. А она у нас сейчас сделалась не такой. Старые прошлые люди умерли, их давно-давно не слышно. Некому затевать кулачные бои. Всю зиму напролет ничего не делали. Вышел на свой собственнический двор, на такую хозяйскую работу. Не успел чего-либо сделать, как уже кричат криком: на завтрак.

    21. Мы тогда такие ребята ничего не знали, нас наша мать этому не учила. И не хотела, чтобы мы чего-либо знали. Это такое нашими отцами завоевано, что наша молодая мать женщина от природы получила право во всем жить, как мужчина. Она сможет не в одном Донбассе объявить себя хозяйкой. Она же есть крестьянка, и к тому она есть труженица во всех делах. Для нее это не старина. Было когда-то без света ночь всю просиживала. Да думала, как бы так взяться за одну лошадку, да за такую нашу силу, и начать делать пахоту.  

    22. Я же мать кормилица и учительница на все такие вот примеры, которые нами начались давно. Но вот кончать это, мы с вами кончали, только не совсем хорошо. Учила меня мать. Просила она, чтобы я делался такой парень, чтобы не сказали о нем другие, а позавидовали всему этому. Надо было нам сделать, мы за это дело крепко взялись преобразовать свою мать. Она со своим понятием знает. Взяла в руки газету какую-либо, а наши писатели об этом пишут. Не стараются они спать, а все думают, гадают что-то сделать не такое, как было отсталое. Сейчас на лошадке не пашут.

    23. Мы учимся, читаем, но не забываем за нашу такую черноземную землю. Она заставила нашу мать курсы закончит на тракториста. У нее подход свой к нам нашего брата воспитывать в году. Так нас растила воспитательница. У нее для нас один подход. Я пошел по той дороге, по которой раньше не ходили. Сейчас делается асфальтированная дорога, да еще немалого значения. Начинается от края и кончается краем. Мы такие есть люди, всех нас теперь не узнать. То мы ничего не учили, а сейчас для нас школа, да еще она какая у нас. Не семь классов она, так десятилетка.  

    24. Мы в этом деле проходим, и учимся не на тройку с двойкой с вами. Нас заставляет наша совесть. Мы это делаем сознательно. Надо быть в сельском хозяйстве, мы учимся на это все так. В сельском хозяйстве требуется не один ученый агроном. Надо будет и плановик, и счетовод. Много у нас еще недоучек. Председатель – знающий человек, он думает очень много, а делать ему приходилось больше. У него под руками все. Сказал – значит сделал. Техническим помощником агроном, ученый он для нас человек. Знает хорошо по времени природу. Знает, когда время придет, и что когда делать.

    25. В селе… не в обиде делается. Зимой ремонтируется. Готовят в полной своей форме. У них бурят даже снег. А не то, что им требуется трактор. Это самое могучее. Как за собой возить плуг на пять лемехов. Но чтобы замориться, от этого ушли. На мать под окошком не сидит. Если она отдыхает это время, то спит в мягких перинах.

    Милые мои дети, она нам говорит, мы вам прокладываем дорогу. Идите и знайте, что нам нужно будет. В этом всем нашем учении не одно будет надо. Нам надо в этом физическое здоровье. И это нам в школе преподают. Мы готовимся ко всему, и не забываем про завод.

   26. Там тоже сидеть, она не сидит. А может, провожает в школу. Его как сыночка просит, чтобы в этом учился на хорошо. У нас таких ребят, как мы с вами одно время росли. Это будет в жизни нашей новая и большая картина. То ничего такого не знал в жизни, а теперь прочитал в газете. Она нам пишет новости обо всем, где что новое появилось. Говорят: там где-то за морями, за большими горами человек есть такой в жизни. Девять детей родил. Это притча большая в этом. Но чтобы жить всем, не приходится. Я, говорит это мать, не отдыхала. Все это делала наша мать.

    27. А вот наша мать теперь такая. Не тянет своим умением назад. И не хочет, чтобы у нас был один физический труд. Изотов, он нас таких всех учит, чтобы мы поделались, как Алексей Стаханов. Вот что мы ищем. Жизни своей, но никакой в этом смерти. Камушек лежит на дороге, он мешает нашей машине. Мы, как в этом подкованные, скорей его с этой колеи. Это все кажется, как будто сейчас мы с вами рыбу ловили. Но того, чего следовало нам, мы в этом деле проиграли. Эшелоны на рельсы ставим, стрелку правильно отводили. Это все наделала наша мать, она наша родная.

    28. Если только с ней разобраться, она наша любимая учительница. Не скажет нам свое плохое, окружит нас своим хорошим. Не будет нас заставлять, а будет нас всех как мать просить. Мы станем это делать, чтобы у нас родилась сознательность. Вот тогда-то мы возьмемся за высокую гору. И к нам придет такое время, мы взберемся на нее легко. А сейчас мы пойдем по дороге, которая не будет сворачивать. У нас местность наша сменится, и больше не будет такою перед нами быть. Учиться, мы научимся. Все равно наше дело будет такое… об этом напишется.

    29. А силы свои там применим, дорогу в этом сделаем новую. Школа для нас сделается источник. В церковь больше дороги не будет. Мы свои ноги так сделаем как никогда не больными. Мать наша родная скажет: дети вы мои родные, знаю хорошо про это. Из маленьких корешков мы вырастим  большие деревья. Или так построятся тучи от самой большой тучи. Мы только об этом видим. Знать нам никак не возможно. Человек так нам будет нужен. Мы с вами делаем ценную технику. Деревянную ложку мы делаем руками, без мастерства не обойдется.                     

    30. Мать старого покроя будет видеть дитя дорогу. Так в этом деле делает, как какая-то вечная красота перед человеком меняется. Как свет всегда бывает в раннюю такую погоду. Только скроется за горою солнышко, наши силы человека везде и всюду делаются не к жизни, а ко сну. Мы должны согласиться с природой, с каждым отдельным днем. А в нем неодинаковое время, и без ничего не проходит. Мы с вами думаем об этом, что сама природа с нами не говорит, и никому ничего не скажет. Возьмет от нас уйдет как никогда небывалая. Спокон веков природа жила.

    31. Только что сменилось, ушло. Не такое стало, как было днем. Наши глаза потребовали свет, и не стали больше делать. Не такая в этом жизнь… Мы сильные все сделать. Беремся за свой любимый сон. Ломаем живое, делаем мертвое. Для человека такая жизнь нынче. Он работает физически, или мыслит умственно. А завтра идет со своим нездоровьем под копыл. Тут в этом всем деле, и мать наша естественно не поможет. Мать моя такая женщина. По этому обряду надо будет в доме делать разного вида работы.      

    32. Особенно мы теперь жили, да смотрели на природу. Она в это время бушевала. Это проходило как раз тогда, когда наши дни рождали снег. На дворе так холодно, особенно когда ветер дул. Люди все, живущие на своих местах, даром не выходили из дома. Им хотелось крепко спать. У них работа больше делалась днем. А ночью занимались по тишине дельцы какого-либо нового дела. В природе дел человеку хватит, лишь бы он захотел делать. Вот причитающийся живой скот, за которым наша мать ухаживала. Ей приходилось рано подниматься, а поздно надо ложиться.

    33. Где какая проходила система. В городе землей наши мастера не нуждались. А надо было делать, чтобы зарабатывать эту копейку, которая рационально расходуется на всю нашу семью. Мы в ней дружно жили, кто какую работу делал. А деньги заработанные в дом несли. Мы ими сохранялись здесь. Нам нашему человеку необходимо жизнь неплохая, чтобы была хорошая из-за других людей. Они в деревне думали об этом, что требовалось человеку. Он эти продукты хранил, и всегда готовился с ними, чтобы на базар попасть не с порожними руками. Город или базар любил деньги.   

    34. А крестьянин с продуктом приезжал, его как око у себя берег. Служащий или рабочий того или другого труда у себя в кармане держал деньги. Особенно наша любимая мать. Ей доверялось нас кормить и одевать. Она нас встречала и провожала. Мы из дома так не выходили. Шли как дети свои в школу. Нас ждала к себе парта и общего характера доска. Учитель наш ею распоряжался. Он на это имел свою специальность чужое дитя порядку учить. Для него ничего не стоит обходительность, которую каждый человек имел. Для него надо в день кушать не один раз в своей жизни. И не глупую пищу приготовила нам мать.

    35. Если она родная наша мать, мы у нее все на одном счету. Она нами, такими детьми, не нарадуется. За ними ухаживает, с ними ведет любой разговор. У матери нашей такой, где бы она ни была и не жила, у нее должны быть руки как руки. Можно сказать, золотые. А какой у нее должен быть ум. Она командующая войсками. Через ее воспитание мы проходим. У нас большая выбрана ложка. Все это заставила наша мать. Не так сел за свой стол, уже как своему сыну или дочери она не побоится сказать. Любительница во всем.

   36. Ее так семьянин видит: мать своей всей семьи. Она красит любого человека, куда он идет со своим здоровьем. Без ничего она не посылает, берет его на учет своим умом. Будит его от сладкого сна. Как ей хочется, что бы ее семья лучше во всех отношениях жила, и пользовалась всеми правами. Особенно стол накрывается. Чем это зря не накроешь, и как зря не поешь. На это требуется посуда, она вид свой показывает на столе. А какая может быть твоя работа. Если ты умеешь ее делать, ты в этом деле всегда. Надо беречь себя во всяких отношениях. Работу надо любить, без всякого промаха делать, чтобы твое место оправдывало. Ты в этом деле стратег.

   37. Закладывала мать твоя фундамент. У матери хорошей делается, как за хорошим прилавком продавец меряет мануфактуру. Или в хорошей шахте под землей делается людьми в уступе лава. А в сельском хозяйстве какая мать. Она хочет не одной трактористкой, у нее способности такие. Взялась яичка собирать. Она такая умница  из всех. Без ее участия ни один цыпленок не выведется в своем месте. И не одна курочка выходится. Все нам дает наша земля. Мы не перестаем о ней думать, особенно наш агроном. Он ученый для этого человек, знает хорошо грунт земли, какую надо сделать снасть. Даже какую и где мать поставить, чтобы она была здесь мать.

    38. Хозяйка есть чистоплотная. Она же всему заводу мастерица. Да еще какая энергичная. Послать сюда на работу. Если матери не будет у нас. Не такой матери, которая не болеет о своей семье так, как надо. Какая будет наша мать, если она не тем занимается. Она же агроном или землемер. У нее под руками птица и животное выращивается. Это она есть мастерица, с любым человеком разговаривать, как будет надо сделать, чтобы мы сделались сознательные. Мы друг с дружкой живем, и в этом рождаем человека. Его как такового посылаем. Он идет туда, достигает. А бывает, и проигрывает в этом, как себя заставит в этом деле.

    39. Но вот матери такой непростительно убить свое родное дитя в своем личном теле. Хорошее делается хорошо. Но когда делается плохо, то мы в этом получаем плохо. Ни одна наша мать не делала того, чего следовало дитю. А многие матери вошли в руководство, стали хозяйки науки. Я родился в этом месте, где наши крестьяне жили. У них такое было дело за нашей землей ухаживать. Мы с вами это делаем для того, чтобы богатеть на этом месте. Чтобы была возможность наша в этом всем хвалиться, что мы этакие простые люди сделались Таврическими.

    40. У нас такие способности. Мы знаем такое место, где наша с вами земля делает нас культурными. Мы всю неделю напролет одно – ездим взад, вперед. То мы поехали на лошадях в степь, то приехали со степи домой. Для нас ясная картина есть, за живой худобой ухаживаем. Надо было упряжь. Для лошадки требуется хомут или шлейки с нагрудниками. Наша жизнь Таврическая. Мы с вами не ездим одиночкой, как ездит крестьянин на лошадке. Запрягает ее в оглобли, засупонит гужи свои. А сиделка на спине лежит, череседелкой опоясана.

    41. На ней ездит кое-когда мать, не подручная это работа. Так ездят бедные люди, особенно у нас в деревне. В такой большой деревне, которая жила не по Таврическому, а просто жили. Они так мешали другому жить. В маленьком Таврическом хуторке жилось, лучше не может быть. Он поселился близко к городу. Ему надо базар, он этим любит хвалиться. Бричка есть, не драги, чтобы молча приехать. На то нас называют Таврическими. У нас вся наша жизнь на колесах, да в наших руках.

    42. Мы имеем у себя корову, стараемся прибавить к ней. А коровка – это нечто такое есть полное для города производство. Мое дело, говорит мужик, я не сажусь на месте, и не просиживаю. А надо ехать в степь, мы утром спешим  попасть. А какая у нас мысль для этого дела. Не успели приехать на место, ты с быками вместе – за нашу землю в борозду. С плугами, с ярмами на спине пашем эту грунтовую землю. Это не городская наша жизнь, которую мы делаем в городе. Каждое утро мы на ногах в это место спешим, нас ожидает дело наше. Мы с вами идем к нему сами.

    43. Нас лошадка не везет, как это делалось в деревне. Мы с вами привыкли думать да делать, что принадлежит. Наши ноги нас в этом носят. Да и к тому мы этим кормимся. Мы нанялись это дело делать, нам за это деньги платят. Наша мать такая есть, теперь она у нас новая коллективного нашего труда. Мы перестали делать то, что делают в своем дворе крестьяне. У нас мысль не такая есть. Крестьянин спит с землей. А мы разговариваем на расстоянии с нашим добрым хозяином. У него добрая, хорошая душа, нам таким делать продукцию. Мы у него не одни есть.

   44. У нас по таким местам, особенно в нашем хуторе, говорят, наш Иван поехал. Рано-рано он собрался, с собой на время взял еду. Ему не так приходится кушать. У него лишь бы был хлеб, да к этому соль с водой. Природное совсем дело. А мы, кустари, такие люди, нам нашему делу надо помочь, да еще она будет какая. Лучше не может быть в жизни самому писать какую-то фразу, которая делалась человеком. Он запряг лошадок, да в свои хорошие шлейки, в звенящую бричку. А вы знаете, куда тарахтит твоя бричка на колесах.

    45. Да еще такая покрашенная во всем селе одна. Но не в городе человек, а в селе, да еще в каком селе большом. А в нем есть не как в городе. Не пойдешь в завод или кузню, где куется железо на любые и всякие детали. Надо нам кочережка в жизни, мы ее имеем у себя. Надо будет тоже борона в жизни, мы ее сделали для себя. А если нам потребуется гвоздь, мы тоже это смастерим. Разве нам не надо будет для нашего такого тела, которому требуется искусство. Оно у нас развивается хорошим и теплым делом.

    46. А разве это плохое в жизни: воздух, вода и земля. Мать наша этого невзлюбила. Взяла да спряталась не в живое наше существо, а в мертвое наше. Чего мы с дома побежали. Разве тебя кто-то там ждет. Тебя заставило условие, ты его у себя сделал. И хочешь сказать: для тебя в этом деле хорошо и тепло. А кто из всех может хвалиться в своей жизни плохим. Ученые люди для всех не думают и не гадают. Разве им не хочется, чтобы их мысль совершилась. Они думают не так, как всю жизнь продумали крестьяне. Где вы такую мать видели, чтобы она не любила своих детей.

    47. Разве рабочего не мать. Своему родному месту он никогда бы не был  шахтером, если бы ему не платили деньги. А разве мать знала, каких она родила своих детей. У них разные умы на это. Один родился с топором в руках. А другого человека окружила иголка. Кто и как на что работает. Ученый даром буквы не ставит, у него нет фразы, за которую он деньги получает. Герой оказался в жизни. Он жил и творил свои дела в народе со славой. А вот когда человек умер, тут уже пошло дело не то. Не хотелось никакой матери, чтобы ей пришлось умирать и в крестьянской жизни, и в рабочей жизни.

    48. Этого, что надо будет, для матери любой не сделается. Она умерла вместе со своими детьми, как все матери. Мы в жизни не встречали такого человека и там, и тут, чтобы человек наш сделался в своей жизни такой, чтобы он своего врага победил. А он как жил между нами, так он и будет с нами жить. В природе человек живет, и он делает то, что надо. Он доработается сам до того, пока его не заберет природа. Это такая есть наша жизнь. Сегодня мы делаем, и завтра делаем. А когда приходит наша смерть, мы не поспешим в жизнь.

    49. Наша с вами дележка с природой. Ум не работает, сердце не бьется. Мы с вами в жизни что делали? Хорошее и теплое дело. И что же мы в жизни, как мать получили. Наша такая зависимая дорога. Мать пихает своего человека идти  по дороге той, по которой проходили все до одного момента. Мать моя такая родная без своих сил не рождала меня. Она этой жизнью не интересовалась. Говорила свои слова такие: Боже тебя спаси. В этом оставаться придется. Мы ведь были крестьяне, мы не ушли от рабочего. Но такого в жизни не захотели – сознательно плохо жить.

    50. Все в своей жизни матери держали в своем режиме дитя. Она его красила так. У нее была жалость такая. Она не училась у нас, чтобы свое дитя просить. Считала, считает она, любимое свое место не какое-либо чужое есть, а свое любимое родное. Чего только она ни делала, и какой она в жизни ни была, такого в жизни не видела, чтобы ее слава на веки умерла. Мать человека родила не для какой-либо цели. А мать своему родному дитяти, имя его ввела. А вот глупое она не захотела, взяла да сама умерла.

    51. Ее дело в жизни – надо будет заставлять и посылать его. Но чтобы она просила, умоляла его как дитя, она этого не училась, и не хотела делать это. А когда ее дитя красовалось, то делала в своей жизни. Мать этим дитем радовалась, взяла и назвала молодцем. Он со своим здоровьем не жил. И никогда она не думала об этом, что ее такое хорошее дитя на веки веков умрет. У нее эти качества не рождались. Ни одна тать этого не хотела. Другой такой матери не было, и не будет никогда такой. Мать, она есть мать такая, хранит свое дитя.

   52. Мать видела в море волну, которая била в берег. А человек ждал свое время, когда оно и к нам придет, чтобы мы друг от друга не уходили. А искали его по природе, и опознавали его нужду, которую надо изучить, понять, как следует. А когда мы ее узнаем, научимся, какие надо средства, чтобы нашей матери в этом помочь. Когда она это услышит, что мы ей в жизни помогаем. И хотим, чтобы наша мать перестала на нас работать. Мы этим поступком легкое создадим. Условие будет надо такое встречать и провожать. Сказали нам: надо готовиться, и по-своему матери делать.

    53. Она у нас теперь не пряха, и не ткачиха, как она была раньше. И не хлебопашец земли. Теперь не собирается ехать в степь на свою долину. И не думала об этой работе. Бралась за доярку, доила молоко. Добрых наших людей кормила. Это все делала и наша мать. А нас, таких детей, в садик как одного проводила утром. А уводила нас вечером. Мы там гуляли по-своему. А мать наша ходит за машиной, хочет угодить земле. Она старается обработать. Хочется сделать по-своему по женскому началу. Было делает в этом деле лучше, чем мужчина.                                       

    54. Мы тоже так же поступаем, как поступает наша мать. В праздник, в воскресенье отдыхает, как все наши люди. Свой стол научного дела не делает, а делает свою любовь к нам. Нас, как детей малых, в хорошую одежду наряжает. Нам современную песню заводит, или же берет ногами сама танцует. Мы, ее дети, смотрим и учимся у самой лучшей в жизни дела. Мать наша не топит печь, как это раньше в жизни было. Топки часто не хватало. Да и к тому не было, с чего готовить. Мать жила в этом деле бедно, но зато нами она распоряжалась, как хотела. Нас оставит без всякой пищи, и мы сидели.

    55. Что нас ждало в этом? Большое такое терпение.  С предков мы учились. А мать наша в труде погибала. Сейчас наша мать не такая. Как держит мать природа. Она нам человека родит, кто не признает это все. Особенно будет на эту тему с учеными нашими, кто в данную минуту был народом приглашен для того, чтобы сказать  им, как матери родной. Чтобы она нам не рождала таких людей, которые задались цели в нашем обществе сделать удобное и хорошее. А в природе рождается новое, которое никогда не думали.

    56. Мы только об этом разговариваем. Рвемся в высоту для исследования там. Мы же не знаем, что делается на нашей земле в природе. Случайно никем никогда не опознано существо. Говорится по-новому по Иванову. Природу никак нельзя обмануть. Ее приходится опознать. Она скорей от всего сделается в человеческой жизни нехорошей стороной. Как мать наша родная рождает свое дитя? Как все матери родили не для того, чтобы умирать. Каждый родившийся человек, он родился для жизни, чтобы в природе жить неплохо.

    57. А человек хитрое животное, у него как у матери мысль. Всегда она гонится, и выбирает в этом место. Такое у человека родилось, плохое место зачем ему? Он хочет в жизни своей поселиться в природе так, как не селился человек. Ему хочется в своей жизни такой грунт заиметь, чтобы ему недалеко приходилось на чем-нибудь ездить за чем-нибудь. Двор не захватывается человеком, и он у него не делается пустым. За свою жизнь он не один дом поставит на земле для того, чтобы жить в нем. Чтобы удобство было.

   58. Для этого двери ввел. Особенно теперь для жизни многосемейной … коридор общего характера. Не надо ему собственность, которая была у человека. Начинай перечитывать по одной. Хочется не одну заиметь. Лучше будет в жизни своей, чем иметь мало в этом. Да так в жизни говорится. Легче будет иметь много, чем человек имеет мало. В доме одном не наживешься. Год это не один день есть. В человеческой жизни есть. Бывает, человек одного дня со своим здоровьем в жизни своей не проживет.

   59. Человек на это не смотрит, и не хочет никому верить. К себе другой тянет день не таким, как он был вчера. Он хочет видеть в жизни сам себя в природе не одного. Какой он хозяин есть на своем таком месте, если он живет в недостатке. Хозяин считается тогда, когда у него нет молока птичьего. А это не хозяин есть, живет в жизни бедно. Мы живем не для того, чтобы про нас говорили другие люди в природе. Живет мать в своем доме, она у себя рождает детей. Хочется красивым родить, да в жизни счастливым.

    60. А счастье не мать дает. Она только по-своему воспитывает. Не надо рождаться в жизни совсем несчастливым на месте. В природе такой, как она есть, очень тяжело человеку живется через свое незнание. Хочется в доме развить, чтобы не один дом стоял, и не один человек жил. Для одного человека не делался, мать одна не хотела жить. У нее одно есть дитя сын, другое дитя есть дочечка. Не плохая в своей жизни, а чтобы была хорошая в жизни. Не раздетая по земле ходила. Надо, чтобы человек был не голый совсем, а одетый хорошо, красивый в жизни своей.

    61. Мать родная этого хотела, как мать своего родного дитя, чтобы она его не вырастила и не сделала таким дитем, которого в жизни не было. Человек не хочет жить на свете в своем одиночестве. Ему хочется заиметь усадьбу не такую плохую. Чтобы она была для жизни со всеми удобствами. Есть дом один, на углу стоит, это человека не все. Для этого кошечку заимел. Уже в природе пошла жизнь такая, как надо. Собаку дворовую заимел. Это нам всем хорошо, что о нас думает кто-то. Да свои планы строит не во дворе своем.

    62. Он думает про землю. Про такую землю, которая дает человеку прибыль. Она не одну хату или дом заимела. Свою собственную курочку. А к ней не мешало петушка. У человека одно не бывает. Раньше он в природе не жил так, чтобы надеялся на человека, на такого хитрого человека. Он для этого закончил десять классов школы, имеет образование среднее. Знает хорошо свое место. Такое для него есть оно, чтобы беспрестанно думать не за одну курочку с петушком. У хорошего хозяина есть коровка и лошадка.

    63. Она не одна есть к этому. В пары запрягают волы, они человеку помогают. Ярмом возят за собой тележку, а в нее кладут нелегкий груз. И не один раз это делается, и не одно делается дело. Знаешь об этом деле, значит, человеку делается хорошо. Он даром это не имеет. Живую силу будешь иметь не для того, чтобы хвалиться. Ее держит человек для того, чтобы ею что-то делать. Живой скот плодят для жизненного труда. Одно время ими пашут землю. В другое время запрягают в драги, и едут туда, куда надо. А так чтобы зря, не поедешь.

    64. Пришла осень наша холодная, к ней люди готовятся, чтобы быть сильными людьми. У них для этого дела есть хорошая качественная снасть. У одного хозяина есть одно, и также человек имеет другое. Хочется человеку сильным быть. Лошадка – это одна есть сторона. А волы не такая совсем сила есть, экономная в жизни есть. И не скорая, а медленная. Но зато она делает хорошо. В природе человек не сидит, смотрит он вдаль, и видит свою прибыль. Особенно какой есть охотник. У него свое есть ружье. И есть своя живая сила, также сделана снасть.

    65. Как хорошо смотреть издалека на вот эту работу, которая делается человеком. В церкви один есть звонарь, но всех не дозовется для нее. Чтобы люди поняли его, что это он делает для нас, как хороший хлебороб своего хозяйства. А хозяйство не такое есть. У одного сильное оно, а у другого оно бессильное. Теперь мы не живем так, как мы прожили до этого. Верили лошадке и волу. А сейчас мать научила, дала свой разум такое место занять, которого человек не имел. У него одно есть в жизни – жить не бедно, а богато.

    66. Чтобы показывать свою красоту. Таких красивых мест в природе очень много есть. В самом человеке живом. Он родился для этого, чтобы делать красивую небывалую в жизни вещь, которую наши ученые взялись делать для всех. Они по-своему изучают  технически природу. Она перед ними красавица такая, которую они делают. Землю захватили. Что хотят, на ней делают. Захотели сделать с нее мертвое, ни у кого ничего не спрашивают. Особенно с животного.

    67. Конвейером все делается. И так же люди рождаются. Как на земле все делается на одном том же месте. Мы, все матери, прожили, да продумали и проделали в этом самом деле. Мы, матери, послали на фронт, чтобы удачно провоевали. Да врага своего убивали. Не знаешь, чего делать в жизни, не берись это делать. Мы, ученые все наши люди, учимся в природе, чтобы знать. А вот развитого врага мы с вами не знаем, какой он будет для нас. Думаем мы об этом деле, но чтобы точно создалось, у нас этого не было.                       

    68. Человек не думал заболевать, а его заставила болеть природа. У нее оказались свои силы естественного характера, без всякого искусственного дела. Человек в этом ошибся. Пошел по прямой дороге. А пришлось дороге сделаться на две неизвестные дороги, по которым мать проходила сама. А вот матери сын по этой дороге, по бездорожью, у него родилась мысль не матери. Прежде чем быть умным человеком, надо будет между людьми глупцом побыть. Разве маленький рождается умным в этом человеком. Он же, как старый, и малый от этого не уходит.

    69. Такая проходит на нас  любимая во всех отношениях. Ведь в природе одно не бывает. С осени дни не такие бывают. А постепенно понижение, к нехорошим условиям идет. А мы как таковые люди взялись за природу, за наш практический путь. Мы поделались зависимые. Наши люди не такие, а взяли в руки оружие, и пошли в природе искать то, что в жизни необходимо. Нам нужна земля, да еще хорошего качества, чтобы она давала плодов не мало, а много. Мы в этом деле богатели, и хотим богатыми быть.  

    70. Но у нас одно есть великое из всех. Мы по морям плаваем, по воздуху летаем. Нас природа пропускает. Чуть нам не скажет об этом деле, что есть возможность одна. Надо будет и уметь по земле нашей ходить не так, как мы с вами умеем. Наденем хорошие новые сапоги, или ботиночки женского характера. А у нас такие возможности есть пойти по дороге такой, по которой не ходили наши люди. А в наших людей не это водится. Лишь бы захотел человек, его в этом деле допустит, природа никогда не откажет. Свою сильную жизнь разовьет и поручит  ему.

    71. У человека ли одно будет это самое и прогрессирующее за счет хорошего дня пожить, да подумать о другом. Мы с вами не за это взялись. Надо будет полезное создавать. А в природе не как в чем-то, а в хорошем ключевом колодце. Мы туда пошли с ведрами совсем порожними. А когда набрали воды, стало сильно тяжело. А в природе делается человеком на своем родном месте. Мы не привыкли оставаться там, чтобы у нас ничего не было. Хочется, и крепко, богатеть. Стараемся в этом трудиться немало. Чтобы было легко, а приходилось быть тяжело.

    72. Мать если бы по-новому. Она про это существо знала, что ее сыну придется так в природе умирать. Вы видели, как он жил, и веселился на своем таком месте. У него во дворе, как у хозяина, такого любителя во всем. Он был в жизни своей профессионал, жил между нами всеми не так, как все жили. За что он ни возьмется сделать, под его руками горит. Промаха он никогда не получал. А в природе не одно крестьянство и не рабочая сторона. Есть еще коммерческая. Умеешь в жизни своей приобретать, умей меж нами и сбывать, чтобы была себе польза.

    73. Взялся за землю  свою. Или в ней надо рыться, чтобы сырье свое добывать. Свою потребность удовлетворять. У матери одной такой своя в этом деле семья. Она родилась в природе для того, чтобы жить. Да учиться надо в своем хозяйстве. Приходилось делать по материнскому. По такому делалось в жизни, как хотелось делать матери. Она заводила новую жизнь для того, чтобы семье жилось в такой природе неплохо. Приходилось у себя рождать, и воспитывать в этом деле свое родное дитя. Как ни трудно пришлось, но она его вырастила.   

    74. У меня, как у матери нашей, не одно сельское управление. Оно в жизни не требует сейчас от нашей матери, чтобы она собирала в степь со своей живой силой. А сейчас в степи все делается. Там работает кухня. И вместе с агрономом мать творит свои дела. У нее одна мысль: как будет надо в жизни, чтобы ее родное дитя не было в жизни таким, как это было раньше. Собирается в школу ученик. А ему надо костюм. Ему надо, что покушать. Мать его родная терялась, не знала, что собирать.

   75. А сейчас в этом условии, говорит наша мать, уже мы про это вот самое не думаем. А приходит такое время для нас, таких матерей, заботится наша советская торговля. Она для нас мастерица. У нее иголка с ниткой. И в станке стоит машинка. Человек, как хороший мастер, мечтает об этом деле. Мы учим детей своих не по какому-то старому делу. У нас ученик как ученик, не отступает от своего. С первого класса берется, и лезет на высокую гору. Хоть и трудно ему учиться, он считает, это надо. Такое время настало в своей такой жизни.

    76. Наши отцы с оружием в руках, да наша мать родная в этом деле отстояли. Взялись за маленького мальчика, за такого человека у нас, кто на сегодня не боится. А ступает по следам матери. У нее под своими руками расположена газета. В ней нашу жизнь описывают, как одно время писали за нашего водителя паровозов Кривоноса, который достиг в жизни. Своя мать никогда не переставала пускать в жизнь свои слова. Она его такого провожала и говорила ему так.

    77. Вот, вот, сынок, скоро ты сам у нас будешь таким, как твоя родимая мать. Не будет у нас такого недостатка, и не будем мы так жить. Далеко мы не разъезжали, жили на одном месте. Нас всех учили одному. Если твой отец умеет жить за счет такого дела, а почему не взяться за это молодому молодцу. Разве у него нет рук, или он совсем без головы. У него, как человека, есть все. Особенно бьется сердце, через него создается вся жизнь. Ключ всему дело это. А в природе такой, как она есть, много еще такого в жизни не открыто.

    78. Сама природа сменилась. Не такая мать сделалась, как она раньше была. У нее теперь не газета в руках, а чистая тетрадь из бумаги. Она в нее записывает свои дела, строит свою историю. Она у нас такая есть поучительная в нашей жизни. Мы в процессе учимся, нам природа помогает свои ворота отворять. А мы в этом деле достигаем. Как один ходим в школу, учимся в этом деле. Хотим сделаться мастером, или нашим хлеборобом, кто со своей землей носится, как ученик с книгой. Надо ему изучить урок.

    79. Он его зубрит наизусть. Надо будет написать чисто по русскому изложению. Он пишет цифры сам. Для него это ничто есть. Он лезет, поднимается сам. У него одно в голове – дойти до самого ученого такого, кто лазит в небесах. А про землю он совсем забыл, про кормилицу такую, с которой приходилось разговаривать, как с какой-то особенностью. Мы знаем человека, ему за его хорошее все низко клоним головку. Говорим свои слова. Нас учила так наша мать, у нее были свойства одни для всех такие.  

   80. А когда у нас человек знает очень много, у нас есть одно у всех такое, мы его ждем по часам. А когда он приходит на место, то мы хорошо знаем в этом, что нам не приходится сидеть так, как сидели наши предки. Они делали в своей жизни то, что сделала наша история. Нашу эту землю ворочали ежегодно один раз. А сколько раз в день человеку приходится одеваться. Да кушать садиться за стол. Если подсчитать все, что делалось человеком в жизни, нет этому конца и края. А вот его родной жизни, не хватило его сил в этом.     

    81. Он их, как и мать родная, эти свои силы потерял. А чтобы их найти, как это ищется человеком в природе, очень трудно искать эти силы. Мы их потеряли в этом. Наше незнание заставило сегодня наесться досыта, и напиться воды от жажды. Это всех нас такое дело. Мы идем по дороге этой, на которую обращаем внимание. Думаем одно, а получается другое. Всю весну проработаем, да проходим своими ногами. Хотим доказать всем нам, что мы умеем жить в этом. А когда разберемся во всем, дело наше нехорошее.

    82. Мы его сделали на нашей земле сами. И мать тут не причем. Показала сама природа, она это все человеку поручила. И на земле это сделать, и на воде кораблем плавать. А в атмосфере в воздухе плавать, а по земле такой ползать. Это все делалось человеком. Он начал место выбирать. За счет его жить пришлось не так, как живет птица, или ходит зверь по природе. Человек заставил себя, чтобы он вовлекся. Человеку хочется кушать, ему хочется и одеваться, как какому-то человеку, одному из всех.

    83. Природа такая есть мать, она нашего человека начала любить, что заставило человека в этом деле с человеком на одной равнине жить. Земля никем не захвачена, большие пространства лежат. А у нас такая мать со своими щупальцами проложила. Как чуть что такое, говорят, нашли в земле новые какие-то залежи. Геолога заставили мы. А уже им мы хвалились, что не убили нас всех таких нехороших людей. С нами, такими людьми, а они уже прожили свое. А как они думали о своем, не забывали о сделанном росте моей всей жизни, которая зависимое дело.

    84. У грача, черной птицы, не такое совсем сердце. А у человека, как у маленького соловья. Он только голос свой развивает, как на базаре торгаш свою продукцию справляет. Не надо будет читать про героя ни в какой фантастической книге. Шатер цыганский по солнышку некрасивую картину показал за такой кипучей работой. Горн цыганской поры. Топить огнем нельзя. Но только она есть цыганка, как родная в шатре мать своих любимых дробных цыплят. Поет национальные песни, по-своему цыганскому танцует.      

    85. А когда идешь возле леса дремучего, возле горы на отростке сорока сидит. Она бы этого не сказала, что цыган цыганке говорит. Это будет наш такой табор. Мы своей семьей стояли. А наша мать цыганка в селе над другими такими матерями, которые растят своих детей. Говорит им мать цыганка. У нее слова вовлекают мать, нуждающейся счастьем. А оно не дается само человеку. Надо будет в жизни заслужить, это наше такое будет счастье, с которым человек считался. Он не для чего-либо выехал в степь. И там разложил по холоду костер. Наша в этом деле бдительность знать всю настигнувшую природу.

    86. А у нее такие дороги, по которым надо человеку проходить. Мы жили не в цыганском шатре, да свои силы в этом творили. Наше было такое русское село, а вокруг его были хутора. Не какие-либо такие места, в которых пан развивался. У нас, русских людей, в народе не процветал такой режим. Больше от всего верили в Бога.

    87. Мать не у одних нас есть такая людская кормилица. Она сидит в гнездышке со своими дробными яичками. А их птичка не за один день снесла. На это затратила энергию в этом всем деле. Птичка со своим солнцем играла. То она поднималась вверх, и она спускалась вниз. Переставала на земле петь, когда садилась на свое место, где встречалась она с ним. Какая между ними была любовь, если вам таким рассказать. Когда одни наши такие рыбаки забрасывают сеть, они думают про то, чтобы чебак поймался или щука не ушла.  

    88. А коршун большая птица, которой приходилось подняться, и оттуда приходилось смотреть. У него глаза дальновидные. Любую живую маленькую разузнают, она или он. Мы же задумали посеять на этой грунтовой земле. Просто хотелось сделать, потрудиться, как надо будет. И в этом деле подождать. Как мы такие ждали своего годового большого праздника. Мы на этот счет крепко готовились. Из маленького большое делали, как наш деревенский коваль своей кувалдой, молотком стучал. Это была наша деревня. Да еще вовлекался в свою кузнечную работу.

    89. Работал на земле человек, думал он про природу. Про такую природу, которая тянулась от самого моря и до самых высоких снежных гор, откуда нам тянулись реки, шумные мутные воды. А человек на паре буйволов из леса вез полный воз дров. И это будет нам таким надо. От деревни до деревни одной проложена асфальтированная дорога. Она нашу глубокую реку со своим мостом переходила. Легко-легко переезжали наши грузовые машины со своими причитающимися грузами. И мать наша на это посмотрела, как своим детям ничего такого не сказала.

    90. Судьба наша человеческая родилась из наших высоких гор. Это просто Кавказские горы, которые немало тянулись. Им хотелось, чтобы люди не про это одно из всех знали. Знали про этого человека, у которого хранилась тайна. Она не так это делалась и делается. Как у речки самая главная, это одна из всех лягушка общая. Она любит перед дождем, она дает людям всем близким, что наша природа даром тучи не разовьет. А просто так сказать про это самое из всех людей, которые садились, рядились, как какая-то мать.

    91. Она такая родительница из всех, учительница в наших школах. А туда не одни дети входят, много учатся взрослых. Галка птица поменьше от самого грача, она умеет с ним жить. Как какой-то ручеек воды из ключевого холодного колодца. Мы проезжали на машине, даже на этом месте не остановились. Одни только автобусы, полно набитые людьми, им  так крепко захотелось курить. Жажда большая убила. Нам не приходилось ждать. Вот это острая могила, и там я простаивал днями. А сейчас то завидую… 

    92. Она меня заставила стоять там. У нашей матери есть все родившиеся в природе силы воевать с природой на всех своих фронтах. Мать участница быть в полях воином всем. Также она сможет быть в любом месте механизатором. А на водном транспорте она может родить такого водителя кораблей, одного из всех нас. Мать участница любой работы умственной, такой, как руководитель колхоза. И всех летающих аппаратов мать своего дитя участница. У нее к этому рождены все жизненные способности.

   94. И хранительница во всем. Она находится для человечества в любых поисках, в этом деле инициатор. Без ее участия ничего не делается. Особенно работает за машиной, трактором. Она знакома с землей, ходит со своей машиной по нашей рабочей земле. Растит для нас хлеб, чистое зерно по конвейеру катится. И выращивает в природе на нашей земле овощи. Она хорошая огородница. Не смотрит теперь на небо, и никого она не просит. Слушает природный прогноз. У матери в голове вьются разного рода планы, на все научного характера мысль.

    95. А какая она для природы мать. Она весну открывает своими родными силами. У нее есть все возможности поручить человеку дело. Мы без материнского участия никакие особенности не делаем. Надо будет бороться с природой. У нее нам это есть слова нас с оружием в руках провожать. Мы едем вместе в Арктику, она с нами летит в самолетах, плывет с нами в ледоколах. И также она есть геолог. А у нее есть начальник. Мать, она изучает воздух, воду и землю. Без нее мы не рождаем человеку никакой в жизни мысли. Она без матери не дается.

    96. По Иванову, она является новая, никогда не умирающая. Нам надо через мать этого в жизни добиться. Мы с вами живем на земле. Ищем в природе по новому началу независимую сторону. Даже мать это подсказывает, что будет это в жизни своей. Родится человек на это все, завоюет в природе силы. Вместе с матерью предрешит. И скажет в один голос про это самое в природе нашей на закаленном человеке, на тренированной матери. Она была мать, и есть сейчас мать, и во всех отношениях останется матерью.               

 

1968 года 23 февраля

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.05. С копии оригинала. (1205)          

 

    6802.23  Тематический указатель

Аборту – нет  39

Независимость  96