Иванов П. К.

Дочь

 

1968.03.29

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127).

 

     1. Сегодня праздник воскресенье, и к этому дует с низовья ветер. Я, как этой книги автор, по нему быстро пробежался, как какая-то на это дело особенность. Можно будет похвалиться, как это люди говорят про мою способность. Я писатель, и на это взялся за прозу, за нашу дочь. Она между нами такими родилась, и свое место заняла, и свою принадлежащую область, даже район какой-либо. Я, как природное животное, но умом развитая. Хочу сказать про свое рождение в этом деле. Я не предъявила никому никакой претензии, чтобы быть в жизни человеком зависимым.

    2. Я человек такой, как все люди с женским понятием. Я хочу всем сказать про все сделанное с теми людьми, кто стал растить и учить меня, чтобы я одевалась не плохо, а хорошо. Словом, украшала себя. А кормить себя вкусным, сладким и жирным. А в доме чтобы я жила хорошо и удобно. Мои силы поднимутся на свои произвольные ноги. Я буду перед родителями дочечка. Уже меня цивилизовано назовут за мою обходительность, которая не одна такая была. Вспомните, за что меня и вас любили. Я и вы делали. Руки мои не ждали, чтобы меня называли дочь. Я такая взрослая, как и все были предки. А мы же пока дети, да еще современные люди будем. Если по-моему не будем делать с вами, кто нас осудит.

    3. Мы с детства с первого дня. Когда мои молодые годы проходили, то уже мои родители были во всем своем довольные. Это моя работа, она моими делами моих родителей обязала. С этого времени назвали не по имени, как нас всех звали. Я заслужила за свое все услышать вежливо «дочечка». Меня родная мать, и та не пихала, а всегда просила: «Пожалуйста, сделай для меня». А мама моя или мой родной отец, они не любили на кого-то смотреть и надеяться. Я хорошо сама об этом деле знала. Я тоже в этом стремилась без всякой науки. Особенно день наш, он для этого дела с утра пришел. Мои глаза смотрят, что делается в нашем условии. Я слышала, как моя мать и к отцу отзывалась, как парочка голубей. У них была своя договоренность, их учила обстановка наша семейная. Их никто не заставлял и не просил.

    4. Какая в этом была их и моя любовь! Я тоже, когда вижу издалека, где только ни была. Моя мать время знала, что в эту минуту не одни мы в этой местности жили. Она, как все наши матери, для всех. Затарахтела ложками, я вижу, что ей необходима своя помощь. Она мне никогда не дала несогласия в этом деле. А наоборот, к этому мои руки допускала. И чуть мне, как дочечке своей, не скажет об этом деле. «Милая моя дочь, рано браться за все это». А когда только сама вникну в это, то и она – мне. Без своего спасибо никогда не оставалась. А вот если у меня, маленькой такой девочки. Я ведь в этом не перед своими родными заслужила, чтобы меня за мою создавшуюся походку. Я была, если посмотреть издалека. А меня моя мать родная любила, как свою дочь, приукрашивать, чтобы никто из всех наших близкий и далеких друзей. А вы знаете, когда мать свою дочь ни нарядит. Всегда.

    5. И я, и другие мои ровесницы, они тоже для этого всего заслужили быть дочерями. А в природе такой, как мы ее притянули, увидели, как наше солнышко себя показало. Оно так по тихому природному условию вверху по небу плавно поднималось, и становилось на своем месте. Как я такая для них родимая своя дочь. Мы привыкли из самого начала нашей жизни хорошо на это все обращать внимание, и об этом нам говорить. Я тоже им являюсь дочь, да еще не какая-либо, а близкая. И в этом деле во всех отношениях развитая чего-либо хорошенького на вот этой арене поставить, как делающая в этом дочь. Другие люди не скажут о моем, подготовленном в этом. Я по своему детскому возрасту, и по моей такой в жизни быстроте. Я не жду, пока меня будут мои родители звать, и не как-либо, а дочечкой будут величать. А как это нами всеми, отцами и матерями, делалось. И увидела мать или отец, или кто-либо постарше.

    6. И начнет свой голос в этом деле повышать. Мол, Машка или Дашка. А она даже забыла, где она есть, и где чего она делала, даже в этом всем забыла природное время. Я дочь своих родителей, у нас хороший сад в ограде. Какие у нас деревья, они никогда такими не бывают, как наше дерево яблоня. Всегда она без чего-либо стоит зимой голыми обледенелыми отросточками. А когда это время, вроде климата, мы в природе ничего в жизни не встречаем. Наше для всех нас таких людей. Как мы с вами ждали, так и дождались. Подул легкий теплый ветер, он весь снег застаревший. Откуда-то взялась из снега вода, покатилась по всем своим яркам. А травка у нас в саду зазеленела. И весь наш выгон переменил свой вид. То он был в природе белый, а сейчас делается зеленым ковром. А вербы недалеко от ручейка стоят всякими видами, они поперед всех деревьев начинают цвести. Мы привыкли всегда об этом всем говорить, и крепко скажут наши старшие любители в этом. Они смотрят на все, что в жизни делалось.   

    7. Это будет не все, про что мы как раз рассказали. Это не все есть в природе. Расцветают такие пахучие плодородные деревья, которые развивают свои цветки в запахе. Мы когда выходим на свой балкон, то невозможная штука происходит у нас между такой семьей. Я, как дочь их, сижу да со вниманием про это слушаю. Мой отец так без ничего не сидит, а что-то из такого любительского читал нам вслух. Особенно он интересовался прочитать в газете центральной про любительский спорт. По-моему, мои силы в этом деле. Наш возраст заставлял, в этом духе питал. Особенно моя способность, которую я, как дочь, имела. Перепрошу, остановлю своего папу, такого понимающего, если он возьмется нам двоим с мамой рассказывать. Особенно многих взрослых тревожил в это время футбол класса «А».

    8. Наши команды Советского союза делают свою такую встречу, про которую не наслушаешься, когда бывает встреча двух сильных команд. Московская и Киевская играют, разыгрывают кубок в Москве на стадионе в Лужниках им. Ленина. Я своему папе, как родная и любимая дочь, без своей зародившейся для него моей вежливости скажу, назову его папой: «Вы извините меня, пожалуйста». А он не один раз так меня слушал, и любил про это рассказать. Я ему не говорю, а спрашиваю у него. Он тоже меня, как свою дочь, слушал, и старался с улыбкой своей ответить. Я говорю не про что-либо такое. Хочу знать, за кого из всех игроков любит болеть. Я, говорит своей дочери, люблю смотреть и слушать по радио про одного вратаря международного Яшина, на кого свое внимание обращаю.

    9. Это наш московский человек, зародившийся для этого искусства. Есть и такие игроки, как в сборную Советского союза входит киевлянин Сабо. Мы только про это разговариваем. У нас в нашем государстве разве только один футбол. Есть интересная специальность. Звеньевая на нашей земле выращивает на хорошей подготовке. Тоже дочь одного крестьянина, она выращивает высокосортную кукурузу. Какая она растет большая, заснята вместе со своим агрономом. А я по условию не по сельскому управлению дочь своего отца. Мой папа мастер одного цеха в металлургической промышленности, свою работу в коллективе делает аккуратно. Я сижу да думаю про свою такую дорогу. Мне в этом придется когда-то идти по своему возрасту в школу. Думаю сама не о себе лично одной. Я есть в своей семье, и то я стараюсь на пути своего развития. Меня заставляет наше положение делать в такой скромной нашей семье, где без всяких слов мы не обходимся.

    10. Я дочь своего родного папы, который своей любимой дочечке не успеет сказать. Как она спешила про что-либо случившееся в доме за это время, когда я был на своей работе. Она не хочет у себя такого начальника молчаливого у себя в цеху иметь. Рабочие – это есть наши труженики. Они делают ту продукцию, которая требуется не одному сельскому хозяйству. Сталь нами вырабатывается хорошего качества. И мы ее выпускаем столько, сколько нашим людям в производстве надо. Сталь эта хорошая, заменяет алмаз. Мы  стараемся сделать из сырья самую лучшую сталь. Она у нас делается так. Как я своей любимой дочери хочу набрать самое лучшее качество, на ее взгляд, любимое такое платьице и хорошие детские туфельки. Скоро, скоро она со своим здоровьем потащит через свой порог на порог начальной школы. Это будет, и обязательно между нами назреет. Эта наша дочь любимых родителей доживет.

    11. Мы с вами это время увидим и дождемся. Особенно наша великая природа дни подошлет такие хорошие приятные на каждом месте. Особенно нашему хлеборобу труженику в поле. На таком грунте мы поселились, живем. Без всякой воды здесь ничего не растет, и не делает земля никакого урожая. А сейчас мой папа нам с мамой рассказывает про нашу такую огромную развитую на людях науку. Наши ученые додумались и сообразили канал для этого дела проложить. Мы практически научились добывать с этого места свое крестьянское сырье. Особенно наш казахстанский хлопок, он нас всех научил на этой земле эту сырьевую продукцию получать. Я, говорит мой папа, делаю им железо, в ассортименте возделываем сталь. Как хочется посмотреть на такое хозяйство, в котором работают все наши дети, наши школьники.                                      

    12. Дочечка наша уже об этом думает, у нее на счету ее годы. Ей хочется в жизни встречаться с такими днями. А их встречают по природе не одни спортсмены. А люди собираются на своих съездах. Ученые всяких специальностей, и экономистов, и политических людей разрабатывают и решают всякого рода дела. Мы копаемся в природе по всем разным странам. Хочется найти для всех нас, живущих на белом свете людей. И между всеми нами говорит папа с мамой про свою такую маленькую не учащуюся дочь, которая только думает да собирается поскорее набраться своих сил для того, чтобы мои ноги меня носили. И в жизни на себе несли то, что только полагается. Человек наш такого сложения, он шел по своей дороге по условиям. Ему разве не хотелось сделаться таким небывало новым человеком, как он между нами зародился. И мы такие все свои, близкие к человеку, пожить одно такое прекрасное на этом месте, где мы с вами избрали такой вечерний случай. Мы с вами всей семьей на вот таком балконе перед нашим близким садом, он у нас, как какая-то особенность в жизни. То он ввел, и дышал своим ароматом. А сейчас такие уродили плоды, вот, вот нальются, и созреют в полноте.

    13. А наша дочь уже поднимается на свои произвольные ноги. Они меня такую чистоплотную носят. И можно будет хвалиться тем, что они не подвергались никакому детскому заболеванию. Уже можно сказать о таком случае хорошей стороны, в которой мы очутились. Хотя мы сами молодые люди, нам в этом жить бы, жить до своего времени надо. А время, на нашем дворе солнышко скрылось за горою, уже стала темнота. Дворовая птица на свое место села. Все большие насекомые и бабочки летят прямо на обжигающий свет. Мы втроем без огня свои места заняли, и проводим о прошлом. Особенно дочь нам рассказывает про старую жизнь предков, которую наши люди индивидуально проводили. Собственническая жизнь нашими отцами оставлена, она делалась в природе в большом недостатке. Были в этом деле такие бедные, неимущие люди. Они у себя даже снасти никакой, плуга для пахоты не имели. А борона зачем ему, если у него нет живой тягловой силы. А что мы сейчас сделали. Дороги поделали асфальтированные. По тем местам, где раньше без пешего хода не обходились, сейчас там дороги. Автомобильный транспорт прогрессирует. В природе есть люди, кто нуждается в скорой поездке. Он знает, где автобусы ходят, и они человека любого подбирают.

    14. Автобус наш, водитель государственный. А человек чей? Наш. Ему приходится голосовать, руку свою поднимать. Водитель видит, делает тихий ход. Говорит: надо взять человека. Мы не об одном всегда эти вечера на балконах проводим. По выходным дням мы утренние ранние зорьки просиживали тогда, когда наше солнце пробиралось между садовыми деревьями. Нам кажется, в этом условии живут люди все, не имеют у себя нужды. А она у кого-то есть разная, но не одинаковая. Не знают, что делать в этом деле. Особенно люди, живущие на белом свете. Разве можно в природе капризничать. Говорит нам всем про себя лично, мне ли на своих таких родителей не обижаться. Или я не умею делать так, как делают другие, своих родных или кого-либо постарше. Они совсем не такого покроя. Эти дети без души и сердца. Они не болеют, чтобы ты нигде никак не делал в своей жизни. Это с таким поведением они в природе рожденные. Надо рождаться нам всем, и сделаться перед всеми близкими.

    15. Они между всеми такие живые существа. Я тоже являюсь природа. Мне надо также во всех делах быть капризным. Мне сказал, как подчиненному человеку. Я слышала, но не сделала. Мне казалось, это не касается, и очень тяжело проделывать. А у меня, как у метеора, рожденное и выхоженное мое любимое сердце. Я люблю своих родителей. И мое желание – только сделать не как зря. Мне надо быстрота. Я ее хочу так сделать, чтобы люди другие увидели, и обратили внимание на мое все. Надо человеку быть таким делающим. А ты старайся сделать сама в природе.  Да еще в большом, можно сказать, центре. Две сестры родные жили с разными профессиями. Старшая сестра, у себя для жизни комната другая. Бухгалтером работает, и себя кормит, и  сестру кормит.  А это между ними не ладится, доходит до злейшей драки.

    16. Применяют в этом бою руки, часто за волосы такают. Никакого в этом мира. Значит, дочь наша такая в своей жизни, у нее, как в природе найдено. Наша дочь такая есть. Мы ее просим и умоляем своим сердцем, душой пока она такая есть в жизни своей молодых лет. Надо будет жить по-нашему, по-старому, как делалось до этого времени. Не нашлось ни одного человека. Чтобы взяться про эту дочь написать. Что она у нас первая, и не такая, как все дочери поделались женщинами. Они не делали в природе то, что наша дочь сделала. Она стала интересоваться в природе жизнью. Мы, как родители, ей не показывали. А хотели, чтобы наша дочь такого возраста за это дело своими руками не бралась.

    17. Мы в состоянии сами это сделать. Мы не потеряли в этом всем свое здоровье. Ни у кого не просим, все делаем сами. Наше в этом деле есть такое неумирающее, как у всех, оно продолжается вечно за счет. Дочь у нас рождена в этом духе. Мы ей, как здоровой дочери, доверяем, но не хотим, чтобы она вникала в это все. Мы от нее слышим не вредное. Она нам говорит. Какая я по истории родившаяся ваша такая дочь, если я не буду по вашему развитию про это самое дело знать. Чья это будет в этом деле такая помощь. Вы меня родили для этого, чтобы я у вас росла и поднималась, как никакая другая дочь. Она тоже женского пола, хочет у себя заиметь в этом возрасте куклу не плохую, а хорошую.

    18. Говорит нам, отцу и матери, дочь. Я для этого рождена, живу в природе, и я делаю то, что нам всем приходится делать. Мы в этом рождены, идем по дороге, по такой кучерявой. Она для нас такая начинается, чтобы мы все очутились не за куклой, а за чистотой, за хорошей гигиеной. Я не хочу, как ваше любимое такое дитя, красивое. Вы его родили для того, чтобы я так медленно поднималась, и ничего не делала. А у вас на конце села просидела свой век, ничего не знала. Это моя есть наука такая. С первого дня свои глазенки открыла, и увидела вашу такую любимую заботу о своей любимой дочери. Мы ее берегли этим, ручки, ножки скручивали, старались мы. В этой тряпке в свивальнике я целыми днями и ночами спала. Вы же взрослые люди, понимаете об этом деле хорошо.

    19. А меня, как дочь родную, держите в нехороших условиях. Я такой не рождалась, и не была у матери в животе связанная. И спала так, как меня научили родные. Это хорошо? Надо сказать спасибо нашей великой матери природе, что она не пошла со своими силами. И не стала мне связанной во сне мешать, а разрешила выбраться с этой мучительной жизни, которую мои родные сделали. У них такое было желание, они у себя имели покой. Когда я была в этом всем начальное дитя, тогда где были ваши глаза, и что вы тогда делали ушами. Вы были человек, да еще сильный меня такую родить, и увидеть перед собой такие мои силы. Они у меня рождены, как родило в природе плодородное дерево свои плоды годичного характера. Всю жизнь напролет делалось  природой так, как мы видим.

    20. Всю зиму стояло дерево без всякой прибыли, голое, без листочков, и не было ни одного цветочка. А сейчас где-то взялись зеленые растворенные листочки энергичные. Каждый сам себе живет, и он же по-своему разговаривает. Он хранит своими силами цветок, и его желание – оставить больше плодов. Но он не природа, и не воздух с водой, да земля есть, которые вечно это делают, что сделали мои родители. Они меня с условий вытащили, и поставили на мои такие ноги. Я уже дочь ваша, и считаюсь в природе человек, не мужчина, а такая же самая дочь женщина. Мы с вами только не знаем, какое место в природе на фронте займу. То ли я буду агроном, то ли я сделаюсь химик, или председатель колхоза, или инженер буду, директор завода.

    21. А может быть, я сделаюсь коммерсантом. Это будут мои силы на это. Я дочь этих родителей, смогу спросить у них о моем таком рождении. Что их заставило в этом деле так родить, и для чего я такой доброй, как я оказалась? Не будет лучше для меня, такой дочери, чтобы я у своих родителей ничего не делала, а научилась быть без этого всего? В природе не учиться так теории, так физическому труду. Природа этого видеть не хотела, чтобы я этому являлась, как дочь. Мое дело одно – годить, годить своим родным, близким. А когда бы я ни была такой, как я оказалась перед всеми людьми, им я понравилась и другим людям. Особенно мой поступок заинтересовал Иванова коснуться моего жизненного вопроса.

    22. А что если бы это была правда в этом. А за правдой очень много делали свои индивидуальные попытки. Как Седов шел своим ходом открывать холодную северную часть. И также другие показатели. Храбрецы, вожаки, мыслители вместе с Богом завоевать загробную жизнь, которая нашего брата в бедности указывала на то молящее место. Кто в этом трудился из-за одного места рая, и цари  создатели этого не получили. А как умирали бесследно. И также в этом раскрыла свои ворота для того, чтобы жить легко и хорошо, и тепло. Что и заставляет в природе человека быть нарушителем. Он для этого начал делать дело, но времени ему не хватило.

    23. Вавилонская башня строилась небогатыми людьми своим умом. У них родилась такая мысль в природе такую башню сделать, чтобы с ним повстречаться скорее. Но это все не создалось, рухнуло. Были времена, по земле проходили дни Моисея. Он своего близкого брата на гору взял, и там с Богом повстречались, и говорил с ним. А когда вернулся к своему  народу, они тельцов соорудили. Моисей приказал три тысячи людей зачинщиков уничтожить. За Бога дрались давно и долго. А вот за плохое и холодное никто не брался, и не хотел встречаться, и не думал без всего оставаться. А за чужое, не свое как бились до крови, так и до сих пор между господами и товарищами, и будет при таком самоволии.

    24. Хозяина в природе нет. Разбойник, вор и убийца. Словом, к жизни не человек. А в природе дорога такая оставалась, она была и будет, если он за нее возьмется, и будет делать. Только не патриота и не чемпиона мира, кто сам себя в жизни физически не пожалел. Как было начало, так оно и будет из маленького в большое. Земля русская не занималась, и на ней такой техники не было, и не будет такой требовательности. Она развивалась на молодых здоровых силачах, которые сами себя объявляли богатырями. Дошли до такой техники, до такого вооружения, сами стали бояться такого большого и дальнего достижения, которое разрушает центр. В этом деле нет никого спасения, только смерть. Да и где это такое взялось, и будет продолжаться это нехорошее стратегическое в людях дело. Оно введено людьми прошлого звания.

    25. А лучше будет, если люди начатое будут недоделывать. В природе надо человеку сделаться метеором, и во всем знающим. Дочь родного отца и матери такая разумница своего двора. И в саду оказалась неприятность, сделали ребята улицы свои местные шалости, которые в саду оказались. И они сделали сегодня вечером, то их было начало. А у папы моего было ружье централка. Он об этом деле услышал, да за него, на балкон. Постращать его заставило местное условие, в котором мы, вся семья, очутились. Оно заставило этих ребят бросить свои шалости после выстрела из централки. Мы как раз в эту минуту не спали, а сидели.

    26. Нам рассказывал, что было раньше, а его делали наши вечно живущие старики. У них и тогда такого условия не было, особенно в какой-либо начальной деревне. Она у себя такой край со своими ребятами, им нипочем собраться в кучу, и сидеть да рассказывать про свой поступок за весь день. Я, говорит один парень со своим таким поступком. Где ты ни бываешь, на кого ни смотришь, а в деревне, да в такой  со своими деревьями. Потомки на земле расположились, как мы в саду. Мы от потомства такой сад заимели, нам у этом природа давала свой урожай, он нас обогащает. Причем тут кто-то, как такой у нас вечно развитый порядок.

    27. Это хорошо пришлось нам таким. Мы долго в этом не спали, а услышали создавшийся в этом деле шорох. Он из ружья вверх без всякой цели – бах. Куда, зачем и как? Нашему папе было сначала, да еще в это тихое время не было никакого ветра, ни капли дождя. А звук выстрела прокатился по всей глубокой балке. Теперь это вечно делается уличными ребятами. Им глубокой речки нет, чтобы поплавать днем по такой солнечной системе. Весь день напролет мы по молодости ходили взад, вперед. Про одно купание не забывали. Всей улицей в одно место приходим и уходим. Может быть, мы, как такие ребята, и не пошли, но сама жизнь заставляет. Она на месте не стоит.

    28. А с места передвигается в другое. Мы, говорят ребята, сроду не пошли сюда, если бы знали, что хозяин такой. Услышал наш шорох, скорее за ружье, да стрелять. Мы когда услышали про это, то не знали, что делать. Скорее оттуда. Мы крепко-прекрепко испугались, с этого сада летели, как пуля. Куда, сами не знали? Нас заставило условие это сделать. А разве мой папа это сделал. Он тоже своему саду хозяин. Знал хорошо, что ему давно завидуют. «Ишь, какой счастливец в этом деле». Когда уродила наша природа, она на это умница, такую погоду нам с собою принесла. У кого-то сад, а у кого-то и ягода. Особенно у нас было яблоко не какое-либо по цвету, красное яблоко. А на него приходилось смотреть издалека. Как смотрится тому человеку, тому хозяину, кто, может, у себя не имел таких средств.

    29. Особенно между нами, такими ребятами. Они такие права имели долго по такому времени не спать, да друг другу о чем-нибудь рассказывать. Это вот наша история неумирающая, теперь будут ребята бояться. Это наше такое кипучее время, оно нас поставило на свои ноги. Да не так, как это делалось многими. На себе носить одежду первую, на голове – картуз, и к тому какую-либо обувь. А в то время мало было такого сырья, которым мы с вами окружали себя. А большинство было в это летнее время, когда наша мать природа из холодного ушла, а прибегла к такому нашему делу. Мы почти все сидим вместе в куче, разговариваем про это. У нас у каждого не было на ногах обуви. Мы привыкли ждать лучшего. Думали, что нас в этом деле не услышат и не увидят. А когда мы добрались до яблони, стали рвать яблоки. А хозяин не спал. А сады семейные были, береглись от чужих рук.

    30. Так и получилось между нами и этими шалунами. На это их прислала природа. Мой папа не пожалел заряда туда послать, постращать их. Моя дочь говорит, папа ее. Она не забыла и про это рассказать. Она нам расскажет про то, как ей было свое такое здоровье в своей жизни восстанавливать. Про это прошедшее время, в котором приходилось всю бытность. Лежала скрученная в свивальнике, да смотрела в потолок. Что я в этом ждала, и что я думала, до меня это не доходило. Я ничуточки не знала, где я нахожусь, и что будет со мной? Свою мать, как воспитательницу в этом всем, много раз в день видела. Да к тому я слышала, как она мною, как маленьким дитем, интересовалась и улыбалась. Я видела, дочь говорит, и об этом деле слышала. Но не забывала про все, что делалось днем, и слышала про ночь. Но не понимала, к чему, что делалось и делается. Особенно мои родные что думали.

    31. У них одна была цель и задача – дождаться времени такого. придется от порога своего отрываться, идти в путь, в дороженьку. А по ней мои все ровесники, вся наша женская система. Весь женский пол придет к порогу школы. Там встретятся со своим первоклассным учителем, заимеют дружественную обстановку, которая будет делаться между ним и мною. Он мне должен говорить свои технические слова, которые я буду слушать, и писать, да в этом решать. Мое будет такое дело, мне надо учиться. Это учение возложено понимать от самой первой буквы и до последней. Из них надо сложить слова «мама, папа». Мои родные, по их примеру дочь. Она у них должна учиться не плохо, а хорошо. От чего и родные будут делать для этого всего.

    32. Им дочь не говорила. Может, она этого дела не захотела. Но ее условие в этом отрываться, и идти к чужому дяде, кто ей не болельщик. А просто ученое лицо, которое заканчивало учебное заведение высшее. Это люди по-своему хотят, чтобы люди учились, и сделали то, что делают ученые. Они говорят. Эти маленькие люди  должны сделаться такими здоровыми людьми, которых рукой не достать. По их развитию, он не из бедных произошел. У него хитрость своя сделаться самому ученым. А и к этому всему наша дочь себя ведет. У нее все направлены способности, весь в этом путь свой такой сделаться в жизни, и деле таком, в котором она себя держит. С первого дня своей учебы она не хочет от других таких девчат, у которых способностей не нашлось, и их нет у них. А у меня ко всему есть сердце с душой это делать.

    33. Что ни заставят учить урок, у меня эти способности есть. А дочь наша может так научиться писать какую-либо появившуюся в природе фразу. Она будет нам, любителям, писать действительную правду. Мы дети все участники в школе, учимся до своих каникул. Мы свои дни отдыха без всякого дела не оставляем. Сон мы проводим полностью, рано не встаем. И не слышим, как наши черные близкие грачи улетают. Они сами себя кормят. Им приходится в разные стороны пробираться для того, чтобы в природе находить чего-либо просуществовать. Это их была такая естественная работа. Она не останавливала любого грача, чтобы так без своего труда оставаться. У грача самого не бывает, чтобы он где-либо взял и отказался. И не стал он жить так, как живет сейчас он. А у него, как у грача. С места летит, и кричит.

    34. Своих других грачей заставляет, чтобы они поднимались и летели в степь. Как и делают наши живущие в этом месте крестьяне хлеборобы своей земли. Также они были заинтересованы прибылью и ростом хозяйства. А грач этой местности, он не улетающая такая птица, а живущая на тополях. У них корм приобретался на индивидуальных огородах. Люди жили, скошенный хлеб катками, неубранный доля птицы. Чтобы зимой брать сложенную солому, а крестьянину забота в этом хранить корм в природе. А когда эта система с городов, входит весна, зеленая трава настает. Выгон открывает свою целинную в траве зелень, которая дает людям свою прибыль. Природа на это раскрывает свою благодать, которую делают сами люди. Надо в поле ехать, и там сеять зерно в пахоту на земле. 

    35. А чтобы поволочить успеть, человек не управлялся. Наш грач в это время прилетал разными наступлениями хитро. Он это все поодиночке сделал, и сейчас он какими-то особенностями приобретает. Наши дети нашего возраста видели, и летом видели, и зимой. Особенно тогда, когда дети развязно друг с другом играли. Я тоже в этом деле заинтересованная на улицу выбежать, и вместе с другими это время использовать. А солнышко ходило по небу, тучи то закрывались, то открывались. А мы между этим производили игры до самого позднего вечера. Мы не видели, что в воздухе делается. И самолеты гудят, летят высоко кое-когда. Хоть редко, но какое-либо вещание в природе. Очень высоко пролетает ворон со своим жутким криком. После его пролета появляется в природе свое небывалое. И летает высоко коршун, с высоты нападает на маленьких птиц на ходу, и убивает.

    36. Ястреб бьет жаворонка и голуба. Но грач не кровожадная птица. И также замазуля галка по трубам лазит. Да есть между всеми ворона, она любит сорняки очищать. А грачу приходится общими силами играть, да взлетать на самую высокую гору. Я, говорит дочь, свидетельница, которая всегда в наблюдениях за хорошее поведение, за хорошую общественность, которая делалась не одними грачами. Где-либо на высоких тополях, на кудрявых толстых отростках делается гнездо, и им пользуются грачи, своим местом. Чтобы индивидуально, грач не любит это, это только ворона. У дочери нашей одна мысль и одно дело, в котором может очутиться любой и каждый человек. Он же есть всему делец, про это самое думает. И думает в своей жизни больше сделать. Поэтому всякого рода появление в жизни новенького считается в природе ее добром. А мы, этакие люди, без этого всего жить не научились. Жизнь человека проходит один раз на материке в тех условиях, в которых человек наш земной очутился.

    37. То ли он произошел, как люди про это говорят. Люди ученые в своих трудах отмечают, что человек не для чего-либо на белый свет народился, как хороший мыслитель, своего рода делец. Как это получилось в его такой жизни, которая заставила кланяться человека, и очень крепко ее за все имеющееся в этом деле благодарить. Наша жизнь такая есть в великой матери природе. Она нас пустила в это, чтобы мы с вами знали, что природа сама никогда нигде никак не умирающая. Как жила она в этом деле, так она живет, и делает то, что будет надо. Человек никогда не имел у себя такой цацки, она в природе появилась. И такого зависимого человека в жизни не было. А сейчас он есть. У него форма новая небывалая в этом. Разве можно будет сохранить на человеке.

    38. А в человеке рожденное есть на нем то, что разумел в природе. Ему оно надо. Примерно этот дом, которого человек сделал на этой вот нашей земле. Раньше такого слова в жизни не было, чтобы его назвать. Строители, архитектора, которые в жизни на будущее предполагают не в таких домах жить или городах. Кого мы с вами додумались отмечать в этом деле. Эту местность, в которой человек живет.

    Моя дочь уже ученица средних классов, не учиться плохо. А как все люди делали, делают хорошо, так они и остаются в этом хорошем и теплом. Это все дает нам природа наши добрые пришедшие дни. Мы их, как людей хороших, заставили хорошо и тепло встречать. Как это между нами, людьми, в природе делалось, делается, и будет делаться. Никакого такого нет в жизни изменения. Как боялись чего-то, так и на сегодня люди боятся.

    39. Между людьми и природой есть живая в теле жизнь. Но она этого дела не делает, что моя родная дочь об этом рассказывает. У дочечки нашей такой как оно делалось до этого, и делается теперь. Она была не ученая. А сейчас ее делают, чтобы она училась в этом деле. А потом свою науку на живом факте показала. Про нашу мать природу, которая напала на бедного человека с одной лошадкой. Его встретили волки в лесу, и зарезали последнюю лошадку, на которой бедняк взад, вперед ездил, и сам себя кормил этим. А сейчас эта жизнь такая умерла. Одни вожжи понадобилось, пойти в лес. И там выбрать такое дерево, к нему вожжи привязать, и на них удушиться. Человек такого хорошего не придумал, и не хотел по-новому жить. А это, что он надумал, каждый может сделать. Поэтому человеку не пришлось в лесу удушиться. Его пчела крепко укусила, было больно. Она ему практическую дорогу показала. Говорит пчела: мы задались цели одной.

    40. Этих зверей, господствующих над всеми нами в природе. На таком дереве, где ежегодно цветет цветок, а потом за собою рождает плоды ягоду. А медведь мишка зверь без этого не обходится. Ему надо не одни яблоки, которых он поедает. Он больше ломает и делает яблоне вред, от чего происходит в этом болезнь. А как медведь разоряет пчел, таких маленьких насекомых, которые живут своим трудом. Наша дочь, она в своей жизни не забыла про крестьянскую в деревне такую неотесанную в своей жизни бедность. То, что делает в природе человек. Ему дадено, чтобы он ездил на одной лошади. И там, где голодный зверь живет, человек с лошадкой появился. А для волков это все в природе дух. Для волка более сладкой от лошадиной крови в природе чистой нет. А человеку после этой стихии ничего не остается, кроме как задушиться.   

    41. Ему, как человеку, говорит наша дочь. Этого мало, что укусила крепко. Она рассказала про войну, про природу, про лес, про зверей разного вида. И про маленьких пчел, как медведь отрывался и бежал из леса, и волк с этой местности. Их всех прогнал своей стрельбой пчелиный укус. Когда написала наша дочь, не закончила про близкую черную птицу. Она в нашей такой местности ведется, ее хранит условие, человек это условие сам делает. А грачу лафа, у него степь, как на хорошей ладони. Голодный зря не полетит в степь, и не станет свое место каждый в отдельности. Если ему предстоит то сделать, он свои грачиные способности знает, где и как себе бросить. Немалое стадо расположилось в нашей такой местности, где наша дочь с родными проживала. Такое удобное село большое расположилось. Хозяева один за другим своим богатством гнались и уходили. Им как собственности, индивидуальности.

    42. Только душа и сердце не такое окружало. Говорит мужик этого села. Какой герой первый грач, он летит самый передний, спешит попасть на свое место. Наше такое дело хлеборобов. Мы не грачи, в одиночку всегда вылетает и всегда прилетает. Особенно это делается их воля лететь кучей, гуртом, и разговаривать по-своему. Нам, таким мужикам, живущим в этом условии, надо было бы сказать своему близкому соседу. А мы, такие люди, живем как будто гуртом селом. У каждого хозяина есть свои ворота деревянные. А есть, лишь бы не пролезла своя и чужая скотина. Есть для этого выезд драги или брички, или арбы, или телеги. В нее может не одна лошадка с хомутом, в оглобли гужами через дугу. А супонью затягиваются клещи, седелка перепоясанная…, держит оглобли. Вожжи в руки берутся, а кнут берется для того, чтобы лошадь подгонять. Какая лошадка, какие драги, и какая упряжь, и что за кучер, куда он едет и зачем. На все прорабатывается человеком его определенная мысль, да еще какая.            

    43. Для грача не приобретается. Мы с матерью сидим на балконе, она нам свою работу рассказывает, как легко ей дается математика. А сочинение и разные рассказы у меня, как в природе делалось. Особенно это было в нашем таком дремучем лесу. Здесь порода хорошая, рядышком стоят годовые сосны, сами себя украшают одним видом. Для нашего лесоруба известно хлыст. С него можно взять шпалу, для распиловки и подтоварник. А сучьев почти не найти до самой вершины. Эта порода рождает свои созревшие шишки, вроде ореха, чем питается белка. Она говорит про одну нашу сосну. А сколько стоит красавиц елок с роскошными своими частыми сучками.

    44. Эта порода растет, и показывает сама себя одинаковым цветом. Зимой она стоит, как сахарная. Головка вся покрыта тяжелым слоем белого снега. В лесу жить, да на эти сокровища нам, людям, приходится смотреть. А тут на этом красующемся месте не одна себя показала елка с сосною, как какие-то в этом деле наши господа. Мы, все люди, по этим местам ходим, да любуемся такими местами. Особенно на земле, по которой мы с вами ползаем, да встречаемся с новыми для нас породами. Тут же рядом, как нарисована природой, наша красавица поляна, по которой плывет своим тихим ходом чистая вода.

    45. А по окраине возле этого красивого места наша белого цвета березка, как свечи частого характера. Она нам из себя выделяет деревянный деготь. Мы по этому лесу не ходили так это просто, а любовались каждой отдельно растущей веточкой. Она же, как и все деревья, свой запах создавала. Зимой всегда можешь встретиться с любым путающим без всякого следа. Я, говорит сам себе человек, не любитель здесь в этих условиях жить всегда. Далеко от себя, не видно тебя, как в большом городе. Есть улицы, сплошные дома стоят, они не дают своими этажами доступа лучам нашего солнца.

    46. В большом густом лесу мы тоже не видим солнца. Это наша из листьев крыша. Мы уже не обращаем внимания. Но в лесу этом можно встретить не одного зверя, да еще какого. Бывает встреча с самым маленьким сереньким зайчиком, встречается сама лиса. Видишь птицу глухаря, которые собираются на полянах, и там играют, как дворовые птицы. Они имеют у себя петухов. Они водятся в диком состоянии. У них большая неразвитая сторона самих себя хранить, как и волки, шатающиеся по лесам, по горам. И в просторе к животному близко человек, он над этим господствует. От каждого жизнерадостного какой-либо доход.

    47. Человек на это все делает и распоряжается. Наша природа, живущая на белом свете. Это лес, дремучее существо, любимое для нашего человека на все виды, которые мы не напомнили. Это промысел, да еще какой между людьми он есть. В лесу можно жить, только не так, как на просторе на земле, она вечно материк. А пошло все от пчелы, да от самого маленького жала. Это неумирающее оружие против любого зверя. Не то, что это влияет любому нашему зверю или любому животному. Говорит такая любимая дочь своих родителей. Я говорила, что это пчелиное жало всем людям повлияет. А медведь вредный пчелам, разоряет их везде и всюду. Где только доберется до дупла и улика любого, своим рылом ковыряет.

    48. А вот пчела об этом всем и не знала. Это человек помог, пчелу научил, как лютого зверя с его пути снять. Он как раз вылез на яблоню, на дерево, сидит на суку, и отростки не жалеет, а ломает. Природа терпит от такого веса, как у нашего господствующего по всему лесу мишки. А в это пролетали две подруги пчелы, они договорились по своему прилету. Если только встретится этот разоритель, мы должны на него такого наброситься, чтобы он больше не мешал нашей жизни. Мы все время терпим в своем дупле. А еще надо встретить нашего разорителя в крестьянстве. Волк набрасывается на овечек, их подряд режет, им горло, и кровь пьет. Мы сами себе эту штуку не изжили. Приходится наброситься на медведя.

    49. Угодила ловкость, двое сразу сели на глаза, обе и ужалили – наш медведь с дерева упал. А когда разбился, то ему надо подниматься и бежать. А куда ты побежишь, если глаза не смотрят, ноги крепкие. А лес есть лес, не рядышком рассажен. Только разогнался, и лбом ударился. Это не чувство было, а пропасть, в чем криком заревел. На крик прибежали другие. Он им, как медведь медведям, рассказывает про то, что делалось между ними. Медведи стали встречать эту неприятность, от чего приходилось с этой местности уходить. Мы этакие сякие перед природой заслужили. А потом нам за это пришлось бежать. А также не одного по пути ранней зорькой встретили, и давай его этим жалом прививать. Волк тоже встретился так же, как ушли все медведи. И вслед ушли волки. Вслед лиса освободила местность для того, чтобы крестьянам была свобода.

    50. Дочери интересно про одно. А потом не доказывает, берется за другое. У нее такие родители, было время, то сами рассказывали. А теперь говорит тот, которому приходилось слушать. Это дело дается природой. Она расположена, и крепко человек за это берется, он дела творит. Как ему или ей хочется рассказывать, и также все слушать про летающих вверху грачей. Как воевать, так им приходилось гуртом в свое место лететь. А дети, кому приходилось на своем месте играться, он или она слышит крик, или шум делается, то туда поднимаешь свои глаза, к этому шуму. А они один за другим летят, вроде хотят передать. 

    51. У дочечки нашей географическая карта всего земного шара, не какая-либо есть. Указано нашими учеными наш покрой грунтовой площади всего причитающегося материка, видно из всего определения. Дочь хочет нам всем сказать про эту картину. Она разрисована своей краской для того, чтобы мы об этом знали не точно, а приблизительно. И мы видели, сколько вода занимает своего места, и сколько занимает жизненный материк со своими поверхностями. И показывает всякого рода виды, что это такое есть в жизни человека, то есть всего нашего человечества.

    52. Мы здесь видим разный цвет про какую-то в жизни самовольную национальную семью. Или про какое-либо национальное государство. Всю эту местность, где люди прицепились своим жизненным магнитом. И электризовались своим индивидуальным собственным организмом. Взад и вперед на своих ногах бегать в природе этой, только одетыми, наевшими, да в своем причитающемся красивом и удобном доме. Нам этого на этом месте художник не отразил. Есть на это другие. Фото изображают отдельно и дом, и человека, и то, что он делает на этом месте. И что есть на земле, в воде и воздухе. Мы, люди, раньше здесь этого не имели. Сейчас есть, на что нам смотреть.              

    53. Нам дочь, как инициатор в этом, расскажет, и рукой укажет, как на живой неумирающий факт в жизни. Автору лишь бы посмотреть на это все, что делается в природе. Тихой и спокойной жизни нет и в воздухе, и в воде, да на нашей земле. На нашем материке делается человеком его начало маленькое в жизни, но зато физически тяжелое, само защищенное и зависимое в природе. Человек – это есть не птица, сама летающая, и не рыба есть, сама пожирающая. Особенно живет в воде махина кит, в тонах определяется, и тому есть место, в котором он играется. Мы на земле в такой атмосфере, в которой все наши люди живут, да мыслят и делают, как будто в этом всем есть одна зависимость.

    54. Наша такая вот дочь нам про это в нашей такой жизни еще не бралась и не говорила. У нее пока заинтересованность заставить людей других, чтобы они ее со вниманием слушали, и понимали ее сказанное одно слово. Она их строчит не для чего-либо такого. Она хочет нам сказать не про то, что она видела или сама слышала. Эта история между нами давно прошла, то есть она умерла, как непригодная вещь. Ее природа удалила. Теперь на борозде, или в такой просторной нашей почве, по земле не ползает человек своими ногами.         

    55. И не хвалится своей живой силой, которую он, как хозяин, выходил и имел в этом деле. Это все сделал сам человек. С самого маленького теленочка выходил здорового рогатого быка. Какой он сильный, а страшный между нами. Всегда он в стаде бывает без всякого налыгача. Одного пастуха без палки не боится. А когда покажет киек, свою хорошую палку, он от нее бежит. Что это, казалось бы, перед одним таким человеком, кто деньги за это приобретает. А целым стадом коров распоряжается, весь свой день напролет ходит за ними, как за животными.

    56. На них кричит, да еще как гордо, чтобы они его боялись. Они же вооружены рогами. А какой у него рев, если заревет, да покосится на тебя. Ты же человек, да еще какой трусишка, каждого быка боишься. А сейчас вот он едет на нашем железном коне. Это техника железная, но неживая. Эту силу человек не боится, а думает он про нее. Думает, это неживая такая вещь, которая не скажет своими словами. Как делалось раньше всеми людьми каждый свой пришедший день. Ты этого вола, на которого ярмо одевал на шею, и… железную задевал, не ставил за ясли без бечевы. Всегда на налыгаче, да с палкой, чтобы он боялся человека. Железо мертвое, сделанное руками человека трудом.

    57. Это машина, трактор, чем человек не боится управлять. Она не живая, а мертвая. Не разговаривает, и не скажет, что ей будет надо. Человек сидит на ней на стуле, рулем командует на своем ходу. Трактор, это же махина. А человек нажал кнопку, или какой-то рычаг – уже мотор зарычал, значит, машина заработала. Пошла у нее энергия, техническая сила, которой человек овладел, и заставил, ею управляет. Она подчиняется уму. А машина никогда не скажет про свое физическое больное в природе. Жалуется в этом деле человек, ему делается больно, он чувствует на себе, когда у него что-либо болит. Ему природа создала.

    58. Дочь и про это не забыла рассказать, как наши молодые люди парочкой сколачивают свою любовь через свое обещание. Оно их заставляет сходиться из-за слова, сказанного ей или ему. Друг друга на свой век не забыть – их хвала. А когда они сошлись да договорились, им долго не вжилось, а разлюбили. Наше такое людское дело, мы стали вредные. Один хочет свое показать, а другой свое. Сами знаете, через хорошее мы это сделали и получили. Как это делалось, делается во всех своих хороших отношениях. Мы так делали или хотели. Но чтобы получилось, у нас редко это делалось, но было из плохого. Под гору не катятся. А на гору лезут, стараются захватить высоту богатства.

    59. Но мы хорошо знаем, хорошо делаем свою жизнь, которую делаем. А когда нарождается в чем-нибудь, в каком-либо деле, дальше приходилось от этого хорошего отступить. Очень много исторического в жизни человеком сказано. Даже Авраам, Божий любимый и близкий человек из-за хорошей любви. Авраам хотел сделать, перед ними всеми хотел похвалиться, что он отец своему сыну. Он хотел его зарезать, по предковому явлению. Хотел ему в грудь нож воткнуть. А ему на это все Бог сказал: «Авраам, Авраам, что ты делаешь. Аль это тебе будет надо». Я хочу сказать, дочь.

    60. Сын со своим отцом не роднились. А своя имеющаяся злоба в природе проявлялась из-за своего богатства. Отец никак не хочет своему родному сыну передать свое. У отца свое самостоятельное, а у сына свое, как бы у отца отобрать. Это не одного сына мысль вела не по одной дороге. Есть дети для отца одни и другие, по заслугам определял. У отца моего было пять сынов. Самый старший умирал, любил отца своего не как интеллигента, а как трудягу шахтера. Без всякой хитрости свою семью развивал, да еще было четыре дочечки.

    61. Для помощи первого сына женить. А а за него через детей не пошла ни одна девчонка. Все обращались и отказывались быть подругами. Говорит мой отец. Кроме шахтерской руки, никакая природа по дороге отца не шла. А заставила старшего сына быть болельщиком о своем таком худом хозяйстве. Мой сын Паршек во всем посвятил помощником. Никто не думал, не гадал в своей жизни, у такого отца талант родился. Чего только  ни посеет, урожай сам в хату прилезал. А свою собственность не хотел у отца отбирать. А как хозяин вникал и распоряжался.

    62. Если бы не Паршека силы, мы бы в Гуково не создали хутор Иванов. Он меня заставил быть сначала уполномоченным этих всех 10 дворов. Но я тоже не тянул в индивидуальность, греб своим поступком туда, куда это следовало. Я, говорит, понимал, этот хутор был чужой, совсем не мой. Я свою любимую жену Ульяну Федоровну послушался, как друга, всю нашу созданную систему хозяйства оставил. Перешел в Красный Сулин, где моя способность показала на арене, что я умею жить и свою роботу творить. Я все свои силы клал, и делал уклад социализма, о чем написано. Ученые наши психиатры встретились с ним по пути всего развития.

    63. И сейчас идет речь про дело самого Паршека. Он психически заболел, со своей такой болезнью встретился с нашими учеными. Я им говорю про белое, а у них получается черное. Я говорить начинаю про черное, а у них приходит белое. Не было с человеком это, чтобы человек отказался от своего блага. А взялся за природу так, как не брался наш простой в природе человек. Москва у себя имеет центр. Там люди по научному делу со своим развитием находятся, светила от другого человека не уходят. Берутся, в природе делают сами то, от чего им делается хорошо и тепло со своей цивилизованностью. Я, говорит Москва со своим правительством, не бедно для этого сохраняюсь.

    64. Особенно наши низы, наши области нашей земли. Они не отстают от своего имеющегося труда, физического и умственного. Москва со своим имеющимся хорошо знает про природу, которая у себя имеет две дороги. Одна дорога проложена между людьми везде и всюду со своим понятием про хорошее и теплое. Это зависимая в природе человека, она не сможет человека за собой вести вслед без ничего. Мы, говорят люди, живем для этого, боремся, воюем с природой, чтобы у нас было, во что одеваться, и что кушать, да в чем жить. Это наши в Черемушках дома не одноэтажные, как были, а много этажей. Такое строение находится, или делается нами на низах. Мы для этого дела живем, мыслим, и делам то, что надо человеку.

    65. Я, как автор этих слов, все передаю через дочь. Она говорит про дорогу Паршека, про его закалку. С которой он не побоялся, что его осудят ученые, и ему не дадут возможности про независимость людям рассказать. Дочь нам всем говорит. Ученые хорошо знают про закалку-тренировку, что она нам нужна всем. Но мы, все ученые и неученые люди, знаем хорошо, что закалка – это есть наша практическая наука. Она делается практически Паршеком. Он говорит. Мы, все люди, знаем про это все, но мы без денег не научились жить, и не умеем оставаться без труда. А Паршек говорит. Это все хорошо делается. Им разве плохо это, что у нас это все искусственное. Мы сами развили, признавали, признаем сейчас труд, без которого жить не сможем.

    66. Я перед психиатрами свое раскрываю, как же я остался без труда таким. Я в то время был гренадером, умел работать, умел учиться. Дошел до практического труда, стал в нем себя показывать не таким, как все люди. Говорю светилам нашей области психиатрам. Доктору Покровскому, доктору Артемову, да профессору Н. Н. Корганову. Я выступил перед ними не со старым, а с новым, никогда не умирающим. Я на себе тогда делал то, что делаю сейчас в Москве. Завтра в Казани, а послезавтра буду в Гуково по месту жительства. Каким я был, таким остался. Сейчас стой в первом отделении возле раскаленной печи, свои слова один за другим ставлю логически, как меня научила природа.

    67. Это все сосредоточилась дочь наша, об этом Паршеке говорит. У нас, всех людей зависимых, спрашивает. А что если мы найдем в природе такие качества, которые нам помогут оставаться в природе без этого труда, а с легкой мыслью. Чтобы не работать, а жить так, как мы не пробовали. Мы бы пошли в него? Нет. Так что же вы, уважаемые все люди, хотите мое такое дело отобрать. Я тоже вкладчик в это самое. Что вы делаете, но я с вами поделился. Вам показал свою дорогу, а взял свою. Вы идите по хорошей и теплой дороге. А я иду по дороге плохой и холодной. Вас никого не заставляю и не прошу. Знаю, ваше все, найденное вами, оно вас приводило, приводит, и будет приводить к гибели.

    68. К такой гибели, которую не хотели бы люди иметь, но их заставляет природа. Мы с Ульяшей вышли на одну гору, и на другую взобрались на … Ульяша была в наряде. А природа источник, да еще какой в жизни. Это наша между водой и воздухом в материке земля. А мы, все национальные люди, поселились на своем грунте своим умением. Природа заставила каждого человека в отдельности самого себя хранить. Человек разно наученный ползать по этой местности. И в таком родном климате со своим здоровьем решился по земле ступать. И тут же рядышком на этой местности присвоил, как свое имеющееся.                                                 

    69. И изучил, как полезное для жизни своей. Он понял это, и стал этим самим продуктом жить, и свое, в природе найденное, иметь. И хранить у себя это собственное, чем пришлось одно время жить. Это было каждого человека в каждом своем пришедшем денечке. А он у нас был между нами в природе разный, не такой, как это в нашей жизни надо. Мы здесь на этом вот месте расположились. И с ног до головы на себя надели красивую материальность, сделанную руками. И возлюбили, как одну из всех красавицу, стали беречь, как наше око. В своем дворе поставили ограду для другого человека. Был такой в жизни закон: на чужое, другое не нападать, и никак не мешать.

    70. Семья национальная одного своего места расширялась своей охотой, принадлежащим богатством. Своей силой ума присвоили, и поставили какую-то границу. А в руки берешь оружие, и не пускаешь в ход, а показываешь самого себя. Говоришь: ты тоже есть в своей местности человек. Национальность свою ты имеешь, грунтовую землю, на которой за свое прожитое время сделал свой шаг. И проложил дорогу через границу к своему соседу. Хотелось у него поучиться, поразговаривать, и узнать про его имеющееся. Ведь сосед к соседу – это есть жизненное условие для жизни все. Лежит на столе сделанный руками торт. Мы с вами, живущие люди на этом материке в своей местности, должны поделить его и покушать.

    71. А вот сколько достанется, и как наешься, и что получится? В этом деле никто не знает по этого человека, кто это мастерит хорошее или плохое. Он ее употребляет, и тут же на этом месте исчезает. Какая между нами на материке есть жизнь, за которую дочь взялась и рассказывает. Она для человека одинакова. Умирал, умирает, и будет умирать. В этом не торт играет в жизни роли, играет роли человек. У него нашлась сила приземлиться. Он за это ухватился, и стал делать для себя спасение в этом. Ему потребовалась необходимость. Через это мы увидели в прибыли рост, ею заинтересовались, и поделались на это мастера. Никому мы не кланялись, и не хотим говорить.

    72. С помощью Бога невидимого человека, ему кланялись, да мы его благодарили. Чтобы наемный рабочий, этого не было. Чтобы солдат стоял на посту, такой науки не существовало. И болезни на людях сначала не было. Врача по этой части, кафедр не отстраивали. Это сейчас люди дошли до этого. Они увидели на столе торт, которого не все едят. Только из-за чего наши люди помирают? Этого ни один наш человек не скажет, кроме одного человека, его дорога Бога. Он для этого закалился, поверил природе, что в ней есть друзья. И с ними человеку надо дружить, любить, и пользоваться правами такими живыми. Как бушует в природе вода, она человека своим поступком страшит.

    73. Только Бог не боится такой стихии. С нею вместе бывает в воде не тихого порядка, а в самой буре.       

Товарищам и господам

    Два класса на материке расположились, и поделили свое господство над природой. В этом деле стали зависимые от природы. Каждый день кланялись. С оружием в руках заставляете землю, воду и воздух, как помощников в этом деле. Захватили самовольно это место, и построили на углу дом. Это у вас не последнее, и не такое, как оно было до этого. Мы с вами такого развития и вооружения не имели, были безграмотные. Наш мозг бессилен делать, чтобы получилось в этом деле хорошее и теплое. Всю свою жизнь мы с природой воевали, боролись, делали умело. А вот от истины. А она не в природе оказалась, в жизни человека.

    74.  Не будет у нас своих тел – не будет у нас ничего. А когда наши тела энергичные окажутся, то нас никакая особенность не возьмет нигде никак. Почему так мы одеваемся, мы кушаем, а в доме живем. Сами заболеваем и простуживаемся. Поболеем, поболеем, и, в конце концов, в своем времени человек любой особенности умирает. Это делается у нас, и у них делается, у верующих людей. Они построили между собой за землю, за богатство ненависть и зло такое, которое дошло до убийства. Чужим добром воспользовались, а свое такое никому не дали. Эта работа введена самими людьми, административными чиновниками, кому не хотелось свое место отдать незаслуженному. А взяли, поделились пополам, и в этом деле вооружились. Стали друг с другом воевать с силой, людьми. Пришли к одному. Самое маленькое национальное государство возле моря Вьетнам, а в нем фронт создали. Там наши своим помогают, а они – своим. Кровь человеческая рекой течет. И ничего не сделали по части того, чтобы бросить воевать.

    75. Все больные со своей угрозой. Нет болельщика, чтобы бросить, и не делать больше этого. Чтобы считаться с человеком. И признать за ним свою вежливость, которая не должна капризничать. А своим делом человек любой должен человеку любому помогать в его жизни. Не ждать в природе, чтобы человек к человеку приходил, и ради чего-то просил в этом деле. А чтобы человек имущий в этом всем искал, и находил нуждающегося. А ему надо помочь, чтобы он в нужде не жил, а был в достатке. Вот что должен сделать между собой в природе – любовь друг к другу, но не зло. Довольно уходить от бедного человека. Довольно не считаться с человеком. Надо признать свое место, чтобы оно за тобой не оставалось до твоей бессильной жизни. Надо будет признавать другого, не такого человека, который это делал для самого себя, чтобы тебе было хорошо и тепло. А для другого, как знаешь, заботы никакой в этом. Уходят, бегут умные от глупцов, ибо умные делаются через теоретическое понятие.

    76. А мудреца Бога мы не хотим дорогу признавать, и не соглашаемся с его силами, которые потребуются человеку обиженному, больному, забытому всеми. Это будет меж нами в природе. Человек завоюет силы, и всю возможность этого получит, сделается через это все. Он заставит человека не болеть. Мы когда это признаем в жизни, ему разрешим. Он нам покажет истину, которая сделает, чтобы наш молодой человек в жизни предотвратил себя от любого заболевания. Мы нашли в природе такой поступок, которым человек будет заниматься. То человек будет заслужен в этом всем. Болеть и простуживаться не будет. А счастливым. Что только ни захочет сделать, через это будет успех. Попробуй-ка с душой и сердцем. Надо будет признавать Бога человеком. А у нас один делает то, что надо будет сделать, чтобы быть Богом. Его дело жило, живет, и будет жить с нами всегда.

Сосна

    Какая в природе есть, своего цвета в природе.

        77. Не одна живу здесь, и не одним живу запахом. Моя такая способность. От меня такой нет, как родительница я есть, одна из всех растущая. Можно будет похвалиться своей изложенной красотой. Я дерево такое есть, люблю жить на просторе. Всем хочу сказать, какая в этом богатая. Выше от всех стою, красуюсь солнцем я. А на свою тему разговариваю. Даже кричу во время ветра не в городе, и не в деревне, в просторной тишине. Какое это приволье нам, всем деревьям. Говорить со всеми не стану через свою жизнь, такую далекую из всех. Наше такое время не за горами, оно пришло. Да свою песню пропел. Никогда про это не сказал. А свою правду скажу. Про великую нашу правду, которая не один год с нами, такими деревьями. Я одна здесь живу, да красуюсь перед всеми.

    78. Моя задача такая, как и всех нас, сосен. Я люблю природу такую, как она есть. Всегда днем и ночью встречаюсь. Особенно видоизменение, какое-либо время. А мы про его знаем, как про какую-то зиму или лето, что нам всем не мешает, а чистую душу открывает. Мы, говорит нам сосна, не ползаем по земле. И не хотим видеть, что на нас увидел человек. Он своей разведкой нашего брата нашел, взял да приблизился. Свой острый топор да длинную пилу пустил на нас в ход. Я, как таковая сосна, от одного маху повалилась. Мой такой вес упал, но ни чуточку не разбился. Разве я одна такая была, за нами человек охотился. Ему надо доска наша, и он нами живет. Рубит нас подряд, ни с чем не считается. Говорит нам сосна, как про какую-то правду.         

    79. Мне говорит про эту ночь. Я могу рассказать про нашу бедность, с которой мы с вами всегда вместе живем, но ею никогда в природе не хвалимся. Не сможем учиться на это, не трудимся. А когда-то оно само в этом деле приволочется. Особенно этот вот недостаток, с которым надо было всегда и всюду считаться человеку в любое время года. Человек смог бы хорошо усесться на свое такое место, где люди со своим аппетитом пришли. Готовое, сделанное руками, поставили на стол это все поедать. Говорят собравшиеся люди. Мы на это дело очень много трудились, все это создавали мы. Нам было плохо. Да смотреть приходится на того или другого человека, кто этого стола у себя и такого не имеет.

    80. Он бы смог это заиметь, у него нет этого места. И нет у него таких сил и способностей, которые должны быть у каждого человека. Человек этого не знал, и он даже об этом не подумал, о своей такой бедности, что ему придется в такой природе бедно жить. У него, у такого человека, нет, во что одеться, чтобы показать себя людям. Нет хорошей одежки. А раз нет на нем хорошего искусства, то у него нет и на столе, чтобы досыта наесться. У него таких сил нет, которые имеет и ими распоряжается хозяйка. Плохой бессильный хозяин, бедный неимущий человек рад спечь хлеб у себя, или сварить борщ, как его варят другие.

    81. Она даже через свою бедность не поспала сладко. И не брала свою кружку, как берет человек после достаточного обеда. Человеку хорошо себя кормить, поить, одевать и в доме жить. Мы когда что-либо делаем в жизни, мы здорово на это дело трудимся. А вот бедный неимущий человек в этом  деле, он бы, может, раньше вас всех в этом деле встал, и, может, сделал раньше вас, но у него нет того, что имеет богач. В природе не все такие люди, которые, хоть немножко, но воруют. Даже чужим мыслят. Всегда стараются рано подняться, и со двора уехать в ту степь, которая человека давно ожидает. У него полный двор животных со снастью, с оружием в руках. Но бедный неимущий человек, он бы рад встать, и так собраться, как собирается имущий человек.

    82. Мы с вами так думаем, что бедняк не работяга. И он не смог делать то, что делает богач. У богача любви нет к бедняку, и нет у него доверия, как к человеку бедному. Мы думаем, что он человек нехорошей стороны, на наше добро наскочит, и начнет его присваивать. Вы его, как бедняка, где-либо встретили с вежливостью, перед ним поклонились своей головкой. Сказали свои слова, мол, извините меня, пожалуйста, за то, что я тебя, такого бедного человека, побеспокоил. Я тебя хочу попросить, как человека не такого, как я имею у себя. Хочу тебя попросить: пожалуйста, ко мне во двор. Мне в этом хорошо, как и я, создавать в труде это добро. От этого поступка ни один человек бедный не откажется.                   

    83. Разве мы ученые есть люди наши. Если он хорошо знатный меж нами, всеми людьми. Хорошо знает природу. Он же нашего брата обогащает, ему создает ум. И сердце бьется для того, чтобы жить хорошо и тепло. Беднее и хуже от всех нас, людей, живет наш русский человек Иванов. Он на себе не носит красивую форму, и не признает на человеке его чин. Он говорит. Бедность моя послала к светилу, к профессору Лунцу. Он не сказал, за что в условиях держат эту бедность. Любая национальность встречает посланцев от такого-то царя, или короля, или князя. Его, как посланца, принимают, слушают со вниманием. Лунц светило психиатрии, тоже имеет право держать такого человека, как у нас рожден Иванов.

    84. Он послал посланцев для того, чтобы узнали про этот конец и край. Мы с вами взялись за материк, за ту бедность, которая складывалась в человеке. Он на своем месте стал отстраивать эту жизнь, в которой оказалась своего рода бедность. В ней завязался свой недостаток. Надо, чтобы была возможность заиметь у себя такую штуку, или такие потребовались дела. Надо было от природы самозащиту, которая делалась из сырья. Особенно было кустарничество. Технической руки было мало, ею пользовался капитал, люди, имеющие средства. У них был через деньги близкий прилавок мануфактурный. А вот бедняку досталось кустарничество, одна из всех тяжелая жизнь.

    85. Эту штуку мы не умели делать, нас заставила в природе наша бедность, которую мы стали сживать постепенно. Одни сильные брались, а другие бессильные, никуда не годные. А они начинались с зернышка, с кусочка земли, с лопаты, с самого недостатка. Человек в этом деле возрастал, огораживался в этом деле. А раз ему это все в жизни давалось, оно постепенно завоевывалось. Куда ты глянул, для какой надобности, или для чего пришел? Я есть человек, не рождался для плохого, я родился для хорошего. Меня встретила природа, как живое тело. Воздух силу ввел, а вода промыла след, земля наша мать к себе приняла ползать. А люди этому научились, стали по-своему делать. Не стали природу понимать, не стали ее слушать. Она ведь разговаривает с нами, даже учит нас своими днями кланяться

    86. Чуть ни просить природу, чтобы мы с вами, люди, согласились с нею. И дали свое согласие сменить поток нашей жизни, эту систему, этого человека незакаленного. Надо поставить на арену нового закаленного человека. А мы, как люди земли, этого всего дела. Мы его начали делать. Но чтобы доделать нам, мы с вами по этой части ничего не сделали. Разве это дорога одна, которую мы начали. Это старая дорога, никуда не пригодная. Две тысячи лет живем с большими обещаниями, с великой надеждой. Ожидаем свое время. А сами не знаем ничего, что будет завтра. В природе две дороги. Одна хорошая дорога, другая плохая дорога. Как вы думаете, по какой дороге нам с вами будет надо идти? Все мы закричим: ура, нам нужно хорошее. А плохое гоним с колеи. Мы любим природу своим сердцем и душой хорошую и теплую.

    87. Мы же люди ученые нашего всего мира. Куда мы с вами задевались? В самую плохую жизнь. Она была между нами, и так она осталась. Воды пространство больше, чем земной коры. В воде есть свой мир, живет без оружия, да еще нас с вами своим телом кормит. Спрашивается: кому плохо? Нашей матери природе. Она имеет в себе, это воздух, вода и земля, что нам дало все. Мы от нее получили свое имеющееся хорошее. Разве вас просила вода, чтобы вы по ней плавали? Или вас заставляла земля использовать всю площадь, как мы с вами сделали? Пашем землю угодную. Средства выкачиваем, уголь на-гора тянем, руду, нефть и леса. Все это человеку потребовалось. И также пользуемся воздухом. Особенно наше самоволие. В воде затопить корабль, или пустить в воздух техническую машину.      

    88. Как вы, ученые, думаете: хорошо будет в этом природе? Нам, людям, слава, в природе живет цацка. Не хвалимся живым, а делаем все мертвое, что нашего брата заставляет здоровье терять. Наше одно желание – иметь хорошее здоровье, чтобы не болеть и не простуживаться. Этого мы в жизни не получаем. Люди в природе такие: хочется жить в природе. А, в конце концов, мы с вами помираем. В природе между нами прогрессирует смерть. Мы лезем на рожон. А раз мы не живем плохо, а живем мы хорошо, нас с вами, тела природа сжигает смело. Казалось бы, это не надо делать. Мы в этом деле ошиблись. Не надо будет трудиться, а мы с вами трудимся. Землю в природе пашем, роем яму в ней. И сеем для этого зерно, хлеба растим урожай. 

    89. Мы по воде плаваем, рыбу в ней ловим. По воздуху летаем, птицу убиваем в полете. Мы в этом деле хорошо и тепло живем. Но за это все сделанное мы, все люди, создали живую силу, делаем для этого снасть. Всю зиму готовимся, думаем день и ночь. Время к себе тянем, таким его ожидаем. Как надо будет в этом деле спешить. А когда пора приходит, люди едут со двора. Тянут живое и мертвое, и сами по земле плывут. Добираются с этим до места, и начинают работать вместе с животными, со снастью. Говорят: так надо. Всю нашу весну и все наше лето с землей так барахтаются. Сами это делаем, а у самих апатия. Мы в это не верим. Всему дело природа. Если она захочет, обязательно она сделает. Для этого дела есть воздух вода и земля. Они ввели смерть в человеческой жизни.

    90. У них на это имеются силы и такая воля. Они не любят человека, его не считают своим. Раз человеку потребовалось это все сделать, природа допустила человека в этом делать. В этом всем развился, не стал жить по природному, а ухватился за свое собственническое тело. Одевать до тепла и хорошо, кормить жирным и сладким досыта, и в удобном жилом доме. Мы не получили того, чего надо, а по бездельной дороге пошли. Этим вот окружили себя, это будет дорога наша. Мы с вами так жили, да свои дела творили. А в природе их много, нам их не перечесть. День наш пришел, он нас с вами заставил, чтобы мы делали. Наши руки одни, мы их для этого сделали. Одну цель перед собой поставили. Дорог для этого много, нам их не перечесть. Одна бывает короткая, другая бывает без конца.                

    91. Мы с вами стараемся свою жизнь пройти, и ничем никак не зацепиться. Каждый наш человек в этом деле всем. Делалось, делается, и будет делаться нами в  природе такой, как она есть. Это же люди сами, у них это сделалось. Они получили в этом, и ухватились за это дело. Какое оно тяжелое для того, чтобы сделать. У нас таких это все получилось. Если бы не природа, не наши милые друзья, ничего у нас не получилось. Воздух, води и земля. Если бы не природа, нас бы не было давно. А то мы, сами люди, без этого не ошиблись. Взяли да пошли сами, у них во всем сделалась какая дорога хорошая. Мы это все смастерили. То была на этом месте кустарная деревня, техника совсем отсутствовала, ездить приходилось на лошадке. Или мы с вами привыкли запрягать вола.

    92. Мы далеко не ездили. А как наши пчелы. У них работа одна такая есть в природе. На своем лично ходу гибли, как наши мухи, мы их убивали. Пчелам таким маленьким сделали в процессе дом. А в этом вот доме свой один из всех порядок. Всю нашу местность мы хорошо знаем, как какую-то вещь. Особенно знаем про лето. Встает утром наше солнце, мы – за ним, как один. От своего порога начинаем, смотрим глазами сами. А наша маленькая пчелка между нами, всеми людьми. Она недаром летит здесь, да своими перышками прожужжала возле нас. Мы с вами только сказали про это самое, мы тоже такие. Пчелы не такие есть в жизни. Можно сказать, замазули. Физически ходить много мы очень крепко ленимся. А пчела такая между нами, хвалиться пчела не хочет, а работать поперед всех. Она про это знает, что это качество бывает в это время один раз. У нее, как у нас всех. Без всяких денег ты нигде не нужен.

    93. Твое дело одно – переступить порог. Уже атмосфера другая, ты не так дышишь, у тебя не такая думка есть. В высоте маленькая птичка, ее люди называют нашим живущим жаворонком. Ее дело одно перед нами. Когда она летит в высоте, вы думаете про это, что делается в жизни. Она где только ни бывает, а свое гнездышко не теряет. Человек тоже такой на белом таком свете, у него такая дорога. Не птица летающая, не пчелы жужжащие. А когда идешь по дороге, да еще такой, как она была. Мы ее делали сами с самого нашего раннего утра до самого вечера. Мы не такие есть, как пчела и птица. У нас с вами не то есть. В степь не сами шагают, и без чего-либо не остаются. Всегда с нами вместе какое-либо оружие, мы с этим живем. Да делаем мы с вами то, что никто не делает, самую грязную работу. С землей барахтаться, как с какой-то маленькой.

    94. Весь год напролет без этого вот ни шагу. Весна наша пришла. А мы с вами тут как тут уже на этом месте, да с этим делом. Уже тыкаем зернышка какие-либо недаром. Наша всех такая задача – с этого семени вырастить не одну вещь, а много таких вещей. В степь несем в кармане, а со степи везем в возу. Знаем про это хорошо, что это будет надо. Мы его посадили в землю, травою не дали зарасти, каждое в отдельности по несколько раз тяпали. Я тоже есть человек, понимаю это дело, когда и как все. Мы, как таковые люди всего распорядка, знаем так про природу. Про один день в отдельности, или же про неделю. Мы стараемся знать про месяц, также про весь проходящий год. Две особых стороны, какие они есть разные. Зимой такое время, только летом не то совсем. Если только посмотреть издалека своим глазом, можно будет сказать про все такое, что есть.

    95. Какое для этого есть климатическое условие. Мы по вот этой дороге не один раз в жизни своей со снастью проезжали. Раньше почта такая. Когда едет от села до села, колокольчиком звенел. А вот раньше грачи все по своим местам. Даже этого порога стадо пастух собирал. Говорит слышно сосед: это лето неплохое будет, за какое будут сделаны в жизни надобности. Человеку это будет в жизни надо. Скажем на этот счет, у нас в нашем таком хозяйстве родилась для развития большая прибыль. Нам природа создала. В одно время прибавился жеребенок или теленок, кого надо довести  до хорошего возраста в течении трех лет.

    96. Это животное помогает своей силой человеку в его физическом сельском труде. Мы, все люди, одно время этим радовались, и по первому началу это животное не жалели запрягать в хомут. Надели уздечку, или запрягли вола в ярмо, да взяли на налыгач. Кормили мы его не так, как себя. Ему давали солому сухую, или полову, от зерна отходы, бывает сено. На все время приходит в природе, когда это требуется животная помощь. Без нее никуда ты свой нос не просунешь. Легче и скорее от всего можно.

    97. Ты проживаешь в своем селе там, где ухаживают большинство за землей. Очень интересно смотреть на такую в природе прибыль. Она так даром не росла. Для этого всего шли по природе дни. Особенно считался день в жизни недельный и будний. Праздник был хороший всегда в любое время тогда, когда у тебя полно в закромах насыпано чистого зерна. Особенно делалось человеком в природе. Начинает из дома по хорошей дороге по погоде. Ты этому делу есть хозяин, у тебя полный двор жизнерадостных животных. Они требуют тщательного ухода. Им надо корм, им надо вода, и чтобы под боком сухая солома.                    

    98. У человека без этого ничего не получится в жизни. У него всему дело – это мешок. Да еще не порожний, а полный с зерном. Уже можно сказать про это вот дело, это деньги. Зерно особенно ценилось всегда на рынке. В любом коммерческом деле горновка пшеница хорошего качества на это была, она есть сейчас … Понимающий хлебороб в этом, это его самое лучшее из всех богатство. И на мельнице человек выигрывал. Когда у хозяина на дворе стоит в запасе стог соломы для животного, то у него для себя есть и пшеница. Она не портит хозяйское настроение. У человека любого есть на это свои глаза, он ими далеко видит, старается в это место попасть сам или на драгах, или на бричке.

    99. Это вот телега, она требуется в любом месте. Особенно хозяйской большой такой силе, которая есть. Она не одинаково сохраняется у человека. Есть в природе и большой достаток по части этого дела. А у другого хозяина концы еле-еле сходятся. Хлеб растет на земле, и одно время делается в этом урожай. Хозяин для этого дела закладывал труд, да еще какой. Один человек в этом деле играется, у него сила тягловая и хорошая снасть. Да и у самого есть здоровье. Все делается в свое время, и не с ленью, а с добротой. У человека душа с сердцем. Он пашет, не сам таскает железный плуг. Его не порожний возят, а с землей. Борозду делает, пашет пахоту.

    100. У человека без созданного запаса дороги нет. Если он голоден, и у него нет, чего покушать, это не человек в жизни своей считается. Такой хозяин, который не нуждается годичным урожаем. Кто ждет ежедневно своего сделанного в природе урожая, у нас был Абрамченок Петро Никитич. Труженик был на все село. Раньше его никто в селе не выезжал в степь, и позже его никто домой не приезжал. А когда бедному надо была какая-либо крестьянская помочь – к нему, как богачу, такому человеку. Он этим не радовался, что и к нему бедные приходят просить ради Христа. А Петро верующий в Бога человек. Чтобы даром, он никому так зря не даст.

    101. У Петра Никитича голова своя на плечах. У него своих детей. Для обработки всего, что делалось на дворе  и в степи, требовалась посторонняя помощь. Не про одного Петра идет речь в природе. На этой земле есть интереснее хозяйства, и сильнее людьми. Животное – это не все. Самое лучшее из всех – это наши люди. Они зря не ведутся такими, как мы жили в своем селе не одинаковые. Одни были верующие в Бога по православному церковно-приходскому. А другие были единоверцы, маленький молитвенный дом, из мужиков был поп. Третьи занимали свое старообрядческое место в церкви, куда входил этот Петро Никитич с братом Алексеем Никитичем.

    102. Оба были владельцы. Показывали, как надо Богу молиться. А четвертые были, их называли беспоповцы. Жили в одном селе. Одна православная церковь была на две улицы. Ходили Богу молиться. Шесть дней работай, а седьмой к Богу помолиться. А одна улица обслуживала три прихода. В этом всем была большая разница между жизнью в природе. Староверы, беспоповцы мужики крупного телосложения. Не обрытые бородачи, не курили табак. А водку пили больше от всех. Не любили у себя этих православных людей за их одно курение табака. Жили все за счет земли, за счет природы. Те по-своему молились, а те по-своему.          

    103. А землю делили на жребий одну и в одно время. Так что делилась не в духе эта земля, которая доставалась хозяину один раз в году. Мы были простые крепко не вооруженные люди в этом деле. Простые русские крестьяне. Чуть не руками все это делалось с …Любой хозяин признавался. У него спрашивали, как у богача. Называли его по имени, отчеству. Хотели знать, сколько он посеял десятин. Он сеял не для себя лично. У него был ум. Говорит дочь про талант этого дела, который сделался в природе. Не все были такие отчаянные на все деревенские дела. Говорит Паршек Ивану сделать так, чтобы этой вот русско-немецкой войны не было. Нас призвал на службу царь. Мы не доехали до своего места – царь Романовых потерял свой престол.

    104. Мы приступили учиться на солдата, чтобы знать, как владеть оружием. И для чего, и у кого стрелять. Мы были русские, а они были немцы. Это мы проводили в селе кулачки, две улицы – на одну улицу. А сейчас русские с немцами воюют за господство. Немцу надо территория, он пошел для этого на русских войной. Эта война была нужна Данилу Абрамченку, Кольке Писареву и Платону Имахену. Так они жили богаче от нас. Особенно жил в этом деле Паршек, своей храбростью, молодостью заставлял на его обряд смотреть. Спасибо скажу своей матери. Она не хотела, чтобы я хуже от всех ходил парнем. Хоть простое, но чистенькое.

    105. Не Абрамчатами и не Писарятами. А Нестерятами мы были двое, так нас величали по-уличному. Мы были на все село ребята, нам не давалось в жизни счастье. Да богатство так в природе не делалось за счет давнишних сил. Мы жили на надежду, Богову слову верили очень крепко. Но чтобы душа с сердцем была выполнять, как это надо. Пусть нам, таким ребятам, он не помогал, но мы тогда уже шли по его дороге. Бедного видели издалека, старались его от богатых людей оправдать. В деревне так делалось, как будто это их такое право собраться  на какое-либо гулянье, которое делали богачи. Этим они хотели доказать и похвалиться, что у них такая храбрость зародилась. Она им раскрылась на вдове.             

   106. У Матрены гуси появились. А у них проявилась шалости охота, эту вдову обидеть. Так это делалось ими, взяли и пустили руки на гусей. А мы про это узнали, пошли, у них улики забрали. Мы были на стороне обиженных людей. Никогда не выезжали со своей упряжью с лошадками во дворе порожние. Мы клали кладь на драги, или у нас была для этого бричка с хорошим ящиком. Мы туда клали все, чтобы сохранно доехать. Чтобы на дорогах от нашего села был накат, мы этого в жизни по своему грунту никогда не имели. Колесо нашей подводы по этим следам не крутилось. Мы в этом нужды никакой не имели. А с природой, как с матерью родной, все ее условия знали.

    107. Деньги требовались везде и всюду. Природа заставляет человека в любое время поклониться в любой день, лишь бы только наметил любой хозяин. У него есть зерно для того, чтобы с зерна сделать муку. А мельница не в своем селе. За десять километров другое село, в мешке туда не понесешь на своем горбу. Хотя и бессильный человек, не имеющий в этом упряжи, люди разного характера есть.  Любят, когда его просишь, да еще умело свои слова представляешь. В нашем селе много имущих. А есть такие, у которых одной лошадки нет, нет и коровки. Зачем ему это. Он сам себя нанял на срок, заработал материальную часть. Огород есть свой, пашется, садится картошка, лук, морковка, чеснок, и для борща капуста.

    108. Для зимнего дня. А к нему человек со своим организмом готовился, как в бой. Этого мало богатый человек имеет, у него всего много приобретенного в природе. Он запасной, нет одного птичьего молока. Но базар людям нуждающимся. Они в нашем селе живут, базар там бывает для привоза. Туда любой хозяин старается свою имеющуюся продукцию. А он собирает, сам не ест ее, а бережет. Одно время намечает  от своего двора отправиться на своей паре лошадок. Он их так хорошо для этого дела подкормил. Они у него живые и сильные. Это место, куда люди собираются. У них их богатство заставило любого человека сюда приехать.  И с деревни на базар привезти, что лучше, да наделить любого своего покупателя. Он тоже сюда приехал, его заинтересовала эта вот вещь, которую хозяин привез продать. И к нему подходят, спрашивают цену товара. Смотрят по привозу и по его качеству, начинают говорить. Хозяину денег понравилось.            

    109. Хочет этот нуждающийся человек эту вещь купить. Все свои силы кладет в этом деле. Видит человека, приехавшего на такой подводе, ему надо будут тоже деньги. Их на арене двое. Ему нелегко досталась эта копейка. Он со своим здоровьем работает, копается так же, как и крестьянин. Это хорошо мне, говорит, у меня на это есть своя приобретенная сила, вот эти лошадки. А они меня сюда за несколько часов прикатили. Я для этого никому не кланялся, но погода, на мое такое счастье, дорогу сделала. Я легко сюда по этим условиям прибыл, теперь свое место в этом деле занял. Выложил добро, хочу продать этот фунт, по-старинному был вес, коровьего масла, которое делалось руками. И чистоту опрятно делали для продажи. Теперь в этом нам не грех взять с человека стоимость. Мы такие крестьяне есть труженики своего рода. Прежде чем сюда ехать, мы собирались. Хочется, не отстать от других. 

    110. Хозяйство любое нашей местности нуждается копейкой. А ее приобретаешь для самого себя в этих днях по хорошей такой дороге, которая нас всегда приводит к месту. Мы, как и все, туда не попадаем. Дочь нам говорит. Какие мы с вами есть в природе люди такие. Как чуть что такое, уже наши тела захотели крепко кушать. Нас природа научила своим изложенным поступком. Она не такая есть, как себя заставил человек ежедневно готовиться в этом деле. Только что глаза приоткрыл, а мозг, его хозяин, уже показывает своими силами, что будет в этом дне человеку сделать, чтобы этим делом остаться довольным. У него внутри поселилась своя потребность. Свой делается в природе шаг для того, чтобы чем-либо хорошим покормить.

    111. Человек своим здоровьем, своими руками, и умом своим берется делать то, что будет надо. А в природе у человека есть для этого все, чем он мастерит, чтобы с чего-то сделать. Особенно перед человеком раскрыл себя год. В нем не один день такой, как мы первым днем поставили перед собой в нашей такой шестидневной недели. Она в понедельник не заставила человека, чтобы он покушал свою пищу, приготовленную им плохо. Он себя заставлял, чтобы для этого дела покушать хорошо. Значит, предстоит человеку в этом хорошо поработать. Сырья для этого хватает. Каждый день приходилось для этого в природе делать. Само положение заставляет человека. Если бы не было на дворе вырытого и выложенного погреба, мы бы с вами не готовились с этой продукцией, которая нам зародилась в природе человеком. 

    112. Каждый день пришедшего времени и к нам пришло. И как оно двигалось, но мы в этот день без ничего не обошлись. У нас, людей, построен распорядок. А про него знает хозяйка этого дома. Она любит свой дом, всех своих родившихся, и все свои силы сего дня кладет. В природе мастерит, что лучше. Особенно она любит своего хозяина. И через свою любовь она не пожалеет, как это другими людьми делается. У них без мяса суп не варится. Да чтобы было мясо, как применяется в этом доме. Ходит по двору курочка какая-либо несушка. Другие, хуже от нее, по яичку в день приносят прибыль. А это зародилась какая-то в природе глупая.

    113. Хозяин в природе бездельников в своем хозяйстве не держит. Видит не то, у него по двору ходит, свое место занимает. Старается эту штуку убрать. Поступило такое в жизни человека предложение хозяйке, разумное для своего тела. Лишь бы она услышала об этом деле, уже она свои силы приложила. На эту вот прекрасную курицу не несушку свой острый нож направила. Поймала ее, зарезала, и обделывает от перьев. Ей хочется угодить своим труженикам, они уже на дому что-то нужное делают. В степь они не поехали, там делать нечего. А дома по домашности не перечесть, сколько есть такой работы, которая требовалась. Даже сапоги на свои ноги, в них сделалась дыра, а ее надо залатать. И в этом деле без нитки, иголки не обойдешься.    

    114. А мастерить, чем есть. Надо будет подумать, чем эту латку залатать. На скорую такую руку взял в руки пук соломы, и заткнул ее. А то ведь потребовалась выделанная тоже неплохого качества, а ее сделал человек. Тоже вынес на базар, и за хорошую цену продал. Тоже в этом деле убил свою галку. Это говорят в народе такие слова для прибыльной цели. Охотник любой без всякого цельного дела не остается, думает. Он ждет время такого, в котором люди делаются не такими бедными людьми, которые у себя получают для жизни годовую прибыль. Говорит среди нас наш крестьянин. Я в это самое время угадал, что на этом куске земли посадить. Получилась большая прибыльная удача. Я этого не думал, чтобы на этом месте такая хорошая картошка уродила.

    115. А картошка нужна и людям и животному любому, ее кушают все. Я для этого дела построил погреб не для одной картошки, которая хранится там. У меня хозяйка всему и уборщица, это по старшинству мать наша. Она нас, всех детей, родила. Дочь наша говорит про свою мать, такую думающую об этом. Она не забывает про это самое в жизни своей. Захочет – по своему вкусу сварит нам сегодня борщ. Она в чугун или в кастрюлю наливает воды, ставит на приготовленный огонь. Она спешит в этом приготовить картошку. По поварскому правилу, надо мясо сварить, а потом картофель крошеный положить. А вкус определяется по нюху и вкусу ложки. Если бы хозяйка не знала, что с себя представляет сегодня день. А в нем надо уложиться, чтобы люди не обиделись.    

    116. Мать матерью, а работа работой. Если все хорошо делается в своей жизни через одно здоровье, мать приготовит все хорошее. Она знает, что будет надо сделать, чтобы ее люди не остались в этот день голодные. Про хорошую чистоплотную мать свою, и дочь нам не устает свои слова рассказывать. Она залатает, она обмоет, и у нее хватит кругом тебя пройтись, и на твою красивую одежду посмотреть. Чтобы она выпроводила тебя не покушавшего. Она для своего дитя разобьется на дребезги, а выпроводит, как следует. Чтобы никому не пришлось сказать об этом деле, что наша мать этого не сделала. У нее свой женский аппетит, своего родного дитя не обидит.

    117. Для этого 365 дней в году она один за другим встречает и провожает. Никогда свою работу не бросает так, а обязательно что-то придумает, неплохим завтраком всех досыта накормит. Мы для этого весь год напролет одно делаем, а за другим бросаемся. У нас день без всякой прибыли никогда нигде не остается. Хоть ниткой, хоть иголкой, но какую-либо латку пришьешь. И это будет надо. Что делается меж нами в природе, нам не догнать. Она бежит, спешит, и нас заставляет делать, что будет надо каждому нашему человеку. А он на своем таком месте стоит. Сегодня он едет рано в степь для того, чтобы там свою причитающуюся работу сделать. В степи такая работа, без которой никогда ты не обойдешься.

    118. Для этого человек родился, он с землей барахтается. У нас, таких людей, как мы зародились. Говорит дочь про это. Только атмосфера своими действиями не в ту сторону пошла, люди наши на земле перестали бездельничать. У них мысль совсем не та, которую имели до этого. Зима ходу не давала. Да по снегу по такому холодному кто захочет с теплой хаты выходить? Заставляет условие. Ты же хозяин этого двора, а у тебя набит полный животными. Ты же их заимел для своей цели, одно время они будут тебе нужные. Ты их бережешь в условиях, кормишь, чем следует. Надо подавать не один раз, а два раза напоить. А воду берешь ведрами с колодца, льешь в корыто. Все делается физически.                

    119. Так люди говорят. Ни одного дня такого в году нет, чтобы ничего не делать. Даже садятся за стол на свое выбранное место. И хочется не на твердом посидеть, да покушать, как следовало. Как наши эти перелетающие в высоте дикие гуси. Они когда собираются в полет на большое расстояние, у них силы сосредоточены эту местность пролететь. У них большая в этом способность. Нигде между людьми не садятся. Они хорошо знают: если им где-либо сесть, то надо потерять среди себя некоторых. Поэтому их не надо будет учить. Они больше человека знают. И от него, земной коры, на высоком расстоянии летят, чтобы ружье огнестрельное эту птицу не достало. Мы, говорят птицы, видим всю готовность рук, как люди глотают слюни.

    120. Эх, если бы этого гусака со своим. Гуси – это не какие-либо люди. У них нет такого оружия. Учиться не учатся. Снасти не имеют. Летать по воздуху люди не брались. Людское дело одно – только ползать по земле. Самоволие на любом месте, на котором люди поселились, и стали свою способность развивать. Люди людей заставляют, поделились. Одни чином окружили себя, да еще какие заслуги, или титул, которому надо будет кланяться, как человек человеку. Он сам себя заставил учиться для того, чтобы сделаться дипломированным на всякую специальность. А в специальности каждый человек место свое захватывает, и по возможности растет. И делается начальник, которого люди видят, ему по чину кланяются.

    121. И его видят, а знают по его всем титулам. Их заставлять никто не имеет права, кроме одного закона. Что может делать, а что не сможет. Он для этого дела учился, чтобы знать, как надо будет жить хорошо. И делать лучше этого, что делал своими руками. И своим умом мудрил. Много времени физически, а не технически заставлял машину, чтобы она с помощью ременного привода делала. Мы сделали энергию, ток, им окружили себя так, как всегда. Ток применен на каждом производстве. Свет, электричество много дает времени пользоваться под лампочкой всякого рода. Свет помогает прибавить в труде. Мы не такая есть птица, ее дорога в перелете.

    122. Это наш воздух, он помогает птице в полете находиться. Не такой человек со своими фантазиями, которые человека заставили свой ум потерять. Если бы не была в этом всем виновата наша всех зависимость, она подружила с человеком. Для самих себя это потребовало в природе живое тело человека. Ведь живой организм раньше этим боем, этой революцией не нуждался. Природа не заставляла человека самовольничать, то есть думать про завтрашний день. Он его не тянул, и не делал завтрашний день. И не оставляла она дела человеку, чтобы он его доделывал.

    123. Сегодня то, и завтра то. А дни приходят со своими силами не старые, как они были в природе. мы с вами их видели, и делали то, что нам в этом деле вредно. Небывало новый завтра идет день. А мы для этого сами вооружились, сделали неплохую одежду. А по тому времени  и обряду одежда была хорошая. Мы ее для спасения в жизни руками на земле делали. Надо было тельное белье – мы его сшили. Потребовались брюки другого цвета национальности другой какой-либо. Она ни от рубашки, ни от фуражки, ни от сапог с ботинками, ни от валенок с тулупом не отказалась.

    124. На себя мертвую единицу на живое тело надевать, и ее, как вес свой причитающийся, носить. Эта мертвая единица в жизни носится до тех пор, пока ее природа своими силами уничтожит. Она есть временное явление. Раз надел на себя, уже помялась. На ней атмосфера другая, не какая-либо, уже влиятельная. В природе одно не бывает, чтобы солнышко и солнышко беспрестанно. А дождя, той влаги, которая требуется для любого и каждого растения. Капли дождя требуются человеку для пробуждения центральной нервной части мозга. Человек должен в этом купаться для того, чтобы не простуживаться и не болеть.

    125. Жить в этом деле энергично. По дождю, когда он идет, еда, то есть пища, не требуется. Проверено на себе Ивановым. Аппетит в воде не разрабатывается. Одежду носят на материке в каком-либо ауле, или селе, большом городе. Эта местность живет за счет своего труда. Может быть, и не делалось этого, но вина вся лежит на наших предках. Они придумали фантазировать, за это дело брались, но успехов в этом не получили. Хоронились от воздуха, уходили от воды, и также никакой рентабельности земля в этом деле не дала. А наоборот, стали крепче от этого всего в природе уходить.

    126. Мы с вами знаем хорошо, в жизни всей в природе есть ток, электричество и магнит. И в воздухе, и в воде, также есть в земле. Это же самое есть и в любого жизнерадостного животного, зверя или птицы. И есть эти качества в самом человеке. И друга в любви в природе через это все. Она приняла живое маленькое дитя, энергичного, крепкого. Как он так крепко закричал от такого дела, когда увидел на человеке чужое природное убитое. Жизни радости человек для продолжения в этом жить. Маленький детеныш от этого поступка, который был на нем. Он от запаха испугался. И от дела, что делал наш земной человек, не стал быть покойным, как он был в матери в теле.

    127. Ему там было сохранно жить за счет материнского тела. Оно его индивидуально без чувства воздуха, воды и земли. Тело зародилось от тела живого. Семя в живое посажено для того, чтобы родиться в природе человеку. На это были наши людские в природе – воздухе, воде и земле – неумирающие дела. Водою след промыть, а воздухом окружить, земля приняла человека в этом живого. А старожилы, люди предковые, этому всему не поверили, что природа есть мать. Она родительница всех нас и хранительница везде и всюду. Люди по своему изложению стали растить человека не для того, чтобы он в жизни не боялся.

    128. Был таким человеком, как его родила в этом природа. Она мать живому телу. Она, но не дело рук человека, которое мы делать стали в процессе жизни. Научили сами себя из природы добывать в сырье, и это все возделывать на продукт, на товар и на стройматериал, с которого стали мастерить не одно. Человека одевали и кормили, заставили жить в домах в городах. Обогащаться этим, и распоряжаться так, как мы на сегодня сделали. Вооружились сами, и стали самовольно природу для этого заставлять, чтобы природа без прибыли не оставалась.

    129. Хоть понемножку давалось нашему земному человеку. У него нож, у него топор, у него пила. У него иголка, у него шило, у него есть нитка любую дыру залатать. Он это делал, делает, и будет делать в этом. Он жил и живет, и будет жить. Он как умирал в этом, и умирает, и будет умирать. А вот мы жизни, да еще такой фантазии не придумали, чтобы показать в телевизоре о продолжении жизни. Мы знаем хорошо, что закалка есть физическая наука. Она не учит человека от нее уходить. Как мы делаем. Хорошее, теплое встречаем. А плохое, холодное не хотим, чтобы оно было. Его бы прогнали, но мы сил на это не имеем.

    130. Берем, да уходим. Мы родились для того, чтобы жить вечно в природе за счет своего умения. А умеет тот человек, который практически по старому, гнилому прожил, по незакаленному. Испытал горе и нужду, видел все свои недостатки. А когда стал закаляться, у человека, у нашего Иванова, пришла мысль думать и не бросать эту штуку делать, чтобы в природе добиться одного – не простуживаться и не болеть. А жить вечно. На это учит наша природа, когда и как, и где надо будет сделать в этом, чтобы за тобой не осталось прежнее. А новым окружить себя, как окружил себя Иванов. Знает про него дочь, хочет рассказать про это дело.

    131. Все люди знают не про одну дорогу, а про другую дорогу, одну из всех ту дорогу, по которой шли все по-своему. Но не пошли по той дороге, по которой надо будет любому человеку ходить. Иванов нашел, сделал, теперь показывает нам всем, чтобы мы учились так делать. Как хорошо жить по независимому делу. А по независимому делу живет один человек, тот человек в жизни Иванов. Он природу опознал и хочет. Ее просил, просит, и будет просить. Это Иванова дело. Он для этого закалялся, закаляется, и будет для этого закаляться.

    132. Моему телу физическому, энергичному, закаленному не требуется в природной жизни ни такое место, на котором все люди делают. Я этим не нуждаюсь. Зависимость, она мне не надо. Что имеют все люди, про что нам дочь уже рассказала. Я, говорит, все время своим про это, что имеет Иванов. Он наш русский человек, не одних людей он спасает от природного нападения. Он своим поступком любит природу, и хочет руки человека отбить, чтобы они не убивали никого: никакого зверя, никакую рыбу и никакую птицу. Чтобы жили в природе так, как научил себя Иванов тоже.

    133. С мешка я не высыпался, а из труда я появился. Мне природа помогла. Я пример взял от нее сделаться в природе не таким человеком, как делают все люди. Если я есть болельщик в этом всем, практический человек. Лежу, как больной, в Гуковской больнице. А ко мне обратилась по жизни друг Александра Васильевича Ганна, которая болела. Лечилась у бабки гуковской травами. За каждую бутылку настоя Ганна платила 5 рублей. А успехов, чтобы сказать, не получилось. Я болела, болею и болею, каждый раз за этим лекарством езжу, кончаю и еду, набираю.

    134. А болезнь у меня как была, так она и продолжается. Спасибо не мне надо говорить – всем нам, кто этому делу поверит, и к Учителю попадет на прием через мое направление. Меня научила Валентина Сухаревская, я ее послушалась. Мы поехали как будто посетить своих родных. Меня Учитель принял в своей машине «Волге» по рекомендации Валентины. Она этому добру инициатор. Говорит, на себе останавливается, и просит каждого человека. Чтобы быть здоровым человеком, надо встретиться лично с Учителем. Он скажет, что будет надо сделать в природе хорошее, чтобы не болеть и не простуживаться.  

    135. Если будет выполнять учение, эта болезнь исчезнет. Я вам говорю точно. У меня этой знахарки хранится два чувала травы, а сейчас эта трава не помогла, и не помогает. А помог не мне одному такому человеку, как я была больная. Со мною встречалась больная из Свердловска Луганской области. А я живу в Должанке. Мы с ней одним средством лечились. А когда меня один раз принял Учитель, то у меня где-то стали деваться болезни. Я была по виду человека по здоровью гнилая женщина. Спасибо надо сказать Валентине и Учителю. Это два соратника в этом деле. Я обязана Учителю служить, как это понимаю его. Уже от меня пошел источник.         

    136. Моя подруга встретилась в автобусе. Я еду к Учителю, а она к бабке. И вот моя встреча ее победила, завернула дорогу к бабке. А привезла я сама ее на прием  к Учителю. Он принял ее в вагоне при всех посетителях. Мы у Учителя побыли, как пациенты, больные люди, кому надо здоровье. Я, говорит Ганна, об этом знала, но не делала. Короче говоря, Учителя обходила. А сейчас я сделалась помощница тому человеку, кто не знает Учителя. А я про него рассказываю нуждающимся, тем больным, которые забыты нами всеми. Мы не научились им помогать. А Учитель даже просит, чтобы эти люди к Учителю смело ехали. И его целовали за его прием, и за его такую улыбку к нам.

    137.   Говорит Учитель Анне. Теперь ты в этом деле инициатор. Встречайся с больными людьми и направляй, им рассказывай правду, что ты стала здоровая. И подружка стала хорошо чувствовать. Вот что Иванов делал до этого, и сейчас у него такие есть качества. Все будете в ногах ему кланяться. И будут эти качества. Они для Иванова есть друзья, которые жили, живут, и будут жить так, как он сам живет. И приходилось делать то, чего не находил ни один человек. Он не стал делать, что требовалось. Мы выбрали для жизни место не плохое, а хорошее, чем приходилось  любоваться в природе. Земля – человеку источник. А на земле – вода, маленькие и большие реки.

    138. Также и леса. А в лесах были озера. В лесах живые звери, в водах – рыба. Словом, без этого всего дом жизненный не построишь. И не будет, чего поставить хорошего в доме. Природа сама рождает для этого в дом. А человеку приходится из найденного сырья делать. А потом эту вещь сделанную приходится хранить, как хорошую и полезную в труде вещь, которая человеку в его силах помогала. Особенно плодились разного вида животные. Их приходилось своим имеющимся скотом плодить. Этого маленького приходилось делать большим, и распоряжаться в этом, как собой, куда только нужно было.

    139. Человек себя в своей жизни не жалел любой вес перед собой поднимать. Он считал, это его такая будет работа, в которой физически развивается аппетит. Если он хорошо всегда в каком-либо деле работал, он в этом хорошо и много кушал. Такая была индивидуальная построенная жизнь. Без всякой земли не оседлаешь. Надо будет двор. А его так это даром не дают. Или по наследству тебе, как человеку, это строение переходит. Общество видит твою способность в этом, что ты берешься за это дело, и хочешь на этом месте свое хозяйство возделывать. У человека в уме так делалось, и сейчас делается.

    140. И будет в природе, да еще в зависимости, делаться. Без нее в природе прогресса никакого, чтобы была какая-либо фантастическая наука. Ты без всякого дома ничего не помыслишь. А когда ты дом свой собственный заимеешь, тебе в нем никакая особенность не помешает. Все начинаешь делать из-за мысли. Не одно ты в доме делаешь. Или куда-либо в путь свой намеченный собираешься. Ты для этого дела жил, и имел какую-либо развалину. А потом в этом всем набрался сил своих, приобрел для этого стройматериал. И с плохой землянки перебрался в новый дом для того, чтобы в нем свою жизнь пожить так, как это думалось и думается каждому человеку, родившемуся в этом месте.

    141. Раз он родился в природе на этом дворе, он считает, это двор его собственной жизни. Он обязан в нем жить так, как прожили все его прадеды. Они не отрывались от своей мысли. Каждый день утром надо подниматься и вооружаться, как это делалось всеми людьми. Намечалось все в доме сделать удачно. Особенно где-то и как-то приобретается все это имеющееся изделие. Особенно человек старается в своей жизни заиметь удобное и хорошее в доме. Чтобы был хороший стол, на котором стояла не одна чашка с ложкой, а к этой чашке другие с другими кушаньями.

    142. Порожний не требовался у этого имущего хозяина. Он для этого живет, и приобретает на земле в своем труде в своем собственном дворе, огороженном стеной. В этом дворе люди свой век прожили, да проделали для него, чтобы чего-либо другого прибавить. Человек одним домом не был доволен. Что с себя представляет этот дом? Голые накрытые стены, их надо по-хозяйски обмазать, и снаружи побелить, чтобы другие не сказали про это наше неумение. Что мы для этого дела знаем, то мы в жизни и делаем. Мы с вами научились, что для этого делать. Да все, что есть под руками. Если бы ты не имел у себя дома своего, ты бы в нем так сладко не спал, и не готовил в нем для себя еду.

    143. И не садился ты за свой приобретенный стол. И не ждал от кого-то, чтобы тебе добавили не плохого борща, а с мясом. У хозяина, у хорошего крестьянина, кто не спит, а все роется. Не то, так другое. У него к дому есть все, что надо будет. Человек живет, и думает не один год пожить, да чтобы не плохо, а хорошо. На это закладывается любым человеком труд или физический, или умственный. А раз взялся за это дело, делай. Ибо это все твое на белом свете в этой местности, в которой ты родился, и ты должен в ней умереть с любым богатством. Ты для этого дела не человек, а бесстрашный вояк, борец. Умираешь, а делаешь. Говоришь: надо. А раз надо, значит делай.

    144. Ты поднялся утром. А вчера ты наметил, что приходится делать. Твои силы зарождены это сделать. У тебя родилось умение не сидеть без дела, и не курить табак, или пить вино без дела. Такая процедура непригодная в жизни. А вот это трудовое. Оно делалось, делается, и будет делаться за счет силы и воли человека. Лишь бы он захотел, он добивается. Эта система зависимая в природе. Она сделана хорошими людьми. Кто хотел хорошо в природе жить, он не волочил на чистое поле, чтобы там ничего не было. Поле всегда родило очень много, и убиралось с поля трудом. А вы знаете, как это делалось или делается в жизни такой. Нет чего-либо, а ты берешь и делаешь, чем есть. Но чтобы не делать в природе, этого не делал человек.

    145. Этой дороги у себя не искал и не ищет. Мы пошли по той дороге, по которой не следовало идти. А мы за это дело взялись. Одну скотину во дворе заимели, а без другой мы не обошлись. Стали думать, как эту штуку в жизни проделать. Сами день и ночь не спали. Все делали, да к этому мы готовились встретиться с таким днем, который не помешал сделать то, что было в жизни надо. Мы без ничего жить не научились, и не брались искать в природе новые пути. За счет того, что мы делали в природе, мы огородились. Нас эта красота удовлетворила одним. Мы эту форму сделали, в порванную тряпку, в негодность произвели мы.

    146. Надо бы новенькая, чистенькая эта наша одежда, а ее нет, она у нас сносилась в негодность. И телу-то нехорошо дышать. Лучше было бы человеку иметь хорошее всегда. А хорошее делается впоследствии плохим. Человек не рождался в природе плохим, истрепанным. У человека живого были силы заложены воздухом, водой и землей, в чем себя сохранял человек. Он ошибся тем, что заставлять стал человека на себя работать, на себя делать. Одно прекрасное время человек без другого человека жизни никакой не нашел. Поэтому он и бросился в природу искать другого человека. Он его любыми средствами в пути оформил.

    147. А заставил себя любить. Это все сделало желание. Про это все рассказывает дочь. Я, говорит она, в этом практический человек. Знаю про все, что будут делать эти совсем чужие. У них не такие совсем есть одинаковые фамилии и также имена. А когда ты живешь в своем селе или в своем доме, про тебя поверхностно, про твое сделанное знают. У них одно – этого человека в природе свое личное здоровье, которое бывает всегда. Издалека смотришь на общую силу. Хочу всем сказать. Сегодня даром без всего ни один человек не решается попробовать. Мы с вами живем в природе один раз. Физически был здоров, а сейчас не знаю. Хотелось бы жить, и пользоваться такими правами, которыми не жил совсем человек.

     148. Говорит нам этот вооруженный человек. Мне и летом тяжело, на мне висит моя неживая одежда. А в одежде большая будет для человека в жизни разница. День летний теплый, жара. Мы в этом деле не стараемся тепло одеваться. Но своя любимая красивая форма чтобы была чистенькая, новенькая и фасонная. Почему так людьми делается? Когда жаркая температура, то человек в ней просто живет. А когда станет холодно, морозный день, человек себе не откажет лишний вес одежды поносить. Это пришло в природе да на материке. Люди своей формой заставили одно время пожить, в каждого часу и временном дне. Это дело человека делать, все то, что будет надо. Мы для этого стали воевать с природой, бороться.                                                  

    149. Если бы мы с вами такие люди не сделались, как встретилась жизнь маленького человека с большим человеком. Кто кого, и как. Скорее всего, эти силы останутся на нашем земном человеке. Он в природе ищет, и хочет сделаться таким в жизни человеком материка, на котором мы прикрепились. И мы на нем делаем денное явление. Мы сможем в этих условиях не жить, как мы стали на своем месте за счет природы окружать себя. Мы по всему правилу живем, и трудимся в природе так, чтобы от нее отобрать все необходимое. Я есть для этого дела человек. У меня ежеминутно рождаются новые небывалые мысли материка. Разве это будет для нас всех дело, в котором мы все ошибаемся. Ту же самую работу, которую мы с вами делали. Эту жизнь начинали без всякого подготовительного дела. Нас с вами встретило, что сначала в жизни.

    150. Мы с вами и до сих пор читателю на эту тему не отвечали. Может быть, набрались фантазии. А это авторская рука хочет про все наше родившееся сказать. Об этом развитии, что начиналось в жизни. То ли день, в котором мы с вами трудимся, то ли была ночь наша дремучая. Или идущее атмосферное явление, в котором пришло время нашей весны. Или после этого делается природою осень. Весна – хороший источник между нами всеми. А осень уже не то, что нам весна раскрыла. Мы после этого получили в природе холод. Мы не хотим даже знать про человека, или про того самого самца, или про самку. Но хорошо знаем нашего простого неученого человека. А он у нас спрашивает, как человек у человека. Раз уже так получается, что мы не сможем про это сказать, так скажите мне про курочку да яичко. Кто же в этом всем впереди свое место занял, яичко или курочка?            

    151. Природа рождена не для того, чтобы мы ее так заставляли. Для наших тел нам потребовался. И петух в деревне со своими курами является одно время надо. Когда начинают первые курочки гнездиться без участия нашего петуха, яичка наш хозяин не получит. Наши хозяйские куры одна за другой начинают прибавлять свои беленькие яичка. Это тоже одно время они заменяют в природе для человека самое интересное на самом главном годовом празднике. На нем наш человек этим крашеным яйцом хвалится, и старается им, как хорошим продуктом, один перед другим хвалиться. Люди в это время в разгар делали в своей жизни то, что было надо.

    152. Одна курочка не в силах обеспечить большую такую семью, которая ждала, как по обряду, этого дела. Должен человек не меньше десятка получить этих крашеных яичек. Да не каких-либо. Белое яичко тогда не признавали за яичко настоящее. Люди этот день ждали у себя. Это время, как какое-то особенное в природе родившееся время. В нем люди будут обязательно готовиться, как небывало во всем. Особенно дни наши такие делались длинные. И высоко по небу проходило наше яркое никогда не умирающее теплое в лучах солнышко. Оно в природе на этом кипучем материке своим появлением заставляло человека в это время долго не спать.

    153. Его петух будил своим голосом. Он тоже готовился, как готовит себя человек в это время рано подняться со своими снастями и скотиной, которая свое место занимала. А ему, как хорошему в этом хозяину, пришло такое время, в котором приходилось подчиняться этому нашему петуху. Он тоже своих несушек как раз в это время готовился перед хозяином похвалится, чтобы эта курочка ежедневно свои яичка приносила. Как таких курей не будешь держать, или не будешь их кормить так, как требуется. Это яичко не в одном хозяйстве, и не одному человеку, который его приобретает. У человека такая есть построенная фраза, она делается человеком.

    154. Этих курей особенно бережешь, и кормишь в достатке. Чтобы петух был петухом, но не каким-либо человеком, которого заставляли эти дни недосыпать. Как делал наш красавец разноцветный петух. Он себя вел на бок, всегда красовался своим красным гребнем, который давал петуху свою красоту. Петух был в это время предусмотрен всеми путями. Ему, такому хорошему петуху, не забывал хозяин условие создавать. Петуха в это время кормил, поил, и ему хозяин давал по своему двору со своими курами весь день напролет с места в другое двигаться. Да своими ногами рыться, искать какое-либо потерянное хозяйское зернышко, или в земле в такой обнаружить червячок. И держать себя от всякого нападения со стороны. 

    155. В природе делается, хоть редко, но бывает. Своими кровожадными когтями со своей силой набрасывается коршун на одну отделенную курицу, которая самовольно ушла от всех курей, которая не захотела слушаться петуха. Он всегда на такой страже. Как только шорох в своем деле появился, так в это время петух становится на свои длинные будящие ноги. И начинает он, как защитник всех курей, криком кричать небывало крепко. В природе не одно это бывает. А бывает, налетает в то время, с высоты в природе появляется двукрылый большой орел. Он может любую курицу убить или даже петуха. То поэтому всему делу наш такой умный и веселый петух за собой водит в куче всех курей. Они его, как петуха, слушают.          

    156. На расстоянии разговаривают, а друг друга понимают. Надо будет курочке идти на свое выбранное место. А для нее хозяин поместил гнездышко для яичек. Будь добрая, скажи своим голосом. Стает кудахтать, она дает всем знать. И петух об этом знает, когда курочка пошла на гнездо нестись. Она там спокойно сидит, пока яичко снесет. Пока эта курочка нам как таким людям. Особенно в деревне у хороших, достаточно развитых хозяев. Они в это время не бывают дома, и не сидят, чтобы ничего не делать. Курочка одна стала кудахтать, яичко снесла одно. А вслед пошла другая, тоже на гнездышко она садится. И почти все по одному яичку в день они несут. А есть такие, которые через день яички несут. А хозяину это уже есть прибыль. Хозяйка хвалится хозяину своими курами.

    157. Особенно она хвалит петуха, как он ухаживает за своими курами. Можно сказать, наш петух молодец над своими курами гулять. А хозяину не до этого, он знает свое дело крестьянское. Самое главное, это такая работа зависит от этого времени. К этому времени не один петух над курами, готовился со своими силами человек. На себя берет, и делает дело то, которое кормит целый год. Хороший хозяин не забывает своим умом. Он думает не про одного петуха, который его предупреждает, чтобы человек не проспал. В природе, да еще такому азартному, кто на своих ногах не сидит на своем месте. Весь день напролет своим вооруженным телом ходит взад, вперед. Ему хочется свою работу начатую доделать. Природа на это есть мать, такую погоду, как сейчас приходит, почти все теплая и солнечная. А человеку ходи. Топаешь по пахоте. 

    158. А за собой надо водить животное. Глазами надо будет смотреть на огрехи. Это не петуха работа, встречать курицу, когда от яичка отрывается, и скорее бежит в гурт, где красавец над всеми курами кудахчет. То есть ходит, как парубок над девчатами. Так делается, как делалось у хорошего хозяина. У такого доброго незабываемого человека, кто знает про этот самое. Раз встал петух, уже пропел, он дал человеку знать, что надо вставать, да идти к худобе подложить корму. Если этого человеку не делать, и не вставать пораньше. Так что все делалось на нашем ходу. Человек ходит, человек мыслит. И хочет больше сделать, чем это будет надо. А бывает, и не сделаешь этого. А раз не сделаешь, уже недостаток. Без всякого петуха не жизнь.

    159. Крестьянство – это мучительная работа, на которой наш хлебороб со своей способностью. До этого времени приходилось готовиться, как на этом вот месте приходилось человеку делать. Мы этакие люди со своими силами такой большой и жаркий день приходилось топтаться самому лично одному. А с человеком вместе ходит не порожняя, за собой тянет борону, которая волочит почву до пуховой грядки. Она, как хорошая грунтовая земля, в эту влагу принимала для всходов посеянное зерно. Мы так это все делали, чтобы на этом месте между воздухом и землей появились через этот заложенный на этом месте великий труд. Природа, с которой наш человек на этом месте встретился, нам пошла навстречу.    

    160. Он про это место не забыл. И никогда про свое рожденное место на этом грунте не забывает, как не забывает свое прошлое место наш соловей, прилетающий сюда для всех. Он свое такое место никогда не забывает, от него улетает и к нему прилетает. И там он делает то, что требуется для пополнения в природе. Соловей в лесу водится, свое гнездышко свивает, и там яичек наложит. А потом выводит маленьких деток. Без песен своих он никогда не бывает. Особенно его удовлетворяет тихое уютное вечернее время, или утром. Рано встанет на своем жилом месте человек, а он поет, да такие прелестные песни. Стоять и слушать такого зародившегося на этом месте соловья. Он поет здесь не первый год, он и будет в этих условиях петь, как петух на какую-либо погоду.

    161. Взлетает на большую сложенную с камня стену. И своими крыльями похлопает, и давай кричать кукареку. Не раз прокричит, а раза два или три. Люди на этот счет догадливые, сейчас же скажут: по этой части в природе имеются какие-то неприятности. То ли будет буря какая-либо ветровая, или может откуда-то взяться дождик неладный. Природа такая вещь. Если только покажется где-либо летающая на своем месте наша белобокая сорока, она, скорее всего, дает этой местности знать. Мол, смотрите этакие вы все близкие ко мне маленькие и большие птички. Человек со своим нехорошим для всех носом идет. Его интересует всякого рода живое, а не то, что он в этом деле не знает. Ему надо наша куропатка со своим гнездышком.

    162. Человеку, как охотнику с ружьем, надо будет серенький зайчик. Он со своего места подхватывается. И так от него быстро бежит, уходит от человека, боится перед ним свою кровь терять. А как же тем кораблям дальнего следования. Они по своим направленным местам, по путям своего плавания. И то бывает своего рода такая неожиданная стихия в природе. Она раньше бывала, и есть в пространстве. В воде тонут без всякого возвратного появления. И на сегодня этот корабль не нашли, он затонул. В природе не в одной воде для человека бывает, всякого рода есть случайность. В стихию попадает человек без всякого наводнения. А на равнине на просторе в природе идет по пути по стальным рельсам какой-либо поезд, или товарный, или почтовый. Есть скорый поезд, развивает скорость до ста километров в час.

    163. Разве только одна вода делает человеку вредное. В этом всем человек гибнет. Ему приходится свою жизнь потерять не так, как требует материк от каждого нашего человека. Он родился на своем месте. Где он со своим здоровьем ни бывает, и что он там только ни делает, хорошо в этом всем живет. И красуется на вот этом месте. А время не стоит, все движется с одного места в другое. То был человек молод, энергичный во всех своих направлениях. А сейчас человеку надо будет признаться, что его дело в этих могучих днях, они человека заставили быть потерянным. Разве хочется человеку где-либо на вот этом месте помирать, как умирают все те люди, кому не приходится вернуться на свое прежнее место, где он родился. Это уже его такое бессильное желание умереть там, где жилось ему все время хорошо. Поезд, или пароход, или какая-либо в этом лодка.

    164. Они гибнут случайно… Так и птицы, летающие по белому свету. Они собираются сильными проверенными в своей атмосфере держать. Человек ее видит, одно время низко они летят, но вот в это время не находится у него ружья, он бы им стрельнул. Но птица как летела, так она и полетела. Никакого изменения они не делают. Их дело одно – в свои края лететь, где они поодиночке водятся, и прибавляют свою семью. А там, где они живут вечно, чем-то питаются, их там не перечесть. Такое бывает в жизни бедствие, что человек не рассчитает. И не сможет он знать, что будет завтра. Я, говорит дочь, этого такого касаюсь. И хочу не про один праздник большой годовой. Он предками так украшается. Надо к нему пасхи печь, надо к нему красить яички.

    165. И чтобы в этот праздник не был борщ постный. Мы такие праздники на своем месте, они в году несколько раз бывают. А мы их встречаем и провожаем. Такое в жизни время ждешь, и собираешься в этом деле. Да и к тому мы готовимся покушать, что лучше да сладкое в этом попить. А наряд фасонной формы, красивый. У нас, в людях, этого хватает. Мы неплохо собрались на этом месте. Сказали это, кому следует. Пригласили, чтобы они нас посетили, как любители в этом деле. А в народе принято, чтобы друг дружку приглашать, да угощать, чем лучше. Это бывает, между нами всеми хвалимся фамилией, а потом применим руку в этом всем, да и к тому морды побьем. И от этого всего не отказываемся.

    166. Разве национальность с национальностью далеко от себя живет. Она же сбоку, тут же рядом на своем месте. С радостью своей люди по порядку появляются в жизнь, и тут же рядом люди умирают от одного незнания. Те и другие теоретически учатся, продолжают в этом свое развитие над природой. В природе одного нет для того, чтобы жить и жить без всякого другого. А есть в природе другое, которое человеку в его жизни мешает. Это сделанная людьми смерть. Она человеку мешает, и будет человеку такому, как он есть в природе. Его дело сделало быть человеком в природе зависимым. Таким он есть, как мы его одно время видим. И хотим его заставить, чтобы он свою жизнь таковую продолжал на это все создавшее в природе.

    167. Мы на человеке получили такой недостаток, он им на это время окружил себя. У него развивалась болезнь, с которой он мучился. И не сможет от этого дела избежать. Мы с вами привыкли одного хорошего материка придерживаться. Мы хотим в этом деле добиться от природы того великого блага в жизни, но наша земля в такой атмосфере не оправдала на человеке этом. Взяла да проявила у себя такой корректный поступок. С которым люди не научились в природе отыскивать то, чем надо в этом жить. Если бы человек такой в этом деле оказался в природе, чтобы мы на нем не обнаруживали тяжелого момента. Мы, все люди, хотим в природе свое имеющееся завоевать.

    168. Для этого дела строим в жизни тяжелые и легкие промышленные производства, которые нам, людям, в этой области дают для жизни нашей продукцию. Из этой продукции мы люди. нам нужен ременной привод, шестеренка, которую крутит мотор. Он работает способом горючего и воздуха. На земле быстро колесами крутится. Можно сказать, большое движение проходит железной дорогой по железным рельсам. Мы с вами научились трогать в этом деле, и хорошо останавливаем без всякого такого вреда. По нашей такой магистрали, где мы, водители, приучили сами себя смотреть вдаль, и по всем сторонам. Мы эту картину изучили. У нас на нашем таком пробеге длинном и быстром… Без всякого другого человека уходил в путь и приходил на нашу конечную станцию.

    169. В этом нашем движении транспорта самое главное – это наши люди. Они сделали, у них всему дело является руль. И все делается в людях наших развитых по всем нашим наукам, которые заставили человека таким, как он у нас оказался не закаленным. Мы, все люди, хотим не фантастически прогрессировать в этом деле. А взялись за природу. Где бы ни находился, а обязательно надо человеку его такое имеющееся здоровье. Разбираться и выводить итог, что сделалось между нами такими людьми, кто взял да поделился пополам своим знанием. Человек сам себя заставил в природе сделаться для того, чтобы на материке пришлось со своим таким добром развернуть свою способность.

    170. А она есть между нами в природе. Как мы видим, она сделана всеми нами. Только сейчас  мы можем сказать про великую природу, про то, что делается в ней. Такой она оказалась, с чем пришлось хвалиться, что мы на своем таком месте. Я сделался в природе специалист. То есть человек сделался на этом своем месте хозяин. По теоретическому делу я получил доверие от всего такого народа за мою всю способность, к которой я пришел. В течении 15 лет мне пришлось сделаться теоретическим в цеху мастером. Наша такая работа есть физическая практическая, которой наши люди занимаются, делают.

    171. А мне, как таковому человеку, пришлось за нашим всем тем, что делалось нами, смотреть. Для того меня назначили быть начальником, за все имеющееся одно время отвечать. Мы с вами люди такие не научились, чтобы нам не распоряжаться и под всякой командой делать. Мы с вами научились для того, чтобы кто-либо из нас всех нами такими командовал, и нас командир заставлял делать. А дела в жизни бывают разные. Одно дело достигает точности, а другое нет. Мы привыкли, чтобы человек всеми своими способностями не отставал, а свою возложенную  работу выполнил. И так ее аккуратно сделал, чтобы никто к нему не пробрался, и не сказал ему, что он не умеет.

    172. Все люди живые и энергичные для того, чтобы это делать. А наше такое время для этого и к нам оно пришло, и заступило не таким, как это будет надо. Не такая на дворе стоит атмосфера, не с такими силами, не с такой волей. А раз взялся за это все намеченное, обязательно надо будет в этом сделать. Такая была в природе человека задача. Мы с вами смастерили, поставили на свои колеса машину, на нее посадили человека понимающего и делающего. Он эту машину оседлал, ею одно время управляет. Ею делает сам то, от чего нам всем делается хорошо. Мы в этом живем, и практически учимся для того, чтобы наше дело не отставало, а шло вверх, то есть росло без конца и края.

    173. Мы научились в этом всем со своим таким умением делать то, что нам надо. Я тракторист, но я на нем не должен в этом деле болеть. И крепко думать о ней, что я этого не сделаю. Это людьми делалось, у них это и получилось. Он же разумное существо, я никогда таким не был. Кто меня таким научил, что я стал разбираться с такими людьми, которые себя подготовили для того, чтобы начать свою утомительность. Она человека заставила терять свою силу. Она стала теряться и приводить к отмиранию. Люди пополам. Одна сторона – здоровые люди, которые спешат попасть на место, в котором ежеминутно свои силы теряют. И приводит не к силам, которые делались, делаются любым человеком на любом месте при любом его деле.                                               

    174. А нездоровье, природа тянет человека своим недостатком. Когда человек физически, умственно энергично крепкий человек, он свои силы направил, и ведет в негодность так, как эта машина. Она имеет у себя детали, которые надо создать качественно. В анатомии профессора Ранке представлены органические клетки без всяких начал изнашивания. Все детали здоровые для того, чтобы жить. Но это сделано художником для показания этого одного органа. А раз все тело работало, что-то оно делало, и для чего-то он эту работу строил. Он себе хотел сделать, чтобы было хорошо и тепло в этом делать. Человек свое тело одевал, свое тело кормил, и свое тело загонял в условие дома.

    175. Там его много времени держал. А как же так, что на первой странице приходилось видеть обезьяну гориллу, и также сбоку стоял человек со своими естественными качествами? Ранке, вероятно, это видел, он об этом много кое-чего в природе написал. Это историческая первая наука, она была такой между нашими людьми, такой на человеке есть. Только больше ее на себе развили, и сделали на человеке не то, что требовалось  в жизни человеку. Первый был не таким разумным дельцом всякие дела делать. Он не смог быть таким, как он в данное время огородил себя, и стал умелым человеком. Он ушел от основного жизненного условия, от воздуха и воды. Человек эти природные естественные качества не полюбил, ушел подальше, огородил свое тело.

    176. Тело человека есть не какая-то сделанная машина, которую люди по своему телу изобрели. Мы стали ею пользоваться, как каким-то источником в жизни. Мы стали ее силы искусственные испытывать на пользу своего физического тела. Мы с вами от нее добились какого-то с пара движения. Нам машина недаром досталась, и не с чего зря. Природа на это не пожалела открыть у себя шахту, она дала людям для огня уголь. А уголь заставил пар из воды силу создавать. Появились под машиной колеса, которые стали крутиться вперед и назад. Как в нашей телеги, которую возила лошадь в хомуте, или вол в ярме. Все это создавала нам природа.        

    177. В ней мы нашли горючее, и она дала сырье, руду разного вида, с которой мы отлили железо. И стали делать себе холодное оружие. А потом дошли до того, что нам природа показала свойства, которыми стали стрелять. А когда мы этого достигли, у нас на арене сделалась снасть. Ее возили, как какую-то железную телегу на колесах, и сами мы это делали, катались. До тех пор мы воевали, боролись с природой. Через пар машины стали иметь у себя энергичную машину, которая котилась вперед и назад. Это ринулся по земле любыми средствами. Всякого рода оружие, способность природы. Она стала давать  все свои возможности в доступе к этому делу. А сейчас это земля, с которой все люди научились приобретать то, что надо. Мы так и сделали постепенно.

    178. Не было до человеческой жизни на материке, которая заставила ноги по земле ползать. И до того они доползли, у себя заимели подчиненное животное. Оно человеку стало служить своими физическими силами, и своим телом стало кормить. Время в жизни одно не стоит на месте, и не делает свое дело одно. Человек себя менял, и меняется все то, что было в жизни. Одно, сделанное руками, не стоит, а исчезает вон, меняет свою форму, которую человек делал в жизни. Человеку и надо было, и не надо. А человек признавал это. Мы крестьяне хлеборобы, только из этого всего нам приходится делать. Когда мы с вами делали, и недоделали это, взяли и умерли. А вот то, что надо, мы не сделали с вами.

    179. Надо было не так начинать жизнь, как мы ее зависимо в природе начали. Этого молодой человек не требовал от нас, чтобы мы его одевали и кормили, да в доме прекрасном так мы жили. Как наша вся история оставила позади. Все у нас с вами было, что одеть, что покушать, и в своем доме пожить. А потом в нем умереть. Разве это есть наше такое дело, которого мы с вами дождались. И мы начали делать то, чего не сумели доделать, свои силы потеряли. У нас не хватило сил это все продолжать. Мы не начали новое, а при старом умерли. Нет нашему такому человеку в своем деле заслуг. Мы только стараемся своих родных детей родить. А вот, самое главное, в этом деле воспитать. Не по старой дороге идти, а надо будет двигаться по новой изложенной небывалой дороге.  

    180. Вот чего нам надо в природе добиться. Одной неумирающей вечно бушующей и вольной воды. Она допускает у себя быть живому энергичному телу. Оно для этого дела само погружается, как и животное не ищет для себя спасение в этом деле. Надо будет человеку, чтобы он знал природу, и начинал практически делать. Вода есть источник. В воде можно будет жить по энергичному. Это ничем никак ничего не делать, как человека учит закалка. Она разве у нас такая вот в природе не рождалась со своими силами. У нее они были, есть, и будут для того, чтобы нашим людям таким рожденным в этих днях, в которых люди очутились. Их привела наша природа за их один лишь поступок, с которым пришлось человеку встретиться. Человек наш это сделал. В природе получил через свой единственный труд наши такие качества, которые потребовались нам в жизни. Нам природа за это все наше не пожалела себя дать доля того, чтобы мы с вами не жили в таком недостатке, в котором мы раньше до этого времени жили.

    181. Мы пользовались тягловой силой живой, и той индивидуально был недостаток. Нам таким людям, как мы тогда были, природа не давала возможности с этого дела выпутаться. У человека не было технической такой стороны, которая в данное время оказалась между нами в природе. Мы имеем шар планеты, на нем есть живая жизнь, и материк лежит между большинством в природе воздуха и воды, как маленький островок. Мы с вами к этой коре своими ножками прицепились, и стали ползать с места одного в другое. У нас на нашем пути оказался нами найденный в помощь такой жизни живой факт, с которым мы вместе рождались и вместе в своем труде умирали.

    182. Мы с вами от этого всего ничего не находили. Мы у себя раньше не имели больницы. У нас между нами  такими людьми не было такого человека, чтобы он разбирался с нашей такой болезнью. И этой болезни находил способ удовлетворения, как у нас делается врачом. Ему дали такой проверенный теоретическими учеными диплом, чтобы врач в этом всем разбирался, и он делал то, что надо больному человеку. Тому человеку, кто в природе получил свой недостаток в теле. Фурункул, или просто села язвочка, она свою форму раскрыла. Мы ее видим место, зародившееся не на хорошее развитие. Для нас она не дает чувства, чтобы мы про эту маленькую ранку знали, будет она у нашего человека. Как она появилась в жизни, так она упразднится. Мы такие качества редко наблюдаем и внутри, и с внешности. Особенно сейчас между нами зародилась такая крупинка, которая так зря не приходит, и не делается легким.

    183. Это место мы наукой медициной, специалистами изучили. Поняли, что эта болезнь так не проходит, обязательно ведет за собой смерть. От этого мы с вами, все ученые люди, не нашли такого в природе средства, которым человеку больному помочь. Мы такого человека между нами пока не имеем, чтобы он разбирался, и сделал то, что надо в жизни. Этого у нас пока не родилось в природе. А вот это в природе есть. Мы таким хорошим местом умеем хвалиться, что мы на этом месте так ловко и умело прожили через свое сделанное. Даже чуть цветами не огораживались. Человек радовался в своей славе, которую он сделал в природе. Мы приводим пример в природе Гагаринской. Они в машину не садились, и не думали про то, что с ними получилось. Они летели не такие чины, и не с таким знанием, как другие есть люди, которые научились между нами быть такими в природе чинами.

    184. Полковники, герои Советского Союза сделали подвиг в природе такой, которого никто в мире не делал. Это слава проскочила по всей земле. Как же, завоевание космоса. А сейчас эти люди в природе потеряли сами себя так же само, как потерял себя на своем месте и Гагарин, и другой какой-либо простой человек. Но с душой и сердцем он свое время прожил, да проделал так, как это было надо нам, всем близким. Но вот мы с вами не умеем в этом горе помогать, чтобы человек от этой маленькой язвочки не горел и не умирал. Тогда-то можно сказать, что мы герои. Нас было двое в жизни таких, как нас знал весь народ, наше сделанное. А сейчас этим людям минус, их природа победила. Так же само, как наш бессильный борющийся человек погибал в своем незнании, так и Гагарин. Их было двое в этом полете, но они здесь свое умение перед народом не оправдали, их природа победила.

    185. В природе не такие есть естественные качества. Без хвальбы Гагарин в эту машину не садился. И не сказал, что я не умею это сделать. Два подвига, два таких дела давалось человеку случайно, так же само, как сделал в космосе наш Гагарин. А сейчас при таких испытаниях Гагарин погиб. Никто ему в этом не помог, и не поможет такому человеку живому в природе огородиться, как огораживался Гагарин. Он лез со своим на небеса, ему хотелось узнать в природе то, чего мы все не знаем. Есть ли на нашем таком материке Бог, или его совсем нет? Мы делаемся в этом деле сами боги. Хотим сказать про это самое, что мы сумели такое время прожить, да прокомандовать. Как далось в жизни опутать такой народ Сталину, с которым он вместе прожил тридцать годов. Он был на своем месте не человек, а какая-то способность убивать людей. Как и сейчас нами делается, самими большими национальными государствами.

    186. Построить фронт в самом маленьком государстве. Это Вьетнам, где на человеке происходит не малая, а большая жертва. Это такая же в природе ловля разной рыбы, и там гибнут судна, их пожирает за их сделанное в природе, и вместе с этим гибнут люди. Как это сделалось самим Гагариным. Машина с человеком не разговаривает, она никому про свою беду не скажет, а в это самое время промолчит. Это наука, человеку давно надо знать. Природу ты никогда не обманешь, она же родительница наша. И воля в ней, все силы есть для того, чтобы не этой дорогой идти. А надо идти по дороге небывалой, такой, в которой смерти нет. Недавно Комаров  сгорел, недавно Маленков ушел от нас. На весь свой голос хвалился перед нами, людьми, когда делал в Москве  свой парад праздничный. Мы сильные врагу дать отпор.

    187. А про свою болезнь он не знал, что его окружила такая болезнь, от которой приходится умирать не одному Маленкову. Умирают все люди только зависимые в природе. Дочь не про этих героев рассказывает, которые страшно умирают. Она про это, может быть, и не сказала. Побеспокоилось радио в известиях про это говорить, что мы потеряли таких славных героев, которых не пожалела сама природа. Она в этом помощница сделать с нас, так героев, в бараний рог. А мы ей как таковой не верим, что она такая мать родительница. В этом может сделать все, лишь бы она захотела. Она допустит, она и откажет, своими силами все она нам сделает. Мы же люди все есть бессильные бороться с нею.

    188. И не сможем  мы с вами понять, что будет надо сделать в природе, чтобы она нашего брата, то есть человека, своими силами не беспокоила. Как не беспокоит она одного человека нашего в этом деле, закаленного в тренировке, делающего для того, чтобы этим героям сказать. У нас такая  незанятая дорога, никем не испробована – это летающие в воде, вечно живущие. Мы уцепились за материк, за эту крошечную грань, на которой сумели с природой поделиться, и сделаться борцом, воином, дельцом одно время. А чтобы жить человеку в природе, мы боимся оставаться в природе таким, как у нас есть один-единственный человек, кто близко стал к природе. Она принимает у себя и пароход, и реактивный самолет. А чтобы попробовать сделаться неумирающим человеком, таким человеком, как у нас Иванов.

    189. Один из всех людей не признал материк за спасение в жизни. Надо искать в воде жизнь такую, чтобы вечно жить. А мы от этого уходим, не хотим жить вместе с водой. На материке мы физически пользуемся правами, за это имеющееся богатство человек с человеком так воюет. У них нет к жизни, чтобы за счет этого всего жить. Иванов нашел, окружил себя, на него не влияет никакая особенность. Он занял дорогу не людскую, как она делается. А он занял дорогу Бога, чтобы в природе жить. Это надо научиться, как будет надо в воде умело. Чтобы в воде находиться так, как себя без всякого дыхания Иванов держит, свою клетку.

    190. Вода – это не материк земли, как мы на ней расселились. И вот дочь стала про появление человека внутри по новому, историческому рассказывать. Стал пробовать то в воздухе, то в воде. А потом не плавал, не нырял, как это делалось человеком любым. Это его физическая сила, он на воде держался, как бревно плавающее. А сейчас человек должен пройти через атмосферное явление, которое человека заставит, чтобы он не был таким смелым человеком, кто был с оружием в руках. Он для этого дела вооружился, чтобы с природой приходилось воевать так, как воюют с природой. Один на один идут за некоторое расстояние, и там свое оружие на этом месте применяют. В воде есть всякого рода рыба, которую пришлось рыбаку поймать, и в свою сделанную посуду.

    191. Человек должен быть в природе не такой, как его сделали люди. Его одели, обули, накормили, и взяли, пихнули в жизни. Ему не сказали про то, что с ним повстречается. Он думал одно, а получилось другое. Человеку любому хотелось легко прожить, а встретилось по пути самое тяжелое, в труде жить. Чтобы знать, это не пришлось. А большинство делал, и в этом деле ошибся. Богатство человеческой жизни мы в природе научили сами себе исчерпывать. Самые хорошие качества находить, и ими пользоваться так, как пользовались все прожившие люди. Их встречало в пути, в которой мы очутились, никогда не пригодное. Мы в природе не хотим оставаться такими людьми, как они прожили с нами. Мы без старого не окружили себя, у нас такой техники не было, такого знания не существует. У нас приходит никогда и никак не бывалое. Жалуются на природу.

    192. Как она до этого делала, так и будет ею делаться. Она разве хотела, чтобы человек сделался в природе зависимым. Это не его такая есть дорога, в которой он очутился на материке. Это из воды выходящий остров, с которого люди прыгают в воду во время жарких дней. Природа не хочет видеть этого на человеке. Она хочет, чтобы человек естественного порядка жил в природе так, как никогда. Земля землей, по ней ползать, а воздухом надо окружать себя не в самозащите. И также надо будет оставаться в воде не так, как мы в ней одно время купаемся. Ныряем, плаваем, на спине лежим. Это физическая такая сторона. Надо научиться так, чтобы тебя вода нянчила за твою всю работу и твой поступок. У человека такого, как Иванов, эти качества есть. Мы с вами должны их развить на человеке в природе по-новому и небывало жизненному, о чем дальше напишется.                                                   

 

1968 года 29 марта

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.04. (1304)

 

    6803.29   Тематический указатель

Жизнь человека и природа  37

Хорошее и теплое  67

Любить человека  75

Сменить поток  86

Две дороги  86

Хорошее, плохое  88, 146

Жизнь в селе  102

Одежда  123, 124

Закалка  124

Вода  125

Рождение человека  127,128

Ток, электричество  126

Для чего родился человек  130

Закалка Иванова  131, 132

Прием  134-136

Ошибка человека  146

Петух  155-158

Зависимость  179

Жизнь в воде  125,180, 187,188, 189,192

Рак  182, 183

Жизнь по природному  190-192

Нестерята величали  105