Иванов П. К.

Гроза

 

1968.04.16

Редактор Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

   1. Облака  развивались белыми яблоками, в них происходила то маленькая, то большая волна. У нас, всех людей, зародилось желание смотреть на это дело. Мы видели и не такое, и не в таком месте. Это сейчас делалось нам далеко, показалось это как будто своим наступающим по земле фронтом. Мы недолго смотрели на это создавшееся в природе. А когда нас таких накрыла такая участь, то в эту приятную минуту молния осветила, и тут же мигом с высоты ударила по нас, неизвестно куда, но крепко. Так что это была гроза с электрическим током. Она покатилась, нам все это кажется, как на тачанке кто-то там разъезжает. Мы привыкли сомневаться.

   2. А может быть, наш пророк Илья на колеснице на своей тройке белых лошадей раскатывался. Нам здесь на вот этом месте спускался,  не слишком сильный дождик был. А земля наша давно уже высохла, по всему правильному закону, требовала в себя влагу. Мы на это все свое дело в природе, как будто надо смочить землю. Она питает нас одно время так или иначе своими рождающими силами, для нас делался ежегодно неодинаковый урожай. По всем нашим признакам нам кажется, как будто этот год не будет хороший урожай для нас. Мы представили к этому нашему такому дню свои силы не у нашем таком вечно изменяющемся месте. Природа представила свою такую красивую в естестве форму.

   3. Она была, как девица меняла и меняет свое платье ежедневно. Так и приходящее такое время, к которому мы готовились, и об этом мы говорили. Как только это дело у нас в сами начнется, то тут как тут эта вот погода к нам придет. Это наше такое в этом деле счастье. А бывает и такое дело, ты не один из всех этой местности. Особенно у ребят да у девиц на какой-либо улице, они собрались и хвалили себя, как таковых, в наряде своем, под гармошку крутятся и танцуют ребята. А девочки разодетые песни пели. Но не знали про то, что будет сегодня в этот праздник воскресение, да после обеда перед полуднем. Нам безразлично, что идет со стороны, атмосфера хорошей погоды солнечной поры менялась на то, чтобы эту собравшуюся улицу прогнать, а свою струю погодную ввести.

   4. Мы не ждали и не хотели, чтобы такое между нами,  такими людьми, давала природа. У нее не всегда получается, что у нас развилась с ветром буря. Она нас всех до одного прибрала со двора. Если сказать по деревенскому, мы спрятались в хаты, и как нигде мы не бывали. А сюда нас, как согрешивших, вон оттуда прогнали. Это все наделала наша такая природа, она в это время развилась, ее к нам пригнала быстрота морская. По материку прошла струя. И мы, как чуть что-то такое в жизни, всегда себя берегли, бережем и будем беречь, раз мы с вами боимся, особенно какую-либо нехорошую атмосферу. Человеку мешает больше от всего воздух, и будет мешать всегда вода. А на таковой земле часто приходится терять свое здоровье, чего мы боимся. 

   5. И стараемся искать в природе те качества, которые требовались везде и всюду. В шахте, как в  пласте недр, где наш человек по специальности шахтер. Он спускается под землю в шахту, и там каждый на своем месте на роботе становится и своё время руками и умом делает. Дюже подлезают под самый забой и начинают кустарно физически тиангою в размере 12 четвертей пай, а глубина рубалась шесть четвертей. Какая бы крепка зарубка не была в природе, человек рубал ее в необходимости, 12 часов сидел свою смену, а рубать надо. Хозяин платит за то, что у него рубалась зарубка паем. Зарубщик – это считалась самая трудная специальность. Они по своему делу долго в шахте не сидели, работа происходила каждого в отдельности.

   6. Друг друга не ждали, рубить приходилось человеку любому умеючи, для этого требовался зубок не железный, а стальной. Ручка выбиралась человеком из сухого дерева и крепкого. А потом коваля закаливание. Если не будешь за этим смотреть,  не получишь в природе успехов. Мы, такие вояки, не делали машиной, тока не было в труде. Были такие зарубки, на отлет ставилась бурка, человек бурил три бурки. Эта работа делалась на свое пришедшее счастье, в котором человек играет роли. У него делается на это умением, и к тому человеку требуется свое здоровье, которое надо всем людям, которое не в одном шахтере развивается. Человек рождается в природе, и в процессе своей жизни делается через здоровье любым дельцом.

   7. Особенно шахтера учат на разные и всякие небывалые профессии. Человек это буду я, Паршек, не родился таким, как меня заставили, как человека, на свое здоровье себя продавать, как всех. Шахта принимала любого и каждого возраста и заставляла, чтобы предпринимателю хозяину своим  трудом угодить, что и заставляла наша природа человека делать. Такую работу можно будет взять на себя, и так ее делать, как в шахте делается, без всякого штопорного клеть по стволу не будет работать.

   8. А когда стволовой нижнего ствола даст вверх по проволоке сигнал два раза на груз, а четыре раза на гору, один раз стоп, а три раза назад. В смену лазят для подготовки зарубки, чем рубается, и какой уголь, как выбирается, да на какой толщине. Шахта шахтой, а уголь углем, человек человеком. Но за это все сделанное человеком в шахте, то ли под землей, то ли наверху, люди зарабатывают упряжки. А за каждую палочку в тот день, где был человек не работал, чего бы не делал, а хозяину надо будет оплачивать по заслугам один раз в месяц. Контора ведет табель, баланс расхода и прибыли дает. Катальщик – это самая первая и начальная специальность, без которой не обойтись.

   9. Лопата по держателю и по емкости дает человеку получить за один день своей работы один рубль 50 копеек, это платилось. Разве  это не человек да не этого времени, кто может заставить сам себя быть таким человеком, который на этом месте, где может встретиться с любой температурой. Атмосфера, она сможет сделать такую небывалую погоду. Это  все делает природа, у нее силы, она создает любое дело, естественное развитие. Это воздух, это вода и та земля, на которую все опирается на материке. Человек поставил на углу дом из стройматериала, это временное явление, то, что было представлено с природы, все  это делалось, делается и будет делаться.

   10. Дом – это не какое-либо живое индивидуальное место. Дом строится не для одного человека и не на один год. Стены ложатся с камня или рубается из дерева, оставляется отверстие на окна и двери. Мы строим этот дом по своему такому вкусу. Для нас всех нужен этот дом. Тогда, когда в природе делается погода не такая, которую люди уважают, зарубщик не сидит на своем месте. Все силы его направлены и сосредоточены, ум направил свой, чтобы эту работу под землей сделать. Здесь тоже можно увидеть технические взрывы, когда крутели приходят в лаву, то тут же начинают очищать верхнюю пачку, а углы бурками вырывают для того, чтобы легче справляться с углем.

   11. Не один шахтер на своей работе. Как это делалось. Мы только считаем сами себя живущим человеком. Это было перед любым простым  хозяином, у него было такое намерение. Он дождался своего  времени в природе, скажем, он был первым в недели в году. А человек, такой мыслитель и делец своего дела, был хлебороб, возделыватель продукта на нашей земле. Он должен быть сегодня в степи на своей ниве, которая ему досталась в обществе одного села. Земля определялась по жребию, ежегодно между собой делалось людьми, как на хорошем базаре делалось любым человеком.

   12. Хорошей имеющейся вещью,  живою или мертвой, заинтересован хороший хозяин. Он не отдаст эту вещь, ни за какие  деньги не продаст. Это было нечто такое в природе между людьми и землей, чтобы человек во время своего кипучего дела. Такой день  в природе настал, человеку надо выходить  из села из дома для того, чтобы не отстать от другого человека. Кто имеет права на это дело сегодня ничего не делать в природе. А физически на ногах держать, как какую-то служебную свою полную  обязанность перед царем. Я имею на это профессию крестьянина и хлебороба, хозяин, к тому болельщик.

   13 отсутствует

   14. А раз я болею за это время за это  дело, в которое попал. Грачи летят вверху наших голов, как это полагается, над нами. Так и я между ними попал, также по грачиному кричу. Я кричу за правду свою имеющуюся между этими вот людьми, такими  же самими. Всем надо земля, да еще она бывает  разная перед сезоном. Мне, как  на горе, такой грунт достался. Сил своих я на это не имею, чтобы подготовить это место, которое досталось мне  на весь год. За это место целая история осталась за прошлое время. Весь  год люди протрудились, пробились. А природа наша, она есть такая в жизни, сегодня всех любителей собрала в одно.

   15. Такое теплое, хорошее видно по нашему утреннему восходящему солнышку. Оно пробудило нас, таких забияк такого дела. По нашей улице десятник прошел, всем сказал под окошко, чтобы мы шли делить землю по жребию. Кому она была не нужна, если  это был источник труда человека, спасительница всей жизни в этом селе. Кроме лишь одного родившего счастья, кому как оно давалось и как дается. Между нами есть, как между грачами, летевшими в степь или на свою такую жизнь. Есть передний, а есть за передним, а есть самый задний. В нашем селе такого порядка не было в жизни, только люди каждый себе одиночно. У кого какая была снасть, и на это была сила такая. А у нашего Василя Леоновича Волкова не было ни одного, ни другого.

   16. Он никогда не ходил в степь, и даже не имел представления, чтобы получить на мужицкую душу это место земли. И ею удовлетворяться, как удовлетворяются все по своему долгу по своей такой изложенной работе, в ком не первый грач себя окружил этим. В природе между грачами есть, как на хорошем таком убранном столе, в них всех есть старожилы. Только зорька показалась на небе, в это время сон давит человека,  и хочется сладко поспать. Но у грача такое родилось явление, между вечерней зарей и утренней старый грач сел на покой. А утром он поднялся, прокричал всем грачам, смотрите не проспите, скоро будем летать. Первый грач никогда не ждет никакого грача.

   17. Первым вылетает, а за ним второй, и самый задний, бывает, тоже с размаху это дело делает. Так и крестьяне между собой живут, и они огорожены не по грачиному и не по петушиному. Кто вывел своих курей, и петушится ко, ко, ко, а сам своею украдкой перед ними, чтобы хозяин догадался посыпать им корму, не какого-нибудь ячменя. Курицу надо кормить пшеницей, чтобы курочка несла яичка. А когда хозяин подкормит курочку пораньше не плохо, а хорошо, то и курочка снесет яичка вовремя, хозяина прибылью обрадует. Как человек весь день все время не садился, не ложился, и никому не пожаловался, что он спешил да продумывал то  место, где было  хорошее место для прибыли на весь год.

   18. Мы сюда не приходили, чтобы не  поругаться да не поспорить. А в наших людях не бывает без этого, и в этом во всем нападает. И природа раскрывает небо и начинает  бушевать.  Церковью не поймешь, что делалось у наших мужиков во внутри.  И я, говорит Илья Федотович, сегодня не ожидал, чтобы природа взялась за нас из этого места, почти все село собралось, и хотели получить причитающуюся землю. Где-то взялась огромная нависшая туча, да  с большими ударами по нашему селу стеганула, после тут же сейчас гроза началась. Наши мужики испугались, что их мокрая дождина намочит. Калмык – это холодное и северное наказание всех нас, живущих в этом Ореховском селе в Украине. Мы с вами скоро после этого оставили его, да даже никто из  нас не  поинтересовался.

   19. Но мы давно поменяли это. Мы как один смылись оттуда, природа прогнала нас из-под тучи, как на хорошее счастье лил осенний дождь. Она не посчиталась с нами такими, кто как был одет и чем прикрыт. Она не считалась с нами, как припустить свою  струю, и давай мочить нашу землю, и делать под ногами грязь, и создала по яркам свои ручейки. Вода покатилась под уклон. Люди нашего села не бежали в степь, а их гнала в шею поскорее попасть в село, да еще в какую-либо первую хату. Она для этого дела поставлена любым нашим хозяином. Мы не привыкли оставаться без нее. Мы всю ночь все время, да еще при таких обстоятельствах. Мы такого дела  не боимся, и не хотим такое время забывать об этом.

   20. А в год не каждый день особенно делалось в природе атмосферой, у ней делается для нашего человека. Нам ни в коем случае не изучить, не понять и не сказать об этом плывущем в  материке деле. Живое, энергичное само дело. Все делается в природе для того, чтобы на материке зависимому человеку помешать в его жизни. Это, что человек делает на земле, не относиться к хорошему в природе. Таким поступком, той работой и мыслью сама природа пищит, ковурится, и она делает для человека то, от чего человеку не уйти и не отказаться. Все наше делается по людскому, по такому,  как хочет природа. Она меняет для этого атмосферу, вводит человеку, чтобы  он собирался и уходил от этого развития подальше. Человек видит эту картину, слышит ее очень  страшно, и переживает.

   21. Земля принимает, воздух окружает, а вода протекает реками, родниками, озерами. В природе все готовится для того, чтобы отказать человеку во всем, чтобы он знал дорогу плохую и холодную, которая была, она есть сейчас, и она будет при независимости. Она пока не признается на этот счет. В воде судорога, которая вяжет мышцу и топит человека, если не признает в воздухе грозу. А на земле делает язвочку, то, что заставляет человека гореть. В природе хозяин есть сохранитель своей жизни и своего ума да  сердца. А когда сердце наше мужицкое в деревне ожидает время такое, как всегда проходит по нашей земле. Бывает какая-то неприятность, в которой  люди собрались пойти в церковь.

   22. По  обряду, Богу помолиться да у него попросить ради Христа, чтобы он прибавил что-либо  маленькое. А из маленького создать стадо сотню надо, чтобы  образовалась другая сотня в таком хозяйстве, в котором была не одна овца, есть для  этого лошадка не одна, а две или три бывает, такой характерный мужик, четверик у себя имеет не каких-то рогатых специально волов, экономных животных. Они обходятся на соломе, на полове да на сене, без муки, это не лошадка, которая есть  без всякого хлеба бездушная.

   23. А когда Лод кушает в мешку, она делается в природе сила, да еще какая. Лошади делаются звери, держи вожжи. Иван Иванович Иванов, Горюха по уличному, едет на своей паре лошадей. А против него на одной улице жил Емельян Демянович Иванов, старшиной был, возил почту волостную, занимался сельским хозяйством. Близкий был к агрономии, садил кукурузу, без батраков не был, учил своих детей. Одного выучил на учителя, другого на агронома. Он не возился с волами, ездил  на лошадях за почтой, обрабатывал землю не как-нибудь, а по агрономии. А когда требовалась сила людская, он ее нанимал поденно.

   24. Жил мужик в разумном хозяйстве, он имел двух дочерей, принял зятя, окружил себя, умеючи, в достатке жил, надо было завидовать. А пришла революция – его убили, и рассыпалось  хозяйство, он, как и не жил. А все ровесники мужики экономно в своих хатах умирали, их так же, как и всех, вынесли в гробах на могилки. В природе эта атмосфера не  изменилась. Как она была введена в людях природою, так она меж  нами такими  осталась в болезненном состоянии. Как мы боялись природы, особенно дождя, от него уходили, так мы и уходим на всю зиму в хату.

   25. Люди боятся холода зря, чтобы тот человек вышел в степь, он не делал и не делает. Разве один Емельян Демянович верил богу, молиться ходил. Все сперва знали про него, ему крепко верили, но не  выполняли. Овцы на другую сотню не прибавились. Гроза ударила не на пользу прибыли, а на вред убыли. Бог не дал свое здоровье, как и всем людям, чтобы жить вечно. Это наш человек заслужил между нами, он не пожелал по-нашему дружить за наше все имеющееся в природе. Так жить, как мы жили, да один другого закопали. Мы не захотели в ряды свои принимать. Он обиделся на нас таких, с кем жил.

   26. Да творили всякого рода дела, шахтерами воровали, а в партию не приняли. За что, спрашивается? Он отказался от нашего, бросил нас совсем, взялся за природу, за ее дело. Утром рано чуть свет не теплый ветер дул с южной стороны. А я слышал чувством своим живым телом, как никогда, но  никакого другого изменения не было. Я не был там долго. А когда пришел обратно в эту самую атмосферу, которая меня не таким. На дворе туман с мокрой росой деревья обнимает, только уже не было этого ветра. Туман стоял на месте, в котором я покупался, обратно так же, как и было, я ушел. А в десятом часу по  радио диктор рассказывал про биографию и начало всей деятельности Карла Маркса, за его написанные труды зависимого человека.

   27. Он не хотел умирать, материка бессилие  заставило. Карл Маркс писал о хорошем  и теплом, ему не хотелось видеть плохое. А сам не знал  о втором человеке и другом пути, которая не вела человека к гибели от грозы. Человек должен знать природу, она посадила человека на материк и показала дорогу от порога в степь искать в этом жизнь свою, а наткнулся на смерть, которая не обошла ни одного человека. Умелых предсказателей, всех мудрецов и всякого рода людей не пожалела, взяла у них все силы отобрала, и сделала то, что надо. Мы умерли сами от своего заболевания без всякой грозы. А теперь речь идет не об этом, а об здоровье, о  том здоровье, которое надо человеку.

   28. А мы не имеем его у себя из-за своего недостатка. Человек не знает, от чего помирает. То ли он умер от одного, то ли он умер от другого. Мы все умершие люди, которые и сейчас не нашли таких средств. Мы есть хозяева всему, что захотели, за то ми взялись. Мы люди считаемся, знаем, что  делаем. Наше дело старое. Мы не  сделали ничего новенького для жизни, а взялись  за природу с нею воевать, как с источником. Силы заимели свои технические. То нам помогал вол с лошадью да кустарная снасть. Мы вместе с этим неразрывно ложились, вставали, решали задачу, как помочь себе в этом деле, как будет надо сделать, чтобы человек не мучился в природе тяжело жить, как мы заставили воевать на материке.

   29. Природа сама мертва, чтобы с нею разговаривать, ее язык понимать и сказать ей как матери родной, чтобы человек был доволен ею за то, что она согласилась, пошла навстречу ему. И открыла глаза человеку, ум ему создала этому верить, что каждая история за собой оставила след не дурной, а умный в жизни своей. Физически в природе не будет терять  свое здоровье через теорию. Поток жизненный в природе сменит, а практически близко станет и будет верить, не станет хорониться грозы.

   30. Мачеху сменить на близких родных друзей, с кем человек заимеет любовь и дружбу. Помогать не так совсем, думать, мечтать о природе, говорить о ней. Мы хотим умело обуздать, умело заставить давать то, что требовалось. Я есть писатель не хорошего и теплого. Я делаю в природе, мне холодно и плохо, а жизнь показываю в воде, не на материку. Чуть не кричу на весь  голос. Прошу людей, чтобы разрешили ходить по земле разутым и полезное творить на самих людях. Мне не надо будет ваше, а мое надо будет прогрессировать за счет воды, и это я сделаю. Природа велика, не пиджак одеть на тело, а надо идти против созданного в природе.

   31. Гроза – это судорога в воде. А на земле есть начало зернышка рак, которому надо заиметь силы. Разве я не имею силы для этого начала, или я не природа, которая может получить такие права, спуститься на дно, и там стоять без всякого дыхания. А чтобы думать про природу, и одного человека, кто вел свою жизнь в природе за счет ее сил, они не давали ему возможности продолжать и удовлетворяться. Этого человек не заслужил, за столом своего обеда заболел. Еще не оделся, как следует, у него заболела голова, уже есть какой-то недостаток. Как же я в природе это сделал, получил  в природе право на все, чтобы не белеть. Я не лучше от всех, я есть такой человек из силами, пишу об этом.

   32. Я пишу о правде. 35 лет я встречаюсь с природой не так, с нею говорю не так. Для меня нет  грозы такой, как она есть в природе страшная через группировку и организованность всей системы в циклон всей системы. Циклон всякого рода проходит на материке для того, чтобы себя показать, как силу ветра или дождя с градом. Мы, все люди, боимся, от этого бежим, уходим. Мы не знаем природу и не делаем из нее друга, а бежим, спешим, не хотим оставаться таким неподготовленным. А Иванов человек в природе в условиях, надо лезть в воду не так, чтобы нырять и оттуда выныривать.

    33. Это человека душа и сердце. Разве нельзя будет сделаться таким, чтобы не бояться ни того, ни другого. Воду ни к чему не приравняешь. Она есть машина, то  вниз опускается, то  вверх поднимается. Между воздухом и  землей человек может жить и хвалиться особенностью, которая заставила не бросать думать про встречающее в жизни в воде. Эта атмосфера не имеет у себя того развития, которое есть в нашем таком воздухе. Она тоже держит на земле животных разного характера. У нее нет таких дорог, чтобы до какого-то места лежала магистраль или  железная дорога на рельсах, или шоссейная дорога, или асфальтированная. Такой  машины  нет, чтобы тащить состав сто вагонов за собой. Или автобус многоместный для проезда от  одного места в другое место.

   34. Такого дела на площади, где землю занимает вода, чтобы человек пробрался туда с самовольной системой. И там для себя захватил без всякого солнца, живущего вечно,  меняющие ни цветом, ни мыслью одного или другого чувства. Там мир не такой со своим физическим телом. Борьбы никакой, если  какие-либо большое и малое встречается, у них нет своего, чтобы другим воспользоваться, или большое помешало малому. Господства нет никакого, равенство и братство есть, место, иди, только не мешай своим другому. Богатства нет для всякого такого, чтобы им вовлекаться. Серебра и золота нет, никакой погони  за этим. Оружия нет. Самое главное,  ложки не будет, никому она не нужна. Иголка с ниткой там не требуется, чтобы нож для чего-либо потребовался, такого заведения не процветало, и нет ни в кого такой богатой мысли, чтобы одному учить  многих.

   35. Все есть живые и охваченные током,  магнитом и электричеством. Чтобы забывать, этого не получается, жизни вечной придерживаются. Такой атмосфере только заслуженная часть с высоты спущена, и там без всякой крови живет. Мы, люди, имеем на земле такое, но чтобы им пользоваться, этого в нас, людях, не проявлялось. А вот на дне, да еще такой способности нет, как там вводится между людьми зависимыми. Тут скоро такого простора не будет, чтобы человек возле человека прошелся и не зацепился. Или бежала встречная машина, чтобы на машину не  наскочила и не разбила самих людей и самое главное, это себя. Как делается в воздухе на земле, хорошо нормально работает, сил  набирает тронуть с места и очутиться где-то в другом атмосферном явлении. А когда обратно  спуститься, это машина у человека не складывается.

   36. Мы практически не  достигаем на земле, и то, что  требуется в высоте, не получаем. Атмосфера такая не допускает отступать, и не хочет, чтобы человек в этом возвращался назад. Она хочет, чтобы человек свое намеченное нес на своих плечах вверх и вверх, то есть в высоту, то есть своего добивался физически, но не на машине любитель катается или завоевывает свое небывалое место. Здесь  будет не там, чтобы сказать  за нашего этакого человека. А его пропустила наша великая природа. Наш в этом великий и любимый друг, которого не остановить. Он помог человеку пробраться туда. Условия заставили человека сделаться в природе. Я родился для этого с такими  подготовленными силами, и в этом деле копаюсь, хочется окружить себя новым небывалым.

   37. Да еще как хочется в природе, в такой природе, где была возможность так окружить себя, и этим жить, как живу я в таком направлении. Я не делал между нами,  такими людьми, кто встречался ежедневно, старался покушать не плохо, а хорошо аппетитно. Такая разложилась атмосфера, таков путь лежал в природе без этого не оставаться, а  сделать то, что мы сделали за это прожитое время. За то, в котором нам, таким  людям, приходилось  для этого трудиться, быть  на таком чеку. Обязательно надо будет жить да дело такое творить своею развитою техникою, то есть машиною. А ее пришлось  так оседлать, изучить, понять ее работу.

   38. Она заимела у себя силы технические, себя поднять за счет  горючего и воздуха, и надо  будет делать в природе то, чего мы не достигли. Другая планета тянет человека к себе, хочет  видеть у себя такие мысли, такую штуку, которая делалась в природе на земле человеком. Природа видела его качества. Они в природе на земле ухватились за землю, воздухом окружили себя, и люди стали искать по природе то, что требовалось в процессе. Мы нашли, окружили себя этим, стали  хвалиться до того времени, в котором человек стал жить хорошо и тепло, чего стал придерживаться, не стал уходить от этого дела.

   39. Человек не кто-либо такой в природе, а умственно развитая клетка делать, она не выхаживает в организме свое сердце, чтобы оно было не старым и пригодным для  продолжения. Мы не пошли по дороге Бога и не стали делать в  природе невредное ей, стали  делать то, от этого дела самому человеку стало плохо. Он же потерял свои силы, и не заимел свою волю к жизни. Дело заставило расстаться с природою на веки веков. Это же надо сделать в природе не прогресс, а регресс. Человек родился в природе, чтобы жить не искусственно, а естественно. Мы этого не захотели, а взяли да пошли по своей людской дороге, не поверили природе, а пошли  за человеком.

   40. Человек стал беречь  и заставлять человека, как собою распоряжаться. Это не в воде, а в воздухе на земле. Да еще техническое искусство человека рук. Они сделали  для себя инструмент для того, чтобы сделать то, что даже не думали иметь в воде жизненное. Вода солнышку не поддается, в воде нет  того, что имеет воздух – свое маленькое подчинение. У воды нет снасти, в воде не нужно хомут или ярмо, по воде не возят на колесах, и нет, чего возить. Потребности нет. Вода рождает много, но не такого, как это надо. В воздухе господствует над всеми жизнерадостными в плоде до того, чтобы съедать. Поэтому у людей в процессе появляется война убийственная за это самое между собой, такая война, которую создали  люди.                                 

   41. Рыба или зверь в воде не имеет такого, как заимел человек. У рыбы нет оружия такого, чтобы друг друга убивать. Рыба жила без рук, чтобы так гибли в природе, как человек погибает от грозы. Он может погибнуть при любых обстоятельствах. То ли его, как человека, в летнюю пору тогда, когда атмосфера начинает меняться перед ним. Особенно делалось после утомительной жары. В природе играет роль время, в котором можно увидеть какие-то начинающиеся тучки, у них не такое делается в воздухе. Это дело не указывается, когда это будет. Человек и не смотрит на это место, оно само приходит или днем, или ночью, если захочет проложить свою систему. Природа ни у кого не спрашивается, ни в какой особенности.

   42. Если только надо перед человеком эта большая и страшная гроза, она никогда не появляется при чистом небе. Зимою по холоду она молчит. А вот когда тепло, когда ягода на дереве зреет, в природе родятся на это силы, их создает атмосфера. Хочет сказать человеку, чтобы он знал про то, что природа никогда не сможет быть одинакова. Этого мало, что меняет свой цвет. Одно белое, другое зеленое. Одно теплое, другое холодное. То или другое живое поживет, покрасуется, а потом сворачивается и уходит на веки веков.

   43. Человек со своим здоровьем. А здоровье бывает не одинаковое, это перед природою заслуги, не каждый раз природа дает его, и не каждый раз человек получает его. Природа не рождает на это без всяких сил. А когда надо в природе на человеке родить новое небывалое, такое, чтобы оно было неизменяемое. Раз оно родилось в атмосфере живое энергичное, наученное любить обе стороны с душою и сердцем, в природе нет разницы, а есть человеку одно. Моря больше, чем земли, но силы равные, вода не выходит из берегов, какая волна.

   44. Какие делаются силы в природе над нашей головой. Не думайте, что струя спускается вниз, и нас силою топит. Вода такая же живая своим телом, и живая земля со своими взорами. То, что делается на земле и делается в воздухе, одному Богу дано знать. Мы не  хотим такие качества в природе, чтобы он приходил к нам со своими силами, и свою силу нам показывал. Мы не верим никаким чудесам, поверьте истине. В природе болезнь не играет роли над человеком, играет  роли человек над болезнью. Надо будет учиться в природе по Иванову, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу.

   45. И не лезть на рожон, а свободно жить. Эти силы есть у каждого человека, мы с вами не хотим искать это на себе по природе. Они не требуют от нас никакого места такого, которое бы огородил, как он огораживает человека, в природе делает милиционером. Один раз пожить да покомандовать так, как делается у капиталистов. Они гонятся за этим богатством, стараются класть все свои силы в природе, и волю свою иметь на это. Чуть не делается над народом властитель управитель для того, чтобы о нем другие сказали, как о каком-то деятеле. Это было и есть оно перед нами.

   46. Перед такими, как мы есть начальные собственники индивидуалисты, живем все с помощью природы, от самого малого до большого начала считаем сами себя в этом хозяином. Он хорошо знает природу о том, что она не хочет, чтобы мы делали то, в чем остаемся. Природа мать, она есть кормилица, она и хранительница со своими силами, считает всех бедных, богатых людей, для нее нет разницы этой хвалы, чтобы природа за такое богатство взяла да пожалела. Этого нет в природе для зависимого человека. Все люди такие, чтобы природою жить. А раз человек живет в природе, уже он пользуется чужим природным. Как делалось людьми, так и будет делаться людьми, жили, живут и будет жить.

   47. Умирали, умирают, и будут умирать такими на материке. Атмосфера такая для людей, и люди такие, как оно есть в природе, у которых нет того, что следует. Людям не надо дорога старого начала, что они хотят, и что они делают, и что получают, что есть у них. Это не дорога Бога и не его мысль, которая говорит, надо закаляться для того, чтобы не бояться ничего. Вот какую дорогу раскрыть, чтобы жить не по капиталистически и не по коммунистически, кто избрал одну путь на материке таким быть, как человек делался, делается, и он будет делаться. Он не хотел и не хочет такого человека видеть и слышать. В природе есть мертвое, умирающее, а живого нет.                

   48. Мы, милиционеры, хотим жить не плохо, а хорошо. Бог живет хуже от всех, не хвалится богатством, а хвалится своим телом и своим здоровьем, которого природа полюбила, и его ценит, как себя. Так и тело независимого человека. Для природы можно иметь обогащений очень много, она не радуется этим. А вот это новое небывалое в жизни она посылает, после чего дает жизнь. И об этом всем написано мною, все мои изложенные буквы да эти вот слова, они изложили фразу моей лично мысли. Она мне так хорошо подсказала в этом деле. Мне помог мой непосредственный мозг, он был крепко связан с природой, про одну правду писать в этом всем в эту писанину.   

   49. Сама природа говорит об этом. А как смотреть время, это будет место, на котором наш земной человек поселился. И так он с первого своего дня, в котором он прожил да протерпел. Мне кажется, не дай бог такого первого случая. Надо было иметь в этом всем, а у тебя, молодца, у человека не было своего лично здоровья, такого развитого во всем. Ты же рожден для этого дела, чтобы в каждом дне работать не плохо, а хорошо. Про это все ты не один знаешь, как о незабытой вещи. Ты же прожил в этом доме, знаешь. Без всякого пера и без ручки никакую теорию не построишь.    

   50. А когда за это возьмешься, тебе поможет наша прошедшая история. Я прожил в ней, а видел на пути, что там в этом можно сказать прямо, человек жил бедно, за что только не возьмешься своими руками, а глазами только смотришь, как на какую-то прекрасную особенность, она делалась нами в этом деле. Сами люди сооружали это все, чтобы в нем, в таком селе было такое количество хозяев. У них мысль была своя недурная, думать об этом всем. А как тяжело первому человеку было начинать после такого тяжелого времени свое дело. У тебя, такого человека, нет того, чтобы похвалиться перед всеми людьми, кто привык смотреть полями в природу.

   51. В ту природу, о которой говорят все, поехал на четырех колесах. Такая была смазанная телега, даже не держался деготь, это было, разве сейчас это не бывает. Природа захочет показать – покажет, не захочет – не даст. Машина большая и крепко добрая по всему этому нашему делу. А на это горе такой человек попался, неумеха хозяйничать, особенно на нашей этой матери земле. С нею приходится не возиться на белом свете. Ты устал раньше всех, убрался, как следовало, у тебя такая надежда на свои силы. Ты сумел их подготовить за это время, день и ночь говорил и спал вместе с землей. А теперь собрался сам без никого ночью, и живое, и мертвое заставил жить, даже соседи сказали сами про себя.

   52. Это был он полномочный, уже собрался, поехал сам один, как было ему первому человеку по бездорожью. Он не поехал порожний, взял хоть маленький груз. Да еще после такого лежащего тяжелого снега, хоть тепло стало, можно было делать все не то, что надумал хозяин. Хозяин бывает не один, что это называется. Мол, он поехал, а все люди сидят на своем месте, себе ждут хорошего, но кому-то надо будет начинать. Это бывает ранняя такая прибыльная: горсть вбросишь, а получишь мешок. За этим спешим, раньше всех свою славу прибавили. Хоть и было тяжело, но зато я был первый мужик. А назавтра я поехал не один, поехали много, затарахтели в степь на свое место. Это не базар людской, а ты на него приехал, свой товар разложил. Ждешь и просишь кого? Да бога в этом.                   

   53. Он помог тебе продать много, теперь надо покупателя с деньгами прислать, и тут понадобился бог. А без него я первый человек не ехал в степь по такой дороге. Я хочу сказать за это дело. Кинулись, а человека нет на месте. Стали думать и гадать, где же делся этот человек? Ми услышали невероятный такой для человека другого запах. Туда мы стали смотреть своими глазами, как на чудо, родившееся в первый раз. Он был тоже человек, его кличка есть Бровкин. Он залез под чужую койку и там навонял, вымазал этим свое лицо. Ему говорят, чтобы он вылезал оттуда, а он не вылезает. Позвали Кузнецова, битка по этой части. Он выгнал его шваброю оттудова, говорит, иди сюда к народу.

   54. А народ стоит, его ждет. Когда увидели его рожу, стали уходить, побежали вон. Говорят, Бровкин вымазал себе морду, не подойти, не подъехать к такому делу. Кузнецов положил его, как свинью в логовище, в туалет под воду, и давай его ведрами водою обмывать до самого чистого воздуха. Это тоже игра в карты сего года. Разве человек уставал бы рано, или по ночи выезжал с таким делом. У него снасть какая, и где он уложился со всеми своими удобствами. Никто не пробовал этого и не хотел тревожить себя. Ночь темная, ничего не видать, а ты в потемках, да при таких обстоятельствах, в которые сам человек попал, и он делал то, что  надо.      

   55. Посмотрел, поглядел вправо, влево, вперед, назад, как будто все управился. Скинул шапку с головы, перекрестился, говорит животному: но, трогаемся. И поехали не легко, а тяжело. А разве легко будет погружаться в воду, которая впервые принимает человека, как живую клетку? Она не погружается так это просто без всякого дела. Мы с вами есть зависимые люди, все боимся холодной воды. А тогда мы купаемся в теплой воде да по теплому. Как это не делает независимость, которая интересуется не одной теплой водой поважничать, да попечься солнцем. У независимости есть дорога своя, дюже высокая и крутая, безлюдная, плохая.

   56. Из такого давнишнего периода на материке при развитой грозе мы шли без ничего тяжело по дороге с таким кустарным производством. Чтобы делать, сделали, у нас получилось технически. Мы не обошлись без всякого заболевания. А вот что самое главное, не обошлись. Как люди были в природе зависимые, так и остались бессильные. У них одно – ждать свое время, такое, как оно приходит без всякого такого, а что-то с собою принесет. Это такая тихая погода проходит в природе, она так на этом месте проходит не навсегда. Мы сегодня дождались, меж нами появилось на арене ясное, теплое солнышко, оно гонит всю росу с колеи.   .   

     57. Погода это сушит, она не дает человеку развития. При одной температуре нет того, чего следует. Мир весь в этом копается, бьется, как рыба об лед. Ему хочется добиться в природе для того, чтобы в жизни своей пришлось научиться, чтобы продолжать, а не укорачивать, как это делается между нами. Все есть как будто и достаточно, чем возможно жить, и хочется крепко жить по всей возможности. Мы с вами живем на материке, как мы только не приступали к жизни, и чего мы не делали в природе. Хоть тяжело приходилось, но зато один раз пожили да помыслили о хорошей жизни.

   58. Но удачи не получилось в крестьянстве в деревне и ремесленника кустаря в городе. Природа не наградила, как следует, а жизнь свою дала, одно время пожили да повольничали за счет знания постольку, поскольку приходилось делать в природе очень много разных дел. Особенно человеку ждать, чтобы закончить начатое. А  его, на нашей земле начатого, надо доделывать. А другое уже есть у человека на носу. В людях приходилось сделать удачно одну какую-либо ходовую, особенно делалось с железа, как оно и получалось в жизни кому-то. А потребуется в жизни своей для своего хозяйства. Из железа делался в крестьянстве плуг. А сколько этих плугов делалось.

    50. И должны делаться все лучше и лучше, учились на хорошее. Плуг покупался на большое время. Ему готовилась живая сила, да не плохая, а хорошая, в чем человек клал свою жизнь, старался, недосыпал, а рано ложился, и уставал рано, поздно начинал. Все держал в уме. Какое бы хозяйство не было, требовалась вещь любого характера, сделанная кустарем, о чем не забыть. Она бывает нужна человеку один раз в году, но всегда требуется плуг, его не показывают, и не смотрят на него, и им не нахвалятся, что у тебя есть уже плуг таких дюймов. А плуг требуется любому хозяину в его развитом хозяйстве, и к нему требуется возможная сила.  

   60. Такое в жизни оружие снасть. Наша прекрасная ранняя осень приходит на арену со всеми свойствами. А в человека есть земля, на которой человек ежегодно пашет силою своею. Он имеет к плугу войцы, ярма, и хороший хозяин держит для этого шесть волов, на что надеется, как на грань. Он ухаживает, как за собою, жалеет как своего, называет по имени. Вол сам не заходит в ярмо, их ловят, парою делают. Одного подручного, другого бороздного работать имели. Не одна пара волов играется с этой работой. На это погоныш требуется для животных, чтобы его боялись. У него есть кнут не одной руки, чтобы погонять, а есть кнут двух рук, которым человек не гладит по головке.

   61. Человек наученный, знает доброго и ленивого быка, кормит одинаково. Если только есть хороший корм или подножье, чем кормить да пастись, это живой силы вол. Он был тогда в большой моде. Не один плуг за собою таскать, и каждую борозду на 120 гони, такие были для измерения площади в десятины, в ширину мерялось двадцать сажен. Это считалось ровно четыре души десятина, которая пахалась. Каждая борозда одной и другой стороны. Человек проходил на этом месте по хорошей погоде весь свой день все время взад и вперед не один, а все думал о хорошем и  будущем времени. Не останавливался на том, чтобы это начатое так по хозяйски вспахать без всякого огреха.

   62. Эта пахота считалась в природе осенняя и ранняя. Хозяин спешил сделать пахоту вовремя, ее положить под снег хорошо вспаханную, и вовремя пахать ее. Хозяин прежде времени говорил и надеялся на все свое будущее. У него время зря не пропадало. Всю неделю он ходит на своих ногах за чепыгами, да покрикивает на живую силу для того, чтобы она ходила быстрее. Хозяин хотел успеха в этом, он имел для себя отдых законное явление воскресение. Все люди верили этому, старались, его хоть по какой-либо погоде надо было праздновать, и отдыхать. Сам и вся худоба ходила тоже да паслась по отаве.             

   63. Это был недельный праздник, шесть дней работай, а седьмой надо помолиться Господу Богу. В природе все свои возможности поделены, на все бывает такое время. Попа Наума единоверческой церкви меньшего сына Фомы жена. Если бы они знали, они сидели за столом полдничали. А на дворе играли в небе дождевые тучи. Она не думала, что гроза приготовила ей. Когда она вышла на порог, и тут же в это время ударила, убила ее и зажгла хату, соломенную крышу. Хата сгорела, стены остались. А женщина была зарыта в землю, но вернуть не пришлось, отнесли на могилки, как всех. В гробу похоронили, как сейчас смотрю на эту картину. Когда мы расходились, малые и старые смотрели на это дело, а помочь не в силах.

   64. Так делалось с великими мужиками. Сам детей народил, а кормить, выхаживать заставил жену. И были такие дела на выгоне. В дочечку Анички Самахиной кинул камень и убил ее, а при разборе сказали, что ее ударила лошадь копытом. Против богача не попрешь в таком деле. Как делалось в природе. Лишь бы хозяин захотел сделать какую-либо вещь, он всегда благословляется, чтобы ему удачно пришлось сделать. А когда он закончил, эту начатую десятину кладет в базу под голову, и уже думает, что на ней приходится сеять. У него в голове это вкладывается, говорит, есть одна десятина. Он едет в другую сторону другого грунтового места, начинает и эту с одной борозды, а кончает серединой эту всю работу.

   65. А это разве не дело есть начало независимости человека в природе? Она одного человека учит, как надо будет перебраться с этой атмосферы, чтобы сменить на другой поток, на другие качества, чтобы эту дорогу забросить. Люди эти есть в природе зависимые, богатые люди, не научились жить без ничего. А все со своим здоровьем. Все люди идут под косогор с ненормальными сердцами. В природе прогрессирует нехорошая сторона, которая не должна возвращаться обратно в природу. Раз прогрессирует в высоту, которую приняла. А когда машину сделал, приостановилась атмосфера не та, которая была на земле, то мотор не будет там заводиться. Мотор не работает, и не сможет работать из-за атмосферы.

   66. Она не делается такой, как она делалась для человека в любое каждое время. Человек не желал плохую погоду в природе, а она сама так приходила и уходила. Одно никогда не стояло перед человеком. Века мы прожили, этими силами пользовались. А сейчас в природе раскрываются ворота, у них родилась сознательность ко всему жизнерадостному тому делу, где больше в природе человек не будет так тяжело мучиться, как он жил, живет в недостатке в природе. Она не удовлетворила, чем была возможность жить, чтобы человек ничем не болел и не простуживался. Вот что надо нашему человеку, кто кладет все свои силы, день и ночь встречается с этим делом, и также он провожает его.          

67. А как было в жизни тяжело, так оно и осталось в жизни бедно. Что требовалось получить от природы, мы с вами не получили в жизни. Нам хотелось жить не плохо, а хорошо. Какой мы с вами дождались жизни? А у нас, как обычно, у таких бессильных. Все мы ждали сегодня день с утра, чтобы было хорошо. Мы ждали солнце, тихой в теплоте погоды, она каждому человеку интересная. А природа возьмет и не даст того, чего мы хотели в этих днях. Природа – это не люди, у них разное свое мнение и мысль своя. А в природе одно свое неумирающее, говорит нам всем о нашем сделанном. Она не находит у себя то хорошее, чем похвалиться. Я, говорит человек, ждал не то, а думал совсем другое. Мы есть люди такие: тепло в природе – значит, хорошо. А раз холодно, уже другая мысль.

   68. В природе, как на вилах … и большую силу имеет. Никому нельзя отказаться от того, что мы делаем в жизни. А только нам надо уходить, а найти для себя жизнь живую, никогда не погибающую и неумирающую. А эта жизнь была, она так есть и осталась на веки веков. В воде  внутри там стоит живое энергичное, как было и раньше, оно и осталось в природе таким. Человеку надо сделаться в природе не таким, как он до этого был или будет со своей зависимой жизнью, которая была с человеком. Мы всю жизнь встречали и провожали хорошее и теплое, чем мы всегда радовались. А сейчас между нами нашелся такой человек, поломал дорогу старую, и ввел никогда новое небывалое, уже прожил не так, как живут все, взялся да сделался закаленным.

   69. Свое здоровое сердце надо потерять в природе, сделать его плохим, не молодым, как оно должно быть всегда в человека борющегося, он сделал его в этом нездоровым, сердце ничье есть такое. А мое лично, я выходил его таким, как оно у меня получилось. Я не боюсь врага, не боюсь ничего, даже своей смерти. Если бы этого у меня не было, я давно бы умер в этом. Вы не верили мне в этом, так поверьте живому факту. Я не хвалюсь жизнью и не вооружаюсь против природы, и не хочу, чтобы природа была хорошая в этом деле. 35 лет прожил в зависимом характере. Не хочу одного дня жить так да веселиться так, как люди веселятся. Песни свои поют, танцуют на сценах, считают, это они живут хорошо.  

   70. Природа – не поедать какой-либо фунт изюма. Как Иванов живет в природе? Ему не надо ничего такого.

Воздух, вода земля. Воздух занимает свое место в природе, а вода занимает свое место, и земля также отдельно от этих двух занимает материк, в чем человек, как таковой, в жизни своей. Он оперся своими длинными будящими ногами, и стал ползать по верху этой земли. Он своим умным понятием заставил разбираться с этим всем, понимать вокруг себя. Он стал видеть далеко, в ход пустил свои руки. Они его заставили рыться в нашей вечно живущей земле. Человек нашел в этом способ.     

   71. Он сделал своими силами и умением для себя в помощь оружие, и стал избегать поближе всего этого. Он стал купаться в воде, и также стал избегать от изменения одного и другого. Перед человеком в его жизни родился свет и тьма. Кто, по всему выводу, первый ввел в люди, судите сами, вы и делайте итоги в этом. Ибо я только собираюсь, хочу вам сказать, как человек. Я роюсь в этом всем, хочу найти тайну. То ли она находится в природе, то ли она находится в человеке. Наши ученые говорят, надо искать источник в природе такой, чтобы он давал все для жизни.

   72. Мы с вами имеем для этого свое оружие, сделанное руками. С ним мы с вами двинулись в природе, и увидели другое животное. Мы поймали его маленьким, привезли, и вырастили его таким, как это надо. Словом, это животное стало человеку помогать двигаться с одного места в другое. У этого человека родился разум. Он объявился хозяином в природе, быть над водою, он взял свое господство и в воздухе, стал делать промыслы, живое находить и по вкусу его разделывать. В воздухе человек нашел зверя, и на него пустил свое оружие. Он стал делать это для того, чтобы у него было, что кушать, и одно время одеваться. Человек нашел эти качества, окружил себя, и стал пользоваться этим развитием, как неумирающим источником.         

   73. Говорят, мы нашли для самих себя в воде жизнерадостное, стали ловить всякими способами, и пользоваться, как продуктом. Говорим всем, хорошо и ловко тогда, когда мы на сковородке увидели и услышали запах. Это в этом человеческая работа, его любимый труд в этом деле. Он стал его кормить и стал его одевать на то время, в котором человек очутился. У человека природа стала служить продуктом и товаром одно время. Мы нашли его в природе и из этого сделали сами. Природа одевает нас, она кормит, и мы живем в ней в доме, да еще как хорошо проводим жизнь за счет этого. То мы не имели, а сейчас заимели, имеем свою изложенную дорогу, по которой люди сделали след. И по нему смело стали ступать, и друг друга стали посещать для того, чтобы знать и учиться приходилось один у другого.

   74. Да присматриваться, да запоминать, что было у него, да еще хорошее, на что позавидовать, и напасть на чужое, как на свое, и стараться присвоить к своему имени. Мы сделали это, пригляделись, а потом пошли силою в руках с оружием, сделали над природою, убили, разделали, как следует. Это человек сделал хорошее? А раз человек сделал в природе плохое, то почему ему будет делаться в природе хорошее? Раз у тебя такой азарт появился, то появится в воздухе, на это дело разовьет свой природный циклон на это, чтобы природа набралась своих энергичных сил и направила свой такой удар, из которого получится огонь. И то место, на которое  направлено в природе, будет гореть.     

   75. А вода развивает свое парное для человека за его одну способность. Она заставила человека купаться при теплой температуре, да в ней рыбу ловить всякими способами. А техническим способом на лодке или на корабле плавать, перебираться из своего предназначенного места. Капитан со своей командой пробирается по всяким природным условиям. Мы начали переплывать через малое и большое расстояние, где не мы, а другие не получили для достижения успехов. Море своими силами проглотило, оно не дало человеку сделать задуманное. Вместе с кораблем и люди погрузились в глубину моря. Никто им, таким мореплавателям, не помог в их горе. Итак, вода оказалась в этом не другом, а пошла им на их горе, волнами разбила этот корабль.   

   76. Он не делался для этого, им хотелось поплавать на нем по морю, да что-нибудь новенькое из-за границы привезти своими всеми силами. Наше такое есть в природе коммерческое дело. Мы научились прибылью удовлетворяться, продавалась любая хорошая вещь за золото. Мы, говорит сам хозяин этому всему делу. Он построил корабль и нанял на него команду, заставил сам себя с нею ехать за хорошим, золота набрал с собою, хотел удивить кого-то этим, что он такой в жизни предприниматель и купец, первый господин. Ему это так не прошло, хвалиться своим умением, что он есть такой делец в природе, добудет такую кучу денег, золота, и с ним поедет за границу. Но он не подумал о стихии. Его дело было одно – надо будет жить, и другого в этом деле за собою тащить.

  77. Куда? Он и сам не знал, и не знали его нанятые. Когда ехали по тихому и ровному морю, эти люди радовались, танцевали. Природа вела их за собою. Она с места не хотела, человек плыл за таким делом. Хозяин под эту дорогу не вспомнил свой сон, а он был. Природа не дала ему, чтобы знать, а взяла да занавес туманного дня ввела, когда приходилось кораблю отправляться. Раз наметил ехать, то есть плыть, в этом деле не ждут ясного солнца, и не надеются на то, что это так оно и получится в нехорошем знании всего народа на корабле. Никто не хотел, чтобы при таких обстоятельствах мы, такие жаждущие в этом деле, погибли. Мы оказались со своим задуманным в природе вместе с хозяином и золотом люди, которые потонули в море.     

   78. Одна природа знает об этом, она сообщила нашим близким родным через их сон, только родные об этом деле и до сих пор не знают, как они гибли, и за что природа наказала их, ибо люди были не виноваты в этом деле. Природа не какой-либо в жизни цветок между многими травами, он далеко видный своим цветом и своей красотой. Он дышит, природа помогает ему процвести да обсыпаться, а зернышка сбросить в землю для того, чтобы зацепиться за влагу и на другой год прибавиться еще одному цветку. А корабль – это не цветок и не какая-то энергичная птица, которой приходится садиться на воду поплавать да отдохнуть, а потом сил набраться, себя поднять с воды, и крыльями замахать, опять вдаль полететь. Этого хозяйский корабль не достиг, и не сделал для себя того, что хотелось.    

   79. Вот как люди живут и богатеют на воде. А надо будет знать воду не так, любить, как мы привыкли с нее делать гребли или канавки для сбора воды. Мы привыкли ее по возможности. Мы не обошлись без нее в нашей жизни, и не сделали такую рослую жизнь в природе. Мы не привыкли оставаться человеку на воде или в воздухе, на холодной земле. Она человека принимает в искусственной самозащите. Мы с вами не делали машину на земле, чтобы за счет какой-либо энергии бегала, а сами в ней сидели, как мы привыкли сидеть за технической стеной. 

   80. Мы ушли от основного нашего воздуха. Мы побоялись живого двигающегося. Самое главное, это чистый энергичный воздух, он ведь неотрывно в нас в любой местности, она нигде не живет без него. Любое живое животное или насекомое, которое  неотрывно без всякого живет вместе в воде, в воздухе да на земле. Маленькая козявка или жучек мизерный, также небольшая птичка, которая не имеет у себя никаких сложенных с чего-либо стен, или сделанного полотна, которым сохраняла бы себя в жизни. Возьмите воробья или жаворонка, с которым человек встречается. Можно сказать за зайчика, за все остальных животных.

   81. У лисы, у волка, у медведя нет такого, чтобы искусственно обогрелся и в уюте так поспал, потянулся, как потягивается любой большой человек, у него такая участь в жизни, хорошее и плохое. Мы живем в природе один раз не плохо, а хорошо, чему сама жизнь показывает дорогу. Она к человеку близкая и такая, как мы имеем и хотим этого иметь, без чего человек ни шагу. Он заставил себя жить зависимо, чтобы жить в природе так хорошо и ловко. Мы не обходимся без хорошего и удобного места. Мы есть такие люди в жизни, кому надо иметь в природе здоровье. А оно у нас создается за счет спасибо.     

   82. Мы сами себя кормим и одеваем, заставляем спать в мягком, хорошем, теплом. И ми ходим столько, сколько человеку хочется ходить по земле, носить себя и причитающуюся одежду, которая висит на живом теле весом, не помогает телу, чтобы было легко, а мешает, чтобы было тяжело. Мы так делаем, не укрываем тело, руки, не укрываем лицо. На голове шапка, да еще она какая будет по фасону, по форме. И также надетые на ноги сапоги не какие-либо, чтобы были плохие. Сапог шьется крепко, чтобы вода не прошла в сапог, и не продул холодный ветер. Тело любит уют, в теле есть свое тепло, поэтому мы одеваем на себя не одни сапоги, не одну шапку, не одни штаны простые и теплые.

   83. А рубаха тоже не одна,  и теплая, не одна есть тельная и пиджак с шубою, чтобы было теплее оставаться на материке на земле и возле воды, в воздухе. Мы избрали место свое прежнее, в нем мы родились, учились в природе жить не плохо, а хорошо. Старались заиметь по всему времени, чтобы ничем не нуждаться в природе. Прежде чем жить и у себя иметь все, для этой жизни на месте надо заиметь дом, еще не плохой, а хороший, с большими окнами да с крепкими дверьми. А в этом доме печь, груба, для прохода дыма надо труба и хорошая крыша. А к этому надо стол, лавки да то, что приходится поедать, и то надо заиметь в запасе, на что двор имеет место амбар и погреб.

   84. А раз амбар есть, то там есть зерно. Погреб выкапывают и выкладывают камнем, чтобы сохранять скоропортящуюся  продукцию. Там лежит вся засолка и картошка, без чего не сделаешь борщ или суп. Мы живем этим запасом, весь год напролет в степи на земле ухаживаем за ним, не сами лично. Нам помогает животное, которое мы кормим и храним его, как око, на него надеемся, как на живую силу. Если оно есть лошадь, ми делаем на нее хомут с клещами, с гужами, и посторонки делаем, чтобы вслед за собой таскать не легко, а тяжело, и возить на колесах какой-либо груз, уложенный человеком. А силой живой отвезем или привезем. Как мы делаем, ломаем камень, делаем его таким, складываем стену. Мы обмазываем глиной, сделанной с водой, и стена мажется, сохнет одно время.

   85. Стена была без всякой трещины, чтобы ветер не продул, мы уходим от него. А раз мы ушли от основного дела, то прибегли к технике, не стали ходить по сырой земле чистою ногою без обуви. Ми не полюбили эти качества, капризно отнеслись ко всему этому, стали добиваться красоты на земле. Форму чина нам дала частная собственность, она не стала жить по природному, стала одеваться по-своему. Она не захотела жить в независимом порядке, нашла в истории свой шрифт, представила для учения. Неотесанный темный человек стал выражаться по ученому.

   86. Мы не захотели вместе сидеть на одной скамье и за одним столом, не стали поедать одну пищу. Им, господам, не доходило в голову, что природа была мать всем. Она не хотела, чтобы люди на земле поделились правом. Люди родились на белый свет друзьями. Если бы не мертвое, а живое. Человечество народилось для жизни, но боязнь не захотела, взяли отступили, и пошли не по той дороге в хорошем сапоге, шапку королевскую надели. Словом, сделались по быту предков, стали уходить от природы, ушли, семью заимели, поселились сами, жили так, как им хотелось, они не ушли от природы.                      

   87. Развитие догнало время. Все дело делал, но недоделал свое, начатое им, сдался, как все остальные. Дальше не пошел своим желанием, его это все приостановилось, дальше не стало двигаться, и то не стал делать, у него руки стали не такие, ум свой прекратился. А раз мысль не стала работать, рождаться, мысли не стало, сердце на земле не стало в груди биться. Силы человека ушли на веки веков от нас. Мы жили, неодинаково правами поделились на земле. Одни доступно пользовались средствами собственности. Она показывала размером, и хотела за счет этого лучше от всех остальных. А природа это его расстояние сузила и не дала дальше расти.  

   88. Природа, мать наша всех, не посчиталась ни с какими особенностями, взяла и самого высокого умницу убрала, положила в койку, лежит без действия, нет человека. Это сделалось в воздухе на земле. Огороженному человеку, кто из своего начального рода, не хотелось никому и негде болеть и простуживаться,  а потом поболеть и умереть, на это все тоже находятся силы человека. Они такие не рождались, а умерли, как и не были в жизни. Мы не захотели это искать, это видеть, и найти в природе эти качества. Они такие перед человеком только теперь неумирающие. Дорога наша нашлась в этом деле, изучили, поняли, как таковую для всех людей. Она никому не возразила идти по этой дороге, и мыслить то, что требуется.  

   89. Нам надо мыслить об этом так, чтобы от этой мысли получилось в природе неумирающее, хорошее. Я, говорит нам Иванов, жизнь обосновал для того, чтобы с врага сделать друга жизни, но не врага смерти. Мы, все люди на земле, боимся грозы, а она нас убьет в любом и каждом своем месте. Мы родились на нем не для того, чтобы умирать. А смерть сделалась человеком, тем человеком, кто стремился жить в этом. А природа, да еще такая, как она была для любого человека, на любом месте окружила его и не дала ему жить дальше через его желание, чтобы жить. А он не получил этого, расстался с жизнью, ему не к жизни, а к смерти. Он не нажился, а умер без всякого следа. Они не заслужили и ничего не сделали, чтобы человеку не помирать.

   90. Мы взялись за природу, за то самое, за которое не брались люди. Они когда-то не заставляли грунтовую землю, ни в каком месте это не делалось, и не ждали так время, как мы ждали и ждем, особенно в такие теплые дни, да в приятное такое начало. Оно нами начиналось, и нами так росло, поднималось вверх. Мы раньше не имели такое время, мы даже не умели говорить о человеке в гробу с цветами и его хоронить. Сейчас это все на нашей такой земле не в моде встречать такое заболевание на человеке. А оно делается в моде через такое недомогание. Мы с вами до этого времени не так заставляли себя болеть. В сейчас такое развитие участилось на нашем таком человеке, кто стал больше сам себя слушать. 

   91. В этом его своя точная задача в природе, у него есть весь такой труд, без которого мы не остаемся. А все это делается не так просто природою. И хочу сказать о нашем человеке. Он заставил себя так оставаться в жизни. Он не смог любить всю природу своим поступком, и ценить ее как такую бушующую, она одно время заставила себя зарядить один за другим днем не какого такого хорошего изменения в сторону того, чтобы такого сильного ветра с солнцем не было в природе. Мы есть такие люди в природе, считали всегда, и оно такое происходило, а мы забыли об этом всем. Нашему животному без нового появившегося надо очень зеленого корма травы. Я, говорит в этом человек, никак не верю этому всему прошедшему, и не хочу, чтобы люди так всегда думали об этом.

   92. Закалка тренировка такая, как она есть, не нуждается временем, и не хочет разговаривать на своем языке. А слова приходится говорить не одному человеку об этом деле в природе. Мы не научили сами себя жить в природе без всякого каприза. Мы с вами каждый день напоминаем об этом в природе, о том столе, о той пище, которую мы с вами сами для этого делаем. Чуть свет мы поднимаемся, а мыслью не бросаем думать за такое время в степи. Люди спешат делать на нашей такой грунтовой земле.

   93. Не одни люди разговаривают об этом кусочке. А самое главное в этом деле, человек встретился с природою, и хочет ей, как матери родной, сказать. Ты же есть наша великая мать, с нами такими людьми на этом месте, где земля, пахота наша, всю зиму с осени пролежала. А мы, как люди, так крепко думали о ней, не ждали от нее такого сильно развитого в природе восточного суховея. Он не хочет менять себя на хорошую и теплую погоду, которая надо теперь, и она необходимо надо в жизни своей.

   94. 8 апреля 1968 года Иванов упросил со своей вежливостью перед всеми, с любовью начал свою спортивную работу. А ветер как был крепко развитый в природе ежедневно, так он остался в атмосфере со своими силами. Он очень крепко мешает в нашей работе в нашей жизни. Погода не бывает всегда одинакова, и природа не хочет нам себя сменить, в природе сила не стоит на одном месте, как сейчас перед нами делается. Она не молчит, хочет грозой наносить всем людям свою неприятность, которую делает наша мать природа.     

   95. Особенно сейчас дует по этой местности несмолкаемый такой сухой при ясном солнышке. Чтобы тепло было и менялось из одного в другое, этого природа не дает нам, уже нам плохо и никуда не годится. Природа не хочет идти нам навстречу, чтобы ветер не дул. Мы этого не признаем и не в силах заставить эту огромную местность, по которой проходит наш суховей. И дети наши малые не в силах выйти на свой двор и перед солнцем раздеться до рубашки, и свою бодрость развить. Даже наши куры не найдут такого места, в котором они, как птица, такая хитрая, такая сильная, несет нам яичко без ничего.

   96. А наше такое дело людское, в нашем хорошо удаленном доме живется и думается об этом пришедшем времени. Надо будет в природе влага, тепло. Все люди хотят этого, но природа не желает им давать за их зазнайство, за то, что они делают это в жизни. Они говорят, это сделали сами, добились от природы, она дала им. Человек понял, что ему надо для жизни своей другое какое-либо для того, чтобы им пришлось наесться. Или человек нашел в природе какое-либо дело с физической стороны. Камень оказался в природе строительный материал. А раз он создает из себя всякого рода строения, мы с камня клали вечно неумирающие дома для своей жизни.                   

   97. Мы кладем для зерна, сохраняем в амбарах с закромами. Роем в земле глубокую по размеру яму, выкладываем ее камнем, и этот камень накрываем землею толстым слоем. Все это делалось человеком для того, чтобы в погребе одно время содержалось свое приготовление, мочение и соление. Человек делает в природе одно для того, чтобы в деревне жить без всякого базара, где люди на свое здоровье целый год всю систему свою представляют в жизни. На земле ищут для себя уют, чтобы у человека была земля как земля, и столько, сколько человеку будет надо под его строение и под то, чтобы на этой земле что-либо посеять или посадить. Это все нами делается в жизни для того, чтобы эта земля давала ежегодно урожай, чтобы ми его убирали с этого места и прятали его в такое глубокое место, где не достает в холоде никакой мороз.

   98. Продукт живет в хороших условиях один раз. А когда ему зародятся плохие условия, он портится, уходит с жизни. Как человек живет и пользуется в природе хорошими правами, на него и природа скоро не приходит и не делает ему в этом плохое. Природа не заставляла и не заставляет его, чтобы он жил так плохо или нехорошо. В природе есть все хорошее и живое со стороны, если ты понимаешь, хорошо знаешь природу, какая она есть. Мы видим ее через наше оконное стекло, какая она сильная биться со своей силой в окошко. Она чуть не скажет нам об этом свои вьющие слова. Что ты делаешь, и что ты в доме творишь? А меня ты боишься. Я какая прошусь через стекла морозными взорами, чего только не показываю вам. Можно видеть издалека, есть в этом холоде и морозе на стекле всякого рода леса.

   99. Отдельные маленькие и большие деревья в листьях, над ними лежат такие приятные места, их можно назвать прогалины. Это место вечно видит Солнце и Луна, а звезды бывают вечно ночью. На эту прогалину приходит кое-когда лютый зверь, он там греется, и хочет свое тело заставить поважничать. Птица тетерь прилетает в одно время, он там своею любовью гуляет, и его вовлекающиеся охотники стреляют. Это все делают на нашей земле за окошком. Мы с вами только сможем смотреть и видеть, да соображать и удивляться с таких узоров, как на каких-то небывалых небесах. Мы с вами тоже туда поднимаем вверх глаза, и за каждым видом быстро бежим, да хотим сказать за эту красавицу природу, которая нам из тех туч создалась. Мы с вами это все назвали по имени, но достать это дело не пришлось. Эта фигура или развитая в облаках гроза ушла, и ее как будто в это время теперь не видать.

   100. Сад плодородного дерева посажен на этом месте на грунтовой земле для хорошего урожая. Какое ухаживание есть за ним в этом климате, чем человек не нарадуется в своей жизни от одной его красоты в природе. Всю зиму напролет все холодные дни пропускаются голыми отростками всего ствола, и маленькими отросточками, и почками. Они встречаются с любовью с днями в погоде на земле. А какие условия бывают неодинаковые перед тобою время. Мы, все люди, живущие между этим, смотрим глазами, видим пору осеннюю, и весною, как наши деревья этого сада одеваются и раздеваются. На это все есть наша с вами мастерица природа.      

   101. У нее есть для этого естественные силы, с которыми она день и ночь спит и не пробуждается, а чувство свое знает, когда и какое бывает изменение. Все зависит от нашего солнца, оно в жизни всегда играет роль. А когда набрасывается на индивидуальное плодовое дерево и на отдельные отросточки, дерево имеет в себя силы природные, без всякой самозащиты обходится тогда, когда никакого отдельного листочка на своем месте не бывает. Дерево в это время находится в большом переживании, оно так не разговаривает с природой во время большого ветра. А только визжит, так быстро проскакивает атмосфера созданная, думается, кто-то ударяет кнутом животное. Мы никогда не забудем про эту лихую и суровую погоду.

   102. Особенно зимою при наступлении хорошего в тумане ветра наше такое голое дерево делается, малые и большие отростки покрываются снегом, как какой-то в природе красивый чисто белый в снегу инвентарь. Мы с вами и это видим, а прощаться приходится, и не увидишь. А на эту густую такую зародившуюся систему, на развитую говорят наши предковые  по старшинству люди свои слова, скажут нам, всей молодежи, если это вот погода такая в ветре. Она бывает долго на это время без урожая, которого мы снимаем, бедствия не бывает. Мое дело одно есть, старше, его нет в нашем селе. Он, как другие кочевники по этому делу, смотрели на небесные светила, то есть на звезды. У них это был компас, у них небо показывало то, что требовалось человеку кочевому.

   103. На этом месте раньше мы такой душистой весною развитой почки на красующийся такой цветок. Он меня заставлял смотреть, это было одно мое, что я видел перед собою такой плодотворный отдельный цветочек со своими качествами. Наша чистоплотная пчела пробирается к нему со своего места и опыляет его, как это будет надо для урожая. В это время мы удовлетворяемся не одним запахом и не одним жужжанием. Бывает даже наша птица черная, это наш спаситель после белой бабочки, она кладет свои дробные яичка, и заводит для наших деревьев червь дробного характера, и много. А для этой птицы в это самое время, как у нас на тарелках на столе жареная, сладкая пища. Скворец этому рад, не дает ему развиться, а опрыскивает своим добром.

   104. Так получается в жизни, когда в саду на каждом дереве на отростке себя покажет листок. А он не на одном плодородном дереве живет и в почке развивается. Из самой весны это дело начинает своей силой родившейся хвалиться по всей нашей природе, несмолкаемо с собой разговаривает. Он и день свой не спит, и приходит ночь, свои глаза не закрывает, никакая другая изменяющаяся атмосфера, с которой приходится на святое здоровье встречаться. Мы с вами этот шорох слышим, как между нами и воздухом происходит. Эта система не молчит, а разговаривает, но никогда никому не мешает своим голосом, этими своими шорохами, а разговор ведут разный.

   105. Природа имеет у себя очень много пород, но не одинаковыми листьями, каждое свое. Да разговор ведется не такой о себе лично, кто о ком бывает мнения. Если человек с простора и воли попадает в дремучий лес, в котором бывает не одна хорошая  стройная древесина. Начинай перелистывать от сосны, по одиночке считать,  сбоку расположилась пихта, ель, она себя мало меняет в цвету на своей площади. Свою сосновую или елки почку не меняет так, как тополь или осина, да бывает, березка свои частичные семейные места показывает. Если ты есть лесовод этой местности, по нему ходишь часто, на него приходится глазом набрасывать.

   106. И умеешь определять, как на стройматериал, с которого выходит от корня шпала или пиловник с подтоварником. А бывает хлыщ от и до краю пригоден только на дрова, на топливо заготавливается, рубается до 8 сантиметров верха. У тебя на этот счет есть глаза быстро охватывать и определять тут же рядом. Когда ты подошел к липе, а она светит своим липовым медовым светом, от которого тянется всегда ароматный запах. Этим деревом не один человек интересуется, завидует такой породе, приглашают к себе из дальнего расстояния. Липа любит медоносную пчелку, она определяет это дело через запах, ей хочется отобрать от нее жидкость, и этой жидкостью семью свою кормить.

   107. Иногда на это добро по запаху нападает мишка-медведь со своей звериной силой. У него есть для этого когти, любое дупло раздирает, и на это человек нападает. А помочь этому аппетиту никак нельзя, зверь в этом лесу мало спит, его физическая охота за хорошим, пахучим. Он свою голову поворачивает и за большое расстояние туда приходит. Ему любая скотина, любое живое на него набрасывается, и давай с ним расправляться. До своей еды медведю не надо дерево, как любителю человеку. Он не приходит без топора и без мысли в лес дремучий, на что он держит путь. Если он охотник, имеет свое ружье, особенно сейчас введена централка.

   108. В лесу живет зайчик, нагибается и на ноги садится, как будто он кого-то испугался. Чтобы ровно ходить, это его не привычка, которой заяц владеет. У него передние ноги короче, чем задние длинные, он этим шагом прядает физически на большое расстояние уходить от своей близко живущей лисы, она ему как кума-лисица не помогает в его жизни, а мешает своим поступком. Заяц не имеет дальней дороги, он бегает кругом этого места. Лиса хитрая изучила, одна преследует его, а другая ждет  на его прежнее место. Она знает, где бы заяц ни бегал, а от своего места не отрывается. Лиса сидит и ждет, когда заяц появляется, лиса другая бежит за ним, а та отдыхает, сидит ждет. Зайцу такому, как он есть, не уйти, жертвою ложится перед лисою, она съедает его голову.

   109. А волку – задняя часть. Охотнику нужна и лиса, аппетит пушнины, какая бывает головка снятая. И бывает в этом охота на птицу, на рябчика и на тетерь, да бывает курочка куропатка. Лес не один есть расположен, в нем все живут без всякой самозащиты. А человек способен на все, даже собирает из сосны ее жидкость, с березы делает деготь, умирает в этом всегда охотник ни тем, ни другим. Он имеет место другое, крепкой породы дуб, ясен и клен да красной породы каштан. Все это делается человеком заинтересованными, любителем подойти под роскошный дуб, определяешь с него клепку на любую бочку, которую делают специально с дуба для вина или пива, и делают бочки с дуба для соления.

   110. С лесом можно жить вместе. Это мы с вами, люди, касались нашей великой матери природы, ее богатства, что она у себя имеет одного господствующего. Человек у нее слава. Он борец и воин в этом деле, делается небывалым дельцом, а потом ошибается через свой лично поступок, как проектирующий ученый человек, да еще с Ориона этот человек. Он оторвался от солнышка на специальном самолете и увидел темное сияющее место планеты Земли. Сюда прилетел для изучения всего экономического и политического богатства. Учился много, проходил все учебные заведения, легко приходилось это осваивать. Пожил, поучился, стал ученым на всю Землю человеком. Не родившись здесь на Земле, он всегда представляет этому себя сыном бога, ученым человеком.

   111. Для него стала известна сторона капиталистов, теперь ученый перебирается в сторону, где задумали люди построить коммунизм. А я помощник этому оказался, одно время был правой рукой при Сталине. Я, говорит ученый человек, стратег любого намеченного строительства, я проектировал канал, спроектировал не одну станцию на реке. Я ставил все крупные заводы по своему проекту. Если бы не я, не мои военные стратегические планы в войне отечественной, мы бы такие люди, такие вооруженные с таким командирами, которые не оправдали себя, не победили. Я дал указание Сталину, чтобы Тимошенка, Ворошилова снять, ученых полководцев ввести в дела их фронта.

   112. Это моя рекомендация была для разгрома фашистов. Умирает Сталин – поручает мне  продолжать все его дело. А меня взяли, как больного человека такого ученого положили с животом в Москве в Боткинскую больницу. Я лежал, мне делали медицинскую помощь вливание в вену. А рука от этого дела воспалилась, специалисты хирурги отрезали, я теперь не имею правой руки. А живот как болел, так он болит, никто не помог в этом деле. Мне сказали  в Боткинской больнице, когда я поеду на юг и там я встречусь с Ивановым, с практиком всех заболеваний. Я не видел его, ходящего в трусах, но пророчества мне говорили, не врача и не знахаря, а природные закаленные.        

   113. А закалка тренировка сделала его дельцом в этом деле. Любое имеющееся заболевание вплоть до рака, никто не имеет таких качеств, как их имеет Иванов. Как я очутился в Гуковской психбольнице, пусть история врачебная расскажет нам про это. Сейчас я увидел, на пути всего этого развития перед многими такими учеными человек предстал наш русского слова, богатырь, герой, самородок данного времени, писатель, поэт стиля беллетристики художественного повествования Иванов. Только я понял его язык древнего характера и решился ему помочь в технических ошибках. Домой я не соглашался до тех пор, пока не применил на себе свое никотиновое лечение.

   114. Я скушал полпачки табака махорки, имеющаяся рвота прекратилась. А живот как болел, так он не перестает болеть. Я читаю труды, написанные Ивановым, особенно написано две тетради «Закалка и люди», не один раз я прочитал, убедился, даже дал ему наставление, как прибавить «Другую серию матери» и «Река». Иванов и это сделал, написал, мое было одно – ему верить. Он мне в моем животе решился применить свое земное лечение. Я, говорит, перед тобою не врач и не знахарь, но человек такой, который за мою способность и дело помочь ему в ошибках, Иванов решился выгнать врага по-своему с живота. Я, как ученый, не стал этому возражать, взялся практически делать. 

   115. Принял меры лечиться по Иванову естественно природою, 42 часа не употреблять ни пищу, ни воду. Я подумал, что это можно будет сделать не тяжело, а легко. Полутора суток не поесть, взялся за это, сам изъявил свое желание. А когда практически пришел, стал делать в этом деле, то мне пришла смерть в этом. Мой живот заболел еще хуже, и в этом всем я не выдержал, стал хуже чувствовать, взял и бросил. Пришел к сестре, попросил от этой адской боли таблеток, и так я не сдержал и не принял помощь Иванова в спасении человека от болезни. А ошибки исправляю, за каждую ошибку Иванов должен платить мне копейку. Он дал свое слово расплатиться тогда, когда «Закалка и люди» пойдет в светскую жизнь в печать.

   116. А сейчас Иванову выпала чара описать за грозу, куда по просьбе моей внесли сюда Бровкина. А потом спрашивается у меня, как у технического помощника всей писанины, которую я читаю, переправляю буквы, недостаточно литературные. А его писанина – это одна сила ума и дело рук. Иванов написал для истории 80 тетрадей таких по 200 страниц, писать стал автоматически. Я, как ученый человек, не управляюсь в этом. Читаю, что хорошее по делу Иванова, ему рассказываю за все экономическое и политическое значение. У Иванова нет одного, кому пожаловаться своей болезнью. Я, ученый по всем отраслям, знаю хорошо Иванова не как больного такого, кто сюда сам попал, а закаленного.   

   117. По всему этому его привезли и меня привезли. Я, как теоретическое лицо, а он, как практик. Он имеет талант писать, лишь бы дал слово, обязательно напишет, читать мы будем, есть, что читать, вся природа перед ним. Ученый человек сын бога говорит, что все земные люди рожденные здесь на Земле. А я прилетел из Ориона для того, чтобы построить на Земле рай. Люди этой стороны коммунисты не пожелали, чтобы я продолжал дело Сталина, взяли покалечили меня, сделали вечно больным человеком. Какой же я больной в мысли, если она у меня буравит за их нехорошее ко мне. Я не хочу, чтобы у них была влага для всего роста. Мой отец есть бог дальше терпеть не хочет, дождя не дает, а введет засуху, которая будет продолжаться для нас.

 118. А люди этому не верят. Один Иванов с этим соглашается, говорит, если будет дождь, мы будем бить в ладошки, но когда не будет, а будет по Учителю. Очень нам, таким умным, как мы с вами поделались, за что держат закаленного человека самородка. Живой факт в природе есть на земных людях, которым Иванову приходится помогать в их начальных мучительных заболеваниях. Иванову пишут письма, просят его как Учителя, чтобы он дал им здоровье. Нас таких двое, я, теоретик ученый сын бога, а Иванов практик самородок, доктор всех таких болезней, которых он умеет, даже рак удаляется. Вот какого человека нам надо, он нашел средства в природе.

   119. Это значит, враг побежден. А раз враг в природе побежденный, значит, Учитель умен все это сделать в людях в природе. Она есть всему дело, стоит на страже обиженного человека, который не идет по дороге одной из зависимыми людьми через то, что смеются с естественного живого человека, который напрасно лежит в больнице. Он пишет о природе, о ее источнике: воздухе, воде, земле. И вот такое от людей, от молодежи слышу неприятные слова, которых не слышал бы в своей жизни, без этого ни до порога. Надо было и от этого не отказаться. Говорит человек, а сказанному конца не видать. Пусть уже волов, которых мы взяли с пастбища во время отдыха и погнали домой, как своих, их пришлось вернуть, такая происходила покупка.

    120. А чтобы я брал лошадей, я этого не делал, и никого своим делом не обманешь. У людей есть истина рожденная. А чтобы таким оказался в жизни этой, которая приняла этого человека, так только делают не люди нашей Земли. Она родила такие качества, а я их встретил и хочу ему вынести за его сказанное благодарность. Разве можно будет обманывать, да еще чем. Такую дорогу никому нельзя будет проходить, она одна для всех. Только по ней заслуги приходят, и очень страшно другим показывать. Холодно, а ты так крепко терпишь, и голодно животу, а ты тоже терпишь очень крепко. По закону, человеку не надо делать это. А если в этом деле хорошо, что можно будет сказать.          

   121. Поэтому и делается человеком заглазно, лишь бы только человек пришел ко мне на прием, я расскажу ему или ей, возьму научить.

   А листок, да еще кленовый в сказке сказан, когда внук пас в деда овечек. Пасет, пасет, да напоит, а потом гонит их домой. А дедушка стоит, встречает своими словами. Говорит, козочки вы козочки, вы ели. А они бегут, ему отвечают. Мой родимый, мы не ели и не пили, бежали через мосток, схватили листок. Так и мы, люди, да еще близкие к лесу слышим, как дубовый широкоплечий хлыщ стоял от самого краю.     

   122. И на расстоянии сказывал наше дело в жизни. Мы по росе есть не такие люди, и не такое дерево есть, которому приходится человеку кланяться. Он смотрит на породу такую, которую человек определил по листочку, что это дерево необходимо надо, человека есть такое зародившееся в природе на это дерево. Возле него не рос, приходилось ходить да о нем некоторое время мыслить. У меня, такого любителя человека, кто имеет свой азарт на это, про него, как о хорошей штуке, ценной.

   123. Она нужна всегда хозяину, дерево, которому не грех позавидовать, как человек человеку живому красивому, кому этот человек понравился. Он ходил не раз мимо и близко, он старался сказать ему в этом в такт ласковые слова. А ведь дерево красавица из всех стоит, своими листочками шевелит по природному, они не понимают, особенно сейчас в это время, когда наше дерево выросло в пригодность. Из него можно было сделать хороший инструмент, ложку или держатель на молоток.

   124. А для топорища имеется самое хорошее дерево, с него можно сделать барок одиночный или парный. А какое стройное дерево, с которого можно сделать дышло, в лесу, да еще каком огромном, как оно есть, и можно будет найти. Если только человек есть в этом мастер, на что научился в своей жизни, эту вещь делает не плохую, а хорошую, вовлекающую, обязательно нужную другому человеку. Когда-то купил дробовое ружье, но стрелять не умел, даже целиться не умел. А охота была хоть раз, но из него надо стрельнуть.

   125. Куда, зачем и как? А раз полюбил это дело, деньги заплатил. Думаю, почему не пойти да не попробовать хоть один раз в природе стрельнуть. Самое хорошее дело – это была наша для всех охота на все. И на нашу землю были большие завидки, которая лежала ведь век такое время. Оно приходит один раз, и вовремя приходилось делать, особенно на этом месте простор, никого не видать, кроме как зимою дул холодный ветер, а под ногами скрипел белый снег. Я присмотрелся, пригляделся, недалеко увидел лису, она ела голову зайца. Я за ружье, к глазу на прицел, а в самого мысль неожиданная о грозе.     

   126. Изменение дождик после такого суховея или восточного ветра. Какой дождик пошел 1968 года 19 апреля, какая зелень появилась в этом в природе, уже не такое явление, как было до этого. Очень трудно развивались у дерева листочки, за которым лежит все наблюдение людей. Есть такие слова ученым, после того, как с него выкачали жидкость с позвоночника, это мозг, я, говорит он, уезжаю с Земли в Орион. Мы, как таковые люди, живем под солнышком, обогреваемся. В 24-е галактическое направление. А Меркурий, наша Земля, Луна, Венера, Марс, Сатурн, Нептун, Плутон.

   127. Они не касаются самого главного Скарпиона, где я там построил жизнь, не земной коры мучительность. А рай на всем Орионе. Мы там не нуждаемся ничем в природе во Вселенной. Там дерева такого нет для всякого дела, и таких каменных гор не рождалось, почва земли там не нужна. Местом таким не интересуются, как и больше всего есть такое, лежит в природе живое место, на котором человек своей чистой, живой ногой не ступал. Это время бывает зимою  при холоде на морозе по снегу, на котором даже птица не ступает, особенно в дремучих лесах на земной коре. А в воде мы тоже на каждом месте, как и в воздухе. Мы нигде не ступали своею ногою, а сейчас лежит наше пришедшее время, в котором приходится человеку зажить.

   128. Это только гроза в свое время ударяет по указанному месту, если только попадает по нему. А человек этого теперь не боится оставаться при любых делах, ненастных в атмосфере. Мы не пробовали оставаться, как остается на Земле нашей воздушный покрой. Он для того сам себя приблизил, чтобы каждый сильный поедал бессильного, то есть один другого сживал с дороги. Мы из-за своего тяжелого продукта не вечно живем на вот этой Земле, и не вечно мыслим об одном. Умирало это дело о новом небывалом, в этом рожденном.             

   129. А вот ручеек, самое первое начало, он в своем таком месте показал ключи, стал свою быструю воду проталкивать, особенно в горах на каменном месте. Откуда этот источник прибавляется, как какая-то в цвете серебра, вечно смотрится на то пространство, в котором может быть какая-либо могущественная развитая струя, и она делается без нашего солнца в лучах. Мы никогда не забывали про это и не забудем, кроме того случая, если могучая струя в этом сама себя покажет. Наше дело одно – мимо нас таких в лесу или над рекой, или, можно сказать про эту природу, где происходит наша жизнь вместе с воздухом. Она будет одна за другой такая движущаяся, и никогда не останавливаешься смотреть у такую высоту.

   130 . Мы с вами не сможем просмотреть глазом в такое глубокое пространство. Оно начинается от самого начального света, в котором эта волна, которая показывает себя на равнине воды. Она своим слоем проходит по такой могучей тишине в пространстве. Наша такая кипучая жизнь, созданная в природе, которую мы создали сами. Это будет не какой-то начальный сделанный нами гвоздь, он в хорошее подходящее дерево идет в доску без всякого препятствия. Мы такие люди, начинающие в этом деле, хотим сказать в один голос и огородить своей силой. Это для нас есть не какая-то столичная местность, в которую грозе приходится ударить.

   131. Если бы не было воды, не было бы земли, и воздух не появлялся вокруг этого всего. Мы с вами хорошо знаем и делаем то, что в жизни надо. Оно как не все всегда живет. По указанию ученых, оно живет в 24 неизмеримыми пространствами, в котором сила Скорпиона проходит конца и всемогущество делается, это то, чего мы с вами не знаем. В чем легко человек умирает, он даже сам в этом месте не сосредоточился, не получил для себя покою. Мы с вами крепко хотим жить в этом, но нас это не пускает в жизни. Природная чистота сорит везде и всюду, особенно бушует во время развития между землей и воздухом живущая вода. Она происходит в тихом направлении, и ударяет прямо в человека.

   132. Вот какое происходит меж нами, между водой, воздухом и землей, что делается в жизни, один без другого никогда не бывает. Это есть одно, другое, третье, в чем нет конца и края в этом деле. Начинает, а вот кончать не приходится, чтобы больше этого. Мы знаем одно и не забываем о другом. А вот гроза, да еще она небывалая, у воздухе начинается своим концом. А кончается на земле, обязательно кого-то накажет своим ударом по человеку или по лошади. А бывает, дом соломенный зажжет, столб деревянный в телеграфе разбивает, или огромное дерево в этом разбивает. Словом, это неприятная вещь.

   133. А без всякого дождя и без влаги гроза никогда не развивает себя. В природе, да еще по тихому и теплому дождю, каждая живая вещь обмывается и делается в свое время зеленой и бодрой. Даже скот себя обмывает, делается энергичен. А человек недаром одевается. Это одну птицу вода не мочит, особенно гуси плавают по воде своей семьей, и утка это бывает, она живет на воде. А вода показывает свой небывалый след, поэтому и корабль не уступает своему плаванию, как хороший гусак ведет всю свою семью, старается на воде и на земле сохранить.

   134. Гусак нужен рыбе хищной большой и хищному зверю, особенно охотится лиса, ей нипочем по дороге пробраться в любой двор, она так умно пролазит через ограду. Она набрасывается, как дворовая собака, и она делает то, чем хозяин страдает. Лиса с собою взяла нашего славного петуха, хозяина всех кур. А когда нет в хозяйстве петуха, то уже нет, кому ночью время определять, скоро ли будет наше такое утро для всех. Мы устаем, отрываемся  от сладкого сна, и скорее до того, чтобы чего-либо сделать.

   135. А в природе такой, как она делается, мы сидим на земле. Каждый человек захватил собственное хорошее место, которое требуется для того, чтобы на нем приходилось что-либо сделать. Особенно надо в природе сделаться аккуратным. На живое энергичное тело мы привыкли надевать неплохую одежду. Нас с вами заставляет достаток, и мы в этой красивой одежде не привыкли работать, что-либо такое сделать. Скорей всего мы одеваем негодное и делаем то, что для хозяйства будет надо. Мы мастерим, огораживаемся, копаем дело крестьянских рук.

   136. Всю неделю, все дни подряд без всякого такого отдыха мы не привыкли так сидеть в хате, руки сложа. Лес близко стоит, в него надо пробраться, и там уже делать по лесному, свою мысль выкладывать. Лес – это щекотливая строительная вещь. Какая бы она перед тобою не стояла, ты на нее смотришь и думаешь, на что она у тебя пригодится. Мастер с дерева, любого растущего огромного хлыща, может сделать все в своей жизни. Лишь бы поглядел, его заставило любое дерево физически снять с места. Дерево стояло, красовалось своими листочками с другими деревьями, говорило, ждало конца жизни.

   137. Это от человека получилось, он весь свой день проходил да продумал над этим деревом, пока собрался с силами. Топор был, пила была, и другой такой человек пришел на помощь. Мы повалили такое огромное дерево на нужду в этом буднем дне, мы не управились с ним. Настал праздник, а он для всех праздник чем-либо похвалиться да показать себя, что я умею делать и обязательно сделаю. Видно по всему, лишь бы я услышал про это, почему не написать. Дело моих рук, за что не возьмусь, обязательно сделаю, эту мысль опишу, жизнь, да еще такую, которую не видал перед собой, она не на скамейке сидеть, ни за столом ожидать запах. А надо будет собраться со всеми силами и повалить этого кабана, живую свинью. А на ней, как на хорошей ниве, трава зеленого цвета растет.             

   138. Я кого-то зря не слушаюсь и не хочу понимать в жизни своей, кроме ученого человека. В грозу надо включить одно – это поступок Бровкина предо мною. Я сплю, слышу, он лазит под головой, думаю, что он делает. Когда устал, а карандаша нет, он его взял и отдал нянечке. Это хорошо, что я на него с одной рукой напался, хотел бить. Он испугался меня, вернул карандаш. К нам вбросили новенького, Бровкин обчистил его, обворовал, взял два платочка, папиросы и ручку. Благодаря уколам, он эту ручку вернул, она была в нянечки. Это меня заставило, как живой факт написать и за это не забыть, за пространство, в котором ученый был.

   139. Его заставила орудовать там, где не бывала эта гроза. Она мешает жизни, как помешал кабану человек, или большому дубу, он его срубил. А сейчас ученый рассказывает о галактике в отдельности. Мы, говорит ученый, живем при одной галактике, при солнечной. А вот где я бывал, там не солнечная в лучах светила, а другая, Скорпиона, а их надо проанализировать все 24 галактики. А потом что в ученого спрашиваю, как у старожила. Он говорит не мне одному, Порфирию Корнеевичу. Я рассказывал и люблю рассказывать тому человеку, кто отдался всей душой и сердцем в этом.      

   140. Я знаю хорошо мое сделанное за 83 тысячи годов, проживши между людьми на Орионе. Если бы не Солнце, я бы не спустился на Землю, и не попал бы к капиталистам, и там их университеты не заканчивал. А когда научился быть на Земле ученым человеком, то я, как сын бога, хотел помочь своим умением коммунистам. Они встретили меня, Сталин принял мой проект. Я был у Сталина его стратег строить пятилетки, а в пятилетках учил человека для того, чтобы он понял мои силы, кроме одного закаленного человека Иванова, независимого в природе. Он понял мои качества, мою способность, что я умею делать, умею читать и рассказывать за американцев.

   141. Человек жил, это доктор Кинг, он жаждал мира, хотел его дождаться между людьми, а ему помешал, как борцу, человек убил пулей.

   Солнечное условие находится на орбите в своей галактике, и так оно свойственно окружается своими планетами. Земля посажена со своим материком между водою и воздухом, где человека посадили для жизни. Люди построили ее для того, чтобы одно время  людям поделиться пополам в природе, своим местом считаться, говорить, это место мое. Я за это время прожитое приобрел свою собственную живую грунтовую землю. Она ежегодно принимает условия разные. Одно время растет, цветет и хочет этим хвалиться, что она живое зреет, живет и уходит на покой.

   142. Его, как непригодную сухую вещь, накрывает своей белой снежной скатертью, и очень много снега падает на место, и до времени снегом морозно лежит. Издали говорит ученый человек со своим бездельем, и пошел вниз по своим условиям. Магнитом стал тянуться в самую массивную глубину моря. С собою берет всякого рода нечистого порядка, с собою тянет гниль и делает в себя гигиенично. Мы, люди, делаем в этом предосторожность. Вода имеет свое живое направление, свой путь в жизни, испаряется, уходит. Только человек на своем любимом месте, вечно лежащем. Он рождается одно время, а другое время растет, поднимается, и вокруг себя обогащается, имеет не мало, а много другого природного, можно сказать, чужого.      

   143. А мы, этакие люди, этим делом козыряем, говорим, когда настанет время этому делу, мы сделаем лучше и больше. А в природе на эти слова свое делается не то, что думают люди. Они хотят, чтобы на их заложенный труд в природе  она обратила внимание и сделала то, чтобы человек остался доволен в этом. Геологоразведка введена в жизнь для того, чтобы отыскивать залежи, вечно лежащие в земле. А в залежах вся наша жизнь делается на земле. Мы добываем уголь для того, чтобы жечь его огнем, а в огне плавить руду на чугун. А из чугуна – железо и сталь, что помогает человеку бороться с природой, делать то, что помогает человеку легко жить. В природе он учится любому направлению получить от нее хороший день на завтра.

   144. Разве человек доволен своей жизнью? У него есть предел ждать такое время, а в нем цветок развил себя, аромат пахнет. А раз мы дождались этого, но не воспользовались, нас природа не допустила, она ввела в жизнь другое. Мы делали одно, а сейчас  мы перешли из индивидуального труда в коллективный. Мы думали сами без всяких других, боялись сами одни без всех делать, считалось, это все недоступно. Без всех накажет одного, как и сейчас делается. Машина заводится физически на земле, а по воздуху поднимается вверх без всякого конца и края. Это некто, как работает, ей дай ходу. А в нее уже мотор приостанавливается, физически не работает, уже недостаток.    

   145. Что можно сделать в такой  неприятности, машина находится в разряженном воздухе, это атмосфера не земная, не изученная высота, в которой воздух не будет питать. И это бывает. Мне рассказывают про купание в бане, человек захватил свое место. А другому показалось тесно, надо извиниться, попросить человека, чтобы он уступил ему место, а взял да пошел своими силами на острый рожон, думал, так это и надо пихнуть другого человека, кто это не ожидал. Тоже это, как следует, ему место не уступил. Маленький национальный человек не посчитался с этим порядком, а силой своей перестарался.

   148. В бане в воде капризно поставил, никогда он не подумал о своем проигрыше в этом. Он думал, что этот человек от его такого поступка уйдет без всякого каприза, так у него складывалось в голове. Он в этом крепко ошибся, а раз он ошибся, так это не прошло. В природе один на другого и набрасывались, молодой на старшего. А старшему показалось, по закону лучше разбираться с этим делом, как ученый человек свое место даром не отдал.

   149. А со своей злостью себя посчитал не как земной человек. А з Ориона стал поступать так, как поступают на их земле люди. За хорошее – хорошим, а за плохое – плохим. Думается, куда же ты, этакий человек, поменьше меня,  лезешь. Я уступил, говорит ученый человек, но на меня набрасывались. Необразованный человек стал вводиться кулаки в жизнь. Бах меня ни за что по носу, а с моего носа водичка потекла, думаю сам себе, хороший мой заработок.    

   150. Не думал, не гадал, а гостинец уже получил. У меня тоже такое же самое в жизни сердце. Я человек, хотя с одной рукой, оказался перед тобой, но силы физические не такие, как у тебя. Беру это дело на себя, не прощаю, уже начинаю давать отпор: бах его своей левой рукой. Он еле удержался, в другой раз его по другому месту. Так моему соседу по купанию необходимо приходилось уступать, его подхватили нянечки, мне не пришлось ударять.

   151. Мои руки освободились, стали делать телу то, что я и до него делал. А боль на носу не сразу себя показала, взяла медленно это форму раскрыла. Скупался хорошо, пришел в свое первое отделение, стал, как обиженный, ходить по коридору. А нос мой болью окружается, думаю за этого маленького в десятой палате, лежит в углу, когда заходишь направо. А ко мне приходит Порфирий Корнеевич, он всегда меня что-либо спрашивает. 

   152. Меня как такового поздравил с легким паром. Я ему сказал спасибо, и стал ему не рассказывать, а жалеться, нос у меня крепко болит. Думаю, где же ты этакое горе мое взял, да еще в бане такой горячая хорошая вода, а ты как у какую неприятность попался за него. Порфирий Корнеевич не вспомнил, что это за такой человек. Я посылаю его посмотреть, тут то я понял, что этот человек не заслуживает в природе быть добродушным человеком, он же не русский.

   153. Порфирий Корнеевич рассказал мне о его стороне. Его надо бояться, это ползающая козявка, да еще не большая, а меленькая. Про это вот случившееся я попросил Иванова поместить в Грозу, пусть такое дело по природе прошумит, как шумит с грозою дождь. А люди в этом деле не ждут на земле свою прибыль. Я, говорит Иванов, за словом не лажу в карман, они у меня, как у нашей матери природы стоят дни. Мы их встречаем, своими глазами быстро читаем. Гроза так никогда не проходит.   

   154. У меня много спрашивает в свою очередь кое-чего Иванов. Я должен ему, как молодому автору, поклониться и сказать одну правду, которая заставила женщину зайти в дом и там по хозяйству управляться. Надо растопить грубу до хорошего огня, чтобы на него ставить чугун с водой для пищи какой-либо для завтрака. Надо будет чистить картошку да что-либо с приварка, и будет, чем заправит, и создать суп для того, чтобы своей семье поставить на стол блюдо одно и другое, да позвать их к столу.

   155. Мы, говорит хозяин к своей хозяюшке, еще хорошо не захотели кушать, а ты уже сготовила нам завтрак. Драка плохая не будет в природе, ложки не будут выбираться, спешить не станут, как отсутствует аппетит. Для этого добрые люди не остаются без рюмочки, их привычка такая есть, как у нашего пса, так и других людей. Они бы не пили часто водку, но у них есть лишние средства, которых люди собирают ежедневно весь год, эту прибыль, а потом ее на себе расходуют. Мы только заставляем свою мать ежедневно, сначала она думает, из чего наш обед приходится.    

   156. У нее есть от всех замков ключи, а хорошая семья не делает плохое. А мы доверяемся ей, как родной матери, она нас всех до одного родила, как следует своим умением кормит. А одевает свое дитя, как цветок. Мужа своего никогда между людьми не пустит, чтобы он был хуже всех. Я его, такого мужика, очень крепко по молодости любила, и сейчас при этом возрасте люблю его редкую ухватку за все его хорошее, особенно доверие ко мне, как жене, да еще такой, как я у него. Все силы свои отдаю, делаю самую хорошую по вкусу пищу.

   157. А вот люди говорят, как за какого-то родившегося меж нами живущего человека, кто в одно время был воюющим из всех Пугачев, за кого история кричала, как за какого человека. Он был сослан в ссылку за какое-то политическое дело, созданное при царице. Она как на своего родного мужа Петра первого. Он заслужил за свое. Он больше ничего не знал, кроме одного – война ему была в природе болезнь. Она заставила царицу согласиться с многими такими чудаками приближенными, кто с таким порядком не согласился с ними, а взяли царя арестовали, сослали в дальнюю и глубокую Сибирь.      

   158. И там его как преступника держали, он якобы на это дело умер, а силы свои не бросал, и сказал всем своим близким воюющим казакам. Они с ним согласились, пошел на царицу с казаками вместе Петр первый. Он боялся признаться, что он был великий русский царь. У него на это являлась боязнь. Он назвал себя Пугачевым, якобы его начало есть крестьянский сын, был сослан за политическое какое-то дело. А это был вояк Петр первый, он пошел с казаками через Оренбург на Петроград или Москву. Он думал, что его пришлое дело опять возьмет, он царицу с немцами организовано разобьет.

   159. А с царицей, самовольной над ним, он хотел расправиться как никогда. А царица над этим сделала, немцев своих и богачей окружила и пошла с народом и уничтожила этого Пугачева. Она хорошо знала, что это был Петр первый. Он избежал из ссылки, а сейчас организовал своих уральских казаков и пошел силой отобрать богатство. Царица выиграла над Пугачевым, взяла живого пленным, и в Москву представила на казнь. Его считали не как царя первого, бунтовщика Пугачева. Он долго не существовал, предстал перед пиратами на казни. Его казнили в Москве как зачинщика в бунтах. Дома ему не приходилось жить, и не в лесах продолжать.

   160. Ибо его военные действия не приводили ни к чему хорошему, к тому, чтобы не было войн, без всяких войн. А чтобы не было победило. После царствование Романовых продолжалось. У Александра  не было детей, и Ульянов Александр метил по обещанию остаться на престоле. Его судьба заставила с царем навсегда остаться, и быть над царем убийцей. Его за это царь заслал в Нижне-уденский центр Иркутской губернии. Корреспондент про любую бригаду, которая между нами есть, она находилась  и есть с многих людей, которые в этом деле даже лишние слова в пользу всех не желают сказать. Говорится о командире.            

   161. Он не хочет, чтобы мы ничего не делали. А даже в этом деле человека заставлял своим умением. Ему как царю да еще Петру первому, или он назвал себя в жизни Пугачев каким-то крестьянам. Или мы возьмем Александра, Владимира брата, он хотел сделаться в жизни своей небывалым царем, кого повесили, а потом откачали. Он ждал своего дня обещания, чтобы не сделаться ничем, а опять посылать, чтобы наши эти люди знали меня царем и мне верили, как вояку во всем. Разве это желание может меж нами проявиться? Мы не будем далеко ступать и брать какие-либо личности, а возьмем главу Ленина, который выступил со своим предложением, которого люди не хотели.

   162. А он, как деятель, в этом деле держал, и сказал людям громким своим голосом. Ему поверили, что земля будет крестьянам, а заводы, фабрики и шахты рабочим. За что мы как один человек пошли против царя и стали свое государство защищать, которое мы завоевали на баррикадах. Не новое оно стало, а хуже старого. То мы приходили к одному хозяину, спрашивали в него, нужен ли я такой человек, которому надо жизнь. А она развивалась в хорошем виде. Если ты хорошо делал хозяину, ты хорошее получал. Плохое ты сделал –  ты получил плохое. У хозяина был труд свободен.

   163. Хозяин за отказ или какое-либо требование рабочего не имел такое право, он не заставлял никого, чтобы к нему кто-либо приходил и что-либо делал. Такое было в природе их имеющееся развитие. Недостаточно было снасти, техника отсутствовала, руки сами без всякого ничего они.., и сейчас не делали. Физически кустарно трудно поднимали. Жили на материке разно. Одни люди у себя имели больше права, чем имел другой. Поэтому люди помощники оказывались героями, не в хорошую сторону, а в плохую, надо было делать. Какие же мы есть в этом хозяева.

   164. Мы с вами не удовлетворены своей неумелой мыслью. Хотим, чтобы кто-то по условию делал, а мы их заставляли. Как поделил нас всех Карл Маркс, так мы этими людьми остались. Мы на это имеем свою совесть, без труда не брались жить. Заставляем сами себя делать то, что вредно, отбираем у природы ее жизнь. Она в человека такой не была, как она сейчас сделалась. Твое – это чужое, а мы никому не дали. А твоим всегда заинтересованы, хотим тебя таким догнать. Каким ты есть, я хочу тоже быть им. Это не хорошая дорога в природе – за тобою гнаться, а потом догнать, силою отобрать.

   165. А у нас, таких людей, которые без командира и без принуждения жить не научились, есть в природе одно – как бы за счет другого человека построить себе благополучие. У каждого человека есть свое я. Я должен сделать такое дело, в котором люди должны жить хорошо. Кто это мог сделать, если люди все привыкли с маленького целиться и убивать. А по всему не убить человека сознательно, как это делалось или всеми вожаками делается. А режим создается только через это, люди боятся смерти, как и Пугачев боялся, чтобы царица не разоблачила его, что он есть уральский бунтовщик.

   166. Если бы знал в природе царь, что ему помешает в жизни какой-то племянник или Сталин. Он за дальнейшее свое дело не мог ничего знать, кроме он со своим поступком пролезть между учеными, чтобы он был такой делец нового. А такого периода не одна наша история своего не оставляла. Как наш Сталин, рожденный от самых богатых князей, он делал свое хорошее, а тогда, когда он умирал, уже его не дело жить в природе чужим. Как Ленин хотел, чтобы он воспользовался землей.

   167. Сам ничего не сделал по части обещания, а взял свои силы направил, всю свою возможность на партию. Она заставила народ от первого обещания отступить, государство делать между всеми, экономически большое  и богатое. Но вооруженное, которое хотел создать Петр первый, чтобы русского человека боялись через его воинство, через оружие его. Царь царем, а человек человеком. Природа для этого дела родила человека и ему дала делать все возможные штуки. Поэтому мы чужое отобрали, а свое легкое не ввели, как человек не был закаленный, и не научился.

   168. Как надо будет хозяину в природе хозяйничать над нею. Как природа родила качества, чтобы с природою не воевать и не отбирать у природы то, что требуется. А раз человек, какой он ни был в жизни, у него должно родиться хорошее для природы. Надо престать разговаривать с нею на расстоянии и о ней так думать, как у всех воинов получилось. У Пугачева необходимость без всякой теоретической подготовки и без всякой цели, чтобы было хорошо нашим людям. Война есть воина, убийственный характер человека. Эту штуку и гроза не побоится разбить. Пусть Пугачеву не простится это дело. Он когда был царь русского солдата, был любитель с чужими национальными людьми, что он шел захватывать.

   169. Это не русская душа и не сердце его есть, а старое историческое дело бригадира. Ленин читал труды, определял политику, считал и останавливался на рабочих и бедняках крестьянах. Самое главное, в жизни есть строители и труженики этого дела. В чем человек не жил, а терял свое здоровье, делался калекою и лежал в этом деле и стонал. Ему разве не хотелось жить так, как он ее начинал. Природа родила всех одинаково. Ленину близко приходилось на этот счет учиться. А сталинское воспитание не у тех высших умов, которые его родили, и напрасно пихнули его, русского человека, в такую жизнь. Он этих людей не посчитал природою и с ними не согласился, самого большевика оратора Троцкого,  прогнал его дело с России.             

    170. И так выдающихся людей расстрелял, их признал не такими, как был он. Один из всех по этой части создал предложение в конституцию, которая не отступилась ничуть, чтобы не было старого. А как было в этом деле, так оно и осталось. Понедельник у недели приходил один раз, а субботой она кончалась в труде. В нашей психической жизни и воскресение день был по условию не такой, как были все подряд, в котором человеку можно было ходить в любой фасонной одежде. За эту скромность никто из чужих и своих не скажет об этом, что это будет в жизни невозможно, не принято законом. 

   171. Это не чужое, а свое имеющееся. Никто не собирался учить и не говорил в этом, что между днями есть какая-то очень большая разница по приходу и уходу. Да есть между всеми укороченная природою разница для людского обряда. Но для труда и обряда указания нет, что одевать или что кушать – этого закона нет. Есть большое осуждение. Можно было человеку улучшить себя и одеждой, и пищей, и трудом. Люди привыкли встречать человека не в плохом виде.

   172. А у нас существует в природе недостаток. Особенно человеку небольшому, ученику, школьнику, как дитю, чтобы у него всегда красилось на нем, и было сыто внутри. И так приятно дитю выходить из дома, в котором нет никакой нужды. Этому дитю или нашему человеку никто не расстался со своим старым. Разве нам, отцам и матерям, дитя сказало свою обиду, которая на нас была и есть в большом недостатке. А другие такие же самые, как и все по расе, но по материальному условию не такие, у всех есть сердце и душа есть.

   173. Но вот сознания нет пока меж собою в природе согласиться с нашим родившимся дитем. Он же родился у нас для жизни, а мы ему не даем и не хотим сами заиметь, крепко балуем своими средствами. А дитю родному дулю показываем, до 20 лет живут, учатся. Они на свою индивидуальную жизнь неумело обижались, обижаются сейчас на нас, на родителей таких, у кого нет того, что имеет другой. Все мы с вами встречаем день, особенно праздничный день воскресение. В него наши производства стоят, ничего не делают, а вот на столе, в шифоньере не у всех принимает душа.     

   174. У одного есть, у другого нет. Говорят, пусть, мол, на это дело учится, нам не надо отставать. Так мы всегда думаем, у нас в этом деле очень хорошо получается, лишь бы только захотел. Разгонишься из большой кручи, у колдыбаню в воду прыгнешь, и дна там не достанешь. Это делается при хорошем здоровье, тогда это делаешь, когда на тебя, такого молодца, смотрят люди. Да еще скажут, какой я такой в этом деле парень, умеет прыгать, да еще как. А разве не говорят люди о смысле учения. Говорят о нем, как осторожном мальчике, он учится лучше от всех учеников в классе.

   175. Он будущее свое место завоевывает, такие люди все на счету, их с места разбирают, на это надеется сам делец. Бывает и это мешает в жизни, скоро говорят. Люди все в свое время уходят от самого плохого, приближаются к хорошему. А хорошее дается на время, что значит, человеку надо жить. А человеку в старом, рваном нехорошо доживать. А хорошее не красит. Мы с вами до 20 лет учились, росли, а потом пошли в труд, на тяжелое наскочили, и погибли на веки веков. А это не с одним учеником случается в любом месте, человек на таком месте, где его встречает и провожает дело, которое он начал, а закончить не пришлось.

   176. Природа такая вещь, она видит человека, да еще какого. Примерно ездить на такси, кому хочется ездить на старой автомашине, или кто сядет в плохие условия, если есть дело лучшее. Простым человеком быть – всегда быть в подчинении, слушаться всегда старшего от себя. Это было в предков, так оно и осталось. Люди учились на это, делались дельцами в природе какой-либо вещи. А эта вещь людям в природе потребовалась крепко, снасть, то есть оружие, с которым в руках человек легко справляется приобретать. Материк такой люди постепенно освоили и заставили каждый кубический метр делаться источником.

   177. Мы раньше не имели дорог. Можно сказать за это начало, которое мы ввели, сделали на земле село, город. А в этом всем делается богатство продукции, которая увеличивает свои силы. Она была не такая развитая на человеке или в природе есть. Оно было и есть на хорошее сделанное. А раз в природе что-то делалось или делается для жизни, мы видели свой недостаток в жизни. Он нам с вами крепко мешал, но наша жизнь в этом деле продолжалась. Мы это делали, жили с трудом.

   178. А раз мы сделали живого человека, поставили его на ноги, то уже есть в природе небывалые чудеса. А они на человеке в природе развивались, и до сих пор развиваются для новой небывалой жизни. Особенно мы возьмем самый первый день, он у нас начинался не с грозою, как оно получилось между нами в процессе. Когда-то у первого человека не было этого развития, которое человеку будет надо для его роста и урожая.

   179. Хотя мы возьмем дождик, большая нужда в природе влаги. Тогда мы с вами даже не подумали об этом, и не хотели, чтобы с неба на нас таких невооруженных людей лил непрерывный дождик. Мы в начале этого дела, которое начали делать. У нас перед своими глазами проходило, как оно делается сейчас. Солнышко обогревало нас с вами своими лучами, тогда нам не была нужна никакая туча. Мы были в этом не старые люди, а новые, нам туча не требовалась в жизни, что нам так мешало в природе.

   180. Мы бы с вами не жили в этом, природа не такая сильная, как мы думаем, и она есть между нами. Мы об этом сроду не писали, и не хотели знать о ней. Наше все начало на земле было трудное. Хотя бы одно было солнышко для того, чтобы оно человека обогревало лучами. Это не одно было и требовалось в жизни. Человеку одежда не шилась, пища не варилась, и дом не ставился. А жизнь человека была, как она делалась по древнему.         

   181. Мне, такому человеку, как я оказался перед всеми не в такой фасонной форме, и не с такою мыслью в природе, чтобы иметь то, что мы с вами имели в жизни нашей – это не спасение наше в этом. Мне кажется, что мы с вами не лезем на высокую гору. А вот мне кажется, что мы катимся вниз с горы со своим таким развитием, которое у нас, таких людей, есть. Мы же с вами не имели такой химии в природе и не знали на человеке такого чина за его подвиг. Это генерал, это генералиссимус.

   182. А старца, вечного побираху, мы прогнали, как будто этого и не было между нами. А такая участь, она есть, была и будет. Мы не рождаемся в одно время на материке, это не в воде, да не в воздухе. За счет этого люди развили в этом деле грозовой удар по нашей земле, которая восприняла своей физической датой. Она стала начинать своим началом, своею грозою ударять, по воде и земле целиться не так это просто.

   183. А как было намерение человека стращать и убивать до самой смерти, человек не сможет ни один от этого огромного удара не пугаться. Если бы этот удар природный так даром обходился, чем человек научился своим вооружением человека снимать за то, что сделал в природе. Да еще такой, как она заставила человека огородиться своей собственностью. Она показала ему свое место для жизни и заверила его этим.      

   184. У него образовался своего имени двор, огороженный стеной. Не дай бог чужая скотина или какой-либо человек на моей усадьбе появится, уже есть законное нарушение, которое всегда словом предупреждается. Он тоже знает и хочет оттуда убраться, как не на своем. Я, говорит хозяин, на то считаюсь, чтобы никакая особенность не заходила сюда. Это по имени и фамилии считалось, считается, и будет считаться моим. Без чего в нее никогда не пропущу. 

   185. Так оно природою в воздухе сделалось. Снежок только уходит с земли, а подснежник, самый начальный весенний цветочек, уже как тут был, стоит на своем месте. Люди такие, как мы есть сейчас, своей системой занимались, занимаются, и в этом деле будут присваивать сами к себе. Он как уходил от такого воздуха, так он уходит от воды. Чтобы кто-либо из чужих людей пришел в наше село такое, в котором мы, люди, проживаем, и хотим, чтобы никто к нам не приходил и не начинал в нашем обществе что-либо делать.

   186. Мы прогоним его. Это взялся не наш такой человек. Мы есть люди не такие, как он явился к нам, и хочет нам свою выдуманную способность показать на нашей земле своим умением. Мы здесь на вот этом месте, да еще такой грунтовой земле, да еще какие наши люди в этом деле. Свое время ожидают, а оно такое пришло к нам с такими ясными и теплыми днями. Мы такой хорошей осени никогда в своих предков не встречали. А вот сосед наш близкий начал было строиться на этой земле, у него была большая сила на это во всем, особенно в средствах. Что было надо, ему природа тут на своем месте давала, все делала ему по его указке.    

   187. Нуждающиеся люди приходили к нему, старались быть в этом деле помощниками. Он их нанимал, они тяжело работали у него за деньги. Ему хотелось построить такой хороший со всеми удобствами. Он не боялся природы, сам почти ничего не делал и не ходил как это зря. Всегда чисто одевался, а сыто наедался, да и спал в хороших условиях, за собой нужды никакой не имел. А во всем был хозяин, никогда так день не пропускал, чтобы у него люди чужие ничего не делали. Хозяйство требовало в себя руки человека, они по камушку городили, клали в этом хозяйстве нужное богатство. А природа таких мудрецов снимает с дороги, кладет их в постель.

   188. То есть за свое хорошее не смотрит ему в глаза, что он такой для всех людей, нуждающихся в труде, дает им работу. Он же не знает в природе ее качеств. Природа не рождала их и не хотела, чтобы такой распорядок между людьми в природе вводился. Она всех до одного человека своими силами встретила, и не хотела, чтобы он уходил от нее, как это делалось и делается людьми в природе. Зазнается со своим хозяйством, не останавливается, а уходит от этого человека, кто у него трудится. Он не хочет признавать ему свою тайну. Мы думаем в этом деле, что наше в этом деле выигрывает. А когда стали это делать в природе, из-за гор собрались тучки.     

   189. Они делались для этого хозяина. Природа для этого человека направила в прямую цель и создала в природе грозовой бой. Природа – это бог всему этому делу. Раз она наметила на этого человека такую штуку проделать, у нее ведь ум во вселенной, эти силы, эту всю свою возможность, с которой время считалось. И она сделала этому хозяину, разрушила живую способность и самого человека убила. Он даже не подумал об этом стихийном бедствии. Тот, которому приходилось от болезни расставаться, он продумал об этом всем имеющем, ему хотелось в этом всем самому, такому деляге, сделать. Но было уже поздно, сердце его приостановило его такую работу и такое возможное дело.  

   190. Мозг при таких обстоятельствах не стал лазить по природе, для себя искать невероятный выход. Бросил мыслить, жизнь человека ушла между нами в природе. А раз гибнуть в этом человеку, почему не затонуть в море в глубине ценностям и человеку. До этого времени с воздуха не срывался никто, кроме как только сейчас стали проявляться для того, чтобы изучить в космосе какое-либо знание о планетах. Мы знаем хорошо об этом деле, что земля есть материк, да еще какой богатый сырьем для всякого дела, от которого не отказаться, а делать и делать вместе с воздухом и водою. Мы пускаем в воду и по воде любыми особенностями шагаем, а в высоту вверх мы летим.

   191. Не знаем мы так практически, как мы изучили физически на нашей земле, в воздухе и воде. А вот в природе наш не какой-либо, а русский человек, нашей способности человек, он отдался сам собою, пошел в природу искать не жизнь свою, чтобы за счет кого-то ее продолжать. Он взялся за это дело, и на своем теле сделался человек, не стал заставлять кого-либо из всех, а сам дело делал в закалке тренировке. Добился того, что его тело не стало бояться воздуха, воды и земли при любых обстоятельствах, которые не стали влиять так, как влияла природа. Она была и есть, она осталась. Как судорога была в воде, так она и в воздухе, гроза не умерла.

   192. Человек такой родился, как его не было. Он между нами родился и сейчас живет так, как никто не жил, грозы не боится, и не страшится судороги, живет в природе Богом Земли.     

 

1968 года 16 Апреля. Иванов.

 

Тематический указатель

Жизнь людей в воде 34, 35, 40

Люди сделали смерть 89

Человек с Ориона 110, 117

Гроза 21, 31, 132, 133, 191