Сны на 1968 год.с.15.

Солнце.1968.с.41.

Москва.1968.с.114.

Москва. Продолж. 1968.с.97.

 

 

Иванов П. К.

Сны на 1968 год

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127).

   

    89. Зима, весна, лето и осень. Очень богатый человек, интеллигент, служащий, рабочий физического труда. Имеется две противостоящей стороны. Одна холодная, другая теплая. Между всеми людьми есть хорошее, есть с этого плохое. Всем людям нравится хорошее и теплое, но никому не нравится. Но этим люди вечно живут. Одна, рождается новое живое для того, чтобы жить, и пользоваться правами один раз пожить. Другая сторона в людях, заболевают,  болеют, и умирают на веки веков своих. Это вечно живет, как живет не вечно в природе хорошее. Это миф, веслом по воде, так и этому человека вечно не жить. Несмотря на эту систему, которая между людьми живет.

    90. А вот независимость неумирающая, она вечно видоизменяемая. Хорошее – в плохое, а плохое – в хорошее. Сапоги хорошие, ботинки тоже носятся хорошие. А вот босыми ногами, да еще зимой, таких нет людей Есть один я, Иванов, обрушился, пошел на жертву своего здоровья. Стал в жизни искать смерть, а с этого всего получилась никогда не бывалая в природе жизнь. Такая она есть страшная для всех. Она никем не начиналась и не делалась. Мы с вами, все люди, заинтересованные жизнью, но она у нас не увенчалась. Все мы, ученые и неученые, не ужились, а заболели своей болезнью, поболели, поболели, и умерли. Это наше не завоевание в природе, а наш в этом весь проигрыш. Тогда когда стоит вопрос в жизни своей.

    91. Надо будет жить без всякой смерти. Нам это не писалось, и не говорилось никем. А вот сейчас мы от Иванова слышим, и делаем на это все. Мысль наша подсказывает в природе получить то, что наметилось всеми нами – это наука независимость. Она касается живого и энергичного, да и не забывает про мертвое, это тоже нам надо будет. А мы это место, где лежат мертвецы. Это не наша есть мысль такая. Перед всеми лежит погоня в природе, в таком изложенном давно делалось и делается человеком, за богатством, за экономикой такой, которой не было. Мы это имели раньше, имеем сейчас все приобретать в природе. Это не наше достояние, а материка – воздуха, воды  и земли. Мы от этого всего получили для своей жизни первое удовлетворение. Нам дала природа это все для жизни.     

    92. Где и как бы мы ни жили, нас природа за свое добро не похвалила. А взяла, нашему брату за сделанное им хорошее стихию недуманную прислала, чужое. Долго оно не живет, и не будешь им вечно пользоваться. Какой бы ни был источник, он добра хорошего не даст. И не будет вечно им человек пользоваться, ибо есть не такая другая дорога, за которую надо давно взяться, и по ней идти. Вреда не будет человеку любому. Враг уйдет от тебя, и больше не будет его, будет полезность. Люди жить будут равны. Того, что есть сейчас, не будет, а будет благо всем.

    93. Вот что мы в природе найдем через это холодное и плохое. Мы от природы это получим. Она нас окружит, и будет хранить своим естественным путем. Гробы, перестанем делать их для умершего человека, ибо больше смерти не будет. Мы завоюем эти качества, эту способность. Без всякого богатства и без всяких ценностей мы эти качества завоюем. Если мы это с вами в этом деле, что делаем, не сменим, то наше все к хорошему не приведет. Мы гибли, гибнем, и будем гибнуть через наше незнание. Мы не можем сказать про то, что будет завтра. Мы хотим, мы думаем о хорошем, а нам это не дается. Всегда рвется пополам, не достигаем того, что надо.       

    94. Разве мы с вами не думаем о жизни своей, продолжении. Но мы не научились это получать. У нас за место прибыльное погоня, да еще какая спешная захватить за собою. А вот жить, мы с вами не знаем, как будем жить. Природа в этом играет роль. Что захочет, то и сделает. Она в бараний рог скрутит, а ты, человек, думай. Как хочется хорошо жить, только не дается через свое желание, которое есть у нас всех. Каждая живая вещь, описывать нет конца. Как есть сапоги, корова обсушенная. Сапоги надевают люди не всегда одинаково, и не плохие, а хорошие. Сапог хороший бережется человеком. У сапога есть много хорошего для его сооружения. Мы об этом крепко сами думаем, и хотим иметь.    

    95. У сапога подбор как подбор, или ставится задник с обшивкой строчек руками. Что мастером для любителя хороших для показания красоты. Человек не один это сделал, оно само подсказывает в таком дне. Только надо похвалиться, да себя представить за чужим столом. А когда у тебя завелись лишние деньги, то будьте добры,  для меня быть на каждом своем месте. Для тебя и для меня есть великое дело. Человек должен к этому сапогу сам себя одеть в фасонную самую лучшую в красоте одежку, чтобы сказали за такого выходца в людях. У него по обряду не одни сапоги, не одни на них есть галоши, да с чистого сукна брюки, какая-либо рубашка, лучше не может быть. Парень как парень на всю деревню, уродился в своего отца быть хозяином. У него дом, из домов дом один есть.  

    96. Какая на нем есть крыша, разукрашенные краской окна. Издалека видно, что живет богач из богачей. Он ничем никогда никак не нуждается. Да и чем богач должен нуждаться, если на нем есть все.

    Я бежал в завод по Сулину с лопатой. Кричал криком, чтобы передали администрации, что я пошел завтракать. По улице я бежал с лопатой, большая рукоятка. Я еле перелез через бричку, а потом пошел по бездорожью. Шел, мне не было плохо. Встретил возле воды двух братьев. Один командир, другой рабочий, оба с разными взглядами. Мария Матвеевна приехала, и не привезла ничего. Это мое начатое для всех нас, живущих на земле. Все люди, весь народ, ученые и неученые, вся интеллигенция и служащие. Наши причитающиеся всем рабочие должны считаться.

    100. Опять речь моя идет про эту воду, она должна представить в воздух физического человека, кто испытывался в разной видоизменяемой температуре. Ему это дастся, он пройдет весь режимный закон. Его ученые проанализируют со всех четырех концов. Признают его таким человеком, которого еще не было. А сейчас он на арене.

    101. На том месте, где он создает свою неумирающую мысль, которая его так ведет. Он ее описывает на себе. Как это получилось, и для чего он не носит хороший смастеренный сапог? О чем речь идет, и что он хочет сказать про дорогу? Ученые, которые идут по своему пути, им придется за это поплатиться. Надо не отказываться от этой идеи. Она – не носить в кармане деньги, и не носит какую-либо позолоченную одежду. Также себя не кормить сладким, жирным. И удобство в доме не ставить. Надо этот поток сменить. Да взяться за чистую не начатую воду.

    Оторвался из помещения людей в обществе, направился в путь. Только вышел, а меня встретил комсомолец молодого возраста.

    102. Он за мной пошел здоровым, а по пути со мною сделался в селе больным психически. Я от него не отстал. А потом приехал в организацию за стройматериалом, у меня отобрали документы. Я остался ни при чем. Говорю заведующему производством: отгружай клепку по моей командировке. Он говорит: «Ее мало». И так я жду собрание.

    В воде будет возможность не за счет чего-либо, сделанного человеком. А теперь стоит вопрос с природой. Она нового человека воспитала, и испытала у себя как никогда в воздухе. Он прошел все атмосферные явления, не сделались они вредными, человек от этого не простыл и не заболел. А теперь надо будет порог переступить, и наступить на другой.

    103. А раз за это все природа пожалела, не стала в этом трогать, человек новый взялся за эту воду, чтобы в ней не купаться, как все всегда купаются. Мы такие есть люди, привыкли в воздухе умирать. А чтобы мы жили, у нас этого не создалось. Нас теперь природа заставляет, чтобы мы заставляли все эти возможности, и стали делать то, что будет нам надо. Вода – это друг человека, самый близкий. Если только не сумеешь с нею близко обходиться, то есть не будешь ее действия знать хорошо, то ты тогда можешь в этом месте погибнуть. Вода есть ток, электричество. Она живая, энергичная, сильная. Вода против сил человека. Но он идет в воду не сам лично из-за какой-либо наживы или приобретения для себя лично какого-то живого жизнерадостного для того, чтобы им этаким на одно время воспользоваться, как природным продуктом.                  

    104. Нет, такой мысли не держалось, и этого дела. В воде не полагается об этом самом думать. Ибо природа – твое намерение, твой путь, который ты в жизни своей изложил. Это сама природа на это тебя избрала, поручила и указала эту дорогу. Для того она это сделала, чтобы ты, как человек, этому предался. Я, говорит природа нам, всем людям. Уже мне тяжело, чтобы удовлетворить твои надобности, чтобы тебе дать в твоем всем на твои ноги сапог, да еще кожаный хорошего качества. Это надо на это заложить великий труд, чтобы жизнь такую живую в природе повалить, и с нее снять ее кожу. Это для человека есть не одно. Надо кожу с животного снять для своей надобности. А само тело надо будет так разделать, чтобы оно так даром не пропало.

    105. Вот на этот счет человек и вооружился. Он для этого сделался дельцом в жизни. Сообразил железо с природы сделать. А с железа нож или молоток, или топор, или пилу, чем человек стал жить в природе легко. Он этого добился. А раз он это сделал, уже это есть не то, что было раньше. Наука человеческой жизни, она не стоит на одном месте, двигается, не хочет этим оставаться. Хочет приобретать новое небывалое в жизни. Это начало первого дела. Раз мы сделали это, то мы должны сделать другое. Смерть. Мы развили на себе приспособленности, и зависимо он них мы стали это делать, и в этом деле сами себя потеряли.

 

1968.07

Иванов

 

6801   Тематический указатель

Две стороны  89

Наука независимость  90,91               

Холодное и плохое  92,93

Смерти не будет  93

Испытать себя в воде  102,103

 

Иванов П. К.

Солнце

 

1968.07.26.

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

Солнце

     1. Какое я огромное, далекое для всех нас. Никому оно не мешает, а все мною удовлетворяется. Мои одни лучи бывают они полезные. Если захочу чего-либо сделать, у меня есть природа. Она дни свои расставляет, и дает им всем имя. А погода ее меняется, не стоит на одном месте. Всегда то приходит, а бывает, и уходит. Но я, как солнышко одно, песни свои распеваю.

    2. Учусь я в природе, говорю я словами. Утром рано встаю, поздно вечером ложусь. Но все наши люди, у них один запрос. Когда какое бывает время, мы не ожидаем, а бежим. Некогда нам глянуть, а какое оно есть в высоте. Только смотришь под ноги, чтобы не упасть. А местность дюже хорошая. Давно они лежат по такому зеленому ковру, да бушующему одному климату. Хотелось кому-либо рассказать.

    3. А вы знаете эту местность, а какая она богатая. У нее чего только нет. Стоят дремучие леса. А какие плывут реки. Только равнина, она источником служит. А в Москве не каждый раз на арену выступает «огонек». Он не с одним примером нам свои дела ставит. Разговоры с разными выступлениями. Бывают частушки мастериц, и также танцы ансамбля. Можно видеть за столом. А ученые со своими лабораториями определяют качества. Пускают в ход поиски, разведывают своего рода все. Чуть ни Вавилонская башня.

    4. Человек один создатель… Болеть приходилось сначала. Это первое лицо, он заставил внимание обращать на каждое сделанное выступление. Разве это не цветы у человека, не подарок всем нашим людям. Мы долго это все ждали. В телевизоре сидят на своих местах этому делу болельщики. Они в этом отдыхают. Завидуют мастерству, как все сделал ученый человек. Он долго об этом думал, заставил своих людей болеть. Интересно посмотреть на почтальона, да на его такую в огоньке работу. Как это так получилось. Посылка пришла недурная. Она с собою человека нам показала.  

    6. … Наряженная женщина, она владеет своим языком. Нам отрезала частушки, пела своим голосом песню. Девчата с Воронежа моду свою показали. А уральские ребята танцевали… Нам один болельщик футбольное поле большое. 22 человека мяч гоняют. Все в этом болеют, особенно наша молодежь. Она этого дела родительница, лишь бы только было здесь.

    7. У них такая игра азартная, каждый думает хорошо. Лишь потому он думает, и через это он болеет не в одном лишь «Огоньке». Человек болеет в природе на этом вот материке. У него дни такие проходят, им приходится низко кланяться. Особенно бывает такое время, оно начинается, так не думали и не гадали. А смотришь, появляется утро. Солнце побудило нас всех. Кто боится природы, это наш человек земли, для него это время начало. Ниоткуда взялась маленькая на небе тучка. А материку земли неприятность.

    8. Стала меняться атмосфера, чувство пришло не такое, а человеку это неприятность. И такой стал дуть ветер, уже не то зрители говорят. Кому-то одному случайность. Она ему далась природой, чтобы все не сказали о нем. Это умелая картина, она на месте рождена. Одной ногой в сетку забить голый мяч. Это не человека счастье себя записать в историю. Герой, он родился, как и все, вовремя. Вот когда падает на землю снег, люди поодиночке бегут. Особенно тогда, когда много его нападает. И такие есть люди.

    9. Особенно тогда зимою. Все имеющееся в степи мы на время одно хороним. Не хотим, чтобы оставалось в поле все живое и мертвое. Гоним мы во двор, стараемся его сберечь. Это мы в году делаем один раз. Но природа не такая, как ее человек хочет увидеть. На это время солнце скрылось, его давно таким не видать, как оно приходит на землю весною по теплу. А люди все есть такие, уже они приготовились с высокой горы вниз в воду глубоко прыгать. И это в жизни бывает.

    10. Не молодостью делается это, а самой средней жизнью. Человек инициатор этому, он болельщик в этом. Его заставляет солнце, без которого сажень не будет, человек по земле ходить. Придется в жизни думать. А вот делать приходится не ночью по темноте, а днем по видному. Мы смотрим на все природное живое. Какое бы оно ни было, все зависит от солнца. Оно жизнью окружено. Если бы не оно в природе, мы бы на земле ничего не делали. А то как чуть что такое, уже встали люди.

    11. Их души с сердцами, их дело есть одно – смотреть в природу глазами. Та местность, на которую смотрю, она не для меня лично. Здесь можно увидеть все. Не такого, как был человек коммунист. Размышляем о небывалом деле. Теперь мы учимся не по-старому. Большой доступ к солнцу. Мы проходим историю, она перед нами такая есть. С самого утра до самого вечера не перестаем с вами жить. У нас, таких вот молодцев, хватает одно и другое, и третье. А все, чтобы иметь. Мы начинаем с маленького, делаем мы большое. Земля красовалась от солнца.

    12. Воздух меняется здесь. А в климате вся эта слава. Не одни поют птички. Прогуливают по лесу звери… Лежала по земле река. Дикая птица пролетела сейчас. Поезд дальнего следования по городам он бежит. Мы спросим про эту местность, как ее звали теперь… А коршун двигает крылом, глаза свои простер. Там ехали автомобилем…

    13. До самого лишь села. А вот маленький воробей, он по всем местам водится, и своих детей он растит. Учатся в природе все птицы, на север летят весною, а осенью возвращаются на юг. Людям надо будет урожай не малый, а большой. Для этого мы трудимся. Все это время делали технику. Мы готовились зимою к этому, не спали спокойно ночью. А днем на курсы бежали, учили дело агронома. Землю надо вовремя пахать. Природа должна успокоить пахоту своими энергичными днями. Всю площадь должны закрыть. А про пахоту думали всегда.

    14. Наши все заводы, фабрики на этот счет делали эту вот нашу снасть. Люди все живые рожденные для этого, чтобы солнце встречать, и в эту минуту его проводить. Запомни ты, болельщик, место родное свое. Утром мы с вами все пораньше говорили. Ребята, настанет время такое. Пора нас с вами окружит. Степь наша далеко будет ожидать дело свое. Работают люди все, за землей ухаживать будут так, чтобы было хорошо.

    15. И в природе проснется такая-то теплота. На солнце не глянешь ты. Забудь место свое. Родился в жизни давно. Мы на него смотрим, как на небывалое солнце. Мы, все люди, в этом деле очень крепко больные. Природу как никогда боимся. Она нам меняет климат. Одно никогда не бывает, а часто себя меняет. То ветер развивает, то гоняют по небу тучи. А раз тучи появились, то можно ждать дождя. Само условие подсказывает, как никогда другое. А бывает, без дождя проходит.

    16. Так в природе остается. Скажи ты нам, солнце, про любимое свое дело. Будет ли такое прекрасно время? Как же я скажу вам. Раз оно народилось, обязательно будет. Когда изменится это, люди не такие будут, они добьются своего. Поделаются сознательными. Природу опознаем. Так требовательно не будем ее заставлять. Эволюционно подходить будем. Учимся, как надо жить. Возьмемся сами за себя. Бросим это делать. Плохое забросим вон.

    17. А за хорошее будем браться. Природу мы полюбим, не будем с вами уходить. А как мать родную мы так ее опознаем. Будем все ее просить. А мать – это будет не что, как сердце с душою, которая нас всех родила. Да еще показала путь: иди ты, сыночек или дочь. Для тебя служит солнце, оно меж нами недаром проходит, и такую приносит атмосферу. Бывает между нами, чему можно позавидовать. А бывает в жизни плохое. Если только приглядишься, можно сразу увидеть, и признать не за свою.

    18. Солнце наша всегда сторона. У нее бывает разное, чем можно будет хвалиться. Нам наша земля дает, мы ей поклонимся и скажем. Ты наша такая необъятная для нас есть. Мы тебя крепко просим. Когда не забудешь нас, нашу всю заботу. Встаю я утром сегодня. Мне кажется, это новое. В природе наше солнце находится в высоте.  Не в индивидуальном порядке, как есть другие планеты. Между ними есть какая-то грань. Особенно живая природа, которая свойственно живет. Она дышит не по-своему.

    19. Разве можно будет сказать, что оно есть не такое солнце. Если мы, люди, о нем знаем. И хотим сказать про то, что оно не есть таким, как мы предполагаем. Это есть мы, люди, которые не мыслим сами. А к себе тянем это время. По всей истории если разобраться. То в природе нет конца, и нет в ней начала. Так почему это так делается в нашей такой жизни, которая как будто приходит на сегодня и к нам. Это начинающееся утро, или мы скажем про вечер. У нас так будто получается, если солнце садится.         

    20. Мы про его такое время знаем. Это наш будет вечер, без которого мы не обходимся. Потом вслед за ним приходит раннее утро. Кто это все делал нам? Своими умами научились к себе это тянуть. Не природа нам это дает. А мы это сами делаем. Солнца как такового нет. Есть в природе сами люди, им всегда нужна весна, да не прочь от лета, осени, вся необходимость собою вести зиму. Она никому не нравилась. По всему делу не нужная. Природа ничто такое, самое лучшее в жизни.                          

    21. Для наших таких дней. Они как были такими сильными, в природе богатыми, так они и остались сейчас. Они не получили никакого изменения. Кроме как одного солнца, оно такое было, и есть сейчас. Мы, все люди, такие же самые. У нас сердца и души были такими одинаковыми, так они и остались. Никакого такого изменения в своей единственной жизни, кличка человеческая не изменилась. А как шел он по своей дороге, так он идет по ней сейчас. Люди со своей зависимостью сначала были, так они остались. У них как было первое начальное самоволие, так оно и осталось.

    22. (Не) любовь к природе, но капризное дело. Иметь у себя какое-либо дело, жить тяжело в жизни. Делать будет надо, других путей нет, а один для всех. Это надо в жизни трудиться, в природе делать то, что вредно. Заставили человека, у нас подчинение. Природа для нас богатая, человек у нее бедный, со своим большим незнанием. Не брался делать то, что будет надо в природе. Он взялся за то, что его привело, и в этом получил смерть.

    23. Никуда ты от этого не денешься, только мы получим одно. А ученые говорят про другое. Нам не надо старое, это будет капиталист. А нам нужно новое небывалое, это будет социализм. Как будто в жизни другое, по сказанным в природе словам. А как было дело, так оно и на сегодня осталось перед нашими учеными. Им надо будут люди, да такие, как они были до этого, такими они и остались. Их природа в этом не изменила, а дала им их волю ползать, искать по природе жизнь. Так оно меж нами осталось. Как оно родилось, так и осталось.

    24. Между старым и новым разницы никакой. Как тянули к себе время, так мы его и тянем сейчас. Солнце встало на землю, мы поднялись все с вами. Да мы пошли в бой на нашу великую мать. Природа нас всех родила. Мы для нее есть люди не какие-либо зря, а мы вооруженные. У нас с вами техника. Мы ее построили, мы ее оседлали. Сделали ее умницей, она нас стала слушаться. И мы ее заставили, как родную мать, она наш источник.

    25. Мы люди для нее одни. Что захотим, то сделаем, но вот поток не изменим. Мы, люди все, умираем. И мы с этими учеными будем умирать. Они нас научили в природе жить за деньги. Это продукт труда. Для этого мы и трудимся, работаем в этом деле. Мы за все это живем один раз в природе. До двадцати лет растем. И учимся на это дело. Ему его мать показала свою изложенную дорогу. Человек, я, пошел по ней.  

    26. А идти без всякой науки приходится одному тяжело. Дорог много есть, всех их не захватишь. Приходится одной идти, которая в жизни надоедает. А раз уже надоело тебе, к этому любви нет. Через одну любовь хорошее достигается. А когда любви нет, то и солнце не в моде обогревать. Мы, все люди такие, ученые и неученые, всегда были в этом воины. Сделали для себя оружие, и по природе мы стреляем. Она нас за это естественно, а мы ее искусственно. Обе стороны умирают.

    27. А надо будет так сделать без всякого солнца. Мы такие люди есть, научены давно. Имеем право копаться в нашей матери природе. Ни на что не надеяться, кроме человека. Он в природе сам завоевывает. Ему двери отворяются, сам он меж ними проходит. А солнце как было, оно так и останется меж нами, такими молодцами, кто не смиряется с жизнью. Она заставляет человека рано вставать утром, а поздно ложиться. Не доверяться этому времени.  

    28. Оно бывает не в одно время. Когда люди это делают, у них наготове их дело. Весна бывает в году раз. Люди в ней спешат, им не хочется сидеть на месте. Жизнь наша заставляет зиму позади оставлять. А к лету теплому бежим. Прибыль делается в этом. Не на один день бывает. Весь год мы употребляем. Нам никто не мешает, кроме природы. Мы не ладим сами с собою за землю, она у нас источник. Мы на ней ежедневно работаем, ухаживаем за нею. Про нее не забываем, день и ночь все мыслим.

    29. Это наша есть война, она имеет свои свойства козырять между нами. У нее козырные карты, а людям остаются простые. На этот счет люди себя держат на страже, сами не верят никому. Для себя делают снасть, или куют себе оружие. А с ним легко воевать. Люди людей знают хорошо, какого мнения они есть. Природа их родила одинаково, но в жизни они поделились. Одни свою дорогу взяли, а другие взяли свою. Чтобы сорила вежливость, этого мы не получаем. Зло свое имеем мы.

    30. Как таковые люди, нам таким и солнце не помогает. Возьмет, от нас и скроется. Мы без него ни шага. Это погода не наша, мы от нее уходим вон. Хотим, чтобы солнце свою форму не меняло. Этого мы не добились. Как мы не знаем сегодня это пришедшее время. Оно не вперед встретило, а проводило всех нас. Мы поднялись рано, когда это будет надо. Нас заставила земля. Мы всю зиму напролет были в этом далекие. А вот когда снег ушел, пришла зеленая трава.

    31. Атмосфера не такая пришла. Лучи от солнца заиграли. Мы бросили все дома, а поехали со снастью в степь. Холод от нас ушел, а тепло пробиралось. Наше дело такое всех. Мы взялись делать то, что надо. У нас на нашем месте люди уже забыли про холодное. Сбросили тяжелую одежду, а  стали легко ходить. Это свое сменила природа, ввела на землю зеленый цвет. Открыла свое всем нашим жучкам и пчелам дорогу. Будьте добры, вы все летайте по тем местам, где мы никогда не бывали. А сейчас нам солнце показало.     

    32. Человеку дала его ум, он им сейчас ворожит. Его место одного. Тут большую прибыль. На этом месте река течет, она по-над близкими селами. При таких условиях разложились сады. А над водою для посадки всякого рода овощные огороды. Мы про них ежедневно не забываем, как про какую-то особенность. Сад людской свой собственный, и не одна плодовая древесина. Их на своем месте много, их для этого посадили. Он у нас бывает один раз,  а другой раз он не с плодами. На него садится одна птица какая-либо.

    33. Земля тоже нужна одно время, а другое она ничего не дает. Люди ни про что не думают, кроме жизни, да еще не бедную, нуждающуюся. Мы думаем про богатое. А богатый в жизни есть частнособственнический хозяин, кому пришлось хозяйство создавать путем маленького начала. За что ни брался наш человек, ему это в природе давалось. Не одним сельским хозяйством  жил, кому требовались физические силы. Не одни ему они требовались. А без них было невозможно. Он искал в этом выход, легкую в этом деле работу, чтобы в карман приходила каждый раз копеечка.

    34. Она приобреталась умело. Надо будет сказать не про одного нашего коваля. Он был правильный кузнец. А крестьянину нужен был для вспахивания земли плуг, к плугу требовалась деталь. Человеку надо было смотреть. Как чуть что такое, уже говорят: поломался. А железо – это не дерево. Надо будет мастера. А он не в мешке сидит, его условие держит. Он рано-рано встал, по наковальне молотком бьет. Его слушает вся деревня. Он будет случайно нужен. А когда будет надо что-либо такое в этом деле сделать, крестьянину некуда, только надо ему бежать со старым куском  железа.

    35. А у коваля одно такое намерение – свое дело в этом не забывать. Он кустарь одиночка у нас, умеет делать для нас все, лишь бы только в этом расплачивались. Мы привыкли человека просить, да еще в такое кипучее время. Это все наделала наша земля, она целый год почти пролежала без нашего людского участия. На ней мы начинаем весною, по ней взад, вперед топтаться. Знаем о ней хорошо. А мы больше всего думаем, как про какую-либо кормилицу. Это природная земля, она нас с вами встречает, и провожает нас всегда. 

    36. Мы помалу не ходим, нас заставляет условие. Нет хуже от этого, когда у тебя оно есть. Коваль уже на ногах стоит. Хлебороб в своем деле. Когда человек его не имеет. Уже равного не найти. Одно играет в этом счастье. А когда счастье в этом заиграет, не надо будет в этом ничего. Человек выезжает со двора. Он знает, куда, зачем едет. Ему отворяются не сами двери, их отворил для себя сам. Он сказал: «Господи, благослови». А дорога была тяжелая, впереди его никто не ехал. Хоть было надо ему, … на это не ждало.

    37. Хоть и тяжело, но надо будет. Все в этом всем приготовил с самой начальной осени. Как только белый снег упал, так я как хозяин начал думать. После такой мысли приходилось мне легко достигать в этом. Я не смотрел вдаль, как на бедность. Я далеко у себя видел богатство. Оно рождалось нами здесь. Я человек, как и все эти люди, но впереди меня в этом деле не было рискующего. Я ехал, и надеялся на живую силу. А тут больше от всего моя была надежда на одно – мою хорошую в этом снасть. Я выехал сюда волочить, а земля еще лежит сырая. Но ждать было нечего.

    38. Надо было крепко делать. Я же мастер хлебороб. Моему делу никто не помешает, у меня все дни на учете, если только захочу сделать. У меня вся природа: воздух, вода, земля. А когда это у тебя есть, мне больше от этого не надо. Землю я сам пашу, за этим делом хорошо смотрю. Воздух сам это охватывает, и хочет, чтобы было изменение. Мы можем солнце увидеть при любых обстоятельствах. Когда солнца нет, то тут уже будет другое. А для меня говорит хлебороб, или любой крестьянин. Мне не нужно будет солнце одно, мне надо воздух и вода.

    39. Когда солнце так светит, от него делается хорошо и тепло. А когда начинает меняться, в воздухе все бывает: одно и другое. Холодный ветер рассекает, да и к тому дождик моросит. Эта погода для всех не красит, но нельзя без нее, плохо. Такая жизнь, которую сделали люди, она очень интересная и тяжелая. Надо человеку здесь родиться, одно время в этом пожить. А потом свое здоровье потерять, и уйти на вечные веки. Мы делали на земле, делаем, нас окружало это все, и будет в этом окружать. Без имеющего в природе мы не сможем быть ничем. Это мы рассказали про коваля.       

    40. А у нас есть в деревне портной, он нам шьет одежду. Не все бывают портные, и не всех учат быть сапожником. Мы имеем у себя еще плотника. Эти люди рождают человека, и они тут же могут умертвить. Это всему дело природа, она этих людей нам представила. Мы их имеем у себя, они делают то, что надо. Для себя лично дома ставят, в них прекрасно живут. Одно такое дело делают. Хотят, чтобы природа их жизнь удовлетворяла. Их в этом борьба, они воюют с нею, сами себя не жалеют в этом. Идут они все время под низ.

    41. По-ихнему так не приходится. Враг человеческой жизни людей в природе обгоняет. У него силы естественные. Не такие, как мы, люди, их имеем. Мы делаем оружие с природы сами своими руками. Бывает в этом удача, люди людей побеждают. Природа и это допускает. Я отроду таким не был. Говорит нам миллионер, богатое в этом лицо. Ему пока преград в его деле нет. Люди, его такой коллектив, они это дело мастерят. Для них жалости никакой. Пришел на свою работу – делай, твой в этом труд.

    42. Всеми людьми принимается. Ты наш хороший сапожник, знаешь свою работу хорошо. За ней следишь при солнце. У тебя есть заказ, ты фасон понимаешь, он сейчас в моде. Люди это требуют, не жалеют сами себя. Идут в природу, на ходу весь год напролет. Люди эти дни понимают. Природа источник богатый, такое сырье рождает, от которого не здоровеют, а в этом теряют его. Человек не делается жизнерадостным, не прогрессирует его ум, а больше от всего заболевает. Дальше жить не смог.

 

1968.07.26

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.08.

 

    6807.26   Тематический указатель

Эволюция  16

Солнце есть люди,

Которые тянут время  19,20   

           

 

Иванов П.К.

Москва

 

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127).

 

    1. Мы все считаем ее нашей столицей. Зачем она нужна мне. Она мне не нужна совсем качествами. Я хорошо знаю про поток один, он развивается на нашем человеке. От самого порога нашей хаты лежит путь в жизни на край, где расположено вечно не умирающее место с предками. Разницы нет между деревней и городом. И верующий в Бога, и неверующий в Бога достигает этого. Человек ежеминутно приближается к этому, он рожденный в природе для смерти. Его заставила его зависимость свою жизнь заканчивать.

    2. Он этого, может, и не захотел, но его условие окружило. Он попал в это несчастливое место, где наша болезнь и повстречалась не с человеком лично, а с его естественным телом, с живым телом. И поселилась для того, чтобы свои силы распространять врасплох. Человек этого места не знал, и не хотел с ним встречаться. Но природа пока сильна. Она нас родила, как и всех мать родная представила в прогрессирующую жизнь, которая заставила человека бороться за свое право, чтобы научиться жить легко, но не тяжело. Да и все люди этого хотят, и искали в природе это.      

    3. Не подумайте о том, что я, может, ничего не сделал для этого в природе. Сзади осталась написанная мною история, она сделана руками физического труда на мне, что и заставило меня практически проложить разведку в атмосферном явлении. Я самородок, труженик этого дела. Нашел в природе качества через нашу науку закалку-тренировку. Научил себя, как будет надо, чтобы не простуживаться и не болеть. Я этого добился. Имею силу и волю. А ко мне мой друг по жизни Иван Гордеевич, моего века рождения. У него был порок сердца.

    4. Он бы давно душу свою отдал, умер от этой болезни. С сердцем плохим долго не живут, а он окружил себя рано. Обратился к моему закаленному телу в силах и воле. Меня попросил, как инициатора испытанного совета. А на белом свете очень много таких людей, кто моего учения придерживается, и совет выполняет, живет здорово. Он нам расскажет не один, а их очень много. Если бы я не видел этого, и не надеялся на это, что оно нам будет нужное в дальнейшей человеческой жизни, я бы не приехал в вашу, так выражаюсь, Москву. Она для меня никакой роли не играет. Роли играет во всем человек.

    5. Не будет его – не будет и вокруг всего этого, чем воспользовался человек, и с этим же самим умер. Ну и жизнь человеческая, если посмотреть на нее с начала, а закончить ее концом. Тяжело приходилось мне смотреть, и знать про это все. Как получилось, что какая бы ни высокая личность, где бы она ни сидела на своем месте, она сгорела так же, как сгорели все. Им помогла в этом деле зависимость, их богатство, труд износиться скоро. А мы не нашли пути, чтобы без труда оставаться, и без него продолжать жизнь. Я для этого езжу в Москву не по своему лично делу.

    6. С моим трудом, с моей идеей я буду нужен в любом месте. Вам или нам расскажет москвич, проживающий на улице Станиславского, дом № 8, кв. 5. Качалин Сергей Иванович. Это другой по жизни друг, он рожденный в 20-м веке. А укажу женщину уборщицу, работницу, которая вам расскажет, как она не далась свою грудь отрезать. Признавали рак. Она тоже москвичка, проживает на улице Бакунинская, 80, кв. 6. Вот поэтому мне нужно не люди этой Москвы. Мне нужен человек, кто бы он ни был. А ему я несу груды богатства, это здоровье мое. Я приезжал и на 8-й Чрезвычайный съезд, и приехал на 22-й съезд КПСС не зря, а с намерением, с силой и волей.

    7. Меня пригласила печать, я приехал с новшеством, с предложением, с вкладом коммунизму. Что я предложил съезду? Свое личное здоровье, я не простуживаюсь и не болею. Что может быть лучше. Пишу, как будет надо, чтобы научиться предотвратить это все.

    А меня блюститель комиссар милиции Пушкин осудил за мелкое хулиганство. Я, правда, не сидел, а лежал в больнице психиатрической «Матросская тишина». Мне там покой преподнесли. Я рассказал про свое сделанное всем больным, врачам, санитарам и студентам, кто был заинтересованный мною.

    8. Закончился съезд, и меня, каким я был, провожают домой. Что же дальше делаю? Ищу, это предложение кто-либо получал? Приехал в своем костюме в ЦККПСС. А для меня Петровка прислала двух молодцев в вольных одеяниях. Я думал, приехали те люди, кто, может, заинтересовался со мною говорить. А они в свою машину, да к полковнику Плотникову. И мне дали пожить 72 часа, а потом уезжай. Я за это время много хорошего сделал. Связался с министром, с Калашниковой. Она пообещала написать в Ростовскую область, чтобы на месте разобрались.

    9. А писать не написала. У меня есть люди, которые по этой части помогают через письма мои. Но уже сейчас расскажу про небывалое свое. Мой сын осужден, работает в Лесном, Ростовской области. Я к нему ездил с Марией Матвеевной Аралушкиной, проживающей по улице Тополевой, 8, кв. 11. И оттудова заехали в Москву на ее квартиру. Меня ночью забирают, и создают дело: малое хулиганство. И судят на 15 суток. Я был в психиатрическом приемнике, 10 суток отлежал. Меня таким разутым выпустили, я приехал домой. Пишу историю с практики, но никто не обращает внимания на мою практику.

    10. Она же с человеком живет наравне. Я выступал в Ростовском государственном медицинском институте в кафедре физического воспитания, рассказывал студентам, будущим врачам. Я в психиатрии тоже рассказывал. Дошло до того, чтобы рассказывать населению организованно. А мне не поверили, ушли от истины.

    Я же человек, как все люди. Со своим здоровьем, может, и не приехал в Москву, но заставляет приезжать условие. Если бы я не видел истины на себе лично, то я бы народу про свое не рассказывал. А то я делаю сам лично, я эти качества не брошу. Это люди, весь народ со своим здоровье.

    11. Они обязаны мое здоровье поддержать, ибо это нужно каждому человеку. А у нас этот человек судится законом. За что, спросите? За идею. Что она нам в природе несет? Да новое на человеке. Это то, чего все люди хотят, чтобы не простуживаться и не болеть. А я из-за этого и езжу в Москву, и буду ездить за это дело. Меня научила природа, чтобы жить не так, как мы живем. Чуть что такое, надо врача, неотложку вызвать. Мы боимся болезни, поэтому и приобретаем для себя богатство, и им пользуемся, ему верим. Но чтобы оно нас спасло, мы больше стали бояться болезни.

    12. Стали лучше одеваться, и кушаем хорошо, а в доме прилично живем. А как было развитие на человеке болезни, так оно и осталось. Мы из-за болезни своей интеллигенцию растим. Нам нужно место, и не дурное, а чтобы жить хорошо. Мы этого добиваемся от природы, все свои силы кладем, и хотим облегчить жизнь человека. Но чтобы сделать, у нас не получается. Прогрессирует боль, и она сильна с нами считаться. Лишь бы пролезла в тело, но тогда не ждешь милости. Как клала нас поодиночке врасплох, так и будет класть за наше хорошее, что мы делаем в природе. Мы свои тела сохраняем в жизни за счет природы.

    13. Кто вам или нам даст благодарность ни за что. Если надо сделать, чтобы она была полезная всем. А наука закалка-тренировка, она ведь не продается и не покупается. У нее все способы безденежные. Зачем телу нужно одежда? А человек ее покупает. Зачем ему пища? Он ее покупает. И дом готовится за деньги. Значит, тело огорожено деньгами, а их дают за труд. Как же закалка-тренировка человека заставила всему нашему сделанному не верить. Все это делается не то, что надо. У тебя все есть, что одеть и что покушать. Но ты сознательно откажись от всего. Ты этому всему не будешь враг.

    14. Ты сохранитель природы, за это тебя сохранит природа.

    Вот это не покушение на чужое. Вся сила в этом, что нам закалка-тренировка преподнесла. Она научила человека. Он ведь с врачами встречается, им об этом говорит, но они с ним не соглашаются. Бутят, да еще как бутят за свое право в науке. Им надо соглашаться с этим, да попробовать не хотят. Боятся, что им придется умирать без пальто. Им легче умирать в пальто.

    Я помощи материальной ни у кого не прошу. Но коль я научился, как  жить по-новому, расскажут люди. Мы должны им поверить. А что они делают, что на них не распространяется никакая эпидемия.

    15. А раз им хорошо, так почему нам не делать это. Они сбоку, они возле нас живут, и учатся в это, да здравствуют здоровыми. Не болеют и не простуживаются так же, как и я. Для меня не надо Москва, не надо хутор с аулом. А мне надо место, чтобы моему телу никто никак нигде не мешал. Вот это будет все для меня и для всех. Моя идея – это наша идея. Учись, и делайся таким, как я, человек один. Для всех хочу, чтобы люди поделались такими, как и я. Чтобы не одевались и не кушали, и домом не нуждались, что будет нам надо всем для жизни. Мы завоюем ее, она будет бессмертная.

    16. Перед нами эта идея, она нас научит жить, и дает право всем нам жить без всякого заболевания и без простуды. В этом деле не играет роли Москва, или хутор с аулом. А играет роли сам человек со своим телом, кому предоставлено право закаляться. И закаляться в тренировке, чтобы добиться от природы одного здоровья. Кому не потребуется никакая пища и вода, да не нужна будет одежда с жилым домом. Вот это силы будут. А их надо заиметь, чтобы природа не господствовала над человеком, а господствовал над природою человек. У него тело, наученное в природе побеждать все неприятности, которых очень много с хорошей стороны.

    17. И есть сторона плохая. А лучше будет, если он у себя ни то, ни другое не будет иметь. Это наше тело, а в теле роли играет нервная система, мозговая часть. Нервная система обогревается сама собою лишь потому, что у нее ток, электричество и магнит, что способствует всему делу выхаживать сердце. А раз сердце не будет молодое, то и жизнь будет усталая. Это для человека будет новое небывалое в жизни при природе оставаться без всякой еды и без всякой одежды, и без жилого дома. Мы с вами и будем кричать во весь голос перед всеми людьми про то, что для нас вводится никогда не бывалое, новое.

    18. Нас природа сохранит за наше все сделанное. Мы от природы получим все для жизни. Захотели добиться ходить без одежды при любых обстоятельствах, мы этим удовлетворились, нас природа допустила. Она всю атмосферу создала полезную для того, чтобы не простудиться и не заболеть. У природы все есть для человека, чтобы с нею наравне пришлось жить. И жизнь наша есть одна для всех нас. Требует от нас, чтобы мы жили, и в жизни для себя получали продолжение. Это мы имеем, и должны сказать про то, что мы возьмемся за наше с вами дело. И будем с вами вместе получать здоровье, с которым мы никогда не будем подвергаться никакими заболеваниями.

    19. Это будет, и обязательно. Наша с вами всех цель. Не тогда, когда мы заболеем, и потом идем к врачу, ему излагаем про болезнь, чем мы болеем. И просим его, чтобы врач помог болезнью не болеть. А болезнь, она даром на нас не садится. У болезни одно – прогрессировать, и делаться большей болезнью, чтобы свалить с ног человека. А раз пробралось в тело, не предосторожность, значит, уже не говори ничего лишь потому, что у тебя бессилие создалось. И делается это бессилие сильнее от сил человека, то человек сдается, и начинает хиреть. Его силы оказались непригодными для тела человека. А раз тело получило от природы болезнь, она недаром села на тело.

    20. Без всякого болезнь не придёт, и не будет мучить тело. Болезнь – враг есть телу. Но с ним надо научиться, как будет бороться, чтобы побеждать врага. Для этого надо будет холодная вода для обливания ног по колени. Да и когда идёшь по дороге, а с тобой встречаются взрослые люди, прожившие годы, они нам оставили свою тяжёлую жизнь. Мы за их всё поклонились, сказали: «Здравствуйте». Дедушке, или бабушка, или дяде с тётей. 

     Твоё дело сказать, а наше дело стариковское промолчать. Но за это всё поблагодарить: «спасибо» и «спасибо». Дорога вам откроется, идите смело.

    21. А по дороге можно встретить бедного, нуждающегося человека, кто не имеет у себя того, на что он надеется, и хочет жить за счёт этого. У человека нет, а он этим больным делается. То надо человеку помочь. Когда будешь давать, то сам  себе скажи: я, мол, даю это для того этому человеку, чтобы мне было в жизни хорошо. И отдай.

    А субботний день с начала вечера в пятницу с первого часа начинай, и веди себя без пищи и воды 42 часа. А потом надо кушать. То надо будет выйти на двор, и воздуха тянуть через гортань до отказу. А меня надо просить, как инициатора в этом деле, называть меня Учитель: «Учитель, дай мне здоровье». Это будете проделывать каждую неделю  еженедельно.

    21а.  И чтобы не харкать и не плевать, да не курить, и не пить вина.

     А мы с вами ничего этого не делаем, а творим своё надуманное. Мы хотим, чтобы у нас был не малый запас, а большой, его стараемся сохранить. Мы этому запасу верим больше, чем верим себе, и надеемся мы крепко. Считаем, что он нас спасёт в нашей жизни. Часто обращаем внимание на него, проверяем. А то природа имеет свои качества, они с нами не считаются. Это атмосфера рождает на это все свои живые силы для того, чтобы этот запас уничтожить.

    22. В природе это богатства для жизни нашей не играет роли, чтобы в теле сохранялось за счёт этого здоровье. А мы в себе это делаем, наша такая в природе забота. Как чуть что-либо прозеваешь, у тебя родятся какие-либо в этом деле недостатки. А их в год один раз приобретают, то без этого всего нам жить не приходится. Бывали, между нами в атмосфере рождались стихийные дни. В них мы себя не приготовили, чтобы оставаться на пустой желудок. Мы его держим всегда, чтобы он был у нас полный. Мы его этим храним, считаем, наша всех мысль, но надо разбираться с самим собою.

    23. Это хорошо, что мы живём и продолжаем за счёт этого годы. У нас с вами силы есть, не у каждого человека одинаковые силы. Наши разные, они живые и напрасные, живут за счёт этого один раз. Сто лет – век человеческий. Мало кто через него перелазит, большинство гибнут. Чтобы сказать, у человека не хватило этого запаса. А то есть всякого рода, что хотим, в природе есть, а здоровья нет. Рад бы вкусить зубами от куска хлеба, и его разжевать с какой-либо жидкостью. Но само тело этого не делает. Воздух себе отказал быть помощником для того, чтобы глотать. Даже и вспоминать – всё забылось, мозг не работает. Пришли такие природные к человеку естественные силы, а их очень много есть в природе.

    24. Не нуждаются человеком, кто жил только за счёт куска, за счёт глотка, за счёт тряпки, в комнате. А сейчас пришло такое время, гонится с земли. Сама молодёжь не хочет, чтобы старый вместе с ней жил. Надежды больше молодёжи, чем старому, дряхлому, никуда не годному, ему в природе жизни нет. А атмосфера это сделала. Роли сыграла природа, а не человек. Он ничего не делал, чтобы за ним оставалась роль для жизни.  Его была большая мука – в природе для себя приобретать без конца и края, всё больше и больше, да лучше от первого.

    25. Как между нами и природою делается, так оно и получается. Но старого человека веры нет, и надежда ушла, так мы все, живущие люди на земле, от природы научились. Человеку надо жить, а мы ему не помогаем, а заставляем, чтобы между молодёжью не было старых. Они воняют, их сама атмосфера выталкивает, он сгнил, ему надо умирать. И умрут все эти рождённые люди через свой индивидуальный поступок, Мы давайте его по совету закалки-тренировки в своей жизни сменим, этот поток. Дорогу у себя родим иную, не искусству начнём верить, а естеству природы. Но не одному живому факту. В природе всё есть, ничего даром не пропадает.

    26. А закалка-тренировка есть наука, Для того она была, и есть, и будет. С нею надо познакомиться, к ней поближе подойти, с нею поразговаривать. Может, она что-либо новенького народу вбросит для его жизни. Она учит по-новому жить, не нуждаться и не надеяться на запас. А надо работать для этого, чтобы польза была от этого нам всем. А мы, как блюстители этого жилого закона, не любим человека, кто свои для этого силы не жалеет, в этой Москве практически труд закладывает. Возьмите у врачей его следы закалённого человека, а он их оставил архивом у врачей. Пусть они народу прочитают.

    27. Бояться не надо. Раз пришло время жизни, надо нам учиться в ней. Она просит молодёжь между природою и людьми эту форму естественную поддержать. Надоело человеку то делать, чего делали каждый год все мы, люди. Прокладывали шаги для жизни, а сами попадали на дорогу смерти.

     Надо не искать жизни, а надо на себе искать смерти, тогда-то человеку будет жизнь. Самого себя заставит отказаться от всего этого запаса и рассечь жадность. А народить в себе терпение адское, как терпит в природе везде и всюду закалка-тренировка. Она человека научила оставаться без всякой нужды.

    28. У него есть всё – есть воздух, есть вода, есть земля. Это самых три любимых друга, с кем надо вместе близко пожить да почувствовать их естественными чувствами, которые на твоём теле окружаются ванной.  Нет никакой, кроме этого всего. Есть в жизни для человека здоровье, а оно за счёт этого прогрессирует в природе, и развивает себя для того, чтобы жизнь в годах продолжалась. Нет ничего лучшего в природе для того, чтобы в жизни новое увидеть. И заинтересоваться этой вещью, которая рождённая в природе в первый раз, как небывалое живое, которое живёт не за счёт природы, а за счёт самого себя.

    29. Этого в природе достиг сам человек, он все качества сам узнал, продумал всё время про эту систему, которая кормила человека. Каждый день по три раза человек за стол садился, и ждал, когда ему подадут на стол. У человека на это есть такое для запаха чувство, он его слышит очень крепко. И готовится, как бы больше и лучше забросить в желудок. И человек на этот счёт, на это время готовился, ему хочется кушать и крепко захотел. Он кушает, его организм заставляет по своим заслугам увидеть на столе приготовление. Его глаза смотрят, а руками всё делает, чтобы легче трудиться, да лучше пожить в природе.

    30. Это человека желание сделать здоровье на себе неколеблющееся. Значит, нужна практика. Она в этом деле способствовала, чтобы человек сам для себя всё делал. И шил из материала причитающуюся по фасону одежду и её хранил, чтобы беречь. А потом приготавливается разная пища из разных продуктов, да и вода тоже выбирается по вкусу. А дом строится из материала. Чего только ни приобретаешь, покупаешь за деньги. Сооружают люди для того, чтобы пользоваться пришлось человеку. Он же не сможет оставаться на одном месте без этого всего.

    31. Его природа задавит, ему тяжело жить за счёт самого себя, это надо на этот счёт счастье у себя заиметь.

     А это счастье можно заиметь любому человеку. Раз у нас родился для этого человек, он должен практически испытывать на своём теле. Это воспитание человеческой жизни в духе всего сознания. А когда у человека родится в теле сознание, он признает природу, как источник для удовлетворения человеческой потребности. Она даётся.  Каждый день по несколько раз человек кушает, он бы ещё ел, но ему его бедность мешает. Он от природы не получает своего удовлетворения, которое нам даётся продуктами.

    32. А в продукте находится и зерно. Когда его надо на муку смолоть, а из муки хлеб испечь. Печеный хлеб покупается за деньги, и употребляется человеком, кто как и где, да ещё с приварком. На это есть люди такие, кому приходится на это дело учиться, как нужно меню построить, чтобы она (еда) была вкусная. На этот счёт человек добивается, он эти продукты в земле выращивает через свой труд. Ему надо, чтоб была площадь под посев удобная, чтоб на ней весь год протопать. Она у нас так ничего не даст, кроме как надо будет за эту землю подумать да предрешить, а чего следует на ней посеять, чтобы была в этом деле прибыль.

    33. Она даёт человеку в природе за счёт этого пожить одно время. Да хвалиться своим добром, что мы все люди на этой земле создали жизнь за счёт природы. Для нас земля всё даст, лишь бы мы на ней старались за нею ухаживать. Она такая госпожа, кому приходится годить-годить. А то возьмёт и делает ерунду. Не земля, а природа. А в ней роли не играет сама земля. А ещё к этому есть помощники: воздух и вода, атмосферное явление, чтобы погода не делала ерунду со своим поступком. Бывает и такое дело, человеку надо об этом думать, он не бросает мечтать об этом.

    34. И погода хорошая, и дождь прошёл вовремя, сделал влагу, а рост показался – лучше не может быть. От этого только можно ждать большую прибыль. Но в природе на своё сделанное для человека ещё рождается стихия, она редко бывает, но неприятности приносит, особенно человеку в его любимом труде. Он увидел, сам себе сказал: но теперь я разбогатею – урожай хороший. А у человека мысль дурная: рост ещё в поле, на земле бушует, стоит. А хозяин за это деньги получает да их пересчитывает, сколько есть, и что можно за них приобрести. Раз деньги будут, то будет что-либо другое. Хозяин-барин, что захочет, то и сделает в своей жизни, в своём плане.

    35. А бывает и это: природа рождает хорошее, и рождает плохое. Ты думаешь про прибыль, а эта прибыль разорвётся, и не придёт прибыли, а придёт убыль. Ты думаешь про условия хорошие, а они появились с недуманной стороны. Да с маленькой тучки пошла развиваться эта серьёзная система. Она стала увеличиваться, стала бушевать на нехорошую сторону. На то, чтоб этому хозяину помешать в его мысли, чтоб он так не думал прежде времени. А здоровье можно потерять легко, но тяжело его возвращать назад. А стихия развивалась, то молча увеличивалась, а потом пришла молния с грозой.

    36. Стал капать на землю дождик, а вслед начал ветер сильный развиваться, и пошёл град, начал все имеющиеся на земле растения уничтожать. Куда и моя, говорит хозяин, плантация попала. Есть пословица такая: не хвались урожаем тогда, когда урожай красуется, хвались зёрнами в закроме.

     И так, или иначе, хозяину при урожае не легчает, а тяжелеет. Урожай надо убрать, силы на это надо заиметь, чтобы всё сделать для этого. А силы даёт природа, она их и отбирает. Так что сказать и хвалиться в жизни не приходится.  Плантации не стало – жизни нет. Нечем богатеть, и мозг не придумает, что делать без прибыли полезной.

    37. А в прибыли всё наше счастье временного явления жизни, ею человек пользуется, как счастьем, один раз поживёт своё время, а потом он и умирает.

     Этот поток был и есть, и будет всегда перед нами, если мы не изменим его своими делами, своей мыслью. Наша цель и вся задача перед всем народом – изменить поток гнилой жизни, зависимость всю убрать, а независимость на ноги поставить. Пусть она между нами и природою процветает. Не в одной Москве люди живут и всеми благами пользуются. А в хуторе этих благ нет. И их не будет до тех пор, пока врасплох не придёт предосторожность, она себя от врага предотвратит.

    38. Мы не будем заболевать и простуживаться. Нас научит Учитель. А что будет надо сделать для этого, чтобы мы с вами завоевали такое право, чтоб человек в природе для своей жизни не получал никогда нигде никак никакой стихии. Надо будет человеку поверить, живому человеку, закалённому в тренировке. А он у нас такой один ходит без одежды.

     А одежда в этом роли одна не сыграет. Для этого закаливания всему дело играет роли. Пища, да и к тому дом жилой – кто про него знает, он никогда не скажет, что он дюже для жизни хороший.

    39. В нём есть две двери с одного коридора, над дверями есть надпись, что в эти двери можно будет заходить любому и каждому человеку, чтобы в этом деле была вся причитающаяся обстановка. Для человека надо будет в этом доме одежда, да не плохая, чтобы она была в шифоньере, в гардеробе. А пищи, к пище посуда, надо шкаф. Да чтобы стол был со стульями, чтобы сидеть, и кровать для того, чтобы спать да ждать времени одного. Придёт в нём смерть, и отберёт человека от этого дела, и больше не будет его создавать, а без человека это всё умрёт. А в этом доме другая дверь с надписью. Написано: сюда тоже можно заходить человеку любому и каждому. Только здесь нет ни одежды, ни пищи.

    40. Ни удобств, ни шифоньеров, ни гардеробов, ни посуды, ни столов, ни стульев, ни кровати. А жить будешь вечно!

     Куда пойдём – туда, где на нас прогрессирует смерть, или туда, где смерти нет?

     Поэтому надо учиться, как жить, чтобы не пользоваться этими благами. А без этих благ надо учиться, как жить, чтобы научиться, как будет надо закаляться и тренироваться в природе. А Природа, она для всех родная мать. Она родила, она и сохранит для того, чтобы жить пришлось не за счёт природы, за счёт человеческого труда, а за счёт естества, за счёт сил воли. А эти качества есть в человеке и в природе, в живом человеке.

    41. Он может жить своим индивидуальным телом за счёт природы, за счёт воздуха и воды, и земли. Роли никто такой не имеет, как только играет во всём человек. Он должен заслужить внимание своим поступком со своею любовью и надеждами, с уверенностью, что это обязательно будет, и оно должно жить между нами и природою.

     Тогда будет эта история развиваться, когда человек сам себя заставил без зависимости оставаться. Он не стал верить никакой одежде, никакой пище, ни воде, да не приходится верить жилому дому – никакой надежды на это всё.

    42. Если бы мы с вами одевались и кушали да в доме жили, но ничего такого в природе плохого не получали, мы бы тогда не говорили, а делали всё. Мы бы сказали, как бы этого не имеет, чтобы нас природа не обижала, мы бы не болели, не простуживались. Вот тогда-то мы сказали, да, это жизнь, да ещё какая лёгкая! Мы тяжело жили в природе из-за нашей на нас развитой зависимости, она нам не давала своих возможностей, чтобы мы как живые естественные люди со своими телами в природе. Нас она заставила в необходимости сделать то, чего получилось, мы ведь в природе стали искать для себя лично жизни.

    43. Ежечасно боролись с природою, через это думали получить для себя в этом во всём жизнь продолжительную, а получилось наоборот. Природа за это всё наше создала на наших телах свою развитую болезнь, чтобы человека помучить, а потом умертвить. Так мы и делаем, так мы и получаем, так мы живём, так мы боремся, и так мы зависимым живём, так мы и думаем жить, но не так в природе всё получалось перед нашим человеком, перед его телом. Зависимость – это его индивидуальное богатство, которое приобретённое в природе трудом для своей лично выгоды.

    44. Человек для этого только и жил, он не думал о жизни, а все силы клал на фронте своём, чтобы через это всё имеющееся быстрее умереть. Это не цель и не достижение человеческой жизни – в природе огородиться одно время, и сделаться зависимым человеком от природы, и через это всё богатство природное умереть. Мы же, учёные люди, все коммунисты, материалисты, философы в природе. А человека единственного не хотим понять. Это только идея его труда, она несёт на нём в полной форме коммунизм: быть человеком в природе независимым нигде, никак. Это только будет его сила и воля для того, чтобы человек не простуживался и не болел.

     45. Это только его ноги носят зимою для этого, чтобы жить и думать не о прибыли вечно. Надо всегда думать об убыли. Куда идёшь со своим живым телом? В природу. Ходил ли хоть один раз по такой изрытой дороге своими чистыми энергичными ножками? Для жизни ходили очень много, но не для этого, для чего ходил наш родной русский человек Иванов. У него родились для этого свои силы нам всем сказать. Пусть нас зима калечила, мы от этого простуживались. Но почему в летнее время больше нас умирает? Значит, роли не играет природа над человеком, играет роли над природою человек.

    46. Видно из всего поступка, что человек ходит не для самого себя. Он же нам, ученым, делает своим телом новое. Открыть путь в атмосферном явлении, и заставит себя быть в природе независимым. Это да будет новое и неумирающее вечно будет с нами жить! За то, что мы открываем глаза, и видим ту дорогу, по которой все наши предки умерли. Они сейчас лежат в прахе. И лежит все живое,  но не пропало, а будет с этого всего иное, другое. То поток был, для смерти дорога прокладывалась. А теперь независимость показывает свою дорогу, по отношению к жизни поближе нас ведёт.

    47. И то Иванов делает, это всё наше, и живое наше тело, оно есть у каждого человека, как имеет тело Иванов. Он не защищает свою рубаху, он не защищает штаны. Их будет возможность только бить словами критически. Штаны и рубаха нам эти строки не пишут, чтобы мы читали. Пишет живая рука в теле, через кого приходит мысль. И ставит свои в словах буквы для того, чтобы оказалась героя фраза. Разве я не герой со своим телом. Я же один победил природу, она же мне не влияет. Так это не новое? Уважаемые учёные, разве это не новое – в таком виде проходить человеку зиму и лето 28 годов. И не простудиться, и не заболеть. Да ещё про это нам всем писать.

    48. Это на человеке небывалое новое. Кто попробует из молодёжи заменить эти силы? Повторных нет. Но я, Иванов, один-единственный человек, рождён для этого всего, свою идею показать. А она нужна всем нам. Это закалка-тренировка. С кем приходится считаться, кого приходится любить и дружить, через кого мы добьёмся вместе продолжительно жить. Я живу не для самого себя со своим личным здоровьем. Я жду юношу, он родится в сознании моего дела, моей идеи. Он признает меня, мой заложенный для того труд, попробует остаться таким, как я живу. Для меня не существует ложки, с которой мы уйму продукта поели, я уже этот продукт берегу.

    49. Меня бережёт за это природа, живой никуда не денешь факт. А он в природе для человека ценен. Мы только боимся оставаться, как остаётся всегда Иванов. Его тело всегда с нами вместе – в ванне, в воздухе, в воде и на земле. Это всё отыскала независимость, она раскрыла ворота для человека, чтобы проходить по ним в цель. А цели такой, как я, Иванов, её раскрыл для всего на земле народа. Все нации, всего человечества, беритесь, закаляйтесь с воздухом, водой. И, самое главное, водой обмывайтесь, свою утомительность пробуждайте. Это нам не теория учебник создала. А практика сделала сама, научилась в природе сама.

    50. И сделала для того, чтобы наши люди, всё прогрессирующее человечество с моим выводом согласились. И дали свой визит для пребывания, в каждом национальном народе со своими словами выступать. И рассказывать про нашу вечно мучительную зависимость, она не удовлетворяла, а заставляла человека отыскивать в природе жизнь, чтобы она человека делала здоровым. И ему помогала быку рога ломать, и этим хвалиться, чтобы другие такие же самые люди смотрели на него и учились, как и сейчас делается. Юноша, может быть, и не решился в рот взять папироску с табаком, а его заставила это сделать наша человеческая обстановка, которая делалась постарше.

    51. Вы у него спросите, как молодёжи, рождённой в соку: а для чего, мол, ты это куришь, да ещё нам эту игру показываешь, неужели для тебя есть какая-либо польза? Ведь пользы никакой, кроме вреда. Даже на родившихся своих детях отразилась эта болезнь. Она требует, она и делает. А мы же такие прививающиеся люди, лишь бы один закурил.  Как овцы, они в воду не полезут до тех пор, пока не решится одна погибнуть, вслед все пойдут, как одна. Так и курение табака развили на себе люди. У них было делать нечего, поэтому они сидели и надумали. Как думал один из всех живущих, но у него не выходило, пока ему пришлось украсть детали.

    52. По деланному прошелся. А когда он узнал, что такая машина есть, а его труд бесполезный остался, что он вспомнил? Взял … в бога, которого никто нигде и никак не видел. Эти люди, кто этим занимается, они все последователи. Иванов умеет и курить, но сознательно он не курит. Это не воспитание моё, Иванов говорит, да ещё вино буду пить – какая ж с меня будет идея? Она у меня чиста, как …, она у меня мужественная и отважная, на всё свое сделанное в природе только сознательно, чтоб поток зависимости от человека ушёл. А поток независимости остался, и вместе с человеком продолжал человеческую жизнь в годах.

    53. Для человека искусственного должна жить зависимость, ибо без неё человек  сам защищённый  жить.  У независимости моего нет, ни места, ни какой-либо вещи, чтобы она считалась своей. Независимость от себя эту мысль упраздняет, она не развивает у себя, чтобы отдельностью от всех считаться. Этого в ней нет, она считает преступлением в жизни своей, если ей возвращаться назад. Она со своими силами двигается вперёд, чтобы овладеть знаниями, и практически делать. Для независимости гектар в жизни своей никакой роли не играет. А всё знает про прошлое, жалеет о предках своих, и хочет им своими силами помочь.

    54. Тогда я эти слова напишу и поставлю их на арену, пока ученые опомнятся, и признают истиной мой труд, что он недаром прокладывается своею стойкостью. Независимость не боится природы и не хоронится от неё. У независимости праздников нет, чтобы их признавать, как какую-то определённую жизнь. Кто-то в нём что-то делал неприятное, а теперь ему за это положен праздник. Все дельцы были, без сил жили, и ввели за собой это. Как чуть что такое, уже говорят про тост, про королеву бытность, про пир существования. В независимости раздела нет в вере, и нет, чтобы национальность эти качества признавала, если праздник. Что этот день нам дал в жизни полезного? Он же простудил человека.

    55. Человек в нём заболел, и потом распростился с жизнью. Почему ты, как человек, не попраздновал своему делу, чтобы оно от тебя отпало плохое. А хуже нет на белом свете от физического и тяжёлого труда. Всё это делает, и сама себя защищает на человеке зависимость. Хоть тряпка, но должна быть. Хоть кусочек хлеба, а его надо укусить. А в доме что у кого есть? Наверно, одинаково, что у бедного бедняка, или у богатого человека. Даже запах  видать по крыше дома и поставленному забору, и по воротам. В природе хитрец живёт  неплохо, он кое-чему верит, а с зависимостью живёт. Он бы не глянул на другого, но условие теперешнее нашего брата протягивает.

    56. Часто печать пишет про зазнайство, про уход человека, да ещё друга. От своего возьмёт, и окружит себя глупостью. Себя признаёт, а другого гонит от себя. Это по вкусу всегда имеет на столе кем-то приготовленная разная пища. А он ею побрезговал, не захотел кушать, посчитал не такой, как это для него надо. Он свою имеет. Как один брался за рюмку водки, и с жадностью её хотел через гортань проглотит. У него мысль недурная. Ты, этакий человек, покупал, а я потружусь глотать за твоё здоровье.

     Независимость гнилую критику в жизни своей не признаёт. Ты любишь свой труд? Люблю, он или она отвечает. Так ведите вы сами себя в этом деле гигиенично. Тогда можно сказать, что ты есть у нас рабочий, мы тебя ценим в труде за твою скромность.

    57. Ты такой у нас один работник, живёшь хуже от всех. Мы все твою тайну не можем знать, и сказать свои слова о тебе. А пришли мы к нему, или к ней. Она же наша уборщица, моет пол, чтобы наша обувь не обмазалась. А от папирос окурки где мы определяем, да и слюну свою?  Бах, на пол. Вот тебе и цивилизованность вся наша есть, культура, которой этот человек и мешает. Он или она живёт не одна, у неё или у него есть дети, не удовлетворены они ни куском, ни тряпкой, ни жилым домом. А годы его поднимаются, время не стоит, приближается к школе. Кому не хочется поучиться, и кто имеет какое на это материальное право. А мы хорошо знаем, как герои между нами и природою рождаются, и за что он родился.

    58. Всегда героя рождает психически вздуманная кем-то война. Поэтому нам надо спасибо сказать этому человеку. Она при таких бедствиях выходила нам героя. Он не боится природы. Нас, всех учёных, критикует. Кому вы или мы строим это государство, людям, или только учёным, чтобы они жили для славы? А ты – уборщица, или стрелочник, или навалоотбойщик угля, или в мартене литейщик – как знаешь. Получай деньги причитающиеся, и живи, как знаешь. У нас все на учёте. Раз торговать, значит, коммерсантом быть. Производство – это коллектив, он бывает и большой, бывает маленький. А в нём сидит директор, хозяин всему. Если надо к нему попасть, у него есть день такой приёмный, с жалобами, или с просьбою.

    59. Скажите мне, пожалуйста, все вы зависимые люди. В своих местах вы работаете, и создаёте свою жизнь. А я не работал, и не учился так, как все люди, собственники своего места. Сделался ли бы я теоретическим человеком, как директор, со всем удовольствием был бы директор. Когда Сталин был вождём, он делал генералов своих близких и детей. А мне что он написал? Что я могу работать и учиться, и работать и учиться. А меня за мою практику встретила психиатрия. И сейчас  не  допускает  моё право  сделаться  над идеей хозяином. Поэтому-то я и захожу к директору металлургического завода в Лутугино. Он меня пропустил, но чтоб моему телу поверить, он своими пальцами дотронулся и сказал зимою: «Как же так получилось, что так ты между природою и нами оказался?» Я ему ответил: «Тружусь и хочу, чтобы ты был в этом деле помощник».

    60. За что он мне тогда сто рублей выписал, а сейчас 10 рублей. Он их давал своею слабостью, помогал моей. На мне независимость, она не хочет, чтоб теория так в процессе процветала. В независимости живёт правда. Она хочет сказать: жить в одной семье, и не надо делиться, и быть от другого по красоте своей лучше. У зависимости живёт наседка, друг друга подсиживают. Только устроился на какую-либо работу, уже надо будет сделаться звеньевым, не хочется быть подчинённым. Каждый солдат думает быть генералом, так и рабочая масса, на своём кипучем фронте ему надо бороться с природою.

    61. А независимость говорит. Так жить, как мы не удовлетворяемся полностью – это наше желание, мы хотим. Зависимость заставляет, чтобы при холоде потеплей надо одеваться, или садиться за стол, и досыта наедаться, также в уютном доме жить. А в жизни быть человеку полу разорванному, или не наевшемуся человеку, да в плохом доме – не жить.  Лучше совсем отказаться, и ничем не нуждаться.  То тогда можно сказать вслух громким голосом: он, мол, умер в недостатке из-за неимения этого всего, простительно. И я, как изыскатель смерти, без всего оставаться, он этим выиграл.

    62. Ему пошла природа навстречу и поставила перед человеком грань – жить за счёт этого вечно. Почему? Да потому, что в природе родилась независимость. Она не готовится встретить завтрашний день лучшим, чем был перед человеком сегодня. У человека мысль: хочется и колется. А чтобы ничего не делать – ничего не получишь в жизни. Тело, рождённое в зависимости от природы, от её условий. Она своё время разделила, когда надо человеку жить, чтобы работать, и за это от природы прибыль получать. На это дело разрешила природа в одно время давать, а в другое отбирать. Если бы природа не видоизменялась, то мы бы с вами в такой форме не жили, и не творили бы такие чудеса.

    63. Для нас всему дело воздух, он свои силы меняет перед нами, особенно для человека, зависимого от природы. Наша красавица в теплоте весна, она для нас своими плодами и прибыль преподнесла. У неё, как на ладони, в атмосфере. То подует ветер с одной стороны, то с другой. Уже человек знает, что он должен принести практически. И то, не всегда бывает точное предсказание, часто человек ошибается. Особенно его суждение про урожай. Ему бы надо всегда, чтобы родила земля прибыль, а сам же не хочет работать.  Всё господство происходит из-за лени, из-за нехотения. Но весна весною пришла для того, чтобы в природе человеку не сидеть. Его земля обязала на ней работать, и добиваться своего права в труде.

    64. Эта система развивалась на человеке очень медленно, но стойко из-за жизни, из-за труда. Было такое время, колеса не было. Было такое дело, что земля цвела вся в цветах. И такое было время, что человек не имел у себя ложки, и не имел у себя, в чём готовить. Было время, даже и огня не было. Человек-то жил. Как он жил, мы с вами не знаем? Но жизнь уже продолжалась, раз воздух менялся, солнышко всходило и заходило. Человека дело – смотреть, да прислушиваться к одному голосу самой природы. Она бы не хотела, чтоб земля родила красную ягодку, или на дереве висели вызревшие яблоки для человеческого употребления. Человек сначала даже не имел зубов, не умел жевать и кусать.  

    65. Его научила природа всё в природе делать для своего живота. Поэтому и сейчас проводится сознательное доказательство между прошлым временем. Когда зависимость жила одна, ей не было такого, чтобы прожив, что-либо сказать. А сейчас уже не то пришло время, настал час, уже можно будет послушать слова. И, самое главное, это дело живого человека, кто не захотел старому, гнилому кланяться, и верить неприятной борьбе между людьми и природою. Она же заставила человека, чтобы он жил вместе с природою и делал то, чего не нравилось ей. А теперь родилась на живом теле в человеке самая справедливая для жизни человеку, это она была до этого.

    66. И будет сейчас, если ею кто-либо будет заниматься, наша прекрасная для всех наука закалка-тренировка, которая без человека-любителя не живёт. Она не заставляет и не просит человека в этом. Он должен сам про это продумать, сначала посмотреть на всё создавшееся прошлое. И сказать, да до каких пор это будет такое проводиться в жизни, что мы с вами без сил остаёмся впоследствии. Нас делает природа, она в году расставила все свои по порядку дни, и дала каждому своё название. А мы теперь со своими силами готовимся. Ещё до этого дня жить, да ещё надо жить, а мы к нему готовимся, нас заставляет делать это зависимость. Мы если не будем знать про время, и не будем делать, с нас всех будет хана. Мы не научимся с вами, чтобы не тянуть к себе время, чтобы оно быстрее пришло.

    67. И мы его проводили смертью. Оно к нам уже не придёт никогда и никак. А независимость время не разделяет, не выбирает дни, для неё и неделя – не неделею, и месяц – не месяцем, а годов впереди очень много, не один день. Это есть начало. А чтобы год прожить, на этот счёт надо в природе заиметь счастье. Всё жизнерадостное улетает в тёплые края. А человек додумался остановиться на одном месте, чтобы жить, и живёт сейчас со своей мыслью. Ему надо сегодня день лучше от вчерашнего. А природа не дала, у неё все силы для этого, она на этот счёт мачеха. А другом будет природа при независимости, когда человек сам себя закалит в тренировке, тогда-то ему природа будет служить пользой.    

    68. Человек не согласится больше жить с зависимостью. Ей независимость на факте докажет, что есть возможность. Всё можно делать, только чтобы с дела была польза для человека. А мы с вами строим больницы, и огораживаем себя тюрьмой, значит, правды нет, и она не родилась в природе из-за нашего сознания. Мы все видим и слышим его противополагаемые все слова, во всём доказательства, что роли не играет ничто. Только сам лично человек с душою и с сердцем, его поступок в этом деле. Не поднимать пуды и не носить кандалы, а украшать своё чистое тело ванной, воздухом и водой. Всё происходит на земле между ночным временем и дневным, между зимою и летом в одном цвете.

    69. Какая красота, дыхание, обнимание  чувств живых, а не мёртвое. Вот что нам говорит время пришедшее. Человек сможет всё сделать, лишь бы он захотел, он добьётся. То он был зависимый от природы, а сейчас он перестроил себя, сделался за счёт природы независимый. Вот это и новое для нас всех

     Оно на человеке естественно не умирает, а живёт без конца и края. Скажите, что вперёд родилось, плохое или хорошее, умное или дурное? Так вот, милые вы мои друзья учёные, я вам скажу. Надо сознательно сделать то, чтобы назвали глупцом. А в своём деле надо вылезти из этого слова, и заслужить между всеми себе умного человека. А что, если бы я ничего не делал по части этого, строки моей истории писались?

    70. А то моя практика не прекращается, всё мыслит и мыслит о природе и о человеке, что он должен делать для жизни. Он и делает сейчас перед вами, живущими людьми, один воюет, и не боится природы, не боится никого. Он делает своим делом, чтобы быть впоследствии всего Богом. Раз не надо будет одежду, не надо будет пищу, и не будет нужен жилой дом, то какая же может остаться с человеком жизнь? Никогда и никак не умирающая. Это уже доказано человеком. Сейчас пропаганда, а потом место окажется, а при месте уже и судить можно за несправедливость в природе нашего дела. Мы прожили всё время за счёт природы, и умирали за счёт этого.

    71. Где же можно сказать про нашу правду, если она не жила с нами, а умирала, и умрут всегда с зависимостью.

     Теперь только можно опираться на нее. Она себя заставила в этом огородить самого нуждающегося в помощи, ему надо помочь. Независимость это сделала, у неё оказались карты туз, король и дама козырные, самые победители от всех. Так и этот человек, кто живёт с независимой природою. Она свои крылья распустила, и ими машет для того, чтобы все люди поняли про свою несправедливость. А её будет независимость судить, и крепко старое, гнилое осудит, накажет. Будем жаждущие своего дела, но не будет сил делать. И за всё наше сделанное мы будем отвечать, как отвечают сейчас тюремные. В тюрьмах они сидят, их никто не освободит, кроме независимости.

   72.  Зависимость воровала и убивала, присваивала себе. И за это ловились, а закон их судил. Они безвинные оказались, и теперь сидят, и будут сидеть до моего прихода в жизнь.

     Независимость насилия не имеет, а любовь свою проявляет не на старое, пройденное, никуда не пригодное совсем, с искусственным прогрессом. И с танцами, и с пением, и со словами всякого поэта. В независимости дело практическое, на самом себе своё развитие в жизни. Закалку-тренировку пропагандировать, чтобы наша будущая, вновь рождённая молодёжь научила себя не бояться в природе никаких особенных изменений.

    73. Чтобы молодёжь не отказала себе в этом деле идею труда естественную поддержать, чтобы ей наша советская администрация приняла к своей памяти и не стала мешать. Зависимая человеческая сторона не захотела этой дорогой шагать, ей понравилось одно время за счёт природы пожить, да полакомиться. А чтобы удовлетвориться, и сказать: мы больше этого делать не будем.  А то одно кончается, а другое на очереди. Так и мы со своими силами кушаем который день не по одному разу, а по три. И бывает, четыре раза садимся за стол и встаём. Это всё сделала в природе наша развитая на человеке зависимость. Она вовлекла в свои все имеющиеся в природе качества.

    74. И показала человеку, что для этого делать, чтобы каждый день через своё тело переходила масса сработанного продукта, и попадала в один каш. В природе этого добра хватит, лишь бы ты, как человек, со своим здоровьем к ней обратился. Она всех любит и принимает к своему делу. И заставляет человека, чтобы он это дело совершал. У зависимости нахальства хватит любому каждому здоровому человеку, чтобы он быстрее делал и больше поднимал. А за это дело, которое делается человеком, ему определена цифра, учтённая людьми. И выделяется для его денной жизни, чтобы он мог три раза хорошо покушать, да на себя хорошую одежду надеть, и в хорошем доме пришлось пожить.

    75. А в зависимости есть конец всему, она его показала, и ввела в жизни гибель одну. Если бы природа не заставила быть человеку зависимому, то этого бы никогда не получилось. А с человеком на пути его развития в природе повстречался его физический и умственный труд, без чего человек сам себя не научил оставаться при каждом встречающемся дне. День к человеку со своими условиями пришёл, и свои в этом фронты расставил, чтобы человек в цель своим делом попадал. А для него надо, чтобы создавалась из этого всего прибыль, не маленькая, а большая. Человек этим заинтересованный. Ему хочется, чтобы природа давала и давала все свои возможности для того, чтобы человек в этих делах сам себя заставлял, чтобы физически и умственно пришлось делать.

    76. От зависимого в природе человека не отрывается ни мысль его, ни всякого рода дело. Человек так себя научил: хоть семечки, но щёлкать надо будет для того, чтобы эти семечки уничтожали. А чтобы они человеку создавали какую-либо пользу в его здоровье, надо было эти семечки посеять в землю. И их вырастить для того, чтобы они в этом деле тяжело и поодиночке огораживали без всякого сора. Человек на это дело целый год себя заставляет каждый день быть зависимым от этого места, где он живёт, и там он добывает для себя эти продукты, и их на себе ежедневно уничтожает.

    77. Возьмём мы одежду, которую делает в природе человек. Он же её с зёрнышка выращивает, и делает нитки для того, чтобы сделать какое-либо полотно для самосохранения самого себя от природы. Это же и есть в жизни самая зависимость, и она человека всю свою бытность весь год об этом заставляет не забывать. А всё думать да делать, пока у него не падут с тела силы. А без сил уже не человек.

     А теперь пришла на это всё сделанное нами наша неумирающая в жизни независимость, она рождённая нашей революцией, нашими отцами. Мы её завоевали на баррикадах, власть рабочих и крестьян ввели в жизнь, и стали это отстаивать перед всеми посягающими на наше добро.

    78. Мы являемся хозяевами природы, мы и сохранители ей, если не будем в природе с вами от природы зависимыми, то природа нас поделает всех победителями природы. Мы с вами не будем вредного получать ни в каком месте. А будем для этого делать, чтобы от природы была для нас всех польза в жизни в здоровье. Этого нам и принесла на человеке одном живые факты. Человек не носит одежды, мы видим его. А теперь его пропаганда заставляет нас всех слушать его слова, якобы он ничего не ест, а живёт здоровее от нас. Мы зависимые от этого, а он сам себя освободил быть в природе зависимым. Он сделался независимым даже от жилого дома.

    79. У него сердце молодого 25-летнего человека. Вот что выходила для нас для доказательства эта независимость, которая освободила человека от лишней мысли. Человек думает про смерть, но не про жизнь. Он разбирается сейчас сам с собою, как это получилось перед предками, что они не захотели идти по следам в природе для того, чтобы огораживаться для здоровья пользой. Предков, всех людей заставила умереть от зависимости от чужого. А независимость ими не захотела пользоваться, а ушла подальше от всего этого. А взялась за своё имеющееся это тело, оно должно сознательно терпеть без всякого приобретённого в прибыли. Человек независимый этим выиграл, а не проиграл, оставаться без этого всего.

    80. Разве природа для тела человека тела тяжёлая, эта ванна, в которой человек очутился? Ему бежать и бежать без всякой остановки, усталости нет, а одна быстрота, и желательное.

     Спасибо надо сказать со своим капиталом вложением Карлу Марксу. И не забыть про Ленина, как практика, что он это ядро зачал и сделал. Но пробудить пришлось только тому, кто отказал себе пользоваться природою через своё внешнее тело. Это чувство, это пробуждение, как никогда хорошее и полезное человеку. Закалка-тренировка от всего вредного, чтобы человек жил, но не портился и не делал себе вреда. Это нам наши сокровища принесла с собою, а теперь с человеком наравне живёт.

    81. И больше от этих путей не найдётся  для человека живого. Но человеку самому защищённому от природы таких возможностей не получить. Человек знает хорошо, видит, что ему придётся от этого всего пасть и умереть на веки веков.

     Это всё за своё существование в природе сделала зависимость на человеке. Это будет надо обязательно показать всем, что мы с вами научились умирать, а не брались мы за свою жизнь. И что нам родила независимость? Живой природный факт – это человек. А в человеке нашлись силы и воля для этого всего, чтобы ими на весь мир и всё человечество криком кричать, чтобы они слышали, и соглашались с выводами его, стойкостью и мужественностью, отвагой.

    82. Человек добился, сделал, получил. Будьте добры, учёные, поддержите. Ему материальность не нужна, он ею не заинтересованный. А ему надо будет воздух, вода и земля.

     А мы с вами зависимые от этого дела. Пищу разную добываем на нашей земле, трудимся, где можем. При любых обстоятельствах человек может простудиться и заболеть. Времени не указано, когда можно умереть. И также мы готовим пищу с продукта животного и воды. Мы же с воздухом жуём и глотаем, это наша с вами физическая работа. Делать телом – уже делается человеком в природе неприятность. Мы живём одно время за счёт природы, за счёт другого жизнерадостного, кто, может, сам себя и не отдал жертвою, чтобы его убивали.

    83. Но его технические силы разрешили своё тело отдать, поэтому человеку стало всё это служить слугою жизни. Человек, как хозяин собственности, всегда землю держит под головами. Он про неё не забывает думать, и на ней одно время он должен заложить свой физический труд. Ибо если только землю не вспашем в раннее время, и не обработаем её, как следует, для того, чтобы не ней посеять хорошее зерно для того, чтобы земля из-за этого ухода дала нам, заботливым людям, хороший урожай. Мы для этого дела живём, и трудимся в природе.

    84. Про каждый день в отдельности не забываем, а что человек сегодня должен делать, и для чего человек сам себя подготавливает. Ему хочется легко провести свою компанию, и чтобы она послужила на его сторону. Он идёт охотиться, или он едет в степь – пораньше из дому выезжает в степь. Его ждёт эта земля, на которой он должен потрудиться, и в этом деле заложить вклад для того, чтобы с этого вклада  природа нас не оставила даром. Мы всегда уверены в своих силах, раз мы подготовились на этой земле, вбросили зёрнышко, посадили его в землю влажную, оно должно взойти своими зелёными всходами, до тех пор должно.

    85. Всё это сделано руками, ногами, оно должно при хороших обстоятельствах расти и бушевать до тех пор, до того времени, пока оно не созреет. Когда этот рост поспеет к этому урожаю, человек готовится с ним вовремя убраться. Это в его руках козырные карты, о чём он не забывает. Что же ему эти карты выиграют? Да большой изобильный урожай, который всегда родился при хорошей погоде. Человеку приходилось каждый раз надеяться на природу, на её действия, чему он верил, то он делал. Он был убеждён, что его силам природа сей год не подкачает со своим урожаем. Роли в этом деле играет человек.

    86. У него как зародилась трагедия? Надо будет мыслить, и что-либо такое для этого дела делать, трудиться. А труд всегда бывает хороший при обстоятельствах хорошей погоды, чтобы каждый день человеку не мешал, а создавал условие с этим урожаем управляться. Человек на это время имеет один раз в году, в 365 днях, этот урожай собирать, и им воспользоваться, как каким-то источником. Этот урожай заставляет человека ему верить, и человек убеждён в том, что это всё его спасёт. Поэтому его мысль добывается. Если бы больше давала нам природа, мы бы не возразили в ней барахтаться. Его, как инвентарное зёрнышко, приходится хранить.

    87. Не будет этого зёрнышка – не будет жизни, которую человек в этом деле построил. Он ею пользовался не всегда. Конец всегда приходит любыми манерами для того, чтобы человеку помешать в его жизни. А в природе этого добра хватит, лишь бы она захотела. Это не индивидуальный человек, а большая массивная атмосфера, она проходит каждый день, и несёт всё новое. И новое нам даётся в нашей жизни, в нашей природе, она нам всё рождает. И мы от неё получаем всевозможные штуки, чтобы за счёт этого всего один раз пожить, да пользоваться этими правами, а они создаются нами самими. Мы же делаем, мы же получаем, мы же в этом деле сами себя изнашиваем. Тела мыслят, и то тела  делают.

     88. И от этого дела тела наши утомляются, мы устаём. А раз наше тело устало, то ему нужно создать отдых. Мы его создаём в глубоком сне. Нас природа гладит по головке, нас природа голубит. Мы думаем, что это хорошо, что мы с вами одно время работаем, а другое время отдыхаем. Это наше добро меняет своё условие. А оно и получается в жизни с хорошего плохое. А от плохого трудно отстать, ибо это дело непригодное никому со своим родившимся нездоровьем. Его в процессе этого создаёт сама природа. Она не хочет, чтобы человек в ней этим занимался. Она хочет от человека убрать всю его зависимость в природе. А свою независимость ввести для того, чтобы с нею человек жил и чудеса творил.

    89. А в природе эти качества есть, лишь бы только человек захотел. У него эти силы есть, он ими владеет, и будет владеть. Его дело – закаляться в природе в тренировке. А закалка-тренировка, она человека сделала независимого. Человек живёт, он надеется на воздух и воду, да землю, что и родила нам всю возможность в искусстве. А теперь нам, как человеку, приходится хранить от самоволия человеческого в природе. Воздух будет надо для окружения органического тела, чтобы тело находилось всегда в ванне. Это электризация, это магнит и ток природной жизни. А она будет удовлетворять все возможности, как со стороны одежды, и пищи.

    90. В природе, в воздухе, в воде, да в земле, все возможности есть только за счёт этого всего пожить, и жить будет возможно. То мы проглатывали с продуктом воздух, тянули каждый раз, глотали. А теперь воздух естественно внутрь через тело заполнит, не имеет никакой жадности для того, чтобы не употреблять, чтобы была в этом деле человеку польза себе и другому. Так оно и создалось для нашей жизни в природе. Человек этому не научился – брать в природе для самого себя в жизни спасение. У человека зависимого от природы прогрессировало бессилие. Он боролся с природою для того, чтобы от неё её качества отбирать, и ими одно время пользоваться.

    91. А потом дождаться, и опять начать употреблять ту же самую пищу, которая и до этого была. Она не помогает, а мешает, не даёт возможности жить, чтобы легко и хорошо.  Это человек в своей борьбе за своё тело отбирает у себя силу и волю, и делается бессилен.

     А независимость на человеке ломает всё имеющееся в зависимости бессилие, которое не будет человеку мешать. А будет пробуждать своё независимое тело, которое получает от природы такое право, что не приходится от природы получать простуды и заболевание. Это всё наделала закалка-тренировка, она свои силы ввела человеку, чтобы человек жил, и никогда не подвергался никакой эпидемии.

    92. И на это надо нам всем получить своё здоровье, а оно нужно всем нам в нашей жизни. Мы, все люди, рождённые на нашей земле для того, чтобы бороться с природою для того, чтобы для нас всех было хорошо.

     Наша независимость, она для человека рождена, чтобы человек в своей жизни перестал мыслить о своём самоволии, и перестал для себя присваивать, и не стал своим собственным именем называть. Посчитал, всё природное есть для человека. Оно должно им сохраняться, как какая-то особенность. Человек не должен для самого себя жизнь живую для того, чтобы за счёт её одно время прожить.

    93. Человек не должен по пути думать о прибыли, чтобы обогащаться. Независимость гонит от себя со своими делами зависимого человека. И ему, как человеку такому, как он, беспокойному о самом себе, как самому защищённому от природы. А он боится, прячется, не любит, и в этом деле вооружается, для себя выход ищет избавиться от тяжёлой его жизни. Он не научил сам себя, чтобы на земле жить пришлось легко и хорошо за счёт сделанного. А фактически, хотя мы и окружили себя всякими благами, но лёгкое не получили, и не получим за свою гордость, и свой перед другими людьми обман. Мы очень крепко хвалимся, и очень крепко сами себя показываем.

    94. Чуть ни кричим громким голосом про наше всё то, чего нам делает наш народ. Ему наши предки оставили своё намерение по части своего любимого развитого труда, а он для нас необходим для нашей жизни, мы без него не можем жить, поэтому он нам необходим. А если бы наша разведка раскрыла двери, и нашла в своём полёте для нас какую-либо планету. А на ней бы жили животные, пользовались со своими вечными делами. У них не рождалось бы новое, а как было, так оно и жило с животными. Пробуждали сами себя энергично, естественно за счёт природы. На планете господства нет, а есть независимость от всей природы. Живут и не умирают.

    95. Для себя не создают. И не готовятся на завтра, встретить сегодня день, и им удовлетворится лучше, чем вчера. А вчерашний день нас научил что делать? Да с природою бороться. Мы и открываем пути и их изучаем. Потом, может быть, на нашей земле от этого всего откажемся, и улетим за наше нехорошее действие между человеком и природой. Землю поделим пополам. Сели своим законом на месте и взяли. За спиною держим друг на друга атом, а он грозит всем человечеству гибелью. Так не лучше будет нам всем поклониться, и попросить человека, рождённого для всех людей с независимой стороной. Она же всем нам себя показала в природе.

     96. Мы видим чистую на нём правду, но не соглашаемся, что это он сделал не для самого себя, как делали наши все предки. Их не стало, они умерли только в этом направлении. А независимость природная на человеке, вера его и надежда на воздух, на воду, на землю. Что нам и сделало всё для жизни, то и отберёт от нас старый в законе поток. Мы его изменим своими силами. Больше так терять свои тела не станем. Нам природа за наш новый поток жизни отдаст всё через науку закалку-тренировку, она для всех в любви, без всяких денег. Здоровье не покупается и не продаётся нигде и никак.

    97. А мы смотрим на этого человека 63-летнего возраста.  Его, как старика, дедушку, не хотим понять, что он между нами и природою не повторно, один-единственный человек со своим телом, не борется за право в жизни. Он своим телом для нас служит вежливо, хочет быть ниже от всех для того, чтоб быть в природе один для всех со своим природным учением Учитель. Он и будет для нас Учитель за своё хорошее.

     Независимость нас не ведёт к тому, чего мы с вами за своё время развили. Мы тяжело болеем, и нелегко с зависимостью умираем – это наш на нас прогресс. А независимость свои силы хочет передать.

    98. Он их передаёт, будьте добры, их воспринять. Независимость, она неумирающая, и никем не подхвачена, кроме одного нашего человека, им одним делается. А где-то наша будущая молодёжь, давайте спросим мы у неё: для чего человек в природе живёт? Пусть он, как юноша, нам ответит. Все люди живут на белом свете, и делают для самого себя самозащиту не на пользу, а на вред. Никто из живущих не делает, чтобы было ему на здоровье хорошо. Они все зависимые от природы, у них путь один, ближе к смерти. Разве это хорошо – родиться, а потом умереть? Независимость за собою никого не ведёт, кроме одного.

    99. Это научила закалка-тренировка, она свои силы ему передала, теперь ими хвалится человек. Природа, может быть, и не захотела она, чтобы наш на земле человек со своими богатствами в природе хвалился. И говорил о себе, что это его силы сделали и получили для самого себя временную жизнь для того, чтобы в природе за счёт этого одно время пожить.  Да этим добром полакомиться, а потом придёт время то, в котором придётся от жизни своей отступать, и у себя рождать силы те, которые повлияют на человеческое тело. Человек станет хиреть, то есть у человека родится бессилие для того, чтобы терять своё здоровье и приходить в негодность своей пришедшей старости.

    100. То человек был молод, его природа заставляла и учила быть, чтобы он был зависимым от кусочка, от тряпки, от жилого дома. А раз она была инициатором, то она была над человеческим телом распорядительница заставить его трудиться. Он бы, может, и не трудился, но его обстановка окружила. Ему без труда не было возможности жить. Он таковой науки не имел, чтобы без ничего ему пришлось оставаться. Наша такая дорога ведёт нас всех со своим развитием, мы живём один раз в природе, нам она представила одежду и пищу, и жилой дом, за счёт нашего труда. Мы с вами были зависимые от капитала, нам помогла революция, мы власть взяли баррикадами.

    101. Теперь мы должны сделаться хозяева всему природному богатству, в природе своим телом не нуждаться ничем. А в природе эти качества есть, и их будет надо заиметь не борьбой в природе. А надо будет подружиться с нею, и сделаться для природы другом, тогда-то она человека примет, и разрешит право вместе наравне жить. Поэтому мы гибнем в жизни через наше одно вооружение, через наш на нас труд, он нам не даёт покою. Мы из-за него сделались зависимыми, у нас с вами всё чужое, и будет оно чужое через всё наше удовлетворение. Мы же природой пользуемся нелегально, сами в труде копаемся, а сами мысль имеем свою индивидуальную и вредную для всех. Мы хотим работать легко, а за это брать дорого.

    102. На этот счёт наше тело не благоприятствует, оно само себя обманывает, и крепко не хочет трудиться. А раз человек родился в зависимости, ему надо приобретать. Если приобретается в природе, то по законы зависимости живётся. Это только независимость, она двери открыла для жизни, она атмосферу своему телу дала, взяла и прикрыла человеческое тело, заставила от природы хорониться. В природе есть две стороны. Одна сторона добрая, другая худая, непригодная к жизни. А природу честно заставляют, чтобы она давала все свои возможности, которые в жизни на наше тело влияли. Она такая вредная и тяжёлая, у неё тяжёлое время, чтобы ждать, как оно между нами проходило. А природа свои дни во времени представляла.

    103. В природе они балуют. Человек каждый в отдельности, который создаёт всю неделю, а у неё семь дней, да ещё они какие разные! Первый день, мы его не знаем, откуда его начинать, то он был понедельник, то он был воскресение. А по закону для нас день был начальный, мы его назвали по своей работе первый, это понедельник. Он нам начал с утра неделю, чтобы свои часы ждать и провожать, особенно человеку трудящему, кто на работе находится. А работа каждого человека не заставляет бездельничать, работа человеку показывает свою цель, что надо её сработать, чтобы хвалиться перед природой. Она человеку погоду для этого создала. Человек убил время  для того, чтобы этот день быстрее проскочил.

    104. В понедельник приходилось много, и хуже от воскресенья проводить свою жизнь. Она каждый день встречает и ночью провожает. И все делаются хуже и неприятней, где приходилось человеку работать одно время, и в этом приходилось уставать, требовался в жизни своей отдых. Поработали, поделали, и с тем же остались. А неделя только началась, ей приходится ждать, а когда придёт второй день, вторник. Он из своей ночью вместе пролазит, и за собою тянет среду, самую из всех серёдку. Пополам делятся дни: три прожили, а три ещё проживать. Но после этих трёх дней, которые не проходили в неделе, а мы их будем встречать и провожать, от самого четверга будет наступать пятница, которая приходит перед последним днём субботой, которая заканчивает свою трудовую неделю, которая приводит ко дню отдыха.

    105. Это день седьмой воскресенье, оно пока нас всех заставляет. После шестидневной трудовой недели мы, все люди, хотим передохнуть, и опять взяться  за то, за что брались наши предки. И нас всех заставляет это время использовать в таком виде, как в этом деле делается и показывается для нас, как будущих наших молодых людей. Они этим временем заинтересованные, и хотят это дело продолжать на самих себе, для того люди этим делом занимаются, их условие заставило этим быть зависимыми.

    106. В природе есть две дороги. Одни по ней ступают честно, а другие нет. Чтобы была одна дорога, по которой бы надо всем людям идти, и чтобы сделать все то, от чего бы  было телу человека полезное. Мы, все до одного человека, привыкли со своим здоровым сердцем, со своим здоровьем лезть на острый рожон. Мы с  вами очень много знаем, и хорошо понимаем. А против всех свою гордость показываем, мы старым нашим прожившим людям не хотим почёт преподнести. И им за их всё сделанное не хотим своей головкой поклониться, и им своё слово сказать, чтобы они остались нам благодарные. Мы ведь, люди, от них получили жизнь, и ею хотим жить. Мы с вами живём, и делаем для того, чтобы наши люди в этом деле продолжали. Но природа за это всё сделанное не жалеет.

    107. А берёт человека здорового в любое время любого дня, любой ночи. И всю эту неделю, которую приходилось прожить. А вслед за первой неделей идёт неделя с днями тоже такого имени, только по счёту эта неделя другая. Как и человек родился для жизни, а его природа заставила своими шагами шагать по земле для того, чтобы от них, шагов, получился след. И по этому следу приходилось идти, и не оставлять свою мысль, которая заставила человека, чтобы человек оставил назади всё.

     Это этот человек, которому приходится быть в природе независимым нигде и никак – это будет для каждого человека. Так жить, как мы живём всё время, – своё не сделали, а чужим пользовались. В природе есть много общего и хорошего, но это хорошее мало людям прививается, а больше от всего живёт с человеком нехорошая сторона, совсем плохое.

    108. Если бы человек не нуждался для себя лично в прибыли, то он бы об этом не мыслил. А то у него нет того, что будет надо для его жизни. Ему приходится, как человеку живому и энергичному, кого природа сможет стегануть. И в его в теле зародится болезнь, он ею будет болеть. А болезнь – есть враг человеческого тела. А раз в теле этот враг прогрессировал, то телу приходилось мыслить. И мысль свою направляет разведкой, чтобы эта разведка нашла в природе такого человека, кто бы этой болезни помог. У человека одно есть направление – обратиться со своею просьбою, чтобы врач взялся и вылечил народившуюся болезнь, которую имеет человек. А у человека, любого и каждого человека, кто имеет свою болезнь, она в нём не играет никакой роли для того, чтобы человеческому телу помешать, чтобы он не жил. Играет роли сам над этой болезнью человек.

    109. А в человеке имеются свои естественные силы, они прогрессируют в человеке для того, чтобы ими дать отпор этому врагу, чтобы болезнь распространялась. У человека есть такие силы, такая возможность, которая может человека от болезни предотвратить, чтобы человек не болел. В независимости такая прокладывается дорога, она обязывает бросить этим заниматься в природе человеку, чтобы он этим занимался. В независимости лежит дорога одна, с которой надо будет согласиться, что он сам это сделал для своей жизни. Перед ним крылья птицы раскинули себя, чтобы на них свободно по природе двигались. Для независимости место одно, на которое приходилось человеку отсиживаться, и ничего не думать, и не делать это. Она своё тело нам всем хочет показать, как для этого оно рождённое, чтобы одну местность изучить.

    110. И понять о нем, как это получилось, что хутор смог себя на этой земле посадить. И делать то, чего делали всё время наши предки. У них была сосредоточенная мысль одна – землю как таковую заставить, чтобы нам она давала с каждого гектара очень много зерна для того, чтобы этот хлеб суметь израсходовать на все свои причитающиеся нужды. Человек жил и экономил всё то, чего в его хозяйстве требовалось. У человека на это расставлены по порядку все дни для того, чтобы про них не забыть, а что в нём сегодня приходится по закону развития делать свои планы, свою систему.

    111. А она, как нитка, длинная и тонкая. Как чуть что такое, уже говорят, дыра прорвалась. А раз оказалась дырка, то её нужно будет покрепче залатать. И так на худой лошадке далеко не поедешь. Так в нехорошем хозяйстве хозяин никогда не спокоен, ему другие люди не помогают, а больше от всего мешают, ждут от него своё хорошее. Сделали своё дело для того, чтобы этот хозяин эту вещь купил, и заплатил ему хорошие деньги. А хозяин всё время собирался. Экономил время своё для того, чтобы поменьше расходовать на себя. Человек делался от этого всего зависимый, ему требовалось одно. Он о нём думал, и думает, как бы его приобрести, чтобы было легко, хорошо.

    112. На это между городским населением иная обстановка развитая. Город живёт за счёт крестьянина кустаря, одиночного человека, кто свои силы кладёт на фронте, чтобы у него было, чем пахать землю и сеять зерно, а потом его убирать. Это делалось ежегодно, каждый раз ему хлеб требовался, чтобы лежал на столе. И этот хлеб надо уметь испечь, и вовремя его употребить, чтоб своё здоровье было хорошее. У всех была погоня за хорошим белым пушистым хлебом. Вера и надежда во что большая? Что этот хлеб в жизни человеку помогает. А оно наоборот делается. Между природой и человеком стоит вопрос. Много требуется делать для того, чтобы в этом деле приобретать больше продуктов, и чтобы были товары и материал, что человек всё своё время не бросает забывать, он этим зависимый.

    113. А независимость критикует то, чего зависимость сделала, она заступается за нашу землю, за всё то, чего приходилось на ней всё человеку делать. У человека одна лежит в природе болезнь за свою прибыль, ибо ему надо для жизни очень много, и много того, чего ему было надо, чтобы зажить легко и хорошо. В этом деле копаются все наши человеческие умы, копаются в воздухе, на земле, в воде и тащат для человека всё то, что требуется для жизни его. У человека зависимого большая болезнь. Она видит издалека, что быстрый поезд курьерский побежал по пути своей. Но этому хозяину хотелось бы на нём хоть один раз прокатиться, но у него сил не хватает.

    114. Значит, его болезнь неизлечима, она в нём остаётся, как источник, не забыт, и не забудется никогда. Если видишь своё перед собою, а сделать, не сделаешь. Уже какая-то вредная в тебя нужда. Ты хочешь изжить, а сил твоих не хватает. А у независимости тело такое. Лишь бы природа свою атмосферу меняла, то независимое тело уже слышит, оно готовится для небывалой встречи. Природа роли в свою сторону не имеет. А тело, уверенное для этого дела, оно будет жить за счёт своих выработанных для жизни сил. Тело в независимости стойкое, на все возможности в природе. Для тела хоть сейчас пусть изменения, да ещё какие бы ни были, для тела подготовка большая.

 

1968.08.14.

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.08.

 

    6808.14   Тематический указатель

5 советов 20,21

Цель сменить поток 37

Независимость 41,53,54,67,69,114

3ависимость 42

Я жду юношу кто признает 48

Тюрьма 71

Болезнь 109. 

                               

 

Иванов П. К.

Москва. Продолжение

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127).

 

    1. Какая бы ни стояла на месте наша первая из всех Москва, она людям через корову давала хорошего молока. Как было в этом хозяину быть. У него на этот счет рождалось и прибавлялось в жизни человека. Можно сказать не за одну корову, которая помогала развиваться на вот этом красующемся месте. У неплохого хозяина не это было, про которое всегда речь шла. Мы раньше не оставались без лошадки, которая в своей жизни человеку помогала. Она рождалась от матери быстро. Как чуть что такое, есть уже наш жеребенок на ногах. У него природная сила есть. Он немного годов растет.

    2. А когда сравнялось три года, у хозяина – как у метеора. Где-то такая быстрота взялась. Это лошадка уздечку надела, смотрит она уже на хомут. Это в этом деле был человек. Хоть какую-либо телегу, от сделал на четырех колесах. Да ввел из дерева …. Получились на арене драги, или для двух лошадей бричка, чем наш хозяин радовался. Без всякой лошадки он не был. На все свое расстояние говорил. Да еще как он думал про это. Пешком без всякого груза человеку с лошадкой не в моде. Хоть палку в лесу, но срублю. Ее в свой двор как таковую привезу на какую-либо надобность.

    3. В хозяйстве эти палки на вот этом двору долго не лежат. У них такой был хозяин, взялся за одно, другое начеку.  Без всякого животного моды нет. А конца в этом не видать. Одно родившееся долго не живет, ломается и умирает совсем. Человека такая жизнь. Лишь бы началось это дело, места для жизни хватит. Огород по силе выбирается, никому он даром не отдается. Это вечное этой рожденной семьи. У этого хозяина не одна эта земля, и не одна лошадка с коровкой. А дом поставлен с края. Все его закутки пристроены им для спасения его жизни. Лошадка тоже хоронится.

    4. И коровка имеет убежище. Самое главное, в Москве жизнь. Без этого пера не выдернешь с любой нашей летающей птицы. А когда только возьмется человек, у него место делается малое. Лошадка моя животное, но не такое есть, как корова. Лошадь хомут на шее носит, да еще с приспособленными гужами. Они оглобли с драг цепляют, и возят собой груз. С лошадкой вместе хозяин, неотрывно вместе живут. Один от другого ни шагу, у человека на это надежда. Лошадки живой факт… хватается, везет, как это следует, чем люди остаются довольные.

    5. Как на бывалую корову, особенно доится она. А лошади дело – в труде, ей нет в этом покоя. Почти весь наш год напролет она возит хозяина в степь. А вечером всегда домой тоже едет на лошадке. Одну нашу коровку мы встречаем, как в этом деле полезную. Она нам дает молоко. Приходит домой и уходит. Об этом хозяин не забыл, как о таком животном. Корова не лошадка для любого хозяина. На лошадке хорошо ездил в любое и каждое место, особенно делалось любителем. Человек хвалился добром.                    

    6. Особенно тогда это было, когда на лошадку в седле садился всадник воин. Эта лошадка делала подвиг. У лошадки такой нашей одна быстрота была. Ею управлял всадник без всякого такого удержу. Она была нужна здесь, как какая-то острая сабля. Мы в этом деле выигрывали. На хорошую лошадку нашу садился в седло всадник, самый лучший из всех воин. Для него не было преград. Он ею завоевывал всех. Человека одно умение, он на это учился воевать. Брался сам за это дело, ехал добровольно на войну.

   7. А коровку любой хозяин продавал за деньги, богател. Особенно за это платное племя ему было очень легко богатеть. В хорошем сильном хозяйстве всякого рода есть снасть, любое оружие в этом. Но не скажет на себя плохо корова одна из всех хозяйская. А лошадь есть в этом змея, она на учете есть для войны. В случае чего-либо такого и корова пойдет на войну, молоко надо и на фронте. Его солдат не покупает, всегда берет он победой. Корова не вооружена, а молоко есть всегда, лишь бы человек захотел. Его в этом вся воля.    

    8. Вот мы люди есть какие. Нам лопатку не давай. Мы самовольники есть такие. Увидел предмет – его давай. Особенно в нашем строении. Мы спешим это сделать. Наше такое есть в природе. Без всякой прибыли не живем. В нашем таком дворе нет того, чтобы было довольно. На это приходит день. Мы такие люди готовимся. Не забываем мы про это, ложку свою с рук не бросаем. Нам нужна была чашка, мы с вами без нее не остаемся. Все силы на себе напрягаем, чтобы во дворе был какой-либо хвост. А к этому хвосту будет надо не одно ведро, чем приходится поить.

    9. Мы это говорим о прошлом, когда у нас ценился в жизни человек. Ему надо средство материальное, находил себе работу. Есть у человека, начинающего хозяина. Он к ней готовит то, что надо. Лошадка одна не играет роли. Ей надо будет первая уздечка, а к этому всему потребовался хомут. После надо будет четыре колеса, и к этому оглобли с дугой. На что есть вся надежда? На то, чтобы самого себя возить. Тяжело человеку в природе двигаться. Сапоги были не шавровые, теплой одежды не было. Человек раньше не страшился природы, надеялся на свою выхоженную лошадку. Без всяких вожжей он не оставался, всегда смотрел вперед.      

    10. Дорога и тогда требовалась. У хороших купцов были шляхи. А у нашего такого брата. Куда ты, и зачем поедешь, кроме своей паевой земли, которая в обществе доставалась на жребий. Мы про эту землю не забывали, временем своим пользовались. Природа была такая наша мать, у нее дни не одинаковые были. Особенно нашего хозяина в сельском деревенском порядке, жили люди не одинаково. Лошадку имеешь с упряжью, чтобы самого себя возить. А когда только надо земля, чтобы ее такую обрабатывать, надо хозяину одному иметь железный дюймовый плуг. Его лошадка не в силах возить.

    11. А когда есть у хозяина хорошего волы, не одна пара, а три. Эти люди никому не кланяются. А всегда дума проводит. Между этим всем один. Ему надо в этом деле ярмо не одно, их всех три ярма. Да еще надо будет войце. Без животной кожи не обходишься, цеплять приходится только за нее. Она и в лошадки способная, и на этих быках налыгач кожаный. Словом, так жить человеку – лучше будет умереть. Мы с вами в таком дворе, чтобы был большой недостаток, не собирались так жить. Всегда направо, налево смотрели, очень крепко присматривались, какой-либо хитростью прожить.

    12. Беда была между людьми. Имеешь у себя большой достаток. А на него смотрят люди не так. Спрашивают у него: где взял? С природой предки вечно боролись, мне это наследство досталось. И вот эта неприятность между людьми зародилась – друг у друга отбирать, присваивать свое место. В природе как таковой нет своего собственного. На кого обращали все внимание, они обращают внимание и сейчас. Как была сила человека раньше, так она и осталась в жизни. Человек раньше нанимался, он же и сейчас нанимается. Жизнь человека зависимая, она никакого изменения не сделала, кроме захвата учеными.

    13. Кому это строится? Нам. Зачем же лишнее имеешь? Имей то, чего имеют все. Мы родились в природе как один, но не захотели одинаково жить. Взяли, поселились на земле для какого-то развития. Люди в этом искали какую-то жизнь на отдельной какой-либо древесине. Их не было столько, сколько сейчас. А сейчас лишь бы одна, мы прибавляем ее другую. Нам этого места мало. Всю нашу землю заставили давать урожай так, как мы его сроду не брали. Это только есть человек, он сам себя заставил на одном не останавливаться.

    14. Посадили мы дерево. Скажем, маленькую вишенку. Она нам первый год не уродит. А тут бывает такая природа, уродила, как будто нарочно. Сначала почка, зеленый листок. А потом вслед за этим начнет себя показывать цветок. Цветет одно время такое, сделает из этого зародыш какой-либо ягодки, и начнет ее растить. Она до своего времени развивается, после чего начинает спеть. Когда этот плод созреет, его люди срывают. Это дерево тогда не нужно, всю бытность без пользы стоит. А человек живой естественный, ему помощь оказало искусство.

    15. Из внешности одежда, изнутри пища. Дом человека сохраняет. Какой человек энергичный, он в людях ничего не понимает, как и живая скотина. Его к господству преподнесли. А он сбился с пути, пошел не туда, куда требовалось по закону. Нас с вами ведь родили предки. Как родилась нам прибыль, а мы ее такую встречаем. Из цветка дитя нам родилось, мы за ним умираем, жалеем, как эту нашу природу. Она нас не забыла этот год, взяла и подослала большую прибыль. Мы этим были какие довольные. У нас на это зародилось в этом могущественном великом труде.               

    16. Мы сами себя не жалели в этом. Эта земля принадлежит нам. С нее мы взяли вот сейчас урожай, а про другой стали думать. У нас на это есть не одна лошадка, мы на это имеем корову. Она свой плод развела, у нас выросли волы. Мы им ярма на шею клали, войцами их вместе соединили. За эту землю взялись пахать. Этого требовала сама природа. Если мы с вами не будем делать, чтобы рано нам начинать, у нас не будет разделенного времени. А то осень сухая у нас стоит. Мы на это все не смотрели, туда силу свою посылали. Говорим вслух: «Это будет надо». Землю не вспашешь, будет плохо.

    17. Жара, да еще какая, настала. А месяц был наш сентябрь. Такого месяца в жизни не было, а сейчас мы его встретили своей крестьянской работой. Хлеб молотился катками на току. А плуг железный пашет землю. У хозяина в голове много дел. Силен он в своих годах. А когда его пришла старость, этому всему никто не радовался. Говорят наши все предки: «По Божьему повелению так это все для человека делается». Он посадил одно дерево для того, чтобы им пользоваться. А сколько он это все ждал, да про это самое думал. Бывает, и счастьем окружит себя. А бывает и проигрыш жизни.

    18. Еще ничего никуда не делось, а хозяин сошел с колеи. Что его заставило? Это дело, преждевременная дума. Как раз на этом месте нам наша природа прислала свои дни, с которыми мы сами мы никогда в ней не бывали. А сейчас пришло наше время. Мы взялись за пахоту, за землю. Само время от нас бежит, мы его не сможем удержать. А вот нашего брата заставляет в своей постели никак не спать. Хороший хозяин не ленится, все свои силы сосредотачивает. А их таких между нами есть очень мало. Мы их видим, они долго не живут.

    19. А так же само в жизни умирают, как в природе умирал бедняк. Он крепко переживал за выпивку, но одна его беда была во всем. У него был карман худой, совсем не водились у него деньги, он их не смог экономить. Такого дела никогда не делал. А богатый говорит нам всем. Я человек такой же, как и все. У меня на это есть время, и я имею у себя много денег. Но одна беда у меня зародилась, я очень крепко жалею деньги. Поэтому я не пью вина никакого. А вот за этим делом гляжу, на гумне очень много хлеба, его надо молотить трудом. Не сплю, на ногах все делаю, спешу жить …

    20. В природе, да еще такой живой, дни ее так зря не приходят. Солнышко осенние лучи, оно нам посылает. Дождя бы нам нужно, а вот нам Бог его не дает. Есть такие старики наши. На свои силы они опираются, очень крепко ему верят. Но чтобы никак не работать, это сможет один Бог сделать. Дорога такая есть у него. То, что мы с вами имеем, Бог совсем не имеет, и ничего не хочет у себя иметь. Мы заботливые люди ко всему. Надо было бы этого не делать. А время такое подошло нанимать, чтобы делали люди, совсем чужие в этом. 

    21. Это уже своему делу не хозяин. Если бы я, как таковой делатель, чего бы я в этом деле видел. Я есть в этом практический человек. В школу надо было ходить, а меня этой работой беспокоили. Так что же вы, мои ученые, на меня такого обрушились. Я вам должен сказать об этом. Мы пошли не по той совсем дороге. Наша с вами дорога непригодная. Надо было хоть годок один этой земли в природе полежать. А мы же от этого всего зависимые. Наше такое дело во всех – любительские карты. А их всех тридцать шесть. Самые главные в этой колоды очень трудно получить. Большая на это есть стихия, чтобы туз, король и дама не простые, а козырные.

    22. Во всех отношениях они сильные. Так и богач со своим богатством, у него запасного очень много. Это считается, у него есть зерно, засыпанное в его закрома. Это в кассе лежат деньги, да не какие-либо, а золотые. Мы в этом деле все заинтересованы. Нам этого дай, больше ничего. Как такое богатство нажить. Есть миллионеры, такие люди. У них должно не такое есть тело, как у всех. А в другого нет копейки. Разве в этом всем Бог виновен. Только сняли с корня хлеб, уже заехали пахать. Это невозможная такая штука, осень на носу меж нами.                   

    23. А к себе человек тянет нашу прекрасную весну, которая не хотела такой идти, но все нам делает человек. Он много времени думает, не сам он лично. И другие есть, у которых людей по этой части скопилось большой недостаток. Мы об этом всем не забываем, готовимся с вами этот год изжить. Довольно нам ходить просить. На этот счет силы имеем. Они надо в природе для того, чтобы она нам не сказала об этом, я вам разделила свое время. А вы его стали изучать, понимать, что будет надо сделать, чтобы у нас было первое, второе, третье. Это все потребовалось в природе, ее надобные человеку качества. 

    24. Прежде чем надо одно бросить, самое главное, первое начало. Надо взяться за второе, никогда в жизни такого не было. Мы раньше в жизни этого не имели, что в данную минуту нас окружило. Это нога человека, она вслед за глазами пошла. Одна за другой нога шла. А мозг все про что-то думал. Как же ты не будешь думать про это, мы люди все есть живые. А разве нашему соседу близкому. А он же жил с нами вместе, по природе встречался с нами. Мы у него, а он у нас спрашивал. А сейчас мы это племя не видим. Кто его знает, где оно делось. Мы догадываемся: своей дорогой он попал в несчастье, стихию.   

    25. Никто из людей не мог его обидеть. Это мы в жизни не начинали делать. А вот могло быть, их природа своими силами поглотила. Они могли попасть всем племенем. Вода – это нечто такое в ней, она их забрала с собой. Разве мы об этом не подумаем. Мы же люди, да еще какие вожаки на любую такую особенность. Лишь бы только посмотреть на нее. А раз она есть в природе такая, почему нам не взяться и не попробовать. Земля наша всех, материк, окружена она большинство водой. А воздух в нас всех проникает. Мы с вами по этой части очень премудро живем. Идем по земле, а смотрим на небеса. Делаем для себя хорошее.

    26. Лишь бы только захотели на вот этом одном месте. Мы обо всем многом думаем, как бы нам таким людям в это время наше не просчитаться. Мы с вами живем один раз, да по земле шагаем. Присматриваемся к условиям, а оно меж нами лежит. Не стоит на одном месте. Когда это было так. Мы только собирались, нас к себе земля ждала. И вот томошился (затомился) весь народ. Вся наша система поднялась, как на какой-то штурм. Мы ни на какие особенности не хотели смотреть. Для нас тогда и солнце не надо, и никакие изменения.   

    27. Мы с вами брались за свое, жизнь человека требовала. Только весна ушла с колеи, а тут где-то взялось лето. Цветки на деревьях спали, появились сильные плоды. Что это за такая мода? Перед нами в природе одно уходит с пути, другое где-то берется. Как в природе самой делается, так и делается человеком в деле. Покрутились, поделали мы здесь, этого для нас совсем мало. Осень для нас предупредительная, у нее не такая струя, она не к теплу гребла. Все условия приходили к одному. И также вся живая сила входила во двор.

    28. Мы как люди только смотрели на какую-то грань. Совсем не такой был климат, и совсем не такая атмосфера. Даже дикая птица пролетела. Она всем нам дала знать, чтобы мы, такие люди в свете, знали любимое хозяйство, им одно время крепко огораживались. Для самих себя люди делали то, что было надо. Всю живую худобу собирали во дворе в одну кучу. А снасть складывали, как ненужную. Это все наделал холод, поэтому мы и одевались. Нас заставила природа в своем родном доме сидеть. Так хозяин сам себе сказал: хоть в тепле за все время посижу.

    29. Надоела ему одна атмосфера хорошая, проходящее теплое, к чему мы все льнули. Не хотим сидеть на этом месте, а скорей бежим в то место, где надо. Сейчас только ни о чем не думаем, с земли совсем ушли. Залезли в свои хоромы, и там мы начинаем тайну городить. То, что требовалось для жизни, мы на свое место прибрали. Как же так, будет надо, потребуется в жизни. И это надо, мы на это живем сами. Собираем все силы и средства. Хоть один день, но отметим какой-либо крестьянской славой. А бывает на это стихия, от нее никак не откажешься. Думается, будет прибыль.    

    30. А в природе одно не бывает, на все сорит это время, в котором живет человек. Он с одной и другой стороны, но за свое имеющееся не забывает. Любил крепко своим хвалиться, всякого рода собирал пир. Было, за что это делать. Он кого зря не пригласит, знает своих близких людей, таких же самых болельщиков, которые объявили себя азартными. У них тоже такое начатое на нашей земле хозяйство. Человек живет для этого. У него дом как дом стоит, а к дому все принадлежащее. Сам этим всем распоряжается. А другое животное, бессловесное совсем.

    31. Он такой игрок в природе. Он не боится никаких дней. Шел прямо, он идет по ней так, как не ходил никто. Его дело было намечать, встречаться с кем-либо другим. Я, говорит ему он, никогда своим не уступаю. У меня, у такого человека, есть. Показывает на правую руку, он ее своему другу подает, и с ним как другом здоровается. Как же не здороваться с ним, это его близкий, знающий коллега. У этого лица земля своя, и у меня тоже своя земля. Я есть хлебороб в природе, и также твоя милость тоже. Ты мой милый гость, никогда в этом не откажешься.

    32. А как наши прадеды делали, так мы за ними вслед шли прямо по их дорожке. Чтобы у тебя было, чем хвалиться, на это надо нам не спать. А своего близкого в жизни не забывать, своим хорошим, добрым угощать. Мы на это все великие болельщики в природе, чтобы не жить плохо. Всегда иметь хорошую лошадку. Не одну, а их надо много. Для своего выезда все иметь, чтобы не сказали люди: вот моя едет, скрипит. Хорошая ясная всегда побеждала. Я ему говорю слова. Ты мой милый-премилый гость. Я тебя попросил от своего имени, ты ко мне приехал. А раз приехал, должен меня слушаться.

    33. Как росло это хозяйство без всякой такой критики. Люди жили очень тяжело со своими всеми выдумками. Один другого догонял, и также они друг друга обгоняли. В большом недостатке окружали себя. Что делали, они сами знали. Каких только не было в жизни друзей, все они были хорошие одно прекрасное время на своем таком месте. Мы хорошо про них знали, как про каких-то дельцов. Они руководили сами собой, никому они не доверяли. Свое великое господство не упускали. Как чуть что такое появилось, уже говорят: не наши идут. Война бесчинствует.

    34. А мы своей сеять нации. Никогда от привычки не откажемся. Всегда были здоровыми людьми, так мы в дружбе остались. А когда приходится сдаваться перед нашей великой природой. Она нас хранит всех, она нас и наказывает. Мы же с вами сидим на месте, прикрепленные ногами к земле. Выжидаем что-либо хорошее. А сами окружены неприятностью, может, от своего поступка. Что мы с вами такое делаем, это для природы невозможно. Она нами не нуждается. А мы с вами, как куры. Собрались, сделали гнездо, в него наложили яичек, и вылупили их на свет.

    35. Так и мы с вами, все люди такие. Сама наша история говорит. Я то же самое есть человек в жизни. Когда меня окружала зависимость, мне приходилось с природой воевать. Я был на этом фронте нужен, с этой землей вот обживаться. Силы свои хранили, они нам были нужны в этом. Человек – это было в природе все. Я был нужен во дворе всегда, и за мною не оставалось места ни в каких особенных условиях. Я одно оставлял позади, а за другое какое-либо брался. Меня видела в этом деле природа. Одна она была для всех, с хорошим добром приходит. А когда приходит плохое, никто к нему не приближается.

     36. Я был надо во всех условиях со своим здоровьем в природе. Люди меня считали человеком. Далеко снимали шапку, кланялись. Разве я не сумел быть в деревне простым плотником, или я не сделался ковалем. Людям делать разные вещи. А портным научиться человеком, любую одежду надо сшить. Может быть, сделаться  сапожником, любую обувь человеку смастерить. А слесарем все можно делать из железа разного сорта. Чему человек этот не кланяется. Кто своими руками не сможет в шахте работать, любую специальную работу. А может быть, не смогу я ходить за плугом.

    37. Мы с утра и до самого вечера, особенно зимней порой. Это было животное, а ему надо солома, полова и сено. Утром пораньше надо дать, и среди дня тоже надо дать. А поить животное вовремя, как за самим собой ухаживать.  Так и карандаш черного цвета, или синего, а может, и красного, которым приходится писать на чистой бумаге, рисовать. Это дело искусство, самое лучшее из всех. Мы на это все учимся, хотим сказать про это самое. Это мастерство рук, ума человека одного. Мы карандашом рисуем, делаем свое художество.

    38. У нас с вами делается физически в труде по природе. Она нас всех заставляет любить наше это место. На нем нам всем любоваться. Мы рисуем это дело карандашом, у нас таких людей получается. Мы читаем слова на страницах, даже мы видим в телевизоре, как наши люди создают на вот этой прекрасной земле. У нас на арене получился живой такой небывалый факт для здоровья человека. Многие такие места, в которые приходится ездить. Свой причитающийся отпуск мы там проводим. Это наш небывалый отдых, мы его ежегодно делаем в санаториях и на море.

    39. Особенно наша культура с карандашом пишет, рисует с натуры все. Это наше вот пришедшее время. Мы встречаемся с друзьями, говорим мы про все, особенно касаемся хорошего. Все силы кладем на фронте. Хотим для себя лично сделать не то, что было раньше в Москве, или в любом нашем месте. Мы увидели, тут же записали, особенно что-либо хорошее. От плохого мы бежим со своими такими телами. Хотим одеваться красиво, кушать жирное и сладкое досыта. А в доме жить уютно.

    40. Это наша такая задача. Да еще в природе с карандашом. Мы об этом точно пишем, делаем все подряд, не забываем про одно. И другое попадается под свои руки. Мы умеем делать, даже человека живого делаем. С головы это все не выходит. Делали, делаем, и будем делать. В природе, да еще такой, одного нового не разумели. Нет меж нами делателя, такого из всех мудреца. Это будет человек, он наш земной коры, которому не пришлось хвалиться. Такого дела не получилось. И никогда в жизни своей эта картина не получится.

    41. 1967 года 11 августа, день такой был в жизни проявленный. Солнышка не было видать, а дождик дробный моросил. Люди сидели на местах, ждали. Строителю был «Огонек». Сначала вышла молодая девушка со своим любимым партнером. Она его спросила про учение, как он, когда учился. Он ей сказал: «На двойки я не учился, а перед доской простаивал». Она у него спросила как ученика: «Сколько мы в Советском союзе построили городов». Он об этом долго думал, ждал, что же ей ответить на это. Она его слушала долго в этом, он ей сказал: «Сто городов». Потом вслед за этим сказал: «Сто пятьдесят городов».

    42. Карандаш пишет правду про строительную систему, как кран поставил в доме стены. Он быстро через руки человека эти дома на местах ставил. У строителя был угол этого дела. А он по шнуру тянулся в высоту. Это уже не кирпич клался, а цельные штуки с окнами ставились. Люди были строители. Им это дай одно за другим. Мы на это имеем научный план. Нам делала все это машина, сам человек в этом мастер. Дерево тут не причем, его резала острая пила. Он как хлыщ обтесывался топором. Всему дело сам человек, у него на это есть время, и, самое главное, это здоровье.

    43. Строительный «Огонек» пригласил полную фразу нашего цирка. На сцену вышли артисты со своим умелым знанием. Вышли сюда певцы, и также пришли танцовщики. И вышел на сцену наш Радик, практиковать людей неумех. Без этого всего ничего не получается, кроме только маленького начала. Когда мы завоевали это дело, нас с вами заставила революция. Она наших многих людей с собой забрала, героев. Мы тогда у себя имели лошадку. Это наш танк и самолет был. Мы у себя не имели даже трактора, у нас прогрессировала соха. В природе делали руки, сами наши люди.

    44. Они на помощь себе пригласили наших ученых людей. Мы, ученые все люди, не отказывались, пришли на фронт нашей борьбы. Своим умением делать и думать. Сначала в этом всем деле у нас практика не получалась. Без всяких ошибок мы не оставались. Нас с вами учил процесс. К этому всему маленькому началу мы пришли с чем? Да с руками, с головами. Что мы с вами приобрели для самого нашего врага? Мы для него ввели шприц. Не думайте, что оно плохое есть, это начальное первое строение. Куда оно со своей иголкой идет? В живое энергичное тело с технической химией влезло.

    45. Разве это помощь живому тогда, когда человеку больно, и крепко в этом страшно? В ученых есть такой персонал. На глаза человека что-нибудь набросить, чтобы человек не видел, кто его валяет и крутит руки материальными приспособлениями. Сам от этого дела ляжешь, и будешь до крови терпеть. Врага в истории всей никогда никак нигде не побеждали. Его ни на каком поле не убили, какое бы оружие ни было у нас. Враг на это будет силен. Николай Николаевич Корганов был светило Ростовской области. Сам профессор, психиатр, лечил очень много людей.

    46. У самого мучительная  болезнь. Это ключ, его сердце, от чего зависит вся жизнь лично тела человека. Не надо было так поступать, как поступил Николай. Его давило сердце, а он заставлял подчиненных, чтобы его они шприцом кололи. Что такое пробуждение. Есть природа, она имела и имеет средства от сердца. Это воздух, вода и земля. Что нам посадило человека в жизнь. Она не рождала человека, технически вооруженного. Она человека родила естественного. Такого намерения, как Иванов. Он между нами всеми оказался ненормальным за свое, сделанное в ней.                       

    47. Природа его родила на это, она не старой историей окружила.

    Даже в клинике имел квартиру, это его не спасло в природе. Сердце в груди барахлило. Он был в жизни сердечник. Все строители в жизни, что они делают в природе, это их личная дорога. Она проложена не к жизни, их дорога ведет к смерти. Как привела дорога профессора. Шприцом он заканчивал жизнь свою. Все такие строители в жизни, их не стало, как всех. Какие они ни были храбрецы, их повалила природа. Что они у себя ни имели, это все умерло в них, как не жило на белом свете.

    48. Не будет этого человека – зачем сдалось это все. Другие руки овладеют, станут делать то, что делалось. Это все равно считается начало. Что сохою раньше пахалось, сейчас мы пашем тракторным плугом. У нас в борозде не лошадь с быком, а машина, трактор залез. Он пашет землю в любое время. Он ее и разделывает сам. Всю изложенную готовит работу. Убирает комбайном урожай. А плуг все лето не останавливается. Одно кончаем, другое начинаем. Это было так и раньше. Мы время ждали сами, и сейчас мы с вами ждем не таким плохим, а хорошим.

    49. Вздумали сами про это. Нам природа подослала, солнышко теплое греет. Значит, весна пришла к нам. Мы раньше ее ждали такой, и сейчас не перестаем ждать. Разве люди ждут смерть, у них вся радость в жизни. Делает сам в этом человек. Не будет он делать это все – не будет его такой жизни. Профессор лечил людей психического заболевания, а сам не спасся в этом. Ему помешало в жизни сердце, склерозная система. Какие мы этакие строители своего начатого дела. Мы в этом всем больные, мы нуждающиеся в этом.

    50. Нам требуется одно и другое. Мы этим не удовлетворены, что у нас такая техника. Мы развили сами это. А вот как был над нами враг, так он и остался у нас. Мы не брались за это. Да и зачем оно нам нужно, если мы строимся для этого. Мы в этой жизни умирали, и также умираем сейчас. Нас никто не жалеет. А наша молодежь гонит вон. Мы по-ихнему не живем. Они захватили свое место. Им надо будет для всех хорошее и теплое, что и делалось раньше. За это их природа не полюбила, ввела свои силы.          

    51. Разве Николай Николаевич плохо жил. У него какой был персонал. Нянечки с сестрами, да к этому ассистенты и врачи. Что может быть от этого лучше. Это ученого организованность, человеку больному помогать. А крестьянин самый богатый, он был на все село свое. У него есть лошадей пара, и три пары волов. Свой был плуг пахать землю, да сеять вовремя зерно. Это его была в этом работа, растить в природе урожай. Он знает природу, как никто. Больше и лучше от профессора. Когда человек когда заболеет, то без него не обойдешься.

    52. Говорит крестьянин: у меня есть то, что надо продавать. А у профессора есть деньги. Он их в этом деле заработал, а крестьянин в природе. Оба в этом деле виноватые за свое все нарушение. За то, что в ней трудились. А когда им пришлось отвечать, и природа не пожалела их. Взяла, как всех, наказала. Люди в этом заболели. Как они болели, из-за этого умерли. Нам не надо будет это. Если бы этот «Огонек» не на строителей выступил. А взял, да перед людьми поставил вопрос. Нам нужно одного человека, чтобы он болел раком. Он выступал за это.

    53. Не с искусством выступил за одно лишь строительство. Надо будет выступить со своим здоровьем хорошим. А плохое нездоровье нам не надо. Нам надо хорошее, теплое здоровье, чтобы мы не заболевали, и ни в коем случае не простуживались. Вот что надо в «Огоньке» рассказать. О нашей этой жизни в природе. Мы должны жить продолжительно. И ни в коем случае не помирать. Нам Иванов расскажет про свою лично победу. Она для этого не готовилась. Она нам говорит про новое, про то, что будет надо. Про свою закалку-тренировку. Она в труде училась много, и хотела хвалиться перед миром.

    54. Какая будет эта правда. Люди не будут умирать. Об этом не говорил профессор, и не скажет никакой крестьянин. А рисует картину об этом сам лично Иванов. Я хочу правду про это сказать. Про выхаживание клетки. Мое закаленное здоровое молодое сердце, 25-летнего человека. Мой такой в жизни выход. Я не боюсь никакого врага, даже не боюсь своей смерти. Вот какие мои дела. Рассказывает об этом Иванов. Улица Горького в Москве не причем. Мы ею крепко хвалимся, особенно про культуру говорим. Это наше во всем все. Мы тут хорошего не получили.

    55. Даже в этом не сделали ничего. Кроме как в жизни добавили для похорон человеку цветов. Москва не решает в этом все, она не делает у себя героя. А через телевидение показывает, что мы сделали в отечественную войну. Мы были цельные в этом деле. Некоторых товарищей за это дело очень крепко славили. Надо это наше все для всех. Мы с вами обуздали землю. Чего только на ней не строим. Особенно вводим на ней технику, она нам очень крепко помогает. Нас заставляет не спать. Чужими зубами не наешься так, как своими. Разве земля нас просила, мы к ней лезем сами.

    56. Она не хотела у себя этого видеть. А мы сами это сделали, на свою пользу повернули энергичную чистую воду. Разве она не инициатор в жизни. Не будет этого всего в природе – мы не хвалимся ничем. А то она на себя взяла, чего никогда не было. Партия коммунистов взяла право свое людьми всеми распоряжаться. Чужими фильмами красоваться. Это только у нас в расе. Да еще в нашей Москве. У нее не такая атмосфера, которую люди имели. Это то же самое старое – ожидать природное время. Оно было, есть, и будет.

    57. Из самого теплого края, от южной стороны. Мы зиму провожали, а весна к нам шла. Как люди сами готовились. Им нужен большой урожай. Земля была источником, как она служит сейчас. Мы тогда жизнь начали. Не Москва наша создала нашего такого героя. Он у нас родился в природе таким небывалым человеком. Не таким, как все рожденные. Мы родились в зависимости, нас встретило наше искусство. А его встретило естество. Он не такой, как мы все. У него дорога другая.

    58. Ему приходится ступать совсем не по такому пути. Он болельщик есть один за того человека одного, бедного, страдающего больного. Он нами всеми забытый, ему никто никак не помог. Как болел своей болезнью, так он и до сих пор болеет. Никто его не научил, как молодого человека, чтобы он жил в природе, не болел и не простуживался. Вот что будет надо нашему такому человеку, которого в жизни не было. А сейчас он родился в природе, произошел в жизни своей. Его родила нам природа, поставила на ноги свои.                          

    59. Он по земле обутым не ходит, научился разутым быть. Одежду гнилую не признает. Считает, это преступление на свое тело чего-либо одеть. Пища не требуется в этом. Да и дом не нужен совсем. Годы наши ни причем здесь. Самое главное, это человек роли играет над болезнью, но не какая-то болезнь, с которой мы боремся. А вот победить мы не сможем. Враг был, и есть теперь. А вот Иванова дело, оно практически жило, и устно будет у каждого жить. Это будет надо нам всем учиться у него дела. Не лезть на рожон, свободу в этом заиметь.

    60. Нам будет какая слава в этом всем деле. Наш карандаш не переставал про такое дело писать. И не хотелось встречаться в «Огоньке», ибо это было не в деревне, а в самой нашей Москве. Да еще теперешние люди в ней жили. Они этим местом не удовлетворены. Их заставляла жить природа. Ежегодно они встречали и провожали навсегда. Одно было дюже хорошее, а вот другое не по душе. Им приходилось много думать, как будет надо самого себя защищать. И в жизни своей в Москве пожить одно время так же само, как в деревне.

    61. Свое собственническое место, на котором приходилось так вот просто сидеть, чтобы ничего не делать. И в Москве крепко думали, и в деревне не переставали делать. Сама жизнь заставляла человека. Он одно бросал делать, а за другое брался. Дни не такие в жизни проходили. Со двора только одно время выезжали. Везли с собой семена, да тянули вслед снасть с живой другой силой, на которую была большая надежда. Человек ее заставлял с собой вместе делать возложенную всю дневную работу. Осенью за собой таскали плуг, пахали зябь под зиму.  

    62. Готовили это дело вперед, чтобы не делать это тогда. Больше ничего не придумаешь, как это будет нам надо. Мы только это и делаем. Разъезжаем по другим городам, присматриваемся, что кто делал. Как этого люди ни старались делать. Науки, техники совсем не было. А вот природа прогрессировала, она приходила и уходила, как наш вот этот человек. Он родился не на всегда. Его как такового человека своей атмосферой учила. Холод настигал в природе – он старался теплее одеться. С колеи холод уходил – это все снималось совсем.

    63. Человеку легко не пришлось. Надо будет подумать, что на этом месте придется на этот год посеять. Мы все жили индивидуально, сами у себя только учились. Надо было нам жить. Приобретали себе прибыль. Не будешь колесо свое крутить – ничего в жизни не получишь. А когда тронулся со двора, уже так это не проходило. Я, говорит нам человек, без всякого дела не поеду в степь. Меня земля не напрасно ждет, она мой источник. Не поработаю на ней вовремя – ничего такого не получу. Осенью пашу, пахоту кладу под снег.

    64. Это наша всех привычка. Не будешь этого делать в жизни – у тебя роста совсем не будет. Твоя прибыль уйдет вон. Осенью ты хорошо вспашешь. А весной волочишь да сеешь, уже можно чего-то ждать. Сеять это уже не одно. Надо нам большая влага. Да не мешало бы солнце, от чего зависит все, живое и мертвое делается. Когда человек нарождается, люди этому очень рады. А когда человек умирает, люди крепко плачут. И так нашему человеку надо будет учиться, чтобы легко опознавать эту нашу природу.

    65. Она не для какого-то горя Иванова на ноги поставила. Это будет половина того жизненного дела, в котором все люди жили. У них была не точная заповедь. Человек наш земной, ему потребовалось для жизни очень много того, что надо. Я не остановился на одном. Пришло ко мне мое время, мой для жизни в этом день. Он меня заставил приготовиться, ибо это время недаром приходит. У него тяжелые силы, человек для этого готовился. Ему потребовался продукт, или в этом товар, строение для жизни. Одежда шилась.

    66. Дом строился. А пища специально приготавливалась в таких удобных условиях. Человек надеялся, что ему придется в этом жить. Он для этого дела родился. Его встретила природа. Воздух, вода и земля. Мать, которая родила его, она побоялась. Прежде времени ему как своему дитю. Вперед знала, и приготовилась своей грудью молоком попоить. Этого было ему такому мало. Условие дальнейшее заставляло маленького человека вооружать. И до тех пор это все делала мать, пока само дитя стало понимать, и само старалось делать. Мать ему прекратила это давать.

    67. Раз у матери сил своих не хватало, значит, дитю надо приобретать лично самому в этом. На это была дорога тяжелого характера в труде. Этого начального дела никто в жизни не хотел, а само условие заставило. Кто кустарно и самовольно стал в природе приобретать. Хоть и тяжеловато в этом, но надо такое положение. В природе таких дел много, их можно было встречать. Одни законного явления, другие были вне закона. Не надо было делать, само положение заставляло. Все это даром не давалось, и не может быть так.                    

    68. Надо было человеку жить. А природа источник показала, что будет надо для жизни. Земля стала источник, с нею наравне стал жить человек. На ней труд стал закладывать. Научился ждать время, и к нему приготовился. Осень осенью была. А весна весною пришла. Сохла, убирала вон. А сейчас ввела, росло вверх. Человек учился в этом, боролся, воевал с природой. Она ему давала столько, сколько было возможно. А человеку это было мало, ему надо было много. Он сделал одно, вспахал землю.

    69. А теперь его ждет другое, надо будет волочить, чтобы грядкой сделать. Зернышко посеять в землю, и на этот пришло время. Человеку не приходилось спать. Он со своей мыслью на месте не сидел, а с одного он пробирался, чтобы очутиться в другом. Я для этого родился, надо будет трудиться. Земля наша заставляет. А тут такое время пришло. Только  что проводили  вчерашний такой день. Он меня заставил сам с ним на веки распроститься, а встретиться с небывалым новым.     

    70. Такое время, как сейчас, оно на месте не стояло. Тянет к себе новое. Вчерашнее ушло, а сегодня пришло. А вот жить человеку пришлось тяжело из-за нашего воздуха, воды и земли. Мы, люди все, а этом деле стали практически делать. А вот теоретически словами стали по этих условиях стрелять. Мы для этого дела вооружились своим небывалым знанием. Как хочется человеку много знать. А вот делать приходилось ему в природе очень много. Мы такие есть люди, которых много есть в этих условиях.

    71. Особенно для нас всех есть наш любимый воздух, он появляется на нашу землю с любых многих сторон. Он своей силой бывает везде. Это его бесконечное пространство нас, таких людей, вниз головами держит. И мы своим телом делаем то, что мы перед собой видим. Нас с вами окружает большинство вода, по которой мы учимся жить. Мы на ней не умеем держаться. Нас всех окружает воздух и вода. Материк есть земля. Без воздуха и воды  для нас нет в этом деле жизни. А когда воздух меняется в нашей человеческой жизни, которая на земле началась. Мы с вами начала не знаем.    

    72. И также мы не знаем с вами приходящего конца. Рождаемся для жизни своей, мы хотим жить продолжительно. Но вот нам природа не дала жить, взяла да помешала нам. Всему дело – это природа. Воздух, вода и земля, что способствовало в этом человека живого родить. Мы с вами все такие люди очень крепко стали воевать. Мы для этого сделали себе. Пищу вырастили и сохранили, также изобрели одежду. На земле на указанном месте поставили дом. Как будто этим мы навеки себя сохранили.

    73. В этом деле мы очень тяжело трудимся. Особенно заставляет земля с воздухом и водой действовать. Из воды можно будет все сделать. Она такая на земле вещь, которую можно видеть в кружке, в стакане на столе. Она есть строитель всего, и помощник является во всем. У нее энергичная своя сила во время идущего такого дождя. Мы с вами все такие люди считаем, это все в природе не то. Когда всходило солнце с утра, совсем не было видно туч. Наше дело было такое поближе, мы интересовались время встретить. А когда оно себя меняло, уже не такая была атмосфера.

    74. Откуда-то бралось другое, мы окружены были водой. А когда ее атмосфера создавала, у человека страх наседал. Это было, мизерно падала вода. А я, человек, в этом сам защищен. На это все шедшее смотрел, а думать приходилось очень много. И так это быстро делалось водой. Все, что попало, мочилось, и делалось большой грязью, да набирались лужи воды. А потом эта вода заводилась морем. От этого большое море, тянулись длинные глубокие реки. Здесь на вот этом месте мы с вами жильем расположились. Каждое утро об этом говорим, как за какую-то особенность. Порожние ведра берем, идем, для своих  нужд воды.

    75. А с этой воды мы делаем себе небывалую хорошую пищу. Спешим это сделать. Вода – это друг человека. Она его моет дочиста. С воды варится пища, хлеб печенный получается. Мы этой причиной живем в одно прекрасное время. И хотим ей сказать про чистоту. Она нас энергично сохраняет, мы в ней купаемся. Она может держаться в морях, океанах и реках. Глиной с водой можно мазать стены. Без всякой воды ничего не сделаешь, ибо эта вода есть в жизни все. Она не сможет находиться на солнце. По ней можно будет плавать.

    76. Она на себе держит корабль, в ней может человек затонуть. Это есть от воздуха и земли не то. Она может быть там и там. Через Москву река с водой протекает. Первая по ней снасть – лодка. Она сможет защищать фронт. В ней делается живое. Можно с водой делать все. В воде делается гигиена. По воде живому нельзя ходить. Во время сильного дождя по равнине делается половодье. А люди к этому приспособились, возьмут и сделают гребли. Даже в этом загачивают моря. А потом в природе по земле копают для воды каналы. Вода потоком катится с гор.

    77. При такой температуре в холод из нее делается в природе снег, замерзает лед. Это все лежит при температуре. Вода проводится по трубам, ею пользуются люди все. В природе такой лежит источник. Не упадет эта капля с высоты – земля будет лопаться от жары. С водой и цветок любой живет. Вода держит на человеке его жизнь. Он только с постели встал, ему как человеку надо умыться. Некоторые спортсмены купаются, особенно есть такие «моржи», заплывают многими реки. Какое имеется в теле чувство, кто в этом деле понимает. Вода мастерица все в природе сделать. Через нее делается ветер, она в атмосфере хозяйка.

    78. На воду по углю идут шахтеры, боятся крепко ее сил. Она обмывает след человека. Без воды не живет цветок. В природе такое дело с воды все искусственное обмывается. Через нее очень много нового делается в жизни. Без нее руки замазанные бывают. Птица на ней всегда плавает. А рыба ежеминутно находится. На воде поплавок рыбака плавает, он видит его такое действие. Мужик не сможет начинать дело без всякой такой воды. Она мешает везде и всюду, она и доброе в природе создает. В каждом жилом помещении кран. Гляди, гляди, это такая вещь. Как чуть что такое, вода.

    79. Люди за ней колодцы роют, большую глубину делают. А когда мы оттуда вылезаем, без всякой воды не остаемся. Природа – великое дело есть в жизни, но из берегов она не выходит. Без воды и производство не делается. Даже и лес не развивается зеленый, над такой водой он возвышается. Только над рекой по долине дремучий лес растет. Во время по климатическому условию мы, такие люди, привыкли селиться. У нас вода проходила мимо нас. А вот дерево у себя ждало, когда можно было видеть, как какого-то молодца. Нам в лесу в таком не … А вот весенней воды нам совсем не увидеть.

    80. Можно позавидовать делу человеческих рук, особенно наших шахтеров всего Советского союза. Они без всякой чистой воды не обошлись. В 1968 году 24 августа выпала чара Огоньку в Донецке собраться, и в Луганской области тоже. Не забыли рассказать про свое все, что мы с вами с водой вместе делали. Вода нам песни шахтера сочинила, мы с вами научились танцевать. Это нам наша молодежь смастерила. Отдельные наши товарищи новые песни пропели. Мы для этого работали и учились, ни один этот день без воды не оставались. Наше такое дело. Для нас пекарня хлеб пекла, мы его ежедневно поедали.             

    81. Разве только это заслуги. Этому дню мы поклонились. Сами научились делать все. А вот сохранять здоровье, мы с вами не знаем, что делать. Как чуть что такое в природе, уже мы очутились в больнице. Наш врач нас лечит всякими выдуманными особенностями. Мы так природе не верим. С нами вместе идет вода. Зачем нам об этом болеть, если вся наша молодежь умеет  танцевать, песни петь. А разве мы такие отцы, об этом мы не думали. Или мы не так хлеб пекли, или же не такую одежду одевали. Нас с вами условие заставляло. Только что солнышко запекло.

    82. Сделалось не такое время, у нас даже мысль не такая. Разве мы не хотели видеть это самое тогда. Сейчас техника разрослась. А раньше мы за собой вслед санки лямкой таскали. Да еще нам за это платили где как разно. Мы вам эту дыру оставили. По канату таскать вагон. Мы свои годы, хоть тяжело, но прожили. У нас с вами такие огоньки не собирались. Мы жили тогда не коллективно. Право совсем не такое. Работать, мы работали, а вот учиться нам не давали. Как мы сейчас не умеем закаляться. Боимся мы природы, кто с нами встречался.

    83. Кого мы увидели сначала. Хороший, теплый день в жизни. Вы думаете по-своему, он без воды не оставался. Это место было и есть, и оно будет только при мне, таком закаленном человеке. Я один из всех таких, кому приходится выступить за того самого в недостатке. Люди на людей нападают, и хотят своей стороне доказать. Нет, этого не будет никогда. А вот другое мы должны сделать. Я в этом помогу путем своего умения. Особенно в нашей воде, которая показывается в океане. Это бывает только на земле. Мы сможем встретиться с этим.

    84. Она сможет затопить, в любом и каждом месте сильным дождиком пролить, речку любую сделать. Это природа делает, и может только всем помешать. С водой шутить не надо, она сильнее человека. А природа у себя это имеет. Счастье в своей жизни через мою одну любовь. Чтобы мирно и легко жилось не одним нам, политическим людям, кто с экономикой другой не согласен. Своей силой выступил. Того, что надо, не сделал. А свое личное не ввел. Это как было в природе, так оно и осталось в людях. Мы новой политики люди, а они люди старые.

    85. У нас своя природная зависимость, а у них зависимость своя. Нас с вами разделила теория. Причем тут кто-то, если мы все виноваты. Мы оказались самовольники. Пошли в природе искать жизнь хорошую и теплую, но плохая, холодная жизнь не надо нам. Поэтому мы меж собой поделились. Не хотим любить человека. За что мы с вами воюем? За свое сделанное в природе. А в нашей природе дел таких не перечесть много. Мы все делаем это руками. Хвалимся перед природой сами. А природа, такая мать, с нашим выводом не согласилась, объявила нам свою неприятность, ввела в наши тела болезнь.

    86. Мы стали болеть помаленечку, а пришли к большому. Враг наш в природе, мы его имеем внутри и с внешности. Какие бы мы ни были воины со своей славной техникой, мы идем прямо на рожон. Обиженному, забытому не помогаем. Надо помочь семьянину, чтобы он не обижался. По истории Ветхого Завета, Адам был первым человеком. У него было два сына по имени Каин и Авель. Каин убил Авеля за что? Да за Богово жертвоприношение, как и сейчас нами делается. Хотим хорошее и теплое.

    87. А природе этот дух не понравился. Стал человек наступать на неизвестного врага. Мы же своими силами не устоим. Сторона другая большая природная зависимая. В ней человек гибнул в этом, он и будет гибнуть за свою великую неправду. Мы же не сможем сказать, что мы такие победители, своим поступком завоюем. У нас есть свое большое незнание. Мы не знаем, куда идем и зачем? Надо не людей учить, а надо нам научиться жить не по-старому историческому, чтобы нам воевать с природой. Нам надо мать природу всеми силами любить.

    88. Тогда от нас не отвернутся ее силы. Мы будем любить друг друга. Войны никакой мы не будем иметь, а заложим вечную дружбу. Как один будем знать самих себя. Для нас разницы не будет такой. Вот что нам даст независимость. Она с нами не жила. Да и где будет возможность жить. Мы с вами научились воевать, побеждать все пришедшие дни. Они были перед нами такими, и остались перед нами. В них вся сила своя. Это воздух, действующий вместе с водой. Материк, самое главное, земля. Мы за нее своим телом ухватились, по ней ползаем. И ищем для своего тело то, что нам надо.

    89. Мы своей жизнью не удовлетворены. У нас нет того, чего следует. Мы в природе живем без всякой нашей для нас вежливости. У нас много есть грубости, наша капризная вещь с нами. Мы гоняемся за богатством, нам его мало везде и всюду. Вода и воздух на земле – самое главное. Поэтому приходится дышать, и обмывать свое тело. Это есть наше все, мы приобретаем в этом, делаем своими руками. Нас заставил наш мозг, мы стали уходить сами. Наше дело – большая требовательность. Мы с вами не хотим, чтобы наша природа ничего не давала.

    90. Это же наша мать, всех нас до одного родила. Но не хотела она этого иметь, чтобы мы с вами вооружались. У нее не такое есть свое, как у нас, таких людей. Идет наш близкий друг день, а в нем в приходе небывалое, такое и к нам оно пришло. Мы с вами в жизни не видали. А природа – это такое дело, лишь бы человек надумал. То он с природой воевал, заставлял своей мыслью, а сейчас наш человек со своим умением не воюет. И не кланяется времени, его так не ждет, как мы все время ждали. Без воды не оставались.

    91. У нас вода на счету. Она у нас  под головами, это же наша земля. Наш идущий всегда воздух, он неодинаково бывает, не с одной стороны появляется. А с собой несет такое, которого в жизни не было. Разве когда-либо был между нами всеми Бог. Это время не приходило, и никогда мы его не видели. А сейчас он пришел и к нам со своим родным телом. Победитель врага в природе – это Иванов Порфирий Корнеевич. Он проявил свою инициативу, оказался помощник больного. Не хочет, чтобы мучился человек.

    92. Его цель и задача одна – любить и хранить природу, чтобы она была такой, как и надо всем. Если жить нам в природе, то надо нам одинаково жить. Уходить от другого не следует, заставлять другого человека на себя делать не следует. Мы привыкли по этой части, делаем это сами. Бог этого не велит делать. Взялся делать – сам делай. Это дело твое лично. Каждое дело есть труд, а в нем не каждому хочется. Все люди не хотят легкого, погоня за большими средствами. Кому их выделяют? Самому нашему вожаку, кто самый главный в жизни.

    93. Что он захочет сделать, его как такового слушают, по его делу люди шагают. Не надо будет этого делать, что сделали мы над Чехословакией. Это самое маленькое государство со своим понятием. Оно не сможет жить само? Оно без всякого другого, оно своим умением живет. Пусть они сами живут, заставлять их мы не имеем права. Это уже небывалое самоволие наше. Мы сделали это сами, против нас все. Мы кричим во весь голос, а выполнять сами не хотим. Это не наше дело, а чужое. А раз оно чужое, оно не будет жить с нами. Свою политику заимели.

    94. Им в чужом не повезет, ибо люди живут по-своему. Для них нужно будет огурец, а его на земле в грядке выращивают. А на капусту выхоженную ежедневно много льют воды. Без этого всего дело делается так. Говорят, сад хорошая местность. Возле этого такого места не одна проходит в речке вода. А над такой быстрой рекой и село любое в зелени живет. Огороды протянулись до воды. А дома стоят на местах. Мы, речной транспорт, шагаем по воде часто. А водой пользуются люди, которым требуется она. А в такую сырую погоду наше дело надоело видеть.

    95. Мы хорошо изучили Москву. Знаем о ней так, как следует. Не забыли про деревню, какие есть в ней люди. Да еще какое проходит время. Очень мы об этом знаем, как там наша вода бурлит. Она наши кормушки обмывает, каждого человека она поит, и ему всякого рода пищу создает. Любят люди эту сторону, о ней никогда не забывают. Смотрят рано с утра, нет в ведре воды, уже надо об этом беспокоиться. Работа наша такая, она нас заставляет делать. Мы так от рождения привыкли. Как чуть что такое, говорят: воды нет.

    96. А раз воды нет, значит не будет, чего кушать. Всему дело это есть пища, да прекрасная наша одежда, да наш давно стоящий дом. Мы, все такие люди, в нем прожили. Одно время мы росли, с нами считались все. Да еще были такие чудаки, с чем-либо мы не расставались. Всегда была встреча наша, сосед к соседу за чем-либо шел. Какую он свою головку нес, даже ему свое слово сказал. Этого наши люди предки хотели, они за этим крепко гнались. У них желание было такое, этого человека догнать и перегнать. Жили на средине этого села, их называли Чувахины.

    97. А у Чувахиных был раздел, как это делалось у всех. Жить вместе не хотелось. Каждый искал себе благо, не хотел жить он бедно. Всегда смотрел на богача.

 

1968 года 31 августа

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.10. С копии оригинала. (1210).

   

    6808.31   Тематический указатель

Природа и человек  12

Зависимость захват война 12

Одинаково жить 13

Причина болезней  52

Учитель  57, 58, 91, 92

Что надо будет  87, 88

Независимость  88  

Одинаково жить  92

Не заставлять другого  92, 93  

Авель Каин                                             

Зависимость независимость 86