Содержание

Среда. 1969.02.28.с.193.

Вы меня такого.1969.02.05.с.10.

 

 

Иванов П. К.

Среда

1969.02.28

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

     1. Мы, люди, дождались этого дня, когда наше солнышко разбудило нас всех, особенно детей наших. Они когда лежали в койке спящими, то им казалось, они находятся на морской волне. Мы не можем на себе этого сделать, что наша природа хочет на нас, людях, сделать. Она учила сохой на лошадке пахать. Косой, серпом снимать с земли урожай, катком и цепями молотить. Чистый хлеб, зерно хранить. Это одно в истории, которая росла, и развивалась сама в людях природа. Они тогда и сейчас в недостатках живут, и будут так умирать, и умирают сейчас. Природа нам, таким людям, недаром середу первым днем поставила. Она указала человеку, как надо будет зацепиться и остаться живым. То, что мы с вами делали и сделали. Он прожил на земле, и делал то, что делали все с маленького до большого. Дорог не было никаких, а сделали по земле, по воде, и в воздухе.

    2. Середа говорит. Прожила по истории, не видела и не слышала, чтобы человек перевоспитался не на хорошее и теплое, а сделал самое плохое в людях. Показал им живое энергичное закаленное в тренировке тело. Там, где нога человека не ступала, она теперь ступает. Это сделано 35 лет, живым живое воспринято. Люди все должны это сделать. Он полезный обиженному, самому больному, забытому всеми. Лучше не может быть тюремщику и больному. Сколько их таких земля преподнесла. Мученики живут, живут, и помирают, как и все, люди в жизни умрут. А вот человек роли играет. Никакое золото с серебром не надо. За что будет забирать человека, если он не нуждается самозащитой, и для питания никакой потребности.

    3. Вот что. Мы построили для жизни дом, а потом в нем издохли. Я середа, но не человек, кто не со мной одной встретился и меня проводил. Очень много раз я перед этаким была. Как я встретила его без того, что мешало в жизни ему. Я не кушаю, он мне сказал, и не хочу, чтобы люди это делать не смогли. Разве человек не заслуженный в природе. Может со своим здоровьем так перед миром хвалиться. Свою правду в людях в природе рассказать про самосохранение своей лично клетки. Говорит нам всем середа, про которую люди весь год напролет думали, делали, и, в конце концов, подготовились со своими делами. Еще недоделали и не получили то, что это следовало. Наша наука на месте не сидит с людьми, и не молчит природа со своими богатствами. В ней хватит дел, лишь бы люди делали, чтобы их столы были накрытые, и поставлено на них все причитающееся.

    4. Они были этим рады, что я такая славная сестра всех моих близких братьев. Я одного проводила, а с другим должна встретиться как никогда. Так же само, как я всегда с ними жила. И я видела, что наши все люди раскрыли свои неумолкаемые рты. Они у них заполнены сытостью. Им дай другое, лучше от этого. Человек от этого кусочка не откажется. Его, как вкусное, сладость, зубами откусит и прожует, а потом проглотит. Я, природа, сколько живу, не слышала и не видела в своей неделе такого дня, который бы отвернулся от своего близкого друга, с которым они век прожили. Но никогда свой каприз не поставил в этом. Как с любовью он на свое место приходил, так он без всякого ушел. Среда говорит нам всем, сидевшим за столами с хорошими, веселыми дельцами.

    5. Мы со своей наукой лезем вверх. Я была и осталась, сейчас живу. Вам расскажу про строительство нашей прежней Вавилонской башни. Она людьми затеялась не на шутку. Люди через нее хотели близко быть к Богу. Но он этим всем не радовался и не радуется. Говорит среда про людей вояк. Особенно я остановлюсь про Навина Иисуса. Он бил врага, но не закончил его. Ему, как полководцу хотелось солнце остановить. Но солнце его словам не подчинилось, а зашло за гору. Враг остался, группировался, наутро стал другим. Уже для Иисуса Навина проигрыш. Так и мы, советские люди, сейчас. Нам природа пошла навстречу нашей бедной жизни. Все фронты согнала с территории. И сказала: не допущу никого сюда в эти люди командовать. Пусть они сами.                 

    6. У них на плечах головы, носят ноги, а руки их все делают сами. Я есть вам всем мать родительница и хранительница. Не хотела видеть такую экономику, не хотела давать режимную политику. Я, говорит середа, слышала, как ваши вожди говорили. Нам сейчас хорошо и тепло в этих наших домах, мы этим радуемся. А в каком состоянии находится наш близкий по жизни человек преступник. Его заставила так же, как и мы сможем попасть в тюрьму. Да не за горами для нас есть больница. Гляньте вы на солнце мое, которое лезет к теплу. Вы подумайте, в каком состоянии они живут. В самом плохом, хуже не может быть. Их пришел освободить человек, но мы этому не верим. Не хотим понимать, что он со своим здоровьем заслужил от природы это сделать. Воздух, вода и земля – друзья его.   

    7. Когда люди будут жить так, как мы живем в природе. И в неделе нас семь дней, как никогда братья. Мы друг друга знаем  хорошо, и даем друг другу свою дорогу, чтобы он не обижался на нас всех. Что ему выпала такая чара. Солнце весь день не показалось, дождь проливал. А мы возле него благополучно прошли. Так и вы зачем в природе самовольничаете. Вы сидите перед телевизором, видите все. Но не видите свою тюрьму и больницу, там наш человек томится. Вы думаете, он не думает оттуда выбраться. Или вы не думаете про больного. Он не хочет умирать, а бессилие его гонит с земли вон. А земля, как основной источник, нас держит. Хочет, чтобы мы землю, воздух, воду окружили. Наши все дни сделали это и делают. Вам же, самим людям, за ваше все зачем воевать, друг у друга отбирать?

    8. Разве это все есть ваше. Подумай и скажи: кто в жизни живет плохо? Только Иванов сознательно меж людьми один живет плохо. Никто не хочет. А разве Иванову хочется жить плохо. Он это делает для нового. Уйдите от меня, и сотворите то, что я создал. А мы, люди, бессильные это сделать, что наш русский человек сделал в природе. Он один по ней пошел искать не то, что искали мы. И в этом нашли смерть, но не жизнь такую, которую нашел Иванов. Он отказался от шапки, чтобы на голове ее носить. И не стал обувь на ноги одевать. А вот всю для этого скинул одежду. Это не спасение в жизни есть трусы. Я, говорит среда, с ним жила в году, видела, как он двигался по земле.

    9. Он от земли сил электрических набирался. Всем ученым расписывал про это самое, что он есть первый такой в жизни, есть сам не защищенный. Ведет себя к внутреннему врагу, которого пришлось победить под ночь 29 декабря 1968 года. За два дня старый год, не дотянул до меня, говорит среда, первое января 1969 года. Иванов не делает то, что влияет ему, и вредного не создает людям. А как говорил он, что я один раскрепощу эти права, докажу перед всем миром, освобожу всех мучающихся в тюрьме и в больнице.

    Наука моя ведет меня прямо в цель. Это вода, которая меня примет, и своими силами вытолкнет из воды физически в воздух. Вот к чему ведет идея Иванова. Там трусы не понадобятся. Люди такого, по его словам, видеть не станут.           

    10. Люди за все сделанное ими потеряют. Он будет ходить по земле до того времени, пока люди признают его. Где он делся, никто не сможет сказать? А будут отдельные люди с ним говорить, и будут его видеть. Но он нашим всем не будет нуждаться, и не будет природу заставлять, чтобы она его в нее вовлекала. Он нанесет страх администратору. Все его будут бояться, и будут от его появления бежать. У него оружия никакого. Все это отпадет. Вера всех людей перевалится на него. А он будет между нами жить. Бедные люди, он на нас тогда скажет, довоевались. А теперь будьте в этом вину на себя принять как таковую за свое, сделанное нами. Говорит нам всем середа. Он, как человек, в подушке спит, а у самого мысль заставляет от нашего всего отказаться.

    11. Я, говорит он, разрушу ваше своим поступком. Я Бог природы, судья людей, но не какая-либо фантастическая идея. Горе, он говорит, будет бедным умирающим людям. Я пришел на землю что делать? Сил у нее набираться, чтобы мне холодно не было. Вот что я от природы получил. Я об этом узнала, середа говорит, его природа не беспокоит. Он человек. Но дорога, по которой он идет, это дорога Бога. А Бог есть человек, кого никто не имел права заставить, чтобы он жил по-нашему, по зависимому в природе. Я есть независимый в природе делец, из дельцов делец. Никто этого не научился, и не делал никто, кроме Иванова. Он в Ореховке, Луганской области есть, никем никогда не занят. Ему отец родной показал жизнь. У отца не было достатка отделить своего сына. Он ошибся, он умер, его не стало. Как же мне это не благодарить  нашу природу, она меня там сохранит.

    12. Все мы там будем. Но я этого не делаю, бунтовать, мешать не буду я, и никому не помешаю. Я люблю природу, она меня любит. 35 лет с ним вместе живу. Жизнь его проходит больше от всего в степи по высоким курганам, там, где никто этот кусочек не занимает. А Иванов его по целине проходил, это было его такое пробуждение. Родиться и пойти в природу – этого не было, и не будет перед человеком такого пути.  Материк, самое главное, земля, на которой люди все гибнут за то, что они делают. Не живут, как это надо. Это середа взяла свой природный и великий на себя пример. Она с просьбой обращается к своим не приходящим братьям и сестрам дням во всем 1969 году, чтобы они появление одного человека не такого, как все люди, ползающие по материку и в воздухе летающие, да в воде плавающие.

    13. Мы все должны в этом активность проявить этому человеку, кто просит нашу мать природу, нас всех, чтобы мы обратили внимание на все. И помогали такому человеку, кто низко нам, всем дням, кланяется. И просит природу, чтобы природа через мысль Иванова заглазно помогала ему  в его начатом деле. А дело его касается нас, всех людей, живущих на материке. К нам всем обращается природа, особенно к вождям своего места. Природа не шутит, а истину нам вносит, чтобы мы это на самих сделали. Взяли свою инициативу, и согласились с природой. Не мы ею руководили, а она нами. Хотите, чтобы море свои берега направило на нас. Оно в силах это сделать.

    14. Этого Иванов ее не просит. Он ждет от людей их веру.

    Я такая есть премудрая во всем. Хочу сказать правду про то, что делается на нашей земле в атмосфере. Мы шли по дороге такой, наткнулись на стоящий жилой дом. А в нем, как в природе, есть двери, куда человеку входить и выходить. Да коридор направо и налево, тут же двери одни и другие, на которых была надпись. Вот в эти двери можно будет входить любому и  каждому человеку. Здесь для его жизни есть все для того, чтобы пожить одно время. Поработать и поучиться какому-либо делу, а потом его не закончить, и умирает человек. Для этого люди сами себя зарывают в могилу. Мы пошли к другим дверям. А там тоже надпись, только не такая. Сюда можно заходить любому человеку. Только надо учиться, чтобы научиться, как будет надо жить, чтобы не умирать.

    15. Человек научится, он добьется от природы, умирать больше не будут люди. Вот что идея закалки-тренировки, она не зря с людьми живет, и то она сделала на человеке одном. Я никогда не брошу то, что затеяно мною. Начну каждого человека в его такой жизни встречать, и ему про это рассказывать. Я ведь середа, да еще первая в году. Когда услышала про это дело, то у меня родилась такая мысль остановить человека ученого. У него спросить: что вы за прошлое сделали? У вас создается не то, что надо. А он мне, как среде, свое расскажет. Все наше искусство положено народу, и вся техника служит людям. Это все будет своим умением помогать. Но я ему скажу. То, что сделал наш Иванов, мы, весь мир, вся наука ничего не сделали.

    16. А вот обозлено воюем друг с другом. Но не признаем среду, как ей первой в году приходилось заступать на свое новое не начатое место. Она видела нас, только не всех. Мы такие, кто друг друга стали учить, критиковать, да как больного человека лечить. Неудачные рекомендации, женитьба. А в людях не в голове, а в цивилизованности очень много закладывалось. Это отдельных лиц песни, и групповые танцы, они будут надо нам, кто окружил себя хорошим поступком в нашем теплом периоде, куда залезли наши заслуженные. Жюри определяет нашего человека, как он нам свою историю в олимпиаде сделал. Мы ее видели и определили по ее или его заслугам. Мы этого хорошего комичного прослушали да проглядели.

    17. Но не у всех такое впечатление осталось, как определил нашу всю искусственную игру, которую мы перед народом сделали. Не у каждого было такое терпение на все это смотреть. Большие и выдуманные новые небывалые постановки для нашего человека. Это только тому, кто обманывает сам себя. И он … к тому, что ему живется во всех отношениях хорошо. В жизни нашей хорошей что-то обязательно мешает. За год  того прошедшего времени наши ученые тренеры не одного человека подготовленного привели на сцену. Были между нами, людьми, женщины, мужчины, и также вся наша молодежь со своими спортивными делами. Сюда притащили на сцену самое большое в жизни животное слона. Вслед за ним на сцену пришел мишка медведь. Особенно показали нам обезьян, собак.

    18. Не забыли про лошадей, которые надрессированные по команде человека танцевать. Я, говорит, не этому шла поперед всех. Хотела этот год на ноги свои поставить на нашей земле. И взяться за одно такое воспитание, которое бы сумело нашего отстающего мальчика или девочку, у которой голова не развита была воспринимать. Мы, все хорошие такие на сцене, забыли про нашу такую предыдущую дорогу. А мы по ней хорошо и тепло ступали, как в таком коллективе, в такой дружной семье. Мы с вами провели компанию как никогда хорошо и тепло. Кому-то из нас всех придется в этом году плохо и холодно начинать. Это тому человеку, кто, может, на сцене выступал, и про это самое говорил, какие есть мы на сегодня. Оставляем эту нашу дату. Мы это сделали, чтобы наша среда слышала, на свое изложенное место пришла. И нам про это все рассказывает.

    19. Я, говорит среда, ничем от всех наших дней. Особенно я от старого года оторвалась своим приходом. Температура в атмосфере лежала одинаковая, но неважная, было по-прежнему всему. Мы не ожидали этого года такого, как он оказался перед нами, людьми. Снега на полях нет, стояла грязная погода. Все эти выдумки танцы разные протанцевали и песни пропели, как никогда не бывало. А хотим в этом году ради Ленина, сто лет от рождения, нас должна природа одарить. Спрашивается, за что? Говорит середа. Мы, все люди, есть от природы зависимые. Это будет нам всем хорошо, если наш гектар сам себя в этом году оправдает – взять то, что мы наметили. А наши слова для нас неплохие. Надо не к малому идти, а к большому. А вот не придумали такую единицу сказать. Давайте мы, все наши люди, со своей материальностью помиримся.

    20. Признаем мать своего дитя, которого она нам родила для жизни. Это автор говорит, но не кто-либо, как один в этом делец, из дельцов делец. Все равно своего добьется, на себя примет все переживания, докажет правду. Что ребенок, что старый, у всех есть сердце и душа. Все мы хотим жить. И так жить, как жила все время среда. Она говорит: вчера только меня одной не было. Я бы своими силами вышла на сцену. Хорошие индивидуальные хлеборобы раньше тоже были, встречались они не раз со мною. Больше в этом были азартные картежники у себя иметь землю. Если только богатый человек, он имел у себя силу тягло для того, чтобы вспахать хорошо землю. Надо три пары волов, 10-дюймовый плуг, без работника не обходился. День и ночь жил в степи, да все спешил. А думать, думал про все.

    21. Особенно черноземная земля. И тогда, и сейчас люди умные не бросали про это думать. Прибыль урожая – это карты бьют по банку. Хлеб, самое главное, это жизнь человеческая. Хвалиться им надо тогда, когда зерно будет в закромах. Это все сделала наша земля, она ввела человеческую жизнь. Хлеб, соль, взятый от нее. Если не вчерашняя среда, которая проявила свою любовь, на себя взяла инициативу этот год на земле проявить. Где на это все начало взялся продолжить эту неделю этого небывалого на земле года. А брат четверг в этом второй день пошел, проявил себя без всякого солнца, и при большом шумном ветре. Все это у наших людей  на земле начиналось. Не быть земли – не быть в жизни человека. Он этому первому дню пришел на свое трудовое дело, и стал свою работу делать.

    22. Вместе с собой и с техникой человек двигается по земле. По дороге прямо через леса, через реки, по горам на ту туманную площадь, где лежит на земле толщиной в метр снег. Все это наделала природа. До этого нового года зима месяц пролежала. А сейчас люди пошли со своей мыслью под копыл. Вниз солнце перестало спускаться. Вчера середа долготу держала у себя свою. А четверг набросил 8 минут. И то это уже для людей будет идти ближе к своей весне. Всему дело наше – это земля. У нас не было хуторов, больших сел и городов. Мы, люди, это сами на земле проявили в труде. Мы раньше колеса не имели, чтобы его направить по колее. А сейчас 2 января чистый наш четверг. Он нас, всех людей, по своей специальности заставил на места свои прийти, и вместе с нашей землей делать. Она тебя держит, как клеща.   

    23. Ты вниз головой висишь, да думаешь про хлеборобскую и тяжелую жизнь, которая начиналась по земле тянуться. А сейчас что делается на нашей родной земле. Чуть ни оставляют ее родившиеся меж собою на людях капризы. Я вижу на земле не то, что люди все заимели. Борозда не сохою, не лошадкой колупается. В борозду ввалился наш людской железный трактор, он за собою не один лемех тянет, а сразу всех пять. А скорость какая. Не успеешь глаз набросить, как делянку начатую вспахал. Этому всему может возразить своим противоположением Иванов. Здоровье дала земля, она его и отберет. А вот сохранить его, этого человека не нашлось. Если бы мы с вами не жили так, и не думали в этом деле чересчур богатеть, мы бы не были такими. Чем мы на земле ни поделались, чуть ни стали все царями земли. 

    24. А сейчас что нам земля родила? Ум человеческий в природе развила. На людях новая цивилизованность пошла. А какая введена за деньги пища, мы ее купили. Зернышек чистеньких мы собрали много, заводом муку смололи. А потом комбинат хлеб спек, и мы с вами наелись досыта. Голосом мы кричим крепко песни. А на ногах мы танцуем. Мы поделались дельцы труда и дельцы теории. А вот внутреннего и внешнего врага не изжили, мы не дельцы в этом. Человека такого нет, и средств не нашли. Мы с вами делу не дельцы, проиграли в карты свое здоровье. На нас набросился враг на материке, на земле, на воде, и в воздухе. Мы ничего такого продолжительного не сделали. Наша с вами большая ошибка в нашей экономике и политике.

    25. Человек попал в тюрьму и лег в коечку в больницу больной. Кто это сделал на земле? Мы сами, что природа не хотела видеть. Поэтому Иванов говорит. Не оденусь, не буду кушать, и в доме жить согласия не дам. Добьюсь полного права в людях. Они мне дадут то, что я в природе нашел. Не материк в своей жизни, а вода меня такого примет. Я пойду в воду жить энергичным живым телом. Мне воздух поможет, он окружит мое тело за мою любовь, за мою истину. Я не хочу, чтобы между ними прогрессировала тюрьма и больница. Это будет мое такое дело, которое будет надо нам всем. Четверг на арену пришел, взял свои слова, нам говорит. Если бы кто-либо из людей знал эту вот дорогу, по которой идет Иванов, любой согласился бы остаться навеки в живых.      

    26. Мы с вами за это дело не брались, и не собирались такими остаться. Но раз родилась на это мысль, то и сделалась мечта. Так это даром не рождается мысль. Об этом пишет автор сам делец. То тут без этого не обойтись. Шаги надо физические прокладывать по этой земле. Она Иванова родила. Она родила на новых местах такие города новые небывалые с любым нашим делом. Мы по земле дороги профиль железные, асфальтированные стелим. Самые лучшие магистрали. На земле ставим заводы, фабрики, и шахты угля и руды, скважины бурим. Все это людям надо. И будет возвеличиваться на земле, на воде и в воздухе. Если бы не было бездонного колодца, мы бы туда не спускались, и не искали для себя такого. Что мы всю свою жизнь пьем? Воду. Но никогда досыта не напиваемся.  

    27. Так и наш космос, высота наша атмосфера. Ничего мы не получили, пока наши начатые жертвы. А чтобы мы взялись за такую штуку без всякой цацки. На это есть у нас заводы. И в нем разные цеха со станками строгальными, любую фабричную вещь сделают такие люди. Добились мы такой техники, по воде за многое расстояние плавать между льдами. Мы пробираемся в самую Арктику. А теперь мы делаем корабли, летаем в космические условия. Там нам нужно пробыть в орбитальной системе между Землей и Луной, чтобы пробраться к системе Луны. Она нас таких притянет и вовлечет, и мы очутимся там навсегда. Мы все капризы сзади оставим, а возьмемся за другое, за небывалое. Это хорошо нам будет, всем заинтересованным людям, кто этого дела добьется. Им природа даст.

    28. А если не даст, куда мы тогда денемся? Землю мы потеряем. А вот идея Иванова. Закалка-тренировка, дух человека. Ничего не бросает, на земле двигается, и с землей связанный. Холод – это энергия, а ею надо пробить щель. Денег никаких, и никакой материальности, никаких расходов. А любому и каждому человеку можно будет все это делать. Человек Иванов, говорит четверг, все нации признает. Им всем требуется в жизни своей жизненный поток в природе сменить на тот поток, которому все наши люди своей головкой низко-пренизко поклонятся. И скажут все наши люди в один голос. Откуда ты наш такой добрый человек взялся, мы по твоей дороге пошли. И встретились, как встречаемся мы со своими близкими. Мы не против другого прихода, а ему так с душой и сердцем.

    29. Это значит, день и к нам приходит. Мы, все люди, будем его на свое место. Сами – с места, а новое – на место. У нас так даром не приходится отдавать свое причитающееся место. Мы для этого очень крепко подготавливаемся, и тогда на этого человека наступаем. У него не спрашиваем, для чего он на нем расположился. Это богач, но не бедняк, которого природа заставила вслед за ним гнаться. Это не вчерашний день четверг свое причитающееся место занял. Никому плохого не делал, взял также по природному явлению. Все это делалось, делается, и будет пятницей 3 января продолжаться. Она учит нас, всех людей, чтобы мы своим местом не самовольничали, не жили на нем, и не присваивали к своему имени это природное место. Мы с вами родились для жизни, но нас природное условие заставило это сделать в ней.

    30. Мы все нашего хутора, или села, а, может, даже города. Он нас родил, мы в нем имеем свое собственное место на земле, распоряжаемся, как своим. Все люди в природе на своих местах живут. Даже трибуна, занятая перед всей пятницей 3 января. Его тело теоретически говорит Ленин. Он присвоил к своему телу эту идею, по которой люди наши все тоже стали достигать свое место по Ленинскому. Хорошо и тепло жить. Мы имеем коллективное на производстве. Каждый человек свою деталь делает. И хочет сказать. Он тоже на трибуне учится, хочет научиться теории, чтобы других неумелых учить. Это тоже есть его завоеванное в теории место. Он  на своем месте работает, и за это все получает. Ему в природе, всем нам помогают деньги. Они нами создаются.

    31. Мы с ними кричим во весь голос, что мы живем хорошо и тепло. Тут на это дело выступает пятница, говорит нам, таким дельцам в жизни нашей. Как же Иванов со своей идеей живет? Он ни от кого не уходит, и не называет своим местом, даже приглашает всех. Иванова место безденежное. Они ему не помогают, а мешают. Он говорит врачам. Они пришли проверять деятельность Иванова, когда он учил всех одному. Не быть хозяином своего места. И не хвались собою, что ты умеешь богато жить. Это твое временное явление. Ты можешь сегодня умереть, лишь бы захотела природа. Она силы свои найдет, их ему представит. Мы жить без денег не умеем. А Иванову за его дело, что он делает, люди все отдадут. Вы думаете, врачи не на своем мест, или они не люди такие же, как мы с вами.

    32. У них такая душа с сердцем слабая. А Иванов говорит им. Если вы врачи, хотите помогать людям. Я не сижу, а на ногах. Мою людям их ноги. Они меня просили, чтобы я их учил по-своему в природе жить. Я их учил, они мне давали сами в руки деньги. А за деньги теперь вводится наша жизнь на своем месте. Мы привыкли богатеть, тянуть с природы во двор. Нам нужно не одно дело делать во дворе. Это наша жизнь на нашей земле. Захотим, то мы сделаем. Мы есть хозяева. Я не хозяин природы, у меня места никакого нет. Хочешь моим местом воспользоваться – будь добр, сам возле меня таким становись сбоку. И начинай делать то, что я вам об этом пишу. Хочу сказать, что вы меня напрасно в тюрьму сажали, клали в больницу для анализа. Я проходил там практику.

    33. Иванова место, это не его одного место, а наше всех. Мы сможем все поделаться такими, как Иванов. Со своими силами пришел к нам, говорит пятница. Иванов не Ленин теоретически учиться. И в природе делать то, что делают наши близкие по жизни враги капиталисты. У нас и у них так же само прогрессирует враг изнутри и с внешности. Мы практическую идею Иванова на живых людях не признаем, что наше здоровье – это есть природа, а в природе человек. Это я, Иванов, люблю оставаться при любой температуре, как видите, живым энергичным. Но наши люди умирают на своих местах. А чтобы признать, да попробовать, этого мы не хотим делать. У нас свое искусственное дело. Мы воюем с природой, ей своим делом доказываем. Ты нас родила всех – ты нас корми, как кормились мы.

    34. Ленин со своим телом потерял здоровье, его как такового не стало. И умрем мы, такие же самые, как был Ленин. Он одевался, он кушал, и в доме жил. Никакой такой разницы между нами не имел. Я и тогда такой была, как и сейчас. Суровый, холодный мой день. Все люди попрятались, бегут от меня. А вот Иванов не уходил, не уходит от нее. Мне он так сказал. Пусть живым меня для славы поднимет, и будет природа вечным другом. Жизнь мне даст, и мое на мне учение. Говорит пятница. Я такая холодная в природе, с холодом не хотела бы свое имеющее передавать, такое холодное и плохое в жизни. Это только второй месяц давит по нашей земле без всякого снега мороз с жестким ветерком. Одна есть прелесть, духом окружена, говорит Иванов. Какие у него рожденные способности это описывать про дело, мой талант. Я люблю прямо, и без этого всего природу. 

    35. Мы с вами, кто этому делу верит, и, самое главное, учится в это просить, ему приходится в пятницу в шесть часов оставить свое удовлетворение. Мы на себя берем нашу для нас эту вновь рожденную в первой неделе субботу. Она когда-то своими свойствами, по истории Лазарь свое бедное здоровье вернул назад. А мы встаем в субботу, и не делаем для того, чтобы было хорошо и тепло. А нашим телам приходится оставаться без этого всего, никто этого в жизни не делает. Это же люди воспринимают, которые знают учение Иванова. Ценят их работу, любовь к природе. Купаются холодной водой и моют ноги. Выходят в природу, с высоты тянут чистый не начатый воздух. А с людьми встречаются всегда вежливо. 

    36. Старому старичку и старушечке, дяде и тете, также молодому человеку головкой низко кланяются. Словами говорят: «Здравствуйте». Это наше дело – сказать, а их дело – как хотят. Мы с вами не должны забывать про бедного, нуждающегося человека. Его приходится искать, к нему умело обратиться, и у него надо спросить. Что тебе мешает, что у тебя такая есть нужда? А раз у него недостаток, то надо ему помочь со словами. Я, мол, даю тебе за то эту свою помощь, чтобы мне было хорошо в жизни, и отдай. А суббота – это наш великий праздник. Его надо весь период времени протерпеть, и дождаться 12 часов воскресения. Без воздуха не надо садиться кушать. Всегда перед обедом поднять лицо в высоту, и до отказа воздух тяни через гортань. Кому веришь, того проси.

    37. Курить не надо, и пить вино не надо, харкать, плевать на землю не надо. Это тебя и оправдает в жизни твоей.

    А сейчас эта суббота продолжается в большом холоде, 21 градус мороза. Люди такой природой недовольные остались, хоронились, не хотят любить природу. А суббота такая наша всех родительница, лишь бы она захотела в своем таком деле. Я приходила после пятницы, и приду. Наша природа. В годы многие выросли, и создали атмосферу человеку. Если он не будет делать, что его научила обстановка. Он человек был живой, а постепенно оброс своим сделанным богатством. Это его цивилизованная одежда, пища, и жилой дом, в чем человек рос и развивался. Я его бедного неимущего такого страдальца видела, но (не) смогла научить.

    38. Люди из самого первого дня стали за счет другого жить в природе, создавать, и в этом всем ошиблись. В природе на это дело мужу не надо брать жену, чтобы она так командовала, учила человека. Она говорила: это вот все наше. Это не человека все в природе. Рукой не надо показывать, и называть: это наше есть. В чем мы и развились. Это не Богово отыскивание, ягодку или маленького ягненка, или кусок земельки. Мой день выпал на мою такую долю. Всем людям малым и старым хотелось, как бы лучше на себя одеть, да слаще, жирнее покушать. Если есть хороший дом, в нем не мешало поважничать. Как сегодня 5 января1969 года первым днем заступил, и поделился пополам. Первую половину отдал природе, независимости, естеству, живому человеку, не вооруженному совсем.

    39. Иванову, закаленному в тренировке победителю природы, и Учителю народа не на плохое дело, а на хорошее, на полезное. Щель пробивается к новому. Но старое не пускает вооруженного человека, кто имеет у себя зависимость от природы. Присвоил имя в природе, держит на привязи, и в помещении хранит для своего тела. Думает и считает, это его праздник. Он оделся, он наелся, и в дом зашел жить. Хвалится, ему хорошо. Куда может от этого лучше. За столом поели, а в уборной очутились. Такое для природы не делается, чтобы она сказала этому человеку: ты делаешь для меня хорошо, в воду по канализации спускаешь. Природа не глупая. Имейте в виду, Иванова она посадила на то место, откуда он будет, как в зависимости, спрашивать про его вооруженность, про такую технику.

    40. Про всю такую жизнь, которая строится архитекторами, они на это план, удобства создают. А вот врага не смогут приостановить, ему сказать изнутри и с внешности. Этого мы с вами не ищем, лишь бы нам было сегодня хорошо и тепло. Разве это удобство нам воскрешение создало? Оно нам ясное небо, чистое, сияющую Луну показало. А солнце наше лучи свои разбрасывает без всякого снега. Но вот тепла нет, нам эта погода пришла. Иванову в ней не дают ходить. А раз идее Иванова нет свободы, то будьте добры, за это все получите плоды. Тюрьму прошел, проанализировал, узнал, какой там распорядок. Наши люди это место занимают. Ошиблись: некому было учить. Всех пихают в природу: иди, мол, ищи себе жизнь. А он пошел, и наткнулся на неприятность.                     

    41. Кому хотелось садиться в тюрьму, или ложиться в больницу? Тому человеку, кто не хочет слушать и учиться у Иванова. Он же болельщик один из всех людей просить, природу, и также законное правительство, которое окружено преступным миром. Он им своим поступком мешает.

     А вот понедельник пришел на свое место в этом году шестым числом первой недели. Он тоже без всякого снега при ясной погоде пришел. И стал рассказывать про зависимую и вооруженную на человеке силу. Она на нем рождалась за деньги. Человек учился раньше богато, и он знал то, что не знали все. Так и сейчас все люди вооружены, они сами себя в этом спасают. Армию людей сами заставляют. Гонят в бой для того, чтобы он делал. И свое начатое недоделал, заболел.     

    42. И так же умер, как умирали все предки. Никакой разницы нет между прошлым и данным временем. День данного характера, он может человека заставить то сделать, или в жизни про то написать, чего в жизни не было. Разве при такой развитой в холоде температуре можно об этом думать, что это сделаешь, в воду пойдешь жить. Между воздухом и водою жизнь  живая на земле, только надо завоевать ее в природе, как делается Ивановым. Между комнатой и воздухом на земле этого мало. Надо на берегу моря обосновать это все. Понедельник весь в ясном тихом солнышке. А вторник оказался последним. Седьмое число, ему приходилось эту неделю в это время в природе заканчивать. Иванов стоя про это пишет, его заставил талант чертить через людей. Через ночь свою встречались с каждым новым днем, с куском хлеба, да с одеждой в доме.  

    43. Людям приходилось дома оставлять, а на природный не начатый фронт по своей специальности бежать. Всю неделю приходится рано подниматься, и поздно ложиться. В природе такие дни, в сутках 24 часа, из них на работе человек бывает 8 часов, свою работу ту же самую делает. Я, говорит доярка колхозного молока, дою на ферме коров. У нас введена техника. За такими животными ухаживают люди. У них в руках вила, лопаты. А корова на привязи, вода идет по трубе, у каждой есть кнопка, сама воду пьет. А корм солома или сено, концентрат плывет по конвейеру. Болельщик человек любит эту работу. Не одни доярки на ферме. Есть у нас птицы куры, петухи. Ежедневно несутся, яички дают, да выводят цыплят. Все это делают люди.

    44. Свои введенные машины, на них водители шофера. Работает молодежь комсомольцы. Всякого рода груз везет в колхоз и с колхоза. А трактористов дело чуть ни агронома. Эту землю окружили со всех сторон, знают, что над ней делать. С ума, головы  человека не выходила земля. Это есть многострочная книга со своими листами, с написанными словами, что сегодня этот солнечный ясный день люди думали, и чем они подготовились. Зима холодная, морозная без всякого снега с людьми на расстоянии говорила. Это будет мне хорошо, если погода такая к нам придет вовремя. Мы со своей всей снастью на самое место прибудем, и скажем в один голос. Мы своими такими днями каждого человека поставим на свое место. Он сам сюда придет и скажет.

    45. Я человек данного общества. Я, говорит среда, второй раз заступила со своими силами. Слышала, как во вторник наши из «Сельмаш» своим достижением в кузнечном цеху. Он без этих людей, которые начинали делать из железа комбайн. Это не бумага, в книжке листы, на которых написано много слов про какую-либо фантазию. А это физический человеческий на конвейере труд. Каждую деталь надо будет руками сделать, отшлифовать, чтобы она была пригодная. К ней деталь приставлять, и какой не зря гайкой прижимать. Это там в цехе сборки люди расставлены с таким мнением.

    8 января мой второй день этого года, говорит среда. Эти люди не один комбайн на колеса поставили, а два комбайна. Это для них и других людей будет в природе небывалая слава. Мы это делаем нашему сельскому хозяйству.

    46. Они этот агрегат ждут с нетерпением. У них на земле делается людьми не так, как в нашем заводе ожидается деталь. Руки человеческие ее берут, и по стандарту прикрепляют. У них без всякой влаги за счет ума растет комбайн. Все это делается смекалкой умом. А у нас в сельском хозяйстве роли не делают руки человека. Земля, большая площадь, она своим покроем к солнцу долго не лежит, чтобы на ней росла зеленая трава. Мы на это дело агрономы с этим сором. У нас на это есть 5-лемешный плуг, мы его цепляем к железному трактору. На нем сидит человек водитель этой прекрасной машины. Она у нас ходит своей быстротой вперед. Ее дело одно – эту землю переворачивать с низу вверх, делать пахоту. Она мгновенно эту работу делает вовремя. А другое время лежит на ней снег всю свою зиму.

    47. Он ждет весну. А тогда он открывает нам дорогу для того, чтобы мы ехали в степь со своей всей снастью, и делали с земли грядку. А потом в ее сеем зерно для того, чтобы оно ухватилось за землю. И росло, лезло вверх, чтобы до своей зрелости поднялось, чтобы этому комбайну пришлось себя заставить со своими техническими деталями. Этот урожай даден не одной землей. А здесь участвовала воздушная атмосфера, она роли с водой имеет. Это три неразрывных тела сделали комбайн косить, положить и чистить, без всяких потерь давать людям зерно. Мы все это делаем. Едим хорошо, оделись лучше. А дом построен со всеми удобствами, в одном доме все делается. Только надо быть такими людьми, как себя заставили кузнецы «Сельмаш». 140 процентов в деле своем показали перед людьми. И тут без всякого воздуха, без воды на земле не обошлось.

    48. Эту машину, которая собрана людьми, и по земле она движется с помощью этого всего. Всему дело это природа, а в ней погода, так оно делается. Говорит среда. Это можно будет делать людям в природе. И хлеб на земле посеют, и машину на колеса поставят. А вот врага с земли от себя не прогонят. Как он меж людьми жил, со своими силами красовался. Он над такими ковалями раньше был, и не ушел он сейчас. У человека его бессилие.  Мы строим не плохое. Говорит нам среда. Этого мы раньше не видели, такую ученую систему. Она нас всех обязала даром не есть хлеб. Мы все на учете, без всякого труда ты ни шага. Это что же за такая теория. Сама имеешь достаток, а другому не даешь. По-своему его заставляешь. Ты должен делать то, что умеешь сам.        

    49. А когда возьмешься да недоделаешь, испортишь, тогда отвечай. Лучше не берись и не делай, если не знаешь это. Преступник – это болезнь человеческая, она людьми пресекается. За это наказывают, бьют, сажают в тюрьму, чтобы он знал. Это никогда от человека не уходит такое зародившее. Как в труде честно человек работает, так и в чужом кармане. Мы хотим сделать то, чтобы всем людям от этого было хорошо. У нас такая идея родилась, но она страшная и тяжелая. Мы видим на человеке его правду, но ей не верим, как таковой любви в природе.

    9 января этого года, четверг. Второй день второй недели. Я, говорит он, слышал игру через стену, как Свердлов с  Москвой ЦДСК в хоккей на льду. Игра продолжалась, закончилась в пользу Москвы. Этот коллектив, который болел.  

    50. А клюшками шайбу в ворота загоняли. А болельщики, многотысячная армия людей внимательно смотрели. Это сила людская, она не индивидуальная. Мы расходуем на это дело, а оно не дает никому пользы. Это сила, которая не мешала моей идее. Это не полет в космос, как это в невесомости делается. Под такой шумный сосредоточенный в мыслях в людях коллектив, и на шайбу смотрят, и расходуют силу ее.

    Надо повернуть на живого энергичного человека, его правду всеми поддержать. На такую физическую небывалую работу, которая противополагает нашему всему.

    Техника нами конвейером сделала, делает хорошее и теплое. Мы это получили, окружили себя. Можно сказать, живем мы, как это следует. А ведь дорога лежит другая.

    51. По земле ходить тяжело защищенным в одежде, и наевшись в доме. Четверг никого не видел и не слышал, чтобы отказаться от хорошего, что мы имеем. Научились многому, технически делаем в самозащите так, как делали все. А вот так, как Иванов делает, это его найденное нашел сам, никому не навязывает. Но ищет в этом щель, чтобы ее пробить, и не стать делать то, что делают все. Иванов никого не заставляет, но просит разрешения. В этом коллективе все рядышком сидят и разговаривают, какие мы поделались высокие люди со своим развитым знанием. Мы живем, можно сказать, хорошо и тепло. Нас держит природа, чем мы очень крепко хвалимся. Но не знаем того, что опознал, и хочет видеть Иванов.

    52. Такая расходуется сила в природе на эту шайбу, которую клюшками бьют. А мы все в этом больные, и требовательно осуждаем игрока, что он эту шайбу не забыл.

    Дайте мы эти умы повернем, и станем разбираться с Ивановым. Он что-то нашел, хочет внести в жизнь, но их не пропускают наши ученые. А это будет все равно, будет писаться история об этом, делается самим Ивановым. Он говорит. Мы не научились встречать маленького человека в природе со сделанным нами делом. Он без этого пугался, его эта атмосфера окружила страшно. Чувства природные другие совсем, сделано людьми. А люди, прожившие много лет, рождают одинаково по природному очень тяжело. Этому всему способствует вода, она промыла дорогу. А воздух окружил, а земля приняла ползать по ней.

    53. И искать то, что искали все. По разным дорогам поползли. А чтобы стать, и думать про одно, этого мы не делали, чтобы жить одинаково. Такой массой людей, таким коллективом, такой радостной мыслью можно все, лишь бы эти люди подражали. Всякого рода можно будет сделать. Лишь бы они этого человека знали, и, самое главное, от него ожидали пользы. Он говорит. Вы народили людей, и их надо воспитать в духе сознания.

    На десятое число выпала доля быть без всякого ясного солнца. Были сутра рано нависшие тучи. Я все слышал про то, что вечером делалось в художественном фильме. Комсомольцы свое дело на производстве. И дома в разных самодеятельностях, на сцене постановка Константиновского района. Пели песни и танцевали.

    54. На все мы смотрели с душой и сердцем. А когда дошло до комсомольского собрания, на повестке дня стоял один вопрос о бригадире. Он ударил девушку по щеке. За что, не сказали точно. А комсомольцы собрались 14, все они проголосовали за двоих, вывести не чистых на лицо. У комсомольцев воспитание от молока … требовательное. Никто не хочет, чтобы было плохо себе. Все хотят сами себя научить быть учеными людьми. Кому не хотелось быть руководителем, командиром, заставлять людей. Надо учиться. Дитя надо общими силами растить.

    11 января пал белый мягкий до крайности снег. Я по нему уже, как в духе, ходил. И то я встречал, чего не существует. Колдовство в птиц… Оно сначала с этого всего получилось.

    55. За счет этого было … не до человека. А когда проболтали колдуны своим словом, то люди вернули себя обратно в короля и принцессу. А в журнале городов был … Мурманск, свою силу он показывал, да пел «щедрый», хата была украинская. Мурманск пел «Белую ноченьку». А журнал выявлял недостаток.

    12 января лег глубокий белый снег. Он заставил людей от него хорониться. Мне ночью три раза на него приходилось выходить. Это была самая лучшая в жизни снежная для ног ванна. Я мыслил об одном таком богатстве, который укрыл всю землю. Через этот снег, через зиму я побывал на всем материке у каждого нуждающегося человека, кто даже меня такого не знает. Ему лишь бы только кто об этом деле сказал, он никогда не откажется. И не скажет, что это человек данной земли.           

    56. Я такой в жизни родился один из всех людей. Все больные жаждущие, я их очень крепко знаю, свою любовь к этому представляю. Никогда про это не забываю. Моя любовь дрожит к этому человеку. Знаю об этом больницу, как там ученые поступают. Знаю хорошо койку дома. Он если только узнает, что есть между нами не болельщик об этом, он делец. Что такому скажешь? Только надо просить. А просьба в природе – это есть для любого человека все.

    13 января в понедельник, первый день, снег тихо стоял, ждал мое тело. Я по нему иду, в сто тысяч меня корежит. 14 января по старому Новый год. Это самая одна из всех такая незаконченная мелодия, она делалась людьми молодыми … проделывалось, и в жизнь вводилось. Но не прошло из-за смерти. Наши такие человеческие дела между старыми и молодежью.

    57. А сейчас 15 января. Дело идет вперед. Люди молодые на это все, что делается Ивановым. Он один это делает, он закаляется в природе. Это не мелодия игралась. Это здоровье набиралось для того, чтобы жить. А мы с вами хвалимся, и красуемся тем, что на нас есть, и внутри. Мы поедаем, да говорим сами себе, что мы умеем строить для жилья хорошие многоэтажные дома. Если это не природа. Если бы это не люди, мы бы на нашей земле этого не видели. Всему дело – земля. Мы, люди, это делали на ней. Еще не пришел день завтрашней поры, а мы это уже держим в руках. Сами ложимся спать, а у самих в голове дело. Ночь – наступает сонливость. Человек не живет, а усыпает. Как какая-то неприятность после нее, человек делается слаб. Потом мы за три месяца время ждем, и к нему готовимся не спать.

    58. Как мы ложимся. А делать дело, которое мы ежегодно делаем, наша полевая на земле работа.

    16 января. Это было на экране телевизора. Наш ростовский корреспондент вел свою передачу, как наше сельское хозяйство. Особенно шла речь о молоке, как его в это время дают. Зоотехник животновод Зернограда был, он начал рассказывать с обеих сторон, которая рентабельная, а которая не была хорошим источником. Но зоотехник говорил про хорошую доярку, про ее областное и совхозное соревнование. Как она получила стиральную машину и холодильник. Игра … она каждого человека заставляет о своем деле думать. Техник попросил электросеть, чтобы во время доения молока не вы… А корреспондент редакции сказал: мы кое-кого заставим, чтобы этих помех не было. Словом, на этом закончили художественный фильм «Анна Каренина».

    59. Л. Н. Толстой писал, изображал свои действительные в природе на людях творения. Это есть предковая неумирающая в природе на человеке любовь. Она взята. Пропаганда «Наука и религия» подобна тому, чего не хотели допустить. Сам священник отказался. И в Космос полетели четыре летчика космонавта, они были вместе. 17 января, пятница. Она в природе как никогда красовалась своим ясным солнышком. А у меня признание ученых … только было предо мною не так, как мыслилось. У меня жена, она говорит, диктует, а про меня природа. Суббота 18 января. Она без всякого солнца, нависшая туча. Как было холодно, так оно и осталось. При которой приходилось со своей практикой крепко об этом думать. Все люди были такими, как мы видели их все время на арене, и видим мы их сейчас.

    60. По моему мнению и выводу, между ними сейчас нет  другого, чтобы мы согласились с Ивановым. Он нам не предлагает ценности, и ему не надо будет никакой материальности. Он против богатства, которое имеет в данное время человек.

    Сегодня воскресение 19 января. Очень хочется забытому всеми, бедному, больному, нуждающемуся в его жизни помочь, надо. Я один человек в мире, взялся не теоретически, а практически нашим людям доказать правоту жизни. Нам нужно давно уже сменить одно на другое. А мы с вами до сих пор жили бедно, нуждались, и до сих пор мы не удовлетворены своей жизнью. Мне пишет мать своего дитя 14 лет из Витебской области, Орсуанский район, п/о Юрцова. Галянова Мария Кузьминична.

    61. У сына болезнь мочится (недержание мочи). Врачи ей сказали, что это пройдет. Ко мне обратилась женщина взрослая, 40 лет мочилась. Она живет в Луганской области, Свердловск, хутор Кондрючий, ее имя Ольга. Она стала моим учением заниматься, у нее стало здоровье. А что если только ученые наши обратятся к президиуму для того, чтобы Иванова народ признал, и дал ему право это сделать на людях, чтобы люди в своей жизни взялись за легкое, чтобы человек не был в природе старым человеком. На рожон острый не лез, жил свободно, но умело, чтобы болезни и простуды не имел. Разве этого нельзя будет сделать в природе человеку. Он же хозяин земли, воды и воздуха. Не мешать этому, а помогать всему. Вот тогда-то будет природа, да еще она будет какая в свете.

    62. Сегодня общего достоинства людской праздник воскресения. Он для нас всех одинаково пришел, встретился с нами. Мы в нем свои руки ни на что не подняли. А про то, что требовалось нам всем до одного человека, мы не забыли. Взялись готовить, для самих делать стол. Чем это надо будет в завтрак, мы готовимся. У нас одно, другое и третье. Мы этим крепко на всю зиму запасаемся. Есть, чем жить, что для этого дела делать. Мы люди, да еще какие мыслители от плохого, что для себя делает Иванов. Он очень много пропустил таких дней, в которых не взялся ни за что, чтобы ложка держалась не пустая, а с пищей. Да не с плохой, с хорошей.

    63. То на это бывает, в году проходит такой сильный день, в котором не думаешь, а оно получилось. Где-то взялось такое энергичное здоровье, оно творило в природе такое дело, от которого не откажешься. Раз ты человек, да еще такой есть в природе один человек в мире, как Иванов. Он был, он есть, и он такой будет меж нами, людьми. Он не боится холода, ходит раздетым. Он не боится голода. Захочет не кушать – он в любую минуту себе в этом откажет. Еще будет лучше, чем человек кушает. Иванов по этой части не больной, и не как другой, кто не сможет без этого дня прожить. У Иванова силы для этого поднимаются вверх для того, чтобы этот эксперимент воспроизводить в любом таком месте. Люди ученые очень затрачивают на это ценности, средства.

    64. Это все есть человеческий труд. А по определению Иванова, этого не надо будет делать. Разве мы, все люди, этому дню не рады, что такое в жизни есть. 1969 год 20 января лежала на земле самая суровая зима. А Иванову в голову пришло о Луне с Землею разговаривать. Что это такое произошло меж Землею и Луною, что люди стали пробивать в невесомости щель. Их наука техническая в искусстве заставила. Об этом Циолковский подумал, своей мыслью предрешил. А сейчас люди за это дело взялись, не одна дорога лежит, а две, да еще не одинаковые по жизни. Самовольный захват и присвоение, да воровство и убийство.

    65. Говорит Луна нашей Земле. Миллионы пространства между тобою и мною лежало. Никто об этом Космосе не знал. Да и зачем ты сюда доберешься с волами в ярме, или с сохою да с лошадкой. Дороги длинные от города до города в асфальте не блестели. И не бежали одна за другой автомашины, и не ехали в них люди так, как делается на земле. Только что убрали на этом месте урожай. А плуг 5-лемешный с трактором, да с трактористом тут как тут со своей мыслью приехал. Стали обгоном обгонять эту пайку. Надо будет вовремя подготовку заложить. Говорит механизатор тракторист. Я получил указание от агронома это задание сделать заранее. По погоде вспахать эту пахоту, чтобы она от солнца осеннего ясного прогорела.                 

    66. Милости не жди, глубже паши, да вовремя. Это не я такой у нас один на нашей коре земной. Мы с мечтой спешим, наша наука не стоит на месте. То мы пробирались от села до села, по бездорожью ездили на колесах. А сейчас, говорит земля, мои люди хотят от меня получить источник свой для того, чтобы у них был хлеб, да к нему жиры, молоко и мясо. Да одежда хорошая, и чтобы был со всеми удобствами жилой дом. Не хутора с селами, а города новые. Тут-то люди со своим вооружением не стали бояться, что им придется по-старому в тяжелой нужде без хлеба оставаться. И не иметь одежды, да в чем жить. Сейчас мы сами все это делаем. По земле бежим быстро, по воде плаваем тоже быстро, а в воздухе…   

    67.  Все это сделал ум человека. Говорит Земля Луне. Люди сами додумались, и пришли к выводу это сделать. Мы, говорит человек, должны пальцы поломать на своих руках, но Луна будет нами завоеванная. Луна от такого поступка, от такой человеческой силы не отвернулась, свои ворота отворила. Говорит. Пожалуйте, вы, люди живые. Но не в невесомости ко мне прилетайте. Надо завоевывать силы в природе физически. Люди нашей земли всколыхнулись, их заставила наука спешить. Они ищут в природе тайну, которую люди хотят найти. Поэтому говорит земля. Мои люди раньше делали на мне свою работу. Каждый в отдельности  индивидуально брал себе кусочек земельки.

    68. И по своей возможности с нею боролся, ее делал грядкой. А на грядку приобретал зернышка, их в нее сеял для того, чтобы они ему давали прибыль. Как он хотел, так ее и получал. Такая у моих людей система миллионы лет разрасталась. А вот сейчас в эту пору разрастается между людьми и природой техника. Взялись ученые за это дело делать. Люди очень много над этим делом думают. Хотят нового человека в невесомости закалить, и послать его в Космос там эти способности раскрыть, чтобы они дали человеку там жизнь свою техническую освоить. Этого хотим освоить мы и они. А вот на Земле дорога есть не искусственная, а естественная природная. Она пока лежит на земле неясная картина для наших людей, которые от этого далеко ушли.

    69. Не хотят на себе видеть условия плохие и холодные. Все люди хотят, чтобы у них было. Самое главное, хлеб, одежда тоже, и домостроение. От чего между нами всеми родился наш русский практический на земле человек. У него дорога без всякой науки сделана для своего здоровья физически. Я, говорит Иванов всем, не спешу попасть на Луну, чтобы там умереть. Я родился Землей не для того, чтобы на ней потерять свое имеющееся здоровье. Я не пошел по следам всех, а взял дорогу, брошенную нами всеми. Мы пошли по дороге, зависимой в природе. Взяли такт с юга на север, где лежит вечно на воде льдина. Мы между югом и севером стали своим телом приспосабливаться.

    70. Зиму живем, лето живем. Мы с вами живем, все свои силы кладем в этом для того, чтобы жить хорошо и тепло. Для этого дела лежит наша черная земля, она источник всей нашей жизни. Мы с вами, все люди, за это дело взялись. А Иванову дали возможность не это совсем делать. Он когда был зависимый от природы, он делал то, что требовалось всем. Мы теперь предоставляем слово наше всего народа всей нашей земли сегодняшнему дню вторнику 21 января. Пусть он нам расскажет про подготовку наших всех людей к нашей красавице весне. Она кое-где свою почву преподносит, в воздухе готовится представиться к этому времени, когда солнце осилит своими лучами.

    71. И станет гнать с земли белый снег. Заимеет право сушить землю для того, чтобы человек к ней приближался со своей техникой. А у человека под руками стоит не один приготовленный трактор. Он ждет к себе человека для того, чтобы заводить и садиться в него, чтобы управлять им. Как ложкой ко рту, так и над землею. Этот трактор за собою таскает всю причитающую снасть. Вторник, это число приближалось к этому времени, когда люди возьмутся за свою работу, за то дело, которое будет надо в нашей жизни. Мы, весь наш народ, вся наша система, не про одну Луну думаем, и с нею мы на расстоянии разговариваем. Наше дело – для этого готовиться. Как мы, механизаторы, к земле приготовились, и с нею всю зиму по-научному говорили, где и как угадать в такт посеять.             

    72. Мы для этого имеем зернышко. Хотим сказать, что вот на этом месте мы должны посеять одно зернышко. А из него взять большое количество прибыли, лишь бы оно взошло на влажной земле. Мы люди такие, уже с тяпками стоим, сорняк рубим подряд, а самое главное оставляем, даем рост, дорогу.

    Как на Луну хотим тракт проложить, чтобы физически телу человека прикрепиться. Мы, все люди, ученые и неученые к этому делу готовимся для того, чтобы завоевать эту планету. Мечта наша теоретическая. В этом деле мы копаемся, хотим туда дорогу проложить по условиям безвоздушного пространства. Мы так летаем на спутниках с аппаратурой, щупаем мягкую в этом почву. Наука для этого щель пробивает, хочет человека высадить на Луну.       

    73. Говорит Луна жаждущим людям. У меня того нет, что имеет для людей Земля. У меня для науки новое. Надо будет это опознавать, и щупать, как это в жизни требуется. Природа пожалеет наши тела, откроет ворота, свою площадь покажет, пригласит нас, таких забияк. Мы раньше в большой нужде копались, и до сих пор мы нуждаемся. Некоторые заболевания, мы на это не нашли средства. Нет у нас того, что надо. У людей ученых одна задача – это врагу дать отпор умело. А у нас враг сильный. Мы с вами давно роимся, с природою боремся, чуть не кричим с этого места. Наша строительная с удобствами для человека. Мы думаем, чтобы он на нас не работал, как на своих ученых, кто свои все усилия кладет, придумывает такую сильную технику.

    74. Она надо будет на любом придуманном производстве, на котором не обходятся без инженера, без обдумывания своей головой. Надо будет уголь, как какую-то единицу, разработать, чтобы она была. Когда-то в шахте сначала  мы лампочкой бензиновой освещали. Мы с животным с кайлом пробираемся к зарубке, физически делали руками. А бур с молотком, делали бурку выпаливать. Это делалось все кустарно, тяжело. А сейчас ввелось, и делается по развитию теории, она прогрессирует при этом деле. Где только ни возьми науку, она делает успешно. А за землю как дрались мы в природе, и до сих пор мы деремся, и будем за это право за землю драться. Она нам растит прибыльно хлеб. Для этого приходится от самого юга и до севера работать не так, как это в природе было раньше в сельском хозяйстве на поле между людьми и снастью.

    75. А разве между природой и между людьми такими не развивалась за счет врага наука медицинская. Она ли эту всю болезнь на человеке победила своей технической силой? Человек в этом болел, и болеет сейчас, и будет болеть. Мы по этой части между людьми и природой такого легкого не ввели, чтобы наш человек не заболевал и не простуживался. У нас все люди стоят в природе на очереди. Нет между учеными и неучеными никакой в этом разницы. А между людьми в природе как был с внутри и внешности враг, так он и остался. Никакого нет изменения, кроме нарожденного на человеке его незнания. Он не знает, что будет с ним завтра, какое у него будет состояние.

    76. Все это делалось на земле бедно. Брали с десятины 5 центнеров или же десять пшеницы, а считалось на золото. Так и сейчас хлеб тоже золото считается. А на Луне этого нет. Там для нас есть одно то, чего мы не знаем. Мы, все люди, с сияющим солнцем проводили это число, в котором нам давалось вернуться назад, и вспомнить свое детство, как оно себя поднимало на ноги. Тогда между ребятами и девчатами на улице была одна балалайка, под нее и песни пели, и танцевали, но за свою. И это между нами встречалось, ведь парни, да еще древней деревни. Вечер был в наших руках, где любо мы на своей улице на своем краю в кучу собирались.

    77. Как какие-то древние дельцы. А сегодня по такой земле по такому холоду в этом месяце четвертая середа прогрессирует, 22 января.

    Я касаюсь опять Луны. Она и раньше была такой, как она на восходе ясной возле звездочки показывает. Мы такую Луну и до этого видели. Но таких умно развитых людей, которые сейчас заболели своей радостью. Она их как таковых взяла в шоры. Стали тренироваться, стали делать то, чего не делали наши люди. У них такого оружия не было. Они кустарно ходили, смотрели глазами через весь шар. Им казалось, это все давалось между ними и людьми Богом. Тогдашние люди таких школ, которые бы учили этого человека делать из него космонавта.    

    78. Луна говорит. Ты, Земля, больно взялась за это дело, которое очутилось между Землей и Луной. Сколько летает этих спутников, и куда они деваются? Раньше росло индивидуальное хозяйство на этом месте за счет ягненка, теленка и поросенка. У кого был достаток. Да свои дети, которым приходилось их пасти на этом месте. Раньше в мозгах у молодежи сидела какая-то в этом деле боязнь, дам еще страшная. Люди себя считали грешниками. Они всю неделю подряд от воскресенья до воскресенья, некогда глянуть на Солнышко, и некогда поглядеть на Луну. А сейчас в это время можно увидеть летающего спутника. Его пустила Земля, сделано руками человека.       

    79. А раньше этого не было. Земля спала.

    Нынче четверг 23 января. Никогда не ожидали и не думали про это дело, которое в телевизоре. Наше земельное управление Ростовской области на 1969 год. Агроном и лаборант для зерна подготовились к посеву. Агроном Морозов о посеве озимой говорил, что природа была сначала на нашей стороне. Она вытянула такой рост хороший от земли, а условие природы не такое. Ко дню рождения Ленина выпал на землю снег. К старому году не падало на землю, а морозы понижались. Ветер дул, и нанес на посевы, большой ущерб нашему хлеборобу. Надо подумать, и согласиться со стихией. Она никем из всех не ожидалась перед нашими людьми.

    80. Я был в земельном управлении в Ростове, заходил один раз на эту хвальбу. Ставил свой вопрос: мы подготовлены встречаться со стихией? Мне так агроном сказал: она у нас отсутствует. Природу обдурить никак нельзя. У нее воздух, вода и земля – это нашего тела близкие родные друзья. Их нельзя будет заставлять, и требовать от природы, чтобы она нам давала плоды. Этого мы, все люди, пока не заслужили. Наше дело было одно – на сцене танцевать и петь разные песни. А чтобы природу просить не для того, чтобы она нам давала плоды свои, а мы их переделывали на отходы. Этого не просил в природе Иванов. Он просит природу, чтобы она ему создала в теле здоровье, и продлила ему жизнь, и научила его свои соображения рукою описывать.       

    81. Иванов нашим всем не радуется, и не хочет по нашим следам идти. У него своя дорога обиженному, бедному, больному помочь, чтобы он выкрутился из тяжелого, а  в легкое попал. Это уже сделано, получилось в природе. Люди хорошо знают Иванова за его дело. Но не хотят понять, это для нас есть не ягодка, а цветок. Я родился в одном году вместе с партией, самой последней буквой. Я за то стою, чтобы люди рождались с одинаковыми сердцами и одинаковыми душами. Я не родился для того, чтобы  зависимость человека в природе жила разно, как она сейчас живет, этого не будет. Мы с вами добьемся, выпросим у нее и здоровье, и счастье. В жизни заслужим, не будем болеть и простуживаться. 

    82. Это дело сам ученый медицинского совета принял к действительному рассуждению. Это не чья-то, а моя польза всем людям. Я ее без закона не начну, и не скажу никому об этом.

    А вот зима, да еще такая у нас. Она проходит не так, как хотелось всегда. Она сурово у нас показывает, чтобы люди наши со своим фасоном долго не задерживались по своей дороге. И они не хотят ее видеть, прячутся, и не хотят свой нос показывать. Это только я такой. Для меня разницы нет в природе.

    24 января. Основная шахта имени 50 лет Октября, она хвалилась административно за свою добычу, как они с природою воюют за уголь. Им надо много. А чтобы мало, этого они не знают. Корреспонденту хотелось показать на сегодня всю шахтерскую.

    83. Это не прошлое санок дело. Чем мы в данное время хвалились? Своей техникой, сделанной руками человеческими. Особенно комплексные бригады, да комбайн с бункером. Все это шло в этом коллективе, как по маслу. А когда надо шапки разбирать. Корреспондент у главного инженера. Ему хотелось еще добавить выдачи, чтобы шахта вышла на первое место. А инженер жалуется от себя и от треста, частей не хватает. И про то, что ожидает, не сказал. Так это не будет делать, как хотят видеть корреспонденты, им хочется хорошее и теплое. А другой о часовом изделии выступает, говорит про качество будильников, про модель разрисованную.

   84. Куда эти будильники идут? На экспорт за границу. Словом, такая картина ясная. А вот про смерть человеческую люди молчат, один за другим ложатся. Никому из ученых про это корреспондент не напишет, чтобы они за это взялись, и они сделали то, что Иванов нашел. Молчат, не хотят, боятся свое позади оставить. А все равно им, всем людям, приходится встречаться. А мы с вами без этого не обойдемся. Нас так к себе тянет магнит, не дает нам покоя. Один за другим ложиться в землю. Какие мы люди, да еще с какими силами. Мы на себе носим уйму веса. И хотим сказать, нам в этом легко. Нет, нам в этом дюже тяжело.

    85. Когда здоровые, набрасываемся, как звери, эту чашку поедаем, эту кружку воды с аппетитом выпиваем. Чуть мы не скажем: нам это мало, надо больше. Это не детство, от которого мы с вами бежим, а приближаемся с вами к старому, к недостаточным силам. Это не новое и не хорошее, и не теплое. Чем-то нуждаемся. Это не мода, что мы с вами сделали, а вот сила. Без этого мы жили, да еще как жили. Говорю про ребят. Сидим, болтаем, а потом пошли за молоком, забрали. Вот и воспоминание, да еще какое в деревне детское. Надо будет в степь гнать пасти волов. Ты, как мальчик своего двора, погнал их по той дороге, которая тянется на пастбище, где травка зеленая, листок был на дереве. Это не человек, а рогатое животное.

    86. Ему надо не промахнуться, нагнуть свою голову на этом месте, вкусить губами рослую травку, потом пожевать, и со слюной проглотить. Местность не дюже была такая в зеленой траве, чтобы каждой отдельной скотине поесть в день пуд сена. Мы этого не смогли выдать. А про самих себя молчали. Завтрак завтраком, а обед обедом. Если он только был, его мы создавали. Хоть и тяжело, но жить, мы жили. Последняя в январе суббота холодная с ветром 25 января.

    Были организованы космонавтам подарки. За их то, что они сделали, их всеми силами благодарят. И песни им поют, и стихи читают. За их сделанное в космосе посвящал «Огонек» в Москве. Люди даже просили, чтобы с их коллектива сделались космонавты, и хотели, чтобы они были у них.       

    87. А о моем новшестве небывалом новом раз газета «Комсомолец» написала, и тут же против пошла. Какая с печати легла на мое тело критика. Печать хотела убить не живущего человека. В Москве общественность пригласила к себе из многих организаций, сделали фото. Хотели на мне в природе раскрыть по-ихнему тайну. И вот доктор медицинских наук психиатр Лунц задает вопрос: «Вот если ты умрешь, это, что имеешь, кому оставишь?» А я им стал рассказывать. У меня как такового никакой тайны нет, и не было. А если хотите, я его приглашаю, чтобы он попробовал то, что следовало в природе делать.

    88. А люди против этого взбунтовались, и хотели с дороги снять. Он уперся, как бык. Говорит нам всем. Какой же я делец буду, если я не докажу природе и людям таким, как они сейчас есть, за какие-то богатства, за землю одну для всех. Она наш есть источник, мы от нее получаем плоды через свой на ней труд. Так она нам не дает сама без всякого ухаживания. Она всегда нас с вами заставляет, чтобы мы о ней не бросали думать. А потом мы готовились, чтобы у нас было то и другое. А когда надо, самое главное, это закладывать зернышко, надо будет его во влагу посадить. Надо будет грядку хорошую сделать. Словом, сидеть не приходится. И это надо, обязательно надо. За что между людьми происходит война, убивают за это.     

    89. Вот нам есть самое последнее в этом месяце первом 26 января 1969 года. Он хочет сказать о праве всякого человека, кто сам захотел зависимым от природы, сделался в жизни хорошим богатым человеком, кто положил все свои силы, всю свою возможность представил. В своей местности обогнал всех. Он же жил, ему никто не мешал. Да и бедному страдальцу тоже природа помогала гнаться вслед за богатым. А вот между ними родился вор, нехороший человек. Пока он поймался, его обличили люди, законом наказали. Он свое отбыл, пришел на место свое. Да и хулиган большой, задирался между людьми, драться он любил. И также убийца между нами жил. Он тоже человек, убил человека, никто ему не возразил.

    90. А вот Бог – это такая хорошая в жизни кличка. Таков в природе путь. Богом можно сделаться любому человеку в любом месте, только надо не по людскому жить. Не надо торговать товарами, не надо наживаться за счет природы. Надо делать то, что будет полезно людям. Эта дорога и сейчас лежит. Только ею никто не хочет идти. Дюже холодно и плохо оставаться без красоты, без всякой одежды нехорошо смотреть на живое тело. Да и кто согласится быть от всех ниже, и вежливость иметь. Сознание такое есть у этого человека, кто изъявил свое желание пойти по дороге Бога. Надо научиться, чтобы это все получить, мировоззренческое значение через мать природу, через его к ней любовь. Никто этого права не отберет у этого человека не быть таким, как есть он перед нами.

    91. Природа научила, как будет надо перед нуждающимся, больным, бедным человеком быть помощником, от этого уйти. Бог со всеми может жить и дружить в его помощи. Никому он не сказал, чтобы ему быть против. Торговец без Бога не продаст аршин мануфактуры. Вор тоже просит и умоляет его, чтобы не попасться. Нет человека, чтобы стихию не встречал, тяжелую сторону. Бог ни от кого не отвернулся. Как жил он со всеми, так он живет. А мы ему не желаем подражать.

    27 января день понедельник, погода приятная. Я в снегу покатался, очень хорошо было. После разрухи восстанавливалось сельское хозяйство. Сначала показали эту женщину, она большую роль сыграла в этом деле. У нее было двое детей, им приходилось искать жилую площадь. 

    92. И так они пошли на сцене. Она видела, как танки наступали, как война была. А потом она сделалась в этом деловая. Дети выучились и пошли нам работу. Словом, она играла артисткой. Про нее говорил, как награжденную женщину. У нее на груди висела золотая звездочка. Потом взялись за трудное счастье, которое давалось на уроке. Добились танцев, песен. И офицеры учили молодежь воевать, и также стрелять с оружия всякого рода. В этом рассказывали, а потом выступил хор Пятницкого. Одна мать своей дочери 11 лет ходит в 5 класс, но не по материнскому ведет свой поступок, и не так учится. Да и при матери не так, как хотелось матери. Она пишет редакции, хочет им пожаловаться. Что только она по-своему ни предпринимала, но найти дорогу, она не нашла.

    93. Для этого нашлась одна помощница учительница. Она стала защищать дочь. А мать обвинила за то, что она ее привязала за волосы к стулу. Людям, которые хотят эту мать обвинять, надо умело просить ее, умолять, чтобы мать дочь просила, но не заставляла, и не требовала от дитя. Мы, все матери, такие. Раз родили, значит, мое г… Оно должно делать то, что я его заставлю. Оно должно меня, как мать, слушаться. А раз оно будет слушаться в этом, значит, похвала. За что? За твою требовательность. Его из самого рождения стали заставлять. Надо надевать рубашку. Одеваешься – не разговаривай. Давай ручки, буду надевать эту рубашку. Пользы от этого дитю никакой, кроме как надо ее носить до тех пор, пока она разорвется, попреет на нашем теле. Мы эту привычку ввели сами.

    94. Оно не требовало кушать. Ей было не до этого. А раз дитя грудь стало сосать, молоко, то надо приготовиться, чем найдется накормить. В природе много такого, чтобы готовить, с чего-то сделать пищу. Она сделана химическим путем, надо кушать. Да еще не матери с отцом, а природное. А дитя первое новорожденное общее не заставлять и не просить. А общими умами сохранять в этом младенца. Мы его не принимаем, чтобы он жил за счет природы, был зависимый. Это у нас новый человек добьется одного права, он сделается в этом деле независимым. А независимость выработает у себя бессмертие. Это мы такое должны силами сделать. Пусть он будет таким, как это будет для нас надо. Таким человеком, как он сейчас у нас есть. Ему жизни в природе нет через борьбу и войну с природой.

    95. Также он не получает через это благо. У нас есть для этого пути человек, его родила для этого дела природа. Он с нею близко живет, на расстоянии в пользу свою говорит. Как человеку хочется добиться сил и воли для того, чтобы жить. А жизнь будет человеку не в доме на постели, за столом в теплом. А в природе. Возле моря на камушках в воздухе и на воде три будет момента, которые не будут утомлять, а пробуждать крепко тело. А вот эти люди не хотят, чтобы такой человек между ними процветал. Он помощник и сохранитель своего здоровья. Оно у него было, есть, и будет оно при нем. А раз оно есть при нем, то почему другому человеку не передать. У него есть свои силы и воля, чем человек сможет свои силы в этом деле поправить.      

    96. 28 января. Этого же года он не будет уже в этом месяце, мы его будем ждать в феврале. А сейчас этот день мне раскрыл в белом лежащем снегу большие качества. Ими только пользоваться людям нуждающимся, мы этому не верим. А снег укрыл всю нашу землю. Какая в этом есть для человека такая благодать. По этому снежку, по таким условиям не один человек своей ногой ступает. По нему все животные ступают без всякой обуви. И современная машина крутит свои колеса. Гусеничный трактор, он своей силой давит. А поезда товарные и пассажирские мчатся по этому снегу. Самолеты тоже садятся на него и вертолеты. А человек от основного ушел. Это лежит на горах его любимый друг по жизни.

    97. Как же ты не будешь радоваться им. Тебе природа отдала все плоды. Этот беленький снежок, он окружает маленькую и большую местность. Она его на свое природное время, как близкой сестрой, приняла вместе немало. Днем встретила и проводила. Снег ни на кого никакой обиды не клал. А что он не один год и к нам приходит одинаково, но не теплым, а холодным. Для него люди летом готовились, думали, знали, что им зима в этом не помощница, и не какая-то дарительница в природе. На ее все люди трудятся, чтобы она им дорогу дала проехать по земле. Был бедный, не имеющий сил, он из села никуда не выходил. Его дорога в хорошее это время. А богач, имеющий в этом силы свои, он охотился, шел в лес на зверя с оружием в руках. Ему надо до зимы.

    98. У него такое сильное оружие, такой путь в жизни. Он большую площадь заставил служить доходом. Он в этом силы большие закладывает, волю у себя имеет. Он когда от земли берет урожай, он делается еще больше скупой. А за все свои намерения в хозяйстве делает, и старается лучше от всех какую-то вещь сделать. Мы такие люди все. Есть во дворе какая-либо скотина, она сюда недаром пробралась. Она хочет, чтобы у этого хозяина было много. Ему хотелось, чтобы у него и снасть была такая, которой у других не было. Он это все делает. Пошло это все с десятины, с шила, с хомута и ярма. Мы думаем, что этот человек, он даром сюда в эту атмосферу этой местности. Такой мужик был по этой части, его природа сюда через его способность посадила. Он между людьми в этом вырос.

    99. Это местность, на которой не жил человек. А его она посадила, и дала ему свой талант. Если бы не это место, и не этот материк, на этом месте не было ничего. А раз ум зародился, то и дело произошло, не одно, а много. Хутор – с одной хаты, а когда их десяток или два, то образовалось село. А в селе надо будет какая-либо другому хозяину помощь. Я, говорит, научился ковалем быть, моя в этом вся святая профессия. А взял все со своих предков. У моего дедушки были волы, да была одна лошадка. Земля своя была. Но чтобы он ее сеял, этого он не хотел перед другими унижаться. Шел он к пану, а у него земля на этот счет лежала, он ее хорошим хлеборобам отдавал. Ему хотелось, чтобы этот хлебороб без скупщины не оставался. Земля так не раздавалась. А вот она давала прибыль.             

    100. А за эту прибыль пан рос, и себя хлебороб поднимал. Это делалось всеми. А теперь в данное время лишь бы одни сделали, а другие подхватят. Но чтобы была с этого дела какая-либо польза. Она есть на языке, она и на ногах, песни поют да танцуют. Это не жизни продолжение за счет этого всего искусства жить. Мы работаем физически, мы умственно думаем. У нас есть для этого недра, у нас заводы, наше сельское хозяйство. И наша шахта всякого рода делается по одному примеру. Поэтому мы очень много делаем, мы всему хозяева. А раз я хозяин земли, или шахты, или завода. А хоть железнодорожного транспорта, или водного, или воздушного флота. Мы от старого неимущего уходим, а за новое мы держимся. У нас все есть специальности. Люди слесаря, электромонтеры. Словом, все зачинщики хорошего.

    101. 29 января среда последняя, уже пятая  она по счету, хотела сказать ученым. Ведь то, что наш этот автор пишет, его одна правда. Он такой рожденный, никому плохого не делает, не говорит на человека склоки никакой, кроме хорошей стороны. Я, говорит он, это человек не наш, он новый за свою идею. Не хочет с нами так весело дружить. Он ничего не говорит про все такое, нами всеми сделанное. Я, говорит он, попробую, так поживу. Если в этом не найдется ничего такого, я так же, как и все, умру. Меня не станет, как и всех не стало. И то я прожил не так, как все жили 35 лет. За это время не один раз можно так умереть. А я не по такому живу. Встречаюсь с людьми всеми моим таким.

    102. А в среде сложилось доверие к этому народу за его хвалу. Только что сделали одно, то же самое взялись  делать. Он считает, другое идет в жизни, другой год, а работа та же самая. А вот это не начинается и не кончается. А как только вздумал, начал, это делал, в деле не в физическом труде, а в естественном порядке. Надо легко жить, и надо будет в этом польза. Почему не взяться за это дело нам всем. Мы же такие люди, перед нами лежит другое, совсем не такое было, которому ежедневно в этом кланялись, просили Бога. Это все на себе за счет моления сделали. А теперь приходится согласиться, за счет своих собственных жить.

    103. Это не все такое есть перед нами такими, кто в природе сохранится. У ней так делать, как не делалось никогда. А сейчас это дело в моде, да еще в какой. Люди этого не думали, они не пробовали, чтобы у них это получалось. Они от этого бежали как никогда, не хотели совсем воспринять. Это недопустимо так оставаться, как остался я один при этой погоде. Она им на арене такой себя показала. Если это было солнце, да такая тихая и приятная как никогда погода. В ком была возможность к ней такой подходить. Может быть, из нас кто-либо и решится такое терпение на себя взять. Я, говорит среда. Сама не разберется как никогда в этом деле.

    104. Я хочу, чтобы сам инициатор рассказал об этом. Это история, которую мы с вами начали делать. Мы начали с ягодки одной или яблока. Словом, одно зернышко, которое собрало в жизни очень много зерен. Это зерно может перевозиться с места одного в другое. Это зерно, в котором заложены качества, а они хранятся умело. Мы с  этого хлеба печем разные крендели с бубликами. А люди по копеечке сносят в кучу эти деньги, за которые делались всякого рода строения. Это зерно от земли произошло, и человека выкормило. Оно этого хотело, чтобы мы с вами такие люди, как оно нас создало. Это могучее и хорошее дело. Если мы взялись за это дело и довели из-за этого большую силу. У нас для этого есть в закромах, этого зерна у нас много к этому делу.

    105. Мы с этим зерном все делаем. Это будет нам очень плохо тогда, когда я за это возьмусь по-настоящему, как это гласит моя идея. Говорит человек, которому не по душе это дело. Он говорит: надо это все обществу прекратить. Но в этом обществе есть две половинки. Одна за то, чтобы не допустить. И одна, есть большинство, разрешается, за это, чтобы было. Пусть он как знает, так сам собою делает. Это его в этом есть. Пока я ничего не вижу и не слышу, но должно открыться мое всем. Это надо будет делать.

    30 января, четверг, пятый в этом году. Он об этом ничего хорошего не говорит. Если этому только быть в наших людях, никакая особенность эту историю не повернет назад. Это человек делает природную.

    106. Этого человека надо обязательно родить вновь, это не быть никому, только делается одним им. Это делается для того, чтобы было по-новому, по другому такому пути, по которому наши люди не старались этим делом заниматься. И сделать то, что не делал наш человек. Мы не знаем про его такое мнение. Он ради этого только делает. Он ходит в природе так, как не ходил ни один человек ради этого, чтобы признали его из-за обиженного. Не надо, чтобы он между нами находился. А когда он между нами исчезнет, не будет прогрессировать, мы с вами не будем подвергаться никаким особенностям.

    107. Вот чего мы в природе общими силами отнимем, здоровье. А когда человек на себя не надевает ничего в течение одного года, он же не побоится оставить сам себя таким, как он был. Мы, все ученые, его считали, что он ненормальный. Он от этого не отказывался. Пусть по-вашему, это теперь умерло. А сейчас природа переселилась, она ему служит благом. Так давайте мы возьмемся за это дело все.

    Я пятница, выпало на мою долю это 31 число, я закончила этот январь, свою зимнюю работу. А наши все люди даром это время не оставляли, они готовились на 1969 год снасть. Их земля к себе очень крепко ждала февраль. Один проводим, а люди примутся за свою сельскую работу.

    108. Будут массу зернышек тянуть к себе. Агроном местность свою не забывает, что он должен посеять, чтобы не прогадать. Год один день кормит. Пшеница вперед садится, а за нею ячмень, овес и кукуруза, да подсолнух. Все это надо знать человеку, особенно тому, кто хочет жить. Он больше всего думает, делает то, что будет надо. Январь сгорел. Мы прожили да прождали, как какую-то особенность. Думали мы про него, он нас закидает снегом, или окружит холодом. Мороз, чего мы боялись. А он у нас злым не проходил. У него к нам душа отзывчивая оказалась. Он говорит нам, людям. Не обижайтесь на мою долю такую.

    109. Если я этого не сделаю, меня мои все дни забьют, и скажут: какие мы дни зимние. Пятница последняя наша в январе жительница, она принимала на землю чистый пушистый белый снежок. Надо людям радоваться этой погодой. Куда зря люди не спешат. Если поехать в город, на это есть машина. Она по дороге долго не ходит. Это не прошлое, а данное. Все делается чистым красным зерном. Его держат в таком помещении, где ему возможность себя сохранить. Мы считаем, гибель этого зерна при холоде, да при такой зимней холодной погоде. Она нашего человека заставляла с хорошим таким красным зерном. Его надо будет хранить.

    110. Хозяин добрый всегда об этом думает, но никогда про эту землю. Она лежит мертва, но естественная энергичная. К ней надо будет прибыть на какой-либо силе. Земля ничего не дает, кроме бурьяна, или чего-либо такого.

    31 января выехал в город Шахты, где взял в брони на мягкий вагон билет до Москвы на «Тихий Дон». Ехал быстро Глубокую, встретило Милерово, да Воронеж, Рязань. Встречали люди, и много. А ночевали у Фроси до обеда, потом разговорились, и стали разъезжаться, кто куда. Мы поехали к Тамаре, а в понедельник мы поехали в государственную торговлю, там продемонстрировали. После в РСФСР, где договорились мне дать машину бесплатно.

    111. А потом побыл до 6 февраля, выехал в 10 часов 55 минут, ехал № 100 поездом. Приехал 7 февраля, а 8 февраля стал писать про положение свое, какое оно должно быть. 9 февраля был праздник воскресенье. Я крепко температурил, ночью под 10 февраля стало хорошо. Я стал писать об этом. Все это делалось через ногу. Я чувствую по-старому. Сидел я на стуле одном, а на другом лежала больная нога. Я вспомнил про природу, про воздух, про воду, про землю. В чем человек изыскал все свои имеющиеся богатства, но не нашел своего одного. Это такое здоровье, которое людям всем требуется. Мы такие есть люди, взялись за одно дело. И мы получили то, от чего не получилось одно, чтобы было хорошее.

    112. Мы сегодня нашли одно хорошее. А потом нашли лучше от этого хорошего, и им стали пользоваться, все время о нем болеем. Нет на столе, нет на тебе, и нет жилого дома – уже есть большая болезнь, которую трудно будет излечить. Это все в жизни найдено. Мы по природе лазим, в ней крепко тяжело приобретаем. Нашли одну вещь не плохую, а хорошую. Мы ищем еще от этого лучше, красивее и удобнее. Все делается людьми не в одно время, и по красоте лучше и лучше. Посадил дерево плодородное, какое оно это одно между нами всеми. Оно к себе тянет другое, и качественное. Много этого добра посажено. Мы привыкли без этого жить.        

    113. Мы сделали руками сапоги из чистой выделанной кожи. И также сделали на голову шапку не одну, а картуз, или шляпу. А чтобы досыта наесться, не один хлеб на стол кладется, и не одна ложка с чашкой. А в чашку насыпан борщ, или суп, да и второе что-либо есть мясное. Есть каша какая-либо, есть компот, или чай. А готовится огнем, да еще каким огнем, с водою, да еще какою.  А дом надо будет построить, да еще какой дом. Можно из камня, можно из самана, и можно из кирпича, и можно из дерева. А крыша какая сначала была. Надо будет для этого дела землю пахать. Чем зря ее не вспашешь, и не повезешь плуг. А пахать требуется от хозяина. Он этим живет, и развивает себя в этом.        

    114. Семья сильная все это делать. Один умеет пахать под зиму. Другой об этом думает. Готовится встретиться с весной, с такими теплыми днями, с такой погодой, где только человек работает. А чтобы это посеянное росло и поднималось вверх, на этот счет ладит всему природа. Она своей влагой дает знать человеку хлеборобу, чтобы он не забывал про это время, и готовился он к нему. У человека одно – ждать хорошего урожая, да иметь на это свое здоровье, чтобы эту силу с земли снять, и в дело ее привести. Косою ручною надо будет в рядки положить. А вслед это все повязать, да в кресты положить.

    115. А потом это все во двор перевезти, чтобы не сказали плохого.

    12 февраля, вторник. Не было между нами, людьми, тепло, а было холодно. Я, говорит вторник, за то холодный пришел на землю, всех самовольников и борцов в природе предупредить. Что больше такого хорошего в людях не будет через то, что Ленина сделали коммунистическим Богом. Он по всему свету заставил человека, чтобы человек человека за его добро снимал с жизненного пути. А как была разница между людьми в их такой материальности, так она и осталась меж нами. Природу не обхитришь. В ней надо будет поднимать все, и носить надо на ногах.    

    116. В природе старое не сменилось. Как были деньги такие в жизни между людьми заинтересованными, так они и остались. Без этих денег человек делается в жизни своей бедным. Ему скажи, что ты будешь жить хорошо из-за этого дела. Человек за деньги построил себе на земле жизнь. У человека разум делается из-за них. Это бывает один раз. Одежда куплена им за деньги, но она не обогревает нигде и никак. Эту одежду тяжело носить. А когда пищи наедаешься полно, дюже хорошо. А пища – это такая вещь, которая переваривается, как в котле. Одно новое и новое туда поступает. А его надо переварить, да сделать негодным.

   117. А все люди хотят, чтобы у них были всегда деньги. Все люди покупают хорошую по фасону одежду. Все люди хотят, чтобы у них таких была на столе вкусная и жирная пища. Она так в природе, чтобы как зря, не дается. Это хорошо, что у нас такая пригодная пища, да и вода к хлебу. А техника – это не человек, не руки живые, не приласкают. И не скажут про что там зря. А всякий приварок делается, он с мясом варится. Разве это хорошо, перед нами течет кровь. Разве плохо человеку от мяса. Он только кушает, он только наслаждается в другой, в третий раз в день. До самого отвала ест. А ночь всю спит, да продумывает про завтра.

    118. Каким он выйдет к людям, в какой одежде, и какой на нем будет фасон. Это не у нашего человека такая создана мысль. Все люди любят красоту, и запах хороший… да и хотят в теплом находиться. Не одно это перед человеком лежит. Разве мало глаз видит по природе. Он по земле смотрит, ему надо на этот год хорошо поработать, ему в этом году надо прибыль взять. Она им берется с природы для того, чтобы было не мало, а много. Не плохое, а хорошее. Если начинают по-своему и по-новому жить, у человека ведет вперед мысль. Раньше по-старому жили, и мы делали то, что нам индивидуально.

    119. Как хотелось в своем дворе маленького живого в прибыли, особенно из животного без языка. Мы его рождаем для жизни для того, чтобы с него взять много мяса и кожи. На это мы живем. И хотим, чтобы у нас рождалась не дочь, а родился сын. С родительскими желаниями мы это думали, у нас это и получается. Одни мы по будням не носим сапоги. А для праздника мы имеем совсем иные, чтобы ими хвалиться, чтобы не сказали тебе, что ты не умеешь жить. У тебя не один есть сын, которого ты любишь. И хочешь его по отцовскому одеть, и сапоги на него на ноги одеть не плохие, а хорошие. А шапку одну из всех, а пальто с брюками. Все это надо, и крепко надо не один этот год.

    120. А на другой год уже немалые думки,  за прибыль беремся, все свои силы кладем их прибавить. Мы этот источник берем с земли. Да еще думаем, на какой. То ли она песчаная, то ли она черноземная. А работать было нужно, да не малой силой, или плохой упряжью. Все это делалось любителем, кто знал сам себя, и знал окружение, всю причитающую землю. А и к ней природу, которая давала новое небывалое. Мы с первого дня увидели на земле небо, и неизменяемую зелень на дереве, расцвел цветок. А мы в этом ждали, один день проходит хороший, другой день наступает, и плоды прибавляются. Делается на земле урожай. Это было перед всеми, так оно и осталось сейчас. Кто близко к этому, он живет хорошо.

    121. И сын, и отец, вся семья лезет вверх для того, чтобы заиметь. И сверху мог вниз приглядеться. Кто-то, может, увидит какой-то клад, неисчерпаемое богатство.

    Среда вторая в феврале, она говорит. Я прихожу к людям недаром со своими такими силами. У меня они направлены за их обходительность, им на их проступок нанести ущерб. Я вечно им мешала в воде, когда они открывали свою дорогу для какой-либо торговли. У меня, как не у человека, все есть. Я есть природа, да еще какая, всегда нахожусь посредине всех моих братьев и сестер.                

    122. Особенно я всегда отрываюсь от вторника, а прибегаю я так же, как и всегда делалось в жизни нашей. Мы один без другого никогда на землю не приходили. Это всей природы материк, на него посадили человека не для жизни своей, а для смерти. Он окружался все время богатством. Ишь, какие колхозники оказались предо мною. Мне пришлось этот год начинать, я теперь всем госпожа. Что захочу, то и сделаю за их такой пример. От меня, как земли, ежегодно требовать большого урожая. Я на это не молчу. Мы, все до одного дня, молчали. Мы для этого их тянули, вовлекали. Думали, что они опомнятся, откажутся.

    123. У нас природная сила. Мы всему этому начинщики. Жалели все время вас. Послали человека нового, чтобы люди с его поступком согласились. А он один из всех пришел таким за наше, сделанное нами. Мы в шоры взяли это природное дело, хотим до самого конца довести. А Иванов нас за это все называет бедными людьми. Мы же не знаем, что будет с нами завтра. А мы как приходили, такими и уходили. Нас природа не умертвляет, дает нашему месту почет. Как мы были раньше не такими, как сейчас. У нас такая система проходит между людьми. А сейчас мы пришли навстречу этому человеку, кто за нами стал заступаться.

    124. Мы все время с вооруженным человеком встречались. Мы того духа не получали, и той жизни не слышали. А вот мы с людьми прожили. Пошел 1969 год. Только, я разумела, напрасно я приходила сюда, вот на это прекрасное место. Я вместе с солнышком это время проводила. А человека заставляла, чтобы он делал то, что делают все. Я этого отказа не видела до сегодня. А середа на этот счет на всю свою работу.

    Я прямо скажу теперь людям. Такого в жизни не будет. Природа сделается в жизни не такая, как она до этого была. Или она будет такой сильной.

    125. Люди лишь бы что-либо надумали, им это дастся и крепко. Она не забывала про свое. Это будет. Холод, как он есть, все это приостановится, не будет. Спрашивает у человека преступника, вора: кто тебя, такого мальчика, научил воровать? Ты же не рождался таким. И мать твоя, отец твой в жизни своей не хотел, чтобы ты между такими людьми оказался. У тебя к этому профессиональная ловкость. Молчит, не говорит, признает себя в этом виновным. Я бы вам сказал, как людям доброй ко мне души, я бы никогда не согласился вором быть. Но беда для меня и для вас одна – чужие деньги или вещи заставили.

    126. Как же так, у него спрашивают, почему чужие? Да потому, у меня их нет. Вор для меня не сделается, и нет, за что его искать.

    13 февраля 1969 года, четверг. На мою долю выпал буран. Я его очень радостно с сугробами ожидал. Все это делалось зимой, самые лютые для людей дни, которыми Иванов интересовался. У них, как природы, спрашивал: для чего это все ветром делалось? Мне четверг, как день вновь пришедший, говорит. Это касается наших людей, чтобы они знали великую мать природу, ее такие вот дни. Да такую погоду, которая может у себя на это делать. Что сделала по нашей земле природа? Она всю землю верхний покрой взяла, и людям за их хорошее в глаза швыряла.   

    127. У нее силы такие родились, весь посев озимых убрала. Это заработали сами люди. У них хвала развивалась, их танцы, их песни. Их на них плохое воровство, хулиганство, убийство. Это не жизнь, а разорение всех наших людей в природе. Через новое введение в люди на себя взяли, стали по-своему делать. Бога как такового с дороги прогнали, свое искусство ввели. Тысячелетие жило и развивалось. А сейчас Бог не побоялся никакой преграды. На землю пришел человек с душой и с сердцем к обиженному, самому больному, забытому всеми людьми человеку. 

    128. Кто мучится в этом деле, лежит в больнице, сидит в тюрьме. Никто о них не беспокоится, нет в этом всем болельщика. Все на этой службе находятся, болеют о своих средствах. Четверг говорит. Не было такого гения или человека, кто про это самое сам пишет. Я из-за этого самого, что я люблю природу, хочу истину сохранить, чтобы на земле сделались люди одни из всех. Они согласились с душой и сердцем, не стали уходить от обиженного, больного человека, забытого всеми. Разве можно человека класть на койку, в больницу человека. А завтра ты заболеешь, или ты потеряешь свое здоровье на чем-либо, куда тебя определят. Это твои будут заслуги.

    129. И в больницу положат, и в тюрьму засадят, лишь бы ты забунтовал, то есть сам себя представил не так, как другие. Люди чужие недолюбливают других самовольников, воров, или хулиганов, или убийц. А кому хочется ухаживать за любым больным человеком. Добрые люди не хотят человека, чтобы он всегда был вор, и отвечал за свое перед народом. Кто согласится быть всегда хулиганом, или быть человеком убийцей. В природе может любой человек на эту дорогу попасть, и там все сделать, что будет непригодно человеку тому, кто от него пострадает. Такого в жизни не было, чтобы хорошее сделать человеку.  

    130. 14 февраля. Это наша пятница, которая хочет нам сказать о пришедшем в природе времени, по старому стилю один месяц до весны. Она нас к себе со своими днями тянет. Хочет земля, чтобы за нею люди поухаживали. Людям требуется урожай не плохой, а хороший. Тогда нас природа не забывает, когда мы сами себя подготовим со всеми видами, со снастью, с семенами, с людьми. Мы не смотрим, у нас наши глаза режут, прямо в ветер для того, чтобы рассекать атмосферу. И быть в этом деле знатными. Что где и как будет надо в такт посадить зернышка, чтобы на это влага не забыла про нас таких.

    131. У нас работает мысль не про одно дело в труде. Человек не забывает про природу, про такой день, в котором счастье рождается на природный дождь. Я, как пятница, этому месту в году хозяйка. Хоть один день на мое такое зимнее право. Оставляю себя на веки веков таким, как я пришла сегодня. Это мое несокрушимое счастье в белом снегу лежать. Всех наших людей эта атмосфера тревожит. Человек не находит нужным ступать от своего села в степь. Он считает, это все не летом. А зимою можно такому человеку устать и заснуть на веки веков.

    132. А умирать никому не хочется. Мы, все люди, для этого за землей ухаживаем, чтобы на ней пожить да поработать. Много прибыли взять, и за это все свое личное здоровье потерять. Мы больше ничего не получили, кроме одного – пожили и умерли. Это нас заставило условие. Мы такие есть люди, не хотим искать то, что будет надо. Мы ежегодно делаем то, что нам в этом вредно. Мы на земле работаем, грядку с нее делаем, чтобы она у себя влагу держала, и делала всходы. А мы на них смотрели, и готовили себя всю большую прибыль встречать. И готовились это созревшее убирать, молотить, делать на чистое зерно.

    133. Мы в этом периоде в этой работе. Много работаем, да очень крепко думаем. Моя проходит жизнь, везде и всюду без моего участия ничего не делается, начинается и кончается. Обедать садятся все, обедают долго. А вот чтобы не есть, за это я не отвечаю. Говорю всем людям. Очень тяжело в сельском хозяйстве человеку жить в природе, да об этом всем приходится думать. Мы сегодня начали, а кончать, сами об этом не знаем. Об этом думаем, а вот делаем хорошо. Наше такое вот дело большое лето длится. А чтобы нам хватило времени на это, мы с вами чего-то в жизни не сделали. Хоть, может, маленькое дело, но недоделали.      

    134. Осталось до весны, а весною это не осенью.

    15 февраля. Я суббота такая, я сделалась, как воскресение. Меня люди сделали праздником. Я такая, как и всегда бываю. Плаваю на море вместе с моряками, с рыбаками. Рыбу ловлю, то есть помогаю людям своим покоем, чтобы было хорошо. А природа посылает мне свои силы, я их встречаю одинаково. Меня природа  очень крепко любит за мою скромность. Какая бы погода ни начиналась между нами, я как таковая с природой близкие друзья хорошего мнения. Сколько бы она ни бушевала в своей жизни, а отдыхать приходится природе. Тоже такой друг для самого себя, это такое проходящее естественное живое время. Я, говорит суббота, со всеми, даже могу водиться с петухом.

    135. У меня все есть силы. Какие бы они ни были предо мною, я их никогда так просто не меняю. А вот человек без всего боится оставаться. Ему надо пища, ему надо стол в доме. Ему надо пальто теплое и не плохое. Где его прикажете взять? Или на поле на материке, или на воде, или в воздухе. Я сама без всех живу. Хочу сказать. Мастерица в этом деле, без меня и шага нет. Я такая  суббота есть. Лишь бы захотел человек, обязательно меня дождется, и со мною вместе он может все сделать. Зависит от него, от такого молодца. Он не смотрит ни на какие особенности. А берет и вооружается против меня и природы. Она же хранительница и покровительница всему.   

    136. Вот какой человек в жизни своей, не считается ни с какими благами. Ему надо меня встречать с духом. А он оделся, наелся, и лег в доме спать. Это не мое субботнее пришло время, настал кипучий мой час. Я такая, как и была до этого всегда. Кругом меня лежит белый несмолкаемый в ноге снег, не теплая струя, а мороз на дворе отдувает. Люди такое время не хотят. У них одно намерение, чтобы было хорошо. А хорошее людям дают деньги. А деньги приобретают разно, кто как. А бывает, человеку попадает счастье, вроде какого-то клада. Шел кто-либо, их потерял. А я шел по дороге, а они, как чужое потерянное. Особенно люди наши, которым пришлось потерять.

    137. Я 16 февраля в воскресенье встал рано. Уже стал мыслить про природу. Про самого обиженного, заключенного человека, про кого, как про хорошего, никто не думает. Все близкие к нему жили, они живут сейчас. Им, как подчиненным, распоряжается. Это заключенный, больной между нами, такими людьми. Кто этому человеку своими средствами, своим богатством помог сделаться преступником? Он без людей не смог сделаться. Люди его своим законом посадили. А вот ему помочь оттуда выбраться, и создать условие, чтобы он туда не попадал. В этом ни одного человека не рождалось, чтобы этому горю помочь.

    138. У нас наука юстиция в людях распространяется. Люди, по развитому закону, не прощают, а наказывают, чтобы человек сидел и думал там об этом освобождении. У человека одно – на какого-то бога надеяться. Это человек ждал, и уже он забыл про этого бога, кто придет со своими силами, их всех освободит. Если мы это в жизни сделаем сами, то нас за это дело и природа вознаградит. Это магнит, который тянет к себе бедных людей, свой поток изменит. Больше его в людях не будет. Проявятся люди. Людям за их сделанное в войне прощают. Мирятся, и как дружно начинают жить между собою за их одно хорошее дело.    

    139. Такого зла и смятения, как на сегодня между заключенным и содержателем его в тюрьме. Мы с вами должны этому преступнику совсем простить, и с ним заключить дружественный договор о ненападении. Люди заключенные прослушают между собою договоренность за это все, что люди на себя берут одну для всех обязанность уровнять людей с душой и сердцем. Все как один человек, малый и старый, будет получать одну выдуманную человеком зарплату 33 рубля в месяц без всякой обиды. Будем работать с помощью машины, и будем одинаково равно жить. На это учтем. Профессиональность всякая учитывается. Все мы должны минимумом обеспечиваться.

    140. Не будет в людях плохого, все люди будут делать хорошее. Если мы с вами этого не сделаем, то нас природа будет обижать всеми силами своими. У нас с вами перевешена вся обиженная сторона на своем уровне, рождается неприятность. Если мы этого уровня добьемся, то у нас люди все поделаются в природе победителями. Вот что нам сегодня воскресенье ввел. Он хочет, чтобы это дело было между нами такими, как оно и есть, и будет. Болеть люди не станут. А учение Иванова нас всех ведет к одному. Это надо нашей молодежи за это дело крепко взяться. И быть такими, как оно есть сейчас. Все его пять пунктов выполнять, с душой и сердцем выполнять.   

    141. Вот чего хотела видеть природа. Она не хочет старого исторического. Понедельник, 17 февраля. В неделе самый первый день, которому приходилось кланяться своей головушкой, и про это не забыть, что в нем делали. Особенно днем по всей нашей площади земли. Это была свобода одному нашему лютому зверю, свободу видеть в жизни в природе. Он кровожадный, он голодный, охотится на птиц, на бессильных животных. Ему приходится пробираться на запах в селение, там где живут. Люди сами себя спасают там, где сами себя научили от природы защищаться. Они крепко там против природы вооружились, и не бросают.

    142. Одно лезут со своим умением вверх. Перед ними лежит земля с водой, а воздух окружает. Мы без этого на земле не люди есть. Нас без этого оружия природа закидает, не даст человеку жить. Раньше, говорит понедельник, мне, такому дню, был большой в природе для жизни запах. А сейчас на землю ставятся дома не одноэтажные, а высокие, много этажей. А что, если бы они были деревянные. Их кладут с кирпича, и ставят на железобетоне. Туда проводят газ, а в каждой квартире есть большое удобство. Кухня, каждый имеет огонь, и у каждого есть туалет, ванна, и столовая, прихожая. Словом, очень хорошо. Магазин продовольственный внизу под домом.

    143. А в доме лифт, кнопка. Лучше не может быть. В природе встаешь по времени, ложишься по времени. Встают – думка одна, больше всего про работу, про то производство, где человек свои часы проводит при деле. Он там это дело делает, у него можно будет взять гвоздь с молотком, и прибить доску. Или можно из камня класть стену, которая этому хозяйству будет надо. Да и вообще человеку найдется любая в деле работа. Зря человеку деньги не будут оплачиваться. Это хорошо, что я работаю в шахте, да, может быть, бригадиром. Деньги немалые получаю. А тут такая семья есть, она умеет экономить, умеет сохранять деньги, а за деньги  делается все.       

    144. А когда люди у себя имеют деньги, они на это имеют жизненный план в природе. Он, как хозяин хороший, хочет в своем этом доме как никогда такие условия, на которые надеяться, как на какую-то особенность. Мы с деньгами все имеем, у нас даже время даром не проходит. Пришел день, скажем, он зимнего характера. Мы в нем должны сделать, готовиться к бою. У нас в степи стихия, она выдула озимый хлеб, а его надо пересеять чем-либо, кроме кукурузы. А ее надо заготовить, чтобы она была пригодная к посеву. Мы должны это делать обязательно, в природе не спать.  

    145. Раз интерес в жизни есть, надо будет приобретать. Я задумал поехать из деревни в город. Знаю хорошо, что там жизнь проходит не такая, как у нас в деревне. Здесь расположена от края до края природа. Есть, на что свой глаз распростереть. Равнина, пространство лежит бесконечное. И также маленькие ручейки проталкивают себя серебристым блеском. Особенно в лесу, да на какой-либо лощине. Особенно при ночном лунном свете, когда погода проходит без всякого ветра. Можно человеку позавидовать. А что в этом городе есть? Все люди не такие, как есть собственники своего добра. Есть картошка лишняя, ее надо обязательно на базар в город.

    146. Люди далекие от этого. Вся надежда на карман, на умение купить, продать. А вещь, которой нуждаются, делается руками, она и приобретается руками через деньги. Разве человек будет нуждаться тем, чего не требуется. Мы с вами в природе через огонь делаем оружие любое. Без воды с воздухом не обходимся. Делали какую-либо тряпку или материал. Сучили, навивали, обливали и толкли – у нас получался холст. Мы его кроили, и с него брюки, рубаха получалась. Вот нам действия наши есть трудовые. Лемех для плуга покупали у кустаря, он его с железа делал. И заноза из ярма тоже деревянная не вынашивалась. Налыгач требовался кожаный с бляхами намазанный.

    147. Мы такие есть люди, да еще в такой местности, которая ждет не такое холодное время. И не хотели все наши люди, чтобы продолжались эти холода. Люди не живут так, как это будет надо. В природе есть одно то, что мы с вами видим.

    А буря грязная, в земле, не перестает, ревом несет, как какая-то волна морская. А люди такие, которым приходилось уходить от этого в свои хаты, в свое условие. Мы есть люди такие, которые боятся оставаться.

    18 февраля, это был вторник, тоже холодно было. А хотелось написать про то, что делалось в природе. Сделалась неприятность, которую люди собирались упразднить за счет кукурузы.

    148. Таких в природе действий не появлялось, как было в этом году. Мы встретили большой природный ураган. А по нему не каждый человек из хаты выскочит на двор, и давай спортом заниматься. У людей такая в жизни бывает привычка: укутывайся теплее, да не выглядывай из постели. Туда успеешь попасть. А природа есть природа, у нее ограды нет, у нее есть сила всевозможная, такая вещь. Если ты, человек, захотел этого сделать, добиться от природы блага, чтобы она тебя не беспокоила этим. А природа на этот год обрушилась, и взяла, циклоном набросилась на таких людей, которые стали по-своему жить.

    149. Не стали Богу совсем верить. Стали у себя развивать в природе свое человеческое воровство. Стали делать хулиганство, дошли до убийства человека человеком. А чтобы это повелел Бог, ни в одном слове это не сказал никому Бог. Он был всегда против этого всего. Всегда его, как человека, за нехорошее, сделанное в жизни, наказывал. Говорил ему. Что ты этакой сделал между нами такими, ты ухитрился. Ты сам это сделал. Тебе твое желание никто не ввел, чтобы ты этого не делал. Ты, этакий человек, избрал свою эту дорогу, и стал по ней сам ступать.

    150. Забыл про историю прошлую. Взялся за самоволие. Хозяин природы я, мол, человек, всему дело мыслитель. Ни за что не отвечать. Я на все это сам сделал оружие, и научился сам с него стрелять. Способствует этому делу враг, он раскрыл ворота. Я пошел прямо через них. Увидел зайца, давай в него с ружья стрелять. Бах по нему, да не попал. Стал сам нервничать, ближе к этому делу подходить, да строже смотреть. А зайчику ведь снег – это самое хорошее природное духовное счастье. Лежи, пока на тебя охотник наскочит, как какая-то неприятность. Человек тут уже не растерялся, зайца пришлось убить. Разделать его, как следует.               

    151. В природе одно не бывает, и не будет одно. А сейчас нам природа хочет сделать за наше все сделанное, мы этим окружили себя.

   19 февраля, среда. Она тянула зиму. Очень холодно было. Надо было признать природу. А в ней не один живет хозяин со своей силой и снастью. Во дворе привязана на цепи собака. А к ней пришла другая чужая совсем. Хочет, чтобы она уступила ему свое место. Она ему говорит. Если бы я была лошадка такая, как есть она. Лошадку даром в любом хозяйстве не кормят. Ее запрягают, кладут груз, и едут не близко, а далеко. А на мне хозяин отыгрывается этим, что я храню его во дворе.

    153. Или же бык в ярме не один есть. А их в плуг запрягают три пары волов, и весь день они эту землю пашут. Спешат вовремя ее положить под снег. А мы собаки, да еще они какие. Одна любит хозяина, не забывает про его богатство, а бережет, как око свое. А ты откуда взялась такая не домохозяйка? Тебя должно прогнал хозяин со двора. А ты видишь это место, им заинтересовалась, хочешь сделаться хорошей собакой. Иди, бездельница, не хочешь караулить своего хозяина. Он тоже таков, как ты есть. Нравится чужое место. Я не хозяйская дойная корова, которая кормит своих людей. Мы с тобою бездельники, хотя бы от нас с тобою мясо брали, как берут от овцы.

    154. Свинью кормят от пуза (брюха). А мы с тобою ждем одно время, и то не совсем хозяин сам нас кормит. Иди ты, не мешай, пока хозяин мой не увидел. Он на бездельников смотрит иначе. У него на первом месте стоит разукрашенная лошадка. Она его кормит, она его поит и одевает, он через нас живет. Для лошадки место такое сохраняется, упряжь имеется одна из всех. Она запрягается, на чем хозяин сам разъезжает, он этим любуется, говорит. Куда бы я ни поехал, меня люди глазами встречали и провожали. Говорили, как о неплохом хозяине, а всегда они мне завидовали. Я тихо никогда не ехал по дороге.

    155. Глаза у меня и у моих лошадей, словно звезды, горят. Видно по всему этому моемы выезду, я неплохо живу. У меня двор доказывает, дом стоит на углу. А какие мои хозяйские коровы, свинья заводская, овцы мировые. А сколько делаю я посева, тружусь сам. Всегда шапку ношу по-купечески. У меня линейка для выезда, я не трус в жизни. А вот когда у тебя не такое явление с твоим добром, тебе как таковому в жизни на это дело не повезет. Ты думаешь про одно, а у тебя проявится другое. Хочется, чтобы росла прибыль. А у тебя, как на какой-то грех, рвется нитка, делается в пальто дыра. Хочется, чтобы у тебя были племенные красавцы в жизни лошади. А они пошли под копыл.  

   156. То, бывало, едешь, а у тебя шапка на боку. Гор не было перед тобою, была одна равнина. Кнута не держал в руках, вожжи одни, только вихрем подхватывали. Я был в то время неузнаваемый. Меня считали доверчивым человеком. Дорогу знал. Куда, зачем, без промаха туда попадать. Никому раньше от меня в степь не выехать. А когда я из дома выезжаю на базар, мои жеребцы ржут во весь голос. Не успею вожжи взять в руки, как прощаемся с домом и двором. Мы на улице покатили во весь галоп. А теперь уже не то стало, что с тобою впереди было. На низ пошли со своим ростом. На все предметы не везло. Даже не та во дворе стала собака. И не было, на кого гавкать.     

    157. 20 февраля, день рождения. Ганна с рукой больной приехала. Четверг – это чистый день. Он от недуга вырвался, а произошел в здорового человека. А когда человек делается здоровым человеком, он и ко всему пригоден. Вся история считает его в природе нужным. Я, говорит человек, пока у меня не болит ничего, кроме одного организма. Он нуждается, ему надо сапоги, ежедневно их одевать, и весь день напролет на ногах ходить. И носит, как все, также на голове шапку, вроде какой-либо красоты. Она лежит плотно на волосах, преет день и ночь. Также и рубашка с штанами тельными тоже заслоняет живое тело своим мертвым материалом.

    158. А вдобавок еще вторые брюки, и рубашку надевают. Сверх этого надевается пальто или шуба. Делается вполне одетый в одежду человек. Если не будет иметь у себя энергичных сил, то эта одежда не будет на теле висеть. А когда человек энергичен, он не понесет на себе эту фасонную одежду. Она на нем мертва, готовит тело к тому, чтобы обессилить себя. В природе живет живое между живым в природе. Она сильная и доступная, когда вокруг тебя вьется жизнь, воздух, вода и земля. Они человека держат у себя живым человеком. Ему надо не одна шапка, не одни сапоги. И не одна его одежда, которую он носит, и нуждается этим делом.

    159. Если только этого не будет, он без этого делается без сил, больной. Он без сапог не человек. Шапки не будет – уже он не такой здоровый человек. А когда человек имеет эту форму, то тогда у этого человека на это большая надежда. Он не забывает про эту систему, что она есть в запасе. Человек живой, а надеется на мертвое. У этого человека живет через это организм. Он для этого трудится. И хочет обязательно это все для этого иметь, как таковую вещь. Мы ее имеем, и ею огораживаемся, и она нас в этом спасает. Энергия не в одежде, не в мертвом. Энергия в воздухе, в воде и на земле. А ты, как человек, есть живая единица, окружаешь себя живым, и за счет этого живешь.

    160. Если только у человека нет, скажем, чего покушать, наесться, то тогда человек делается бессилен.

    Пятница, 21 февраля. Пошла жизнь по счету другая, стало теплеть. А эти порядковые люди поставили меж собою дни проходящие. Нет у хозяина войца, он едет на сторону покупать. Это его вся в этом жизнь проходит из-за этого. Нет долота, чем приходится прорубать дерево. Это все достается человеком за деньги. А раз человеку не по нутру, приходит на землю не по душе день, а в нем надо будет такую работу делать, в которой нехорошо делается. Мы с вами так не привыкли обходиться. А тут под руками не то, что будет надо. Или нехороший инструмент, или такая работа. Не делать бы, не надо.

    161. А когда человеку не нравится, или нехорошая погода в этом деле. Мы приезжали на ярмарку людскую, куда очень много людей съезжались. Особенно те люди, которые научили сами себя в своем хозяйстве перед другими людьми хвалиться. У него это все сделали деньги. А деньги приобретались хозяином за хорошее сделанное добро. Люди сами все это приобретали, и делали на земле. Труд крестьянский происходил не на что-либо, а на хорошее, создаваемое человеком. У него в руках и в голове была сила, чтобы заиметь у себя теперь вещь. Особенно начинается от самого кнута или хомута. В хозяйстве любом требуется на дворе, чтобы был на дровосека топор не плохого качества, а хорошего.

    162. Также упряжь всякая для лошади. Особенно хозяин любил пару запрягать в Таврическую бричку, которая тарахтит своими тарелками. А хозяин любитель всему, чтобы его лошадь на этом месте не шла, как обычная бывает лошадь. А у хозяина любителя такого, как он был в свое время. Я, говорит он, не смотрю на плохую вещь своими глазами. И не хочу я даже думать про это. У меня мои есть силы добиться от природы. У меня ведь своя земля есть собственническая. Для этого я имею свою силу, чтобы ухаживать за землей. Я с нею разговариваю на своем языке по части своей рослой жизни, она так на месте не стоит. А вот все движется с места одного в другое.

    163. Для них хлеб, да еще овес для кормления. Мы, хорошие хозяева, в крестьянстве думаем меньше, чем делаем. Приходит после воскресения на нашу землю наш первый в неделе день понедельник. А их, да еще с какими людьми он придет. А то и нет, на кого смотреть. Есть возможность. Я, говорит. Тут рядом заступает вторник. А вчера, да еще при таком ясном солнце, как нарочно это все делалось, на небесах одной не было проходящей тучки, и не было жесткого ветра. А из низовья морская атмосфера подыхала, как будто она всегда там и там. А люди это время знают, свои силы туда направили. Как будто ждут они: вот, вот надо лошадку вывести со станка, в хомут одеть, да в оглобли. А потом поставить дугу, привязать концы, и в узду вожжи запустить за грузделя. А потом трогать смело, как это делается.

    164. Или на базаре делалось людьми. Хочется, и крепко, свой продукт продать. А покупателя нет. Делается, как на грех. Стоит ларек с разными продовольствиями. Его люди окружили, как мухи … А вот грачи черного цвета, они разыгрались, как будто на ветер, как будто на погоду на дождик. Все это делается природой. У нее земля, самое главное, материк, где лежит большая площадь черноземной земли. Я, говорит человек, уже на земле живу очень долго. При мне ввелась машина в пашущую борозду, которая пашется не одним лемехом. А пятью лемехами, через что делается скоро. Как только начали, уже она сгорела, уже ее вспахали. И готовятся к тому, чтобы на нее упал снег. Не на один денек, или один месяц, а большинство ложится в зиму на четыре месяца. А когда он пролежит это время, на него попадет чара солнце.                                 

    165. А когда приблизится к земле солнце, люди не станут думать о зиме. В это самое время полетят из юга на север птицы, одна за другой стаи. И вот как раз на землю придет со своей снастью мужик. Он скажет сам себе: это, мол, моя пришла такая работа, нужно за землю браться.

    22 февраля. Уже день тяжелый к весне приходит, а тепла нет. Есть холод. Люди … с такой механизаторской силой хотят природу обмануть. У них зародились деньги, они хотят купить в природе свое здоровье. Это право было не их одно, а право пришло его самого. Он этим правом взялся за это дело своим умом им, как вооруженным людям, в этом помешать. Человек для этого рожденный.

    166. А у людей такая проходит по земле мысль. Мы крепко вооружены, и про это самое думаем. Хотим заставить дни, чтобы они по-старинному к нам приходили и уходили. А дни теперь не наши с вами, за них взялся Иванов. Он их не так, как это следует, встречает и провожает в природе. У него нет того, что несут за собою механизаторы, дельцы мира. У них для этого техника, а у Иванова слова природы. Не люди должны природою распоряжаться, а природа, она мать. У нее не техника в руках, а человек живого тела для того, чтобы сказать этому делу. Что делается в жизни нашей, это будет обязательно. Так что природа нашим таким, что мы с вами делаем, она не радуется. Она такого права не давала, чтобы мы против нее так вооружались, как мы этакие стали вооруженные против нее.

    167. Для нас природою создан ураган. Мы его осудили народом, мы и дали ему волю свободно жить. Он же не так ходит по земле, как все. Я вас не просил, чтобы вы меня забирали. И не хотел, чтобы вы дали свое согласие посадить в тюрьму, а потом положили в больницу. Я у вас пролежал в самом центральном условии, а потом в республиканских, а теперь местное условие. Каких людей приходилось встречать, самое главное, психиатров. Чего они мне только ни говорили, но моего этого не отобрать им. У них – их, а у меня – мое. Это, что приходилось найти, и им распоряжаться, как своим добром. Мы не брались за это, а взялись за свое вооружение, за то, что все люди делали.

    168. То, что делали все люди, они применили на Богово явление. Разве можно было этим делом заниматься, чем занимаются все эти люди. У них одна мысль – зиму  скорее с земли. А сами все за землю взялись возделывать. Это все дело сделали для того, чтобы посеять зернышка, чтобы его заставить, чтобы оно росло и поднималось вверх, чтобы посмотреть да дожидаться нового урожая. Это их такое дело одно, но не забывать про свое деланное. У них нет веры, нет того, что следует. Мы в этом деле привыкли богатеть, и развиваться в хорошую сторону. А зачем нам сторона плохая. Холода мы от себя гоним, вон дальше от себя.

    169. Та техника, которую построили из-за Богова явления, она живет между человеком одним. А эта техника, которую создали люди без всего этого, мы ею пользуемся, как будто так и надо нам. А природа не давала нам всем это, чтобы мы с вами брались за это дело. Это старая дорога. Больше посеять, чтобы был хороший урожай. Из-за какой надобности? Только из-за мертвого человека. Кто же вам даст это делать. Надо будет живое энергичное. А мертвое – это уже не жизнь наша этакая. Мы ищем жизнь такую, чтобы она жила, и она делала то, что будет нам всем надо.

    170. Воскресенье, 23 февраля. Он пришел со своими силами. У него они идут по земле не к добру, как это они всегда проходили. В этом дне вся ненависть к людям. Им не давалось такое право, чтобы развивать у себя такую штуку, такой путь, который делался ими. Это им ухватиться за то, что делали наши собственники. Их заставила делать необходимость. У нее применялась Богова сила. Они свое время этим жили, да все про это думали. Только сняли эту урожайность, взялись за другое дело. Их заставила их мысль делать, про этот кусочек, про эту земельку думать. И к ней готовиться со своей силой и снастью.

    171. Человек подъехал пахать для того, чтобы вовремя вспахать. И положить ее под зиму под снег. Так делала наша капиталистическая сторона. Она это в природе у Бога выпросила, молились, кланялись. Все это делалось беднотой, она у себя имела свой такой большой недостаток. Она на фронте своей борьбы делала, и умирала в этом. Ей хотелось жить за счет чего-то. Одному одно давалось, другому другое. В природе люди со своим добром. Проблема находится в людях такая. Надо будет ждать время, и надеяться на него, как на какую-то особенность. И к ней крепко готовиться, чтобы на ней сделать то, что надо. А природу не обманешь и не обдуришь, чтобы у нее купить или продать. Этого никто не получил и не получит такого дела.

    172. Враг – это наше в нас незнание. Мы привыкли за стеной у себя хорониться, да тихонько разговаривать. Это все делали в природе хитрецы и богачи. А мы, еще не пришло к нам такое время, как мы хвалимся своими средствами. А природа есть человек, он думает про все это приобретаемое.

    24 февраля, понедельник. Так он проводил красноармейский праздник, с ним распрощался. А сейчас заступился, взялся разбираться с порядком всей природы. Она готовила свои дни для того, чтобы человек со своей мыслью на свое место приходил для того, чтобы с весною встретиться. И захватить самый первый день, в нем поспешить, своим агрегатом сделать свою первую работу на вот этом месте на земле.

    173. Этого человека ждут все люди с его направлением. Он в организации со своей силой выехал для того, чтобы нам всем посеять самое лучшее отобранное зерно. Мы это зерно приготовили с самой осени. Мы исправили машину, у нас все люди к этому делу подготовились со своими руками. Они мастерили, делали, каждую деталь подгоняли. Создавали машине здоровье, чтобы на этой машине человек не плавал в этой работе, чтобы он своей снастью на этой земле пахал. Ему легко приходилось свои концы заворачивать, и делать эту землю пухом. А там вот вслед за этой работой плывет сажалка с зерном, кладет по порядку свои предназначенные зернышка.

    174. Он хорошо знает, и спешит, не теряет свои минутки. Старается своей машиной сделать столько, сколько со своей машиной до этого не делал. Его заставило делать, так как он пообещал людям не дремать на своей пайке. А то он делал, чего от него требовала партия. Она его обязала через природу сделать то, что он дал свое слово перед народом выполнять свою возложенную задачу. Это не собственность индивидуальная. Чем-либо у себя нуждается человек, в этом деле больной человек, если он только вовремя не уложится. И не сделает у себя то, что он пообещал. Он нас всех подведет. Мы когда работали, играли, пели песни в этом деле.                         

    175. Мы с вами такие люди. Из самой осени думаем про это, свои силы направляем в машину. А она за собою тянет агрегат, бороны. Только наша работа, наш грунт, это не что-то, а есть земля, свойства. Из самой осени мы для этого дела положили пахоту. Мы надеемся на свою снасть, которая вперед делает. Готовит она почву для дальнейшего дела, которое делается машиной. Она сильная, на ней сидит человек, думает про это, у него в голове все сидит. За несколько дней он надеется, и хочется человеку свое мысленное получить. Это для него был, есть для него урожай. Урожай не дает машина, и не дает человек, урожай дает природа. А в природе воздух, вода и земля, с чем мы с оружием в руках воюем.   

    176. Мы должны про это знать, как про какую-то особенность. Это крестьянские есть люди. А перед этими людьми на столе лежит колода карт 36 штук. Есть из них сильные, есть из них бессильные. В природе такие дни, за которые хватаются люди, как наши механизаторы. Их дело – это машину взять, завести, и сесть за руль ею управлять по вот этой земле, то вот этой местности. А там дело не мое, что делается с землею. Она ведь входит, самое главное, в три лица. Это воздух, вода и земля. Ты между этими делаешь ежедневно, и ночь прибавляешь, спешишь вложиться в свое намеченное. Как хороший азартный в карты, на одной он не выиграл, так думает выиграть на другой.

    177. Карта – это вода, то же самое. Это по природе проходит наш идущий, вечно не останавливающийся день. Как идущая карта, она к человеку приходит тузом. А почему не получить ему туза другого или десятку, очко сделал. Это очень редко, но бывает счастье. А на тузы приходит валет. После человек берет девятку, уже перебор.

    1968 года осеню все люди работали. Все люди делали на то, чтобы не было плохо в деле. Всем нам хотелось так сделать, как делали мы всегда. И хотели, чтобы в природе была погода. Особенно зимою хорошо. Все люди хотели старинной зимы, чтобы зима без снега не приходила, и она делала то, что всегда было.

    178. Мы со своей силой долго не получали по земле снег. У нас новый год пришел без снега. Да и малый снег на это упал. Вероятно, этому быть.

    Среда наша начальная, она приняла бедствие. Нам надо было давно об этом знать, и ожидать это. Мы такие сильные, мы такие богатые, нас никому не сломить. А если только разобраться хорошенько, мы не есть люди природы. Нас она всех забросает любыми видами. А чтобы в этом нам хвалиться, как мы хвалимся, это очень редкость. Это не где-либо есть в природе. Она если захочет, то она сделает, что захочет. Вот она какая есть родительница.    

    179. Этот день 25 февраля 1969 года. Он собирался встретиться на это время со своими качествами. А природа со своими силами приходит, и хочет себя сменить. А люди в этом деле подготовили, взялись за машину за руль со своим умением к земле. Им хочется с нею позаниматься. Земля без ничего людям не дает никакой прибыли. А когда к ней приедет трактор не один, он приходит на эту землю вместе с трактористом, со всеми прицепами, со всеми боронами для боронования пахоты. На это был зимний толстый в массе снег. Он эту пахоту своей влагой разложил, как какую-то пуховку. Сейчас время не такое, эту зиму снег не лежал.

    180. Вторник проходит не так, как это в природе всегда был, держали до своего времени. Весна, осталось до нее три дня. Она не в силах себя за эту погоду показать больше, а в тумане атмосфера показывает, как черная земля лежит. Это все делается сейчас в коллективном хозяйстве. Люди этого дела заслужили. Они взяли на себя большую инициативу, якобы это все делается на земле ими. У них ум такой развит, и то человек делает в его жизни. Раньше человек этого не делал, и не смог сделать в природе такую машину. Такой агрегат с такой снастью управляется быстро со своей работой. Лишь бы только начал делать, уже всходы появились на третий день. 

    181. А когда всходы придут в законное явление, то и люди поднимут головы, как петухи над курами. Зелень – это годичная прибыль, она заставляет природой красоваться. Люди в этом деле живут, они прокладывают для этого дела свои глаза. Им хочется быстрее это получить. У них есть, на что позавидовать, и сказать свои слова. Это да есть одно из всех счастье, которое заставляет об этом крепко думать вперед про это дело, которое хочет себя показать нам всем свое то, что мы не возражаем получить. Это красавица природа, если она захочет, то сделает, что она делала все время.

    182. А раз будет урожай, то будет все. Люди наши такие все, со своим делом они встречаются. Во вторник, в этот близкий день мы, все люди, ждали от природы одного изменения. Мы не хотим, чтобы наша природа такая была, как она есть со своими последними днями. А они вот-вот от нас, таких людей, скоро уйдут на веки веков. Мы их так никогда в холоде не встречали и не провожали. А сейчас, как нарочно, эта зима себя показывает. Ветер восточный полощет, несет с собою пыль. А людям в это самое время эту весну ожидай. Она не хочет подниматься прежде времени, чтобы стать на свои ноги и ходить по земле.         

    183. Весна – это не зима, она сейчас свое время на теплое сменит. В природе появятся птицы другие, и жучки с букашками, да какие-либо ползающие по земле живые. А сейчас я в феврале живу так, как не подумают люди. Не хотелось бы такого холодного дня. А природа есть природа, она не хочет у себя изменение делать. Берет и продолжает свое намерение. Ей не хочется менять себя на людское желание. Они хотят, чтобы люди были такими жадными, как они стоят и ожидают это время, когда им придется делать свое дело. Мы за это дело должны взяться, и сделать то, что будет для жизни надо. За землю браться, да за нею ухаживать, чтобы она знала про это. 

    184. Нам бы этого не встречать, нам бы этого не видеть. Мы в этом деле забыли про то, что делается в природе. Хозяин он, все его такие силы остались. Он один не хочет, чтобы это было. Ему открывается в природе картина. Он не хочет, чтобы весна наступала.

    26 февраля. Погода сменилась так, что пошла история в сторону весны. Стало тепло, людям на пользу работе. Они хотят в жизни работать, трудиться для того, чтобы людям для себя было, во что одеться, чем наесться, и чем жить в доме. Мы для этого дела закладываем свой труд, а в труде все приобретается. 

    185. Мы, как люди, это сделали. И хотим сами делать это. Наша в этом деле такая любовь и желание жить в природе хорошо и тепло. Мы эту жизнь строим в нашем деле весь год напролет, одно делать, другое начинать. Мы этого захотели, и хотим в жизни это сделать. Если бы такой жизни у нас не было, мы бы в ней так не жили. Как мы неодинаково во всем живем. А раз нас природа заставила, чтобы мы тяжело для этого дела жили и трудились, наше такое дело: в жизни хоть немножко, но надо в этом работать. Какая бы ни была в жизни работа, мы ее делаем для того, чтобы жить.

    186. Живем мы не одинаково. Потому что надо поднимать за концы.

    Ученый медицинский совет министерства здравоохранения, управление медицинской службы под председательством профессора Ушакова дали на руки (Симашку ?) для того, чтобы оправдать мою историю, которая делалась мною и творилась в жизни. Я иду по дороге всей, которая делалась только мною одним. Я не стал трудиться в природе. Мыслил в природе, искал то, что требовалось человеческой жизни.

    187. Мы старались делать, то есть строить свое благополучие. Мы заложили для этого дела труд. Разве от него кто-либо откажется, или никто в этом не будет трудиться, если это надо для человека нашего в этом деле? Мы обязаны это делать, мы с вами это и делаем. И будем это всегда делать, чтобы было хорошо и ловко для своей любимой жизни. Мы с вами в этом деле дружно живем, и делаем то, что будет надо. Я хочу людям в этом деле сказать. Не будет лучше в нашей жизни тогда, когда наши тела заслужат внимание в природе без этого всего оставаться?

    188. Мы за это дело не брались. Эти слова, которые написали ученые. Он не один соглашался с этим делом. У них была договоренность меня в этом удовлетворить. Я эти слова читаю, но не верю им. Раз это дело написали в жизни, сказали, надо будет верить, и крепко верить этому делу. Он не человеческий путь. Мы такие в жизни есть дети, которые ничего в своем пути не понимают, и не стремятся понять. Для чего отец или мать это дитя родила? На свою смену. Чтобы одно время такое пожить да повольничать в природе, за счет ее такой пожить. А потом свое здоровье потерять, и распроститься на веки веков с этой жизнью. Мы, все наши предки, это получили, и также наша будущая молодежь этим окружила себя.

    189. Нас учит природа по запаху в ней искать, и найти то, что требовалось для жизни. Это же надо сделать нам всем, родиться в жизни, пожить, а потом умереть. Мы, этакие дети, все так рожденные, так мы умрем, как никогда никто.

    Для чего мы такие родились. Нас природа таких заставила ежедневно встречать, ежедневно и провожать. Этот день не хочет по-нашему всему отрываться, и то он у себя сделает, что нам всем будет не по душе. А что, если только эта зима как таковая, в снегу вся она останется как никогда, такой не уступит весне, не захочет с нею наравне пожить?

    190. Хозяин есть человек, тот человек, которому пришлось с людьми поделиться. Их им оставить, а свое взять. Это я сделал, не хочу их заиметь. Хочу своим воспользоваться, и то в жизни сделать, что будет надо. Мы хотим, чтобы для нас весна с нашим достоянием пришла, и заняла свое место. А мы со своей техникой взялись за землю, за то место, в котором человеку приходилось делать. Их обязанность такая есть, только надо хлеб делать. Сеять хлеб, да выращивать хороший урожай, богатеть за счет этого всего. Мы так и делаем, так и получаем.               

    191. Я одно время своей болезнью заболел. Меня встретила администрация, она мое здоровье прибрала к своим рукам, и хотела меня с пути совсем снять. Но благодаря ученым нашим психиатрам, они меня с ног до головы просмотрели. Мой организм воевал с природой, и хотел свое имеющее показать. Пусть скажут психиатры, пусть скажут об этом врачи, что мое тело не заслуживало между нами, такими людьми, кто видел меня, как поднимался вверх. Как люди хотели хорошего и теплого, но природа нам ни в коем случае не давала. Такого пыльного зимою не было, и нет на сегодня нигде, кроме земли.

    192. Мы должны сказать про наше все. Мы с вами прожили до 27 февраля. У нас такое дело в жизни. Жди, да думай, как про какую-то особенность. Этот день, которого мы с вами дождались, он нам не хочет открыть свои глаза. Мы от него не получили ничего, только ждем и надеемся на погоду, которая должна к нам прийти такой, как это надо. А тепло не идет, как нарочно, и не идет. А зима лежит, как никогда. Все мы думаем про нашу такую работу, которую подготовили. Надо будет нам делать, у нас машины для этого. У нас на это люди со своим умением лезут к земле для того, чтобы ее обработать. 

    193. Вот мы какие есть люди для этого. Последний день идет зимы 28 февраля. Мороз с арены ушел, стало приближаться к весне, к теплому времени. Такая в пыли погода, которую люди никогда не видели, а она продолжается. Это не на добро, а на убыль в жизни. Мы, люди, хорошего не получим, и не будем в этом счастливые, как никогда. Я, говорит зима, ухожу на веки веков. Пусть приходит зима другая, пусть она делает по-своему. 

 

1969.02.28.

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.09.  

 

    6902.28   Тематический указатель

Вода примет вытолкнет в воздух 8,9

Что будет с Учителем 10

Учитель Бог 11,90

Закалка 28-33

Не присваивать место 29

5 советов 35

Муж и жена 38

Спорт не дает пользы 50,52

Снег 55,56,96

Сон 57

Излечение недержания мочи 61

Завоевание Луны 67,68

Воздух вода земля друзья 80

Бог хорошая кличка 90,91

Независимость бессмертие 94

Белый снег 97,109,131

Ленин 115

Что будет 124,125

Не попадать в тюрьму

33 рубля равенство 139

Одинаковая жизнь 140

Бог против убийства воровства 149

Одежда мертвое живое 159 

    

 

    

Иванов П. К.

Вы меня такого

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127).

 

     1. Вы меня такого в нашей жизни Практика  крепко извините за то, что я в природе такие качества открыл на самом себе лично. Это моя закалка-тренировка, любимый для всего нашего народа труд. Моя ко всем ученым Великая просьба не мешать мне, а помогать моему здоровью. Для того мы будем это делать, чтобы мы, все ученые и неученые люди, поставили между собою и природою одного человека.

    2. Чтобы он свое намеченное не приостанавливал, а шел в природу в наши люди, весь земной народ, и там отыскивал для всех живущих полезную тайну, чтобы она росла и развивалась между нами такими, как мы есть.

    3. Это все наше, нами всеми сделано, и его надо сохранить. И этому новому небывалому человеку дать дорогу, то есть открыть ворота. Пусть он делает в нашей такой жизни, которая у себя ждет нашего земного человека, кому природою дадено эти заслуги заиметь. Мы от этого всего не должны отказаться, а все свои силы и ум сосредоточить. Попросить этого человека за то, что он для нас сделал большое дело.

    4. Он сам добился, закалился в тренировке, не простуживается и не болеет. Что может быть лучше в жизни. Эту работу, этот труд нашей молодежи, всему народу надо будет поддержать. И развить эту систему для того, чтобы наши люди жили легко, чтобы у них процветало здоровье. И в этом всем жила Партия Советского союза. Да здравствует красный крест, для всех нас здоровье.

 

1969 года 5 февраля

Иванов

   

    5. Это будет сегодня ясное яркое утро, за которым люди со своим здоровьем быстро гнались. А само время стояло на месте, оно менялось ежесекундно. Как наш человек умело думал о своем житье. А в людях таких, как мы есть. Для себя найти в природе такой, нам старое уже надоело. Мы знаем хорошо эту вот дорогу, по которой люди шагают. Это было в эту минуту. Наша дворовая на цепи борзая собака

    6. А вот мы видели ясную картину, как по двору петух прокричал. И всех курей заставил рыться в соре. 

    

Издательство Знание

 

    1. Это вам отвечает на ваш ответ Иванов Порфирий Корнеевич. Новое рожденное природой. Очень трудно приходится людям в природе понять. Поэтому теория по мысли строилась и раньше, и сейчас. Революцию ввел в люди Карл Маркс. Ему раньше ученые говорили: зачем пишешь эти слова. Они хотели заставить Карла Маркса, чтобы он писал о них. Он им сказал. Я пишу не о них, и пишу не о вас. Мое писание есть труд Правда. Поэтому по истории остался прав автор. Я хочу сказать о природе, какая она богатая со своими двумя дорогами. Одна ведет человека прямо по пути к хорошему и теплому. Весь мир этим заинтересован у себя получить.

    2. Мы, все живущие на земле люди, от природы получали, получаем, и будем получать. Нас заставила эта дорога. А другая, самая главная из всех, это дорога Плохое и холодное. Она нам не нужна нигде никак. А почему я за эти качества взялся. Я один в мире взялся и делаю. Вам, как издательству Знание, представил, написал о рождении моем Закалка и люди. С чем вы, как с правдой, не согласились. Я человек такой же самый, как и все. Только разница в том, что я закаленный, а все нет. Это будет хорошо, если меня природа повалит, и не даст возможности жить. Мы, все люди, в ладошки пробьем. Это будет неправда. А правда – рождает хорошее и теплое нам смерть. Мы идем нам веки веков в землю. Это самое плохое и холодное из всех. Отступитесь, гляньте вы в природу, что делается на человеке.

    3. На том человеке, кто вам пишет про свое. Где вы видели в истории, чтобы хоть один человек в трусах на ногах своих произвольно и физически умирал? Человека душат условия. А вас не учить, вы хорошо знаете, что зависимость природная любого заставляет, чтобы жить хорошо и тепло. А вот моя независимость в природе. Просить природу, чтобы она мне дала жизнь и учение мое. Про него я написал, вы читали и признали непригодным. Министерство здравоохранения СССР, ученый совет под председателем профессора Ушакова признали мое все. Но беда такая, можно сказать, и ваша тоже. Человек между нами и природою один живет плохо и холодно. Но мы, ученые, об это человеке боимся народу рассказать, ибо не хочется хорошее и теплое оставлять позади.

    4. А что, если люди об этом человеке узнают устно, и потребую, чтобы этот человек выступил перед молодежью. И нам, как молодежи, рассказал и показал, кто этому всему виноват. Мы, сами люди, не научились, как будет надо жить. А научились мы умирать. Так вот, уважаемые, чепуху такую не пишут мудрецы. А пишут мудрецы про правду. Не дай Бог  только этому остаться. А признавать вам будет надо, этот человек на арене живой факт. Люди природу никто не любит. А уходят от нее, кроме одного человека. Это буду я.  Желаю вам счастье и здоровье хорошее.

Жму вашу руку. Иванов.

1969 года 26 августа

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2013.08. (1308) 

 

Наши земные люди

Редактор – Ош.

 

    1. Наши земные люди в природе находятся в издательстве. У них апатия рожденная перед этим трудом. Он нам, как идея между людьми, особенно перед молодежью. Хочет она всем нам рассказать не про какое-либо такое взятое старое. Вспомните про те идущие по земле нашей денечки. А они в природе чего нам ни давали. Мы люди такие в жизни своей, хотелось нам увидеть в природе новое небывалое, а природа старым нас огородила. Разве мы не хотели жить так, как нам в природе думалось. Мы с вами долго ждали не такого в природе, а хорошего восхода утром рано солнца. А вы знаете, как будет смотреть в то место, где одно никогда таким не бывает. Где-то тут как раз в это время взялась маленькая и скоро бушующая на небе тучка.   

    2. Эти вот создавшиеся условия в атмосфере не такие стали на наших глазах показываться. Мы с вами рады бы посмотреть на это место. А наше солнце перед всеми схоронилось, не стало его лучей на земле. Уже не та атмосфера между нами проходит по вот этой красивой нашей местности. Мы этого никогда в природе не ожидали. Да и кто в этом деле подумал о нашей в природе такой некрасивой погоде. Вчера в нашей окружающей местности эти условия не видели. Был по старинке наш красавец золотокрылый в это время на самых главных воротах. Он взлетел и пропел. Все близкие люди об этом сказали. Значит, в природе не будут долго такие дни продолжаться. По всему этому делу наше село стояло высоко от других местностей. Казалось бы, у нас было хорошо, ранние работы на земле происходили. Там у них на низах.

    3. Если едешь по такой, можно сказать, непротоптанной. Да еще не с горы, а все время на свое лошадке, запряженной в драги, едешь на гору и на гору. Старый старик Висоновых Потапка между нами такими ребятами, можно сказать, шалунами. Всегда он сам в саду в шалаше прислушивался к нашему шепоту. А мы хорошо знали его поведение. Он на свои ноги с постели без креста и моления никогда не становился. Это его был такой в условиях пост. Мы, да как только приходит на арену наш праздник. А наши люди, только что утро наступило, запах реки к нам принес. В это самое время мы подготовились из дому по привычке на улицу бежать. Все по старинке на полях, во дворах замолчали. Но ветер был южной стороны, мало сушил черную землю. Тут рядом возле нашего большого богача жили вдовы. Одна маленькая Маланья и немая.

    4. Заярники мужики были немалого роста. А вот Старчеки небогато жили. Возле них недалеко через переулок Бочаров Иван Платонович, плотник топорного дела. Он жил не вместе с отцом, к кому обращался приход для построения вновь какой-либо части церкви. Иван был и к этому причастен. Если только человек задумал из села куда-либо в другое какое-либо село или хутор пробраться, надо было об этом всем хорошо подумать. Если у кого-либо есть пара лошадок, в бричку запрягаются. Надо этому хозяину на мельницу ехать, особенно лежала дорога прямо через Ивкину высокую крутую гору на Петропавловку. Без тормоза никто смелости не наберется, чтобы здесь под гору ехать. В деревне первому человеку по любой дороге ехать приходилось тяжело через бездорожье. Мы вокруг своего такого села, оно много соседей имело….