Иванов П. К.

Что будет дальше

 

Часть 2

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

   1. Только что я закончил писать. Одна это была такая вздуманная фраза, она мне дала возможность все сделать для этого дела. Месяц это Апрель у нас самый сильный из всех месяцев. В нем наши люди нашего материка за этой корой ухаживают, техникой грядку делают для того. Их эта система заставляет делать. Мы приготовились ступать своей обутой ногой по нашей растущей зеленой траве. Это было сегодня в шесть часов и 14 минут, оно не стояло, всех людей на ноги поставило. Этому дню надо низко поклониться, ибо он нас год кормит. А сейчас наша черноземная площадь ждет, и хочет, чтобы мы с вами на одном таком месте не сидели. От самого юга и до самого севера наши люди думали о завтрашнем дне. Мы про него не знаем, что мы будем с вами делать.

   2. Наше дело одно – утром пораньше выходи. Ты человек без мысли не останешься. Идешь на работу, думаешь про то. А что, когда вечером возвращаться назад, у тебя уже и силы не такие, и ум не такой. Это бывает один раз в неделю, и то бывает после нашего отдыха. После воскресения в понедельник ему не приходилось радоваться, особенно сейчас вот в эту прекрасную минуту мы с вами сегодня должны отдыхать. Особенно идут последние дни этого прекрасного месяца. Он к себе тянет наш пролетарский международный праздник. К нему к такому все люди готовятся. Весь народ, вся техника торжествует, как в нашем сельском хозяйстве. На поле взялись все  люди за нашу землю. Кто и как себя он заставил сегодня делать.

      3. Мы считаем эту нашу дорогу, она будет надо. По ней наша машина, особенно ходит ежедневно автобус. Возит наш народ то на производство, то он едет из производства. А думки об этом не плохие, а хорошие. Как бы получить хорошую пищу на удобном месте на столе, где можно увидеть не в одних крепко имеющих людей. На этот счет бежит и наша беднота. Она сегодня 27 апреля проснулась, кинулась на фонте в свой бой. Она захотела догонять по такой удобной дороге своего близкого соседа. Он от него прятался, не хотел ему свое надуманное в такой праздник сказывать. Я хозяин своему добру; куда хочу, туда и дену. Это мое личное дело продать за деньги. Я сумею купить для себя то, чего у меня не хватало.

      4. Пусть мой близкий сосед, у него нет того, что я на сегодня имел. Хороша жирная, сладкая пища приготовленная. Я на это дело ухожу, хочу доказать своим умением, что я иду по той дороге, по которой все уже прошли, их нет. А нам, таким молодцам умельцам, от этого не уйти. Мы такие же люди, как и все, со своим намерением. Все силы кладем, особенно нашему из всех бедняку все открыты дороги для этого дела, чтобы со своим здоровьем гнаться, догонять этого вредного богача. Чем это будет считаться между собою? На столе, в шкафу и в доме. Это только нам, всем живущим на земле, кто день и ночь свою с природою борется. Хотят ей как дню со своим имеющимся богатством доказать, что мы умеем свои тела у тебя как у матери родной потерять.

      5. А человек есть на земле. Человек, он не думает об этом деле, что его родные предки давно уже лежат в земле. У него мысль одна – на своем месте в природе сделаться таким небывалым человеком. У нас люди такие теперь не хотят признать другого человека, что это он сам сделал, сам добился от природы. А мы, ученые люди, 25 лет на это дело учимся, чтобы среди нас остаться полезным человеком. А ты ведь неученый берешься за это дело. Я в этом, говорит, мудрец и сохранитель самого себя. Разумею по снегу ходить босою ногою, и мне не вредно. Моя нога не холодная, а теплая. Это я этого добился, чтобы слова сказать и уверенно прийти к тому месту, где люди друг друга заставляли умирать.

      6. А я иду по природе, против меня идет маленький человек, самый первый начальный человек со своим названием. Он у нас пионер. Я отмирающее лицо для него, старый человек, можно сказать, дедушка. А ему надо вежливость, почет. Как нам хочется быстро в этом расти. Но природа есть бесконечная природа. Она у себя имеет первые начала, маленьких зародышей из животных. Оно родилось в первых днях этой недели. Когда люди брали в руки свои острые лопаты, они рыли то, что им хотелось на этом месте поставить. Раньше требовалось у маленького хозяина для одной или двух скотин закутки, поставленные из камня стены, покрыты на стропилах соломой. Все это было мало для этого. 

      7. Деревня очень большая, где я жил. Но было видать издалека, кто и как где жил. Особенно по неплохой дороге в степь пробирался на своей лошадке. А подвода была наложена, нелегко приходилось человеку бедному пробираться. Особенно некоторым крестьянам через крутую какую-либо гору взбираться и по ней спускаться. На этот счет на это такое у нас движение очень много таких гор. А ехать было надо, да еще чтобы пораньше да побыстрее. А когда добирался до самого указанного места. Мы его сделали с осени, эту пахоту вспахали. А теперь такое наше дело всей жизни, не приедешь, и не сделаешь, чтобы было все хорошо. А когда эта пайка этой земли будет обработана, как следует, у нее будет посажено чистосортное зерно.

      8. Мы посмотрим назад нашей всей работы, поблагодарим, кого это следует, что нам таким дельцам в этом пришлось сделать. От малого и до старого едут в степь, и там проводят свою годовую работу. Мы с утра сегодня все записали этот день 28 Апреля. Наши люди на полях, наши люди в спасении. Все они хотят не один этот день прожить, и свою мысль трудом окружить, чтобы у нас на арене не рождалось плохой стороны, чтобы нам от этого не было холодно. Природа такая наша мать на материке, она от солнца получает свои теплые для людей лучи. Люди под его тепло все свое хорошее делают. Особенно тогда, когда в нашем саду свой цвет молоком обливает, да ароматный запах в носы наши спиртом проходит.

      9. А людям это известная для всех нарисованная картина, ее надо ждать. Мы привыкли с вами хорошее дождаться. Особенно для нас всех наша удобная земля, которую мы присваиваем. И говорим, это наша родная завоеванная земля, по которой мы ходим, и думаем не за плохую сторону, а за хорошую. Чтобы у нас не один сад был для жизни. Мы должны жить и приобретать такие вещи, а их у нас очень много. Их мы сами делаем из нашего в природе сырья. Это все наделала для нас природа, она нас на это мест посадила без ничего. А жить-то надо чем-то. Мы и двинулись искать по разному примеру. Кто как стали набрасываться, силою, умением оружием отбирать и к себе присваивать. Мы так в природе жили, делали свое национальное племя для нашей общей человеческой жизни.

      10. Мы жили для себя. А по природе были ярки с бугорками, да ручейки делали реки. А на площади земли население: хутора, аулы, села, деревни, местечка и города, где жили. Сами с природою боролись, один за другим отмирали. Какая между собой неразбериха, она нас с земли прогоняет вон. Какие мы бессильные в этом люди, боимся оставаться без куска хлеба и тряпки, да жилого дома. Мы с вами привыкли так встречать. Знаем хорошо за сегодня. Он и к нам даром не пришел, а всех поднял на ноги, чтобы мы жили.

      11. Да делали для своей жизни, чтобы мы были наевшими, одетыми, да чтобы в доме мы жили. Это наша всех такая будет слава тому человеку, кто много этого сделает. А кто от этого всего нашего недостатка не ушел, он такой болезнью остался. Вы знаете, как бывает. Этого не получишь в жизни своей, как будто чего в жизни потеряешь, как теряет человек из-за того здоровье. Самое главное в жизни, когда человек здоров и крепок. Он бежит в природу чего-то сделать, это его лишь забота. Она нас всех окружила зависимостью, чтобы чем-либо нуждаться. Особенно мы на это все кладем, чтобы нам таким людям, как мы рождены в природе, не было плохо и холодно. Как мы проживаем на севере в тундре, там где мало попадает луч солнца.

      12. Мы на это теплое и хорошее весь год напролет закладываем свои силы, не жалеем самих себя, идем на рожон. Нам надо, мы люди больные, хочется быть всегда здоровыми. Для этого делаем себе оружие, с ним в руках добываем необходимое.

      30 апреля нас привел в Москву. Мы приблизились к празднику. Нас заставило условие, мы ехали поездом № 99 Новороссийск – Москва, первый  вагон, шестое купе. С нами ехали люди со всех сторон. И ехали дети, которым я казался Дед Мороз. Мы окружались, мой приезд был для того, чтобы люди наши признали. И согласились со мною, что я не какой-либо бесполезный, а я перед всеми людьми остался через свою работу и великий труд. Я от природы заслужил внимание. Я стал быть в природе полезен тому человеку, обиженному, больному, забытому всеми.  

      13. Этот человек, он у нас меж нами не один ест. Их по белому свету очень много лежат в койке, стонут крепко. Я это только нашел и окружил себя этим. Для меня эта болезнь неизвестная. Мне надо посылать просьбу. Просите – будете здоровые. Я один для этого есть болельщик. Хочу сказать за мою деятельность. Она направлена против плохого в жизни. Мы с вами живем один раз, и хотим, чтобы нам в этом деле было хорошо. А хорошее кому не будет надо. Даже Марии с палочкой, она видела Учителя в наве, как небывалого в жизни человека, кто со всеми народами слушает. И говорит на многонациональном языке. Для того это все делается в людях на вот этой родной нашей земле. Она наш источник, мы от нее, как от природы матери родной, маленькими людьми рождаемся. Нас родила для жизни.

      14. Мы родились от живого тела живым телом самим, таким как никогда. Можно сказать какому-либо такому родившемуся жизнерадостному маленькому животному, кто сам себя заставил из одного места перебраться в другое место. И там себя заставить глянуть на солнце как никогда. Можно посмотреть и увидеть между такими людьми, как вот сейчас везде и всюду. Особенно наш родной земной человек. Ему требуется для жизни своей необходимое, которое нам природа ежегодно дает через наше опознание сырье. Мы его на своих заводах, на фабриках в цехах людскими руками делаем деталь. То есть это для нас есть продукция, чем мы свое тело кормим и одеваем. Человек живет в доме, располагает не таким делом, которое он заимел и имеет. Человек на это все свое закладывает силы ума.

      15. Он им по всей природе, по всей земле ищет. Хочет для себя найти от этого лучше и им воспользоваться для жизни. Наша наука теоретическая, ученые люди нам сделали для помощи в природе в труде агрегат, машины. И стали наступать фронтом по всей нашей земле в любых условиях. Там, где не ступала нога человека, она стала ступать. И стали люди делать то, от чего легко и тепло, хорошо живется. Мы по этой дороге, по этой пути бежим, хотим в этом другие народы перегнать. Мы для этого вооружились, у нас на это есть самая лучшая техника, с чем мы любое строительство. Горы, моря разделываем, энергию вырабатываем. Все это мы делаем, рождаем человека живого. А в процессе его жизни мы с вами не научились воспитывать.

      16. Мы через это все наше достижение в природе, наш человек научился легко приобретать то, чего ему потребовалось. Он это заимел и имеет это одно, другое и третье, чем окружил себя, сделался зависимым человеком.

      3 мая. Тихая, хорошая в Москве погода. Люди этими днями гуляли, отдыхали. Готовились со своими майскими днями лучше в жизни сделать, чтобы природа им на этот год, земля дала урожай. Мы когда этого дождемся, и к нам придут дни не такие со своими силами, с волею. Мы об этом деле, об этом всем с вами думаем то, что следовало в своей жизни, для человека сделали всю имеющуюся технику. И весь механизаторский народ заставили выступить, и показать самих себя, что мы с вами сумели на земле за короткий строк сделать. Мы умеем управлять, умеем оседлать машину, и умеем делать эту грядку, по которой делалась не одна наша яровая пшеница, не один наш ячмень. И также осенний сев был, показанный с осени.

      17. Такие были красующиеся всходы. Мы думали, это есть все для нашей такой жизни. Мы в этом растем, мы в этом богатеем, самих себя заставляем учиться. Это для нас не все, о чем мы с вами рассказали. Мы имеем все свои способности, всю свою возможность посадить такое имеющееся зернышко, которое у нас до времени хранится. Мы и к этому со своим агрегатом готовим почву для этого зернышка. Знаем хорошо их такие всходы, мы их встречаем с тяпкой. Стараемся эту нашу нехорошую в траве убрать, а оставить самую нужную в жизни эту растущую вещь. Особенно сходит кавун, в два лепестка. Клетка сначала начинает свою нитку тянуть, а потом по земле она на несколько концов себя протянет, и цветущие цветочки покажет. Потом начнется завязываться общий бич. Мы с вами прожили уже до самого четвертого мая, день для людей есть воскресный отдых, праздник. Ему приклоняются все наши на земле люди. Им надо будет, как по религиозному обряду собраться, как это вот следует любому верующему в Бога человеку, кто должен по своему обряду пойти в церковь.

      18. А там люди все до одного стоят на своих местах против своего святого образа иконы. И по-своему всему ему приходится туда, как молящемуся из всех. Он туда заходит потихоньку, не мешая никому из всех. Начинает свои молитвы наизусть. Как это начало, прочитает мытаря молитву: «Боже милостивый, прости меня грешного». Кто за прошедшее время нагрешил, а потом берется за самое основное: «Это достойно есть, яко возложено». И так далее и тому подобное. Приходится читать: «Слава отцу и сыну и святому духу». Это самая есть из всех вначале молитва. Она помогает человеку здесь на этом месте в этих условиях быть, как родному нашему приходу. Особенно нашей такой вот общественной церкви. Мы ее созидали мысль, своим приходом храним. Это будет между нами такая любимая вера из-за нашей такой жизни.

      19. Мы на нашей земле живем и делам то, чего будет не надо по Бога явлению делать. На этот счет, на это все наше жизненное дело, мы на этом месте, где со своей силой остановились. Церковь изнутри украшается нами, людьми, золотом, серебром. Мы ее ставим на середине нашего села. Покрашена не так, как наш дом. Она у себя имеет колокольню, где висят из меди колокола. Ими звонят, нас зовут. И бывает, звонят на погоду для спасения человеческой жизни. Мы в колокола учились трезвонить для какого-либо годового праздника. Особенно было служение на Пасху. Это праздник был один из всех Христу, кто был во славе нашей великой жизни. Мы к этому празднику готовились весь год напролет. Ему низко кланялись. Как Господа просили в нашей такой жизни. А мы ее строили на земле, она у нас была источник. Мы в природе богатели и ждали в году не один этот великий праздник. К нам приходило Богородицы рождение. А когда родился наш спаситель Христос, он у нас был в числе перед новым годом 25 декабря.

      20. А крещение его было 6 января. Это такие были праздники, на которые не жалели колокола. Просит нас, чтобы мы с вами знали и готовились накормить досыта себя. А потом перед нами было такое дело, им приходилось среди нас хвалиться. А хвалиться праздником не приходилось, хвалились сами собою перед богом. Наряжались, из кармана вытаскивали деньги, празднику через руки посылали. Торговлю на свечи ввели, да Богу слова оплачивались перед настоятелем. Мы в день каждое утро перед обедом служили обедню. А вечером служилась вечерня. Самое главное делалось ночью, утренняя – это начало. Верующие крепко приходили, и с собою несли копеечку. Она хозяина в церкви держала, священника да старосту церковного. Мы их сами держали, и не жалели средств на то, чтобы эта церковь огораживалась всеми достоинствами, как людьми, которые убирали, делали красоту.

      21. А красота наша есть природа, она перед нами всеми меняется. То она нам себя покажет на нашей земле своим покровом. Я, говорит зима, такая холодная, в морозе и в белом снегу, да в жестком ветре. Она нас своими чувствами окружила, заставила нас всех одеваться, кушать, и в жилом доме быть. Это все нам наделала наша чистая в белом снегу зима. Она и к нам не один такой год со своими силами приходила на вот эту землю, и себя уложила такой. Ей не были люди так рады. А со своим одеянием, со своим удовлетворением мы, люди все, на это дело, так на это все посмотрели. И сказали: значит это наша прекрасная цветущая зима. Она никого не страшилась и не боялась никого из всех. А надо было на этом вот месте ложиться, и всю свою бытность пролежать. А мы, такие все люди, привыкли от нее уходить. Мы бежим, хотим уходить от этого такого времени. Наше одно к этому желание: дождаться такого теплого солнышка в природе.

      22. Мы, такие люди, с вами недолюбливаем. Особенно перед нами всегда на это место приходит неприятная погода. А когда приходит наша цветущая, в своих цветках перед нами всегда, мы тогда бежим, и сами собою радуемся как никогда. Да говорим, как какие небывалые люди, кто хочет видеть в жизни своей теплое, хорошее время. А время на это дело наступало. Мы были когда-то молодыми, можно будет об этом деле сказать, как о юношах. А какие мы между всеми нами такими в этой местности шалуны. Для нас не было такой трудной дороги, по которой мы когда-то пробирались. Нам немного тогда было годов. Нас учила наша деревенская обстановка. Как раз в будний такой день нам, таким молодцам, совершенно нечего дома делать. Спасибо нашим старым старикам за то, что они нам ввели в свою прошедшую жизнь небольшие классы школы. Нас как крестьян учили читать, и учили писать, давали разбираться с арифметикой, что у нас и требовалось на это развитое дело.

      23. Каждому из нас хотелось стать перед нами всеми таким умным человеком, кто бы взялся за это дело, и стал бы учить нашего такого брата. А что он на этом месте проделывал. Его такое было дело, особенно зимою. От самого восхода солнца утрешнего во дворе не один наш пропел перед курами петух, он над многими делался хозяином. А сбоку жил тоже такой же самый сосед. У него тоже были куры, только не такой был петух. Как хотелось хозяину не уступать этому соседскому петуху. Он кое-когда через стену возьмет и перелетит к нашим курам, да нашему петуху не дает хода. Хозяин – он, а не наш петух над своими курами, которые любят смелого бодрого гуляющего петуха. Он заставил нас на эту штуку, родившуюся не на шутку, смотреть. А куры наши, они этого петуха полюбили. И принимают его, как своего. Мы не на это все его, такого смельчака, кормим. А он, ишь, что сделал нам всем.

      24. А люди привыкли смотреть на случившуюся стихию. Говорит человек: по природе я ходящий. Отыскал в этом для всех тайну, как и ищет наш в этом во всем человек. Он же родился для того, чтобы встретиться с этим числом, с шестым маем. А какой он был с утра?  В морозе, вся трава была белая. А люди все, какой куда. Кто за огород берется, а кому надо базар. У него две коровы, им надо молоко сбывать. А машина, особенно автобус, он нашего брата не держит  дома, чтобы сидеть на одном месте. Есть на это дело, которое делает человек за деньги. Он быстро на поездах ездит взад и вперед, свою жизнь в природе меняет. Говорит нам всем. Он в этой местности живет хорошо. Он в этом хороший мастер одного дела. Его держит как делателя это производство. Без него люди не такие, как это надо. Они приходят сюда, не знающие этого дела. А когда поживут да поучатся, потом начнут учить других.

      25. И так это дело не стоит на одном месте. А все движется с одного места в другое. Я на этом месте эту вот возложенную работу, которая должна мною делаться. Без меня эта нужная работа. Железо так это не тянется, оно из себя делает железную деталь. А потом мы ее на станке обрабатываем, подготавливаем  к машине. А когда в машине будет лад всему, то и человеку будет легко в ней находиться. Для машины надо будет, чтобы дорога соответствовала своему отношению. Мы с вами научились по земле да на машине быстро бегать. Да по этой местности с вами присматриваться. У нас с вами такие в природе глаза. Если хорошее место, стоит на нем погода хорошая. А почему нам, таким ученым. Опознали природу как таковую. Знаем хорошо из теоретического понятия, что мы должны делать, если у нас у таких людей природа разыгралась.

      26. И так она нам свои силы показывает. И хочет она, чтобы мы с вами, зависимые в природе люди, боялись. А когда человек природы боится, он уже не воин для нее. Мы против нее вооружаемся. Мы сегодня детали посмотрели на календарь.

    7 мая. Опять за это самое дело взялись. Вчера недоделали, так сегодня доделаем. С себя сбрасываем причитающуюся одежду на всю ночь напролет. Это привычка вечно нашими предками введенная. Встаешь с постели – берись сейчас же за свою одежду, она тебя как живого человека ожидает. Мы обязаны это сделать, требует от нас цивилизованность. Она нас не хочет, чтобы мы носили плохую порванную одежду, которую мы всегда приобретаем после нашего на земле урожая. Не будем мы грядку делать, не будем сажать в землю зернышка, из-за этого дела жизни не будет.  

      27. А вот когда нам потребуется дом, мы на это дело место удобное избираем. Роем фундамент, закладываем его камнем для того, чтобы стены крепко держались. Это не один в этом деле копается. Его жизнь требует от природы, его дело делается в этом. Когда человек имеет у себя пищу в запасе, есть сырье и одежда есть, и также дом на месте  стоит, он о другом чем-либо не думает. Себя считает полным хозяином в природе. Человек в этом живет, он не думает о смерти, он думает о жизни. У него есть одно и другое, и третье, он ищет в природе четвертое. Смотрит по сторонам, поднимает вверх голову, смотрит на наше всех солнышко. Ему хочется, чтобы оно его своими лучами не бросало обогревать. Человеку не по душе одна жара. Он хочет очень много. В природе видит такое, чего он в жизни не встречал.

      28. Ему хочется жить лучше от всех. И иметь у себя только добро, чтобы им пользоваться как никогда легко. Человек думает о многом, он мечтает больше заиметь. У него есть на дворе курочка одна да петушок. А потом он дальше смотрит, надо ему кошку заиметь с собачкою. А потом добраться до поросеночка, до овечки, до коровки. А когда это заимеешь, то тут необходимо потребовалась лошадка. А к ней надо будет драги и вся причитающаяся упряжь, чтобы не была она какая зря. Хозяин – это метеор в жизни. Его заставляет все делать для жизни своей природа. А в ней воздух, вода и земля. От воздуха, от плохого приходится человеку уходить. Он мешает в жизни. Надо бы, чтобы  погода стояла сухая, как следует, а оно наоборот делается природой. Хозяин приехал со своею снастью на поле для того, чтобы там заложить фундамент.

      29. У него для этого есть свой плуг десятидюймовый. Его таскают за собою три пары волов. Они запряжены в ярма с войцами. Земля требует для этого силу живую, а ею управляют люди, день и ночь вместе с нею. Это делалось, делается, и будет делаться в природе человеком. Он не забывает о времени таком, которое ему будет нужно. Мы его в год два раза меняем, своими силами атмосферу. То она к нам приходит теплая, приятная в этом деле. А бывает, приходит она очень холодная. Мы от этого времени бежим, уходим. Забираем с собою живое и мертвое, приезжаем во двор, и там на всю зиму располагаемся как никогда. Дома у нас для этого есть запас себе как человеку, также мы приготавливаем животному. Себе слаще, жирнее. А скотину мы кормим соломой, половой, сено бывает. 

      30. Вот какие дела человека. Назавтра пришло время для нашего ученика школы. Мы как дети все должны учиться не на то, что мы с вами до этого делали. Мы и до сих пор так делаем. Хочется мне быть умным одним из всех человеком. Мы сейчас в эту минуту, в эти часы, дети. Наше дело, нас заставила необходимость учиться. Для того мы садимся за наши парты первого класса, чтобы проучиться так свой год на хорошо, чтобы без всякого перейти в класс второй. А во втором классе, это не в первый мы попали. Сначала в нем трудно приходилось заниматься, как занимались в третьем году. Это будет наше все – проучиться до десятого класса. Получишь среднее образование. Наши дети достигли своего знания, избрали цель, чему дальше приходилось учиться. По всему нашему государству расположены высшие учебные заведения: институты, техникумы, университеты, академии.  

      31. Надо учиться, говорят студенты первого курса. Когда я, говорит  человек, закончил агрономию, сельское хозяйство. Агроном – это ученый человек, теоретик. Так нужно делать, как учится на сегодня молодежь. А из него выходит директор. Эта система между нами развивалась, развивается, и будет она развиваться такой. Тот, кто отстает, тот не догоняет, а будет об этом долго думать, и как он будет думать. У нас люди сызмала пихаются для того, чтобы чего-то делать и с дела получить живой факт. Мы не научились быть в природе независимыми. Нас, всех людей, держит как клещиков зависимость от земли.

      8 апреля. Мы в этом деле поняли, что нам, таким детям, как мы себя в этом заставили по зависимому делу жить. Мы слушаемся своих родителей.

      32. Как предковый начальный источник. Мы начинаем с первого шага за ними вслед ходить да присматриваться, что они в этом деле делали. Их тоже заставили в этом по историческому делать. Надежда одна их была на природу, на все ее условия. А у нее они без конца и края. Сегодня солнышко рано утром всходило по-новому и небывалому. Надо бы ему нам в жизни сделать то, чтобы мы, все люди, на такой его поступок не обижались. Люди привыкли надеяться на хорошее, а плохого не хотят. Лучи недаром так ударили по воздуху. Она свои силы проложила за большое расстояние, которое мы не знаем. И не сможем понять, что же будет у нас у таких вновь рожденных людей, кто пришел и как пришел для своей жизни. Мы с вами не одно солнышко такое встретили.

      33. Оно у нас долго таким не было. Скоро оно нам сделало облачность. Эта система изменилась, стало сыростью пахнуть. Море нам с дождем прислало такие густые тучи, кем надо было радоваться. Земля у себя рост имела, а влага отсутствовала. Природа не хотела у себя плохого для нашего брата на земле между водою и воздухом, чтобы была одна какая-либо погода, на одном месте жарило. Этого солнце не в силах сделать. Скоро тут наступает уже мокрое с обложным и дробным дождем. Мы его в это время ждали, он нам таким в деле был нужен. Мы площадь для этого заняли. Наше желание, чтобы природа не делалась такой, как ей нравится. В природе есть какая-то неизученная сила для нас. Мы об этом думаем, гадаем про хорошее, а нам откуда взялась история плохая.

      34. Знаете, как это делалось. У нас таких людей рождается человек. Мы думаем об этом самом, что этот вновь рожденный человек будет таким человеком, как мы с вами. Не хотим быть таким меж нами такими, кто уходит от нас, хочет своим всем сделаться, как делался хитрец. Он прошел историю, так ее запомнил, а теперь ему доверилось быть над нами руководителем. Он нас заставляет, чтобы мы зря на этом месте не сидели, а работали физически. Приобретали у себя продукт и товар, что нас и заставило в этом деле вооружаться. Мы на это дело очень много учимся, опознаем природу, от нее получаем все. Хочется нам легко все это приобретать. Для этого мы вводим живую силу. Делаем для этого снасть от самого лемеха до самой бороны. Это все нужно нам для возделывания всякого рода грядки, а в нее садилось зерно.

      35. А когда это у нас есть, мы кум королю. А когда у нас этого нет, мы вечные в этом батраки. Нас, как неимущих в этом деле людей, за копейку покупают и продают. Хотят, чтобы мы, бедные люди с вами, им помогали в их хозяйстве. А они от нас таких неимущих прячутся, хоронятся.

      9 мая. День неплохой стороны, в ком люди сами себя подготовили со своими средствами. Особенно тем людям, тому человеку, кто любит у себя выпить. Ему нужны деньги, он без них жить в природе не сможет. Через торговлю, через продажу из земли продукта. Он человека удовлетворяет сытостью и своей красотой. Человеку надо это, он это употребляет для самозащиты и своего жилья. Люди в этом всем не живут по природному, а живут по-своему, кто и как придумал.

      36. Особенно одеждой, пищей и стройматериалом. Он у нас в природе есть. Человеку надо будет силу живую заиметь, да к этому надо снасть, чтобы было чем за землею ухаживать. А потом от земли брать такую прибыль, которая давала себе и другому. Надо продать и купить для себя все необходимое. Надо человеку шапка, а ее делал человек специалист. Надо человеку сапоги, он их собирается годами, чтобы сшить. Также брюки надо не плохие, а хорошие. Также надо рубашка тоже неплохая. А к дому чего только не надо. Это не жизнь. И так на этот счет люди сами себе свои услуги делали и делают, и будут делать через свою бедность. Человек богатый даром свое добро не раздает. А бедному будет надо, он просит у него. Не дает ему так даром. А раз не дает, надо у него украсть.

      37. Больше всего живут и надеются на причитающуюся землю, которая продавалась. Ее люди покупали и на ней сеяли зерно. Они своим хозяйством росли. Что лишнее, не держали, сбывали государству, расплачивались деньгами. Это наша выдуманная нами система. Мы без этой дачи, без выкупа не пользуемся, чтобы она было моей. У кого есть денежки, у того и праздничек. Без всяких денег мы не научились в природе жить. А вот за деньги даже в некоторое время себе люди этим попрекают. Они продаются за деньги, их как продукт в этом покупают люди, этим хотят огородиться. Нет, от своего того, что тебе дано, в жизни не уйдешь. Ты как тело человека нуждаешься.

      38. Запрос один перед этим. Люди для этого дела готовились веками. Они за счет этого дела жили один раз, и то за счет природы. Она нам дает, она нас учит, и к этому заставляет, как никогда, одно время пожить, да попользоваться всеми правами в природе. Из-за этого всего умереть. Эту вот штуку ввели мы сами из-за нашего богатства, из-за нашей в природе зависимости. Оно веками давалось человеку. Чего он только не делал, чего он только не творил, а жизнь сама заставила умирать. Торговля, покупка, продажа, чем человек научил себя это все делать. Для того он это все делает, чтобы обязательно умереть. Это ли наше с вами завоевание в природе. Мы каждому дню пришедшему кланяемся, его просим в этом деле, чтобы он для нас послужил пользой.

      39. А он шел, и приходил к нам не для всех одинаково. Одного радовал прибылью, другого убылью пугал. А в этом всем родилась борьба за свое существование. Мне надо одно хорошее и теплое. Так в этом люди для себя добивались. А впоследствии этого всего приходилось умирать. Мы не для этого начинали свое сделанное. Мы в этом потеряли свое здоровье. А раз мы взялись за это дело, нам приходится уйти с колеи в жизни. Не надо человеку бояться природы, не надо ей кланяться, каждому в отдельности дню. Надо их считать одинаково сильными. Если человек захочет оставить позади нашу вечно умирающую зависимость, он этого добьется. И к этому делу есть дорога для всех нас. Нужно в жизни себе отказать  во всем нашем имеющемся богатстве. Для этого перестанем верить старому, а возьмемся мы за новое начало.

     40. Ты, человек, возьмешься за то, чего надо. А для тебя нет того, чего будет надо. Мы такие есть люди для этой жизни. Нам надо природа, да не один воздух, и не одна вода с землей. Мы с вами в этом деле не выигрываем, а проигрываем своей жизнью. Хотим от природы получить природное. А в природе нет, чтобы не было хорошего. Мы с вами это хорошее в машине отыскиваем. Мы хотим сделать такую цацку, которой в жизни еще не было. На то мы ученые, мы немало для этого дела разучиваемся. Но к тому мы с вами не придем, чтобы нас природа не беспокоила своими силами. Чтобы мы в ней через свое опознание не простуживались и не заболевали. Мы этого в природе не отыскивали, не хотим такими в природе быть. Чтобы хозяйничать над своим родным телом, мы не научились. А чужим мы телом распоряжались, и будем мы распоряжаться. Мы на это дело учились, нас очень много таких врачей.

      41. А чтобы среди нас, таких ученых, зародился в жизни болельщик об обиженном, больном человеке, забытом нами всеми. А он у нас есть, мы с вами таких средств не заимели, чтобы от этого всего…На это есть живые люди, они склонны к тому, чтобы в природе делать с вами то, из чего создалась история. У нас частная индивидуальная собственность есть у каждого человека, также в этой нашей коллективизации. Мы заставляем землю, чтобы она нам не давала малых результатов. Мы с вами все силы кладем в этом деле, чтобы умело природу заставить, чтобы она у нас не была мачехой, а была родной матерью.  Я хочу об этом многим сказать. Сколько бы мы с вами в этом деле ни брали и ни берем, нам таким людям мало, не хватает. Мы никак не добьемся и не скажем в один голос, что мы это сделали. Бросим с вами все старое, думать о хорошем. Надо нам с вами подумать о плохом и холодном. Эта мысль никогда не была.

      42. Иван, а Иван есть русский наш человек с такими намерениями. А что если это все старое нами всеми сменится на новое дело. У нас тюрьмы не станет через это все, больницы через здоровье не будет. Мы поделаемся такими людьми, как наш Иванов. Его телу не требуется красота. Экономика с политикой отомрут, ибо земля не будет человеку служить источником. А будет каждое место у себя иметь цветок аромата. Мы с вами этого добьемся. Жить, красоваться в таких условиях мы будем. Нам не потребуется такое солнце, и не будет надо Луна. Как мы спешим ее захватить. Для нас земля показывает дорогу прямо в такт в другое атмосферное явление. Это есть берег между водой и воздухом по земле.

      43. Нам не потребуется стол с разными кушаньями, напитками. И у нас не станет шкафу, где через это водится моль. Мы совсем забросим дом. Нас огородит такая сознательность. Мы с вами так не будем учиться, и знать поодиночке, нас окружит премудрость. И поможет нам это все. А в этом во всем воздух, вода и земля. О советской власти, о народном праве люди находились говорили, что будет такое время, что не будет царя. Этого многие не хотели, а за это люди отвечали законом. А ведь пришло это время на факте, этот режим отпал, и не стало этого царя. А теперь это всем показало. Никакого нет изменения на человеческом теле, и нет никакого нового в труде. Он как был тяжелый для человека, так он и остался.

      44. Далось всем учиться. Научились, как легко жить, для себя приобретать много. Это мы с вами сделали, научились все люди. Но не научились, чтобы не воевать с природой, а сохранять в природе самого себя, чтобы не болеть, не простуживаться. Что мы с этого получаем в жизни, если мы едим много? У нас есть, чего кушать, или хорошую одежду надевать и изнашивать до праха. А дом стоит, пока повалятся стены. Лучше жить в природе, чем это все, в природе сделанное человеком. Наша корреспонденция молчит об этом деле. Она не хочет разобраться с этой системой для того, чтобы помочь этому всему началу. Мы не должны в природе так мучиться, как у нас сидят в заключении.

      45. А кому хотелось, или хочется там свою жизнь проводить. Мы все хотим видеть у себя свободу, но нам это все не дается. Мы через нашу экономику попадаем сюда, через свое родительское воспитание. Мы как родились с вами? Все до одного одинаково живыми. Нас испортили средства родителей. Они нам показали эту дорогу. Мы сначала плакали, не хотели этим заниматься. Но что ты поделаешь с ними, у них была своя физическая сила. Они чего хотели, на наше тело надевали. Чем хотели, тем кормили нас. А в каком доме мы возрастали, один ужас перед нами. Мы в этом красоту человека принимали, но не естественность. Мы утомлялись, и утомляемся сейчас. У нас нет пробуждения природной стороны.

      46. Давайте любого жизнерадостного живого своим придуманным оденем, и чем зря накормим не по вкусу, он же пропадает. Ему надо находить то, чем природа его сама кормит. Птица живет и терпит без воды и пищи не так, как наш родившийся человек. Он одним не питается, и не плохим, а хорошим отцовским. А своим он начнет пользоваться тогда, когда станет взрослым физически человеком. Он будет в среде нас нужен. Мы в недостатке с вами живем, нам дается очень тяжело приобретать свою жизнь за счет продукта и товара, да стройматериала. Нашему телу надо будет искусственная самозащита. А ее делает человек трудом с помощью своего здоровья. Это нам с вами не помогало. Вся история легла в могилу в землю, сейчас лежит в прахе, ждет. Не знает, чего. Люди не думают об этом.
      47. В людях есть прогресс, расти до потолка. Как строилась башня Вавилонская. Мы не знаем, что будет завтра. Мы хвалимся, что мы живем хорошо и тепло. Но как бы мы с вами ни жили хорошо и тепло, нас ведет это все к плохому и холодному. В конце концов, мы умираем. Нас ничего не спасает. А вот за это новое и небывалое все корреспонденты молчат. Они себя в этом научили за политику и экономику в природе писать. Им надо будет между живыми жизнерадостными, чтобы было большое, жирное, красивое для показателя. Мы для этого всего с вами живем, и хотим этим между нами хвалиться. И сказать слова свои о том, что мы умеем жить и делать, о чем не раз наш корреспондент в телевизоре покажет. Мы будем смотреть и соглашаться.

      48. Сам с собою человек учится и работает. Он повышает свою квалификацию. У него есть такая работа, такой труд, чем он делает деталь для машины. А сделанная из деталей разного вида, она быстро доставляет на большое расстояние стройматериал нуждающемуся хозяину. На ней сидит человек прикрепленный, ею управляет. За что человек как за производство уцепился. И стал ею землю пахать, под снег зимний класть. Это все делает машина, и быстро она все делает. Загачивает гребли, задерживает воды моря. Под телефонные столбы роем ямы. Хочет сказать человек. Корпуса ставлю для домов, и протягиваю проволоку. Говорю своим национальным языком.

      49. Разве это все для жизни своей. Мы человека учим мастерству. У нас человек делается ковалем, тянет умело железо, мастерит деталь. Самое главное в жизни, надо будет сделать стол. А потом научиться надо иголку делать с шилом. У нас и на это учатся люди. С них какие получаются сапожники или портные. Можно на них всю работу, что он делает и как он делает. Ему мы, все люди, за его хорошую работу, которой он показывает свое качество, мы не скажем ему, что он заслуживает простого человека. Он по этой части хороший на все мастер. Ему за это не жалеют заплатить ту копейку, которую он выпросил. Он на это плотник не топора с пилой, а самой лучшей мебели мастер.

      50. У него фуганок, у него рубанок и отборная часть. Ему приходится свое знание другому человеку передавать, как передает свою фасонную одежду, которая с материала хорошего шьется. Поэтому физическая работа, она нас учит этому хорошему. Мы как тут не отстаем от этого, учимся на инженера. Проходим теоретически всякого рода расчет математический. Инженер – ученый человек, знает все другие науки. Кто из чего складывается, и как оно с предков развивается, и чего оно дает. Директор какого-либо большого производства неученым не сможет быть. Прежде чем стать директором этого хозяйства, надо теоретически себя подготовить.

      51. Заканчивает высшее учебное заведение, оно ему много теоретического знания оставляет. Он не практик, он теоретик какой-либо цели. Он на этом своем умении не останавливается. Он описывает диссертацию, что он сделал, в этом нового ввел в жизнь небывалым делом. Мы не одно физически делаем, мы научились теоретически. Особенно у нас по сельскому хозяйству есть человек агроном. Его все силы направлены для того, чтобы землю заставлять родить не мало, а много, качественно. Это его в этом все агрономическое дело, что лучше получить, и это все продать за деньги. А землемер с телескопом со своим измерителем, он точный расчет делает, определяет по грунту землю, и ей дает оценки заслуг. Он для этого много времени учился.

      52. Инженер угольных шахт, он не сразу получает из-за студенческой скамьи. Его к этому практически приучали, да давали ему там быть, где это надо, знание требовалось. Надо знать, кто же в этом самую главную роль играет в шахте. Когда шахтер работает хорошо, он знает шахту, его ставят бригадиром. Он подбирает людей, они все это делают, уголь на-гора плывет по конвейеру. В труде любой человек хозяином оформляется. Где бы ты ни находился, и что бы ты ни делал, твою доброту в деле нес. Разве можно будет во дворе, когда убирается человеком сор. Да и конюх был для лошадей хорошо. Наши люди не все люди плохие. А когда у человека есть здоровье, и он его не жалеет, а старается по своему умению много делать,  такому человеку большая хвала.

      53. Мы делаем все для того, чтобы жить. А получается с этого всего, мы не живем в природе легко, а в этом мучимся тяжело. Наши с вами тела, они нами красуются, долго через это не живут. Их одежда хорошая фасонная у нас давит. До тех пор она носится, пока не начнет разлагаться и придет в негодность.

Как этому всему показывает рост посеянных хлебов. Мы так же с вами своими глазами смотрим на все появляющееся новое, никогда не бывалое. Оно нас своей красотой заставляет не забывать, какая она на земле все время лежит зелень, она отбирает у тебя глаза. И как она быстро поднимается, и своей густотой она перед нами вьется. Мы эту зелень не убираем с дороги. Мы такому росту никогда не скажем, чтобы он у нас не был. Как мы молодое тело встречаем, и хотим, чтобы оно у нас было и росло, как это не делалось никем. 

      54. Люди рождаются живыми, а мы их делаем в процессе чинами. Нигде и никак без всякого воздуха не живет. А там, где это делался технический рост всему, оно делается впоследствии вредное, непригодное к жизни. Мы делаем человека живого техническим, искусственным, и заставляем его в природе жить. А природе надо дело живое, а не мертвое. Она из дороги гонит с колеи, чтобы не жило в природе мертвое, оно идет в прах. А такой между нами такими не рождался человек, чтобы пришлось хвалиться своим. А вот мы надеваем на себя свою одежду, мы к этому кушаем. Говорим: из-за этого всего мы живем. Красуемся как никогда хорошо, водкой напиваемся, сидим в ресторане. Какое наше с вами удовольствие. На нас на таких люди другие смотрят, говорят и завидуют.

      55. Мы не такие, как были. Мы с вами ко всему готовимся. Сначала думаем, а думы всегда приводят к делу. Сама в этом природа показала нам, а что мы должны сделать, чтобы у нас была на нашем теле красивая и фасонная одежда. Да жирная, сладкая пища, чтобы был жилой дом со всеми удобствами. А для этого всего требуется земля, чтобы за нею как за хорошею госпожою поухаживать. С нее надо сделать грядку, чтобы сажать зернышко для урожая. А мы, такие люди, без ничего жить не сможем, да и нельзя будет создать то, чего мы имеем. У нас на это люди себя научили делать точную деталь для того, чтобы лечить машину, у которой в работе спор. Она много нам во всем помогает. Мы имеем сырье, качаем его на-гора. И на сделанных заводах из сырья возделывают продукцию.

      56. А продукция создает уже нам точно рассчитанную деталь для того, чтобы складывать машину. Надо для нее иметь всякого рода на этот счет деталь. Мы на все имеем точный расчет, чтобы не ошибочно была человеку помощь. Что и складывает у нас такое огромное наше строительство. У нас люди на это все трудятся на всех наших фронтах. Мы для этого учимся, чтобы создавать хорошее, сильное и умное. Мы рождаем у себя человека совсем незнающего в этом деле. Как сеем в землю зерно, а потом тянем его вверх до самого зрелого зерна. Нам помогает своим климатом природа. Без всякой земли мы не получим тех земных всходов, они у нас не будут так быстро на глазах расти.

      57. Мы с вами тянем вверх свое родное дитя. Он у нас растет с помощью воздуха, оно дышит легкими. А воду поглощает, и к тому обмывается. В процессе этого всего он на ноги становится, и сам себя носит взад и вперед. А хлеб стоит до самого своего времени, пока мы к нему не приступим со своим умением, со своей техникой, физически в труде, и начнем его убирать. И на это нам как жаждущим людям природа помогает. У нее становится такая погода, которая будет нам надо. За этот хороший наш период мы убираемся с хлебом, солому себе. А зернышка в закрома. Это наша человеческая такая временная жизнь. Мы ее построили между воздухом, водою и землею. Что нам помогает наше дитя растить и сохранять его тело, так как мы его все время хотим блюсти. И хотим, чтобы оно у нас никогда никак не болело. Все мы для этого силы кладем.

      58. Всю свою возможность выкладываем, и хотим, чтобы наше дитя здоровое, жизнерадостное было. Мы в этом деле бессильные растить этого человека, как не умеем мы выходить до зрелости годичный урожай. Не каждый раз нам дается счастье, чтобы нас окружало хорошее всегда. Мы живем, сами себе растим, но не все это получают. Как наши эти вот дни. Мы с вами крепко думаем и хотим со своей мыслью, чтобы нам природа всегда шла навстречу. Мы с вами для этого вооружены. Дитя свое встречаем не с плохим, а с хорошим одеянием. Но на нас на это все природа не глядит. Прорывается на это бедным окруженное дитя, и начинает на него нападать, со всех сторон его давит. У нас на это есть детские лечебные учреждения, есть больницы, врачи специальные есть. Но нет у нас такого болельщика, который бы нашел для этого в природе тайну. 

      59. Мы на сегодня не хотели бы такой погоды, такого восточного ветра, а он у нас есть. Не дает нашему человеку покоя, как и не получает наш ребенок. Он нами так воспитывается, как надо. Встречаем его с радостью, а провожаем со слезами. Мы его пихаем, заставляем. Он не хочет, но с неохотою делает. Знает хорошо, что он ошибается. И будет ошибаться он все равно, за эту ошибку получит наказание. Так и каждый рост, за которым наблюдает человек. Его как живое в жизни старается окружить для того, чтобы оно пожило да повольничало свое время. Такому  человеку дадено право встречать и провожать свои шедшие в природе дни. Они вреда не наносят, а держат пользой для того, чтобы природа не оставалась одна. У нее сегодня есть одно такое, и есть у нее другое.

      60. Хорошее везде величается, хотя бы наша земля, или на ней посеянный хлеб, да еще какого хозяина. Всегда люди смотрят и завидуют. Где бы оно ни было, и как оно не стояло, ему на месте дают оценку. Хотя человек, он своим поступком определяется. Если толковую вещь какую-либо наш человек соорудил, ему большая хвала и награждают его. А когда она есть новое небывалое, то ее на выставку зачем, кому надо плохое? Если у нас в нашем обществе зародился не такой в жизни человек со своими такими качествами. В своем процессе все это сделал для обиженного человека, кто болеет, но нигде он не получает для своего здоровья помощи. Он нами всеми забыт. А он хочет в жизни здоровье, ему надо тоже здоровье. Меня просит сын, и просит отец своей матери.

      61. Они хорошо знают, что я такой есть в жизни, помогаю больным. Они и обратились ко мне с просьбой. Если я это умею делать, скажите. Я обязан это сделать, я обязан любому человек в его тяжелой жизни помогать. Я болельщик в этом. Знаю хорошо, что природа есть мой друг. Воздух, вода т земля. Без ничего они нам жизни не дадут. Причем тут я, если это сделала природа. Я сроду не ходил по земле разутым, и особенно зимою. Кто это сделает, из хороших сапог или ботинок да в снег. А я это испытал. Для чего я только это сделал для этой матери. Я перед собой поставил вопрос в жизни в природе. Я верил ее силам и шел к ней через свою любовь. Если только эту женщину, которая 17 лет не ходила, у нее был ревматизм.

      62. Болезнь серьезная не излечимая никем, никаким специалистом. А я не отказался. Вижу свои силы, они мне дадено природой. Я говорю перед всем миром, ставлю эти слова: если только она пойдет своими ножками по земле, то я должен скинуть свои ботинки с галошами и пойти зимою по снегу. Это было Овечкино Невиномысского района. Я там все это сделал. По-своему ее принял, костыли забросил на чердак и сам ушел. Прошло несколько дней, везде и всюду молчание. А ко мне подходит один человек, кто об этой картине хорошо знает. Ему пожелалось сказать мне, что эта «женщина, которую вы принимали, уже она ходит». Как вы думаете, читатель, это было нормально для меня? Я же дал слово какое. У меня волос стал, как у ежа. Я не знал, что делать.

      63. То ли от этого отказаться, сам не в себе. Правда гонит в снег босыми ногами. Я этому человеку не верил. А сам стал рыться по природе по условиям, а что я сделал у таких людей? Одно хорошее. То они были больные, а теперь они стали здоровые. Я сам пошел, убедился в том, что я был прав. Это дело теперь остается сделать. Слова были сказаны мной, они должны остаться в законе. Я должен подчиниться уму и пойти так, как никогда в жизни не ходил, ради только одних бедных людей. Это мне было поручено от природы защитить обиженного законом. Раньше люди из-за политики, из-за режима оставались царем обижены. Долго их в этом деле держали. А пришло такое время, надо было сменить этого индивидуального человека избранными людьми, только теми людьми, которые у себя имели.

      64. Не человека переделали из старого на нового, а как была политика с экономикой, так она в природе между людьми осталась. Никакого изменения мы, все люди, не получили. Как наука перед человеком была. Они на земле катаются на своих быстро бегающих колесах. Им неинтересно без всякого груза по такому профилю взад и вперед бегать, и на созданное нами смотреть, как мы одно время себя во всем подняли. У нас на нашей земле не один хутор имеет свою бригаду, свою площадь земли, по которой приходится видеть, особенно нам, сельского хозяйства людям, которые на одном месте так не сидят. Они придумывают, как бы лучше да интересней из своего зерна посеять, и нашим рабочим свою продукцию по цене хорошо запродать. Мы крестьяне, а мы рабочие такие есть. У нас для этого деньги есть, а у нас, говорят люди деревни, всякого рода продукт. Мы между собою имеем такой любимый по работе договор.

      65. Мы им даем продукт любого качества любыми путями за деньги. Мы эту систему проводим всеми видами. Нет у нас – у них будет. У них нет – будет у нас. Все это нам делает природа, она нас посадила на этом месте. А вот этого не было, да и кто с этим делом согласится. Раньше говорили люди за время вперед, они видели, с собою несли. Им как человеку не верили. А кто этому должен поверить, что в данное время человек сделался Богом. А когда его все люди признают им, Богом, то тогда не природа будет заставлять ежегодно так рождаться, как мы рождаем. И будем мы с вами умирать. Этого нам природа не будет создавать, она на человеке оставит Боговы силы. А Бог умирать никогда не будет через свое умение. Это его дорога, по которой ему приходилось ступать.

      66. За Бога будут все обиженные люди, даже заступится преступник. Никто как Бог их всех освободит. Довольно распоряжаться человеком больным. Кто о себе крепко думает? Да тот человек, кому приходится тяжело жить. А тот, кто благами строится, тот бедно останется. На него каждое насекомое за его все набросится, и будет вечно мешать. Бог – это не что такое, как есть человек. У него своя мыслимая дорога. Он не хочет, чтобы в природе развивалась на человеке зависимость. Она много такого сделала в жизни. Не надо бы было человеку делать. А он смастерил, ему она как вещь понравилась, поэтому он согласился это сделать. Если бы он этого в жизни не делал, то у него ничего не получилось. Человеку надо было близко стать к земле, по чему он стал ходить не босою ногою, а обутой в сапоги.

      67. Человек пошел искать не Богову дорогу, а свою лично. Заинтересован быть в ней, то есть чтобы не  было плохо. Он от него стал уходить, а хорошее создавать. Богу это не по нутру. Бог не пошел по этой вот дороге. Разве Бог не видел или не слышал от этого человека, кто стал от земли отбирать для себя хлеб. Разве Богу не было известно о том, что мир мирским не принадлежал, чтобы им человек удовлетворялся, или живым животным жизнерадостным. Это было для дороги Бога нехорошо. Что из этого всего, что мы с вами прожили не один год и не один день. Для нас осталась позади вся история, которую мы видели, и мы делали для своей лично жизни.

      68. Бог не какая летающая в природе высоко и далеко птица. Бог – это есть наш русский простой практический человек Иванов П. К. Он все это сделал, от природы добился через обиженного в природе, больного человека, забытого всеми. Бог – это не какая в жизни вещь, а человек мудрец, ему открылось дело. Бог у нас есть контролер дел, что из этого всего мы получаем. Если какое-либо дело начинаем, у нас оно есть не последним. Мы одно делаем, а за другое думаем. Только что взошло с ночи солнышко. А я как хороший хозяин в этом деле готов встретиться с такой дорогой, по которой приходилось не так пусто продолжать со своей радостью. Так всегда человеку желал Бог. Он не учит плохому. А только он желал и хотел лучшего человеку, и желает сейчас.

      69. А ему как хорошему не верят, со всех сторон ругают. Кому не дается такое право на себе сделаться в природе Богом? Он же не делается для любого живого человека вредным. Он учит всех людей одинаковому, сильному, вольному. Чтобы жить, у него силы естественные природные для того, чтобы жить самому. И своими силами практически обиженному природой человеку, бедному, забытому всеми нами. А ему надо умело помочь, чтобы он не был обижен в природе. Бог только на это научился, вооружился, нашел средства в природе, стал человеку помогать. За него, как за близкого друга в природе. Она учла всю его в этом любовь, и такое огромное дело для жизни.

      70. Бог в природе – один-единственный человек, с любовью к этому отнесся, и стал на стороне обиженного, он болельщик. Для него ничто это есть какой-либо в природе враг или какой-либо такой в жизни недостаток. У Бога друзья – воздух, вода и земля. Самые мои незабываемые друзья. Вечно они жили, живут сейчас, и будут жить впереди. Мы, этакие люди, пока этому не верим, и не хотим знать Иванова, кто не пожалел своих сил для этого. Практически взялся за это, проверил всю историю, которая осталась сзади, она ему много дала об этом деле знать. Мы Бога не видели, и никто с ним не разговаривал. А большую в этом веру к нему имели. Чтобы по его делу выполняли, этого наш человек ни один не сделал. А всем было очень тяжело. От всех близких пониже, и вежливее от всех.

      71. Своей головушкой поклонился и сказал вслух: «Здравствуйте». А потом он бедного между нами всеми нашел и узнал, чем он нуждался. Ему этот недостаток с душой и сердцем устранил. Поэтому он заслуженный в природе это делать. Ему природа отворила ворота. Он у нас один. Его как человека живого энергичного в этом деле как дельца нам надо просить. Он в этом больной человек, болеет о человеке. Когда его попросит человек, он обязан ему помочь с душой и сердцем. Человек не будет в природе болеть. Ему Иванов как Бог в жизни поможет. Эти все люди, которые ему верят как Богу, они в этом спасены. Их как таковых природа примет и огородит своими родными силами. Человек любой будет это делать, что делает Иванов в природе. Он никогда не будет ею нигде обижен.

      72. Бога никто в жизни не создавал. Его сама природа представила, чтобы он был не для плохого, а хорошего. Мы с ним вместе обязательно добьемся, сделаем то, что будет в жизни людям надо. Они не хотели в природе умирать, но их нехотение не в силах это сделать. А в природе их очень много, на каком-то деле и ошибется. А когда человек неправильно ступит ногой, ему уже делается вредно, он в этом падает, идет на веки веков в могилу. Это все сделали люди. Бог не хотел и не хочет у себя это заводить, даже не желает, чтобы эти люди делали. Сначала, по полному развитию человека, люди Богу очень крепко верили. Но чтобы его знать, они ничего не знали.

      73. Себя считали недостойными его видеть. А вот сейчас он и к нам на землю пришел сам со своими силами. У Бога нет того, что имеет человек. А человек не сможет жить по Богу. А у Бога дорога для всех одинакова, вся в цветах и в душистом запахе. Богу не приходится времени дожидаться, как мы сейчас ожидаем. Время, кто его знает, где. Мы не знаем, какое оно к нам придет. Мы ждали таким, а получилось, таким оно пришло. Чтобы Бог согласился с нашим таким культурным выступлением на арене на нашей сцене. Мы с вами для себя это делаем, сами поем, сами танцуем. А Бог, он этого не делает и не хочет этого, чтобы наши эти люди этим занимались. У них такой у человека есть риск, с которым он живет.

      74. А раз люди этого хотят, у них это так получается. Работа работою. А всякого рода самодеятельность. Мы без этой церемонии как будто и жить не сможем. Это наше есть в этом дело – пожить в природе весело. А потом приходит в этом наше горе с нами такими, как мы оказались между людьми ученые с разными видами. И мы от него учимся встречать такого человека, такую в природе сцену, от которой будет не легче, а тяжелее. Мы, все люди, это делали для себя, чтобы с кого-либо  с такого человека смеялись. Нам всем смешно, когда мы все кучей смотрим. И смеяться, нам кажется, – это хорошо. Мы пользуемся один раз. Какие в этом деле были наши люди, им никто не помог. А все они заболели своей болезнью, и от нас убрались навсегда, их нет. Другие люди на это дело пришли.

      75. Стали по-своему умело жить, чтобы не бедно жилось, а богаче и хорошо. А природа на это все богатое, хорошее смотрит иначе. Она не считается ни с какими особенностями и идет по своему пути. Взяла на наше такое хорошее и теплое, с которым мы умираем, и на это дело прислала человека, кто от всего этого отказался. И стал по природе не гордость искать, ему как человеку попалась на пути своей вежливость, с кем он стал вместе жить между людьми, да свои дела творить. Особенно ему не понравилось наше все то, что мы с вами делаем. Мы эту историю, это дело начинали делать с крестом, с благословением. Нам в этом давалось хорошо. Один этого достигал, другой в этом отпадал. А природа с ними не считалась, и не считается она сейчас.

      76. Верующего в Бога и неверующего в Бога берет и кладет на койку. Держит, до тех пор он стонет. У Бога есть свое найденное, а в людях свое есть. Они без всякой общей мысли не смогут жить. У них одно есть – как бы больше времени в природе за счет сделанного дела прожить. Мы, все люди, этого хотели, но природа нам такой дороги не показала. Она (не) была приготовлена как никогда никому. А Бог дождался встретиться с этим делом. Человек болел, а ему надо создать помочь. На этот счет свои силы естественные приложил, учится Бог практически. Ему как таковому природа поручила, и стала в этом деле Богу помогать. Люди на этот счет обратили внимание, и стали идти как к Богу со своим нездоровьем.

      77. Он в этом инициатор. Бога любили очень крепко до этого времени самые огромные богачи. Он их заставлял быть душевными с сердцем к людям. Они не считались со средствами, им хотелось в загробной жизни для себя получить вечно не умирающую жизнь рая. А что им приходилось делать, они без конца творили в грехах своих, но они считали, их деньги выкупят. Поэтому они и не жалели их определять по заслугам. Есть такие слова, сказанные кем-то за фарисея и мытаря меж славянами. Фарисей Бога просил, ему хотелось в рай попасть, но его обман не пускал. Он много Богу сулил. А давать было тяжело. У него были вокруг бедные, но он им не помогал, а за средства свои строил благополучие это церкви.

      78. Богачи показывали себя в ином порядке. Одни кресты на себе в церкви носили, а другие купались в ледяной воде, третьим приходилось радоваться, что они живут хорошо. А мытарь сам себя не считал человеком правильности. А всегда он считал себя грешником. Его Бог признавал в необходимости, и также его любил. А сейчас от этой любви отказались, не стали верить Богу. Любовь в этом прекратилось меж людьми и Богом. А тот только держит в своей головушке, природой наказан, это больной страдающий человек, в койке прикованный. Он просит Бога, чтобы к такой жизни вернуться, которую люди имели и имеют. У них во всех большая меж собой разница в жизни. Один другого учат, подсказывают, учатся, хочется чем-либо обогнать.

      79. Такова в жизни есть наука человека. Родился, ничего не знал. Он не ходил ногами, не соображал умом, он не мог называть эту вещь именем. Его учила предковая обстановка. У этих людей не было любви к жизни. Их заставляли одеваться и кушать родители. Им хотелось, что лучше да слаще, и теплее. Они всю свою жизнь проводили в этом. А Бог таким, как он сейчас, пришел, любит своим делом больного. Он его поцелуем принимает, какой бы он ни был в этом деле, какую болезнь на себе ни имел. А все же Бог больного любит через его на нем врага. А раз Бог целует больного, то из него уходит вон его болезнь. Простому такому человеку эти качества не даются так просто. Прежде чем быть в природе заслуженным в людях, надо будет то делать, что возможно.

      80. Мы без его помощи не сможем жить. У нас как у технических в искусстве людей есть ложки с куском хлеба да чашка с борщом для того, чтобы первого покушать. Да заесть вторым чего-либо жирного, сладкого для того, чтобы наесться до отвала. Бог про это все разбирается премудро, как эта история делалась. Без гвоздя да молотка ни одно здание не строилось. И не шилась одежда без всякой иголки. Человек, а не Бог этим окружил себя. Ему надо было дом со всей разной обстановкой, чем человек одно время как местом пользовался. Он там у себя имел всякого рода в жизни своей дело, делали сами для себя эти люди.

      81. Утром вставали с постели, брались за чистую воду и умывали свое лицо, а потом полотенцем утирались. Имели иконы для моления Богу не одну поясную с поклонами молитву устно наизусть читать ясно и хорошо. А потом вечерне время, тоже за это все брались, и читали много раз да кланялись, просили прощения у Бога, покаяния просили. Не одно было, много раз кланялись перед Богом. Как только начинаешь собираться к какому-либо кушанью, а его Бог нам дал, мы у него просим разрешения, чтобы он дал свое согласие на то, чтобы эту пищу на пользу своего здоровья поесть. Это нами делается в процессе не один раз. Мы крестом себя огораживаем и читаем про себя устно каждую в отдельности молитву.

      82. Так нашего брата учил и говорил, чтобы мы практически в труде огораживались. Человек наш при любом деле, он крестит голову и говорит Богу свои слова, чтобы он ему разрешил в этом деле сделать благополучно. Для того он все это по порядку в природе делает, это его такая в жизни задача. Да еще она делается быстро, чтобы получалось в жизни для себя какое-то великое добро. Мы с вами видим это и хотим, чтобы у нас это всегда было. У нас на это крутится наше единственное колесо. До тех пор ему приходится крутиться, пока оно на оси поломается. Об этом нам прежде времени и Бог не помогает. Он нас заставляет, чтобы мы с вами такие добрые в этом деле люди все без Богова дела не оставались.

      83. Нас с вами история к этому ведет. Мы ежедневно трудимся, создаем у себя то, чего нам надо. Все дни так не проходят даром. Обязательно человек с Богом проживает, просится благословением, и впоследствии мы его благодарим за это сделанное дело. Мы историю сделали человеком. Нас научила природа, чтобы мы с вами для этого делали с Богом. Мы все это делали. Говорят так: без Бога ни до порога. Мы всегда от него отрываемся, и туда мы идем, где это случайное. Бог в саду никогда не бывал, чтобы нам караулил плоды. А вот это он делал, на человеке врага опознавал и старался его удалить. Люди кинулись, но не всем это все давалось, чтобы избавиться от этого врага. Мы такого человека по пути своей встретили, он прислан к нам природой.

      84. Природа на наше все тяжелое, что мы с вами в жизни получали. Болезненно нас природа заставляла, чтобы мы с жизни уходили. А нам как никому не хотелось в этом оставаться. Как же так мы родились с вами. Надо будет жить не как-либо, а как это вот делалось. Человеку надо было жить, а ему Бог не давал дальше продолжать годы. Какие мы в этом люди, если мы не умеем совладать с нашим внешним и внутренним врагом. А Бог его на себе победил, и стал побеждать на другом человеке. Его как Бога надо во всех делах просить. Он пришел и стал нам всем помогать. Не хочешь этого, что нам Бог дает, – иди, там мест хватит. Не такие люди по званию были, где они все подевались? 

      85. А Бог нам всем говорит за свои силы. Это будет всем хорошо тогда, когда меня враг победит. Я для него есть самородок. Люблю друзей своих в природе: воздух, воду и землю – от чего зависит жизнь людская. Мы с вами не живем так, как это следует по явлению Бога. Нам мешает враг, у нас сердца непригодные. Мы не сможем с вами все время жить: не выносят сердца. Мы бы жили так, но нас природа не жалеет, берет и наказывает, своей болезнью награждает в этом деле. Какие мы есть такие люди, что мы с вами не научились жить. Это вот дорога, по которой наш Бог идет. Он закаляется, он в тренировке делает, чтобы нам не по историчному, по-старому жить. А надо по-новому жить. Вот тогда-то нас можно будет всех назвать как хороших людей.

      86. Подвода для Богова тела не делалась. А вот человек у себя сделал для того, чтобы принадлежащий груз возить взад и вперед. Да самому на это все сесть, в руки взять вожжи да кнут. Для того, чтобы было очень много на это все, сделанное человеком, смотреть; было мало. Да и к тому бить кнутом это жизнерадостное животное. Какая была в этом наша радость, она не одинакова есть. У одного человека есть своя сила, он ее применил. Как хорошо все делается на этом месте, да в это вот время. Мы запрягали в хомут лошадку за оглобли гужами, дугою. Словом, опутали это дело. Так зачем в это самое время будет рождаться Бог. Его дело одно. Ему крепко верили люди, но делали все не по Божьему. Смеялись все с другого человека неумелого.

      87. А разве бы человек бедный, не имеющий в этом деле не смог посмеяться из такого огромного дела. Это и сейчас в жизни смеются из какой-либо чепухи. А из правды смеяться не будешь. У нас сейчас на человеке родился природой Бог. Он вредное людям не делает, и не хочет, чтобы кто-либо это делал. Говорят по всей нашей истории, что Бог и к нам придет с небес с золотой одеждой. Он нас за все наше сделанное на земле осудит. Мы неправильный образ жизненный ведем. С нашей природой, с нашими людьми за землю, за богатство воюем. А Бог наш есть земной человек. Говорит: нам надо не воевать так с природой, как мы с ней всякими путями воюем. Это есть одно наше нехотение к другому. Разве Бог наше с вами у нас все это отбирает. У Бога есть очень много своего. Особенно его личные силы, он ими руководит.

      88. Мы, все люди, на этой очереди стоим и ждем на себе болезнь. А Бог наш такой на это дело закалился в тренировке для самого себя. Ему как Богу природа уже ничего не сделает через его идею. Человек живет на земле, а думает про небеса. Ему в этом деле мало на нашей земле, он ничего не получил хорошего. Здесь  на вот этом месте в это время когда погода стоит холодная, не такая, как надо ей быть. А лето есть теплое. Богу не интересно будет лето встречать, а потом его провожать. Лучше будет в нашей жизни с холодом поближе побывать. А Бог не считается ни с какими особенностями. Ему все равно будет для его тела, что весна начальная к лету, также ему хороша будет в атмосфере и осень. Разницы никакой нет для нашего Бога. Вот какие есть дела в природе.

      89. Люди все по-своему живут зависимо. А Бог ихним не радуется. У него ноги разутые всегда. Водку Бог так не пьет, как выпиваем все мы, люди. Считаемся в этом цивилизованными. Много нас таких ученых, которые в жизни своей делают какую-либо вещь. Это есть людская наука, с чем человек не стоит на одном месте, а ищет в природе небывалую тайну. Она не даст нам так хода, как мы одно время не хотим в природе жить с Богом. Его на помощь всегда просили, ибо человеку одному живется в природе очень тяжело, у него не хватает чего-то. Он думает об этом очень много, но ему в жизни не дается. А когда он обращается к Богу невиданному лицу, он его знает и просит крепко его. Бог не всем одинаково помогает.

      90. Да и чего надо помогать. Надо знать, чего делать в природе здоровье. А у здорового человека умная голова к своему  близкому добру. А в добре считается, жена хорошего знания, она у меня большая-пребольшая умницу, у себя родила детей. Мы создали хорошую семью, по горсточке, по кусочку в кучу тащили. А пришло время такое, за нас взялся своими силами Бог. Он заставляет, чтобы мы не делали то, чего было самому человеку вредно. Он никого не просит, говорит нам всем. Знаете, что вы в жизни делаете? Они отвечают Богу: мы тебе не верим, а хотим без всякого Бога построить наше намеченное. А то, что мы не знаем, мы за это не беремся. А вот когда мы попросим со вниманием Бога, мы легко у себя делаем и достигаем.

      91. Что может быть от этого лучше. Если мы сами в этом деле начинаем, а нам в этом не везет, мы психуем. Наша нервность беспокоит в природе. Какие мы в этом люди, если мы не верим Богу. Он у нас на всю вселенную один есть. По его намерению все равно это будет. Ему 70 лет сравнялось. Он на это силы имеет свои бросить нас совсем, нашу землю. Переступить через порог. А увидеть перед собою не умирающее, а будущее море, которое никем никогда не изучено. Богу не разрешалось по земле босяка ходить. Да и кто из людей пойдет и скажет: это я победитель природы, кому надо как Богу поверить и с ним согласиться, как с человеком. Это я буду носитель этой идеи, я Бог всему. Если меня просишь, то я прошу природу. Она имеет друзей.

      92. У Бога на земле между национальностью нет никакой разницы, да и профессией тоже нет. Есть только одно человека тело, которое рождено человеком. Для того он родился в природе, чтобы сменить старого и самому сойти с колеи, как не жил в природе, за его личные дела. Бог для всех одинаковый. Что малый есть и что большой, нет никакой в жизни человек, раз он в природе зависимый от природы. Все люди зависимые, как искусственные люди. Они не такие есть, как земной наученный в природе независимый Бог. Он не для того пришел со своими силами к нам на эту землю со своими босыми ногами. Он не самовольник избрать место такое в жизни, его огородить оградою.

      93. Поставили стены с четырех сторон. А на углу от улицы свой собственный дом ставили, крышей его накрывали. Сделали окна, да двери ввели, куда ежеминутно человек может входить и выходить в природу. Она его любыми своими свойствами встречала и огораживала так, как хотелось ей. Человек без всякой самозащиты никогда не выходил в природе. Если ему приходилось дорогу длинную совершать пеши, то он в дорогу брал что-либо покушать. Такая людская была в жизни привычка, кто как себя мог представить. В этом месте у людей была своя сила для того, чтобы к ним природа приходила такая, какая была людям надо. Это только вновь рожденный Бог небывалый человек за это думает.

      94. У него мысль работает не так, как у всех. Наши люди на земной коре  ввели свою собственную индивидуальную жизнь. Она их заставила каждому дню низко-низко  кланяться, да спрашивать у себя: а что должен сегодня человек сделать. Он по двору так зря своими глазами не смотрит. У него есть руки, все делают, чтобы во дворе, как в хорошей комнате. Да у порядочного хозяина по порядку все строения стоят, и ждут к себе животное, чтобы в этих условиях, в которых находится любая живая скотина или дворовая птица. Мы, все люди, такие, без этого всего не остаемся. Стараемся сами себя заставить это животное выходить. Как бы лучше да красивее перед всеми задобриться, что я такой есть между всеми хозяин. У меня не дна лошадка, не один бык.

      95. И не одна породистая коровка, да свинка с овцами. Мы так в этом деле сами себя поставили. Жить надо, да в некоторое время веселиться. А хвалиться хорошим добром, мы всегда хвалились. И говорили сами себе: надо нам с вами в природе так научиться жить, чтобы у нас было всего вдоволь. Нам даст природа ежегодную прибыль. Особенно лежит под ногами у нас наша земля. Мы по ней с утра до самого вечера ползаем взад и вперед. Ищем по нашей матери природе то, чем перед всеми можно только хвалиться. Мы живем в ней один раз. Нас наши предки родили для того, чтобы плохо в своей жизни не жить. А заставляет людская обстановка в своем месте и во дворе так жить. Как хотелось каждому человеку, чтобы было живое и красивое, хорошее, никогда не умирающее.

      96. Так мы в своей жизни всегда продумывали неплохую у себя землю, черноземную, прибыльную заиметь. А потом для нас нужно сила живая, чем эту землю обработать. Человеку без снасти не показать носа и не ступить шага. На это требовалась человеку иметь смекалку так в людях жить, как не жили все люди наши живые. Им разве одна земля будет надо, да еще какая у нас перед нами будет. Мы привыкли на этом месте богатеть. И развиваемся мы для того, чтобы наши люди жили все на земле так, как хочется пожить человеку. Чтобы у него было во дворе и на поле, и также в своем доме. А раз человек имеет у себя много, то ему будет надо, кому это сдыхать, то есть продать за деньги. А в деньгах походит вся государственная по земле система.

      97. Вот чего наши люди ищут. И хотят, чтобы между ними в природе был хозяин, да еще какой человек. Бог не по такой совсем дороге идет. У Бога дорога такая – не болеть о богатстве, а болеть о человеке. Он напрасно так сам себя заставляет думать. Еще этого не было, а он все думает у себя заиметь. Это такая мысль человека, он может умереть за это время. А он бежит бегом, гонит эти дни. Бог этого не делает, что делают люди. У Бога глаза смотрят только на хорошее, но на плохое даже веки не поднимаются, а руки не собираются делать. Разве кому хочется  лопатой в земле яму копать, да из камня стену класть. Это работа физическая простая, но тяжелая, как никогда плохая.

      98. Люди – это не Бог, кто ногами больше ходит по земле. У людей на это есть дороги или бричка для пары лошадей. Да и к тому есть линейка с тачанкой. Их возят хорошие лошади, чтобы покататься и посмотреть в этом самого себя, что ты не бедного характера, а богатый человек.  Посмотреть на твое все. Ты единственный в жизни человек. Интересно знать, откуда это все взялось. На этом вот месте когда-то люди не знали, что тут большие залежи угля есть. Поэтому сюда и профиль, железную дорогу проложили сюда, и люди стали на этом месте делать. Мы увидели шахтерский копер с колесами, по которым ходит могущественный канат.

      99. Он для этого сюда вот построен – живую силу спускать и вытаскивать. Люди это делали, делают, и будут за счет этого людского дела города расти. Бог говорит. Зачем это все делать, если можно на ноги стать, и на них стоять столько времени, сколько не стоял человек. У него большая в этом деле усталость. Он, мало того, что одевается. Носит на себе причитающуюся одежду до тех пор, пока она на нем не сгниет. Это не хотел видеть человек, у него желание от этого уйти. А Бог наоборот, близко становится к этому. Он хочет сказать о себе. Я Бог природы, любить хочу ее, но не болеть о средствах, болеть надо о холодном и плохом.

      100. Бог не водитель поездов дальнего следования. И не шофер автобуса, и не таксист. Смогу только на них ездить. Мы так научились ими ездить, как жареная яичница, а мы ее поели. Это все поделали между нами такие люди, о ком рисует картину Бог. У него не кувалда с молотком, и не стекольщик с алмазом. Разве только нашему Богу можно от этого отказываться. Человек тоже может это в жизни проделать. Но он не птица такая, которую можно в любое время увидеть на своем таком месте. Где ей не потребуется никакая наша сделанная руками одежда, и не будет ей нужен стол с разными кушаньями. А зачем ей будет надо жилой дом, в котором не раз уже человек свою душу оставил.

      101. Птица вольная по белому свету, у себя не имеет никакого запаса. Она живет и располагает свое время встретить природу, особенно любой пришедший день. Она бывает такая, что и голосом своим для нас, людей, пропоет. А мы скажем одно – пришедшее к нам такое бывает время, к нам прилетят из многих мест маленькие и большие птицы. Они по холоду сюда на север боятся свой голос показать. А человек себя приспособил, за счет этого круглый год напролет он в этом копается. У него на это есть дело, которое он делает. Летом одну работу проделывает, а зимой другую. Никто ему в этом не мешает.

      102. У него как у нашего человека по природе всегда бегает быстро. Ему хочется сделать хоть камушек или дрючок, и, может быть, дырку залепит приготовленную с глины. Мы, люди, не такие есть, как наш Бог. Он для этого не рождался, чтобы от этого начинать богатеть. Это только человек. У него есть, скажем, во дворе собака, а в доме кошка – уже помощники есть. Только они такого ничего не сделают, как прорывали в природе на этом месте. Для этого хозяйства неприятность какая-либо, и замки ломают. А то, что нужно будет природе, она ворота никогда никому не затворяет. Надо будет человеку сегодня досыта наесться, он к этому готовится, чего зря он кушать не будет. Как медведь, он любит мед.

      103. Так и нашему человеку в моде. Лежат приготовленные куски хлеба, да кружка набрана полная воды, не забыть про соль. Вот это когда-то человеком  применялось. А сейчас Бог нам свои слова ставит перед нами. Мы люди хорошие, пока не можем сделаться плохими через наше самоволие. Мы с природой воюем, как с нашей землей. А Бог тоже заинтересован взять в руки так же, как ее берет азартный. Ему не до этого дела, чтобы пришлось проигрывать. Как у крестьянина дни, в них делается, а не каждый раз люди удачу получают. Как и карта счастьем окружает. Она в руки попадает как будто хорошо, но дело показало в другом практическом с неудачей.

      104. Человеку по этой части думалось одно, а вот другое получилось. Человек думал, этот день ему Бог в этом поможет и на его такое счастье пойдет навстречу человеку. И заставит природу, чтобы на этом месте получился в жизни большой урожай. Бог не для того пришел на землю, чтобы по ней ходить и ее заставлять как источник обеспечивать жизнь человека. В природе на этот счет не играет роли никто. В этом она массивно делает, бушуют по воде волны, а по земле всякого рода неприятность. Земля себя меняет от природы. А в ней такие проходят дни. То солнышко как солнышко, и бывает, ветер нагоняет туч не пустых. Как это бывает, без дождя. А бывает, спустит, как с ведра, сильный дождь.

       105. Так и бытовая есть. Приходит в руки наша любимая по игре карта, на которую надеешься выиграть в этом деле. А когда надеешься производить эту компанию, то у тебя не то получается. Думалось одно, а пришло другое. Так делалось, делается, и будет в природе делаться. Не каждый раз человек садится за стол  за свое место. Он берет в руки свою карту. А в самого в голове  такое идет, чтобы не проиграть, а выиграть. Такое у всех игроков делается, но счастье рождается у какого-то одного человека. Как делается в хозяев на земле во дворе, так оно и будет делаться людьми в природе. Это не Богова дорога, которою идет сам он. Ему не надо бы изменения. Для Бога природа одинакова. Он не жалеет у себя, как другой человек в проигрыше.

      106. Мы приучили себя без всякого Бога делать. Мы делаем в этом деле сами. Что вздумали, то и делать начинаем. Нам надо, поэтому мы, люди, его просим, умоляем для того, чтобы у нас было. А когда мы просим, то мы уже нуждаемся, мы в это время бедные люди. Хотим сказать, у нас во всем находится он внутри нашего тела, но мы не знаем: кто он и какой есть. А он же человек такой же, как мы все, только не такая у него мысль делается в природе. Мы, все люди, ждем завтрашнего дня. А он и к нам придет, никогда он таким уже не будет. Мы вчера все с вами люди живые оставались. А вот сегодня день другого характера, кто-то из нас уже заболел, и крепко в этом деле болеет.

      107. Это уже не такой день, как он был. Тогда люди Бога у себя держат, им интересно всегда его иметь, когда у него большая прибыль развивается. А без нее мы никакие есть люди, кому хочется больше всех. Мы не привыкли от других людей отставать. У нас такие есть силы, с которыми мы вперед бежим. Для нас день бывает днем таким, от которого не ушли со своими родными силами. Какая наша это есть красота, с которой мы всегда вместе живем. Никогда об этом не скажем, что это будет невозможно сделать. Как какие-то под курочкою беленькие яичка, это бывает. В день один раз курочка снесется, а мы то ли дело забираем.

      108. А когда этих яичек соберешь много, посчитаешь их поодиночке, скажешь для себя одну цифру, в которой мы не одни в этом очутились. Да говорит сосед соседу свои слова. Знаешь, в чем это будет дело? Зависит от петуха. А тут можно сказать нашему хозяину, кто хорошо их кормит. Он любит яички, у него с них так получается. Как чуть что такое, уже говорят, хозяйка сжарила сковородку яичницы. Наше дело одно – кое-где эту штуку можно дождаться и подготовить себя. Кто не желает кушать эту сжаренную яичницу. Она делалась людьми и поедалась с аппетитом. Вот какие наши теперь дела, с утра ожидаем такое дело.

      109. А раз на арене это сделалось, мы увидели на столе. А ложки с вилками держали в руках, как какие-то молодцы. Полное стадо во дворе имели наши люди птиц, без этого мы не оставались. Как чуть что такое, уже зарезали уточку. А утятина у нас считается первого сорта мясом. Мы с нее варим всегда супы. Но этим людям, кто привык всегда это делать, у них того нет, что надо. Пришел в неделю один раз праздник воскресение, которому наши все люди по этому времени поснимали свои шапки, и смотрят на восток, откуда весною ежедневно для нас строится небывалая погода. Она нас всегда заставляла об этом думать. Как же так мы у себя всю бытность ждем свою необыкновенную прибыль. А она у нас дается один раз в году.

      110. На вот этом месте, да на этой вот земельке человек знает, чего тут сеять. Это все делается нами в один час. Лошадку запрягают в драги люди, их заставила мода. На ней только ездят, пока она не устанет. Это бывает не каждый день. Когда нашему брату приходится по жаркому времени влезть в воду, и там он как человек купается. И думает как никогда, бывает такой у человека момент, он его встречает как никогда, берет само тело и тонет. Это не с душой, не с сердцем получилось в жизни. Как это приходилось богачу перед богатым человеком хвалиться. У него не одна была для просева десятина. Он ее не сам обработал, за собою тащил рогатых быков, в ярма их запрягал.

      111. И за собою как сказку водил. И все про богатство свое болел, ему нет конца и края, как сезонной птицы. Она на месте не сидит, ей приходится оставлять позади место свое, как и человек. Он всю свою жизнь немало делал, в конце концов, мы оставили это все позади, ничего хорошего не создали в этом. А как был день. Сначала утрешнее солнце без всяких туч ясно себя показало. А вот измениться, пойти в другую сторону, как делалось не в каждом году. Бывает погода неодинакова в природе. Не одинаковы есть и живые виды. Смотришь на голубое небо, оно не показывается одним, а меняется от солнца. То солнце, то тучи, то туманный вид, то ясная погода.

      112. А человек в своем труде, он никогда свои руки не приостанавливал. Его одно дело – сделать в природе такую хорошую вещь, от которой не надо отказываться. А надо этому человеку сказать свое спасибо: он этого у себя заслужил, чтобы про него люди так говорили. Бывает, все скажет человек, одно не бывает между людьми мирное и хорошее. Людей на земле очень много, всех хочется на земле неплохо жить. Один очень крепко трудится, другой от этого тяжелого труда совсем отказался, ему это надоело, и крепко. Одно удачно пришлось оформить. А вот другое было не так, как думалось сделать человеку. Едет на подводе мужик, везет с собой то, чего надо на базар.

      113. Особенно собирают люди для продажи молоко, или яички есть. Бывает, масло сделает. Деньги требуются каждому человеку, за них он может купить, чего это следует. Это только мы не все гуртом Бога нашего признаем, что он нам плохого не делает. Он только делает свое хорошее для каждого человека. Разве это плохо делает Бог, если он заставляет человека, чтобы он не ругался, не пил водку, не воровал. Все это делает сам человек. До тех пор все это делает, пока ему в жизни что-то помешает. А в жизни разве мало таких людей, которые собираются на сегодня пойти на охоту. У них ружья приготовленные, и заряды заряженные к бою.

      114. А бой бывает в природе один раз между людьми такими, которые спешат жить. Им не надо их неудача, а им требуется большая в этом прибыль, которую человек создает. Бог на это все так говорил. Лучше нам таким людям не надо рождаться. А мы с вами рождались, рождаемся, и будем так рождаться со своим понятием. Наше, говорит, такое понятие о жизни человека. Он не научился, как будет надо жить. А по направлению Бога человек не живет ни один раз, как это говорится. Он не так живет, как живет Бог. У Бога не так делалось, как у человека. Для него не такой день будет завтра, как его ждут с нетерпением. Он должен к нам прийти таким днем, как он раньше заходил.

      115. У него у такого вечно была утрешняя зорька всегда не такая, как оно бывает среди дня. Люди энергично натрудились, их за это кормят. А тогда, когда человек лежал да потягивался, он ничего не думал. А мозг его отдыхал, и глаза не смотрели. Руки подергивались, рвались в ход, но время не пускало. Все люди в это время спали, их давил сон, что Богу не по нутру в нем спать. Это человека вечное развитие на себе – день весь напролет в труде самого себя держать. Ему как таковому живому телу не лучше ли будет хоть один часик выделить хозяину, у которого не один рабочий работает. И не одна мысль об этом мыслит. У хозяина на это есть средства.

      116. Он на них полагается, у него их много. Их надо им приобретать, чтобы они с кармана не уходили, а наоборот, прибавлялись. Это у каждого богатого человека есть такое намерение: малыми деньгами сделать их большими. В природе сырья очень много. Им можно будет человеку городить на этом месте для себя жилой дом. А когда это человек заимеет, то он нас задерет. У него для этого есть неплохая живая сила, к этой живой силе хорошая сделанная руками людская снасть. Без этой снасти у тебя как у человека не получится жизни. Когда человек у себя не имеет ничего, зачем ему такая мысль, которую имеет богач.

      117. У богача каждое место на учете. Если не человек этот, которого природа создала. Он раньше жил не так, как живем мы сейчас. У нас кружки не было, чем напиться. Лопатки острой не имели под руками. А человек жил. Как он жил, об этом знает природа. На его такую неимущую нужду, как из неба, присылает. Говорит: ты человек ученый не такой, как это требуется для жизни. Особенно сейчас в данное время наша земля человеком захвачена со всех сторон. Она обрабатывается, и на ней чего только человек не ставит. На фундаменте сложено из камня на глине стена, ее руки обмазали, чтобы ветер холодный не низал тело человека.

      118. Для этого и дороги проложили от хутора до самой твоей земли, на которую ты смотришь, видишь ее. И тебе как человеку хочется заставлять, чтобы она пустая не лежала. Для этого она земля твоя. Ты к ней приехал не сам один, с собой приволок уйму животных других для того, чтобы с этой землей справиться. Надо будет вспахать, поборонить, а потом как в грядку зернышка посеять, и сказать природе как матери родной. За нее должен человек не забывать, ежеминутно думать: а что на ней должен человек сего года посеять. И самое главное, какой должен быть урожай. Надо, говорит человек, Бога просить, чтобы он нам как таковым прислал на наше такое счастье день, которого мы ждали таким.

      119. А нам природа не дает, надо бы дождя, да не плохого, а хорошего, чтобы в природе пошел рост на всей нашей земле. Она любит влагу. А нашим людям Бог не надо, чтобы его просить. На этот счет труд закладывается. Человек читает устно молитву. Физически крестит себя крестом, да всем телом кланяется. Надо все делать с душой и сердцем. А оно, как грех, где берется в этом наша лень человека. А вот чего-либо с хорошего покушать. Один запах чего только наделает, нос наш далеко слышит. Бог этого никогда бы не сделал, и не позволил себя заставлять, чтобы Богу молиться, и просить того, кого не знаешь и не видел. Бог говорит. Три тела, самое главное, – это воздух, вода и земля – от чего произошел человек. Он породил у себя Бога из-за недостатка своего.

      120. А раз мучит в природе этот вот родившийся недостаток. Мы, люди, через кого стали умирать. Эта дорога, этот путь для жизни человека хорошо не увенчался. Из-за этого всего на нашу землю пришел со своими силами Бог. Он не стал искать для себя лично жизнь. А пошел со своим телом в природу на жертву. У него родилась мысль новая небывалая. Человек должен сделать в природе то, чего в жизни человек не получал. А вот сейчас в данное время человек у себя получит. Он не пойдет вслед за всеми людьми, от них оторвется, и станет свое новое небывалое в жизни обосновывать.

      121. Не по-старому, историческому станет жить. За это возьмется сам, и будет на себе все показывать. Природа велика,  в ней можно все делать. Вредное с пути прогнать, а полезное ввести. За это все наше пришлось взяться делом. То человеку требовалось, чего он каждого утра искал для себя, эту нашу красавицу для головы шапку. Она была нужна человеку в его жизни. Он без нее не считался в жизни человеком, особенно богачом. Он это все надевал и этим хвалился перед всеми, что он есть в шапке человек. Ему не одна потребовалась шапка для его головы. Он за свою всю жизнь сообразил на ноги надеть сапоги. Это же его была красота.

      122.Человек без этого обряда не человек. Бог с этим поступком в природе не посчитался со своими силами, а стал делать то, чего в жизни люди не стремились сделать. Кому это будет надо плохое? Без всякой одежды оставаться очень крепко холодно, значит надо будет тепло. А оно бывает один раз в году. А большинство в природе бывает холодно. Но человек так привык. Как ему это в процессе сделалось. Он не поверил своему живому телу, а он поверил сделанной руками неодушевленной вещи, которая человеком изнашивается, как непригодная вещь. Это одно, от себя откинул человек. Другое, человеку пришлось рыться как в каком-то продукте. Это все земля нам дала сырье, а мы его у себя переделали на продукт. Сварили, спекли, и кушать стали.

      123. А раз мы скушали, его не стало, уже для человека убыток. Забота такая: другое надо приобретать не плохое, а хорошее. То мы кушали горькое, соленое. А теперь мы перешли на сладкое. А сладкое так в жизни не дается, за деньги покупается, не на одно время это все запасаются люди. Это не Бог есть, кому не потребуется никакое дело и никакая для этого единица, с которой Бог не хочет считаться с людьми. Он между нами такими недобрыми людьми в природе народился, недаром таким по земле ходит разувшим всегда в любое время. Ему нет между природою такою, как она себя показывает. Зима и лето бывает в жизни, приходят разные такие дни, от которых все люди бегут, отворачиваются, не хотят у себя такими видеть. А Бог с такой радостью в природе встречается.

      124. В природе он встречается. Для него разницы между этим нет. А есть для всех одно сердце и одна душа. Все это находится в природе и в человеке. Оно рождено для того в жизни, чтобы не жить одно время нам, таким трудолюбивым молодцам. Как мы с вами одинаково на белый свет произошли. Нас наши родители в жизнь представили не такими, как мы в процессе дела нашего представились. Если бы не наша мать природа, мы бы в ней такими не поделались. Нас с вами заставило условие. Это мы получили, меж собою поделили пополам землю, и назвали ее своей. Она сделалась у нас собственной через наше дело, через наше знание к ней. Мы стали получать от нее как от источника все то, чего она нам дает в свете.

      125. А потом научились с этого всего продукт, чем стали тело свое удовлетворять, чтобы оно жило и пользовалось этим одно время. Это человек, он своей красотой огородил себя в природе за много жизненных годов. У него сначала этого не было, он все это приобрел в процессе. Без этого всего он не смог жить часа. А как же так Богу удалось это сделать, разве ему природа не такая в жизни? Он только через это с нами поделился. Себе взял новую дорогу, которую все люди не хотели брать, и не хотят брать сейчас. А Бог не посмотрел ни на какие тяжелые особенности, понемножечку стал это делать, что людям невредно. Та старая идея с административными началами стала, не пускает его в этом деле. Не хотят, чтобы человек в природе переродился не на старые прошедшие силы, которые мы оставили позади.

      126. Мы с вами рождались у таких родителей, которые не жили, как Бог. А отец с матерью, они его рождали, как и все люди. Это небывало рожденный в природе Бог со своей мыслью. Он с нею к нам пришел на землю. И в начале своего явления в люди его окружила небывало рожденная мысль. А почему это так в жизни получается между нами, людьми, и природой? Так люди живут на нашей земле, на нашем материке. Сами себя заставили одеваться  то ли от холода, то ли для красоты. А потом, стали кушать не плохую, а хорошую. Нет хорошей, давай плохую, лишь бы был полон. Мы для себя строили жил дом. А в нем жили бедные, богатые, и также безразличия умирали.

      127. В чем тут дело было? Если бы в этом деле не одевались и не кушали ничего, да и дома не было, тогда бы можно от этого недостатка умереть? Это неправда заводилась между природой и людьми. Особенно люди наши ученые согласились с этим, и стали отыскивать в природе тайну. А по практическому делу, человек есть для нас всех тайна. А раз мы человека называем тайной, то он может в природе сделаться любым в природе героем. Не вредное для людей создавать, а полезное в жизни делать. Мы всю жизнь шли с вами, нарочно катились с горы. У нас не жили, как хотели. А нас, таких людей, постепенно один за другим природа забирала. Мы это сами в природе создали путем нашего неумения. Мы, все люди, желание имеем такое, чтобы нам жить.

      128. Все это сделано человеком, он его построил, другому человеку    показал. А другой вслед погнался. Ему хотелось бы догнать, но сил не хватило у человека. И так мы это дело с вами видели и видим сейчас. Как человек это все строил один раз. А во-вторых, это все наше строение, за что вся история пала. Так что же вы думаете, это, что мы с вами имеем, вечно должно жить? Нет. Человек наш исторический, кому в этом пришлось умереть, он с Богом как верующий в него, заболевал, и долго болел, мучился. У него не находился такой человек, у которого были средства, чтобы ему в его такой нуждающейся жизни, которая в недостатке, болезни. А ему надо не материальная помощь, а физическая, живая энергичная, как никогда был всегда доволен.

      129. А что можно было сказать, если мы в этом деле были бедные. Мы не сумели даже в своем дворе. Это о прошлом говорится. У нас не было колеса, не было подводы, чтобы на нее класть груз. И туда его представить, где это требовалось. Мы имели тогда веревку, физически волокли. У нас не было места, не знали за него, кочевали. Во время стихии очень много семей гибло. И все же нашелся человек, от природы силы отобрал. На одном месте остановился, и стал в природе искать. Ему потребовался дом, жилая землянка. Он в этом стал приобретать в труде физически то, что ему было надо. А человеку без конца и края надо. Оно есть в природе, но это для нас есть тайна. Не нашли в природе, чтобы для нас была польза в жизни, чтобы мы не получали в природе вреда.

      130. Мы своим понятием окружили себя, сделали все необходимое для нашей жизни. У нас в нашей арене стало видно для нас одно и другое. А вот третье, небывалое никогда никак мы не видели. Человек верил Богу, и крепко он ему верил, и хотел его видеть, но не пришлось из-за своей неправды. Человек пошел по людской дороге. Она не уступала никогда никак со своим поступком, со своей жадной войной. Земля есть природа, она не хотела, чтобы человек за нею ухаживал. Она к себя имела две дороги. Две в комнатных условиях. Одна жизнь была развита на наших земных людях.

      131. А вот другая, никем она не занята. Одну изучили люди, поняли ее как таковой войной. Люди стали добиваться от природы. Свое нуждающийся приобретал как необходимое, нужное, чем человек хотел жить. Тут земля как источник в жизни за природу заступилась. Она сказала человеку. Зачем она тебе, такому умнику, у которого зародилось свое здоровье. Он его в процессе приобрел такое для самого себя лично, пустил в ход в природу делать какое-либо в жизни дело. А дел природных очень много для того, чтобы их делать. А дело без здоровья ничто, некому его было начинать. А раз у тебя, у человека, есть великое здоровье, его надо нам всем не беречь, а по-своему, по человеческому надо расходовать направо и налево.

      132. Чем кто и как занялся делать. Этому делу конца и края в жизни не видать. Лишь бы это было человеку надо, он начинает продумывать. Не один день, об этом прихватывает думками ночное время. А раз этого захотел человек в природе получить, он своей мыслью окружил себя. Считает, это будет возможно сделать. У человека самое главное – это глаза, которыми приходится далеко видеть. А в природе надо бут иметь уши, чтобы ими пришлось хорошо слышать. А когда в этом своем предмете есть все, куда пускаются руки, они берут палку или берут камень, и направляют его туда, куда надо будет практически сделать. Человек здоровый, он на своих ногах может фунты, пуды из своего тела не сбрасывать, а все надо на ногах носить.

      133. Весь день напролет, ему как живому телу приходится с мертвым проводить свое жизненное условие. Телу человека потребовалась не одна наша такая огромная земля, которую мы изучили как источник. И стали мы в этом себя заставлять делать. Сегодня мы делаем так, завтра мы прикладываемся тоже так. А у нас, смотришь глазами, видишь: растет каменная сложенная руками наша для самозащиты большая стена. Мы долго об этом думали. А пришло такое время, у нас получился живой факт. Мы смастерили руками, принесли на это место ногами, нас заставила это делать практика. Она в природе много видела плохого. В этом вот сложена стена, а к ней, такой высокой стене, приложили другую такую же самую.

      134. А вслед за второй третья выросла, и окружила самая последняя, которая все четыре стены связала. А когда эти стены на земле в фундаменте стояли, то у них хозяин нашел выход, приталки с дверей обосновал, и поставил их так же, как и окна укладывались в эти стены. У нас через это все бывает новое, чем заинтересовалась наша частная собственность на нашем человеке. Она у нас долгие годы своим путем восстанавливалась. У нее были всякого рода возможности у себя заиметь только для этого хорошую любимую снасть, или, можно сказать, хорошее делалось колесо на какую-либо подводу. Для этого в природе родился небывалый талант эту штуку делать. Мастер был на всю деревню один. Он его строил крепкий, но это не его была цель.

      135. Долго жить этому колесу или всей подводе, которой люди очень крепко в этом нуждались. Их заставляло свое хозяйство, свои мысли во всем заиметь хорошее, красивое. За что только человек не брался или он делал, ему не хотелось, чтобы от этого уставать. А эта собственность, они этим хвалились, кричали за своего царя «ура». Они за него шли в бой, на смерть сражались на фронте. Так и мастер любого дела. Он так думал, так делал, как ему хотелось, чтобы от всех лучше сделать. И за это, как следует, надо взять хорошую плату. Хозяина никакого не интересовало, чтобы его собственная земля пустовала, она у него источник есть, если он только научил сам себя за нею как таковой ухаживать. Она есть земля, заставляет человека о ней думать, а что будет надо сделать, чтобы у него, у такого человека, не было в его жизни недостатка.

      136. Для этого у него зарождалась частная собственность. Она ему в природе делала все. Хозяин человек, он не хочет у себя иметь, чтобы у него ничего во дворе не было. У него двор, а во дворе ворота, они так даром не делались. Для этого места хозяину надо было с подводой с живой силой со двора выезжать. Он для этого дела имел лошадок, не одну, а пара у него для запряжки в бричку. Да и к этому есть волы, тоже им требовались ярма да войцы, пара за пару цеплять. И на земле делать человеку приходилось то, что люди наши в своей собственности научились делать. В доме сложить печь. На это требовался тоже человек умелого характера. Не умеешь делать – не берись. Умеешь делать – бери то, чего будет надо. Я сегодня хозяин, у меня есть все то, что только захочет. Захочет, чтобы человек рос вверх, она ему дает здоровье. Не захочет – убьет моментально.

      137. Это же есть не наша, человека, сила. А сила естественная в природе: воздух, вода и земля, что необходимо надо человеку. Без природы – ни туда и ни сюда. Человеку потребовались ворота, как какой-либо у князя замок  или у царя дворец. Его человек по своему уму огородил, поставил на углу дом, и к этому всему не один был надо дом. Надо был какой-либо для животного для другого сарай, или закуток, или амбар. А там в нем, как в сундуке или в шкафу. Мы собираемся в какой-либо путь, кладем то, чего надо. Надеемся на эту силу, что она у меня не плохая, а хорошая. Я ее сделал, я ее приобрел и ею пользуюсь, как своим добром. Надо будет в этом подвода, надо будет снасть. Она у меня такая, как это будет нужно. Ворота служат тогда, когда хозяин едет со двора или въезжает во двор. А когда хозяин отдыхает, и ворота закрытые стоят. У человека есть для этого великий разум. Он не забывает про то, что делается в природе. В природе меняется время с одного в другое. То бывает в природе зелень, растет прибылью.

      138. Эта прибыль собственности не дает, чтобы человек так седел. Он для этого дела собрался в степь. Уложил, что надо. И сказал свои слова: благослови этого сделать. Он делал это дело для жизни. Все свои намерения представил, чтобы они были у него. Дает команду, чтобы со двора выезжать. Да самое главное, не забыть то, что требовалось там. Взяли огонь? Отвечают, положили спички, соль, чем пищу солить. Положили дрова, чем рубить, положили топор. Значит, двери у двора отворяйте, будет хозяин выезжать со двора в степь. Там его ждет земля. Она не хотела бы этого, чтобы по ней, по такой земле, хозяин толокся. Земля родит урожай, человек его от природы получает в труде. Не будет этого человек делать, чего он имеет, не будет у него ничего. Через это все разрастается собственность индивидуальная. У нее как госпожи есть хозяин царь.

      139. А царю, как избранному лицу, все воины подчиняются. Он дает приказ или команду ему сделать царский мундир, или для него карету, на которой бы он уселся, и помчался на четыре стороны для того, чтобы там их силы чужие завоевать. И заставить служить по-старому, то есть по-нашему. Так жить, как мы жили до этого. У нас не было достаточно техники, оружия. А когда человек вооружен, у него есть все, то ему будет легко исправляться с любой и каждой работой. Она у него не одна ждет. Дожидается нашего царя, такого человека, как есть мы все своему добру. Мы без ничего никуда не едем, и не начинаем без ничего жить. Мы с вами живем за это один-единственный раз.

      140. Кто бы ты и какой ни был, два века не проживешь, и такого чудесного в этом ты не сделаешь. А сейчас люди по-старому не живут, царя нет, губернаторов не стало, а остался сам народ. Как верили природе, так и верят сейчас. На частную собственность набрасывались все живые и мертвые. На нее никто из всех не боялся нападать, как на какую-то единицу. А в ней лежит вся площадь по материку. Земля, она нас, всех людей, в жизни своей кормит. И к тому нас заставляет, чтобы мы про нее ни днем, ни ночью не забывали, какая она должна быть всегда перед нами такими людьми.

     141. А на свои ноги надеваем сапоги, боимся природы, как трех неумирающих друзей. Это для нас воздух, вода и земля. Наша собственная индивидуальность, она уши на макухе заимела. Для того она их острыми держит, чтобы у тебя, человека, была не одна пара сапог для работы своей. Надо будет, чтобы были сапоги на человеке праздничные. Чем человек одно время очень крепко перед людьми хвалится. Хочет нашему человеку себя показывать не в одних сапогах, человек показывает. У собственного человека есть своя неприкосновенная для всех гордость, она доказывает людям своей старой начатой идеей не из-за одних сапог.

      142. У человека надета по фасону сделанная шапка, она делалась мастером. Не умеючи, ты эту шапку не сделаешь. И не сможешь ее заиметь без этого умелого человека, кто уже для таких людей не одну шапку с любого материала мастер делать. А у другого родился талант рубашки для человека шить. И также человек шьет для другого человека брюки с пиджаком. Это уже портной. Их у нас на все село один, он управляется с этим делом. Человеку надо очень много для того, чтобы на себя на свое тело одеть. А к тому чтобы покушать и досыта наесться. Надо будет физически над этим без всякой ошибки поработать. И сделать то, что будет надо, чтобы на столе стояла не одна чашка борща, налитая полно, или, может быть, супа. А и к этому всему человек готовит, если есть, с чего, другое какое-либо, а вкусное.

     143. Ему конца не найдешь. В этом хочется человеку жирного и сладкого, да побольше. Такая собственность, она в этом деле и разрасталась. Кушали люди всю свою жизнь очень много, наедались досыта. А как тепло и красиво одевались! Об этом пусть скажет наш близкий сосед. У него на это есть глаза смотреть. И из этого выводит итог, как нужно было сказать на этого соседа, кто один из всех людей в природе живет хорошо. Чего только у него нет. Дом, такого никто не построил, и не имеет его таким, как он есть у одного меня. А раз хороший дом снаружи стоит, то он будет иметь у себя во внутри обстановку шикарную. Я, говорит мужик, на это родился, чтобы вот на этом месте так хорошо жить. Меня природа не забывает, и также Бог в этом не забыл. Я у них своим поступком заслужил.

      144. Пусть кто-либо об этом скажет, что я в жизни своей ничего не делал. А откуда у меня все это взялось? Это моя частная собственность окружила, мои предки были такими. По ночам не спали, а лазили по местам, где что и как оно лежало. Беречь землю, чтобы она была твоей, этого права ни одна история не давала. Земля, это вода течет по своему руслу. Она никуда больше не попадает, как в море. Так и наша собственность на человеке, она долго не живет такая, как это надо. У человека все дни подряд рожденные для того, чтобы с ними встречаться пришлось не плохо, а хорошо. Чтобы не сказали соседи, вот ты, такой человек, бьешься, как рыба об лед. Так и ты копаешься в труде, пока твое здоровье у тебя есть.

      145. Любой наш человек собственности не теряет свое время, а делает дело для того, чтобы получился живой факт. У частной собственности не одна бывает во дворе лошадка, не одни драги на четырех колесах. Куда ты поедешь, если у тебя нет того, чтобы лишнее было. А у хорошего хозяина, у собственника индивидуалиста, он на земле все это приобретает. И говорит: это мое не все, я должен иметь от этого больше. Я один такой есть мужик, за которого знает вся эта местность, что у меня есть своя собственная земля. Надо будет ее обработать, чтобы был хлеб. А потом завести свиней, и за это все деньги заиметь. Их так даром не держать, чтобы они у тебя были и не делали никакой прибыли. Вот чего хотела природа. Чтобы я, мужик, переделался через это все.

      146. То хлеб выращивал на земле. А теперь свиней разводил, а сейчас деньги заимел. Надо мне построить мельницу. Уже я не мужик стал, меня будут величать мельником. Я в этом всем перебрался к заводчику, сделался капиталистом. У меня, как ни у кого, идут деньги. Я не знаю, что будет дальше. Мое хозяйство росло и выросло, куда это следует. У меня раньше была во дворе лошадка. А теперь мельница. Это мукомольный есть завод, а он дает мне большую прибыль. Я не знаю, куда это все будет деваться. То ли я буду так жить долго или нет. А жизнь человека меняется. Она идет вперед по дороге. А куда она попадает?

      147. Только в индивидуальную собственность, в какого-либо князя или боярина, и до самого нашего высокого в народе царя. Он из нас всех выходец. Своих подобранных людей губернаторами он поставил, и сказал им: вы мои внутренние в моем хозяйстве помощники. То, что я вам прикажу, то вы должны делать. Убивать мы научились рабочих. Мы люди политические капиталистической экономики. Хочется так сказать: со своим режимом. И на это люди найдутся. Признают нас, таких молодцев, на своих собственных местах. Мы их заняли сами, управляем страной, всеми людьми. Если бы только не наши эти вот люди, мы с вами так не жили, как мы теперь живем.

      148. У нас между нами родился из нас земной царь, его сделали сами. Из своих ниточек сшили рубашку и нарядили его, и сказали: «Будь ты нам такой пастор». Как пастух пас своих овец и ими питался, так и наш царь. Он знал свою царскую частнособственническую жизнь, хитрую в людях. Они так друг от дружки прятались, уходили, не хотели друг другу помогать, а шли врозь. Их хотение, их недовольство так заставили свой престол, свое место отдать нашему народу, нашей обиженной истории, которая взялась с теоретической стороны. И стали силы свои политические прокладывать в частную собственность.

      149. Она нам ничего такого хорошего не дала в жизни. А воевать пришлось, и крепко. Нашего брата заставила частной собственностью жить. Мы ею жили, и воевали за царя до тех пор, до того времени, пока не укатилась на нашу землю со своим народом революция. Она стала занимать своими местами, где это было нужно, старое менять на новое. Так советская власть в лице ученых теоретического знания стала. По марксистскому, по ленинскому делу делалось. Ленин брал на плечо бревно. А почему не возьмет другой простой человек. Это уже заставляет совесть это делать. Мы переменились на нашей такой земле.

      150. Делаем индивидуально сами. Наша частнособственническая идея, она, кроме одних праздников, признавала, не делала, а отдыхала. А сейчас мы по-революционному, по-новому стали делать коллективно тот же сарай, ту ж самую хату, или тот же дом со всеми удобствами. Мы стали добиваться от земли. Стали тянуть сырье, и стали возделывать сами все необходимое нужное. Нам как новым людям, таким людям, которые зависимы от природы, она дает. Они рты раскрыли и держат их как таковых, чтобы чем-то наполнить. Мы ввели в это жирное и сладкое, и много. Из одежды – теплое, фасонное, хорошее, чтобы было одеться. 

      151. Разве мы не хотели, чтобы мы работали. Это было раньше. Чтобы поступить на работу, надо попроситься и довериться. Надо просить просьбою человека. А сейчас человек нарождается, он уже учится теории и практики. Ему это будет надо, он будет встречаться с жизнью такой, которая без теории не делалась. А сейчас на это все нашего брата учат грамоте, чтобы он знал за это дело, за которое спросят у него. Для чего это ты делал, и что из этого дела получишь в жизни. Мы по-старинному делали, по людскому, по зависимому, без этого жить не будешь. Что из этого всего, если мы поживем да поработаем, а сдаваться будет надо? Мы в этом теряем здоровье, теряли, и будем терять через наше незнание. Мы не умеем жить.

      152. И не искали такого, чтобы была польза. Мы, все люди, такие поделались, которых природа представила. Нас как таковых собственников индивидуалистов единственного труда. Да и мы социалисты коллективного труда. То мы шли к хозяину, перед ним свою голову клонили. Мы хотели и просились, чтобы он нас к себе в производство принял. Он нуждается в этом людьми и хочет, чтобы он был у него такой экономный хозяин, кого любит и держит, как хорошего у него человека. То есть он у него управляющее доверенное лицо в этом. Мы люди новые, эту собственность революционно удалили. Стало это все государственное. Мы создатели всего, нас заставлял наш пролетарский закон. Какие мы есть люди? Людей таких же самых, как и мы, заставляем, чтобы они неплохо работали и создавали все хорошо.

      153. Это людьми в этом как делалось, так и будет ими делаться все проходящее время. Мы с вами стали так себя в этом развивать, нам было вначале очень и крепко тяжело. Но нас это не удовлетворяло. Мы предковые люди, у нас была вся предковая привычка. Мы ждали и надеялись на природу, за наш такой труд она никогда не обидит. У нас такая лежит перед нами в природе мысль: мы сейчас живем плохо, но жить мы будем хорошо. Наши с вами тела нас прямо туда ведут. В природе одно никогда не бывает. Собственность, она нас окружила одно время. Теперь сменила ее коллективная сторона. Как было в одиночку нам всем в недостатке жить, мы в ней промучились. А вот сейчас пришло на арену новое небывалое в жизни, чтобы наши люди учились так, как их заставила наша советская власть. Мы учимся, мы понимаем, что мы строим в жизни свое государство. Наша земля, наши заводы, наши фабрики, мы идем к ним со своими руками, нас несут быстро туда ноги. Мы там умом размышляем.

      154. Эту цацку, эту машину, этот станок и мотор делаем сами. Все нами для этого делаются удобства. Мы спим. Нас на место наш быстроходный транспорт доставляет. У нас поставлены люди, чтобы будить нас. У нас такие есть люди, которые хорошо знают по территории этой нашей местности свою обстановку, где люди нас очень крепко ждут. А кто сюда ехал, он из нашего экипажа вылезает. У нас такое крепкое сделано нами колесо, без всякой усталости крутится быстро, оно бежит по нашей такой сделанной нами дороге. Бедные-пребедные мы в этом есть люди, что мы так думаем, как наши эти люди, которые ползают по нашей такой земле. Они ищут для себя лично, чтобы у них была одежда, как одежда, чистая, фасонная, самая хорошая из всех нас. А пища, которую мы поедаем.

      155. Мы с вами на нашей земле в нашем сельском хозяйстве. Наши люди в этом не спят. Они про это все очень крепко думают. День и ночь не забывают про это. Их земля заставляет ее любить с такой снастью, с такой машиной. Она у нас есть. Мы ее поставили на колеса, профиль для нее асфальтированный ввели. А какие тяжеловесные рельсы мы на шпалы положили. У нас каждый гектар на нашем большом учете. Мы центнеры собираем, складываем тоны в одно целое. У нас животноводство, есть крупный рогатый по весу бык. А какие у нас есть коровы, они нам телят племенной скот. Много дают через электрическую дойку молока, из которого молокозаводы делают масло и сыр. Что может в этом деле лучше, если нас в этом природа не забывает, своей влагой питать нашу мать землю.

      156. А уже за землей мы с вами научились с такой техникой ухаживать. У нас курица несушка, она нам каждый наш пришедший день яичко снесла. Наши люди из него выводят цыпленочка маленького, выхаживают в большую жирную птицу. Мы как рабочие шахт, рабочие заводов, всех наших фабрик надеемся на крестьян, на климатические в земле условия. У нас есть плантации, есть сады. Мы с них большую-пребольшую массу фруктов снимаем. Везем это все, сдаем на пунктах за законные государственные деньги. Это наше мерило. Мы за них живем, покупаем жирную, сладкую продукцию. Ею удовлетворяемся, как это надо. Наши люди нам, людям, дают мясо, дают молоко и хлеб. Можно сказать. Что в этом лучше, если у нас есть, чего одевать; есть, чего кушать.

      157. И мы заставили своих людей архитекторов, специалистов в этом деле. Из села в город быстро перебираемся. И также делаем стройматериал. Местные условия карьеры дают нам песок, всю штукатурную работу представляют. У нас есть вся мебель, мы ее в хорошем доме ставим. А какие мы в этом накрываем столы, и что там на них лежит! Есть, чем эту пищу брать, и на что класть, и как ее кусать, и жевать есть чем. Да и глотаем аппетитно. Одно то, что надо человеку здоровье. Чтобы кушать хорошо, и одеваться можно. А в доме жить нам прекрасно. Жизнь наша такая с вами очень вовлекающая в природе, мы по ней ищем свою тайну. Хотим заиметь коммунизм, это наша в этом большая людская цель. Мы к нему ступаем, идем быстро шагами. Думаем, что больше никаких нет целей.

      158. Эту нашу собственность, индивидуальность мы захоронили. А взялись за коллективную работу, за общий социалистический труд. Он нам дает для человеческой жизни все то, что мы на земле имеем. И смотрим своими глазами в атмосферу, в глубину наших планет. Мы и на это с вами научились. Делали нашу ракету, и ее пустили в ход. Мы человеку направили для этого всего сосредоточенные силы людских умов. Мы на земле не научились по капиталистическому жить. У каждого из нас есть на это все оружие. А с этим оружием мы поделались в природе зависимые люди от нее. Поэтому мы бессильные в природе с нею бороться как живые тела. Оделись, наелись досыта, и пришли мы в свой дом, на постель уложились, и спим спокойно от самого вечера до самого утра.

      159. Нам снится сон. Как будто мы без крыльев легко по воздуху летаем. Но вот одна наша такая родившаяся беда: свою задницу мы не сможем от земли физически поднимать. Как только что такое, уже приглашают на нее садиться, и сидеть на ней до того времени, когда надо было свою эту задницу поднимать. Заставляло наше физическое условие. Какой бы ни был на свете человек богатый или бедный, ему приходится на свои ноги становиться и идти туда, куда это следует идти. Человек на своем месте в любое указанное время, каждому из нас хочется походить, побегать. Особенно мы научились на ногах сапоги хорошие  и плохие носить. Нас это заставляет, чтобы мы с вами, такие политические люди, без сапог разувшими не оставались.

      160. Место на земле человека собственность. Она не удержалась, а пошла на другое, совсем не такой дорогой людям в природе с таким тяжелым режимом. А царь его имел. Он жил так, как его собственники хотели, чтобы земля их была. А они на ней, чего вздумали, то они и делали. Их была в этом своя воля. Они жили так, как не думал наш бедняк быть. Люди видели эту несправедливость, старались ее прогнать с земли. И все же дождались люди другого покроя в природе. Земля не стала считаться индивидуальной, перешла в общество. Стала считаться государственной. А мы, все люди, заставлены условиями без нее оставаться.  

  161. Предки, наши отцы за это все на поле боя с капиталистом дрались и умирали. Возьмите дело Дубровского, оно ясно нам, мужикам, показывает всю прошлую историю. Сама собственность не хотела свое имеющее продолжать. Люди в этом жили в большом недостатке, не было, где брать. Природа посадила клетку на материк, человека, но не научила по боговой дороге идти. От нее мы все с вами отвернулись. Не хотели сами жить, плохо нам было, дюже холодно. Нас заставляло условие одеваться в свою собственническую одежду, которую мы сами по обряду по фасону делали, одевали на себя. Носили ее, как хорошую вещь.

      162. Старались ее в этом беречь, как свое око. Она была мертва, висела на живом теле, и живое окруженное портилось, как непригодное в природе дело. Она душила, и сейчас человека при социализме давит. Задавила своими силами частного собственника, индивидуалиста. Не дала ему свободы, чтобы была воля и сила, с этой неприятностью умерла. А теперь взялась за социалистического политического человека. Ему в этом не отказала давать природа, не изменилась в людях. Как она была перед этим человеком, так она и осталась с тремя телами. Мы без них жить не сможем. Земля имеет свой покрой, свою площадь. А люди по национальному взяли и по ней поселились, ввели границы своего племени. Старались от других людей умением огородиться.

      163. Все это делала природа, она научила человека, как от этого своим оружием отбиваться. Людская зависимость, она нас как собственников  и индивидуалистов на этом месте посадила. И на таком месте свою систему развили. Их было одно желание – по вредному пути проталкиваться. Мы привыкли старого негодного придерживаться. Все люди как люди, знают природу так, как это следует. Для наших людей вот этих наших сегодняшнее утро. По такой погоде по приятной тишине наше всех ясное солнышко со своими лучами на землю брызнуло своим светом. Это было так между нами.

      164. А люди со своим направлением ждали вот здесь на этом месте не то, что было раньше. Хотелось совсем не такого, как мы до этого дела жили и как мы при этом деле живем. Мы ищем в природе нового. А нам таким людям не дается. Как чуть что такое в природе, смотришь, видишь такую штуку, на нашем близком человеке навязалась какая-то неприятная   болезнь. Она его положила в коечку, он у нас, бедняга, страдает, мучится. Лежит, не думает то, чего мы с вами думаем. Наше одно – дождаться дня завтра. Нам надо встретиться с хорошей, здоровой мыслью, которой небывалое новое хочется вводить. А ему это не надо. У него есть мнение одно, как-либо в этом задержаться.

      165. Мы, все люди, такие до первого случая, до первых шагов. Все зависимые, бессильные бороться за жизнь. Не оправдались в этом деле ни капиталисты, ни коммунисты. Все ученые и неученые умерли как никогда. А вот эволюционная сторона, она объявила сама себя перед всеми людьми как никогда на одном человеке. Он у нас как ученых людях спрашивает. Для чего мы  с вами родили в природе живого человека? Мы его встречали со своим имеющимся богатством. Мы прежде времени его хотели встречать в достатке нашего того, что ему было надо. Мы сшили рубашку, побеспокоились на него одеть. Это наша не просьба была, а мы его одели. Да заставили питаться.

      166. А почему мы не спросили ни у кого? Может быть, такой человек нашелся, который бы дал свой совет по-иному, небывалому человека маленького в духе сознания его воспитать. И так его надо будет встречать как никогда с бедностью, с такой холодной струей и плохой стороной. Человек будет рождаться не для смерти, а для жизни. Никогда в жизни своей не встречали человека, чтобы ему было в природе холодно и плохо. А это надо будет в жизни нашей. Попробуем нашего молодого человека бедно в жизни встречать. Давайте мы попробуем, решимся сами собой, чтобы маленького человека нашего попросить, мать и отца, чтобы они не готовились рождать, и не встречали по-старому.

      167. Надо родить этого человека по-новому. Это не собственность капиталистического воспитания, и не советская власть социалистического коллектива в труде. Мы от них не получили ничего, кроме только одного развития – это смерть. Все это наделала в человеке природа, она не посчиталась ни с какой особенностью. Особенно заставила частная собственность сдаваться. И также сдалась в природе социалистическая сторона. Одна только эволюционная сторона, которой пришлось на одном человеке свою способность в жизни показать. Мы этакие люди в природе не захотели по-старому, по историческому так жить, как мы не получили в этом свою удовлетворительность.

      168. Эволюция – новая совсем сторона, и очень богатая в силах и воле своей. Мы все наш такой поступок призираем, и не хотим, чтобы между нами эта штука прокладывалась. Природа пережила два момента. От этого всего не получила, чего это надо. Я, говорит эволюция, давно с людьми находилась, но меня люди не понимали так, как это следует. Кому хотелось в природе жить так, чтобы было от этого плохо и холодно. Мы, такие люди такого вот намерения, не думали, что так в этом получится. Это есть одна из всех ценность оставаться в природе таким человеком, которого природа наша не рождала.           

      169. Он ходит по земле разутым и раздетым, в одних трусиках. Если рассмотреть со стороны всех людей: то, чего имела эволюционная сторона, ни один человек в мире этого не делал. Дюже холодно и очень плохо. Любого человека заставляло. И к нему как небывалому человеку обратиться и у него спросить: а что вас как такового человека заставило это дело сделать? Ответ: моя сознательность. Мне как таковому человеку свалилась с горы мысль. У людей таких, как они в природе находились, и то делали они от спасения в жизни. То чего мы одевались, то чего мы кушали, и в доме находились, и пользовались правами.

      170. Но их природа, никакая особенность их в этом не спасла. Я, говорит эволюционная сторона. На себе завоевал независимую силу и волю. Никого в природе не боялся. Самое главное, три друга – это воздух, это вода, это земля. Кого приходилось как естество беречь, и им как никогда пользоваться везде и всюду человеку. Все люди не такие, всех людей природа заставила готовиться со своими богатствами встречаться. Мы с вами день весь напролет делаем своим трудом. Тут же мы наряжаемся, едим досыта, и в дом на всю ночь заходим, и там бываем до самого утра. А утро новое сменилось, не такое, как оно было летом тепло и хорошо. А потом видоизменилось, из тепла шагнули вперед на холод.

      171. С этим самим и капиталисты не согласились, и социалисты, коммунисты не согласились в нем окружаться. А вот эволюция, она на себя взяла только это, и природу стала любить. Как хочется этим вот заниматься. А люди не хотят этого чудесного видеть. Бог был, он есть, и будет он на человеке создавать не вредное, а полезное.             

      Я на блюдечке фарфоровом гадал, нас пять человек держались легко за него пальцами. Оно от наших умов закрутилось. Кругом поставлен алфавит. Вот указатель блюдечка подходит к первой букве слова, останавливается, пока не ответит на вопрос, заданный ему. Оно с тобою говорит. Решился я у него спросить: что я за человек в природе? Оно мне ответило: Бог. Что можно было сказать. Моя дорога заслужила. Я таков был один.

      172. Эта дорога не одного меня ведет к действительности. Она не в такой форме держит нашего человека, кто не одной землей пешком проходил, да встречался с людьми такими, которые были надо. Особенно изучался больной страдающий человек. Он своим диагнозом никем не опознавался, и никто из всех ученых не мог определить точно болезнь, от которой требовалось своими выдуманными средствами ему помочь. Оказалось, практически не надо никакая особенность из искусства. Роли не играла болезнь над любым человеком. По выводу самого человека, кто смог в этом полазить, как со стороны внешности и внутренности, и также в самой природе. Человек изучался. По своему пути она его вела прямо, по земле, по дороге. И встретилась с административным лицом. 

      173. Я, говорит он, не ожидал от вас такого. А этому лицу очень понравилась эта эволюционная сторона, как будто она есть у нас между такими людьми. А когда он разобрался со стороны помощи. А административное лицо, рожденное учеными людьми, они остались заинтересованы только человека коллективом сковать. Сделали директора завода, мастера цеха и бригадира дела, звена. А вот чтобы человека удовлетворить материально, этого никто из людей не получает. Живет по своему труду. Что заработает, то и получит. В природе для людей очень много дел, которых человек недоделал, а сам умер. А вот эволюционная сторона, это близкая в жизни есть независимость. Она дорогу взяла Богову. Не делает человеку вреда, а создает ему пользу, которая никогда никак не могла в природе появляться.

      174. Эту пользу, это дело нашел Иванов, окружил себя сам в природе. Хоть и трудно было самому, но ничего не поделаешь, надо было делать. Закалка-тренировка, это нечто такое в жизни, она раньше была в природе. Она есть сейчас на этом человеке, кто не нуждался в природе никакой другой дорогой. Взялись за частную собственность, за национального царя, кто свой народ вел с Богом в бой, и там им находил место сам себя защитить. Люди все жили индивидуально, строили свое хозяйство, росли за счет своих сил умело. До того они росли, пока нашелся человек. За эту неправду, которая окружала царя, он написал так, как она заслуживала, и что, самое главное, она получила. Люди на это время родились в этом хозяйстве, у царя развили свою народную революцию для того, чтобы у царя вожжи отобрать и дальше ему не дать жизни. Мы, люди, это сделали над царем. А свою советскую власть ввели в народе.

      175. Заводы и фабрики сделали сами государственными, и также землю. Куда мы пригласили ученого человека, чтобы он взялся и помог новой политике в этом деле. Ученый бросил спичками торговать, спекулировать, самого себя спасать в этом в жизни. Он пошел также навстречу народу, стал выдумывать. А что будет надо делать, чтобы опять колесо у хозяина быстро закрутилось. Человек стал учиться, стал иметь доступ до учения. И научил сам себя быть инженером, новым человеком, кому в жизни потребовалась для помощи этого социалистического хозяйства крупная техника. Люди ученые принялись за это дело. А природа на этот счет сказала: богатая, сырья для этого дела хватает, лишь бы на это были руки человека. Ум людей заставляет, чтобы они так даром не сидели.

      176. Земля материк у нас очень большой, много национальностей. Каждый в этом живет и старается свое в жизни показать, что я умею. Были раньше люди, хвосты большие за собой таскали. Богатыри, рыцари, князи и короли, их уже со своим умением в природе не стало. Они так же, как мы, грешные, умерли, их нет сейчас. И нет их между нами, такими строителями, которые строят революционно. Ставят на ноги человека, и хотят заставить, чтобы он жил по-новому, по небывалому, чтобы он в природе не нуждался. Чтобы у него было, во что одеться, и что покушать сладкого, жирного. И также чтобы был жилой дом со всеми удобствами. Вот чего наши добрые люди этого времени заимели. У них в руках большая-пребольшая есть техника. Она между людьми для этого растет, и то делает, что мы видим с вами.       

      177. А мы с вами видели, как раньше люди сами себя в землю закапывали. Это только одна была в этом бедность. Мы их в гробах со священником хоронили, клали на веки веков под колокола. А теперь мы как хороним? С музыкой, с цветками. Словом, для этого не надо было делать, а мы сделали, ушли с жизни. Нам природа не давала раньше легко жить, она нам не дает сейчас в данное время, наши души забирает. Поэтому она нам и не даст в дальнейшем жизни за такое кипучее на земле дело. Мы в этом деле гибнем. А эволюция наша на человеке нам показала всем, что мы должны этого не получать за наше такое дело. Мы теперь не боремся с природой и не воюем за землю. У нас между собою прекратилось преступление.

      178. Люди пришли к своему сознанию, стали все, взрослые и малые, одной жизнью пользоваться. Они не будут между собою  наседками, лить грязь они перестанут. Братьями окажутся. Больше сажать в тюрьму за преступление никогда не станут. Через Бога опознают внутреннего и внешнего врага, ему свою руку протянут, и скажут про любовь свою. Она такая станет к человеку через природу другом. А раз мы, люди, это в природе получили, нам не надо будет сто рублей. Все это нам сделает наша независимость. Мы все так закалились тренировкой. Люди в природе переделаются, они уйдут от зависимости в природе. Им не будет в жизни требоваться шахта или какой-либо завод с фабрикой для того, чтобы в них работать так.

      179. Работали люди в труде. Они не знали других путей. А нашли они такую дорогу, которой встретила наша природа нашего человека. А человек, это буду я лично для всего народа по этой части учиться. Я буду учителем таким, которого в нашей жизни не было. Чтобы наш русский человек у себя нашел неумирающую тайну, которая не сидит на своем месте. А по природе ищет своего близко нуждающегося в природе человека, который научился сам собою искать по природе обиженного, забытого всеми, больного. Он у нас один не получил ни от кого никакой помощи. Мы не имеем такого в этом деле человека, чтобы он у себя заимел средства.

      180.  Те средства, которые бы ему в этом помогли, и не стал бы он в этом мучиться. Мы с вами такие рожденные, чтобы этот человек на его месте, где он заболел, там должен и выздороветь. Я такой вот есть человек, кому люди наши идут навстречу, этому всему нашему делу. И со своими силами они Учителю помогают, как вот одна из всех лежит больная, она прикована 20 лет к постели, мученица. Она получила знать об Учителе  через больную днепропетровскую Марию Владимировну. А я Люба николаевская. Хочу с душой и сердцем, чтобы Учитель меня посетил. Я его не видела, но совет его выполняю, верю ему.

      181. Надеюсь, как на Господа Бога, что он мне, такому бедному, помогает. 13 лет я водою обливаюсь, воздухом дышу. А на земле надо ползать. Я еще не хожу. Учитель помог Марии Владимировне, калеке страдающей. Она теперь явно здорова. Хочет, чтобы Учитель посетил Любу так, как это полагается, и дал ей свое здоровье для того, чтобы люди не сказали об этом деле. Это будет хорошо, наше дело будет правое. Если мы только этого человека посетим, мы в природе завоюем славу. Природа за нас заступится. Она нам отдаст свое все то, что будет надо. Люди станут без всякого преступления оставаться.

      182. Это все наделает наша молодая украинская девушка, ей 20 лет, имя ее Люба. Она проживает в городе Николаеве. Она Учителя узнала через больную Марию Владимировну Помозан. Проживает в Днепропетровской области, Васильковского района, хутор Шевченко. Она указала для этого дела Учителя своим выздоровлением, своей любовью к природе. Она в ней получила то, что будет надо нам всем, живущим в природе. Это пишет теперь с города Николаева Варвара Катюк. Люба читает ее написанное письмо. Она просит Учителя, чтобы он ее посетил на ее месте. Где она и заболела, там надо ей помочь.

      183. Вот ее письмо. Дорогой, незабываемый любимый мой Учитель!

      Пишет вам болящая Люба. Дорогой Учитель! Я обращаюсь к вам, к вашей семье, к жене Ульяне Федоровне, Дмитрию Николаевичу. Мне о вас писала сестричка Мария с очень большой просьбой душой и сердцем. Я очень прошу вас всех, Дорогой Учитель, Вашего посещения. Дорогая Ульяна Федоровна, родная моя. Я тоже в отдельности обращаюсь к вам всей душой и всем сердцем, прошу, чтобы меня посетить. Мой дорогой Учитель, которого я совсем не видела, но поверила его советам.

      184.  Все советы Учителя, которые мне писала еще в 1966 г. Мария Владимировна, с 30.02.66 года я только умывалась. А с 15.07.66 я полностью исполняю совет Учителя моего дорогого. Как меня ругали, запрещали, смеялись с меня. Но я никого не слушала и не верила. У меня был и есть один-единственный незабываемый дорогой мой Учитель, которому я верю. В его силы верю, и исполняю его полезные советы с любовью к Учителю и окружающим меня с большой любовью. Дорогой мой Учитель! Ни на минуту не забываю о Вас. Я в очень больших трудностях. У меня есть две сестры, которые между собою не имеют дружбы.

     185. Зовут их Шура и Мария. А мне они обе нужны. Но Мария совсем отказалась от меня. Даже детей не пускает за то, что папа по смерти оставил завещание на хату на двоих с ней. Она не хотела, и Шура не разрешала, чтобы давали мне умываться холодной водой. Ой, сколько я поплакала, один Господь Бог знает мои трудности. Маруся только хочет сдать меня в дом инвалидов. Сколько она ни приводила своих товарищей домой ко мне. Коммунистов, которые меня ругали, лишали меня помощи медицины. Но я и так ничего не принимаю, никаких порошков. Им не понравился весь мой вид. Они меня считают доходной. А я еще человеческий вид имею.

      186. Ведь 20 лет быть постоянно прикованным к постели, даже уму непостижимо, ни подумать, ни сказать, не то пролежать. Вот поэтому я редко вам пишу. А писать много пишу. Ибо в обиде нахожусь большой от родной сестры Марии. А пишу на медицину, ибо она намекает, Мария ее большая сила. Но вы мне писали, надо и своих врагов любить. Я исполняю, и ничего не добьюсь, Бог с ней. Я верю с надеждой и любовью, к моему дорогому Учителю обращаюсь за помощью. Дорогой Учитель, очень жду я и прошу вас всех. Пожалуйста. Пожалейте меня, горемыку, душой и сердцем, прошу посещения вашего. Желаю счастья, хорошего здоровья всем. Люба. 17 июня 1969 года.

      187. Это письмо написано не для того, чтобы один Учитель знал. Будут все люди знать. А посетить Учителю надо. Это его болезнь, он этому помощник. Люди должны это все написанное прочитать и узнать за работу Учителя, за его учение, что он в этом сделал, какую помощь эта Люба должна от Учителя получить. Он большой болельщик о больном, забытом всеми нами. Мы не имеем человека и не имеем средств для этого дела, чтобы Любе этой было легко в ее жизни. Нас она всех заставляет, чтобы мы знали про Учителя, да про его труд. Он для этого рожден, чтобы помочь этому человеку. А мы все на очереди стоим, нас это тянет.    

      188. Как вот эволюционный человек через это все он в природе добивается через наших ученых. Он хочет свою правоту на этих людях доказать. Не болезнь человека в этом держит, а сам себя человек. Ему надо не искусственная в жизни помощь, а ему надо естественная природой. Воздух, вода и земля. Самое главное – это будет наш живой независимый в природе человек. Он для этого дела закалился. Не простуживается и не болеет. А всегда по природе ходит зимою и летом в трусиках. Не для того, чтобы с него кто-либо смеялся. Иванов в природе сил набирается для того, чтобы их в себе иметь. А потом их надо нуждающемуся умело передать.                

      189. Это Иванов делал, делает, и будет делать. Для того он эту больную Любу должен посетить, чтобы она то в жизни по этой части сделала как никогда. Написала, куда это следует, и за это все всем рассказала. Это только он есть единственный человек со своими делами. Это не все, что он пробрался  к моему телу и ему помог своим советом. А сейчас перед ним лежит большая и страшная дорога прямо с берега в море в глубину. И в ней там находиться из-за того, что ему природа открыла свои естественные силы. Она ему дала возможность воздух на себе испытать, и также изучит землю.

      190. А вот вода – это одно есть счастье. Мы с вами видели человека, как он проходил по воздуху и земле, это невыносимая жизнь в природе. А в воде, да еще в чашке. Можно будет головой утопиться и в любой реке, или озере, и в море, тем больше в океане. Мы с вами не пробовали так в воде находиться, как себя заставляет после такой практики оставаться на большое время в глубине воды. Она есть человеку через это все, сделанное Ивановым, друг есть природы. Он туда не спускается для того, чтобы там найти какие-либо особенности и ими воспользоваться. Иванов не водолаз в своем костюме, у Иванова тело живое, такое, как в природе все. Имеются и теплые по своему развитию тела.

      191. Иванов спускается не с таким направлением, чтобы в природе воспользоваться, как своим. У него не такая мысль, которая заставляет его так хорониться, как мы, все люди, хоронимся. И готовимся встретиться с временем таким самого себя защищенным человеком, которого можно было видеть одетым, да потеплей, и в хорошее. Иванов поэтому не такой, как все. Он такой, как его народила природа. Он по той дороге идет, по которой люди не проходили. Это дорога Бога. Он не разоритель природы, не самовольник ей. А любитель всех тех свойств, которые идут по природе. Мы их встречаем в одежде с пищей и в жилом доме. А вот Иванова встреча не наша ведет.

      192. А Иванов со своими шагами шагает прямо к действительной жизни. Но не к такой смерти,  и которой мы себя ведем. Через наше хорошее и теплое мы попадаем в плохое и холодное. Это не жизненное дело наших тел уходить от природы. Надо по Иванову жить, любить природу, как самого себя всем своим сердцем и душою. Тогда ты не будешь в жизни помирать, а будешь в этом жить вечно, как не жил ни один человек. А Иванову это далось не кем-либо, а природой.

 

1969 год 26 июня

Иванов

 

Набор – Ош. 2011.11. Из копии оригинала. (1205)

 

    6906.26   Тематический указатель 

Просьба Учителя  13

Деятельность Учителя  13

Будущее  41, 42

Хорошее – плохое  47,192

Начало ходить босым  61, 62

Бог  66-99, 119

Прием  79

Жизнь по-новому  85

Тайна человека  122

Начало чел. истории  129

Рождение ЧБП  106

Эволюционность  165.173,177,188

Что будет дальше  177

Под водой  190, 191