Иванов П. К.

Раз, один, два, три

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

   

   1. Это мое место, где я народился. Лучше бы было мне в этом деле не рождаться. А меня родили люди для жизни. А получилось, пихнули и сказали: иди в природу сам, и там обосновывай свое дело. Будешь делать в жизни своей, у тебя получится живой факт, ты им окружишь себя. На вот этом месте огородился, заимел частную собственность. Она нам открыла свои ворота, и сказала за нашу великую такую природу, в которой очень много на материке лежит богатств и славы в ней. Я, человек, в этом богатстве стал по земле шагать ногами, а глазами приглядываться. Я в этом деле искал для себя небывалому вновь рожденную человеку жизнь, чтобы от нее мне как таковому взяла на это дело, и открыла природа свои дела.

    2. Я, человек, в эти дела вовлекся, стал их делать руками, мозговал головой. Долго мне приходилось жить да думать, особенно тогда, когда ложишься в постель. Ты сперва не спишь, а полез мнением по тем местам, где ты был, и что ты там в природе сделал. Хорошее оставалось в голове, но на плохое мы, все люди, на это место не хотели посмотреть. Я, говорит, от этого всего глаза веками прикрыл. А у самого, как у летучей быстрой птицы, по этим местам летаю. И хочется мне, такому нуждающемуся человеку, чтобы сделаться в жизни таким человеком. В природе мало того, что тебе от этого дела становится хорошо.

    3. Но мы такие есть люди, все нам мало того, что мы уже с вами делаем. У нас на этом месте, где мы обосновались. Мы на этом месте, где мы обосновались, как какие-то дельцы. Мы стали делать, а у нас получилось.  Мы в нем пожили, попользовались, а потом нам эта история не понравилась. Мы с вами встретились, и стали к нему с солнцем  готовиться. Мы хорошо знаем его лучи, они по земле распростираются, и каждое свое местечко окружают. Это так делается у нашего на земле человека, внутри в теле расположен со своими силами ум, большая естественная энергия нервной центральной части мозга, как у такового нашего животного есть. Природа – это неизмеримое пространство. Она не одну нашу землю такую для своей жизни имеет. Мы, все люди, на ней учимся, и приглядываемся, как будет надо лучше от этого увидеть.

    4. Я, говорит природа человеку, не такая, как ты обо мне думаешь. Своими лапами проделал по земле тропинки, уже след это сделал человек. У него такие силы, он чего-то ищет, хочет для себя найти. А ему это не дается. Он падает через это, получает плохое. Он силы свои потерял, ему невозможно их поднять, и с ними делать то, что делали все наши умершие люди. Их родила природа, и за их сделанное природа наказала. Она и до сих пор с людьми в непорядке. Она ихним недовольная, что они это делают. Как чуть что такое, человек у себя получил недостаток. У него нет того, что надо. Мозг уже думает, чтобы найти это в природе. Это человека болезнь в природе, да еще какая. Где он старается побывать, чтобы это найти для себя. А природа, она есть природа со своими имеющимися силами.

    5. Она если захочет человеку дать то, что он ищет в ней, у нее на это есть изменение. В сторону теплого поворачивается, и в сторону холодного идет. Мы имеем два конца. Юг – это теплая сторона, а север – холодная сторона. Со своими всеми делами люди копаются на своих захваченных местах. Им в этом требуется для спасения своего тела не одна фасонная одежда, или сладкая, жирная пища, да жилой дом для этого дела. Человек на своих фронтах закладывает свои силы, чтобы заиметь это дело. А в деле получить для жизни живой временного явления практический факт. У человека в руках игла или шило, также у него есть нож, топор, пила. Все это он сделал для того, чтобы в природе было, чем это делать. Кусок хлеба, так даром все это не дается.            

    6. Человек рождается в этом для этого. Мы, люди, в процессе все это сделали, получили на этом месте ограду, эту стену. Отмежевались, и сказали: это наше с вами село. Мы в нем живем, и мы делаем то, что нам требуется. Зима на арену приходит со своими кипучими днями. Мы их неодинаково встречаем и провожаем. Но нам не хотелось, но мы не в силах это сделать. Природа с нами не считается. Берет, на нас нашу прекрасную одежку одевает, гонит нас в путь-дороженьку, которая нас в природе ждала. Мы охотники, мы любители этого дела. У нас есть ружье на того самого маленького и безвредного зайца. Мы для него имеем дробь, какая-то попадет, убьет этого зайчика. Кровь течет, кровь на снегу видна. А мы это делаем, и будем делать по природе, наш это есть спорт.

    7. Наша это забава. Мы в лес ходим с топором для того, чтобы там срубить чего-либо. А поле нашей земли большое, мы движемся по нему одно время, как кочевники. Да на небеса мы через погоду присматриваемся, определяем  по ним то, что будет надо для хорошей дороги. А она делалась нами. Мы в ней гибли до тех пор. Пока из нас, кочевников, нашелся один человек. Обдумал, как будет надо ввести в природу индивидуальность, частную собственность для хозяина, кто на своем таком месте стал приобретать для жизни человека продукт. Мы поняли, что земля нам служит источником. Она дает для жизни продукт, и будет нам давать этот продукт. В сырье мы так его получаем.

    8. Сами себе говорим: это, что мы с вами опознали, сделали, этого мало. Нас наше село заставила из степи во двор тащить все. Мы с вами научились лить из руды чугун. Мы для этого уголь на-гора тянем, им огонь разжигаем. И куем у себя снасть, у нас на это есть коваль, кузница, горн. Человек тянет любое железо, любую деталь. Также есть топорный плотник, есть сапожник, портной, колесник. Словом, человеку для обработки земли надо будет неплохая снасть. Самое главное, в крестьянстве надо плуг однолемешный. К нему надо три пары волов. Пахать, так пахать по крестьянскому. Вот что требуется нашей пахоте. Людей добрых, людей ко всему.            

    9. Человек должен знать природу, как око свое. Все ее дни, недели и месяцы, а потом к каждому надо готовиться. Мы на заводах и фабриках круглые сутки, весь год напролет делаем для крестьянина, кочергу куем, вилы, и мастерим топор с пилой. Нам не страшно оставаться на любом месте нашей земли, пока мы имеем средства производства, это самое главное. Умные люди, которые своими руками создали индивидуальную, частную собственность, которую долго продержали в тяжелом режиме губернаторы. И царь возглавлял до одного времени. А потом люди ученые, теоретики проработали труды Карла Маркса, и практически ввели в люди революцию. Она создала для народа Советскую власть. Она стала по своему делу в природе делать.     

    10. Стала вводить свою народную политику на административных началах. Мы это делали, делаем, и будем делать в природе. И с синодом играли попы, а люди это не захотели. Взялись за престол царя, кого прогнал народ. А за землю также в природе воевали, и воюют, как за собственность, и будут с таким порядком за землю воевать.

    А вот эволюция Иванова независимая идея. Она никому не мешает, а свое в природе сделанное ставит. Мы этого человека видели, считали, он меж нами закаленный. Свое всем нам показывает, как это есть в природе. Особенно в человеке оказалось перед людьми на своем теле. Оно без всякой самозащиты со своими силами. Он их у себя заимел для того, чтобы на него люди не сказали за его способность.

    11. Он есть третье лицо в природе. Бог отец, Бог сын, Бог Дух Святой. Это только для жизни начинается. Мы этого духа здорового не видели и не слышали. Особенно взялась за это дело независимость эволюционная. Она нам всем зависимым людям в природе так (показала). У меня вашего ничего нет, есть только здоровье мое в теле. А у вас нужда, вы больные есть люди. Вам без ничего – жизни как таковой не будет. Мы раньше не имели такой машины, которая нами сейчас сделана. И она у нас такая есть. Чтобы она нам дала по части здоровья, мы в этом деле не получили для себя здоровья никакого, а наоборот, мы его потеряли. Нас заставила это получить природа, а в ней это все сделала зависимость.

    12. При зависимости в природе люди ничего хорошего не получили. А во эти наши люди окружили себя, у них развилось искусство. Между ними и природой введено их богатство, чем человек и раньше пользовался. А сейчас он больше это в природе развил на себе. У них небывалая есть одежда фасонная, как какая-то красота. Она встретила человека, и нарядила его, как хорошую в природе детскую куклу. Люди раньше так энергично не работали, у них была сторона кустарная. А сейчас мы без ученых не пишем на бумаге чернилами буквы, не ставим на арене слова для того, чтобы получилась перед читателями  интересная  фраза.

    13. Мы с вами любим читать, и много мы читаем про то, что есть у нас сейчас. Без плохого мы с вами не остаемся. Нас наша обстановка, она нас так учит. Мы сызмала это делаем, у нас так получается между маленькими людьми, мы уже психически больные люди. Знаем хорошо с вами, что с себя представляет хорошее и плохое. Хорошее нам дай, а плохое, мы им не нуждаемся. У нас так наши родители показывали на теле все богатство свое. Мы за него, как имеющие люди, крепко ухватились, и стали на себе все так это носить, чтобы на нас оно и разлезалось. Мы порванное или гнилое на теле не носим. У нас с вами есть для этого средства.

    14. Мы свое  любимое дитя хорошо одеваем, чисто его водим. Это наша такая жизнь. Мы для него все отдаем, лишь бы он стал на свои произвольные ноги, да с нами стал по человеческому разговаривать. Мы для него все приготовили. Он видит на нас, что мы ему приготовили, старается делать по-хорошему. Дитя одного недопонимает, что эта его дорога ведет к нехорошему. Он сейчас удовлетворен всеми такими благами, которые есть у дитя, но перед ним время одно не бывает. Он растет, поднимается, и смотрит вдаль. Он видит перед собой, что там впереди этими детьми делается.

    15. Перед ним стоит большая школа, куда сами дети бегут, хотят туда попасть по своему возрасту. И там делать то, что делают все. Это их детская в природе война. Не один день туда прийти и оттуда уйти. Не одну неделю надо проходить да проучиться, или месяц весь в этом деле дитяти надо проходить своими ногами. А всего-навсего надо проходить в школе не так это просто, все дети входят и выходят, надо это делать десять лет. Это будет тому дитю хорошо, если ему эта школа пойдет по душе. Она его полюбит, и даст ему в этом деле память. Ум у него будет развиваться в сторону хорошего учения. А ведь есть дети и такие. Он бы рад научиться так, как учится его близкий товарищ, без всякой болезни у него получается все.

    16. Он не одним учением пользуется, меж всеми учится хорошо. Он на все изложенные предметы отвечает хорошо. У него детский рожденный в природе поступок. Ему природа открыла ворота для этого. Он такой между всеми один. Любит себя, любит других, и любит природу. Он учится хорошо, лучше от всех нас. Мы дети все своих разных матерей, но не одинаково мы все слушаемся свою мать. Это будет для нас всех по-русски сказано, нам всем таким минус, но не плюс. Мы в этом деле бедные люди, в этом деле никто нам из всех за это не подскажет, что мы во всем виноваты.

    17. Только через это, что мы не хотим понимать, не хотим знать, и не хотим слушаться мать. Это для нас самое хуже, самое тяжелое в этом всем деле. Это твоя родная мать, она тебя такого парня или девушку такую родила. А мы сами не захотели этого сделать, что хочет у себя твоя мать иметь. Она хочет, чтобы ее дитя было самое лучшее из всех. Мать свое дитя жалеет. Она не хочет, чтобы ее дитя делало то, чего не надо. Дитя это не догадывается, чего хочет мать. Она хочет, чтобы дитя ее шло по дороге своей, и видело, кто мимо его проходит.

    18. Если идет старый дедушка с бабушкой, или дядя с тетей, а хоть и молодой человек, он должен им как таковой свою головку наклонить ниже пояса, и им сказать вслух: «Здравствуйте». А они пусть как хотят. Это твое уважение, во всем правота. Мать твоя хочет не этого одного. Она хочет, чтобы ты, этакое дитя. За это все, что ты между людьми сделал, тебя природа за твои заслуги никогда не забудет. Ты сделал то, что надо нам всем. Ты через это получишь в природе свой ум. Тебе будет даваться в голову все то, чего хочешь. Ты же есть мальчик, хочешь жить и хочешь учиться. Тебя учит твоя обстановка.

    19. Ты делаешь то, что надо нам всем, таким людям, как и ты. Этого мало ты к этому делу сделал. В природе на это все наше есть написано самим Учителем. Он нас этому всему учит, чтобы было у нас хорошо. Его как Учителя надо просить: «Учитель, дай ты нам учение». Он никогда не откажется от своего, что будет надо сделать в зачете воспитания. Ты делай так, чтобы быть в природе сильным. Не надо будет кушать, то есть ничего не надо есть, в рот и воды капли не надо брать. Это будет не чье-либо, а твое личное здоровье. Все твои высокие люди, которые перед тобой стоят, они твоему здоровью не найдут слова, чтобы тебе помешать.

    20. Тебя учит Учитель, практический сам человек. Он знает то, чего не знают все. По этому делу не играет знание, играет роли сам человек, его заставляет это получить поступок его. А в поступке вместе живет Учитель. Он эту фразу пишет, хочет ее нам оставить через этих детей. Для них нет природного в независимости Учителя, чтобы нашу молодежь направить прямо по дороге. Мы первые и начальные в этом люди молодые.

    21. Нас научили наши прошедшие предки, дедушки и бабушки, да дяди с тетей, и вместе молодой человек. Их это была инициатива нашего молодого человека в жизнь свою пихнуть, и сказать свои слова. Иди ты по дороге своей прямо. Ты встретишься с трудом, он тебя окружит. Ты будешь теории учиться, много ты опознаешь в природе дел, начнешь ты сам их делать. Они тебя поставят на ноги. Ты окружишь себя красотой, на тебе будет висеть хорошая одежда. Ты будешь человек не такой, как ты в жизни родился  маленьким человеком.                                  

    22. Ты не был физически развит, умственно ничего такого не знал. Тебя как такового человека сделали большим в жизни специалистом. Ты стал через свое учение инженер. А инженеры нам, молодежи нашей, нужны, нам нужно строить благо. У нас у самих это есть, чтобы в процессе своей жизни тоже надо будет на руки получить диплом. Мы молодежь растим. Очень быстро становимся на ноги свои, и несем свой причитающийся в этом деле груз. У нас наша есть пока сила, мы не считаемся ни с какой особенностью. У нас с вами есть все, что хочешь.

    23. Делай, сырья хватит. Мы по земле бегаем быстро своими колесами. У нас есть воздух, мы по нему летаем, а по воде плаваем на всякого рода машине на моторе. Все это и сделала нам наша молодежь. Она все это делает у себя для того, чтобы жить нам пришлось хорошо и тепло. У нас есть трактор «Беларусь». Мы его сделали сами для того, чтобы у нас наша лошадка не одевала хомут, и не запрягалась она в драги, и не возила она за собой такой тяжелый груз. Мы тоже перестали вола в ярмо запрягать для того, чтобы пахать нашу кормилицу землю.

    24. Она у нас самая главная, по ней бегает взад, вперед не один «Беларусь» со своим приспособлением. Не один плуг он таскает. На нем сидит водитель своего дела. Он им, как на хорошем паркетном полу играется. Нам он много пашет, и яму роет, нагружает. Словом, эта машина метеор. Она вместе с человеком делает то, чего нам будет надо. Он рано по осени нам под зиму кладет пахоту. А весной он спешит с бороной вместе, выбирает, и ухаживает за землей так, как это надо. Он боронует, он сеет, культивирует. Он же косит и молотит. У него в руках все есть.

    25. Кормится, поится не так, как это было раньше. По кустарному делали люди. У них были для этого ноги. Он ложился в постель, жаловался, и уставал, про них не забывал. А сейчас – машина, автобус. Хочешь поехать в район, ты туда попадешь. И в области очутился в центре. А поезда наши, электровозы, они водят составы по 17 вагонов, где люди со всеми удобствами едут. А за «Белорусом» смотрят все наши люди. Смотрят как на хорошую русскую машину. Агроном, он без нее по земле ни шагу, и не отрывается от него председатель. Надежда только на него, на машине всякую просьбу выполняет председатель.

    26. Этот «Беларусь», он и частному лицу пашет огород. Теперь человеку не так, как было до этого раньше. Куда-либо надо человеку проехать, нет чем. А сейчас у нас есть поезда. Водители электровоза, они заменили паровоз. Теперь не гонится пар, и нет выделения из трубы дыма. Есть тишина, чистота и порядок. Садись и езжай к месту. Это делается не на одном железнодорожном транспорте, а делается у нас в автобусном парке. Наши люди садятся водителями этого автобуса. Подъезжает к станции первый, остановится, а его как машину люди ждут.

    27. Люди на людей надеются. У них сидят для этого дела диспетчера. Как командиру верит рядовой в строю солдат, так на посту этой машины человек. Он не на одном «Белорусе» ездит, и хочет свое, на это дело надеется. Мы с вами без машины в поле не воины. А когда на арене эта машина покажется, и человек в ней водитель, он ее хочет заставить, чтобы она со своими деталями работала на своем месте. Это не животное, нервная есть жизнь, которую люди имели. Им без всякой машины приходится очень тяжело жить. Мы, вся молодежь была по этой части малограмотной. Умели прочитать, умели решать, но математически мы от этого очень отставали.

    28. А как крепко мы за ними гнались, но догнать мы не сумели. У нас у молодежи такая у всех введенная система. Она нас всех заставляет быть перед всеми патриотами. Он должен между нами  в любом месте нашего дела быть. Мы с вами делаем то, чего не делают все. У нас есть, чем делать. У нас как ученых эта штука получается. Мы инженера и врачи любой специальности. Особенно …, кто не сидит на одном месте, пребывает в воздухе…Для того мы это делаем в нашей такой природной жизни. Она нас заставляет умом это сделать, чтобы люди этого дела не сказали нам за наше нехотение. Мы с радостью и с большим желанием хотим освоить, завоевать это прямое дело.

    29. Мы все это делаем на нашем материке. Для того мы с вами учимся знать. А природа нас такими не рождала, чтобы мы друг от друга бежали. У нас есть для всего этого всевозможные штуки, чтобы в школе учиться, но не у всех нас. Мы стараемся коллективом это дело предрешить, у нас получается. Заболел наш мальчик своей индивидуальной болезнью. Природа ему помешала, ударила в его тело. Мы по этой части имеем науку медицину со своим развитием, со своими людьми, с техникой. Они большие болельщики со средствами. У них как врачей дорога такая по земле ходить, и делать то, что делают все наши люди. Они для этого повышают в этом свою квалификацию, делаются профессорами, академиками, докторами с большими средствами.

    30. У них в этом одна болезнь – своя индивидуальная, частная собственность. А больной как был больным, так и остался больным. Человек рождался, пробирался через обмывание водой, а воздухом окружался для того, чтобы жить и по земле ползать. Глазами смотреть, а руками щупать. Все это делалось человеком для жизни своей, но его как человека родители повернули не в ту сторону. За свои имеющиеся средства они стали человека в жизни спасать. А у себя в палате в больнице на койке лежал, лежит, и будет лежать через наше с вами незнание. Как это здесь находиться. Мы сюда попадаем всякого рода люди, маленькие и большие. С нами не считается нигде никакая  особенность.

    31. Природа такая есть, лишь бы она захотела над нами сделать. У нее есть силы не наши такие вновь рожденные, которые наш маленький человек заимел. Он к нам таким людям пришел, вместе с нами жил все время, так же само возрастал. В школе деревенской учился. Он старался возрастать, у себя здоровье заиметь как небывало в природе в условиях своей жизни. Я есть на нашей земле такой же человек. По дороге иду, как идут все наши хорошие и плохие люди. Они не ищут в природе того, чего не следует для наших таких людей, кто не бросает мыслить о том, о чем это надо. Я услышал о рыбаках Калининской области. Так сказали начальник и корреспондент, что вся наша задача выполнить улов этого дела. Чтобы природа знала о нас, таких рыбаках, кто для этого всю свою технику представил, чтобы рыбу на этом месте выловить.

    32. Это будет нам, калининградцам, мало. Не одной нашей такой области приходится людям делать как таковым. Мы руки протягиваем во все условие природное. А раз люди хотят сделать, это делается нами всеми. Не у одних нас, а у всех есть хозяйство, начальник или командир, учитель детей в своем классе. Разве ему не хочется, чтобы они у него научились их делу. Для того сюда дети собирались, и они делают то, что будет надо нам всем. Мы от них ждем того, чего будет надо. От нашей земли надо. Это есть наш источник, дает нам через наши руки продукт. Она кормит нас, и хорошо по фасону красиво одевает. Мы с вами в доме живем, и хотим им со своими удобствами хвалиться. Мы такие строители этих домов и сохранители, хотим сами себя на этом месте свое указанное время продлить. Мы, как все люди, строим благо.

    33. Не в одном нашем Калининграде такие энергичные поступают люди. Они такие все есть на белом свете, своим достижением хвалятся в нашем государстве. Есть материк земля. Есть равнина площади, есть горы, леса, реки и озера с морями. Мы в этом деле делаем. Не одна рыба нам в нашей жизни нужна. Мы приобретаем ежегодно не плохой, а хороший урожай хлеба, от чего мы получаем в наших телах здоровье. Без этого сырья наш народ не сможет в природе находиться. Это для человека самое главное, в ком мы имеем хранилище. Это зерно в запасе, как необходимую ценность, имеем. И для того приобретаем физически с земли в недрах уголь, для того мы его тянем из недр на-гора. Мы из него разводим огонь в печах. И это зерно на муку мелим, и с водой чистой мешаем, делаем тесто, а потом печем и выпекаем для человека разного вида хлеб.

    34. С теста получается не одна буханка, можно получить кондитерские изделия, булочки и бублики. Словом, все это делается для человека в природе продукция, она преподносится людям на стол для еды. Мы на это все затрачиваем большие силы в труде. Мы боимся оставаться без основного этого хлеба, пока он для наших тел необходим. Мы можем его у себя хранить много времени. Но мы с вами так научились делать. У нас на столе не один хлеб лежит, у нас два хлеба, черный и белый. А к этому нашему хлебу не одна рыба имеется, и не одно мясо есть. А с мяса готовятся блюда, и всякого рода сладости сдобные. Ешь, человек, питайся. Это не одно нужно человеку в жизни. Ему нужна будет для тела и рубашка, и брючки, да еще шапка, и сапоги. Для этого всего не один человек в жизни своей это делает. Армия людей, для армии готовится, и она с силами делает для того, чтобы в природе получилось.

    35. А в природе для человека не одно это есть удовлетворение. Ему надо то, чего он не знает, и не подумает, но хотелось бы. Разве он думал об этом, что ему придется умирать? Или ему хотелось с землей расставаться? У человека сегодня день, он такой пришел со своими естественными силами. Воздух ветром по земле идет, дует. А тучи в небесах своим видом бушуют, они солнцу не дают землю обогревать лучами. Человек в этом свое дело все делает. И на белом свете он видит, как наша маленькая птица воробей в природе сам себя крепко заставляет. В природе на наших глазах он живет, и видит, и слышит. Но поделать он бессилен. У себя такую картину заиметь, как мы, все люди, одинаково в природе живем, а от нее уходим. Наша птица воробей тоже живое тело.

    36. У него на нем есть перышки. А какая у него ножка, как соломинка. Он на них, как на резиновых колесах. Как он быстро ими с места своего поднимается. И быстро вверх от земли летит. Он же понимает, где он находится. Перед ним стоит достаточно большое дерево, а он же воробей, как клещ, к нему прижался. И так ему приходится, как на подушках, он спит. Это все для него делает  сама природа, у которой для него нет разных дней. Я, он говорит, есть птица, да еще не такая большая, как есть в природе большие птицы, которым тоже не требуется никакая такая особенность. У птиц запаса нет, они живут за счет природного богатства. Летом для них атмосфера рождает червяка или какого-либо летающего жучка. Птицы на лету их хватают.

    37. И хочу сказать: мы живем, да еще кочуем с места одного в другое. Мы таких сел или такого аула не имеем, в котором запас есть. Люди  без всяких домов не живут, у них большая усадьба. Человек не птица есть, у которой рук нет, она не мастерица руками есть. На четырех ножках стоит на каком-либо месте стол, а на нем чего только не бывает. У человека нож, чем он птицу, пойманную им, режет, и разделывает так хорошо догола. А потом наливает в посуду воду, кладет это мертвое уже мясо, и начинает на огне варить. Долго эта вода не кипит, а потом, когда она закипает, это мясо варится. Когда сварится мясо, человек солит его, и поедает его, как вареное мясо, которое готовится на огне. Этого птица не старалась у себя заиметь. Она всегда на лету в воздухе. Воду она не любит, как есть другие морские. Они живут на воде, кормятся рыбой без всяких человеческих рук.                                            

    38. А воробей – это самая простая и невредная птица. Они от наших людей не улетают, а живут вместе, встречаются везде и всюду, как встречаются по природе люди. А в людях таких, как мы с вами живем, и один от другого уходим. А догонять, чтобы их догнать, этого мы с вами не сделали, хотя и делали показательное для нас всех. Мы стремились в этом всем еще лучше от этого сделать. Нам давалось одно время. А потом как наше солнышко берет да заходит за землю. А мы без него боимся шагать, у нас родилось бессилие. Мы след не видим, и не хотим сказать в эту темную минуту природе, чтобы она нам раскрыла свои глаза, чтобы мы смотрели и видели в этом все то, что нам давалось увидеть. Днем нам солнце так ярко светило.

   39. А мы по земле с ней шагали. Вот какая перед нами в деревне была бедная жизнь. Она нас таких, имеющих одну лошадку, окружила тяжело. Надо было жить, да еще свою жизнь улучшать. Мы все делали в крестьянстве, рогатый скот мы разводили, из плохого мы делали племенной. А как всякого рода старались в хозяйстве заиметь, чтобы была во дворе птица и племенной бык, овцы да свинья. И к этому всему надо земля. А для этой земли нужна  нам сила живая. А потом снасть надо будет человеку, плуг и борона, чем пахать и волочить. И к этому надо упряжь для того, чтобы ею ухаживать за землей, чтобы она давала нам свое растущее сырье. И мы из него делали то, что дает возможность у себя в запасе иметь. Мы знаем всю природу, все ее дни, которые приходят и уходят от нас.

    40. Мы их знаем, и к ним готовимся. Хотим сказать, мы с маленького большое сделаем, как никогда это делали наши люди Вавилона. У них была ценная такая мысль, их заставляло время сделать. Они хотели такую башню сложить, которая достанет небеса. У них такое было, чтобы эти люди поднялись к самому небу для того, чтобы Бога достать, и с ним на своем языке разговаривать. А оказалось, в нашей природе совсем не то. Оказалось, в жизни люди Бога никакого не достали. Оказалось не то, что хотели люди. Эта вот башня, которая клалась до небес, она перед нами рухнула. Так, как будто в природе с этого всего получится, она ничего такого не сделает. Но само в людях родится.

    41. Труд наш нас своим делом огородил, мы научились с ним копаться в земле. Нас заставила необходимость, такое время. Весной мы пахоту разделываем, бороной волочим. А потом наше хотение делать на земле грядку. А потом кладем зернышко во влагу. Когда зернышко попадет во влагу, то оно старается быстро расти. Для того оно это делает, чтобы сход показать зеленым цветком. А потом будет делаться ствол. Через некоторое продолжительное время начнет цвести эта масса. Мы эту штуку видим ежегодно, как колос показал себя, и тут же начинает зреть. Мы к этому делу очень крепко готовимся.

    42. Косу стальную выбираем, и хотим ее направить. А к ней ручку, ремешки. Сколько это дело руками физически делалось, нет конца и края в этом прошедшем труде. Мы в этом собирались, и делали в поле нашу работу. Нас с вами заставляло пришедшее в погоде время для нас, таких людей, как мы себя заставили при ясном ярком солнце спешить. Мы смотрели вдаль, видели начало изменения в природе. Она нам такое показывала как никогда. Нам думалось, нам помешает своим природа, она нам не даст свою работу закончить. Мы просили, умоляли, чуть не кланялись головой до самой земли. Нас в этом страшит. А когда на нас набросился дождик, он под нами мочил все. Для нас это была в этом большая неприятность. С ним мы считались, и хотели, чтобы эта погода не была. Мы от природы плохого не получали через нашу бедность.

   43. Как мы ее крепко просили. И тут же природа от нас уходила, а приходила наша хорошая сторона. Мы брались за это дело. И курочку мы у себя для этого выходили, чтобы она у нас росла и поднималась вверх для того, чтобы ею одно время воспользоваться как никогда. Она наш для нашей жизни есть в природе продукт, с которого мы делаем разного названия супы. Мы это у себя делаем на нашу скорую руку. Как чуть что такое, уже мы эту курочку в перьях поймали. Зарезали, кровь из нее спустили начисто, тело общипали и опалили, как это следует. Ноги тоже обделали, ногти обрезали. И внутренность вытащили, как следует. Что пригодное к еде, все мы положили в воду для того, чтобы на разожженном огне сварить суп. Мы чисти для этого картошку, обмываем водой, крошим ее дробно. 

    44. Варим это с лучком, с морковкой, заправляем петрушкой. Словом, мы делаем так это все, чтобы к нам никто не подкопался за это самое. Курочка на белом свете долго не жила. Один год, по нашей потребности в ней. Мы этот суп сообразили для нашего завтрака. Он нами всегда делался, делается, и будет всегда к завтраку делаться. Только большинство бывает у нас, это дело делается не из курочки. А большинство таких дней у нас между нами проходит. Мы на них как на нашу бедность имеем большую обиду. Как же так, день, он днем считается всегда. Таким днем, как и обычно, он к нам приходит без дела этого. А мы о себе крепко беспокоимся. Есть возможность, мы с вами делаем. Смотрим за нашим настроением, за нашим добром, какое оно у нас есть, и что мы из него можем в дальнейшем делать.

    45. Уже на нашем таком …делаем мы себе, чтобы было в этом хорошо. Лишнее мы сбываем кому-либо другому. У нас есть на это дело между собой введенные базары местного значения. Районная и областная ярмарка. Мы как хозяева в этом всем. Не одну такую курочку имеем, у нас очень много такого, которое бережется, и оно дает какую-то прибыль в жизни. Есть для этого двора одна или, может, десяток этих курочек, да есть для этого один петух. Он у нас на весь двор красавец в своем наряде. А какой у него голос, дает знать ранней порой. Словом,  без этого петуха по двору не пройдет ваша свинья, за ней овца, а потом идет рогатый скот.  Самое главное – это корова. Она нас своим видом не обижает, ежегодно нам теленочка приводит.

    46. А в нашем хозяйстве таком это живое растет и показывает. Мы для этого дня живем. Если у нас прибавилось к яичку другое яичко, а свинья приводит поросят по десятку. Если ты живешь в достатке, у тебя есть в запасе хлеб, корми этих свиней на жирное сало, а оно в цене. Это все будут твои в дальнейшем деньги. А в хозяйстве хорошем, где можно видеть не одних свиней, хозяин имеет живую силу, он ею делает все. За этой силой лежит вся земля, никем не тронутая. Эта живая сила в ярмах, она запрягается одна за другой, прицепляется за железный дюймовый плуг однолемешный. И начинают разгоном пахать одну за другой борозду. Сплошная делается пахота. А без пахоты и весна не интересная. Ее тогда ожидают, когда у хозяина много. Он к ней не одну пшеницу приготовил, чтобы ее в землю посеять. Сеют в землю ячмень, и также сеют овес.

    47. Словом, пахота не посеянная оставаться у хозяина не сможет. Есть люди такие в жизни. Они заинтересованы в природе в своем дворе заиметь не одну породу курей. У них водится индюшка, эта птица по ее большому росту имеет вкусное мясо. Для еды его люди варят во всех борщах, делают из него второе. А если приходится ее продать другим рукам, люди не заинтересованы ее держать. Это у кого есть лишний хлеб, он в запасе лежит. Хозяин учел: чем этот хлеб продавать, лучше какую-то птицу выходить. А она в наших людях в цене. Человеку надо будет питаться хорошо. Он много трудится для того, чтобы жить. Надо будет много думать, а потом человек приступает к делу.

    48. Деревня не одно птичье мясо выхаживает. У хорошего хозяина зажиточного, кто приобретает в этом деньги. Он их копит экономикой. Сам это делает своими руками, ему природа помогает. Он любитель на земле копаться. Любитель большой выхаживать рогатый скот. Для того он его имеет, чтобы у себя перед другими хозяевами хвалиться. Это их в карты рисковая игра. Только слез с земли белый снег, а у него вся снасть наготове, весь живой скот для работы дрожит. Мы этих людей знаем хорошо по их такому развитию. Он у нас нам все село богатый. За что только ни берись, у него оно есть. На все он такой любитель. Спит, не засыпает. А время он изучает своей годичной практикой. Для него приходит день. Если он весь в солнце, человек без дела не сидит.  

    49. У него ни одно, ни другое и ни третье так это не лежит. У него большой ум в голове, что будет надо сделать сегодня. Особенно у него есть прежде времени готовиться. А в хозяйстве, да еще в таком, как оно есть у нас, мы не хотим, чтобы оно падало. А все силы кладем в этом, всю свою возможность представляем, умы сосредотачиваем в природе. Нам хочется не одно, а чтобы было другое, и вслед за этим третье. Наше такое дело между нами проходит. Все дни напролет в году,  их надо знать поодиночке, а что он там дает в жизни своей. Двор своего места, где нас судьба определила. Природа за нас таких, она никогда никак нигде не забывала, она нас не забывает, и не будет она нас с вами забывать. Если мы этого не будем между воздухом и водой, да землей делать, у нас получится хана.

    50. А вот когда ты как человек идешь по своей дорожке, а с тобой встречаются наши все люди. Идут старые старички, старушечки, и дядя с тетей, да молодой человек. По моему поступку, как я его делаю, надо от них этого не ожидать, чтобы они тебя своей неумелой жизнью окружили. А ты хорошо знаешь за свою для них вежливость, им ее представляешь сознательно и умело. Здравствуй, дедушка или бабушка, да дядя с тетей, и молодой человек. Знаешь, что это ты делаешь в жизни? Полное право тебя ведет к эволюции. За тебя природа, за тебя люди. Ты есть начало, а конца этому не видать. Сегодня ты так сделал, завтра сделаешь, и будешь ты делать всегда. Вот чего нам, всем людям, приходится делать. А когда мы будем этим заниматься, у нас будет одно, и будет другое, и также третье будет.

    51. Мы завоюем в природе славу от трех моментов в жизни. Воздух нам не будет вреден, и также вода тоже не будет вредна, да и земля будет другом любви. Через это все мы зависимые есть люди, кому не надо в жизни в природе независимость, наша закалка-тренировка. Она нас учит для того, чтобы мы не интересовались режимной политикой, и также нам не надо будет никакая экономика. Нам нужна сознательность. Мы не должны жить хорошо и тепло. А вот холодно и плохо надо будет жить из-за того, что это будет наше начало в жизни. Мы шагаем через порог, когда частная собственность возрастала, и росла за счет режима губернаторов и царя. А сейчас приходит ученая революционная. Старое снимаем, а новое ставим для коммунизма. А вот в данное время мы видим на арене человека практического во всем в природе.       

    52. Она давала право во всем жить, и дает жизнь сейчас, и будет она давать в этом. Эволюция, она своим поступком в природе никому не мешает, и не делает никакого вреда. Только просится в природе, чтобы она человека любого, чтобы он научился сохранять свое тело. И научила она другому эти качества заиметь. В природе эти силы есть, и будут они  у любого человека. Эволюционный человек не заинтересован встречаться с природой при капиталистической системе. Он также не заинтересован встречаться с коммунистическим строем. Путь у них в природе один – зависимый. Попользоваться одним и другим, и третьим. А потом сдаться своими силами, ибо борьба ни у одного, и ни у другого такой пользы не создала.  

    53. Нет человека, и нет средств на это дело, чтобы нашему человеку в природе помочь. Чтобы он не жил тяжело, а жил легко. Вот чего третий человек заимел в природе свою эволюционную силу. Пока он у нас есть один такой  с таким подходом к нашему молодому человеку, кто не так воспитывается у нас на земле. Роль играет человек, он является в природе строитель нашему историческому государству. У него как у человека образовалась на земле между собой и соседом каменная стена. Она его огородила незабываемой частной собственностью, которая развивалась физически на вот этом месте, где жил хозяин. И все время думал о себе, как бы лучше от другого человека у себя в своем хозяйстве сделать.

    54. Он для этого родился маленьким в природе. Его заставили люди смотреть на это все рожденное. Без чужой силы он не становился в природе хорошим показателем. Ему приходилось видеть у другого за стеной. А он тоже был хозяин. У него также была в поле своя собственная земля. Он про нее не забывал думать, как про источник свой. За советом он не старался к соседу пойти, и спросить у него, что получше у себя сделать. Сам разрабатывал все имеющиеся у себя планы. От соседа не отворачивался, а через стену смотрел, приглядывался. Старался физически больше сделать, чем делал его близкий сосед. У меня была своя голова, чтобы чего-то у себя сделать. Я являюсь в этой местности в этом дворе  по нашему определению большой хитрец. Хочу всем людям сказать за свое все, у меня большая  к этому любовь, и руки для этого приспособлены.

    55. Как какая-то ненасытная скотина поедает, так и мои руки без конца и края к себе тянут и тянут. Я не ожидал, пока кто-то ко мне придет и начнет учить. Всегда сам рано чуть свет подхватывался. И бегу не один в поле на эту работу, где лежала на равнине моя площадь, причитающаяся мне пахать. Я в этом большой-большой болельщик за этой землей ухаживать. Она меня заставляет, чтобы я туда не шел к ней не спеша шагами. Моя мысль меня туда быстро гнала, и со мною шла великая сила, которую я тогда имел. Я спешил туда раньше всех там свое имеющееся зернышко посеять. Когда я туда добрался, сидеть мне не приходилось. Я своими руками не знал, что приходилось делать. То привяжу, то отвяжу. Это была работа такая, как никогда, она была психическая. Как никогда ее приходилось делать. Хоть и с трудом, все же пришлось ее сделать. Эта работа делалась не один час, а многие часы.

    56. У меня, как у подготовленного болельщика. Я с собою брал помощника, он меня заменял, эту работу делал. А мое дело было одно – кидать по земле зернышка, то влево, то вправо. Эта жизнь, она так делалась не один год, и не один месяц, и не одну неделю. Ежедневно это все приобреталось человеком ума. Он городил, ему хотелось от другого уйти. Эта жизнь на нашем материке, она для нас велась, чтобы мы в ней жили, и творили свою в природе практику. Она нам давала свои все возможности для нас получить. Мы этим жили одно прекрасное время, и вводили свое богатство, чтобы оно у нас было, и процветало между нами. Мы его берегли, не давали воспользоваться в природе другому. Его такой самовольный шаг, с которым ему приходилось нападать. И сильный у бессильного отбирал, и на время своей жизни присваивал.

    57. Вот чего люди между собой научились. Очень крепко-крепко за землю драться в природе. Это дело начиналось, и кончалось впоследствии неудачей. Человек не жил, а умирал. Такая жизнь между нами продолжалась, она заставляла человека в этом деле окружать себя. Были такие люди первые, они вот эту жизнь начали, и долго они между собой вводили. Им хотелось наравне с Богом находиться. У них это в истории. Так, как они хотели, для них это не получилось. Между собой пошла большая неразбериха. Одному давалось, а другой в этом не получал. Мы так поэтому долго жили, крепко Богу молились. Верили в него, что он есть где-то. Но мы его так и не видели. Когда обращались, просили, получали. А теперь жизнь другая пришла, без всякого нашего Бога отобрали собственные вожжи.

    58. За это дело природное взялись люди. Не поверили явлению Бога. Революцию между собой за все имеющееся ввели. На смену этого богача пришел сам бедняк со своей рукой, его привела нога в лаптях. Он эти прежние вожжи у капиталистов отобрал. Чужое сделал своим. Этому всему на помощь влилась теория, стала бедного учить. Вы поймите. Физически сильный человек был воин. Господствовал Голиаф в истории, он никем не был победим. А пришло такая на человека ума сила. Это был пастух Давид, его природа научила вооружаться, овцу на ходу камушком убивать. Он сказал своему народу, я его не допущу за тридцать шагов, убью. А ему его люди сказали, что ты хочешь против Бога, это же сила идет Божья. Так это тогда делалось, Голиаф брал без всякого все, но не ожидал он этого.

    59. Когда на него пустил со своей расколотой палочки совсем небольшой камушек, он его ударил в лоб. Голиаф убит был Давидом. Все свои близкие и далекие сделали царем Давида за его храбрость. Вот что пережила история в народе. Пастуха учили, как надо будет царствовать. Он был царь, он все делал по царски. Ему было мало. Он заимел у себя тысячу жен, но его в этом деле заставила сознательность от всего этого отказаться. И впоследствии он нам по славянскому языку спустил у верующих людей псалтырь. За это все он просил по закону Бога от него прощение. Это были слова, но Давид на деле его не получил. Умер так же, как умерли все исторические дельцы. Мы все дождались такого революционного дела. Не посмотрели ни на какого Бога, а удалили с жизни самого царя и его Божий синод.      

    60. Стали мы делать не по Божьему делу. А ввели ученых людей теоретиков, нам природа послала. Они стали в этом помогать, стали по-новому не капиталистически в природе на земле делать. По Марксу, Энгельсу и Ленину. На смену сюда пришла вся наша коммунистическая партия, которая делом себя в народе показала. Он наших людей ведет по природе той, где люди не сидят, а все делают руками, умом думают. Хотят в природе найти тайну для жизни человека одну. Мы людям сулили за их все сделанное рай. И так мы его качества не нашли, и не получили через наш царский синод. А вот мы, коммунисты, себя заставили окружить себя теорией. Она нам делает в природе  цацку удобную  и хорошую для того. Мы с вами до этого жили, а сейчас мы живем, ожидаем в природе наш коммунизм.

    61. Мы рождаемся не в одно время, и также мы с вами не в одно время умираем. Это не новое для нас есть, а такое же самое было старое. Хуже нет в жизни, одно время пожить да повольничать правами, а потом надо умирать, как мы все до одного умерли на веки веков. Разницы никакой нет между жизнью капиталистической, и также нет разницы у коммунистов.

    Доказывает эволюция. Закалка-тренировка, она человека для этого закалила. Он по делу есть самородок. Трудится на белом свете один для всего нашего человечества. Учится в природе, он хвалится перед миром. Хочет сказать правду за само хранение своего тела. Мое сердце – молодое закаленное здоровое, 25-летнего человека.

    62. Выход мой в свете. Я не боюсь врага, я не страшусь ничего, даже не боюсь своей смерти. Если бы у меня этого не было, я бы давно умер. Человек я земли, дышу очень крепко. Но говорю резко не про какое-либо чудо. А про природу, про физическое практическое явление. Самое главное – это чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление нервной центральной части мозга. Люблю я, болею за больного, но никогда про него я не забываю. Душу его знаю хорошо, хочу ему помочь, через руки током убиваю боль. Это не слова вам с нами говорят, а делается все делом. Рука пишет Владыка, никогда про это не забыть. Очень справедливая просьба какая. Меня надо будет просить, будешь всегда здоровым.

    63. Кому это не будет нужно, юноше молодому? Да нет. Уважаемые, это есть мировое значение. Природу надо любить, ей низко кланяться, как матери родной. Не молчать словами, надо правду всем говорить. Роли не играет над человеком болезнь. А роли грает человек над болезнью. У Иванова учения нам надо учиться, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу. На рожон нам не лезть, жить свободно. Мы получим славу за то, что мы сделаем в людях. Старому старичку, бабушке, дяде с тетей да молодому человеку головку склоним, скажем вслух: «Здравствуйте». Наше дело – сказать, а их – промолчать. Сделается в жизни вежливость. Эх и жизнь моя для всех тяжелая. Поймите мое терпение, сердце свое закалите. Милые мои все люди, гляньте на солнце. Вы увидите правду, свое выздоровление. Быть в природе таким, как Иванов, Учитель народа, Победитель природы.

    64. Это эволюция не людская есть, она Бога, одного из всех человека. Он ее опознал так, как это следует. Она ему служит пользой из-за его сделанного дела. Мы этому делу не верим, не хотим в этом понять. Это есть природа, а в ней все есть. Мы новое ожидаем. Она для нас не жалеет, а дает все свое возможное.

    Эволюция народилась на белый такой свет со своими сильными намерениями, чтобы прогнать с земли для человека, не было частной собственности. Она народилась для того, чтобы человеку не дать того, чего она хотела в природе. На нее нашелся ум человеческий, и зародил у себя такое недоверие к ней за ее дело. Она не давала людям на земле легко жить. Заставила их, чтобы они по природе своими ногами ползали.

    65. И для своей жизни искали надобное, чем приходилось жить. Так же само это дано право, при котором развивают свою жизнь в борьбе. Она для нас, таких людей, неподходящая под эти условия. Я, говорит нам всем, такая оказалась природа, которая научила своим понятием с этим вот новым не соглашаться. Такое оно раньше развивалось на человеке, и сейчас оно есть меж нами, такими людьми, кто в одно время не желает жить тяжело и плохо. Для этого у нас есть земля, которая пропитана водой и воздухом, вселенной окружена. Мы это с источника приобрели то, что человеку будет надо одно время в этом деле пожить да повольничать. Как таковое свое тело упразднить, как на нас наша с вами рубашка сгнивает, и мы между этим всем пропадаем.                

    66. Разве это нам будет хорошо в природе? Мы родились для того, чтобы жить. А нам наша природа своими силами взяла и помешала. Это есть великая неумирающая правда. Надо будет жить в природе человеку, а ему она не дала через его одно дело. Он его начал делать. А потом недоделал, взял умер. Так мы, все люди, на нашей земле это делали и сделали, а потом получили. Мы сроду своей жизни этого не хотели, а сейчас нас эта чара окружила. Мы пошли на веки веков в землю, сделались прахом. Разве нам это будет хорошо? Что может от этого получиться в жизни, когда человек отрывается от нее, и идет? Куда? Мы не знаем, что получается дальше? Пока природа, она эти все условия держит у себя. Мы как хорошие в этом деле дельцы.

    67. Мы с вами такие есть люди, со своим намерением ожидаем своего, и долго мы ждем. Но дорога наша на земле такая. Мы ступаем со своим сапогом по земле не куда-то, как только в могилу. Мы это и раньше получали, и сейчас мы получаем, в данное время. Когда человек нужен нам? Когда он здоровый жизнерадостный, он нам необходим во всем нашем деле. Но когда на него нападает случайная в стихии болезнь, он не знает, что с ней делать. Ибо, говорит он, пришло горе. Люди это на нем видят, но помочь они не смогут. Говорят, только надо будет человека проведать. А здоровому человеку, такому, как нашему земному. Ему надо будет дело, в котором ему хочется делать для того, чтобы получился в этом деле живой факт.  

    68. А дело делать приходилось здоровому человеку, который вздумал есть самую первую пищу. Для того он это у себя сделал, он хотел быть здоровым. А потом это здоровье потерять на веки веков. Человек без своего здоровья не оставался. Он шел в природу, и искал для себя дело, чтобы сделать это дело физически в труде. Он много для этого дела учился, из-за этого он хотел быть здоровым. У него на это было большое терпение, чтобы ждать своей изложенной пищи, которую он находил в процессе, и ее старался употребить. Он тоже ее физически делал для того, чтобы употребить ее для своего здоровья.  

    69. Он много думал об этом деле, чтобы не остаться в жизни своей без всякой еды. Он старался у себя иметь эту свою пищу, и как-либо для своего здоровья. Без всякого такого здоровья ему не приходилось в природе оставаться. У него дело любое делалось для того. Он брал какой-либо в своей жизни кусочек какого-либо другого тела животного. Он его считал своим пополнением. Ему хотелось в природе не потерять свое личное здоровье. Он считал, если только он не будет делать это все причитающееся, то он у себя потеряет здоровье. А когда он у себя не будет этого делать, у него получится какой-либо недостаток, он потеряет в этом свое здоровье.

    70. По этому всему делу, он старался не оставаться без всякого дела в природе. Это его была большая задача. В природе надо найти жизнерадостное животное то, которое бы сохранило в жизни своей это лично свое здоровье. По этому всему выводу, он это все для этого делал, чтобы сохранить свое имеющееся здоровье. Без него он не ходил по этой земле, и не надевал на себя что-либо из своей защиты самого себя тоже для своего здоровья. Тело было крепкое это у себя делать для того, чтобы быть в природе здоровым. 

    71. Человек никогда не оставался без своего здоровья. Он им одно время хвалился, говорил: я здоровый человек. Догонял, ловил, убивал, разделывал и употреблял. Все это делалось физически в природе для своего здоровья. Человек был один, сделался другим человеком, здоровым человеком. Для того он им делался, чтобы физически умело у себя делать дело, чтобы жить в природе здоровым человеком. У меня, говорит человек, родилось желание это делать в жизни.    

    72. Если мне не делать этого, то мне не жить. Это мое здоровье. Я здоров из-за этого дела, и считаюсь всегда в природе здоровым человеком. Мы здорового человека сможем заставлять в любом его месте, чтобы он работал там для своей жизни. Он там должен жить, и он должен делать то, что делали наши предки. Их жизнь заставляла это сделать, чтобы в природе за счет этого дела мы с вами жили, богатели и ничем не нуждались. Это все нам делали наши руки. У них были силы у себя держать в руках лопату, и рыть землю для того, чтобы она нам одно время давала через наш труд плоды. Мы рыли яму, сажали дерево для того, чтобы оно давало нами плоды. Мы этими плодами питались, как умели сами.

    73. Частная собственность на нашей земле жила, и развивалась за счет здоровья в природе. Она рождала человека, и она его учила, как будет надо умело дни свои проводить. Мы со здоровьем все это делали для того. Мы трудились на земле. И это все собирали, чтобы у нас не одно животное во дворе стояло. Мы старались, общими силами делали то, чего наши глаза смотрели. А что делалось у нашего человека. Если у него что-либо прибавлялось, он этим крепко радовался. Ему приходилось в этом здороветь. Его мозг стал больше думать. И за другое он хватался, хотелось человеку больше заиметь. Его здоровье заставляло на ногах не сидеть и не кланяться.   

    74. А когда хутор наш разрастался, у нас была семейная рожденная в хуторе сила гнаться, догонять другого. А потом, когда догонишь, стараемся этого хозяина своими силами перегнать. Где на это бралось здоровье. Если требовалось в этом расширять, это нам что-либо сделать, чтобы было нам легко. Природа человека рождала у себя без всякого здоровья, она его так и рождает человеком незнающим. А когда он поживет да послушает, да приглядится, он в процессе своей жизни сделается здоровым человеком, который не жалел у себя  и не жалеет, а делает то, чего не надо. А делать надо.

    75. Мы на это все не смотрим, что нам тяжело. А раз надо, то надо. На это здоровье есть. А раз я здоровый человек, то почему нам, этим людям, не делать. Это только не делает между нами больной человек, он нашел у себя этого не делать. Ученые люди, вы мне скажите, пожалуйста, для чего это все делается людьми? Чтобы у человека было от этого дела здоровье. Мы с вами в жизни человека вводили заводы, шахты и разного вида бассейны. Особенно мы ввели нефть, которая помогла нам создать химию. Она введена со своей продукцией в науку медицинскую. Мы дождались больницы, она нам держит человека, чтобы он был здоров, и крепко.

    76. Он как был в этом больной, так он и остался больным. Никакой помощи мы не получали в этом деле в здоровье. И также наша тюрьма, она нам не дала никакого воспитания. Как был хулиган, так он и остался, и также вор и убийца. Это нездоровье. Как мы с вами дрались с природой на поединке, так мы и деремся с ней. Мы для этого заложили все наше искусство, всю нашу технику. Заставили весь народ, чтобы он был на своих ногах в бою с природой. И это нам ничего не дало, кроме как отбирает природой естественно у человека здоровье.       

    77. Наша мысль, которую мы ищем, она нас не оправдала. Мы думаем, есть наш испеченный хлеб, так поедать, как никто, для здоровья. А мы в этом деле его теряем через наше общественное питание. Мы это ввели только для здоровья человека, а получилось не то, чего надо в жизни. Нам никакая санитария не помогла. Здоровье мы теряем при нашем таком учении. Мы учимся для того, чтобы быть здоровым человеком. А сами в этом учении заболеваем, и до конца своей жизни в труде мы мучимся. Хотим, чтобы было нам хорошо, здорово.

    78. Это не наша, не людская в природе проблема сесть за свой собственный стол и причитающееся поедать. Это хорошо будет, что у тебя на столе есть много и сладкого, и жирного. Ты поедаешь не все, а остается. А если будет недостаток, то можно будет сказать, кому-то пожаловаться, если его нет. А чтобы наесться досыта, этого никогда не бывает. А ты захотел опять кушать. А прежде чем надо кушать, для этого надо нам физически  потрудиться, да умственно подумать, чего будет надо. Борщ не варится из одной капусты, к нему чистится картошка, да мясо кладется. И с чего-либо с мукой заправка обязательно требуется.

    79. И этим мы никогда не наедаемся. А берем да делаем, что вкуснее да лучше второе, и делаем третье, чем человек накапливает свое здоровье. Он одно время наполняет себя. И хочет сказать всем нам, людям: мне от этого делается здорово. Мы и выхаживаем тоже для здоровья. А физкультурой для здоровья занимаемся, всякого рода спортом. Электрическую станцию мы на реке построили, ток ввели людям. Какая благодать в этом деле! Легко нам делать деталь. Все делает природа. А человек в этом делает сам себе какую-либо цацку. Это тоже будет для него дело одно и другое, конца которому не видать. А вот третье – это эволюция, она этим не радуется. И не хочет сказать: это нам хорошо.

    80. Как бы мы ни делали, но мы ее сделали, а в этом всем потеряли здоровье. Это не наше доказательство, что мы с вами это вот сделали. Мы потрудились, но недоделали, взяли да умерли. Мы привыкли на чужой двор заглядывать. А в нем очень много нехорошего, это наше нездоровье на человеке. Мы, народ, имеем у себя недостаток, а он нас крепко окружает. Мы болели в этом, болеем, и будем мы для этого болеть, ибо с нами природа не считается. Берет, поодиночке кладет нас в койку. Как нам в этом деле нехорошо. Мы этого не хотели у себя видеть, но нас природа заставила это иметь.

    81. Да еще какой болезнью заболели. Нас, таких людей, не хотят даже люди проведывать. А когда мы помираем, нам люди находятся нас в этом похоронить. Жалеть приходится, но ничего не поделаешь. У нас заведение такое построено. У самого крепкая жалость, а лопатка в руках, роем уже яму. А гроб с доски делаем, кладем как человека в это, забиваем крышку, и кладем его в землю на веки веков. Цветы несем, музыка играет. Здорового человека мы с вами любим встречать и провожать. Он у нас требуется везде и всюду как таковой. Но это ненадолго. Его встречает неприятность, это наша нехорошая в жизни болезнь, от которой мы уходим и бежим. Но чтобы уйти от нее, этого мы не старались заиметь.

    82. Нездоровье идет от здорового человека, кто все время делает нехорошее дело. Оно каждому человеку мешает, и будет мешать человеку до тех пор, пока себя признает экономика и политика, что она во всем виноватая. Если это будет правда на нашей земле, будет человек Богом. Его не признает рука человека, что он такой есть в жизни своей. Он пришел на нашу землю для того, чтобы помочь нашему обиженному, больному человеку. Кто из всех это имеет? Да тот, кто под законом, режимным ключом на своем месте находится. Это вечно обиженный, больной, нуждающийся в здоровье. А его ему даст Бог. А у Бога сила на это дело рождена.

    83. Бог – это единица одна для всех такая. Долготерпеливый, и много милостивый. Не дай Бог это будет наша правда, что ему придется этим овладеть. Все люди до одного человека являются в природе зависимые от нее. Им надо одно и другое, то есть хорошее и теплое. Бог тоже от этого не уходит, а старается у себя прибавить третье. Он говорит. Для меня собственность, индивидуальность не мешала. И также не помешает со своими правами коммунистическая партия. Мне, он говорит, ваше все имеющееся не надо будет на моем месте. Я пользуюсь своим имеющимся, это природа. Воздух, вода и земля. Они по делу мои милые друзья. Я их естественно любил и люблю, и буду их любить.

    84. А люди все от этого дела бегут, не хотят жить с кругозором, то есть так, как хочет жить природа с нами. Она нашего не боится поступления, а делает на сторону дороги Бога. Как чуть что такое, уже говорят, человек заболел, болеет. А болеть пришлось мало, постигла смерть. Это порядок, который имеют одни и другие…А от своего, что имеет Бог, будьте добры, не отказывайтесь. Оно всем не вредное, а полезное. Это обиженному помощь. А в природе принадлежит Богу самое главное – это воздух и вода, да земля. А то, что сделали руки человека в природе, сами люди.

    85. Они проанализировали все те рожденные дела в жизни. А они делались в воде и на воде, да также на земле и в земле, без воздуха не оставались. Все дело делалось через найденное человеком сырье, оно оказалось перед человеком продуктом. Особенно для его жизни найдено и сделано из живого в мертвую единицу. Она когда-то была живая энергичная, деловая, в природе жила. А мы к ней подлезли, догнали, убили, произвели, сделали, как это в жизни нашей требовалось. Надо была сумка или мешок, мы это смастерили. Надо была веревка, мы тоже это все сделали.

    86. И сейчас без этого мы с вами не остаемся, и не останемся никогда в природе. Хоть и недолго с этим придется продолжать свою жизнь, но зато есть. И мы делаем качественную ту хижину, которая приземлилась со своими удобствами для человека. Он в ней себя научил, как это следует  с живого делать мертвое. Мы так делаем, мы в этом копаемся. Сегодня один, потом другой завтра заступил. А вот третьему такому человеку, кто в своей жизни не думал, сделался для всех Богом. Он себе отказал во многом. Ему в жизни не потребовалось в природе то, что мы, все люди, у себя желали иметь. Этого мало, что мы в жизни  своей по своему примеру огородились. У нас наше такое место, где мы век свой проживаем на нем. И мы с вами стараемся сделать то, чего люди в жизни не видели.

    87. Разве нельзя сделаться в природе Богом? Дорога всем не запрещена. Она была, она есть, и она будет. Если мы за это возьмемся, мы обязательно достигнем. Разве это плохо будет человеку в природе, если он не будет в жизни заболевать и простуживаться. Это самое лучшее из всего нам. А мы с вами сами себя защитили с малых лет, и сами себя защищаем теперь взрослыми, и будем сами себя защищать старыми. Нас так учили наши предки, и будут нас учить они до того времени, пока мы не изменим свой поток. У нас родятся силы, и воля наша будет у нас. Мы не будем нуждаться тем, чем нуждались все наши прожившие люди. Им требовалась в природе одежда хоть порванная. 

    88. Хоть воняющая, но пища. И к этому надо будет дом, в чем мы не живем долго, а отмираем. Какая может быть это жизнь, если человек в этом всем пожил да повольничал, а потом сдался, силы свои имеющиеся потерял. Это все жили по людскому. А по Богу жить приходится не так, как все время свое прожили наши старожилы. У них было очень много хорошего, но с собой они ничего не взяли. А как его родила природа без этого всего, так он мертвым ушел в землю на веки веков. Этого Бог не делает и не делал, и не будет делать это через свое сознание. Через то, что приходится Богу делать. Он между нами один. Он болельщик об обиженном, больном человеке.

    89. Сегодня человек я здорового характера. Мне в этом ничего не надо. Я сам приобрету, сам сделаю все без всякого Бога. Но когда на меня, на такого молодца набросится ее сила, я не могу от нее, от такой нехорошей силы отбиться, меня окружает бессилие. Никто мне не поможет, кроме одного Бога, если он есть на нашей родной земле. Мы его не видели, и о нем не слышали, что это такое есть за Бог. А он человек, да еще какой в этом деле болельщик. Знает про это хорошо, что люди идут по своей дороге, с природой капризно воюют. Говорят: если мы не будем воевать с природой, и не будем своими силами заставлять, то она нам ничего не даст.

    90. А когда мы будем рано чуть свет вставать для того, чтобы в природе чего-либо сделать. Природа своего добилась. Она взяла, силы человека разделила между одним человеком. Она их поставила перед всеми. Сказала одному: делай то, чего не делают все. Тебе одному будет в природе тяжеловато, твоему делу, чего я тебе доверяю. Люди зависимые от этого всего, а ты будешь независимым. Когда твою на тебе любовь опознают, поймут, что это будет надо всем, они сами придут и поклонятся низко. Тебя попросят, чтобы ты им за это природное явление, физическое, рассказал. У тебя одного человека развитая правда, но к ней никто не прикладывается, и не хочет такое иметь. А это, что делаю я, для всех надо.

    91. Я прослышал про больного, пришел к нему, как нуждающемуся. У него спросил я за его такую причину, она его заставила стонать. Как это все делалось человеком, и делается сейчас им. В мешке осталось мало муки, а взять где-либо, не было видать. Человек недоел и умер потому, что муки нет нигде. Вот какие есть силы человека, они такими остались. И будут такими до тех пор, пока у нас не родится сознание, и признают со своим имеющим Бога. Мы его между всеми одного видели таким. Он на нас сеет зернышко. Хочет нам в нашем горе помочь, молодым людям ввести свою силу природную. Надо будет учиться у Бога, как будет надо самого себя пробуждать, близко стоять к природе. С нею надо на русском языке разговаривать не по части нездоровья, а по части здоровья.

    92. А здоровье имеет между нами Бог. Он не защищает самого себя, и не носит  на себе какую-то красоту. И не хвалится ею перед нами, чтобы мы на него, такого молодца, издали посмотрели. Как никогда не видел человек миллионера. А когда он его увидел, присмотрелся, с ним поговорил, как это следует, узнал, что это тоже человек. У него есть душа и сердце, как есть у других. Только не у всех есть такие накопленные деньги, которые он приобретает в природе умело. Копеечку – на копеечку, создаются рубли. Так и Бог. У него руки, у него ноги, у него голова такая же самая, есть душа и сердце. Только у всех на телах висит чужое мертвое природное, а не свое личное, такое, как есть у Бога естественное. Мы этого делать боимся, и не приучены это делать.

    93. Ну что с этого всего, что делается капиталистами и коммунистами. Разницы в днях никакой нет. Как перед нами на земле начиналась природа из ранних дней весна, так она и развивается в природе. Одно спешат, хотят в жизни новое сделать все науки. Каждому человеку приходится больше да красивее, да хорошо. А то мы не знаем, что нам, всем людям, приходится провоевать через то самое, что мы в природе делаем. О нас как молодежи наши люди знают хорошо, что мы родились для жизни в природе. А нас наши родные не захотели, а взяли да пихнули в природу, чтобы мы в ней учились, и научились с ней воевать. Мы воюем. 

    94. Карл Маркс не поделил людей, чтобы одни и другие жили хорошо. А ввели ученых для того, чтобы практику в деле поддержать. Такого чтобы не делать, не творить, мы допустили человека теории учиться. Один перед другим. А трудятся из-за того, чтобы приобретать в природе то, что есть. В природе это есть наше экономическое богатство, за которое надо будет человеку браться. Вся наша такая система поднималась на свои ноги и показала достаточно. В индивидуальном порядке это делалось нами, такими людьми, кто жил сам лично в то пришедшее время. Мы за этим очень крепко гнались.

    95. И это самое у себя строили, считали в природе достоянием своим. Мы на это положили много годов трудов. Чтобы это все сберечь, как живую природу, мы этого не получили. А один перед другим в этом жили, росли как никогда в этом. А сейчас про нас таких Карл Маркс людям свои труды написал. Проговорил за это, что это не мы были инициаторы, во всем начинатели, а был весь народ, во всем деле делал. По этому всему, сделанному людьми, надо было ввести для человека революцию, которая не стала жалеть у себя человека. Стала за это все человеку не давать в природе жить собственником  на нашей земле.

    96. Мы по ленинскому стали жить в этом, не жалея себя. Стали делать то, чего мы весь год за собой вели. Это наш труд, который мы делали. Из-за этого мы теряли свое личное здоровье. Мы с вами не жили, а на белом свете мучились, да один под другим умирали. Нас за это все другие рожденные люди закапывали. Об этом всем Карлу Марксу с Лениным не пришло, а что будет надо делать, чтобы мы с вами так не жили? А взялись за другие качества, которые люди не знали, и ввели их в жизнь.

    97. Разве это человека есть в жизни своей идея: за совсем чужое, за природное убивать человека. Разве вы не знали природу такую, которая не хотела бы у себя видеть этого. Но раз об этом люди ученые, совсем не такие, об этом деле написали, мы их прочитали. Теперь надо практически сделать своей физической рукой. Надо будет у собственника капиталиста средства производства, землю отобрать, и сделать общественной, государственной. Там где это делается человеком в природе только хорошо. А нам делать плохо не полагается в этом.

    98. Это делали в природе наши капиталисты. Они присвоили к себе, к своему имени эту землю, которая не чья-либо такая лежит не тревожной. Она встречает дни одинаково, и день, и ночь. Но мы, люди всей земли, сделали ее источником, за что не стали забывать ни одного дня. Продумывали да готовились к этому дню небывало физически. Разве это не природа эти наши люди. У них это получилось, что они стали миллионерами. Про них идет такая речь, что они живут хорошо, и не видят плохого у себя. Это все наделала природа, она не всем создала силы, чтобы быть всем миллионерами. Они у себя держат бедного нуждающегося человека, кто сегодня болеет очень крепко.

    99. У него чего-то нет, а требуется. Такого национального общества на земле нет, чтобы в нем родился такой человек, которому пришлось от этого всего отказаться. И взяться за самого себя, чтобы в природе не жить так, как живут все люди. Их заставила природа. А социалистическая система, вновь рожденная, это допустила. Она у себя ввела тюрьму и больницу из-за человеческого поступка. Люди привыкли в природе через свое богатство делаться преступниками. Это все сделали руки, они увидели перед собой чужое. Мы считали, считаем, и будем считать эту землю своей. И также вода имеет свою границу, а по воздуху мы летаем по своей зоне. Этого никто не имеет полного права.

    100. Разве мы такие люди с такой развитой техникой, и таким обширным богатством. Да еще с таким умом мы сможем такого человека на ноги поставить. А мы это сможем у себя сделать. Пусть человек делает не по нашему людскому такому делу. Пусть он делает по явлению Бога. Он дорогу свою будет иметь. Ему не придется ждать завтрашнего дня. А каким он должен и к нам прийти, и что он должен нам у себя сделать? Мы всегда в природе думали за нашу хорошую прибыль. Мы на это надеемся, что про нас природа не забудет. Она себя заставляет.

    101. Всегда бурлит, посылает неожиданную погоду. Мы никогда не думали об этом, даже не хотели у себя такое видеть. У нас, таких людей, как мы сейчас поделались, без того, что мы имеем сейчас, жить никогда не сможем. У нас с вами вера такая проходит на нашей земле. К этому дню, к этому времени все свои силы кладем на фронте, делаем такую снасть, такое оружие, такую силу, чем в природе будет делаться. И в этом деле родится для человека что-либо такое прибыльное. Мы с вами растем и развиваемся в этом деле быстро.

    102. Мы с вами увидели то, что нам будет надо. До этого у нас не было, и не росло меж нами. А сейчас мы с вами это сделали, у нас есть, во что одеваться. Не в плохую одежду, а в хорошую, да в фасонную, красивую, чем можно хвалиться. Какого только нет цвета. А все равно на теле она гниет. Также наша сложная жирная пища хорошего вкуса, тоже она внутри преет, и мы в этом деле портимся. Какие для нас построены дома со всеми удобствами. Чего только мы в этом доме из мебели не ставили. Без всяких средств мы это не приобретаем. Все это нам дает наш физический и умственный труд, наше здоровье.

    103. Мы имеем свое такое здоровье, которое с нами долго не живет. Мы его часто у себя теряем. Не хотим признаться, что (труд) у нас влияет. А к этому всему есть такие в жизни люди. Мы их в этом деле сами заставили для нас делать эту вещь. Мы не хотим на ногах далеко ходить, нас автобус привезет. Все эти удобства и неудобства человек у себя имеет, и хочет лучше от этого заиметь. На этот у нас работают мозги человека. У них они сосредоточены обязательно сделать для себя, чтобы было хорошо и тепло.

    104. Для этого и труд заимел такой человек, он для него необходим. То в природе человеку не новое развитие в этом деле, все это есть старое. Не человек управляет над природой, а управляла и будет управлять она за его сделанное одним и другим. А вот третий говорит нам: это подчинение не будет надо. Мы будем жить одной семьей, и одинаково всегда. Особенно у нас, таких людей, спросит за наше все сделанное Бог. Мы ему ответим с природой за свое имеющееся богатство, всю жизнь присваивали. День и ночь старались думать да делать всегда. А теперь приходится слушаться Бога. За его непослушание мы с вами умираем.

    105. Он говорит: кто вам давал право землю заставлять? А в природе очень много такого сделали. Взяли да проложили по земле сначала пешую дорогу, потом мы стали не порожние по проезжему следу ездить. А по катанному стали мы возить груз взад и вперед. Для нас была такая в природе работа, она есть и сейчас. На колесах все это делается, да между воздухом, на земле по воде режут ракеты след. Нашего человека в этом всем люди научили за деньги все делать. Да присматриваться к другому человеку, что он у себя заимел какую-то любимую рубашку с галстуком. Он без костюма фасонного не оставался, а туфли современные. Парень не заслуживает старого, того гнилого, которое было раньше.

    106. А сейчас в это вмешалась наша небывалая эволюция. Мне ваше богатство, которое вы приобрели в природе, не нужно. Ваши государства научили себя научно добывать. Имейте, только друг у дружки не отнимайте, ибо это не ваше, человека, а природное живое. Надо человеку пожить, а вы его сняли с пути, не дали ему жизни. Закалка-тренировка не говорит и не делает этого, чего делали мы, все люди, в природе. Нам другой сосед не нравится со своим поведением. Мы хотим учить так, как это начиналось. Теория одна, теория другая, а у них нет практики той, которая бы заступилась и сказала теории: чего тебе будет надо. Если сам человек не сумел себя заставить, чтобы не быть таким, как он оказался. Его посадили за добро природное, за добро то, которое у нас в запасе лежало.

    107. Мы его имеем. Торгуем природой, по цене это все преподносим. Надо будет этого не делать. Надо Бога признать как человека такого, кто задался цели по всей земле и во всех национальностях побывать и сказать: зачем вы зависимо делаете от природы. Друг другу не даете жизни, уходите от своего близкого соседа. Нам, людям всей земли, согласиться надо с мыслью Бога. Надо будет нам таким жить на белом свете, но не гнаться за качествами. А надо по истории Бога пойти. В нашей такой природе живут люди, они своей жизнью очень крепко хвалятся. У них есть своя собственность.

    108. Самое главное, в жизни есть природная сила живая. Волы рогатые большие. У хозяина, у одного любителя это так делалось раньше до этого времени. Пара передних в ярме волов, одни из всех научены водить. Они знают «цоб» и «цебе». Звали их Мишка и Иван. Другая пара была поменьше, она тоже была запряжена в середине. А самая задняя от плуга – это первые молодые новички. Они пахали. Погонишь их, погоняешь. А за плугом ходил сам хозяин, он был в этом всем большой болельщик. У него плуг 10-дюймовый свою землю хорошую черноземную (пахал).

    109. Сам ходил за …, борозду к борозде прикладывал. А худоба живая вези. Никогда отдыха нет из-за своей физической работы. Человек видит это пришедшее в природе время, он к нему готовится. Эту черноземную землю хочет в погоду вспахать, и положить под глубокий снег зимой. Он это дело спешит пахать для того, чтобы земля его лежала не тревоженная, и набиралась в себя влаги. А хозяина мысль об этом не переставала мыслить: а что он будет с этим всем дальше делать?

    110. Само время уходит, другое наступает. Человек – это прошлый индивидуальный собственник. У него свое место, на углу стоит дом, как это полагается. Свой двор, огороженный каменной стеной. Есть к этому, самое главное, хранилище амбар. И погреб, откуда он берет сырье, и несет чашками, ведрами. Есть вода своя, колодец есть. Если это все художественно описать, как человеку ежедневно ежегодно приходится готовиться. У него снасть, это ярмо с войцами. Плуг надо бывает для вспашки земли осенью. Войца – это тяга силы. Мы с вами за что свои головы никак не потеряли, свой ум.

    111. И не бросали об этом думать, как надо будет провести весенний по земле посев. То есть надо будет так сделать, чтобы не сказали люди другие на тебя так: ишь какой хозяин, есть в природе сила большая, а сделал не по-хозяйски.  Это можно всегда у себя ожидать. Люди – это большая пребольшая есть критика, которую люди делали у себя. Богатые хранились, а бедные люди выплывали. Как со стороны сейчас смотрят на эту вот всю жизнь,  как она в природе сменилась. С борозды вол с ярмом ушел. Лошадки с сохой не стало. А на смену пришел трактор «Беларусь», с которым встретился человек. Свою косу с граблями упразднили, комбайн  пришел на смену. Лошадь с хомутом ушла навеки, мотор заменил.

    112. Да и жизнь сама человеческая стала не та. Земля ушла в государство наше, и также ушел завод и шахта. Люди из дома приходят в коллектив зарабатывать для себя копейку. А потом в одно время ее получат и принесут в семью для того, чтобы ее расходовать на нужды. Мы нуждаемся очень многим. Особенно нам, крестьянам и рабочим, кому надо в природе жизнь не такую, как мы ее создали через наш один для всех труд. Мы его развили, и мы с ним непосредственно живем, учимся теоретически. Мы практику не забываем делать. Своими руками делаем по указке нашего агронома да нашего инженера. Они нас ведут, как ученые люди. Кому надо будет их понимание природы, им надо тайна.

    113. Они хотят расширить на земле свою площадь. Ученые говорят нам, людям, чуть нас не пихают с нашей земли, которая нам не дала того, чего следует. Мы с вами привыкли делать любую деталь, то есть машину, которая взялась человеку на земле помогать зависеть от нее. Мы имеем в этом деле источник. Нашему человеку требовалось железо для того, чтобы мы с землей легко управлялись. И даже мы стали внедрять сталь. Мы это все имеем в руках своих для того, чтобы у нас была по последнему слову сельскохозяйственная техника. Для этого наши рабочие труженики вместе с инженерами и техниками не одну сконструированную машину поставили на колесо. У нашего человека есть в этом общая сознательность делать для этого все свое дело.

    114. Мы крестьяне труженики земли, кормим самих себя. А рабочим приходится сырье делать, на продукт детали. Мы это научились делать и с землей. Мы ворочаем не так, как нас когда-то заставляла собственность. Источника железного не имели, хорошей тряпки не было. Мы в этом тянулись в хвосте. А вот сейчас наша старая снасть оторвалась, ушла. На помощь пришли наши ученые люди со своим развитием. Они хотят в природе, чтобы человеку так жилось хорошо. Между человеком и природой поставили на колеса мотор, и ввели в него электричество. Самое главное, это нам дает энергичную силу во всем нашем хозяйстве.

    115. Мы делаем сами уголь, тянем на-гора, нефть тоже. Все это требуется стране. А человека рождаем таким, как мы видим его. Разве это будет плохо, если мы с вами учимся, и делаемся такими учеными. Нам наш народ разрешил в природе все делать для того, чтобы была в людях польза. А мы в этом всем не все такие люди, которые получают у себя хорошее знание. Не все такие люди, которые освоили чего-либо новое. Мы с мотором, мы с колесом много кое-чего сделали, чем можно было хвалиться. Но одним мы в природе не хвалились на человеке: мы теряем свое личное здоровье в этом всем. Мы утомляемся, но не пробуждаемся. Боимся как ученые природы.          

    116. А в природе две стороны: одна хорошая, другая нет. Значит, мы такие все люди, кому не хочется в плохом виде оставаться. А все свои силы сосредотачиваем и пускаем их в ход, в природе ищем хорошее, им огораживаемся на одно время. Это хорошо. Мы с вами поживем да повольничаем, да поделаем в жизни всего. Но не забывайте про одно. Мы со своим добром идем к плохому. Нам надо будет умирать не на одно время, а на веки веков. Что мы с вами сделали? Хуже в свете нет для человека, это умирать, ложиться в землю. А сторона с предков лежала, в ней жизнь процветала. И будет процветать, если за это дело все возьмемся, и мы будем делать то, чего никогда не делал человек.

    117. А вот сейчас он делает, и будет он делать лишь потому, что он не научился в природе без этого жить. Он учится, теоретически обосновывает каждую рожденную в природе вещь. Он ее для этого нашел, ею пользуется. Говорит сам себе об этом огромном деле. Если у меня не будут руки так делать, как они делают все время. Особенно когда появляется в жизни какое-либо новшество или с животных, или с машины, или с урожая, или в природе невозможное. А человек этого сам добился, он сделал это. Но не сумел вечно уберечь это все. Прожил в жизни один раз.

    118. Человек не хочет быть в природе безграмотным практическим человеком, кто видит у себя, как его близкий сосед живет. У него есть, чем будет хвалиться. Он не такой, как полагается в жизни. Его жизнь ушла от тебя. Он нашел такое место, здесь умело окружил себя. Ему повезло, он получил знание, научился делать детали. Я, говорит всем людям, научился вам ведра худые починять. Это моя хорошая для вас всех работа, чем я живу так хорошо, лучше быть не может. А другой моему здоровью завидует. Я не сижу на стуле, и не ищу в цифрах копейки для хвоста. А физически на ногах хожу по дворам, сам голосом кричу: у кого есть ведра худые?

    119. Я могу делать новые ведра. Это моя есть такая специальность. Она была индивидуальная. Она осталась коллективная мастерская. Не худые ведра чинить, а, пожалуйста, покупайте новые. Мы для этого живем и учимся сами делать не одно ведро. У нас коваль тянет железо для того, чтобы смастерить хоть какую-либо иную деталь. Уже токарь стоит, ждет своего, эту деталь обтесать в токарном станке. Он работает током, у него математическая голова, а золотые руки для того, чтобы сделать это. И точная мысль в голове. А эта работа, этот труд учитывается, а сколько за него надо хозяйственнику заплатить. Есть на это нормировщик, и также прикована у хозяина бухгалтерия. Она живет неразрывно с производством.                                         

    120. Эти вот мастеровые люди, они на месте свою жизнь обосновали при каком-либо городе, или местечке при районе. Там где много живет людей за счет этого человека.  Ему готовится крестьянами одно и другое. Раньше делалось в деревне, это не сейчас. Был хлебороб большой для этого дела, кустарный труженик. У него в руках острая лопата и сделанный топор с пилой. У хорошего хозяина практического есть очень много таких дел. Он их сам сооружает. Человек у себя имеет время природное. Знает хорошо свою землю. К ней он за время готовится, а что ему будет надо для того, чтобы прожить один прошедший день. Он к нему пришел с ветром. Не надо бы сейчас.

    121. А у хозяина такого, как он когда-то бывал. У него производство не одна земля лежала, и ждала, пока к ней придет со своими снастями. А хозяин ветряка был заинтересован другим человеком, у кого не было такой смекалки большой, чтобы думать приходилось так, как думал хозяин ветряка о природе. Ему дай Бог дождя вовремя, чтобы был у него урожай. Да и ветер будет надо, чтобы крутить ветряк для того, чтобы людям молоть зерно. Это собранная прибыль, она расходовалась за деньги на базаре, как есть у хорошей зажиточной деревни. Расположился у себя коваль со своей кузницей. Ему как таковому человеку вода за шею не капает. Только что утро настало.

    122. Он видел, как солнце всходило. Ему рано приходилось затапливать свой горн углем. И брать молоток в руки, да также по наковальне бить, чтобы люди не одни близкие слышали. Да беспокоили себя к нему с делом прийти, какую-либо вещь исправить. Или свое новое в жизни дело показать. Это бывает не в одной деревне перед человеком, кто пристроился где-либо на углу со своей маленькой будочкой, для удобства сделал. Говорит: пожалуйста, будьте добры, заходите. У меня на это есть своя усидчивость за твоими сапогами. Этого в деревне за человеком нет, есть только в городе. Не одна сельская работа на земле, за ней ухаживают.

    123. Тут берут нужную вещь у крестьянина, у болельщика такого, как рожденный в природе хлебороб. А какой-либо делатель, он рождается через какое-либо практическое сделанное им дело. Оно его родило для того, чтобы человеку жилось хорошо. И было бы, чем в жизни перед другими хвалиться, и сказать за это. Люди, они и раньше на все новое смотрели, говорили: это будет нам надо. Без чего мы не смогли оставаться. Ибо крестьянину хлеборобу потребовался не один плуг дюймовый, не одна железная борона, и не один рогатый вол. Или лошадка, с которой человек неотрывно сам себя представлял. Это то, что делалось для жизни человеку, его такая развитая техника. Он ею все делал для жизни.

    124. Между людьми и природой был в жизни Бог. Он, по просьбе любого человека, ему помогал в деле. Без молитвы Божьей для человека он не смог оставаться на своем месте. Как чуть что такое, уже встал, проснулся. А раз глазами глянул на белый свет, ум в голове заработал. Ищет в природе какое-либо дело. А прежде чем его приходилось начинать делать руками, всегда в этом слова выразишь. Скажешь сам себе: «Господи, благослови ты меня, такого страдальца, в этом дне легко прожить, да чего-либо интереснее соорудить». Дорога, куда ты намечал ее совершить, она без благословения Бога не совершалась.

    125. А каждый раз обращался к Богу, его просил у него, так всегда получалось. Мы не садились завтракать без молитвы, и не вставали без всякой молитвы Бога. Он в этом помогал, и человеку в этом физически развивал его здоровье. Почти всю бытность, и все время только думал человек об этом. У него, у такого человека работника, он всю неделю молился, да просил на своем месте, где он начинал и кончал с благословением Бога и великой благодарностью. Люди в этом деле для общего моления построили для себя церковь. Они ходили по праздникам, и туда носили свое подаяние, кто как смог им хвалиться.

    126. У человека была суббота самая последняя в неделе. Она проходила для того, чтобы встретиться с воскресением. Так чтобы не работать, а лучше покушать, да в фасонную красивую одежду одеться. Это самое любимое дело в жизни, чтобы в природе в такой день передохнуть, да Богу общественно, кто как сумел, помолиться.  Мы так уже привыкли не забывать за колокол, он зря никогда не звонит. Вечером звонит к вечерней, а ночью к утренней, в обеденное время к обедни, и так это все делалось вместе с Богом. Говорили, пели, слушали  слова Бога, не бросали делать.

    127. Как чуть что такое: уже это нас Бог наказал. Мы получили в теле свой недостаток. А раз мы окружили себя этим делом, то мы уже болеем. А болезнь наша, она такая по нашей привычке. Мы без этого оставаться не сможем. А просим любыми средствами в любом нашем месте. Где бы человек со своим телом ни находился, и что бы он ни делал, там с ним вместе находился и Бог со своей помощью. Человек делает, человеку хочется делать. У него на это есть здоровье. А его усталость, а себя заставляет делать дело. Бросает это дело, берется за маленький отдых.

    128. Тоже его делает с разрешением Бога. У человека эта просьба получается. Мы жили в такие трудные годы. Нас природа не забывала, …оставались без чего-либо, хотя и гибли семьями. И все же жизнь наша росла и продолжалась. Мы хотели жить не так, как мы все время жили. Нас заставляла это делать природа. Она перед нами никакое дело не делала. Вся история на ноги поднималась, и она делала то, чего мы хотели. Мы этого времени не имели, чего в данное время человек сам обосновал. Он раньше этого… Нашим администраторам командирам, врачам ставилось в известность то, что делается с нашим обиженным лицом, то есть человеком больным.  

    129. Он лежит в койке, болеет, стонет, ему никто в этом не помог. А сейчас пишет, просит просьбой своей, чтобы силы ее естественные посетили на такое расстояние, на которое я к ним отзывался, ездил. Я до этого времени принимал открыто. Куда эти качества девать, если я их нашел в природе для человека. Это касается в жизни вас всех. Мы с вами для этого жили, одно время работали, приобретали то, что следовало. В этом всем сменили одну режимную жизнь, а взялись за новую, за общую, за коллективную. Сделались люди независимые от частного капитала. В руки самих рабочих перешло производство. 

     130. Мы стали обогащаться. У нас на арену пришла машина. Человек оделся, человек наелся, и в дом зашел жить. Не надо бы умирать в этом деле, но сама жизнь заставила поодиночке жить, да терять в условиях личное здоровье. Мы не научились жить. Нас незнание окружило. Мы заболеваем, крепко болеем, как заболел я в природе. Небывало в жизни человеку быть таким, как меня создала природа. Я пока один такой в людях меж природой. Меня как такового человека по моему сделанному делу признал медицинский Ученый Совет, здравоохранение СССР, под председательством профессора Ушакова: мое мышление признано. То, чего я добился в природе, другими учреждениями изучается.     

    131. Я в этом понимающее лицо. Хотел бы встретиться с учеными, им рассказать за эту тайну, которую ищут в природе наши ученые. Они хотят открыть то, что невозможно будет. Мы с вами живем на планете, на земле. Но чтобы мы тайну нашли такую, как я, в природе не нашли. Дорогие вы ученые, к вам обратился со своим Иванов. Он просит вас как людей, живущих на белом свете, чтобы вы учли его деятельную просьбу. Он хочет со своей жизнью и со своим здоровьем перед молодежью всего мира выступить. И им об этом всем хорошем рассказать, что мы ошиблись со своими индивидуальными силами, стали с природой воевать. Мы воюем с нею для себя, а она воюет для себя.

    132. Это их, всех таких людей, которые  взялись за это дело воевать в природе. Это дорога для наших ученых, она и раньше такой была, она есть и сейчас. За нее взялись искусственно совершить для того, что все делает человек. Дорога лежит по природе не в такой фасонной красивой одежде, в которую ты в праздник оделся и ею хвалишься. А эта на тебе одетая одежда, в которой для тебя и твоего тела есть спасение в жизни твоей дороги. Ты таким никогда в своей жизни по такой изложенной дороги не проходил в невесомости. Чтобы тебе никакой доступ, никакого удара не получилось.

    133. Твоя дорога научила себя в этом сохранять. Это все делается человеком для того, чтобы практически там сделать. Жизнь на земле открывается в природе за счет того, чего наш предковый человек для тела сделал. Это было его начало делать для того, чтобы получилось как никогда. Дорога для науки открывается везде и всюду технически, с оружием в руках. С большим кораблем ледоколом «Челюскин» челюскинцы открывали в природе в Арктике во льдах. А природа этому ледоколу дороги совсем не дала. Она эту способную машину, сделанную руками человеческими, взяла, раздавила. Люди оттуда сумели выбраться на лед, кроме одного человека. Это был повар всему нашему такому в пути движению.

    134. Он нас этим кормил, его дорога такая. Он из-за всех нас погиб во льдах. Мы были спасены авиацией. Это хорошо нам, таким людям ученым, кто технически для себя ищет в природе тайну. Она по любой дороге может отказаться. Мы в этом деле науку свою развиваем. Мы такие люди есть, садимся на свое такое предназначенное в команде дело, и давай делать. Разве это не дорога, не какая-либо в этом деле, а природная, человека. Он любитель, хотел свое в жизни показать, взять на свою силу ума. Это Левоневского дорога, она им в жизни совершилась, и делалась как никогда в природе.

    135. Никто об этой гибели, кроме только моей мудрости. Открылось природой, что Левоневского убило условие природы. Для этого дела не одна такая стихия делалась людьми. Очень била в битвах у командиров, у таких воинов, как оказался перед Россией Наполеон. Он ошибся со своей стороной на русских людях, со своей силой пошел воевать. В этом деле не выигрыш, а проигрыш. Да еще такой был перед нашими людьми. Наш царь сидел на своем историческом месте, он был окруженный губернаторскими дорогами. Неумирающий земной человек. Этому всему делу в этом пошли наступать по своей политической дороге.

    136. Она нас всех взяла прямо для завоевания. Теория писала за все это так, что не надо было человеку делать, как сделали все в своей жизни войной. За природное дело жизнь кладем. Вы думаете, это самое и раньше не было? Два брата Каин и Авель, они двое в жизни были. Почему-то у них в природе родилась такая ненависть, убил Каин Авеля, не побоялся Бога. Не устрашился людей, стал дело продолжать свое. А тот человек, у которого достатка нет, вы думаете, он хочет без этого умирать? Он силен жить, но у него большое незнание к этому делу. Мы, люди все, в природе есть, живем по-разному все.

    137. Дорога наша не общая, и не один в жизни. Разве дорога практическая лежала по земле нашей небывало первого старца. Он же ходил ногами, не видел глазами, ради Христа у верующих просил. Но сила их была. Неумение его заставляло другого человека быть таким, как он перед ним оказался. Вышел из хаты, кусочек  хлеба и дал ему в руки, за что получил хозяин «спасибо». Но никто этого не пожелал бы иметь. А вот искать таких людей мы не привыкли. Мы научились смотреть и гнаться за теми людьми, кто живет хорошо. Разве этого вот человека лежит не дорога такая. Он ходил взад, вперед еженедельно за 15 верст на ту самую изложенную работу, которая им делалась каждый день.                                        

    138. Это наш односельчанин Иван Иванович Носов. Его дразнили все Зеля. Он не ходил прямо. Его дорога такая была по горам Родинским, вела в Петропавловку да на Колпаковку. И тут вот Мординский рудник, шахты, где Иван Иванович закладывал свой труд так же, как и другие. Он рубил … зарубку. А другие были похожи на него, черные делались от угля. Разве это были не такие люди. А они шли по своей дороге, вся была Бочаровская артель, работали уступами. Их там эта дорога держала в условиях, каждого человека. Кто как и где работал, и за это все он получал. За счет этого он жил, как жил и богач в любом таком селе. Он уходил от всех, бежал, не зная куда.

    139. Дорога прошлому человеку не была ясна, чтобы ею пришлось одно время так хорошо похвалиться, и сказать за свою лично истину. Вот я такой человек со своей неприятностью. Она меня так очень крепко окружила. И мы идем не по такому пути, как наши все прошлые люди проходили. Они у себя видели солнце, при нем делали то, чего было надо. Дорога такая была. Как чуть что такое, уже нет. Солнце за гору село, день улетучился, его не стало. А мы как один человек со своими родными силами уставали. Нас как одного такая природа уложила в постель. Руки, ноги к месту прибрала, и сказала нам.

    140. Ты милый наш такой человек, со своими глазами и умом взад и вперед находился, да все делал. Так пусть теперь твое тело отдыхает, оно имеет покой. А потом придет по пути иная жизнь, совсем другая дорога, по которой при солнце не будем лежать. А подымем свои тела на ноги, станем по земле ползать, да присматриваться к природе. А чего у нее, у такой богатой матери, нет. У нее для жизни человека чего только нет в воздухе, на земле, в воде. Это все причитающееся в природе богатство. Оно рождает перед человеком новое. Как на дереве цветок расцветает, так и жизнь живая разрастается. Это всему дело есть наша природа. А в ней расположена на равнине земли местность.

    141. А к чему наша человеческая жизнь идет по дороге прямо? К такому дню, которого мы с вами дождались. А в нем пришло время наше людское, про что мы думали, и не забывали, как за свою собственность. Она у нас была ложкой да чашкой. А в этом всем мы сделали неплохую для того времени еду. Это было первое блюдо борщ. Он сварен на огне. С водой, с картошкой, мясом, да капустой. Был не для этого лучок, давал запах. Это дело у нас не одних такое происходит в жизни действия по части того, чтобы самого себя накормить, напоить. Да в постель для отдыха положить. Это не мы одни такую штуку устроили. Были такие молодцы со своим сделанным оружием. Не одну армию людей на фронте разгромили, не один урожай в поле спелый снимали. А какие работы мы с вами поделали.

    142. Говорим с людьми на своем языке. Ну а жизнь наша пришла такая, которую нам не описать и не рассказать. Только что сняли с поля урожай, скосили, свезли. Загнали сюда на это дело плуг современный, стали в этой местности почву готовить. Мы думаем жить, и мы с вами делаем то, что в жизни надо. Осень – это бывает такое проходящее в природе время. Оно нас заставляет (готовиться) к зиме такой, как она у нас бывает. Мы ее встречаем, мы ее провожаем. А потом ее такую злую не хотим, гоним с колеи, чтобы она там не появлялась. Пришел утренний свежий в этом деле только начальный морозец. Мы в таком морозе, боялись с ним встретиться и делать то, что мы всегда зимой при холоде (делали). Дорога всем такая, которая в природе перед людьми была.

    143. Она и будет, если мы поток не изменим. Ведь дорога административного лица, он не просит своего подчиненного, а заставляет своей умелой режимной системой. У старых, у прошлых людей было очень крепко плохо ко всему новому небывалому. Мы помним богатых зажиточных людей. Они относились к бедноте с недоверием. Я, говорит царь своей национальности, хочу сказать. Все мои служители неплохо окружили себя. Это так получилось, что люди все не поделились, взяли со своей беднотой организованно они вооружились против богачей. А богачи видят эту неприятность. Взялись за свои прежние картели. Им не хотелось сдаваться, они на смерть пошли воевать, как сейчас во Вьетнаме воюют капиталисты. Они на смерть свои рубежи защищают.

    144. Дорога есть Пушкина. Он был на стороне бедноты, самого обиженного человека в этом. Разве один об этом деле. Пушкин был инициатор, он перед буржуазией выступил публично, им говорил. Также было дело Дубровского. Он не посчитался сам с собой, а для жизни человека делал то, чтобы люди об его бунте знали. Советская власть завоевывалась каким-то человеком, вечно обиженным у капиталистов. Я, говорит Изотов, взял свою такую дорогу, по которой шли за мной очень много вслед. Моя работа поднимала людской дух в шахте. Мы за уголь очень крепко с природой ежедневно дрались, как какие-то волы. Мы с техникой в руках на своих фронтах, на своем месте комбайном не работали, а физически давали.

    145. Вот что мы руками делали. У нас лопата даром не лежала, а как по конвейеру уголь на-гора шел. А у Изотова была в руках такая ручка, которой он теоретически не писал. У него были руки физически золотые в природе, его сила звучала, как у людей на каждом месте в любом производстве. Также в транспорте был такой Кривонос. Он водитель, и был во всем такой победитель. Всегда на своем быстроходном поезде тяжеловесном вовремя и без всякого отставания прибывал. Вот такие были в транспорте люди. Их дорога вела вперед. А потом вслед за этим  всем откуда-то с подготовленной силой техникой Стаханов взялся, большую дал выдачу на-гора угля. Да разве был только один Стаханов.

    146. Все наши такие в природе люди. А в людях таких, как они были раньше. Их природа рождала для истории, чтобы они оставили у себя дело. Особенно был вояк Суворов. Он русскими командовал так же само, как любой в деревне крестьянин над своей землей. Он для этого дела не пропускал свою рожденную мысль. Она не хочет оставаться при своей такой науке, которая разрасталась в этом. Ей нужно было не одну снасть или какое-либо оружие. Люди у себя имели двор огороженный, чтобы к нему не подлезала чужая рука. Он на этом вот месте мог хозяйничать, как какой-то небывалый король.                  

    147. В природе дорога не одна такая есть, как мы ее обосновали в природе на вот этом дворе на вот этом месте. Мне, говорит человек, если бы не природа, у меня ничего не было. А то это место счастливое сохранять живое богатство. И его надо приобретать на вот этом месте. В природе не было маленького человека, мы его родили. А вот выходить, воспитать в пожилого человека, в такого молодца, чтобы он был небывалый на земле хозяин. У него должен для этого ум за собой вести это изложенное место, и старались у себя такое заиметь.     

   148. Дорога любая по природе лежит, она не начата. Бери гвоздь, и забивай молотком. Это уже есть для тебя дело, да еще какое. Ты начинаешь что-то у себя строить. Дорогу свою такую, как имеет в природе человек. Она его окружает в жизни своей одним недостатком. У него дни проходят не одинаковые все. Их в неделе появляется каждый раз, от понедельника начинает тянуться время. Часов всех 24. Половина дневных, половина ночных. За понедельником приходит вторник, второй в неделе он идет. А когда мы его дорогу проводим без всякой такой стихии, мы повстречаемся с нашей средой.

    149. Она к нам приходит по счету третьей. Мы хорошо знаем  за это, что приближается к концу. Тут вслед рядом четверг начинается, уже четвертый день по счеты. А пятница пришла на арену свою пятой. Когда мы проживем этот день благополучно, то тут вслед приходит наша (суббота). Можно сказать, в ней люди весь день не работают через праздник. В деревне такой большой, как у нас, были верующие в Бога, четыре секции. Каждая церковь имела свои колокола. Был на это сторож, он же звонарь. Что ему была за дорога такая. После своего большого сна он вставал с постели. Видит, солнце повернулось от обеда. Ему полагалось полдень. Он скорее к церкви пробирается к колоколам.    

    150. Ему не одному такая есть дорога. Он без благословения батюшки в колокола звонить не станет. Особенно летом в жару по дням косовицы люди без холодной воды задыхаются. А поп один на все село. Видит такое дело, разрешает позвонить, подразнить тех людей, кто из-за своего труда забыл, а какой сегодня есть день. В степи да при такой слаженной работе, а ее надо было делать. Поле большое, посеяно хлеба (много). Особенно сегодня, этот год нас не забыл Бог уродить урожай. Таких годов редко, но бывает, чтобы дородная стояла пшеница, как шуба. А ее надо руками скосить, да еще связать в снопы. Хорошо, что это делает жена своего мужа, кто не перестает весь день косой мотать.

    151. Не одной рукояткой по воздуху. А надо будет приделать к рукоятке косу, чтобы ею эту гущину скосить. А положить рядочками для удобства, чтобы связать поскорее сноп. Это все наделала суббота, она приостановила в поле всю работу. Люди такую дорогу все имели, верили крепко в Бога. А церковь – это их общее моление. Они бросили живое, поехали искать себе мертвое. Все приостановилось. А день после субботы воскресение праздник, ему преклонялись все люди. Такое было у людей, особенно у крестьян. Они про это не забывали, что есть на это наш всегда праздник. Шесть дней проработай, а в седьмой Богу помолись. Ты должен знать за церковь свою, за приход свой. Когда Богу идешь молиться, то ты без копейки не шагаешь по своей дороге. Свечку надо будет.

    152. Для нас всех это закон. А в деревне не одни крестьяне работали в поле. Они приобретали то сырье, за которые брали деньги. Это их было карманное золото, за которое делалось в жизни все. Захотел, то приобрел. А когда этой копейки не имеешь, то ты считаешься не человек. А животное. Дорога лежит по земле не такая, как у человека выдающегося. Она его делом окружает. Человеку надо будет в жизни своей хоть одну во дворе лошадку, да не мешало бы заиметь коровку. А к лошадке не одну надо коровку, которая телится ежегодно теленочком. Лошадке надо хомут, да еще с гужами. Чтобы были клещи с супонью, да дуга для запряжки в оглобли с драгами. Эта лошадка есть вся сила крестьянина.

    153. Она кушает меньше, чем работает. Человек готовую пищу поедает. А лошадка, что дадут, и столько, сколько хозяин даст. Беда в жизни, да еще какая для человека. А вот такого нашего соседа, как жил на нашем переулке Моисей. Его фамилия была Бочаров. Два сына было, две дочечки. Жили не богато, а бедно, занимались хлебопашеством, да торговали лошадкой. Из А… возили на подводе лошадкой виноград. А продавали его в заводе в Луганске. Приходилось хитростью делать. Не так было в жизни. Все делалось человеком, как это будет надо. А деревня от деревни, измеряли версты. А чтобы там были знакомые или родичи, этого в жизни не делалось.                      

    154. А зачем ты туда будешь ехать, если ты живешь от дохода земли. Она тебя как крестьянина заставляет, чтобы ты с ней по одной дороге шел. Земля твоя – источник твой. Ты про нее не забываешь. А она тем больше имеет дорог. И цыгане тоже есть земные люди, а вот непривычные ухаживать за землей. Дорога и для них такая. На базаре при покупке лошадок без них не обойдешься. Кто, кто, но цыган запряг и поехал на ней. Это тоже большая практическая в природе наука жить за счет выпрошенного куска. Это нам говорит старый цыган, не обстриженный. Не ресторан, его раньше называли трактир.

    155. Дорога вела к воде, там где своим  видом она показывала это. Верба по своему соображению цвела, и не давала никаких плодов. А сама высокая и роскошная, не такая, как в саду, да в таком прекрасном. Она выросла, стала весной одно время цвести. Это были не часы, и не какая-то малина с особенностью. Я, говорит сам человек, вижу эту вишню в саду. К ней лежит дорога одна, на колесах приезжают, и берут эту созревшую ягоду. Она на многое приготовление идет, особенно она варится, лучше не может быть. В сахаре компот делается для второго или третьего блюда. По всем краям делалось это варенье.

    156. Ко всему столу будет надо с сахаром, лучше не может быть. Особенно дорого везет своим путем яблоко антоновское. Как его хранит человек для того, чтобы продать за деньги товар, свое берет. Хозяин этому яблоку такой дороги не имеет, как имеет эту дорогу коммерсант, знающий это дело. Он даже имеет место, куда будет надо в это время. Эта антоновка, она требуется большинству, интеллигенция редко кто ее вкус знает. К нему, этому яблоку дорог много, и они длинные, но никогда не бывают одинаковые, чтобы сказать про все это хорошо. Яблоко пахучее перед нашими прежними людьми, кто об этом думал, как будет надо его сохранить, чтобы оно в жизни не портилось.

   157. Яблоко есть яблоко. А человек не яблоко. А тело его было раньше таким мыслящим и таким делающим какое-либо дело. Царь был народу таким, чтобы люди для этого делали. Они творили для себя как никогда, чтобы их дорога была одна из всех хорошая и теплая. К чему наши люди поделались такими. Им надо такую дорогу, по которой человек шел по воде, но не обмочился. Это работа одна для всех тяжелая. От нее бегут люди. Люди учатся, хотят природу так сделать, чтобы кукуруза нам давала все, или наш гектар давал пуды. Мы перед человеком имеем такую дорогу, и будем мы иметь.

    158. А вот сейчас такие люди, они ни у кого не спрашивают. Как только посмотреть на эту дорогу, которая до этого была, мы без земли не обходились, и не сможем без нее быть. Если мы не будем браться за землей ухаживать, как люди за ней ухаживают. Это была для всех дорога такая, которой не было ни перед кем, кроме любителя в деревне, кто болеет очень крепко за это дело. У него все дни напролет, их знает, и к ним он готовится. Его дорога даром никогда не проходит. Только природа, она дает человеку в этом деле счастье. Он боится в жизни стихии. А когда стихия придет случайная, ему в этом делать нечего. Ему приходится свою дорогу сменить такому родившемуся в природе человеку.

    159. Он того не видит, что другие видят. И ему природа в этом не помощница, а только держит в недостатке. Человек думает одно, а у него получается другое. Кто бы ни захотел у себя видеть созданный пир, да хороших за столом гостей. И также у себя создать легкую жизнь. Нам надо только хорошо разбогатеть. Надо не одному ползать, и не одни руки будут делать. Здесь земля не одна свое хозяйство ввела между людьми в приходе. Даже муха, пчелка строит благо ему. А другое животное, оно силой во двор тянет. Оно знает все то, что делает между нами. Кое-когда напьешься, пьяный и слова свои потеряешь. 

    160. Такой дороги люди не искали, как она для них протянулась от самого юга до севера, от востока до запада на этой земле, которая нам стала служить источником. Мы от нее получаем большинство продукта разного качества. Мы в ней делаем товары всего характера, и добываем стройматериал. Наша людская дорога нам в труде дала. У нас для этого наша жизнь поставлена на ноги. Мы от нее требуем, чтобы она нам давала одно, другое и третье. Мы в этом деле жить не научились, и не сможем сами себя сохранять. Наша всех такая дорога, такой такт по земле, чтобы было, на чем работать, и в чем делать.

    161. Люди сейчас поделались такие, им для этого будет очень мало. Они изучили землю, признали: все это не то, что будет надо. Мы землю признали, по ней дорога не такая, как это следует. Ее и к нам проложили, к маленьким детям, которые вот-вот от матери народились. Наша родительская такая дорога, с таким нежеланием это у себя иметь, и за ним ухаживать. Мы эту дорогу, это дело недолюбливаем. И не хочется такого дитя растить, но что ты поделаешь в этом деле. Говорят: наша такая пришла дорога, по которой надо будет ступать, то есть бежать. В природе нас таких никто не учил. Мы сами это сделали.

    162. Идешь, как будто не шатаешься. А когда придешь к этой дороге, она тебя привела туда, куда это следует. На мне развилась моя старость, негодная жизнь к человеку пришла. А по этой дороге, по этих условиях  мы с вами могли прийти к любому месту. Особенно нам, крестьянам, во время летнего дня, когда наша природа нам дает свою прибыль. Мы этой прибылью хозяйничаем, распоряжаемся, как своей собственностью. Дорога наша такая. Есть, на чем ездить, и чего в драги запрягать. Крестьянам без этого не шагай ногами, и не говори об этом другому словами. Я и это видел, на что не обращал внимания. Не такое хотел сказать за все такое. Мы видели, и хотели премудрые сделаться.

    163. А к колесам была возможность проходить по дороге, как по ней человек не проходил. От этого места и до нового мы стараемся, как это следует. Мы здесь были, по всему видно, а придем за вчерашним…, что мы с вами провели. Это прошла уже не та дорога. Одна дорога, другая и третья дорога может при любой вещи, да и с живым человеком, кто может жить и себя в этом видоизменять. Он может жить на старом таком месте, и может жить всегда на новом. Ему может закон в процессе сделаться не таким, как он до этого развивался. Люди прошлые со своим режимом за собой тяжело вели. Им было очень тяжело меж собой смотреть. У одного было, и у другого тоже было, а вот у третьего не было.

    164. Если идешь по вот этой дороге, ты видишь правду. Можно в ней зацепиться живой ногой за растущий огурец, и это наряду в природе бывает. А разве можно будет услышать, когда обутым ты, такой человек, идешь? Твоя небывалая на тебе защита самого, она давит тебя, как вес. Мы в этом деле родились, и по этой дороге мы пошли. Сколько дней мы продолжали, и так, в конце концов, не дошли. И нам не пришлось найти то, чего следует. А дорога по своему примеру она нас вела, и хотела точно для всех показать. Мы не хотели видеть и удовлетворяться плохим. У нас была такая на это надежда от природы, мы должны получить одно.

    165. Природа богатая во всем на каждом своем месте. Она свои дороги по земле расположила, и сказала нам всем, чтобы мы шли по них прямо. И там на своем месте делали то, чего следовало в жизни. Дорога прокладывалась человеку для того, чтобы он по ней не терял сам себя. В жизни так получалось. Как чуть что такое, уже говорят: готово. Сделал для того, чтобы в деле получился живой факт. Одни люди верят крепко Богу, их дорога ведет в церковь. Они ходят туда не молиться, а хвалиться своим фасоном, своей одеждой. Она их украсила, им создала такую форму, чтобы другой человек об этом сказал, да такому делу позавидовал.

    166. Вот, мол, мужик, так мужик. Один между нами по своей дороге идет. Ему, должно, Бог помогает. У него, должно, руки не такие, и ум не такой к своей дороге, она его вела к труду. И также есть рожденные в жизни скептики. Они от этого всего не ушли. Такая же самая идет подготовка по земле, и такие же самые люди, которые хотят в жизни не плохого, а хорошего. Это первый человек верующий в Бога, а второй скептик. Природа одинаково играет перед ними роли. Как была сильная над ними, так она и осталась.                                               

    167. Если бы первая дорога была одному кому-либо, Иванова бы показала человеку не то. Мы привыкли встречать и привыкли провожать. Но чтобы всегда было всем хорошо, этого мы не заслужили. Дорога нас всех ведет, и она нашего брата в природе в 1969 году привела на место свое. На такое пришел наш всегдашний в году сентябрь, начальный школьный месяц, в котором наши дети начинают в школе первые шаги закладывать в жизни, в знании. Их привела в процессе дорога. Она раньше такой была. Учила человека теории, чтобы он много искусственного делал.

    168. Он у себя развивал свое знание для того, чтобы в природе жить хорошо и тепло. Эта мысль у каждого человека бежала по пути своей дороги, только она не довела до конца. Человек это дело развил на себе, эту вот небывалую картину. Стал в природе для всех делатель, из дельцов делатель. Сделался командиром, вожаком этих детей, пихать для жизни в школу, чтобы все этим окружили себя. Их своя дорога встретила. Дальше она не дала  в этом всем  людям по своей лично дороге развиваться. А природа по-своему повернула оглобли. Кого следовало, ударила по тому, где ему стало плохо, больно.

    169. Он увидел не ту дорогу, по которой все время шел и продолжал свои годы. Природная сила, ее дорога к человеку оказалась в этом деле сильней от любого человека. В его деле не дала ему закончить. Он стихийно встретился по дороге той, где ему уже пришло в голову не то. Он свою мысль направил прямо в защиту себя. Дальше ему приходилось ступать…

    170. Взял бы другую дорогу, и пошел туда, куда бессильный сейчас идти. Надо была третья дорога, чтобы по ней идти не так, как шли до этого все причитающиеся в природе люди. Они не оправдали себя, потеряли свое здоровье. А вот чтобы его найти в этом деле, этого нам природа не дала. Она нам за наше, сделанное в ней, не дает. Мы ошиблись, и крепко, стали делать то, чего не следовало. А мы решились, пошли по дороге. И взялись за это, и недоделали свое дело. Нас накрыла наша стихия. Это небывалое время.

    171. Человек от этого горя, он бы пробрался не то на Луну, или на Венеру взлетел. Но уже к жизни непригоден со своей такой дорогой, она его гонит с земли. Такие люди, которые уходили от других людей, тех людей, которые отставали в жизни своей. И так мы с вами не научились практически в природе жить. Мы теоретически раскрыли дорогу прямо с воздуха живого в  вечно лежащий в земле прахом. По такой дороге лучше бы не идти, как мы ее лично с Богом  все делали. Но наше не прошло то, чего хотели в жизни своей. Бог, то Бог, а не будь сам плох. Такие между нами проходили слова.

    172. Верили в это, но беда наша: не выполняли. Мы бедные люди, сменили закон, сделались скептики. Но в этом всем мы не получили революционно никакого легкого в дороге. Нас оставила закалка. Она у нас как у живущих людей спросила: для чего мы живем, и что мы в этом делаем? Самое главное, в жизни что получили? Войну с природой, бой с воздухом, с водой. На земле нет места, чтобы свободно повернуться. А сами ставим колесо для того, чтобы вертелось как никогда быстро. Дорога нас в Арктику с техникой привела, и человеку разрешила там быть. Не так, как хозяина она вела для того, чтобы попасть на бахчу. А там в летнее время сколько есть арбузов, очень много.

    173. Они все лежат разной наружности, и в размере, также в сладости. Мы тогда это все анализируем, когда этот арбуз режем и едим, за его весь вкус благодарим.

    И раньше это было в природе, такая дорога на земле лежала. Только ею никто из всех не брался, и никому не хотелось идти. А вот сейчас настало время, как человек народился со своим здоровьем. Он природу не признал, как мы, все люди, признаем ее источником. И заставляем ее нам давать в жизни все необходимое. Дорога окружала человека своим делом в труде. Человек стал с ним идти вместе как никогда для своей жизни. Человек любить стал это.

    174. И хорошим на веки веков окружил себя. Две стороны законной жизни. Одна частная собственность капиталистического направления. У себя очень крепко держит, но чтобы отдать, этого она не хочет. Мы в этом процессе завоевали свою жизнь в природе социалистического направления. Ввели революционный строй. От старого мира отбирать, а своего не показывать. Мы жили и живем так, как с природой воевали с оружием в руках. Хотим доказать, что мы есть люди новые в природе. А вот за эволюционную сторону не знали. Только сейчас дорога пошла с человеком прямо на рудник в шахту заработать деньги для себя. 

    175. Мы и в лесу имеем, и имели раньше со своими руками. А вот наша эволюционная сторона этим не нуждается, и не нуждалась до сего времени. Природа есть сила одна из всех нас. Мы есть люди. Если только захотим сделать в этом деле, то нам природа откроет наши ворота через одну  из всех нашу просьбу. Она нам даст то, что мы через это дело получим. Разве хоть одна дорога осталась в жизни полезная? Она заставила человека по природе ползать, и присматриваться к тому, чтобы у нас было то, чем приходилось хвалиться. Дорога наша такая в этом деле. Она нас ведет в жизни. Один от другого уходит. 

    176. А когда человек приглядится, то он увидит в природе одно и другое. А третье совсем не такое есть в жизни нашей. Дорога нас всех держит не в оправдании самого себя. Не оправдала лютого зверя, не оправдала летающих насекомых, которые наносят живому телу вред. Мы с вами животный мир, кому приходится своим телом кормить человека до самого сильного здоровья. Это все наделала нам природа. Она научила человека, чтобы ему было вредно. Он не одним мясом питается, и не одной рыбой удовлетворяется.

    177. Для этого приобретается человеком в природе на земле зерно. В него он этим силу закладывает, всю энергию представляет в этом деле. Но чтобы для него эта дорога правильная была. Это не одна дорога вела ум человека. Он в этом деле очень крепко ошибся, что стал с природой воевать. Природу стал заставлять своей мыслью. Не надо бы так делать, как он сам себя заставил своей похотью. Он этого никогда не подумал, что от этого дела родится человек. Его заставило через питание, заимел человек с человеком похоть свою. Дорога человека  была первого человека, кто никогда этого у себя не думал получить. А пришло время такое для него в природе, человек сносился, сделался совсем нездоровым человеком.    

    178. Кому будет негодность надо. Человек человеку живому надо, если живой энергичный человек. А когда его природа стеганула, он стал без сил своих, то ему надо уходить с колеи. Надежда была одна на близких своих, кто стоял к нему очень близко через его созданное богатство. Мы своей дорогой идем к этому. Как раз хотим силой взять в природе. А ее дело – нам не давать. Разве на поле футбольном каждый играющий в этом деле игрок не имеет у себя такой мысли, чтобы футболом ворота не пробить. Это не футболист, если он не думает про то, что играющие футболисты той или другой команды, чтобы забить ему этот надутый пустой мяч. Он сам находится в воздухе и в людях.

    179. А фактически он мертв, неодушевленный этот футбол. Мы привыкли это дело всем своим народом любить, как любит в своем деле человек хлебопашество. Про это он никогда не забывает своей мыслью в этом деле чего-либо сделать для того, чтобы получилась эта прибыль. Разве человек сеет зерно для того, чтобы оно не уродило. Он хорошо знает за эту крестьянскую дорогу, которая не дает ему покоя день и ночь. Разве он может думать за то же самое. У него мысль работает не о маленьком, мысль его работает о большом. И он хочет этого добиться, но не всегда это получается. Думы человека велики, но дела задуманного не получается. Я как автор этих слов такую дорогу избрал, хочу, чтобы от нее ни одному человеку не отказаться.

    180. Разве человек в жизни рождался, чтобы не жить. У него мысль работала о новом с первых дней. А старое непригодное, оно остается позади. Я, говорит человек первого дела, начинал свою жизнь городить. Это дорога, которую прокладывает наш. Самая первая в жизни нашей (птица) – это скворец, черная, одна из всех, прилетающая весной. Она говорит нам своим пением о тепле. И солнце как солнце начинает прогонять с земли белый снег. А эта первая для нас птица песни пропоет. Какие только она в это время ни пела. Наше с вами дело – слушать, да замечать, на каком месте расположилась и сидит, поет.

    181. Это не один есть для нас, таким прилетел, попел, как ему хотелось. Семьей окружил себя, и одно время пожил, по этой местности полетал. Посмотрел, что наши люди за это время в зависимости трудом сделали. Готовы это время позади оставить, а к новому прийти? А время своей дорогой шло, оно идет так летнее время хорошо, об этом не подумал наш скворец. У него есть одно направление в этом собраться со своими  силами. Никому ничего не сказать, а взять свою дорогу. Наш черный рано весной прилетает, раньше всех птиц. Он и так сделал, от него раньше перед холодом никакая не улетала. А наш один из всех скворец взял свою дорогу на юг.                

    182. И как небывалая на этом птица взяла и улетела. Как бы в этом человеку ни хотелось на такую долгую разлуку, оставаться на своем родном месте, это хорошо. Говорит верующий и неверующий об этом деле. Если я останусь в живых, меня природа пожалеет, тогда будет человека выигрыш. Я, говорит он, дождусь не того времени, и не ту дорогу, которую имею. Медведь со своей смелостью ходит по своей дороге лютый, в шубе все лето он скитается. Любит, что слаще, да побольше. Не боится он человека, встречается с ним. Но холода (не любит), от него хоронится, в зиму залазит в берлогу, и там он лежит, лапу сосет.

    183. Никому он этим поступком не мешает. Только человек его берлогу обнаружил. Дождался своего времени, и на него с силами напал вооруженный. Физически его убивает. Какие нехорошие мысли человека. А они сделали природе плохое. Зачем, спрашивается у человека? И на это люди готовятся, нюх свой для этого прокладывают, делают природе неприятность. Это не такая страшная есть, в природе ошибается человек чем-либо. Медведь с человеком расправляется физически. Он череп когтями с головы снимает без всякого мучения.

    184. На то между человеком и природой проложено недоверие в жизни. Человек лакомится медвежьим мясом. И медведь съедает тоже человека путем своей силы. Он не лежит в природе так. Он ее делает, чтобы была для человека заинтересованность, охота. Любить надо дело путем своего умения. Не сможешь – не берись. Так природа имеет у себя войну между собой и человеком, кто этим живет. Медведь тоже сам набрасывается до смерти. Медведь в природе по делу грешник.

    185. А раз он – природу, то и его – природа  тоже. Так оно делалось, делается, и будет оно всегда делаться. Сильный нападает на бессильного, и убивает жизнерадостного. Особенно вооружается в природе человек. Сделал для себя. Он на своем месте  поставил, как его ставят на углу по порядку от улицы, где можно проходить любому человеку мимо. В дом этот проходит сам начальник, то есть хозяин этого дома. Он в него входит, чего-то несет для жизни. Там у него кухня, готовится на огне, приобретает вкус для еды. А природа способствует этому делу, на человеке развивает его.

    186. Здоровье человеку дает природа. Она этим спасает на одно время. Человек в жизни эти силы применил для того, чтобы в природе воспользоваться. Как воспользовался первый человек, которому пришлось на себе все это развить. Он был верующий в Бога крепко, чем Бог не радовался.  И не радуется сейчас этим делом, через которое человек не живет долго. Его убивает на теле боль. Это имеет у себя свою силу природа.  Когда дает человеку плоды в его жизни, он радуется этим. А когда ему природа не даст своего развитого аппетита. И не уродит какая-либо штука на дереве или на земле, уже человеку есть боль. Он думает избавиться от этого недостатка.

    187. От этого дела надумал он. А когда мысль люди проложили в Космос, в большое для человека пространство, подготовился в невесомости, в мертвом, неживом, сделанном технически. Для себя он это все сделал, делает и сейчас. В этих условиях гибнут жертвой, а один достигает. Это не жизнь человека. Мы ему надели чистую, никогда не надеваемую на тело человека. И она так не носилась, как ее носит в данное время человек, верующий в Бога и неверующий. Для этого дела разницы у них нет между собой и природой. Не будет этого, человек не сможет жить без всякой защиты самого себя.

    188. У человека не одна эта прекрасная одежда, есть другое в его жизни. Это добытая им, вечно в природе развитая, и сделанная руками пища, которая хранится в доме. В том доме, которого мы считаем в жизни спасением третьим. Дом наш. Вот чего наша зависимость от природы получила. Она этим огородилась. Это практика дела, закалка-тренировка. Она сможет быть на любом человеке, если он так захочет не хорошо, а плохо  в природе жить. И не тепло, а холодно в природе окружаться. Как за это взялась эволюционная сторона. Без всякой мысли в природе жить. Не надо будет одежда, не надо будет пища, и не надо будет дом.

    189. Такой дороги перед человеком не было. А сейчас она в жизни есть, и будет она между человеком и природой. Тогда она будет, когда мы все за это возьмемся, и станем мы по эволюционному жить так, как живет в данное время Иванов. Он веха, он путеводитель, он хранитель самого себя в природе. Перед первым человеком такой дороги в жизни не было, а сейчас она образовалась практически. Только теперь на человеке есть одно для всех личное здоровье. А оно в природе не подвергается никаким природным заболеваниям. Это небывалое новое в жизни. Мы это дело должны развить.

    190. Мы, ученые все люди, видим в природе живой факт, но не хотим его деятельность поддерживать, что это будет общая дорога. Мы ее опознаем с ног до головы. Она нас таких научит не по такому жизнерадостному ступать. Мы пойдем по природе, по земле, по воде и по воздуху не так, как мы все время проходили. Да одной мыслью огородились. Она нас заставила идти по дороге не одной. Мы ищем в этом деле в природе свое личное здоровье. А когда человек имеет свое здоровье, он его не бережет, а легко в этом теряет.

   191. Человек непригоден к жизни, его гонит к смерти. Чего мы с вами в природе через мысль свою нашли? Наша с вами сила падает на фронте  жертвой.

    Вот чего по дороге, по нашей, несет человеку жизнь. Мы в природе добились этого дела. Не будем с вами умирать. Вот это есть дорога для нас. Она нас поведет прямо к тому завоеванию, которого в жизни не было. Это все дорога сделает на человеке правду. Он ею окружит себя, и будет вечно жить.

    192. Это так сделала наша эволюция. Она выходила в человеке его 25-летнее сердце. Почему в этом не жить, и не взяться ученым об этом говорить, чтобы знали об этом все люди. А когда узнают люди, они не будут возражать этой дороге. Она была, она есть, и будет такая дорога для всех нас.

 

1969 года 19 августа

Иванов

 

Набор Ош – 2012.05. С текста. (1205)

 

    6809.19   Тематический указатель

Эволюция  10, 50, 64

Дух святой  11

Частная собственность  64

Здоровье  69-71

Тюрьма, больница  76, 77

Бог  83,84

Сделаться Богом  91,107

Маркс, Ленин  96

Две стороны  116

Первое, второе, третье спасение  188

Общая дорога  190