Иванов П. К.

Плуг

 

1970.10.10 – 11.04

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

    1. Я по времени на это дело появился. Меня люди конструировали, делали из непригодного хорошего, удобного, как никогда. Люди дождались, на арену пришел сам железный дюймовый этот плуг. Он не из чего-либо человеком сделанный. Я, говорит мужик, земли хлебороб. Зерно, без этого не оставался. Мы к этому делу вперед готовились, нас эта обстановка к себе током тянула. Ей без человека не было, чего делать. А то мы с вами с силами собрались, у нас на это есть хорошая живая сила. Она нами кормилась, как мы кормили на сало кабана. Его приобрели таким маленьким поросеночком, он у нас был ручной. Мы его назвали так, ему имя дали, как нашему человеку. Он не одним тем заинтересованный, любитель смотреть, прислушиваться. А когда мы поближе приблизились, мы жили так.

    2. А когда с этим поравнялись, то тут нам показалась большая местность. Мы ее должны вспахать. А у самих разрабатывается такая мысль. Я живой человек, много думаю, знаю про это хорошо, что этот плуг в нашей жизни не одному мне помогает. Он пашет не свою одну. Ко мне обращаются люди, просят, чтобы я им вспахал их причитающуюся землю. А она у него лежит непаханая, никакой пользы она не дает так. А вот когда он ее вспашет этим плугом глубоким вовремя. Человек за это взялся, он спешит вовремя вложиться, чтобы эта земля вовремя влагу приняла. А про нее хозяин не забыл. Он ее кладет под снег на всю зиму. А сам бросает вперед свои небывалые на человеке мысли. Он не хочет жить так, как его заставила природа. У нее все есть для того, чтобы жить на белом свете, а про плуг железный не забывать, что он нам нужен в природе один раз в году.

    3. Тогда мы его настраиваем, когда наша мать природа начнет себя менять на другие, совсем не такие, качества. Они одно с поля упраздняют. Солнышко начинает себя спускать вниз по тому пути, по которому оно проходит в год один раз. Жара с дороги уходит как таковая, ею никто не удовлетворился, она бросила свои все люди, заставила человека о другом таком думать. То, что нам с собою принесло лето. Мы своим трудом, своей силой все для этого дела сделали. Не успело созреть, а у нас в руках сделанное нами оружие. Наше дело было такое в жизни, как никогда. Только цветочек себя показал на вот этом прекрасном стоящем дереве. Мы на это все своими глазами смотрели, это все мы видели, как в природе делалось. Никто никому слова лишнего не сказал против этого начала.   

    4. А наше солнышко, оно на одном месте не стоит, а идет по своей дороге. Показывает в природе идущее совсем не такое. Побыло, покрасовалось, а кому-то из людей об этом ничего не сказало. Все это изложила на нашего такого человека. Он свое имеющее тело бережет, сохраняет в условиях. То было на арене одно теплое. А теперь сделалось уже не то. Стало в природе говорить. Ты, мол, что на человека стала нападать, как будто этому всему виновен. А он, бедняжка, спешит, все делает, ему хочется за этим добром гнаться. Все лето пробыл в поле, да провозился с природой. Она для него одной не стояла. А сначала начнет своими теплыми днями козырять, долго это не делается. Возьмет да закроет нам всем тучами солнышко, уже делается не то, что было до этого.

    5. И начнет брызгать дробный дождичек. А мы в этом не подготовленные, чтобы от этого условия не бежать. Как чуть что такое, у нас есть на это дело убежище. Мы для этого раньше сделали на месте хату, или на дворе, на каком-либо углу поставили дом. Это жилое наше помещение, где мы с вами не перестаем думать обо всем. Наша с вами мысль одна – не забывать про природу, про идущие к нам дни. А они этакие себя показывают неодинаково. Лето перестало палить своей жарой. А осень уже настала. Птицы перелетные, особенно скворец. Он раньше от всех птиц на это место прилетает, и в своем гнездышке начинает разводить племя. А сейчас они собираются в большую стаю для того, чтобы улететь отсюда. А то природа начинает себя шалить, начинает ветер резко меняться на холодную сторону.

    6. А холод как таковой, он никогда так не приходил, чтобы было человеку хорошо. А всегда он со своими силами, со своим умом человеку в его пути показывал. А в природе не одно – ходить по своим таким местам, по условиям. Мы там были, мы там проходили, и мы видели, как наш железный плуг землю пахал себе и другому. Кто хотел видеть в своем доме маленького мальчика. Он у матери и отца родился впервые. Ему дали небывалое в жизни имя. Все это наделал в природе железный самодельный плуг. Он ежегодно в осеннюю пору много земли перевернул для того, чтобы этот год пришлось окунуться в хозяйскую работу в поле, большой для нас был урожай. Все это наделала наша природа, у нее такие проходили явления для человека.     

    7. Для того в жизни любителя, кто этот плуг заимел. Он его заставил практически на своем месте изучать, понимать, силой за собою таскать. Я, говорит мальчик, этот год по счастью родился, мне сравнялся уже десятый год. А в природе люди зажили как никогда хорошо. У них богатая земля, она дородная, лишь бы только труд для этого закладывался. А природа наша такая мать человеку, с самых малых годов ввела свое личное здоровье. То не грех будет лезть на высокую гору в таком бушующем лесу, да возле быстрой бушующей Белой реки. Она бралась с гор, она проходила по местности, и впадала в реку Лобу, которая шла, бурлила по камню мутной водой. Я, говорит кубанский старожил, давно здесь живу, но вода что-либо плохое никогда не учиняла.

    8. Плуг – это есть человеческих рук производство. Он нам на весь год готовит землю, чтобы мы с вами запрягали в ярмо животное, и ими делали для посева зерна грядку. Мы пахоту волочили в длину и поперек, сделали, как пуховку. А тогда стали сажать в землю зернышко, чтобы оно своими корешками ухватилось за землю, и стало наружу гнать свой стебель. Для этого надо была природа, воздух, вода и земля. Это три самых друга, они нам в этом помогут вырастить хороший урожай. Он на наших людских глазах проявлял свою энергичную способность. Без всякой природы это все не делалось, и плуг этому был самый начальный в этом. А теперь роли играет воздух, он нам воду через себя выделяет, дает земле влагу. Она это делает для того, чтобы земной стебель играл свою роль.              

    9. Как играет человек в своем индивидуальном труде. Он его сначала начинал, и всю свою жизнь напролет делал. Ему не хочется, чтобы плохо было в этом. Он выбирает в этом всем так делать, чтобы с этого дела люди не посмеялись. Нас раньше наш недостаток окружал, это наша с вами бедность. У нас нет. А потребность большая. Кушать хочу, чтобы за счет этой еды пришлось аппетитно воды попить. Все это дало сладкое и жирное. Мы эту пищу нашли в природе, заставили землю быть источником. Мы в этом деле делали, и будем еще быстрее и тяжелее делать для того, чтобы у нас это было. И будет у нас через нашу бдительность. У нас всех одно перед нами такое, чтобы легче да быстрее, да лучше, и чтобы было много. Тогда скажут: «Ты молодец».

    10. Хвалят люди людей добрых работников. Человеку сулят хорошее тому, кто в природе между нами хорошо трудится, хорошо живет. Этому человеку тогда завидовали, и сейчас ему завидуют. Говорят о нем: он, мол, умеет жить. Не хочет жить нехорошо. Все свои условия перед собою поставил, всю возможность показал для того, чтобы мне жить хорошо. Раньше этакие люди так жили, и сейчас они так живут.

    А про одно они не брались – сохранить самого себя, свое физическое тело. А что делалось нами раньше? Мы искали в природе лучше. А сделали мы в природе самое плохое. Все у нас есть, и очень много мы имеем, а вот уцелеть не смогли. Наша такая в этом стоит задача: одно время жить тепло и хорошо.            

    11. И вот как раз на это счастье потребовался людям на этом месте в это время наш исторический плуг. Он всегда землю пашет живой силой, где какая лежит земля, и как ее следовало вспахать. Этого человек не сделает в природе, он считается не хозяин. А когда у него есть для этого дела волы, живая сила, их у него три пары. Одна пара – это самые лучшие считаются перед ним. А вторая пара уже поменьше, третья пара – молодняк. Для них надо на шеи их ярма с войцами цеплять за этот плуг. За первой – вторую, а за второй третью. Для них требуется, как за собою, день и ночь ход. Ухаживать надо, кормить, поить, за ними чистить, да подстилать. Надо физическая тяжелая работа для того, чтобы на тебя сказали люди. Ты один из всех на все село пахарь.

    12. Знаешь по грунту, где какая лежит земля. Для этого остришь в кузне лемех, чтобы хорошо в природе этими плугом пахать. Надо добрую скотину иметь. Зависит все от человека. Он всегда был начеку, смотрит в природу прямо увидеть в ней все, что делается, какая жизнь. Для этого дела надо для животного корм, да еще какой. И об этом всем душа болеет хозяйская. Он болельщик за все, старается ухватиться, сделать. Мало того, что он умеет за рукоятками ходить ногами, да держать руками. Это не борщ хлебать ложкой, да кусать зубами хлеб, а потом жевать и глотать. Человеку некогда спокойно спать. А надо будет думать без конца и края. Три пары волов уметь надо сохранить. Это не человек, кому приказал, показал – без всякой ошибки делай.

    13. На это дело рождаются в природе в этой семье такие люди. Они когда появляются на вот этот белый свет, они пугаются этой их атмосферы, кричат. Как кролик лезет к удаву, так и человек. Его окружил воздух, своей силой вытолкнул из тела матери. А вода промыла весь для него след. Он приземлился. Ему приходится в этих давно развитых условиях начинать. Как будто надо, чтобы жить здесь. К этому плугу, к этой худобе, к этим ярмам требуется человеческая физическая такая практическая сила. Надо руки, надо ум. Знать и делать это все – не фунт изюма кушать. Пришла на землю осень со своими такими днями, в которых стали зори не такими. Холодно человеку. У него для этого есть уже приготовленная одежда. Он ее имеет, чтобы хвалиться ею, и чтобы она самого защищала от природы. Сам человек не забывает думать про железный плуг.

    14. Да про всю худобу, да про снасть. Она же не стальная, а деревянная, железная, из бечевы. Может рваться, может ломаться, может теряться. В природе много таких дел, откуда появляется стихия.

    Если только знаешь карты, в колоде их 36 штук, разбиты на четыре разные масти. В игре роли играют козыри. Если придет король, туз и дама козырная, то твой будет выигрыш. Все остальные есть проигрышные. Так и в природе человек, пашет день и ночь эту землю. Разве он не думает, разве он не знает, что эта вся осенняя пахота не все для хорошего урожая. Это есть частичная подготовка человеком в природе. Человек для этого дела плуг имеет. И он им землю пашет для того, чтобы зима клала свой снег не на траву, а на пахоту, чтобы сделать земле влагу. А у хозяина про это не переставала мысль работать, думать про это. Он своим умом в законе держит для этого чистосортные семена.       

    15. Он про это не забывает. У него все в голове его думки азартного картежника. Он для этого пашет, ходит за этим плугом. Он не бросал свою мысль так зря, за собою ее тянул как таковую вперед, видел и на это надеялся, как на какую-то гору. Он считал дни, сколько он каждый день прибавлял у себя пахоты. У него была сила, он это делал. Всю зиму напролет приходилось за этими волами ухаживать. Это хозяйское было дело хлебороба. Я, он говорит, сплю, а мне снится эта вот работа, которую я сам делаю. Я лезу на рожон, мне дай, я не останавливаюсь. Пришла наша осень. Все плуги в поле пришли в борозду свое дело делать. Люди землю пашут, спешат по погоде это сделать. Мы на это дело живем своей родной семьей. Мы в этом профессионалы, наша жизнь такая, наше дело такое. Спать не приходится, надо жить, днем ходить за плугом для того, чтобы огрех не сделать, а вспахать так, как это будет надо по пахоте.

    16. Вот какая была в природе крестьянская жизнь. Она нашего брата заставляла ждать время, такое время, которого в жизни не было. Он …, что это он делал, не получается ничего. А все же у него одна думка – уродит, Бог ему поможет. Природа смилуется, на это нам зима ляжет белым толстым слоем снега, и холод с морозом придет. А наше такое с вами хозяйское дело. Про это, что делает нам наш плуг, не забывать. Ложишься  спать, и под подушку эту землю, на которой приходится человеку весь год напролет крутиться для того, чтобы затея человека даром так не прошла. Мы думаем, этого мало. А делаем, готовимся, силу сосредотачиваем. Мы всю зиму кормим, поим скот, это наша забота, наш повседневный труд. Без этого труда у нас жизни не будет. Только что зашло наше сегодняшнее солнышко за гору, стало темно. У нас уже в голове собираются силы на завтра, что мы будем одевать, и что мы должны завтра кушать.

    17. У нас на это есть свои семейные люди. Если у нас большой семьей распоряжаются старые отцы. Что они скажут, то они и делают. Говорят и доверяют всегда одной женщине готовить завтрак, обед и ужин. А надевать приходится ту свою одежду, причитающуюся человеку. Он ее носит, он ее жалеет, и до тех пор таскает, пока она сделается неприятная. Она на нем станет портиться, а хозяин это дело видит. Не один плуг надо ему. Надо, чтобы люди рождались добрые, находчивые, умели все делать. Умели готовить пищу, умели сапоги мастерить, умели рубаху шить, и умели за плугом ходить. Умели знать землю, когда и как за нею ухаживать, как за девушкой молодой человек ухаживает. Он ее не знает, куда сажать, и что ей сказать. Она его больше всего слушает, и она ему делает предлог.

    18. Он обещает да говорит: «Все я сделаю для тебя, милая моя, дорогая». А девушка есть девушка, она обещания никогда не слышала, уважала за них. Стала ему к жизни ближе. У них завязалась небывалая любовь, которая заставила в одно, прекрасное такое для них пришло время. Они живут вместе, но не забывают, это их была свадьба. Они женились, за стол свой пригласили гостей, их своим умением дарили. Это был пир, они про него вспоминали, как про какую-то свою прежнюю молодость. Они теперь живут вместе, друг друга слушают, говорят, как голубка с голубем, так и они сами с собою. Стараются вместе дружно трудиться, они хотят построить такую жизнь между собою. Любовь любовью, а дело есть дело, чем мы заинтересовались жить. Больше от всего мы любим землю, стараемся ее хорошо опознать, как… всему, что она нам дает.

    19. Мы не думали, как молодые люди, вместе с нашими старыми жизнь свою заканчивали. Довольно нам, таким молодцам, по-старому жить, подчиняться. Мы сможем сами так ухаживать за землей, за природой, за воздухом, за водою. Пусть нам скажут, как какие-то, может, для нас нехорошие люди. Как будто мы жить не умеем, как будто мы с вами эту природу не знаем. Мы же такие живущие люди, как все. Нам надо будет плуг. А к нему то, что надо заиметь, чтобы пахалась земля для того, чтобы у нас двоих рождались дети, дам еще какие. Они в жизни зародятся. Мы должны родить детей таких, как это надо, чтобы они стремились к тому, к чему его родители стремились. Мы, по профессии, крестьяне. Хлеб растим, живую худобу выращиваем, обогащаемся на вот этой земле. Мы умеем ухаживать за землей, нам плуг помогает. 

    20. Мы знаем про зиму и про лето. Они нам давали, дают большую прибыль. Она нас таких, как мы, молодых начальных людей, обогащала. Мы когда-то жили в семье, и то мы делали, что нас заставляли отцы предки. А теперь мы заимели своих родных детей, они нас теперь по-новому так не слушают, как раньше мы жили. Верили, старались делать то, чего сейчас не делают. Надо будет свою вежливость старикам, старушечкам, дяде и тете. Своей головкой поклониться, и им сказать свои слова: «Здравствуйте». Этого у нас, молодежи, нет. А вот для этого есть наша большая гордость. Мы своей наукой бежим, уходим от другого. Надо было этому делу помогать, чтобы он не отставал. Это учение должно быть общее, и без всякой оплаты. Мы все учимся за деньги. Получаем в труде не такие деньги, как все их получают. Мы свое учение не бросаем так, чтобы за это учение не оплачивать.

    21. Наше строительство так не строят, и не городится без всяких денег. Спрашивается, кому это все наше строится, кто в этом вот будет жить, если мы с вами в этом потеряли свое здоровье на веки веков? Нам в этом деле не помог плуг. Мы с вами сделали 5-лемешный теперешний современный с трактором плуг. Нам с вами теперь зимнее время не держать, и не ухаживать за живой скотиной. Это наше одно из всех есть сильное тягло. Мы на это надеемся, этому всему поклоняемся. Говорим: одна пара есть волов. Это уже есть тягло начального мужика крестьянина, он думает про лошадку. А когда он прибавит другую пару, уже он догнал середняка. Так многие жили, хотели заиметь третью пару, но им это не удавалось сделать.

    22. Сейчас дело обходится не то, что было. Ярмо ушло, вол с пути своего ушел, лошадки такой энергичной не стало. А машину сделали люди, ввели мотор в борозду. А человека научили быть трактористом. Его дело – следить за землей, за пахотой. Только что не косою руками скосили хлеб. А комбайном смолотили. Довольно каток по разосланной … катать. Сейчас ток ввели, технику как никогда. Она так работает, нам дает зерно это основное. Только с поля ушел комбайн, а трактор с плугом тут как тут на колесах. За рулем человек ведет свой агрегат. Всему дело в этом – мотор, он работает под умение человека. Не успел это зерно с поля убрать, его машина вывезла. А тракторист тут как тут зашел …не одну… вспахать, как это делалось, или делается в жизни.                 

    23. А пять гектаров он не видел, как вспахал. Ну и техника, так техника, сделанная руками, введена в жизнь химия. Мы легко делаем снасть всю для использования в природе, также шьем одежду хорошую и теплую. А пищу свежую, вкусную, и много. А дом какой многоэтажный со всеми удобствами. Казалось, этого хватит. Плуг у нас современный 5-лемешный. Мы не кланяемся теперь живой силе. А вот между людьми живем гордо. Мы видим и слышим через стену, знаем хорошо, наш сосед живет совсем плохо. Чего-то у него не хватает, силы малые сделать. А у нас такая вечно развитая привычка: лишь бы мне было хорошо. А ты, как знаешь. Я на сегодня имею уже машину, езжу сам. А у меня ее нет. Уже болезнь человека такая, один другого обгоняет. Это мы делали, делаем, и будем делать. Раз у нас труд свой индивидуальный, мы его делаем.

    24. Стараемся в бригаде его так сделать, чтобы у нас всех было хорошо, чтобы мы в этом были здоровые и крепкие. Это самое главное в жизни. Плуг 5-лемешный создал для народа огромную экономику, и также сколотил режимную политику, что нашим таким людям не помогло, а помешало. Наш враг не укоротил свое щупальце. Как лез к нам, таким ученым, так он и лезет до сих пор, до сего времени. Мы по этой части ничего такого с таким плугом не сделали. Как в природе учились, так мы и учимся по теоретическому. Хотим построить в людях в мире социализм. Мы с вами этого в природе добились. Как вооружались раньше против этого врага, так мы вооружены сейчас. Это наша такая задача. То, что мы сделали, его надо сберечь. Это не доказательство в природе. Ее ничем нельзя будет обмануть.

    25. Природа как была перед человеком, так она и осталась перед нами. Мы такого легкого ничего не сделали, а вот для человека тяжелое ввели. Себя юстиция заставила выступить на человека, и за его сделанное в природе осудить, и посадить его в тюрьму. Мы делали, и делаем на сегодня. И также у нас наука военная разрасталась и разрастается. И медицина не переставала вооружаться через болезнь. Мы воспитываем молодежь не так, как это следует. Какой бы он ни был, ему надо вежливость. Просить его надо. А мы его заставляем, посылаем, говорим: иди. Пихаем его в природу. А природа такая, она имеет свои для этого дела. Он не знает, как делать, и что делать, в этом всем ошибается. Заслуживает в экономике дело, а в природе болезнь, и через это все попадает в тюрьму или больницу.

    26. Иванов в природе практик естественного дела. Говорит. Когда теория была, перед учеными поставлен вопрос такой. Одно государство социалистическое надо в мире построить показателем. Мы же это сделали, добились, в мире поделились пополам. Капиталисты, верующие Богу люди. Мы есть коммунисты, Богу не верующие люди. А одинаковые. На земле один раз живем, а во второй раз на веки веков мы умираем. Где же наша есть правда, если мы за землю, как производство, воюем друг с другом. Это наш всех есть источник. Мы ее пахали плугом, и пашем сейчас. Богатели, богатеем без конца и края. Гляньте на историю прошедшую, где она делась? Ручной труд, кустарничество исчезло. Нет того, что у нас до этого было. Сейчас агрегат, комбайн. Чего только нет, есть у нас все. Мы землей не удовлетворились. Нас окружила наука.

    27. Мы прогрессируем для нового дела, небывалое совсем на земле это дело. Нам надо на Земле пробираться на Луну, или же на Венеру – ученых такая задача. А Иванова требовательность от всего нашего земного народа – Богу земли разрешить быть. Это есть человек закалка, а люди есть природа. Она учит человека, чтобы он не простуживался и не болел, что будет надо нам всем. У Иванова записана его словами Победа моя. Там роли болезнь над человеком не играет, а играет человек над нею. Нам надо будет учиться у учения Иванова, чтобы быть таким, как он мудрец. Это его мысль, она нас всех ведет по пути к плохому и холодному. Но мы этого не хотим, для нас такая дорога не подходящая. Мы привыкли шагать по природе к хорошему и теплому через нашу технику.

    28. Через наше хорошее и теплое мы привели к самому плохому и холодному – это наша смерть. Мы ее в процессе создали, и ее в жизни развили. Все это наделал человеку своей бороздой плуг. А мы его пустили в ход. Говорим: нам ученые надо. А они нам, как людям, рисуют картину такую, что надо. Осенью пораньше пускать в борозду трактор с 5-лемешным плугом, он нашу для этого дела пашет, готовит под весну. Зима холодная окружила землю пахотную для того, чтобы этот холод со снегом эту местность накрыл. И все время держал глубиною до тех пор, пока мы услышим у себя другое, совсем не такое. То мы этим плугом пахали землю, спешили, говорили: нам это надо. Трактор управлялся человеком, он эту систему понимал, изучал по агрономии за землей ухаживать.       

    29. Ученые не хотят это признавать. Считают, это все невозможно. А Иванов говорит. Я же есть живой человек, ему надо верить, он учит так. А ученые от этого всего колеблются, думают, что это есть в природе обман. Иванов никого из людей не заставляет, не просит никого. Как с головы начал, так и до ног дошел, после этого всю причитающуюся одежду сбросил. Теперь чем надо будет одеться, это уже есть мое для всех великое преступление. Я могу так одеваться, так ходить, и делать то, что делают в жизни своей люди. Они без этого плуга 5-лемешного не найдут такую дорогу, не найдут такой путь, по которому надо учиться, чтобы научиться этому. Тогда будешь в природе такой, как Иванов. Уважаемые ученые вы все со своими теоретическими науками.  

    30. Вы нашли в этом все хорошее и теплое. А впоследствии вас всех привело к плохому и холодному, смерть вас с собою забирает. Она вас таких и заберет. Это же природа. Воздух, вода и земля – близкие к человеку неумирающие друзья. С чего мы, как люди, смастерили этот плуг, прицепили его к трактору, а им управляет человек. Он всю свою способность в этом представил, делает все для народа. От него ждут люди, они этим делом, этой работой все живут, как жили раньше. Их заставляла природа. Если бы это было в жизни неправда, Иванов бы давно не удержался, а умер на веки веков. А природа этого на нем не захотела видеть, и не мешала этому делу. Она дала возможность жить, и будет жить так, как не жил.    

    31. Никто этого в жизни не хотел видеть, кроме одного Иванова. Он для этого, чтобы закон в природе сменился, делает. Подготавливает себя на место, на то место, на котором какой-либо человек не садился. Очень крепко холодно, и плохо смотреть издалека. Но зато управлять не приходится, как это делалось людьми, и делается сейчас. Это человек не будет делать своим умением. Заставит быть перед всеми ниже всех, ему природою дается. Он освободит заключенного, он распустит умалишенного, больше этого режима не станет. Зародится между людьми любовь и уважение. Такого, как было между нами, больше не будет. А будет через это жизнь вечно неумирающая. Учитель есть человек, зародившийся в этом деле, нашел в жизни обиженному.

    32. А когда ему люди поверят, как Богу, он у нас спросит про нашу жизнь, про наше дело. Для чего мы это делали, и что из этого мы с вами получили? Одну для всех, это на нас природою развитую смерть. Как бы мы с вами в природе ни жили, мы своим фасоном красовались, делали то, что нам не надо было делать. А мы его делали, и недоделали, чтобы был конец в этом. Мы умерли, нас люди закопали, и также закопают всех других. Мы на арене увидим этого человека, признаем его Богом. Мы будет умирать, а он не будет. Что мы тогда ему скажем? Мы начнем жить так, как живет он. А нам, всем людям, надо будет опять начинать пахать землю. Надо плуг, надо трактор, надо человек, надо ум для того, чтобы это делать. А он перевернется, будет слушаться другого.    

    33. То, что до этого времени было, его не будет. А будет то, чего никогда не было. Этот человек, кого мы назовем Богом, он все для нас таких сделает. Ему в этом природа поможет. Ему природа друг через его любовь. С колеи плуг уйдет, земля не будет пахаться. Человек не будет управлять трактором, что будет тогда умирать. Мы не будем, а жить мы будем. Как жить будем? Об этом нам Бог скажет, про то. Что мы с вами делали, мы больше делать так не будем. Силы будут у Бога. Он будет нас учить своим учением не за деньги. А все будет делаться так, как не делалось человеком в жизни. Человек одеваться не будет, он будет жить без пищи и воды. Ему дом не потребуется. Сама природа его, как закаленного и заслуженного в ней, примет, обогреет, обнимет, и даст ему полное право жизни.

    34. Хоть и крутится, и вертится, но от меня, от моей писанины не приходится отказываться. Я человек физического труда, практик, все сам делал. Ходил по природе, да все думал: как бы так сделать, чтобы свое поставить, а другому не помешать. И вот я начал делать. Все люди были против, смеялись, кричали, даже ученые из своих рядов выгнали. Это не я был виновен, а виноватые все зависимые люди. Я один был против того, чтобы наш плуг пахал землю, или прежде времени мысль сеял. А о том, что делалось в природе, у людей хотели и ждали, и готовились со своими силами. Только покажись солнышку, а снег от него будет, как небывалый, прятаться. Побежит водою по своим яркам. И вот придет на арену тепло, которое все ожидали, как какую-то особенность.

    35. Мы только думаем и ждем хорошее, а нам наша природа возьмет и сорвет нашу такую мысль. Из хорошего, теплого дня нагонит холод, какое-либо плохое дело. А когда холод на дворе, мы переживаем, уходим, поворачиваем мысль назад, и начинаем тянуть теплую. Вот как мы сделали этим вот плугом. Мы его сделали для того. Этот плуг, это условие сначала не строилось. А потом мы выехали в степь, и там мы эту пайку загнали, стали этим плугом переворачивать эту нашу землю. Какая есть в жизни подготовка. Мы думали, правда. Когда наша весна прекрасная появится, то тут не одни люди зашевелят. Даже птицы с места одного прилетают на другое место, своими голосами нам, людям, поют. А мы так любезно их слушаем. В нашем таком месте в поле заработали с людьми трактора по вот этой вспаханной осенью земле.

    36. Ее снасть этого агрегата в длину и поперек волочат, пуховой делают грядку. Мы в нее вбросили в сырую землю зернышка, а из него вышел зеленый стебель, вроде травы. Эта массивная система проходит много времени. Так же само, как мы идем возле другого, и учимся его строя. Он, одевшись, наевшись, живет в своем прекрасном доме. Он его для этого сделал, откуда он отрывался от этого порога, и шел по природе прямо. Ему хотелось с таким атмосферным явлением встретиться, чтобы свое здоровье нигде никак не потерять. А мы встречаемся с такими условиями, в которых грибок на тело посадили. Очень большая в теле злобная слышимость у человека. Уже плуг с этой болезнью отпадает, человеку надо спасение.

    37. Зачем в природе так жить, и это думать. Здоровье есть – и плуг будет надо. А когда нет здоровья, то и плуг не надо. Человек считается больной, если он не по людскому делает. И не носит на себе одежды, и не кушает пищу, и не нуждается жилым домом. Это только делает ненормальный человек. Он, как человек, на своем теле ничего не сделает. Он побоится природы, она ему не разрешит таким делом заниматься. В природе не такое есть. А плуг пашет землю не для одного хлеба. Плугом пашется неудобные для посадки молодые деревья, они тоже растут и поднимаются до большого. Свою лиственную атмосферу в природе имеют. Здесь уже находится само спасение разным живущих в них. Человеку уже не то этот лес, он себе прибавляет для строительного дела, начинается от пола, кончая подтоварником и пиловочным.

    38. С чего делают для человека в его доме от ложки до самой хорошей мебели. Лес человеку необходимо нужен, и крепко он человеку надо. Он человеку надо везде и всюду. Где его нет, за ним большой уход, его берегут от потерь. В нем водится большая птица зимою и летом тетерев, да самый маленький безвредный зайчик. Он там смелее живет, чем ему приходится быть в поле. У нашего брата для этого всего есть ружье централка, чем этого зайца бьют, как будто такая обязанность в природе человеку есть. Природа не для того у себя имеет то, что мы научились убивать. Мы охотники, нам дадено право, всех встречающихся животных мы убиваем по своему закону. Нам надо, он на нас нападает, наше имеющееся у нас отбирает. Особенно разоритель наш мишка медведь.                         

    39. Он с нами не считается, лезет, пролазит за коровою в пасеку, это его есть шалости. А тигр еще больше и сильнее от медведя. Их можно видеть в Африке, где их условия есть.

    А плуг надо будет человеку, тому человеку, кто не дает покоя земле, он с нею воюет. Его, как такового парня, люди сделали, много раз изучали, применяли, и так или иначе в борозду загнали. Не на один раз, и не одно расстояние он прошел. А какую грунтовую землю пахал, да под чье пахалось на моем плуге. Говорит тракторист. Уселся человек тракторист, он думает про одно пришедшее время. Оно нам собрало на этом месте большую прибыльную кучу урожая. Мы ее на машине в элеватор отвезли. А элеватор направил в вагонах по железной дороге туда, где это нужно. 

    40. Через этот плуг, который вспахал земли. Мы с вами эту землю этой местности дождались, такого холодного, такого зимнего снега. Белым укрыло эту местность. А мы к этому делу стали готовиться, думать стали не про такое, как оно было до этого. Мы взяли с этой местности не мало, а много. Что мы этим плугом сделали? Да рано вспахали, под снег положили. А теперь не за нами это дело сделается, за природою, за условиями. Она нам погоду подсылает, мы по ней своими ногами ходим, как по хорошему ковру. Да делаем то, что надо будет этот день сделать. Мы к нему приготовились. А вдруг нам дождик помешал, он сделал на земле большую невылазную грязь, по которой трудно свою ногу поднимать, особенно в обуви. Она не одинаковая есть на людях.

    41. Мы тогда своим плугом молчим, не пашем. Мужик со своим плугом отдыхает, как это надо по закону. Он соседа приглашает к себе за стол хоть один раз в году. И то природа это сделала, наше воспоминание. Мы же вместе живем, вместе на своих дворах богатеем. А почему нам не сойтись, да о чем-либо из хорошего не вспомнить. Эх, и жили наши старики, отцы и прадеды. Но вот этого, что сейчас мы имеем, не видали. У них их была в природе бедность. Она их через прошлый плуг. У себя имели силу не такую, как мы имеем. У нас машина. А как мы умело на земле выращиваем любую продукцию, да еще какую. Мы через агронома делаем грядку. А как мы сейчас праздник ожидаем, встречаем и со столом провожаем. Это теперь такая наша в этом деле жизнь.       

    42. Мы для этого сошлись, сели за стол, и налили по полной чарке вина. Вот что нам наш плуг на нашей земле такой для нас вместе с трактором сделал. У нас такие отстроенные стоят на своих усадьбах дома. Возле дома посажены деревья плодовые. Пристроен водопровод, и есть частичный газ. Питаемся мы в природе через наше государство. А раньше кто о тебе, о таком вот бедняге, у кого не было живой силы, и не было никакой в природе снасти, чтобы легко и скоро вспахать вовремя эту землю. Мы бы с вами не то сделали. Что наш плуг говорит. Это наше такое человеческое хотение. Мы друг с другом жили в одном селении. А знаете, как у нас на других с чужой улицы наши кулаки чесались. Мы в природе устраивали любительские кулачки, улица на улицу, край на край.

    43. Особенно заострена наша такая молодежь. С церкви выйдут, пообедают, не на голодный живот. Мы пускаем свои руки, грудь на грудь, человек на человека. А трудимся на одной причитающейся земле, делаем грядку, кто и как по умению. Нас учили предки садиться за стол, и так подготовить с рюмкой водки, да с песнями своего деревенского языка. А он был русский такой простой. А люди гуляют, поют, танцуют за все свое хорошее в своем доме, в своей семье и в своем хозяйстве. А оно у нас, у таких добрых на все людей, у кого не одна есть лошадка, или пара волов да коровка… Есть, чему позавидовать. Особенно хозяйка ухаживает своим делом перед столом, перед угощением таких приглашенных людей.

    44. Они уже такие, как готовятся в субботу под воскресение да при хорошей погоде. По дороге мы ехали на добрых лошадках, как зверях, в хомутах, да на вожжах с кнутом. Кучер едет смело, надеется на своих лошадок, за которыми сам хозяин день и ночь ухаживает. Кормит, поит, да приглаживает. А в воскресенье он бросает базар с покупкой, бежит обратно домой. Их свои ждут, дожидаются. Вот, вот они скоро приедут, заедут во двор так, как они приезжали с работы в степи. Их, как нуждающихся, просят. Хотят, чтобы мы с вами смотрели по сторонам глазами. То мы видели, то мы смотрели, как на какую-то в людях особенность. Надо будет купить сапоги, надо будет купить ботинки, да еще…

    46. А про платье нигде никак не забывали, брали. Очень крепко на весь голос кричали. Батя, сын отца так называл, мне надо будет для своей красоты. Особенно надо на голову летнего вида фуражка. Когда ношу я на голове, как какой-то есть деревенский парубок. Люблю красоваться своим достоянием, своей одеждой, и красивыми брюками, да пиджаком. Я хожу не хуже от всех, а будет лучше от всех. А девочка своей близкой подруге, она не доверяется хвалиться своим платком, своей шалью, какая на ней. А туфли старинные на резинках. Вот у нас такие в этой недели пришли к нам по порядку от первого и второго, да третье, а потом четвертое, пятое, да шестая суббота, да воскресенье. Всю мы напролет протоптали.

    47. Люди себя не научили, как будет надо жить без всякого труда. В природе очень много разных дел, особенно делается днем. Мы каждый раз каждое утро начинаем крутиться до самого вечера физически. Нам за это ни копеечки не платят. А у самого работает организм, видит, на другом человеке как это бывает. Он чересчур пьяный бывает, он водки напился. У него оказались лишние деньги, он живет не так, как другие. Взялся где-либо чего-либо сделать. Особенно мастера себя считали каменщики сложить для кого-либо хату. А есть печники, они эту копейку заколачивают умело. Надо будет жить. Надо будет, чтобы в доме горела печь. А ее клал человек так же само.

    48. Особенно весною или осенью. Село большое. Плуг пашет корни и камни. А железо ржавеет, его надо хранить, как свое око. Но зато у нас есть кузня, кует коваль на наковальне любую вещь. А сам без молота, бойца не протянет тонко железо. Это говорится нашему брату так. Я, говорит он, куплю на брюки для праздника хороший материал. А их шьют умело по выкройке тоже ученые мастера. Он сказал цену, за что будет шить. Не уступит. Люди людей знают издалека, как он живет, и что у него есть хорошее. Особенно, что он каждый день кушает, и в чем он ходит. Говорят, это едет по такой дороге протоптанной Петруша. Он на всю деревню такой был, а жил. Он ел плохую пищу, а ходил в чем.

    49. Лучше бы от этого дела отказаться. Но у нас, в такой деревне, очень верили Богу. Молиться ходили по субботам и в воскресенье в церковь. Когда идешь помолиться Богу, а там же люди, они смотрят, кто пришел, и в чем пришел. Каждого человека заставляет условие. Его богатство – это земля, которую давали на живые души. Говорят: мужчины имеют право получить надел, а уже женщина этого права не заслужила. Она у нас была девушка на иждивении отца и матери. Она их народила, она их по возможности и растит. Так растит, как Илларион Виленовый был в жизни на ребят несчастливый. У него, как на горе свое, самые ребята рождались. А у Василия Волкова один за другим рождались, на бедность, дети.

    50. Чем жить? Не знаю. Он ходил по найму, имел свою такую силу всегда… Это его была первая…А бывают и такие люди, с ним не здороваются, он тебе не ответит. Как небывалая между собою любая птица. Она летает, она поет, и смотрит на того человека, кто со своим любимым плугом живет. У него …, за что он держится руками. Да побольше свою борозду сделать. А мысль у него не останавливается лезть вверх. Там очутиться для того, чтобы никогда больше за ним не ходить. И на это люди рождались в нашем таком большом селе, где сильные были хозяева, один от другого уходили и догоняли. А также люди по истории научились торговать. В своем имеющемся деле всех своих сынов за счет капитала определить.

    51. Начинает от крестьянства, от удобного места, где человек жил за счет одного своего огорода. Мы когда возле него ехали, то он жил, как какой-то пан, огороженный каменной стеной. Это все сделалось за счет торговли. Отец был коммерсант, его была кличка по-уличному Сапун. Он жил на Берюковой, а на Забугиной улице другому сыну поставил от …ветряк. А третьему самому любимчику, меньшему сыну купил мельницу паровую… Умер наш Сапун без всякого плуга, он его не имел. Товар привозили подводами, есть, чего подходящего сбывать. А другие мануфактурщики тоже зарабатывали копеечку на копеечку. Больше им не брал.

    52. А землю с плугом не отбрасывал. Себе отрезал на Водолицкой на меже с Петропавловской. Он был там через сына Яшку сватом. Кто и как в этом себя пристраивал. А вот плуг от себя не отрывал, а держал, как какого-то командира. Он ему, как хозяину, был нужен для того, чтобы с землей барахтаться. Земля не одному человеку будет надо. Она нужна для любого нашего строительства. Мы на ней чего только ни делали для своей такой жизни, которая будет надо. Мы ставим жилые дома, городим гребли, станции электрические мы ставим. Вот что мы на ней делаем. Воду пропускаем по трубам, ее тянем в города. Производства, заводы ставим любые. Все это будет надо в жизни. Люди по ней ходят, и за живыми видами охотятся.           

    53. Плуг выпахал в земле эти качества, которые раскрылись на той женщине, которая отказалась перед своим всем народом.

    Мы садились кушать всей семьей, хотели встретить наш всегдашний праздник воскресение. Мы всегда его с Учителем встречаем, его мы спокойно провожаем. Это наш незабываемый праздник. Мы сделали 42-часовую на земле разгрузку. Нас всех научил своим учением, чтобы мы с вами про это не забывали. У нас время на счету. Только что от стола отказались, перестали кушать. Мы другое такое время ждем, не за горами. Через одну неделю опять заканчивается пятница, а в субботу весь день напролет человек, верующий в дело Учителя. Он это делает свое учение, которое Учитель в природе нашел, и сеет на людях.

    54. А люди видят у себя правду, которая не помогает, а мешает. И в карты на козырях играть, этому всему мешает не козырная карта. Все это делается на земле нашими людьми, особенно плугом. Он пашет нашу землю, и в некоторое время ничего не делает. У каждого человека он жизнь создает.

    А теперь уже не то. Люди этому перестанут верить, возьмутся за истину. Это сделает наша великая молодость. Она за это возьмется, и станет поддерживать дело Учителя. Они будут нам нужны везде и всюду, особенно там, где человек пахал. Он теперь не будет пахать. Это будет сила, созданная через Учителя. Через одного такого человека, кто не согласился по этому делу жить, а взялся за новое, небывалое.

    55. Плуг – это есть техника начальная. А Мария Матвеевна есть человек, она согласилась с выводами Учителя. Стала все это делать, что будет надо нашей молодежи, которая возьмется и сделает сама. Раз люди взрослые это сделали, то почему не сможет сделать молодой человек. Он тоже хочет жить, и разумно он сейчас учится теории. А потом он будет практически все это делать, что им будет надо. Мы так и поступим. Сегодня одна та же история проходит между нами всеми. Мы привыкли заставлять. Нет, вы его хорошенько попросите, чтобы он понял, что это будет надо сделать. Мы со своим делом делаем дело, тяжело было им в этом. Делали, делали, оно у них разрушилось. Взялись за другое такое же самое.

    56. Если бы мы с вами делали то, что нам не влияло. А то, чего мы научились и сделали, оно нам вредное. Молодежь от нас этого не ждет, и не хочет слушать. Мы пашем землю для этого дела, и развиваем эту историю. Она нас вела, ведет, и будет вести к плохому и холодному. Мы для этого делаем плуг, и пашем землю для того, чтобы нам природа одно давала без конца и края. А сейчас люди добились от нее другого исторического дела. Плуг нам для земли не понадобится. Мы такие силы заимеем у себя, которых человек никогда не имел. Он будет профессионал в жизни. Научится в природе никогда никак не болеть, не простуживаться. Жить энергично и крепко в этом. Вот чего мы без всякого плуга добьемся. Мы будем верить истине, живому телу, самому легкому делу.

    57. А тяжелое сживем через человека одного. Он у нас плугом не будет пахать землю, не будет сеять по земле зерно. И ему не потребуется всякого рода техника, он в ней не будет так лазить, как ему приходится в природе самого себя заставлять быть от нее зависимым. Человеку не будет надо его прежняя одежда, и не будет надо пища, и также не будет надо жилой дом. Он от природы добьется того, чего не было. Он может стать в любом и каждом месте без всякой самозащиты. Его природа никогда так не накажет, и не будет ему мешать ничем. Разумно мы будем самих себя обогревать. У нас с вами есть такие огромные силы с любым и каждым кровожадным животным зверем встречаться, и он никогда на тебя не будет нападать.

    58. А когда ты не будешь в природе плохое делать ей, она для тебя никогда не создаст плохого. Вот чего надо в природе заслужить: жизни, но не смерти. Всю эту систему надо сзади оставить, а взяться так просить природу общими силами, чтобы она нас слышала такими с душой и с сердцем. Она живая. Если бы Учитель помешал своим поступком людям, его бы так не любили. Он вводит жизнь свою, вежливо просит человека другого, чтобы он делал то, что для человека легко. Кому ни хочется быть закаленным человеком, кто ни хочет не болеть и не простуживаться. А что мы сами для этого дела делаем? Да ничего. Не хотим за это дело браться. У нас к этому нет доверия. Мы природу боимся, не хотим с нею жить. У нас с вами большое бессилие это все воспринимать. Мы умираем, но делаем. А вот чтобы жить, мы не хотели и не брались.

    59. Сейчас только мы взялись, делаем это. А раз мы делаем это, то у нас получится новое, не умирающее нигде никак. Это будет, и обязательно будет. Человек болеть не будет, и не будет простуживаться. Как все время Мария Матвеевна до этого делала. Она днями купалась и обливалась, по снегу ходила разутой. А как она природу просила, чтобы остался жизнерадостным в природе Учитель. Никогда она про него не забывала, всегда устно с ним на расстоянии говорила. Он ее слышал, он ей всегда помогал. А сейчас ее держит он, как небывалую свою родную женщину. Она на себя взяла день. Это было 27 сентября. Она на втором дне своей разгрузки заставила себя отказаться, совсем не есть. Ей это помог своими силами Учитель. Она с 25 сентября ничего не ест, чувствует прекрасно, хорошо.                              

    60. И воду совсем не пьет. Считает это все достоянием, сделанным Учителем. Я сама была бессильная все это сделать. Это все нам дает Учитель. Если бы не он, разве бы я это дело делала. А то мне не хочется кушать, я не пью. Для того это все делаю, чтобы продолжать жизнь свою.

    Первый человек такой был раньше. Он даже не знал, что это за название этой вещи. А когда ему на помощь пришла женщина, друг по их первой жизни, они уже вдвоем стали распознавать. И пробовать как таковую сладкую к себе, а горькую от себя. Их это все интересовало. Они стали в природе делать, чтобы им так плохо и холодно не было. Они старались жить через то, что они нашли в природе, и дали ему имя вечное. Они в этом продолжали жизнь. Им помогала в этом природа на этом месте приобретать, и этим одно время жить за счет этого дела. Человек любил с первых дней по природе ходить, и для себя, своего тела пробовать.

    61. Хорошее и сладкое поедать. И сейчас это ищется людьми, проверяется ими, ибо это и раньше было, такая сторона, которую люди имели. Они хотят такое большое, сильное, и чтобы много было, от чего никак нельзя отказаться. Мы плуг заставляем, чтобы он нам землю переворачивал. А когда земля делается пахотою, ей требуется снег, влага белая. Природная скатерть, она ложится из самого маленького начала. Начинает из одной капли, происходить в многомиллионную массу. Она заставила сделать себе скатерть, которая накрыла землю. И держала сама себя всю причитающуюся зиму. Мы с нею встречались в самозащите. Мы теплее одевались, чтобы себя в этом сохранить для этого дела.  

    62. Мы неплохо кушали. Мы целое лето с вами, да вместе с плугом ходили за рукоятками. А у самого мысль своя прозвучала, как по волнам. Она хотела в своем дворе видеть полное стадо животных. Это не у меня одного, такого человека, кто без этих рукояток дальше не сможет жить. Мы этот плуг, эту силу трудом выхаживаем. Да одну за другой пару волов выхаживаем. Это люди все делают, они этого хотят. Им природа рождает поодиночке по маленькому мизерному жизнерадостному животному. Мы его держим не с собою, для них есть общий сарай без окон. Там они свою культуру имеют, мы за этим смотрим. Она наша, она палки боится. Она не нарушает  своею обходительностью.

    63. Как мы за нею сами себя огораживаем тем достоинством. Мы такие люди, которым будет надо жизнь. Она через плуг такой сделалась не энергичной. Между такими людьми как это делается нами. Мы осенью беремся за плуг, и спускаем его в глубокую землю. Мы хотим вспахать хорошо эту местность, которую мы готовим для того, чтобы положить под зиму под снег, чтобы она пролежала свое время, и дождалась нас с оружием в руках. Природа заставила с нею воевать, да о ней думать приходится много и разно. Мы для этого пашем, сеем, и выращиваем в природе то, что надо на весь год. Мы в нем работаем, мы приобретаем, делаем, а потом продаем как никогда.      

    64. Мы с вами учимся, болеем об этом деле. Если этот год не так мы сделали, не так наш специалист или наш ученый агроном заставлял свой подчиненный народ на вот этом участке. Люди знают, как с землею барахтаться. Они сначала думали, а что им даст этот кусочек земли. Мы от нее брали прибыль, какую-либо продукцию, она потребителем бралась. Людям надо молоток. А его сковал заводской человек, он его не один своими руками сделал. Этими молотками везде и всюду люди нуждались. А топор особенно в лесных районах, где лес рубался только топором. А пила требовалась мастеру в строительстве, мастер ею пилит. Как машине требуется какое-либо железо или стальная часть, без которой ни одна единица не обойдется.

    65. Человеку на его тело требуется очень много. Но чтобы оно было все стандартное. Как есть построен на этой земле завод, одну продукцию выпускает. Но качество не одно этого изделия. Какая бы ни была на белом свете продукция, сделанная человеком, она не одинаковой крепости. Мы делаем кирпич по точной форме. Но доделываем его в воздухе, в огне. Мы получаем продукцию на глазок на живые свои естественные руки, которые могут все для этого сделать. Мы льем воды одинаково по размеру, в нее закладываем один, только какой заклад? Он удачный по делу есть заклад, и недоброкачественный. Может, скоро выиграется, а может, не такое, как это следует. Тесто смотрится на чистый глазок, на запах, на вид. Но чтобы это все было одного качества, мы не можем заручиться  за ту или другую…           

    66. Мы в этом не одну вещь прокручиваем, и не в одинаковых условиях. Головной убор картуз тоже по размеру выпускается, его делает человек, на это мастер. У него руки все это делают точный размер. Он этот материал хорошего качества не режет чем зря. Он делает точный один размер. А вот кто где и как эту вещь в природе будет расходовать. Эти люди, этот человек. На это будет уже потребность. Она в жизни надо, и крепко надо этому делу. Где он начинается, и он должен там одно время прожить продуктом. Эту …на него силу человек умом придумал, он для этого закладывал свои энергичные силы. Как он сначала об этом факте думал, он в этом деле копался, эту вот жизнь нелегко развивал. Сначала этот пришедший день, которого в жизни еще такого не было, а мы его с этим дело встретили, как и всегда. На нас, таких людях по всему развитию.

    67. Мы хорошо знаем природу как таковую. Если нам солнышко свои лучи теплые направит, и без всякого холодного ветра начнет нас обогревать, мы этому делу делаемся рады. Даже с себя мы снимаем имеющуюся одежду, нам хочется побыть в этой вот ванне. Мы хорошо знаем про это время, которое между нами проходит. У нас на это приготовлено, чтобы в нем себя сохранить в случае какого-то стихийного изменения в природе. А оно одинаково на месте не стоит, как этот вот плуг наш исторический. Какой он был до этого времени. Мы его видели сохой, а сейчас по-современному. Что мы с вами имеем на самих телах. Мы стараемся есть. Этого наша природа мне придумает у себя эту вещь заиметь, как сам человек. Он своей головой обрисовывает, какое на дереве яблоко вырастит, или же на земле получить качественный урожай.         

    68. Человеку хочется. Он на это сделался агрономом, умным человеком в природе с техникой в руках. Карандаш это все имеющее опишет, как ему, как человеку такому, приходилось подсчитать свои энергичные силы. И создать на этой земле одного сорта и цвета продукцию по названию. А вот без этой продукции, которая потребовалась человеку, соорудить для себя на голову шапку. Или, можно сказать, человеку в его такой жизни потребовалось родить для своей такой семьи прибавку, одного маленького человека. Это тоже новое и небывалое  в жизни. Его надо, естественного человека, через человека посадить своей семье. И чтобы оно родилось между нами  такое, как мы хотим. Мы его рождаем умным дитем, и хотим, чтобы оно научилось сверхъестественному лицу. Разве человек рождается в природе знающий, или он понимает. 

    69. Он ягненок, ничего в жизни не понимает. А вот жить-то он хочет, как все хотят жить. Мы, как люди есть, все для этого дела его народили. А он взялся не за то, за что это следует. Может всяким человеком сделаться, и хорошим, и плохим. А вот таким человеком мы, все люди, не пробовали оставаться, чтобы человеком сделаться никогда никак не умирающим. На это все тоже есть наука не теоретическая, а она есть практическая. У нее физические силы для этого дела делать.

    Давайте мы все возьмемся за одного нашего человека, естественного, независимого. Ему не надо будет плуг или земля такая, которую требуется у себя иметь технику. Она землю своей силой через человека заставляет, чтобы она давала то, что требуется для жизни такой, которую мы сделали в природе.   

    70. Все это сделано человеком руками, этот плуг, это дело, которое заставило пожить одно время. А другое, плуг заставил через землю умереть. Вот чего мы добились от природы и без всякого плуга. Мы завоевали жизнь, нам не будет надо человек, чтобы его рождали. Нам не потребуется для того, чтобы за ним ходить и держаться за рукоятки. Да все продумывать про то, что делается в жизни. Люди не сидят на месте одном том же самом, на котором сидит  бедность. Вот по этому всему делу наш человек практический говорит про наш первый плуг. Он это богатство развил, эту способность ввел в жизнь человеку, этим он не удовлетворился. Ему эта бедность не дала ничего такого в природе, чтобы на одном месте сидеть. Надо искать другие, совсем не такие качества, как на человеке они зародились.

    71. Как чуть что такое, уже насморк, недостаток в человеке. А раз в человеке это народилось, он ищет в себя спасение, для себя другое дело. Этого мы не сделали, ни одного качественного стандартного винтика или гаечки. Мы начинаем сначала создавать для себя жизнь. Мы каждый день, каждое утро и обед да вечер кушаем, едим. Только как едим. Это знает человек, он время проводит. Его оно заставляет в этом готовить. Мы дождались утра, мы готовые с ним встретиться так, как наши все предки поделались. Как чуть что такое, уже мы с вами готовые к тому, чтобы себе мы мастерили, что покушать. А к этому всему надо, чтобы был огонь. А из всего этого дела мы вперед заготавливаем тот продукт, который требуется в природе жечь огнем. А огонь будет надо везде и всюду, на нем какую-либо продукцию варим, или жарим, или печем какой-либо хлеб.

    72. Огонь в природе не для этого, чтобы его для этого сохранять. Он у нас делает чугун, и делает железо и сталь. А из стали делают любую для оружия вещь. Это все делает для себя человек. Если бы не плуг был на земле, мы бы этого не сделали, и не получили от природы такого качества, чем мы огородились. Мы же пользовались стандартом в размере. А чтобы качественность была, этого нет. У нас на это есть природа, а в природе дело делается руками человеческих рук. Они сделали это все, они и получили, у них получился в теле большой недостаток через свое хорошее и теплое, что мы любим, что хотим всегда получить от природы. А природа не любит оставаться одно время. Она ежесекундно меняется и меняется без конца и края. А вот для этого человека не рождалось и не родится, чтобы так жить, как не жил человек.            

    73. Ему в жизни не понадобится этот плуг, и не будет нужна земля. А без нее не обходились бы, жить она не потребуется. Ее, как источника, каким она была, нам уже не видеть. Мы такие люди, так поступили, без этого всего не видать. Нам надо первое плуг, да еще железный. Нам надо борона, нам надо сеялка, и нам надо для этого комбайн. Будет надо машина, чтобы возить зерно. А по местам, нуждающимся зерном, есть комбинаты, заводы мукомольные, которые дают муку в хлебопекарни. Мы так себя заставили ждать, а когда нам к нашему ларьку привезут печеный горячий хлеб. Мы такие люди есть, без всякого хлеба печеного не обходимся. Мы так привыкли, так мы живем. С утра самого едим, в обед едим, и вечером тоже едим.   

    74. А мы больше от всего не едим. Мы много стараемся поесть. Все это чужое, своего у меня нет. А есть все природное. От воздуха и воды, от земли не уходить, а вместе близко, как тело живое окружается. Это милые незабываемые друзья. Через это все и делается человеком в природе. А у нее такая есть сила для любого зависимого человека. Он живет для самого себя, для себя ищет такое место, чтобы ему там жилось хорошо и тепло. Он любит природу хорошую и теплую. У него в голове это складывается, что назавтра надо будет такая солнечная тихая приятная погода. Она всем кажется не такой, как бывают дни. Да еще такие, как проходят по ней нехорошие, холодные дни.    

    75. А у человека есть на то шуба, валенки. Словом, искусственные, самого себя защитные дела. Мы их нашли в природе, сделали точный стандарт, ввели и качественный. Это дело человеческих рук. Он рукоятки держал физически, да сам про природу хорошую думал. А вот если бы этот год, на мое такое счастье, эта работа моя мне на этом месте прибыли преподнесла столько, сколько ни один год такого урожая никто не получал. Мне только одному такому природа пошла навстречу, это сделала через мой в природе труд. Я его делал не так, как его делали другие. Мне об этом приходилось в природе думать. К этому всему я готовился, как будет надо раньше от всех встать, и свое оружие по такой погоде пустить в ход.

    76. Что и дает в природе. Через эту бдительность, через это все, сделанное человеком, и вовремя угодил. Поспешил сделать этот в природе труд. Он мне в природе создал огромное богатство. Оно заставило меня крепко думать об этом всем. Мне в жизни везло на этом месте. Я от природы получил плоды так, как все встречались с природой. Все солнышко не всходило, а я оторвался от постели, хожу по двору, от места одного в другое быстро бегаю. Сосредотачиваюсь, хочу со своим намерением уйти от такого азартного болельщика, такого силача, кому природа давала, чтобы его иметь. Мало того, что надо самого себя в этом деле беречь, как свое в природе око. Также того, кто тебе своими силами помогает.     

    77. Вот что природа человеку делает. Она ему все такие дни у себя подсылает, чтобы он даром не просиживал, и не бросал об этом думать. Ему надо для себя в природе самозащита. А то, что человек имеет для того, чтобы его считать своим. Одна лошадка есть, и та совсем не в порядке. А у хозяина такого, как есть он между нами, вырос и сделался по своей работе богач, из богачей богач. Он хозяин этому. У него, как человека, большой ум. Между этим всем такое дело в государстве, сооружать нам нужно дом. Мы его общими силами на вот этом месте поставили, и в нем живем. А сами везде и всюду умом своим лазим. Разве мы на этом месте так, как мы живем, остановились. Мы лучше от этого стараемся жить. По четыре ведра воды на плечах носим. 

    78. Мы… раскрываем, и находим природное залежное сырьевое добро. Это все нашему человеку надо. Мы теперь все на воздухе катаемся, нас водою возят, и ею кормят. Мы заставляем людей, чтобы они не сидели, а что-то в обществе делали. Мы привыкли от природы от земли брать с помощью нашего оружия. Мы делаем то, что будет надо не себе лично. В природе заставляем на своем теле, чтобы другой человек работал, делал ту вещь, которая надо будет всем нам. За нею погоня, большая драка, чтобы заиметь. Мы это все делаем, и будем делать в природе. Плуг нам надо для земли. Мы им пашем для того, чтобы через это жить, и какое-либо дело творить. Мы с вами так живем, и мы делаем то, что нам надо.

    79. Мы сделали человека, не воспитали, а пихнули. Сказали ему: иди и добывай для себя то, что добывают в жизни все люди. Их заставляло тяжелое дело. Если он не умеет в доме сделать ложки, или смастерить какую-либо вещь для жизни, то зачем ему надо такая жизнь. Он живет так, как не жил никто. Он может ковать, он может слесарничать, он может быть портным, он может столярничать, он в этом деле мастер. Ему надо столб поставить, или ямку вырыть, фундамент у себя заиметь. Мы понадеялись на все то, что человек должен иметь. Его в природе хозяйство самое лучшее показательное, умело сделанное самими людьми. Они это хотели, чтобы у человека был заводской породы скот.

    80. Начинали от племенной лошадки, также племенной коровки, и овцы, да свиньи. У человека снасть, начиная от плуга, кончая ходом. Все это сделано, как какая-то особенность. Мы когда пригляделись, да послушали этого хозяина, который эту систему развил, мы вокруг в жизни такого хозяйства не имели. Он показатель и в одежде своей красоты, и в пище жирной, сладкой, и много. А какой есть поставленный на углу моего двора дом с новым. Это можно сказать прямо, что такого человека не было меж нами такими. Ему как таковому природа давала, что он только хотел от природы получить в своем таком культурном хозяйстве, сделанном им. А скоро эта система у него менялась.

    81. Хотелось человеку еще лучше сделаться. У короля свой народ, ему крепко верит. А как его политически слушают. Человек, он же ученый специалист, мастерит что-либо такое в людях. Он опирается на материальную базу. Ему, как таковому человеку, требуется залежи, чтобы было сырье. Он его оттуда достает людьми трудом. У него на это есть великая в жизни потребность, тому человеку, кто на сегодня не хочет полураздетым ходить. Человек хочет в природе жить в достатке. Ему надо в его жизни не одна интересующая пища, которая делается при лабораториях. В нем … уже химический состав, где прогрессирует вода, с которой печется хлеб. Это теперь существуют комбинаты, или заводы. Пекарня, она у себя имеет людей.                  

    82. Люди такого труда. Люди заставили человека быть над людьми ученым. Стали делать человека между собою ученым человеком, кому-то дали его право подчиняться. Он командовал, а ему подчинялись. Он был ученый, ему доверили люди занять свое место в этом заводе, где делалась продукция для оружия. А оружием распоряжался человек, как хозяин. Он его определял по назначению. Эта продукция делалась тогда, когда люди людей старались убивать. Все это делалось природой, она лежала недвижимо. А плодотворная земля, ей приходилось быть между людьми источником. Люди ею пользовались частным путем. Она их кормила, она их одевала, она им ставила дома. В природе родились за это дело умные люди, и те люди, которые учились учить людей, чтобы они знали, как будет надо по теоретическому между людьми быть.

    83. Человеку надо будет считать количество. Надо иметь часы с циферблатом, надо читать. Такие ученые зародились, им надо благо. Они для этого дела научились под своей указкой человеку жить. Они шахту сделали, людьми этот уголь дают на-гора. Они знают одно – прилезть на свое место, взяться за свою работу. Ее лопатой закидать, а потом по условию своего времени человек должен быть на-гора. А кому-то будет надо за все имеющее расплачиваться. На горе весь свободный мир трудится, а мы, шахтеры, мы труженики земли. Нас, как людей, наша работа, которую мы с вами там делаем, может раздавить. И на это законная статья предусмотрела в этой местности в лаве ставить стойки, крепь, и класть клети для задержки временного явления крыши.

    84. Мы там жили и трудились, как какие-то кровожадные люди. Для нас хозяин думал, делал частичные условия. У хозяина были средства. Он каждому человеку платил по его затраченному труду. Он делал гайку, он делал винтик…За эту работу он от хозяина получал свою зарплату. Разве человек со своим телом он в одном месте. Человек трудится. Человек человеку был нужен в помощи. Человек плугом пашет не для одного себя землю, чтобы зернышка выращивать. Так и шахтовладелец, он купил недра, и купил на поверхности землю. Старался заиметь у себя таких людей, которые свое место у хозяина занимают и трудятся. Я, говорит человек, родился для того, чтобы трудиться. А меня условие отцовское заставило быть на белом свете ученым.

    85. Я принял это хозяйство не одно, в котором распоряжаюсь и ценю копейку. Я у хозяина слуга это все беречь, как свое, но подчиненный в этом деле человек. Все свои силы кладу на арене сделаться таким человеком богатым. Этого мало, что я научился по-своему читать, а математически решать. Все это у хозяина требовалось знать. По этому всему делу, я должен к этому винтику, этой гаечке присматриваться. И я должен знать, кто ее и как делал. На все это моя опора лежит. У меня на этой земле этого места немалый коллектив работает, немало продукции в природе получает. И все это вот на деньги, на золото переводит. Этих людей кормит базар. Люди такие, которые у себя имеют коровку, имеют лошадку, имеют лошадку, не одну, а две их. И свою собственную земельку.           

    86. И так в природе делается. На каждый винтик или гаечку хороший хозяин заставляет обращать внимание. Он ценит и надеется на то, что имеет человек.

    Он знает хорошо эту природу, ее ценит. А когда человек знает природу, он наравне с нею живет, он ее не боится как таковую, с нею вместе всегда живет. Он, как человек, ей является в жизни своей любимым другом. Она перед ним часто и редко меняет. Ему чувством как таковому дает знать, чтобы человек эту атмосферу знал. Она на место это такой пришла, и окружила человека не смертью, как мы так думали о нем. Мы думаем как таковые в природе. Люди родились для того, чтобы от природы получить неприятность. 

    87. В природе все для живого человека. Нет никакой разницы, как мы в природе думаем. Если мы только не поедим сегодня, мы без пищи умрем. Наша такая есть у каждого человека мысль. Мы ведь родились в природе, у нас аппетита не было. Чтобы желудок был, его не было. А вот солнышко рано утром по такому времени, оно не одинаково всходило. А мы, все люди, живущие на этом месте, тоже часто нам не приходилось об этом вот думать. Наша всех такая жизнь нас окружила. Она была не уверена в том, что мы с вами такое время за счет этого дела проживем за счет этого. Мы с вами давно об этом думали. Такое свое построить, этим другому помешать. О чем никак не хотелось… Жить хотелось крепко, но природа нам не давала.

    88. Брались, старались, а удачи не получили. А что, если мы с вами за это дело возьмемся, и станет человек делать то, что не делали наши люди. Бросить все то, что человечество одно время делает. Мы знаем хорошо про плуг, про его пахоту в жизни. Она делает и подготавливает в природе человеку. В конце концов, ему делается от этого всего, сделанного им. Человек дождался в жизни своей. Никогда никто не подумал, что мы такие в жизни останемся. Нам наше условие не дало возможности окружить себя этим, что надо. Мы в природе такое не заслужили, и не хотим сами такими быть. Это наше в природе такое недоверие. Мы встретились с бессильными такими, как вот я был все время. И хотел сделаться от этого всего человеком не побежденным.          

   89. Плуг нам, всем людям, говорит. Мы живем так, как жили все свое время одно. Как помнится, все люди такие были здоровые и энергичные к своему тяжелому в природе труду. Он их держал на белом свете. Они один от другого спешили, уходили, делались неузнаваемые в своем дворе. Они гордостью были крепко окружены. Их заставляла быть такими природа. У них в голове не складывалось об этом самом. Их зависть, которую имели, она ушла, и не видели, куда. Мы этого никогда не видели, и не ждали такого в природе. Оно само к нам пробралось. После такого стихийного случая самый старый в хозяйстве человек от этого всего оторвался. Уже в этом стал большой недостаток. Мы все задумались в этом.

    90. Стали не так себя в своем селе показывать. Одно то, что у них был какой-то из жизни. Они у себя заимели гурты лошадей, или быков, коров, да овец со свиньями. Особенно тогда, когда снег зашумит с земли. Снег, этот холод уходит. А люди в это время свою тяжелую одежду после такого кулачного боя снимали. А быки мучились и кололи друг друга. Говорили: не подходи. Мы так по природе делали. Нас готовили люди, чтобы мы в природе запрягались в ярма, один за другим цеплялись, тянули за собою плуг. Это был большой крик в природе. Мы старались пахать землю плугом, и в нее сеять зерно, которое ложилось в грядку.

    91. А какие были хозяйские дворы, чем они были огорожены. Это была человеческая жизнь. Делали, сажали сады. А какие были возы, что они ввозили во двор, или со двора. Это было у человека одно, что мы глазами видели. Оно нами такими все время делалось. У нас это дело на земле через плуг получалось на этом вот месте. На вот это дело мы смотрели. И видели на вот этом пути такое дело, которое никогда не было. Этого мы раньше не видали, что сейчас есть в природе в условиях. Даже земля, и та форму изменила, и стала общий вид иметь. Это же начало от нее брать такую массивную в технике жизнь. Этого мы с вами не имели, и не думали такого заиметь.

    92. За это дело взялись добрые ученые люди, им это дело доверилось, они стали делать, у них получился процесс. Если бы те люди, которым приходилось тогда жить, встали и посмотрели на эту вот штуку, которая нами сделалась. У нас такого плуга не было тогда, и не было такой машины в борозде. Мы с вами раньше не так готовились, чтобы сделать в природе на нашей земле грядку. Мы с вами такую снасть, такую технику, как сейчас, не видали. От наших рук ушла коса, которой мы всю бытность этот урожайный хлеб под корешок резали. Сейчас у нас агрегат сеялка…, она много захватывает, и быстро эту площадь засаживает. У нас эта работа делается быстро, за нами дело не стоит. Все у нас делается по-новому.

    93. Вот какие раньше были индивидуальные люди. Сами себя от всех людей берегли. У них была своя сила, свой такой ум. Они знали так проходящий по земле день. И видели перед собою одно солнце в высоте, да ночью проходящую Луну. А сколько было в атмосфере звезд, их никогда нельзя пересчитать. Мы в этом деле очень крепко жили, считали себя счастливыми. Вот какие рожденные в природе человеческие дела, они были на человеке. Он с этим не рождался, его условие заставило. Ему как таковому приходилось родиться живым. А мать его родная увидела таким, она и стала своими силами защищать, у нее нашлось, чем это тело огородить. Плуг был, плуг есть, и плуг между нами остался. Если только мы не переменим эту вот жизнь. Человека мы заперли, изолировали от людей.                  

    94. Он сидит взаперти, видит одни стены. Мы ему не говорим, какой сегодня день. А плуг такую историю раскрыл, он говорит. Довольно нам всем, таким людям, быть в природе такими. Мы с вами в этой жизни не удовлетворены. Еще где-то там за горами такое время пробиралось, а мы к нему со своим оружием, готовы с ним встретиться. Мы его к себе ждем, никак не дождемся. А вот как только солнышко раннее себя таким показало, то и где-то тут взялось наше неожиданное тепло. Оно нас встретило всех вооруженных, дало возможность сделать с грядки пух земляной.  А по ней поплыли наши многорядные сеялки. Мы сеяли это зерно, закладывали на целый год фундамент для того, чтобы это вот чистое зернышко ухватилось своим корешком за влажную землю.

    95. И стало вверх подниматься, быстро расти, и показывать себя зеленью. А мы к этому вот растущему все свои силы кладем, и мы делаем то, что делают все. Мы это вот ожидаем, зрелости. Нас природа такая вот в жизни есть, заставила, что мы не оставались от этого без ничего. Мы являемся люди этого вот добра. Наше все то, что мы заложили в природе, оно нас дождалось, чтобы мы его скосили, обмолотили, в чистое инвентарное зерно произвели. Вот что сказал наш великий для всех плуг. Мы, как таковые люди, опять беремся за рукоятки, опять за ним мы ходим. И мы об этом всем крепко думаем. Лучше от прошлого сделать нам приходится, мы все силы на это кладем.

    96. Всю нашу возможность представляем в этом деле. Только убрали, скосили этот урожай эту минуту, а за другое мы беремся. Мы плугом вспахали, за это все мы от земли получили урожай. Сами себя этим год прокормили. За это все свое приобретение мы оделись, сделали для жилья себе дом. А в доме мы ввели вход для того, чтобы одно время показать себя другим, что мы, мол, ввели ... Мы думаем об этом, у нас в голове есть в жизни то, чего не было у другого человека. Это наша энергичность, это наше дело. Мы в этом деле очень крепко спешим захватить, чтобы раньше от всех эту небывалую работу сделать. И управиться от этого всего. Это наша человеческая мысль, она нас всех заставляет. Мы делаем то, чего мы с вами никогда не делали.

    97. Только что комбайн с поля ушел. У плуга такое для людей есть на этой земле энергичное действие. Опять он борозду за бороздой отбрасывает, делает общую массивную пахоту. Она плугом пашется так, как она не пахалась сроду. За ней смотрит человек, и он обо всем думает, особенно о природе, о ее качествах. Она живет вместе с воздухом, водой и землей, что нам создало в жизни. Самое главное, это воздух, вода и земля. В их и получился этот плуг, которого загнали для этого в борозду. Он готовит в природе для будущего дела. Ему приходится пахать, пахать. Ее класть под снег, под холод, морозное дело. Все время напролет мы о ней, как источнике, думаем, а ждать приходилось дело.

    98. Вот что наш плуг говорит. Я таким плугом в природе еще не был, чтобы так быстро и умело вспахать, да готовиться под весенний день. Мы про эту вспаханную землю на вот этом нашем месте вперед определили, как и всегда. Мы по грунту заставляем, чтобы там родила пшеница. Или мы пашем на озимь по подготовленной земле. А все остальное мы делаем вспашку…Я, говорит плуг, так эту землю вспашу, как никогда, ни одна травка не взойдет. Я на это имя богатое нашел, как никто не нашел. Много людей все свое хозяйство так хорошо развили вовремя. Человек искал, думал о ней не так, как все думали. Еще не настала пора, а мы сказали. Для этого дела мы имеем плуг, им так глубоко пашем такую подходящую грунтовую землю.            

    99. Она лежала, она ждала нас с плугом. А мы к этому делу готовились. Наше дело такое – эту местность вспахать. Все свои изложенные силы кладешь для того, чтобы вспахать скорее. А людям надо, если он не одну десятину для себя вспахал. А много человек этой пахотой перед всеми людьми. Да еще вспахал за деньги другим людям. Это приходилось делать людям всем. Такой годовой проходит день в году один раз. Люди Богу в церкви молятся, и устраивают обеды с выпивкой. Гостей называют, есть, за что. А вот бедный человек, который живет там где-то с краю. У него нет ограды, ни одной скотины, а детей полдесятка. Есть, что покушать – покушает. Нет, чего покушать – так потерпит. А у богатого человека, имеющего такого молодца, у которого не один плуг.

    100. У него то, что требуется для жизни. У него весь двор окруженный оградой. У него есть одни законные ворота, в которые входят и выходят, въезжают и выезжают. Больше от всего делают в природе привоз, и накапливают базу. Двор без ничего не находится. Есть для лошадей конюшня, под большим замком берегутся лошади. Есть бычачий сарай, там стоит с ними корова, да оплодотворитель возрастает. Есть место для овечек и свинарник. Этого хозяина и плуг уважает. Он за ним так ходит, как молящийся в церкви стоит и просит Бога, чтобы он про него не забывал, как такого. У него есть, а обязательно к этому надо будет прибавить. Это хозяин только просит, умоляет его ради чего-либо, а надо дать. Человек не зря пахал землю, не зря он о ней крепко думал, и не зря готовился.      

    101. Плуг говорит про предковых людей, про тех, кто умер на веки веков. Умер Иван Севастьянович Новиков, раньше своих родных отец умер. Потом умер вслед Иван Тимофеевич Иванов, он тоже так же умер. Вслед за ним отец Тимофей Кузьмич умер. Иван Емельянович тоже скоро скончался вместе с женою. Умер Фома Щербаков,  вслед за ним умер Платонка Бочаренок, умер Харитон, вслед за ним скончался Сергей, тоже Бочаров. Также Климентий умер. Захарий умер, Наум священник. Вслед Федор Луганченок, потом умер О …, за ним похоронили Еммена, умер Антон, Трофим. Вслед за Карповым умирает Тимофей. Умер Родион Миюсовцев, Григорий тоже. Умер Полехин Гавриил, Мишка, Павло. И Норалов Семен скончался. Тоже вслед умирает горько Трегубов

    102. Умер Мишко Прогонин. Умер Костя Бурбаков, умер Трофим Ильич. Умирает вслед Игнатко Лазарев, умер Свиско, вслед умирает Микейка, А за ним ложится Экимка, потом умирает Федот Лазарев, а потом Максим Сычев умирает…Умер Федор Иванович, за ним умер Лифугка. И так умирают все наши люди, они с природой не ладят. Их дело одно – от нее брать плоды. Их такое дело – пахать плугом землю, готовить. Без этого дела один день человек не проживет. У него впереди лежит на пути поля земля во многих местах. У него, самое основное, это что нужно для человека в его жизни. Он для себя сеет пшеницу, ячмень, рожь, просо, овес, чечевицу да горох. Сажаем кукурузу, капуста, да подсолнух. Ему надо свекла,  морковь, помидор, огурец.

    103. И то надо, и другое надо, все надо. На этом держится весь мир, вся природа. Она начинается с самого востока, идет вместе с нашим сияющим солнышком до самого … Идет оно по разным встречающим людям. На него все люди смотрят, как на благо, надеются, как на свое перед солнцем спасение. А солнцу мешают лучи пускать бегущие по небу тучи. Они сами кое-когда бурлят, организуются для того, чтобы пустить великий дождик. Мы это видим, мы это дело слышим. Но удалить этого мы не в силах. Хотим сказать про самих себя о том, что наша национальность в своих условиях там живет. Там она и делает свои все неприятности, которые мы сами делаем. Вот что нам дал плуг.

    104. Мы по природе лазим, и ночью себе ищем выход что-либо такого найти хорошего. А больше от всего мы хотим наесться досыта. Это нам  сделал в природе плуг. Он заложил на это дело свои корни через наш с вами организм. Он для этого самого заставил себя в этом деле нуждаться. Плуг – это такая есть  на белом свете картина, которую сам человек придумал. И сделал своими руками для того, чтобы он нас всегда кормил, поил и одевал. Вот для чего человек сделал этот железный плуг, несколько смазанный. Он с винтами и винтиками разных болтов, которые держат острый лемех. И на средине прикрепляется резец, которому приходится резать землю. Вот что делается человеком в нашей теперешней жизни.

    105. Мы хлеборобы настоящей земли, не захотели дальше в сельском управлении барахтаться. А взяли да ушли в производственную часть, стали уголь в шахте добывать. А в заводе мы стали лить чугун и делать железо, сталь. На другой машиностроительной системе мы делать стали гаечку и болтик с деталью. А потом на станке вытачивали, делали дело, за него получали заработок. У плуга стали спрашивать, как у производства. Когда было лучше тебе в твоей работе, раньше или сейчас? Плуг сказал: раньше от меня требовалось меньше, чем сейчас. Я долго имел жизнь. А сейчас в это время на меня наложили много работы, я скоро изнашиваюсь. Меня делают скоро на  заводе люди.   

    106. Лучше жить, чем умирать. А жизнь была для человека тяжелее, чем сейчас, ее сделали. Умирать так или иначе приходится. В природе вечного нет. Только в природе так даром не пропадает. Лишь бы наметил в жизни человек, ему природа обязательно в этом поможет. Людей люди заставляют, чтобы они на этих людей работали. Лучше было бы человеку, если бы им никто никогда никак не распоряжался. А сейчас люди такое право ищут, у них под руками лежит для этого оружие, вся техника. Мы его делаем, что нам надо. Надо нам вовремя вспахать какую-либо местность. Мы никому не кланяемся.

    107. Мы всему этому не кланялись при этой великой технике. Как чуть что такое, уже подготовили, направили этого человека. Им поручили это сделать, начинают через этого человека весь материал принимать. Как укладывают из этой кладовой, этот материал берут и доставляют на объект какого-либо строительства. Там прораб, он имеет у себя чертежи. Ему дали людей, он ими распоряжается. Куда захочет, туда пошлет, по своей лично специальности. Если он каменщик, если он плотник, да еще какой руки, или маляр. Они имеют за свою работу, по разряду жалование получают, кто сколько сделал выходов. Дело делают люди, а дело без людей не растет. Всему дело – это люди. Их на это есть школы, учит их старый рабочий.   

    108. Этому человеку платят за его такое дело. Он их, как интересующихся детей, этому делу. Дают за его работу деньги. У них есть на это первые ребята, и есть вторые, а есть совсем ленивые. Когда человек берется сделать какую-либо возложенную работу, он на нее сначала посмотрит, как на объект. И скажет, за сколько времени ее можно сделать. У него сила, у него на это ум. Он берется – значит, он сделает. А когда он эту работу вовремя сделает, он ею хвалится. Был тяжелый труд. А раз было тяжело ему, но зато он скоро сделал, за это вот он деньги получил. А охотник какого-то дела, он сначала готовит к бою оружие, чистит ствол, делает для стрельбы заряды. А когда он заряд поставит, то…Ждет природной погоды, и выберет тоже день, то место, где природа посылает какую-то живую дичь. Охотник идет туда.

    109. А раз он сюда пришел, то он к этому подкрадывается. Смотрит, чтобы ему увидеть. А ружье наготове держит. Как чуть что такое, уже можно стрелять…

    А когда мы ждем и сами одно просим, чтобы прибавлялось, никуда оно не девалось. А когда она стала…, то тут уже можно сказать кому-то спасибо. Хозяйство в этом выиграло, в нем прибавилось. А хозяин, как какая-то единица живая энергичная, такая видная прибыльная.      

    110. А вот горшечник по нашему селу возил, продавал горшки. Он не продал, повез в соседское село. А на пути была гора Калинчева, она этого горшечника не выпустила. Лошадка его остановилась, воз с горшками потянул назад, а горшки из …один за другим покатились. А горшечника бедность окружила, он на это смотрел, у него слезы на глазах. Как было такое время, человеку надо было с-под … села. Это было не дома, а в другом чужом совсем селе. Надо на подводах ехать. Собрались, в мешки взяли посуду, поехали на лошадях, а ехать вместе с соседом. А хозяин имел такую маслобойку, просил привозить. Буду бить масло.

    А вот плуг, он был при всех. Особенно сейчас сию минуту данного года 1970, в октябре месяце под 17 день, под субботу.

    111. Под левую лопатку ударила коль. Не дыхнуть, не повернуться и не кашлянуть, словом, игла. За что приходилось взяться, от этого врага как будет надо избавиться. Он уселся не на какую-то шутку, это внутренняя болезнь серьезная по физически. Но мои глаза не бросали, все время они смотрели на этого расположившегося врага, на то, что в теле было. Нужно по всему этому не отказаться совсем принять врача, и какую-то таблетку проглотить. Этого сам автор этих слов не делал. У него, такого человека, веры в это не было. Он был окружен одно время естеством, природою, воздухом, водой и землей. Чему он крепко верил, и на это надеялся, что это все его спасет. Это же никого. Такое говорит плуг про время Чехова.

    112. Когда-то был он врач, медицинский работник. Он писатель, написал о даме пиковой. Говорит плуг. Был Гоголь, он написал про мертвые души. А теперь Шолохов про своих станичников раскрыл свою картину. А Лев Николаевич Толстой – «Война и мир». Они литературные деятели, их заставило условие. А Иванова автора сделала закалка, и сделали люди. Он разделил весь мир, все человечество, между собою и всеми поставил разницу одну и другую. Зависимая сторона у всех дельцов и не дельцов, она их окружила. А независимость, она взялась за одного закаленного человека, и на нем крепко-крепко базируется. Он сам с врагом любым наступающим справляется, его видит своим мнением, своей стрельбой воздухом, водой по телу. Так что вода тело пробуждает, она дает человеку жизнь.

    113. Весь день напролет просмотрел, да проглядел глазами, да дышал. А сам за этой …неотрывно от нее, с нею был, чувствовал. Любого самого большого из всех посади на мое место, он не выдержит, сейчас же умрет. Это его бессилие бороться с природой, он не может практически делать в природе. Людей очень много расположено по всей нашей земле. Живут они, ищут в природе одно, чтобы жилось им хорошо и тепло. Вот чего все люди хотят. Они этим не удовлетворились. А пожили одно время да покрасовались этим вот, а потом ушли с колеи. Этого заслужили все живущие на белом свете, они умерли на веки веков. А вот не встречались такое, чтобы они их предохраняли. Этих людей не рождала природа, и их не было.

    114. А сейчас природа родила. Он у нас такой один-единственный в природе обиженному, больному, забытому всеми помогает. Если кто-либо административно наказывается, то Учитель ему помогает. Он получает удовлетворение, за это все благодарит. А чем человек в жизни нуждается? Одним здоровьем. А здоровье у кого? Да у одного Бога. Он с природой жил, живет, и будет жить так холодно, так плохо один из всех. Таким он был, и таким он остался. А в природе эти качества есть, мы их не сможем достать, мы не умеем их находить. Они были, они есть, и они будут, если только у нас человек за это дело возьмется, и будет он проделывать сам. В природе таких дорог хватит, он должен в ней достичь, ибо его будет дело одно на ногах.                     

    115. Ему надо чистый воздух, океанская вода, и вся наша земля. К этому надо ему люди, какие бы они ни были в жизни своей, все земные национальности. Бедные и богатые, все они гонят от себя природное холодное и плохое. Силы свои в поисках принадлежат каждому человеку. Надо будет делать, то делать в жизни, чего наши люди не искали и не делали. Им надо. Как чуть что такое в жизни своей, с самого утра начинает кушать, поедать разную пищу, что есть на свете в жизни, хорошую, вкусную и жирную. Нет этого, давай хуже. Мы без этого жить не сможем. У нас такое бессилие. Такое дело надо сделать, а потом за это сделанное покушать.  

    116. Мы без этой мысли жить не сможем. У нас одна есть зависть. Больше, жирнее и слаще. Это наша не наука есть та, которая объедается. Мы за один день не умрем, мы можем протерпеть. Я, как автор этих слов, между людьми протерплю, и буду всем свое достигнутое показывать, это мое. Разве я, такой человек, не смогу просить у вас милостыню, или я не сумею воровать. У меня есть руки и ноги, могу делать, и могу ходить. Но вы этого от меня не дождетесь. А вот пользу свою на вас изыскал. Если ты человек, хочешь в природе жить, чтобы не простуживаться и не болеть, то ты от меня получишь по части этого помощь.

    117. Ты этого у себя не получишь вредного через это все. А каждый человек должен быть такой, как он обязательно этого добьется. Мы с вами не будем одеваться так хорошо, так красиво, и не будем от природы кутаться. А будем беречь сами себя, как такового в жизни в жизни. Что мы с вами сделали этим маленьким плужком дюймовым. Вся собственность, индивидуальность по всей природе. Они расположились, и пахали для этого дела всю нашу землю. Бога просили за каждого маленького и большого обмана. Мы его не видели глазами, но устно мы просили, молились ради только его, чтобы он нам давал для этого дела, что мы начинали здоровье. А здоровый человек, он был всегда больной.

    118. Ему требовалось, он искал, делал всяческие поиски, на колени становился. В этом просил Бога, чтобы жить хорошо и тепло. Вот чего этот плуг наделал. Он из маленького плуга сделался, уже без Бога, в большого 5-лемешного плуга, которого неживая сила стала за собою таскать. А железная машина трактор, он этот плуг стал за собою таскать, не уставая. И быстро эту землю пахали, и, в конце концов, вспахали.

    Этот человек, у него силы его одни. Он самородок по делу закалки-тренировки. Он труженик для всех, для всего человечества. Он учится в природе, он хвалится перед всем миром. Хочет сказать свою правду о самосохранении своего тела.   

    119. В нем сердце молодое здоровое и закаленное 25-летнего человека. Он его выходил в природе. Теперь не боится любого врага, даже он не боится своей смерти. Если бы она в природе была такой, как мы ее сделали, то он бы давно умер. Он человек земли, дышит он крепко, а говорит он резко не про какое-либо чудо. Он говорит про природу, про физическое, про практическое явление. Про чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, про мгновенное выздоровление у него центральной нервной части мозга. Он болельщик, он любит больного, он его знает душу с сердцем. Он ему хочет помочь, через свои руки он током убивает боль. Он говорит. Это нам не слова говорят, а все это его делалось дело.

    120. Писалось им рукой владыкой. Какая справедливость, никогда про это не забыть. У него просьба какая? Его надо будет просить, всегда будешь через это здоровый. Кому это не будет надо, нам, юноше молодому? Да нет. Уважаемые, это, он говорит, мировое значение. Нам надо всем таким любить великую мать природу, ей низко кланяться, просить. Это будет одна правда. Не молчать словами. Он показывает, на человеке болезнь, она роли никакой не играет, а играет роли человек над болезнью. Нам всем надо учиться у Иванова учения, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу. Жить свободно, не лезть на рожон. Какая будет нам всем слава любить самих себя, низко кланяться головкой.

    121. Дедушке с бабушкой, тете с дядей, и молодому человеку. Эх, и жизнь моя для всех есть тяжелая. Поймите мое терпение, свое сердце закалите. Милые вы все мои люди, гляньте на солнце, вы увидите свое выздоровление. Быть таким, как он есть, Победитель природы и Учитель народа.

 

    Его создала неправда. Мне хотелось крепко жить, а вот природа не дала. Я раньше работал, а теперь отдыхаю. Ученые наши люди ошиблись на мне, признали свою болезнь. Паранойя развитие его личности, шизофрения. Ох, как молодость моя, жалеть приходится ее. Но зато я хвалюсь, имя его ценю. Хороший умный человек полезным меня создал. Руки мои золотые, а ум дорогой. Если знаешь мое тело, хвались перед всеми. Обращайся ко мне, проси крепко: «Учитель мой дорогой, дай мне мое здоровье».

    122. Когда меня упросишь с душой и сердцем, никогда в обиде не останешься, а то ты получишь, что следует. Природа богатая мать. Воздух, вода и земля – самые близкие родные милые незабываемые друзья. С ними можно учиться, и у них можно научиться. Для самого себя и для другого надо будет трудиться, закаляться в природе, силы и воли набираться, чтобы они были у тебя. А потом это сеять маленькое зернышко. Мы привыкли болеть и простуживаться сами. А Учителя нет на это, чтобы учить людей, кроме одного только русского простого человека, кто силы свои перед всеми поставил. Не врача, не знахаря, а лично свои закаленные. Ему хочется передать всему народу, обиженному человеку, забытому всеми, больному.

    123. Он крепко хочет быть в жизни здоровый. Но человека еще не нашлось, чтобы он был такой, чтобы об этом болеть и крепко думать, как будет надо ему умело помочь. Он ежедневно болеет и крепко думает, страдает. В этом сам природу просит, чтобы она открыла ворота для этого человека назад вернуть свое здоровье. Что самое главное в жизни? Ей сказать спасибо за ее заботу, за независимость свою, которая ему помогла. Человек стал здоровый, уже болезни не стало, есть жизнь одна здоровая и крепкая.

    Вот это и наделал наш маленький и большой плуг. За ним как таковым человек проходил. А все же поиски совершились. Родили этого человека. Он у нас теперь есть между нами такими. Ходит при любых обстоятельствах, то ли будет холод, то ли будет жара в природе.

   124. Для него это все равно. Он нашел эти качества, ими огородился. Говорит: они не мои лично, это все для народа. Человек может быть в этом любой и каждый человек. Надо будет отдаться этому. То мы индивидуально с природою боролись, сами себя защищали, богатели, делались хозяевами. За это нас она не жалела, а набрасывалась на наше здоровье, и от нас любыми средствами отбирала. Мы делались бедные люди, нас окружало вечно неживое, холодное. Нам было в природе и плохо. Мы не выиграли, а проиграли. А когда мы поделаемся такими, как этот рожденный человек со своим предложением. Не по-старому надо жить, а по-новому. Не надо готовиться к завтрашнему.

    125. Как мы себя заставляем сегодня. А приходит, мы начинаем делать. У нас приготовленная есть база, мы у нее имеем запас на много лет. Это все не спасение. А когда мы не будем у себя разделять, какой сегодня день будет, и какой будет завтра. Дни одинаковые нас окружают, только мы не одинаково сами себя представляем. А поиски открыли ворота этому человеку, не однобоко надо будет в природе жить. Идея Иванова всем приносит мировоззрение. Не надо жить только хорошо и тепло. Новая жизнь не отворачивается. А как говорила свое, так она и  останется в руках независимости. Это живое тело, оно говорит нам всем. Если мы возьмемся за природу, и станем ей не кланяться, а свое право вводить.

    126. Не подчиняться природе, а свои силы и волю заиметь. Разве нам такого человека общими силами нельзя сделать, чтобы он у нас был такой. Мы хорошо знаем, что этому человеку можно быть. Если мы захотим, мы своего добьемся. Патриота мы делаем в труде. А этого героя сделает его дело. А то, что нам с вами поутру приходилось всегда делать. На мельницу нужно зерно на муку смолоть. А ехать приходилось в другое село, там это дело происходило. А в деревне нашей, такой большой, таких хозяев много. Им не только эта мельница нужна. Они такие люди, лишь бы только вздумал. У него колеса свои, лошади тоже. Надо из балки дров привезти. Он ни у кого не спрашивает, старается в своем доме скорее сделать. 

    127. Надо яму для чего-либо лопатой вырыть, человеку эта работа нипочем. Человек для этого имеет руки, и есть ноги. А потом ум, он у него не стоит на месте. Одно только начинает, а другое тут же рядышком нетронутое стоит. А когда подойдешь к нему, станет тебе жалко этого места. Ты, может, и не сделал, но у тебя на это большой недостаток. У тебя здоровье есть, ты начинаешь делать. Сделал этого мало, у тебя на пути стоит другое.  Я хочу сегодня во дворе сложить стену с камня. А ты мне вчера что сказал? Что на сегодня ты собрался ехать на базар. А базар всем нужен, только для него деньги нужны, их надо иметь. А мы их не зарабатывали, и как таковых денег нет. А вот живем на одном пути на земле, хлеб сеем весною, а вот выращиваем лето все.  

    128. Нам надо не проспать сегодня ночь. Знаете, какой завтра день. Мы, как люди, за ним гоняемся. Знаем хорошо, что будет завтра праздник воскресение. А в нем в церкви они Богу так крепко молились, как никогда. А когда с нее выходили, старались попасть за стол, опять изо всех сил ели с Богом. Такого в жизни не было, чтобы после обедни ничего не кушать. Мы его всю неделю прождали, одно работали, работали. Это не первый раз, а всегда. Мы когда его проводим, а в понедельник нам тяжело начинать. Лучше было бы, если бы пришел какой-либо день, а в нем природа дождь преподнесла. Она бы, на наше счастье, дождик принесла, мы в ней тогда свой сон развили. Как хорошо и сладко по нему спится. Знаем хорошо, такие дни бывают редко. А после этого дождя в атмосфере где-то с утра возьмется туман.           

    129. И в этом стоит на траве большая роса, она никуда не девается, кроме ясного солнца перед обедом. Мы начинаем разбираться, один другого стали видеть, стали слышать. А он как был в этом году, так он и остался. Но человек приобрел такую штуку. Он каждый пришедший день старался накормить утром, в обед, полдень, и вечер. Это ему было мало. На это все он бросал все свои в этом деле поиски по природе. Она человека заставляла быть в ней великой и зависимой жизнью, в чем человек не изменил сам себя в этом. На тело человека сел неожиданно такой в природе грибок, тихо, спокойно себя в этом деле показал. Мы, даже ученые, не сумели рассмотреть, как повалил дым с трубы.

    130. Его никто не погнал, как только воздух в себя потащил. Так и жизнь человека по земле покатилась. На это пришел в помощь всему этому плуг. Он, добрый такой, в жизни заставил родить и временно сохранять человека. Всегда не одинаково тело живое в мертвое. Двери отворялись в любую минуту в любой час, будь добр, заходи и здесь делай то, чего не делали люди. На ногах стоя, написать такие слова. Только мысль заставила в природе этот плуг представить, чтобы плуг пахал и пахал. А мы в нем жили, и учились для того, чтобы наше человечество знало про наши для всех ворота, которые себя как таковые отворяли на каждое найденное дело, чтобы ему свободно пришлось без всякого такого тяжелого приходить.           

    131. Мы легко все у себя доставали, но тяжело мы с вами умирали. Это все нам наделал плуг дюймовый. Он много нам вспахал нашу землю, она нас водила за нос. Мы об этом, что должно быть, не подумали, и не хотели с таким делом встречаться. Мы искали, ищем в природе такое дело в жизни, которого у нас никогда на человеке не было. Мы от природы хотим получить такого хорошего, как делается в природе. Мы на арене видим на человеке одно – это есть его прекрасная одежда. Она его окружила красотой, она и сделала человеку свое хорошее. Дом стоит со всеми удобствами, и также пища в магазинах. Только трудись, делай, для тебя за твою копейку отблагодарят. 

    132. Эта копейка нами сделана, мы за свою работу получили. И живем за счет ее одно время, а другое – мы с нею умираем. За эту вот копейку нашу природу, как бесценность, продает и покупает наш человек. Это не унижение, а просто копейка. Это человека рост в его экономической жизни. Так говорят в природе. Есть зерно – заводи свиней. Есть деньги – строй мельницу. А копейка нужна везде и всюду. За копейку можно покушать, и можно за нее продать самого себя. Долго этот плуг пахал землю, за ним человек ходил вслед. Он думал об урожае, просил Бога, чтобы он ему создал в его жизни большой урожай. Мы маленькие люди, не любим жить без копейки. Она нам дает то, что надо.    

    133. Копейку можно только поднимать легко на том месте, где наши люди свое добро потеряли. Но когда ее зарабатываешь трудом, приходится ждать очень тяжело эту копейку. Человеческое здоровье, оно в природе для человека все. И ему как таковому копейка не требуется, ибо базара на это нет. Люди приучили сами себя, чтобы расходовать копейку на хорошее и теплое. Оно захвачено ими.  А вот плохое и холодное никакой копейки в жизни не требует. Оно в природе лежит пока тайной для человека, он его боится. У человека риска на это дело нет. Он умирает в этом для того, чтобы было хорошее и теплое.

    134. Чего бы он ни начинал в природе делать, он без хорошего не обходился. Ибо это его такая перед ним стоит сторона. Он садится за стол свой, где он всегда досыта наедается. У него своя подобранная ложка, ему положили порядочно, отрезали ножом кусок хлеба, борща жирного с мясом налили. Он это вмял, покушал, как первое блюдо, ожидает второе, и этому место нашел. А третье, стакан компота запил. Лучше от этого не может быть. Не голодный мужик, ему надо отдохнуть после такого хорошего обеда. У человека и на это есть привычка поиски пускать по природе для того, чтобы найти в ней такую дорогу хорошую в жизни, чтобы ничего не делать.

    135. Разве это будет в жизни плохо человеку, если он окружил себя своим собственным местом. У него это свое, он им распоряжается, до одного времени этим живет. У него это право никогда никто не отбирает. А разве дело ученого кто-то может отобрать, если только он свое место занимает в коллективе. Он эту работу хорошо знает, как ее делают человеческие руки. Он расчетом эту работу описал, знает хорошо практически. А вот чтобы знать эту мать природу. Она нас родила для жизни. Но природа нам этой жизни не дала. Она пустила человека в поиски по ней искать то, что природа имела в жизни своей. Мы живое нашли, убили его, разделали, сварили, поели.

    136. То есть это, что нашли, уничтожили. Это такая наша прямая задача: одеть, накормить, и в дом зайти жить. Это ему есть все. Плуг это напахал, он копейку в жизнь представил. Плуг не бросает пахать, и по-своему говорит, да про другое мыслит. Не дай Бог, эта земля этой местности уродит столько, сколько не ожидаешь много. Куда будешь девать. А плуг пашет и пашет свою предназначенную землю, которая у себя родила день такой, который перед людьми оказался без всякого продукта, без одежды и жилого дома. Человек народился, с собою такие качества принес. Это его выход, его дело такое, с которым приходилось человеку в природе встретиться, как с каким-то особенным моментом.

    137. Это такой для жизни есть день, он и к нам небывало пришел со своей силой, чтобы в нем человек жил, и крепко об этой жизни не забывал про всю историю. Для чего она жила, и то она делала, с кем она прощалась на веки веков. Мы в природе не жили, а промучились поисками того, чего хотели. Нам природа давала по возможности. Надо было осенью вспахать земельку, сил не имел. А теперь под борону без всякого плуга посеял зернышка. А на мое такое счастье, где-то взялась засуха, да еще какая. И этот посев сошел с колеи, и окружило стихийное бедствие неурожай. Что можно с этого ожидать, когда мы с вами думаем о прибыли, а оказалось, у нас убыль. А раз у нас не получилось в жизни, что может быть? Большая недостача. У нас нет, а взять негде.

    138. Где бы ты и как ни находился, для тебя должен готовиться обед. Ты его, как обычно, ожидаешь. Это твоя привычка. Не один раз садишься за стол для того, чтобы покушать вкусного, да больше, да чтобы жирное и сладкое. Я, говорит, из дома выехал, была очень ясная солнечная погода. А она в пути сменилась. А какие раньше были дороги? Лишь бы капнуло дождика, откуда-то берется грязь. Уже на хорошей сбруе не доедешь, сам себя ругаешь. Говоришь, что ты в эту минуту ничего не знал. А издалека видно было тучи, само это дело показывало. Но у нас такая мысль: его, мол, не будет. А дождик у нас не спросился, взял да полил на землю. Стала грязь, она стала налипать. Тяжело было без солнца ходить, особенно обутым в сапоги. 

    139. Какие были одетые сапоги на ногах. Лошадь бьет копытом о камень, он не смотрит на солнышко. Ему, как лошадке запряженной, надо будет за собою груз везти по какой-либо дороге. Она тянется, а по ней приходилось ехать. А вот плуг пашет землю, человеку это будет надо. Он родил человека, он от него, как дитя, стал требовать, заставлять, чтобы дитя выполняло его приказание. А раз родитель хочет над ребенком поиздеваться, он может ему все сделать. У ребенка тоже ум есть. Он рожден для того, чтобы в природе жить не так, как живут в данное время дети. Они не научены, чтобы слушаться. Родитель свое желание не применяет. Он хорошо знает про историю самого себя, он тоже так рожден.

    140. Ребенка родили в природе люди, они и требовали от него, чего хотели. Ребенок видит, ребенок слышит, и он же понимает. А мы по истории ему даем имя, он же человек живой энергичный. Он на белый свет появился для того, чтобы свою жизнь продолжать. А мы ему помешали, надели на живое тело самозащиту, сделанную руками. Его, наполненного досыта, огородили стенами. И приказали, чтобы дитя спало. Мать отрывается от него, уходит, бросает на произвол, дитя попадает в неловкое. А мать его утешает, говорит: «Тихо». Запрещает ему плакать. Он эту картину видит, на себе испытывает, проходит практически. На этом дитя проверять, дитя своими средствами сохраняется. Есть, что одевать – одеваем. Считаем, это вечно развитый закон, его надо всегда исполнять.

    141. Надо кушать не один раз, а много раз. Так мы для этого дитя и делаем. Замазалась одежда им – мы скидаем, другую надеваем. Хотим, чтобы наше дитя любилось в достатке. Отец имеющий человек свое дитя одеть и накормить. И дитя родители воспитывают. Его он слушает крепко, если ему что-либо дали. А когда, чтобы он тебе дал. Это он понимает. Он хорошо знает про рубашку, про то, что ему дают. У него руки, куриные ноги, сорит себе. А вот что надо, зернышко в себе. Человек запах слышит, что перед ним стоит на столе, и что весит на гвозде. Это для него для тела. Ребенок не хочет плохое и не вкусное. Что слаще, да жирнее, да больше, чем дитя воспитывается. Ему дай, он уже требует. Не дашь – у него требовательность, да еще какая есть. Это ничто такое другое. Животное привязали на колу на бечеве, и будь весь день на привязи. А ребенок есть ребенок.          

    142. Ребенку в его жизни надо мать. Она беспокоится о нем, ему все услуги приготавливает. Она его любит, как дитя. Мы его с детства начинаем баловать. Он встречается то одним, то другим он встречается. Мы его жалеем, он у нас такой один есть. Мы за ним смотрим, это дело наше. Он у нас учится, запоминает одно и другое. Один для него приходит день, он на него такого своими глазками смотрит. Чуть ни скажет нам, что ему хочется. А мы видим его, как свое дитя, но недопонимаем, что он у нас просит. Мы стараемся про него так забывать, как мы держим в уме его. Он привык нас встречать, нашу к нему несерьезную улыбку. Она его заставляет к этому делу приучаться. У человека есть одно – по своему богатству, по своим силам ожидать дитя.    

    143. Наше дело такое. Говорит: нам надо родить. Какого? Он человек, его надо растить. Он сам поднимается из-за родительского умения. Надо нам, всей молодежи, от такого дела отказаться. Бросить такую молодую начальную жизнь, которая нами делается. Это все построили наши предковые люди. Они для этого росли, поднимались сами, все думали, как бы сделаться настоящим здоровым человеком, кто мог бы сам себя огородить средствами. И для самого себя купить то, что будет надо в его прогрессирующей жизни. Человек на своих ногах своим телом, своими руками, своими ногами осторожно все это для самого себя показывает, чтобы люди сказали. Вот, мол, труженик, у него под руками горит.       

    144. Он, как мастер к любому делу. У него видная хватка есть к любому труду. Этому делу был и есть разговор такой. Мы, все люди, родились для того, чтобы так физически работать, трудиться, чтобы у тебя было одно, было другое. Человеку в его жизни пределов нет. Он старается у себя прибавлять, а ему природа постепенно все это дает. Человек обогащается, ему это надо для жизни, и крепко много надо, пока здоров и мыслит. А когда организм сделается другим, то уже природа не помощница такому человеку, кто стал стареть, стал уходить, забывать, память не такая стала, стал теряться. А люди видят его старость бессильную, говорят. Его называют дедом, непригодным к жизни.

    145. А другой проигрывал, отставал, терялся по своей дороге. Мы и это все на детях своих выиграли. У одних были достаточные успехи во всем. Они учились, они работали. Им было в этом какое-то счастье, оно их окружило. Они ученые, как и все, одно время пожили да покомандовали своей работой. Они про одно свое не знали, что им придется, в конце концов, теряться, как потерялись все в своей работе ученые и неученые. Мы хорошо прожили, у нас была одежда теплая, красивая в фасоне. У нас была и пища жирная, сладкая, и много. Все это нам напахал плуг. И поставили мы дома себе со всеми удобствами. Построили города, автомашины ввели. Электровозы нас возят, мы разъезжаем по всем своим местам там, где это будет нам надо. 

    146. Мы живем хорошо и тепло… Мы забыли, что наша жизнь … небывало плохую и холодную. Мы к этому сами себя вели, ведем, и будем мы вести себя к этому. Мы простуживаемся, мы болеем, а потом заканчиваем жизнь смертью. Вот что наш молодой человек сам себе сделал, убил в этом деле сам себя.

    А чтобы жить, у нас нашелся один-единственный человек. Пошел своим телом на преступление всей жизни. Стал по снегу ходить разутым. Всю свою форму до трусов сбросил. Не стал жалеть сам себя, а пошел на жертву. Он своим телом спасает все наше человечество от смерти. Пожили одно время, да повольничали экономически богато. А теперь поживем с вами по-новому, по небывалому, плохому и холодному, жизнерадостному.     

    150. Когда за это молодежь возьмется, проследит за это, и станет поддерживать это дело Иванова. Он же человек, просит нас всех этого. Мы пахать оставим. Возьмемся за самостоятельную живую жизнь, которая нас всех переделает. То есть мы начнем делать то, что нам полезно будет. Неужели это мне не хочется видеть. Молоденький Иванов своим телом доказывает, что нам нужно будет жить. Смерть нам не нужна, а ее наши ученые признают, и заставляют человека на рожон лезть. Особенно нашу молодежь, рожденную в это время. Она нами воспитана идти в бой с врагом. Люди поделились пополам. Одни своей политикой хвалятся, а другие своей политикой хвалятся. Говорят одни, живут хорошо и тепло.

    151. Мы тоже живем хорошо и тепло. А как прогрессировала на нас недостаточная жизнь, как мы уставали, так мы и стареем. Нас природа валяла, валяет, и будет валять. Мы бессильные бороться, мы зависимые. Нас за это природа не любит, ненавидит наши тела. Она нас гонит вон подальше. И будет она нас гнать за наши все сделанные выдумки, за хорошие обороты, за всю нашу молодость. Иванова недаром удалили с труда, он для этого не заслуживал, и не хотел на этом всем продолжать. Другую, совсем не такую дорогу нашел, не зависимую, а естественную природную, близко обоснованную им. От ней близкий, родной, не уходит, а прибегает к ней.

    152. Это будет хорошо нам всем, если Иванов помрет? Скажут: был таков, а теперь нет. А что, если он будет жить, и будет жить, как природа делает. Она его прислала, ему она средства передала для обиженного, больного, забытого всеми. Говорит она ему: ты у меня один-единственный такой человек, кто об этом болеет. Ты не хочешь, чтобы была тюрьма и больница. Через твой поступок оправдает все твое дело. Ты останешься в победе, ты будешь перед природой и людьми Учитель. Нам надо добиться от природы одного того, чтобы мы от природы получили одно бессмертие.

    Плуг на это дело одно – кидает один за другим пласт, прикладывается. А человек за этими рукоятками ходил, а сейчас в машине сидит, думает про

    153. А вот за жизнь человеческую не берутся, за правду, за человека. Его не учат, чтобы он не простуживался и не болел, чтобы ему природа шла со своими силами на пользу его организма, как она идет Иванову. Гляньте на его такое тело, оно же так тяжело терпит, ему холодно и плохо. Никто этого в жизни не хотел, а Иванов на себя это взял, идет по этой дороге. Ему не надо будет никакой особенности, еды. Он в дороге проходит так, как никогда никто. С другими людьми говорит, беседует об одном, о личном здоровье. А его надо умело сохранить, чтобы оно не терялось, и не уходило от человека.               

    154. В природе эти качества есть. А мы их не хотим искать, какие они есть. Самое главное, в этом человек. Он родился для того, чтобы жить в природе. Она на нем такая была, среду… Он не хотел этим заниматься. У него было одно – в природе находить и присваивать, как свое собственное, ему даденное природою, даденное условием. Он у себя имеет, и называет в природе своим национальным делом. Мы это блюдо, этот кусок, эту тряпку, этот дом нашли, своими руками сделали. А теперь, будь добр, человек, живи так, как хотели на земле все земные люди. Им не надо в природе это плохое и холодное, они не приучили сами себя так быть, как Иванов без всякого плуга все это сделал сам в природе, в условиях.

    155. Шел он по пути… Ему впереди оказался хутор, в который требовалось ему зайти, как совсем чужой человек. Он там никого не знал, приходилось впервые сюда заходить. В этом хуторе жили все хозяева, маленькие и большие. Чем я должен быть перед ними? Администратором, управителем, этого я в природе заслуживаю. А что, если я приду старцем просить чего-либо у них. Я решился, пошел. Только хотел к хозяину обратиться, а собака злая такая большая ко мне предупредить, чтобы я не шел туда и не просил. Надо было обходиться тем, что в природе нашел. Не нуждаться ничем никак, а быть хозяином в природе. Хранить все то, что есть. Ничем не нуждаться, быть Богом земли, чтобы  между людьми ничего не делать такого плохого, а делать людям в природе все хорошее.

    156. Чтобы не хорошее, а плохое, мы от этого места бежим. Порог есть человека один, от которого не отрывается. Одно уходит, а другое приходит. А чтобы навсегда оторваться, жизнь сама плохая, холодная забирает. Она на любом человеке раскрывает свои силы, которые начинают делать свое дело.

    Дорогие вы мои дети, юноши вы мои, не забудьте мое такое тяжелое терпенье. Мне в жизни очень холодно, и очень плохо смотреть, никакой нет в своей жизни красоты. Вы об этом хорошо знаете, видите мое такое энергичное живое тело. Оно нам всем чуть ни скажет свои слова. Как трудно с этими людьми уладить свое имеющееся в

    157. Это жизнь наша человеческая обоснована, чтобы по-новому жить, по историческому, чтобы в природе не терять свое здоровье. Вот к чему лезет к нам эта идея. Она о себе, таком человеке, пишет. Это будет все равно человек. Закалка-тренировка, она хочет вместе жить с природою, вместе дружить любовью. Не надо так поступать, как поступаем. Мы видим человека не такого, как мы есть, но не хотим его понять. Он нам не есть своим делом небывалый в жизни. Это продление в природе за счет ее. Она учит человека, ему свои силы дает за то, что он в природе делает. Он не уходит ни от кого со своим делом. Даже просит и умоляет, как своих детей, чтобы хоть  немного пробовали это дело делать, чем есть возможность жить и жить.

    158. Это будет не что-то такое, а человек. Он же для этого дела родился, и хочет нам, таким молодым людям, передать. Мое такое есть писание, которая била и бьет всю прошлую историю. Она нашего молодого человека гнала в шею, чтобы он в своей жизни не делал то, что ему было от этого вредно. Разве это есть наша жизнь, которую мы создали. Она у нас есть такая тяжелая и вредная, но ее в природе следовало делать. Это такая между людьми история, которую они сами построили, друг от друга уходить. И за быстрым гнаться, чтобы догнать, и таким не оставаться, как он. А сделаться больше и лучше. Но беда одна есть между людьми и природою. Тот прав в жизни, кто сильнее, тот и победит. Человек родился для жизни, он по этому пути не пошел.

    159. А пошел по тому пути, где пришлось найти одно время хорошее и теплое. Это есть, и будет оно одно, которое нас всех в жизни приводит к плохому и холодному. Мы от этого хорошего и теплого умираем. Так зачем же мы с вами так живем. Да одно – землю плугом переворачиваем ежегодно. И каждый раз у самих такая есть мысль великая о большом урожае. Взять с этой земельки столько богатства и прибыли, сколько никто. А как же быть такому человеку, кто у себя этого не имеет. У него тоже есть  мысль такая, чтобы обязательно заиметь. Он всю свою мысль заставляет ворочаться с места одного в другое, и про то не забывает думать. Как же так, у него есть, а у меня нет. А когда природа мне даст, это уже моя прибыль есть.                       

    160. А в реке в воде живому телу не холодно, а тепло, энергично, хорошо. Мы с вами встречаем дни такие, при которых падает температура. Холод настигает, а люди все до одного человека в природе хоронятся. Они зависимые в ней. У них есть все для того, чтобы пожить да полакомиться, вслед за плугом походить. Да подумать, как не думали все живые люди. У людей собаки стали не злыми, им захотелось собак сделать злыми. Взяли кота, посадили в мешок, запрягли лошадок, и поехали в степь для дрессировки, собаки вслед за ними. И вот кота выпускают, чтобы собаки его изодрали – так хозяин об этом случае подумал. А кот туда, куда хотел хозяин, не пошел, он врезался в зад лошадки. Она от этого момента схватилась своей быстротой домой.

    161. Их было не удержать. А двери, ворота запертые – они и врезались. Лошади погибли, и разбился хозяин. Эта история была, она должна отразиться. Это сделала в истории кошечка. А когда собака небольшая взялась за верхнюю губу, она укусила, то тут уже деваться было некуда. Как только единственный маленький жаворонок от ястреба хоронится, он прячется, у него сердце бьется. Как у нашего маленького дитя, как ему хочется волей овладеть, как ему хочется у себя силу заиметь. Он на ножки становится, он ими шагает, и сам между нами думает. Говорит сам себе. Как это получается в жизни своей, что он начинает ко всему такому. Как это было, что человек народился живой энергичный, он стал в процессе своей жизни в природе этот маленький человек.

    162. Он начинает присматриваться, слушать. Его тело заставляет понимать, берется. Что из хорошего, выбирает. А с плачем от себя гонит. По дороге протоптанной бежит. А вот когда грязь, никуда не годная. Природа, она нам всем не нужна. Но куда ты их, эти дни, в природе денешь. Такое в природе никогда не бывает одно, чтобы было плохо. Человек народился, чтобы жить. У человека одно направление в жизни. Как бы такому человеку заиметь такое счастье, с которым бы пришлось жить не так, как прожили наши все предки. Они не хотели видеть, и не хотели слышать, чтобы между ними и природою развивался недостаток, наше с вами незнание. Когда мы только здоровые люди, в жизни стараемся жить.

    163. И вот наши люди такие. Они жили припеваючи. Они сеяли ежегодно на спаханной земле хлеб. Для этого дела весь год напролет дни встречали, провожали. Без труда не оставались. Утром начинали, вечером кончали. А про то, про что мы не знаем, мы с вами беремся, хотим сделать в природе. Она от нас ждет, но мы с вами не хотим понимать. А у нее есть две стороны для нашего человека. Одна дорога протоптанная, другая нет. Мы привыкли ходить на производство, из производства, пока нас носят наши ноги. Мы на них привыкли ходить, и бегаем мы на них. А вот уставать, они заставляют на них не ходить, а ложиться в постель, вроде якобы сил набраться. Человек для этого трудится, копается в этом.   

    164. А раз он копается, он там ищет. А когда он это найдет, присвоит к себе, и скажет слова: это, мол, мое, но не ваше. Я это хорошее живое нашел. Хочу, чтобы оно жило. А раз оно живет с нами вместе, мы считаем, это наше. Природа, такая она вещь. Сегодня она тебе даст как таковая, а завтра она от тебя отберет. И это на белом свете перед человеком бывает. Он сегодня, скажем, здоровый человек, что он только в жизни своей ни делает. Одно хочет, чтобы у него была прибыль. Он этим растет, и думает об этом каждый день и ночь. Чтобы он согласился с природой такой, как она шла, и пришла к нам все это разрушить. И то человеку сделать, чтобы он знал про ее такую. Она есть сила одна из всех нас.

    165. Если только захочет начать это, то ты, этакий человек, берешься. Разве это плохо будет, если в хозяйстве прибавляется жизнь. Мы в природе видим эту штуку, но не уверены в то, что это в людях не будет. Мы не знаем так природу, как приходится ее знать. Она так это даром человеку не будет  все это давать. У нее есть две стороны. Одна есть хорошая, другая есть плохая. То, что мы хотим от нее получить, она нам дает все возможные виды. Это было в природе, оно будет при развитии у нее. Но плохая сторона, она еще человеку сознательно не служила в его жизни. Она ему создавала в природе стихию. Он у нее из-за хорошей жизни гиб, то есть умирал. Его люди, как непригодного человека, в его такой жизни в землю закапывали.

    166. Разве это будет хорошо этому человеку, кто одно время жил, он и сделался миллионером. А когда он этой болезнью заболел, то он в природе искал для жизни своей спасение. Он не нашел в природе таких средств, такого человека, который бы ему в жизни помог. Он со своим богатством делиться пополам, отказывается от него. Он говорит сам себе. Зачем я это дело делал в жизни. Лишь бы я на этот счет не клал камень на камень. Я шел на веки веков в жизни своей в землю. Меня люди закопали в своем одеянии. Я теперь лежу в прахе, и к себе магнитом тяну всех остальных,  кто в данную минуту в данный час делает в природе то, что мы сделали. У нас разрослась в природе экономика.            

    167. У нас, людей таких, как мы есть на белом свете. Все наши люди, имеющие у себя, живут на земле этой, можно сказать прямо, королями. Что захотят, то и делают. У них получилось. Они через это живое умирающие. Человек жил тогда, когда у него было, в чем жить. Он имел одно, он имел другое, он имел третье для того, чтобы в природе им хвалиться. За плугом ходить без ничего ты не будешь. У тебя мысль не будет мыслить про это все. Человек эту землю пашет и кладет под снег для того, чтобы в жизни своей было у него. Он на этом всем базируется, ему верит, этому богатству. Он одежду на себя на свое тело надевает для того, чтобы обязательно уйти на время от природы. Он в это время делается в жизни своей красавец, из красавцев красавец.

    168. Говорит он нам. Я, мол, от этого сам защитил себя. Мне в одежде делается тепло. Она меня предохраняет от всего плохого и холодного. Если у тебя не будет внутри своих собственных сил с твоей волей, то ты нигде их в природе не добудешь. Ты человек живой энергичный в этом деле, ты свои силы теряешь на окружении. Ты чем одетый? Одеждой. Чьей? Природной. Она тебя не обогревает, а твоему здоровью очень крепко мешает. Тело живое расходует свои силы на это все. Мертвое с живым на правах своих вместе не живут. То, что в природе сделал человек своими руками, это есть добро природное. Человек одно время живет, красуется, лезет с этим делом на гору, чтобы это добро заиметь. Это добро долго не красуется, а на человеке гибнет.

    169. Если бы одежда от человеческого тела не отбирала тепло, она бы на нем не замерзала. Человек в ней, наевшийся, стынет так, что в этом добре человеку не удержаться. Он не живет в нем, а отмирает. Так что мы с этого всего не нашли в природе жизни, а нашли в природе смерть. Мы из-за этого помираем, нас это все портит. Если бы мы в этом всем нашли какую-либо пользу, мы бы остались в живых. Сколько прошло в жизни разных людей. Были чуть ни богатыри. Они у нас где подевались? Мы их в землю зарыли, как зависимых людей в этом деле. Они были плугари пахать землю. У них не было такого сильного, как перед нами, людьми, оказался наш простой русский человек Иванов. Он Победитель природы, Учитель народа.

    170. Он учит людей, как будет надо, чтобы в природе нашему человеку не простыть и не заболеть. Он на это дело нас …

    1970 года 30 октября передал прогноз. Будет с утра штурм природный до снега. В эту минуту едет, полшестого утра садится на площадку в электричку. С ним садятся многие, кто его знает хорошо. Но никто не решится, и в этом деле ничего не спросит. А я бы им как таковым сказал. Что вы делаете. Вы же такие есть люди, как и я перед вами такой один человек. Мой такой возраст, такая моя жизнь. Сколько вас на белом свете, вы сами защищенные, вы от этого зависимые. Для вас потребовался плуг не такой, как он до этого был. А сейчас этот плуг не понадобился.

    171. Человек этот вот, он же не нуждается им. И не думает он богатеть в этих условиях. Это же есть люди наши такие, которым годи, годи. А если что-то не так, то они найдут, что тебе сказать. Я, говорит, если только начну говорить, то люди уцепятся за это дело сами. А сейчас мы проехали Горную, попадаем в Шахты. Люди себя меняют. А когда мы сели, говорит каменоломня, то мы обнаружили человека не в такой совсем форме. Когда он увидел наш приход к нему, мы его окружили небывало своей цивилизованностью. А в это время где-то взялся глухонемой, стал по-своему заставлять. Он его не понимал. То глухонемой выпросил бумаги и ручку, взял и написал. Он знал, откуда этот человек.                     

    172. Тут-то меня, такого человека, заставило кое-чего людям сказать. Я им стал говорить. Ваше все у меня есть, только нет моего у вас. Одежда вам тепло не создает, а наоборот, она от вас тепло отбирает. Что вы кушаете сегодня, завтра и так далее, не помогает в этом деле, а мешает. Когда-то надо портиться. А в доме мы задыхаемся на нашей постели, на пуховом деле. Я им говорю. Я это, что вы делаете, не делаю и не признаю. Вот что услышали от меня люди. Что не нуждаюсь пищей и одеждой так, как оно и есть в природе. Она кормит нас, она нас поит, она нас одевает, и в доме нас держит как таковых. До тех пор мы живем, пока не заболеем. А когда заболеем, то тогда не спрашивай.     

    173. Люди доехали до Буделова, там на завод слезли. Сел сюда работник  редакции «Молот». Он увидел Иванова, решил к нему подойти. Извинился, спросил: «Вы Иванов?» Я ему ответил: я Иванов. «Как это получилось, что вы такие закалили себя?» Я ему говорю: лишь бы человек захотел, он обязательно добьется. Он был с этим согласен. А вот с таким согласен не будешь, что человек не будет кушать. Этого нельзя будет сделать. Вот что он сказал ему. А Иванов доехал до Сельмаша, и в троллейбус до автостанции. Зашел в комнату шоферов, с ними, как водителями, поздоровался. У них спросил про автобус Краснодара. Только что ушел, в 8 часов 15 минут. А теперь будет в 10 часов. Автобус будет Ростовский. Это время приходилось… Кто о чем, а про Иванова не забывали.

    174. Ему дали место прежде времени. А он был уверен в том, что ему придется встретиться с другими людьми. Приехали мы в Крыловскую на автозаправку. Говорят водители: «Мы будем заправляться, на 15 минут выйдите». А я, как закаленный человек, по профилю вперед побежал. Дорога была с камушками, очень трудно было наступать. Но я все же по этому условию пробежался, меня подобрали своим автобусом. Мы в другой заправке заправились. Я тут уже не вылезал с автобуса, где долго заправлялись. Наше дело было одно – доехать до Краснодара. В полпятого мы туда приехали. Я зашел в автовокзал, а люди все были возле… Как же так, что он, мол, раздет. Я спросил про автобус Красноармейский. А он был совсем на другом вокзале. Я оставил это дело, пошел в вокзал железнодорожный, который отправлял поезд на Москву через Ростов.

    175. Я закрутился с дежурным по станции. Она ему рассказала, когда куда проходят какие поезда. А в это время прибыл на станцию …градский. А за мною пришел милиционер, он пригласил в отделение. Я там долго не задерживался, вышел. А народ на меня такого с недоверием, чтобы я такой не жил, и не показывал сам себя. Я – в вагон, а меня – с вагона. Но все же поехали, пошел наш поезд на Тихорецкую. А молодежь меня окружила, всем хотелось доказать. Меня не знают. Я пробирался к Тихорецкой, она меня знает, она обо мне хорошего мнения. Я чего только ни говорил, старался нового кое-чего сказать про то, чего люди не знали. И некоторые не хотели даже слушать.

    176. Сам обо всем мировоззренческом говорю. Да думаю сказать про жизнь одну, как мы это дело построили. У нас в жизни такой большой недостаток. Одного нет, и другого нет. А чтобы у нас было, мы этого не имели, чтобы иметь. А вот про это им скажу, что я совсем не кушаю. Народ слушает, ко мне идут, всякого рода задаются вопросы. Мне приходится им отвечать. Я к этому готовился. Мне природа на это все помогала. Она говорит. Если я, как природа, взялась за это все дело, я воспитательница этого человека, кто не стал на себе носить свою красоту. Он не стал перед людьми ею так хвалиться. А взялся за истину, за то, что следует. Он стал сам себя так закалять, как не закалялся в жизни никто.      

    177. Ему, как человеку, подсказала. Он сейчас ринулся в природу, в люди молодые сам себя показать. Он не боится природы так, как боимся мы ее. Он выехал из дома для того, чтобы встретиться с природой нехорошей. Ему надо холод, особенно белый снег, которого все люди очень крепко боятся. Они живут за счет того, что они сами сделали. У них своя собственная лопатка острая, прямая ручка. Он ею землю копает, он ее роет. Хочет сам себе сказать, это в природе для него будет надо. Он так научился жить, у него в руках не одна лопата, чтобы ею ямку приходилось рыть. У него в руках острая иголка, чем он сам научился себе одежду мастерить. Он сам ее для самозащиты сделал из самого маленького зернышка, тонкой ниточки.

    178. Он оделся до тепла, на нее надеется, как на какое-то могучее дело. Он надеется на плуг, на железное производство, которого за собою таскает животное. Оно нами привязано, на веревке стоит. Мы ему условие сделали, оно у нас в сарае стоит, ждет от хозяина милостыни. Он же сам расположился, как какой-то барон в своей жизни. Для него приготавливаются с крови блюда, а животное ждет от него солому сухую. Он ее кормит, он ее поит. Он и запрягает ее в хомут или ярмо для того, чтобы этот плуг не стоял на одном месте, и ничего он не делал. Плуг силой заставляет землю пахать, да по ней нужное зернышко посеять. Человек этому всему является сам хозяин. Он не поедет в люди так, как поехал Иванов.

    179. Ему надо земля, ему надо солнце, ему надо ветер. Он к этому сам себя приготовил ехать в Краснодар. И там себя показать таким, как в жизни никто никогда не бывал. Глубокая холодная в дожде осень. В степи в это время никто не вращается. Дождик землю поливает. А человек по ней, мокрой, разутым спокойно шагает. Он свое право в природе ищет. Ему как таковому в жизни не надо будет плуг. Ему будет надо природа, она его учит, что сделать с этими людьми. Они не хотят поступок его видеть. Они хорошо одеваются до самого тепла. Он же не хочет вашего на себе носить. Он носит свое то, что все люди имеют. У них живые тела, и у него живое тело. Они его спрятали, а он этого не захотел делать. Он приехал в Краснодар на юг в такое условие, в которое не надо было ехать.

    180. Он приехал, он приготовился не так, как все приготовились по своим местам ехать. Их ждет дом теплого характера. А вот ему дом не потребуется. Вот что ищет по природе Иванов. Ему не надо никакая в жизни рыба. Он приехал в Краснодар не в теплое солнечное время. Если только кому-то пришлось встретиться  с таким человеком. А к нему подошла на втором этаже железнодорожного вокзала женщина молодая. Она циркачка, но у нее хилое здоровье. Ее заставила правда. Она сердцем к нему обратилась, у него стала, как у человека такого, которого в жизни еще не было. Она ему так свои слова преподнесла: как это так, чтобы себя закалить. Я ей, как любительнице в этом деле. Это Учитель по этой части, он научился в природе, он сохранитель всему.

    181. Он для этого и сюда приехал, но люди наши этим пока не нуждаются. Они живут в природе одни, можно сказать, хорошо и тепло. Но другие живут, сидят в тюрьме и лежат в больнице. О них болельщика не нашлось, и нет его сейчас. А вот Иванов, он в природе бьется, на весь голос свой кричит. Сам просит ученых, чтобы они его труды опечатывали. Он их сам написал, сам эту тему изыскал. Теперь ставит перед народом одного человека, такого, как он, болельщика, страдальца о жизни. Не надо брать меня, не надо на мне эту жизнь строить. Надо избрать такого человека, кто должен сделаться таким человеком, кто будет обиженному, больному человеку помогать. Он является в природе этой силой, которая будет любому человеку помогать во всех его недостатках.    

    182. Вот за этим сюда Иванов приехал. Он в любую минуту и каждый час своей жизни может человеку помочь. Его не напрасно народ своим транспортом везет. Он от Краснодара приехал, сидел на одном месте, а сам говорил про природу. Когда стал доезжать до Тихорецкой, ему приходилось подниматься. И идти по вагонам к ресторану для того, чтобы по перрону не бежать. И вдруг … на контролеров, которые хорошо знают Иванова. Ему в его работе, что он делает, сулят благодарность. Но он не перестает писать об этом человеке, который на землю придет, он уже пришел. За наше все сделанное он нас всех осудит, за то, что мы стали в природе жить за счет ее. Здоровье мы от нее брали, ее поедали, ее изнашивали, и в ней жили, как в доме.  

    183. Вот что мы плугом делали. А сейчас 5-лемешным плугом разводим эту нашу экономику, которая разрасталась. Она нами создается, она нами делается в природе, мы в ней умираем. Мы, все люди верующие и неверующие, в этом деле думаем, гадаем про свое житие-бытие. Этого в жизни не будет. А для чего я приехал в Тихорецк. В жизни мы встречались с человеком таким, которого мы видели давно. Он у нас такой на земле единственный человек  со своими датами. Он свое ставит на ноги, никогда не нуждается сидением. Куда бы он ни ехал, ему место не надо. Он едет всегда на своих ногах. Говорит. Я пишу стоя. У меня мысль об этом не укорачивается, а развивается, как никогда ни у кого. У меня мысль одна – думать о поезде, Кисловодск – Киев его маршрут.    

    184. А Иванову надо проехать до Ростова. С ним начальник этой станции милиции на эту тему разговаривал. Говорил, что надо его посадить. Это поезд скорый. Он не нуждается никаким местом, сам стоит да думает. Как же получится, если надо будет в этот поезд сесть. Это не фунт изюма поедать. Говорит сам себе Иванов. А поезд уже зашел в станцию, за ним приходит по вокзалу начальник и милиционер. Хотят его посадить. Приходят, свое дело обработали. А посадить начальник сажает. Он меня в жизни такой не видел, а дал свое слово до Ростова довезти. Я остался доволен всей Тихорецкой администрацией. Уже в вагоне, мне дают на проходе место, я им не нуждаюсь. Поезд тронул, без всякой остановки мы им едем до Ростова. А за это время, если я не сяду на место, сколько можно обдумать. 

    185. Я начальнику говорю. На базаре не бывал. А ездил и езжу в природе для человека одного лишь того, что делается на сегодня в людях. Они такую жизнь на себе развили. У них оказалась такая политика и такая экономика, с которой приходилось то сделать в жизни своей. Мы для этого на земле живем, и приобретаем для себя то, что будет надо в жизни. Мы под ногами все время топчем эту нашу землю, ее каждый год ворочаем плугом, для того она нам нужна. Мы про нее нигде и никак. Сами хотим в природе научиться из какого-либо старого исторического на новое. У нас с вами и раньше это было. Наш дюймовый плуг пахал землю, через него наши люди богатели, но не были этим удовлетворены.

    186. Мы прибавляли, и в любую минуту у нас вырастит большое количество. Только мы одно делаем, а за другое мы хватаемся. Это будет наше дело. Мы привыкли, чтобы в голове стояла такая мысль о моем таком деле. Неужели это история, которую я по дороге напал. Никто не хочет попадать в тюрьму, и никто не хочет ложиться в больницу. Все до одного стоят на очереди. Мы бы, может, и не попали туда, и не ложились в больницу. Нас с вами заставила там быть необходимость, которая встретилась с человеком по пути. Я, говорит, не думал в жизни быть таким преступником, но меня такого заставил человек. Он возле меня повернулся так, как я не хотел его видеть. А у него карман был …Я заметил, что у него там деньги.   

    187. А раз там лежат деньги, я задумал их вытащить. Моя в этом деле профессия. Долго не думал, туда рукою. А меня как такового заметили, как я эти чужие деньги забрал. Я поймался, на меня дело создали, и представили в суд. А суд народный осудил, и наказали сроком. Сиди столько, сколько дали. А в тюрьме сидеть тяжело. Одно думаешь про свой дом, да про близких. Как не хочется в этих условиях просиживать. А сколько нас таких, здесь люди всякого названия. Мы сюда не хотели попадать, дело наше заставило. Лучше быть в жизни в больших недостатках. Это бывает болезнь, да еще какая. Можешь от этого заболеть, и тебе природа не даст свое здоровье. А без всякого здоровья своего человеку сделается плохо.  

    188. Мы любим на голове носить чуб, и любим одеваться до самого тепла. А в природе одно не стоит. Особенно на юге во время летней поры жарит природа, а в ней печет солнышко. Оно часто бывает, без всяких туч атмосфера. Мы, люди старого покроя, взялись за природу так, как она в жизни своей не ожидала от нас, такого в природе прогресса. Только что человек наш маленький народился, уже мы думаем, а что будет ему надо в его жизни. Если только девочка, то ей приходится на голову надевать платок, как какую-то красоту в жизни. А мальчику шапку вроде того. Он делается в природе человек, да еще какой он мыслитель, хочет сам себя этим богатством в жизни хорошо и тепло огородить.

    189. Мы все такие рожденные в природе люди, боимся оставаться без всякой самозащиты. Самое главное, это есть в жизни свое. Человеку надо плуг, чем землю пахать, с нее делать грядку. А без всякой влаги нам не оставаться. Мы привыкли встречать природу, с одной стороны. А с другой стороны, мы хоронимся, залазим на всю зиму на полгода в свою халупу, и там мы просиживаем день и ночь. Мы там сами себя кормим, сами себя одеваем, и всю ночь напролет спим, делаем свое удовольствие ежедневно. Мы без завтрака, без обеда и ужина никогда не остаемся. У нас у любого хозяина на это дело заготовлено всякого рода продукт. Человек держит запас, эту нашу картошку, которая нам дает суп, или борщ. И с мясом, и без мяса, а с чистой водой.

    190. Мы с вами досыта наедаемся. А потом берем, себя украшаем. Что есть, на себя надеваем. Если мальчик, ему надо брюки, сапоги. А если девочка, ей надо юбка и туфли. В чем их вся жизнь, они очень крепко этому всему делу верят. Стараются с землей этим плугом барахтаться. Земля так без плуга плодов никаких человеку не дает. Только снег с земли улетучится от температуры, уже человек на землю со своей снастью с зернышком волочится. Он спешит захватить в земле создавшуюся природой влагу. Сам по земле тянет на колесах, и тащат животные. Тоже за собою тащит железные. Ему деревянные бороны делают из земли грядку. Сам хозяин через плечо несет мешок с зерном. Он его направо, налево бросает. Сам просит в этом Бога, чтобы про его это он не забыл.

    191. А послал такую великую для всего дела природу, чтобы она ему прислала каждого дня такую приятную погоду. Особенно чтобы каждое свое утро всходило ярко солнышко. Оно нас, всех людей, будило от своего сладкого сна. Оно всем несло свое богатство. Человек поднимался быстро с постели. Сам знал, что будет надо в природе сделать. Весь день проходил своими ногами по этой земле. Сделал для себя эту грядку, в нее посадил зернышко. Его дело теперь – ждать всходов. Он одним днем сам себя весь год прокормит. Это он делает одно. А другое, он добывает одежду, сам себе в этом деле самозащиту. Человек в этом всем собирается, делает себе это все не плохое дело в жизни, а делает хорошее. Он просит Бога, чтобы он ему уродил такой урожай, которого надо убрать. А чем убрать, если у него одни руки.

    192. Говорят, какой он добрый человек. Какую он сделал в природе для этого свою физическую работу. У него во дворе чего только нет из животных. А им надо корм, чем кормить. И это все у него есть. Сам себе ощущает физическое здоровье. Все он делает сам. Он творит в доме сам для того, чтобы было, чем наесться на целый год. На все готовится. Человек этому всему, что он видит у себя, верит, как своему веку. Тем, что человек в жизни своей заимел, перед всеми людьми хвалился. Во весь голос говорил. Это его было дело, он сам без кого-либо это все сделал. А самое главное из всех, это природа, она все это наделала. Все ученые есть. Он не знает, что в этом сделать, чтобы больше от этого всего заиметь. А на это все его желание.

    193. Рвется его витая бечева. Она не сдержала его личное здоровье, которое в человеке зародилось, и до времени жило, поднималось. Вот что делал своим телом человек до того своего времени, пока он не потерял свое здоровье. Когда это все у него оборвалось, сердце не стало биться, а мозг перестал мыслить, жизнь перестала двигаться. Остановилось все, и стало вслед за ним отмирать. И умерло все то, что было в жизни. Его теперь не стало, как не станет этого плуга. Он не будет нужен без этого человека.                                 

 

1970 год 4 ноября

Иванов

 

Набор – Ош. С копии оригинала. 2014.02. (1501).

 

     7011.04  Тематический указатель

Бог Земли  27, 33, 114, 115

Хорошее и теплое, холодное и плохое  28, 30, 1233, 159

Что будет без плуга  31, 33, 56

Молодежь  54

Обогревать самих себя  57

Первый человек  60, 87

Богу надо все национальности  115

Здоровье   133

Бросить предковую жизнь  143

Учитель спасает от смерти  146

Бессмертие  152

Одежда  168

Труды Учителя опечатать  181