Иванов П. К.

Геологоразведка

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    1. Нас с предков условие такое заставило всех, чтобы мы с вами не сидели на одном месте. Смотрели глазами вдаль. Мы видели в природе, старались его скоро догнать. Мы бежали быстро, но так ли иначе мы не догнали. У нас получилось. На одном месте стоит вышка, горит на ней яркого цвета огонь, это бурильный станок. Он стоит на своем месте, где люди расположились для того, чтобы в земле найти для себя какие-либо сырьевые недра. У нас на это все есть теоретическая в этом направлении мысль. Она начинала бурить с самого верха, бурится буром машиной. Мы все свои силы кладем, всю свою волю. Мы представляем на то, что у нас в земле есть всякого рода богатства. Для того мы ищем в земле, чтобы нам свою жизнь за счет этого продолжать. Мы так и поступили.

    2. Для этого дела добились мы сырья. Сделали чугун, железо, а из этого всего мы изобрели машину, мотор. А когда мотор стал работать, он свое тело быстро носит. То есть ему сделали колеса, ввели руль управления. И на этой машине человек стал ездить с места в другое, стал находить для этого бурения хорошее и удобное место. Где в своей жизни таки люди ни были, они только сейчас это дело разумели. Мы в жизни растем из-за этого. У нас  на арене не одна стоит для этого дела эта вышка. Мы имеем дорогу, по которой бегут на колесах автомашины. Они везут для жизни любой строительный груз, он нам нужен на объект. Люди везут гвозди и лес, мы везем товары нашему народу. Он для жизни ставит дома на земле, своим достоинством называют.

    3. Это будет наше все. Мы взялись за это дело. А в нашей такой предковой деревне, которая нами крестьянами заселена. У нее была посредине, протекающая от самого захода солнышка, небольшая река, от родников начальная. Она нам давала свои энергичные силы собираться в нескольких владельческих ставах. Вода, она крутила  колесо мельницы для того, чтобы нашего завозчика удовлетворить мукой. Мы, наши три улицы, расположены по своим местам. Наш хозяин на усадьбе расположился. Он жил и надеялся на природу. Она его от самых ног и до головы одевала, досыта кормила. Он не забывал про свой дом, свой двор. Когда это следовало, он из него со своей силой выезжал. Для того он ехал на своей подводе, ему приходилось работать.         

    4. Он туда на эту землю приехал для того, чтобы ее вовремя вспахать, да положить ее под снег. Чтобы она лежала, ждала к себе человека со своим оружием, со своей снастью. Ехать приходилось туда нелегко. Особенно люди пробирались туда очень тяжело, дорога не набитая после зимы. Вода после снега себя быстро убрала, как и не было. Перед солнышком одна зеленела трава, а по зелени лазили на своих ножках овцы, они паслись на траве. Но пастух за ними наблюдал. Наше такое было дело весною. Мы спешили управиться с работою. Она нам не давала такого покоя, а заставляла делать. Мы без мысли не оставались, и не смогли другому хозяину, такому любителю, кто на сегодня вздумал еще больше от этого года прибавить в своем посеве. Он силы такие заимел. Едет по этой дороге, по такому пути. А с ним встречается односельчанин.

    5. Ему, как своему близкому сельчанину, надо шапку свою скинуть, и поклониться в пояс, сказать: «Здравствуйте». А люди на этот поступок учились смотреть, как на какую-то особенность, на самую красивую, и никогда никак не умирающую. Эту нашу вечно живущую в природе. Белей от его нет ничего, как он падает на черный грунт земли. Снег любит каждое свое место, и там он лежит свое время. До того времени он лежит, пока к нему другое, не такое качество в природе изменится. Со своими силами сосредоточится, и начнут ломать со всех сторон эту лежащую силу, которая сдастся, и начнет от своего имеющегося богатства отступать.

    6. Из белого этого снега начнут капли водяные падать, и образуются маленькие ручейки. И поплывут по земле водяные бушующие волны. Мы их встретим, мы их проводим. И будем мы их опят такими ждать. Как оно делалось, и делается, и будет делаться. Теперь в этот день, в эту минуту этого часа началось из этого вот белого дня 4 ноября 1970 года. Я, как автор, эти вот слов создатель. Меня для этого природа народила, для этого научила. И подсказала она мне, как будет надо жить, чтобы в природе обогащаться этими способами. Не за счет всего этого жили, да хоронились в условия. И там они все время готовились дождаться не такого дня, как он сейчас пришел. Всю землю белым снегом одело. Это все наделала великая мать природа.          

    7. Об этом дне, который к нам пришел со своими такими качествами, который в природе долгое время подготавливался, чтобы и к нам прийти. Это его в атмосфере такая сила, такой путь. Он ни на кого не посмотрел, а пришел так, как ему захотелось. Только люди свои глаза раскрыли, не успели друг с другом поздороваться, ему ответить, мол, здравствуй. А снег уже на своем месте лежал. Он это первый упал на землю, своим видом всех предупредил. Это вот я такой первый начальный к вам пришел. Хочу от людей, чтобы они у себя родили такого человека, который бы знал не по одну нашу практическую науку геологоразведку. Она много нам в жизни нашла, и преподнесла в другие наши науки жизнерадостное условие, которое на сегодня живет.

    8. Человек этот вот в белом свете народился для того, чтобы обязательно умереть. Он через эту геологоразведку у себя немало кое-чего сделал другим таким наукам, которые ожидали от нее нужной помощи. Которая искала в природе имеющееся сырье, с которого делалась продукция с фабриката. Мы на этом всем не останавливались, а бурили глубоко, находили залежи, чем мы с вами богатели. Учились больше сделать в природе заводское производство. Мы это в жизни через геологоразведку заимели. У нас новое получилось на этой земле. Мы заменили труд ручной техникой. Мы не стали так землю обрабатывать, как мы нуждались в тягловой живой силе. Мы вытянули с борозды коня с волом, а завели мы железный сделанный нами трактор. Завели его горючим, стали барахтаться с нашей грунтовой землей.

    9. Она от нас потребовала, от ученых людей, агронома. Он между людьми  и природой стал выращивать то, что в жизни потребовалось человеку. Он в жизнь свою сельское управление, заставил делать. Для уборки коллективных хлебов пустили комбайн. Он косит хлеба, он на ходу все это молотит. По конвейеру из ковша выбрасывает в машину, ее заставляет везти на элеватор. Государство этот хлеб по земле собирает для того, чтобы наших людей во всех уголках нашей земли кормить. Это все делается человеком для того, чтобы у него было накопленное богатство. Человеку надо в природе жить, а она нам дается через наш физический труд. Мы фактически сами это дело сделали. Эту землю стали пахать глубоко, и готовить эту землю под глубокий снег, чтобы он нам принес с собою влагу.

    10. Мы с вами делаем то, что нам тяжело. Если бы мы ничего не делали, и ничего не творили на этой земле, у нас бы такого развития никогда не было. Мы с вами, все наши люди, вооружаемся. И мы делаем то, чего не нужно иметь. Мы имеем наш с вами тяжелый физический труд. Он нам на нашей земле дал плоды. Мы изыскали в нем то, что требуется нашему человеку в природе. Он когда-то не кланялся природе, и никого он не просил. Он был одинок, счастливый во всех его руках. Надо была ему пища, он ее через технику приобрел. Надо была ему одежда, она ему далась через станок. Ему надо будет дом. У него есть на это промысел, лес, недра, камень и песок, да глина с водой. Дома жилые появились человеку на земле многоэтажные. Туда ты заходи живым, а оттуда тебя выносят в гробу неживым.

    11. Вот что человек сделал. Он через геологоразведку эти качества на себе заимел. Ему в этом деле не помогло ничего, что он делал. И на себе он людям эту красивую форму показал и хвалился: вот, мол, я, так я, такой человек.  У меня есть в животе и на теле. Есть тайна в доме, а во дворе живое богатство, которое из стен сложенных не выходит. Мы это все нажитое в природе видим и слышим очень крепко, как это делалось дело. И как получилось, что так люди в этом всем зажили. Они много лет так жили, так они творили. Но одного они не достигли. Они не смогут себя спасать. А как их окружала жизнь тяжелая, так она и до сих пор окружает.  Она ему не дает всех возможностей так жить, как он не жил на белом свете. Мы с вами за это жизненное условие не брались и не беремся.

    12. Вот что сделала сама геологоразведка. А она уже у нас стоит на месте своем. И она нам ищет то, от чего сделается нам хорошо и тепло. Мы ставим станок, и так глубоко мы бурим, находим в земле разные металлы. Мы открываем нефть, залежи угля. А потом тянем на-гора, и тут его разделываем, из сырья продукцию полуфабрикат делаем. А потом детали, из которых машину соображаем. Разве мы в природе одну эту машину соорудили. Мы не одни дома жилые построили. У нас отстроены театры и сады, ясли.  Это цивилизованная жизнь. И детям школы, институты, учебные учреждения. У нас шахты, техникумы, институты, там работают на них люди, они там зарабатывают копейку, и ею живут. И  нам хочется продолжительно пожить за счет одного природного личного здоровья.

    13. Вот что хочет иметь наша наука геологоразведка в природе. Мы, люди все, бежим, и бежали. До этого времени они все бежали, пока их не остановила болезнь, недостаток в природе. Она человеку дала свой разум, свое желание этой работой вооружаться. И мы стали делать то, что мы никогда не начинали. А мы сделали, вооружились физически. Все люди пошли в бой за землю, так мы дрались до крови. Нас заставила природа, долг нашей жизни. Мы на земле так трудимся, так работаем для самих себя. Свое собственническое хозяйство на земле делаем, все силы на фронте кладем. Бурим мы землю для того, чтобы у нас было все то, что нам требуется.

    14. Говорят, нам надо железо, сталь. Мы это сами сделали, вооружились крепко. Мы землю присвоили коллективно, заставили родить техническим путем большой урожай через наших людей, через великую нашу технику, через один умелый путь. Нам это надо. У нашего человека есть для этого дела свой собственный живот. Он человека заставил эту землю бурить глубоко. У него развитый на это дело аппетит, ему в жизни потребовалась быстрота. Он на месте не привык спокон веков сидеть. У него такая разложившая мысль, которую человек в процессе заимел. Он имел до этого времени в хомуте лошадку,  а вола водил за собою в ярме. Что за причина это была такая в природе, за счет этого приходилось жить?

    15. А вот сейчас геологоразведка не такая в жизни стала, она снабдилась током, она заимела хрусталь для бурения глубокой скважины. Человек трудится для своего условия. А наше условие показывает, по асфальтированной дороге разного вида катит на своих четырех колесах автомашина. На ней сидит человек, ею управляет. У него под руками руль, нога держит педали, тормоза. Он этим делом завинчивает, у него глаза вперед смотрят. У него профиль сделанный специалистом. Какая она равная без всяких  знаков. Он по этой магистрали едет долго. Ему надо по адресу точно попасть. У него есть язык, он является человеком земли. Она его физически держит, чтобы он на ней что-то делал. Это наша природа.

    16. Не будешь бурить землю – ничего не получишь в своей жизни. Сейчас мы сильные, сейчас у нас для этого могущественная техника. Есть любые на глубине залежи. Мы достаем, и оружие для жизни человека делаем. Мы в этом застрельщики с природой воевать, с природой разговаривать на своих национальных языках. Она нам дает все то, что будет надо. Наша земля нам родит свой урожай. А мы для этого дела на ней работаем, трудимся, чтобы у нас было все для нашей жизни. Мы этим делом вооружены, у нас такие по природе движутся дни со своими качествами, с воздухом, с водой, и все это делается на нашей земле. Она их принимает для человеческой жизни. Солнышко всходит своей порой со своими лучами.

    17. Оно нам всем дает видимость через наши глаза. Мы его видим, но не слышим его действие, которое ложится на землю своими лучами. И дает рост тому массивному растению. Человек, как какая-то дворовая птица. Она роется, она выбирает. Ей хочется что-то проглотить. Она подряд не любит все, ей маленькое зернышко, ей маленький червячок. А человеку надо много, и большое.  Он маленькому не инициатор. У него во дворе завелась лошадка одна. А к ней надо на шею хомут с гужами, да чтобы были оглобли драг, да драги из супонью. Тогда-то мы возьмем и натянем на спину чересседельник, и завяжем мы вожжи, в руки возьмем кнут. Но тогда ты, этакая лошадка со своими силами берегись. Я тобою командую, ты для меня есть помочь в жизни. За собою везешь четыре колеса да драги.

    18. На этих драгах не малый груз лежит, ты, как лошадка животное, вези туда, куда тебя правят. А человека дело – сиди и управляй. Кому будет из этого тяжелее. Мы хорошо знаем про это … животное, оно держится на уздечке. Человек ухаживает, как никогда. Она делает то, что ее заставят делать. Она привязана, она слушается, что ей скажет хозяин. Она плохого в жизни не хочет у себя видеть. Она же есть природа. А мы ее запрягли, заставили тяжело быть в условиях человека рук. Также рогатый вол, он запряжен в ярмо. И то везет, что человеку не сделать. А мы этакие люди делаем, делали, и будем это делать.

    19. Мы в жизни своей прожили все время. Из-за этого начала мы делали то, что было от этого тяжело. А теперь все это остановилось целиком и полностью. А взялись новое техническое на земле за счет воздуха, за счет воды. Все это делает в природе человек. Он в этом есть борец, он вояк. Хочет заставить природу, чтобы она ему давала, и давала много хорошего и теплого. Это человека такое намерение в природе. Она состоит из многих тел живых. Самое главное тело – это неумирающее богатство планета Земля и вода. Они кружены бесконечным пространством, атмосферой воздухом, что дает жизнерадостному живому существу дыхание.            

    20. В природной жизни сильный выжимает бессильного. То есть хитрое додуманное лицо в природе своим вооружением заставило всех подчиниться, служить временными плодами. Это образ человеческой расы. Она за счет природы возрастала, возрастает, и будет она в природе до самого конца и края возрастать. До тех возможностей, пока земля будет его своим источником удовлетворять. Это сила природная держит у себя человека, он прогрессирует за счет этого дела. А раз человек делает в своей жизни какое-либо дело, то он его начал делать, он его делает из-за своего хорошего и теплого. Ему это дают другие, как и он, живые подчиненные служат своей жизнью. Человек распоряжается как собою, так и им.

    21. А животное этого поступка не знает, что ему в этом деле придется жизнь свою закончить. Оно служит физически человеку. Строит его в природе жизнь временного явления. Вслед за этим обиженным животным ложится, делается без сил своих сам в природе человек. Он так же, как и другие живые тела заканчивает свою такую в природе жизнь. Он не заслужил от нее через это свое самовольное дело, у него уму нет конца и края. В этом деле физически сам себя заставляет. Тело его одно время здоровым трудится, а в этом труде кушает пищу. Она так даром не дается, надо нам для этого дела потрудиться. А потом будет надо хорошо покушать, чтобы с этого получилось тепло. Нынче работай, завтра работай, и послезавтра работай. А все равно придется терять свое здоровье и в труде, и в еде. 

    22. Все это наделала природа. Она нашла у себя алмаз, и стала бурить землю. Что думал человек, то она ему дала. Она его своей красотой вовлекла. Она дала ему жизнь временного явления, за счет этого хоть день пожить, а потом не тяжело будет умирать. Как это делалось в природе, так оно и будет делаться над человеком. Она его родила живым энергичным для того, чтобы жить в природе без всякой смерти. А мы с вами на это дело не пошли, взяли зависимую в природе дорогу. Стали от природы, такой милостивой, как от какого-то врага уходить со своим телом. Стали на себя одежду, сделанную нами, одевать, и сготовленную пищу стали поедать. Этим мы стали хвалиться. Другим показываем, говорим: вот мы, так мы есть такие люди, которые стали жить в домах до одного времени.    

   23. Это время человека не удовлетворило, и он в нем умер, как и не жил. Так лучше будет не жить. Это, что мы с вами делаем, нас не ведет к хорошему. Ведь есть иные пути, как вот найденная в природе человеком эта дорога, всех она есть. Мы за нее не беремся, а взялись мы за хорошее и теплое. Где же делась жизнь плохая и холодная? Мы туда сами попадаем. И с этого всего мы простудились и заболели. Мы долго с вами не болели, нас настигла стихия, мы умерли. А ведь можно будет и это найти в природе. Мы с вами не будем этого получать.

    24. Зависит все от нас, таких дельцов. Мы с вами это дело начали, делаем. Но чтобы закончить, у нас земли есть много бурить скважину. Мы бурим, нам надо залежи недр, чем мы продолжаем свою жизнь. Нас это богатство окружает. Мы с него делаем всевозможные штуки. Для нас надо буде со всеми удобствами дом. Мы в нем живем один раз тогда, когда у нас есть, что покушать и одеться, в чем мы выходим в природу. И на это все надеемся, как на какую-то великую гору. Мы наелись, мы оделись, и имеем свой дом. А раз мы это у себя имеем, то наша жизнь в этом продолжается. Мы с вами учимся теории. Знаем хорошо, что это все нас таких вот не удовлетворило.   

    25. Мы всего знанием не охватываем. А как чуть что такое, мы умираем. Разве это будет наше дело в жизни. Мы в ней ошибаемся. Не знаем, что делать для того, чтобы человек в природе не болел и не простуживался. Разве это наука есть психиатрия. Она же человека у себя держала, и испытывала его силы на нем в природе. Есть на это дело врачи, кому доверялся этот вот человек, о котором речь идет. Он по делу своему является в природе человек не такой, как все есть люди. Стоят на очереди, ждут своего дня. Он в нем заболеет, он в нем простудится. Надо будет в природе так учиться, так физически закаляться, чтобы сил своих набираться. Вот какого нам надо в этом человека. Не алмазом резать всякого рода камень в земле. Надо в природе своим поступком от нее заслужить внимание, как будет надо жить не потому, что было до этого.

    26. А по старым следам не приходилось идти. Это старое дело бурить землю. Надо оставаться без нее. Учиться надо в природе. Она дает и жизнь, и дает учение. Она показывает из самого улетающего снега. От беленького мизерного цветочка, через кого берется и растет плодовая ягодка. Она себя показывает всем одинаково. Только отпадет от плодовой ягодки бессильный цветок. Он еле-еле падает на землю. А плод энергично взялся за природу, сам перед людьми развивает свою силу, свой рост, свое здоровье. Ему в природе нет того, чтобы помешать, кроме одной летающей белой бабочки. Мы эту снежинку видели, но не в силах были ее предотвратить в этом.

    27. Моя мысль такая в природе, которую не имел ни один человек в жизни своей. Надо будет работать для этого дела, а его мы начли делать для того, чтобы у нас получился живой факт. Мы с вами ехали вдвоем по вот этой дороге, а с нами встретились националы цыгане. У них свой кочевнический обряд. Он не могут жить так, как живут все остальные люди. У них свои дома, в которых они там все делают для самих себя. У них есть кухня, где готовится разная вкусная пища, за которую мы с вами ежедневно боремся. Ежедневно утром рано делаем мы завтрак, к нему мы готовимся, хотим так накушаться. После этой ночи нам захотелось кушать, мы у себя развили аппетит.  

    28. И хотим сказать встречающимся цыганам, как живущим в шатре. Они тоже так делают, как и все. Сами себе приготовили не один этот завтрак поесть. У людей такой запрос в жизни, это все делать приходится. День, он свое требует. Ему надо и обед, поставить на стол не одно блюдо, как это  делается какой-либо большой семьей. В большую чашку набирают борща, и ложками каждый себе давай хлебать. Они так по предковому изложению всегда кушают, и также вечером тоже много едят. Это только день мы встретили, и проводили его с такими качествами, с такой системой. Мы с вами ни одного дня не пробовали, чтобы без этого оставаться. А сколько этих дней проходит по природе, им счету не дашь. Надо с ними мириться, готовиться весь год напролет, мы их не забываем пропускать.

    29. Какие они для нас длинные без всякой пищи ждать. Если только будешь сидеть на одном месте, на том месте, где люди сидят, и ничего не делают. У них их мысль ничего не мыслит. А когда мозг не мыслит о природе, об условиях. А они лежат на белом свете не начатые. А ждут к себе человека со своими силами, с умом, с оружием лезет к нашей площади земли. Она человека тянет к себе, как какого-то дельца со своими делами. И вот мать своих родных детей, она их для этого родила, и она им дала возможности. Они сил набрались в жизни. У них, как у детей своих, пошла неплохая в этом жизнь. Они жили хорошо, и учились в этом деле. Росли сами как никогда, делались людьми. Они стали искать такую дорогу.    

    30. Она их растила, она им дала волю, чтобы у себя завязалась такая хорошая и добрая жизнь, которую люди делают. Они все свои силы на фронте кладут. Сами добились такого права прийти в разведку, и поступить нам на работу. Мы по своей специальности, то мы делаем установленным станком. Мы эту работу со своим здоровьем, делаемся дельцами. Нас за наше учение, за нашу бдительность хорошую определяют к месту. Мы общими силами эту вышку на этом месте окружили, стали на этом месте обогащаться, жить так, как нас учителя учили. У них такая своя для всех лежит дорога, по которой все наши люди идут. Они свои поиски направляют, все свои силы, и всю имеющуюся на земле сосредоточенную технику.

    31. Она нам всем помогала, помогает, и будет везде и всюду нашей вышке помогать отыскивать нам богатства. Эти в земле рожденные природой залежи, мы их с земли тянем сырьем. Мы на нашей земле человеческую жизнь построили своими руками, принесли ногами, а умом окружили. Сделали завод, из сырья выпустили полуфабрикат для того завода, кто выпускает свою продукцию. Мы нам, людям, из деталей сложили машину. И этой машиной мы с вами перегородили большие реки. А там мы заложили фундамент, и поставили на нем электрическую станцию. Мы ею вырабатывали в этом всем энергию, ток. И протащили мы по природе эту силу, и ею огородились на каждом месте, где  жил  наш человек. Мы пустили в провода сделанный нами.

    32. А когда мы прикрепили эту силу к станку, этим станком мы стали резать железо и сталь, и вытачивать любую вещь. Она нам потребовалась в нашем коллективном хозяйстве. Мы стали расти в сторону имеющего. Мы стали вникать в это дело. Мы сильные делаемся. У нас для сельского хозяйства пришло на смену то, что надо. Мы заимели у себя белый и черный хлеб, да всякого рода приварок. А с этим приварком мы стали одеваться, обуваться. В красивую одежду одеваемся, делаемся цивилизованные люди. За своим делом мы гоняемся. Хотим, чтобы нам от этого дела было хорошо и тепло. Мы этого добились, нам хорошо. А когда мы это получили в природе хорошее. А кто этому делу не заинтересованный. Мы, все люди, живем, стараемся этим в природе хвалиться. А когда люди этим перед людьми хвалились, их природа за это взяла, и стравила войной.

    33. Война, она нас. Мы за землю стали убивать друг друга. Мы, люди, были в этом деле обиженные. Им на эту стихию родила спасение в жизни человеку обиженному, забытому всеми. Это заключенные, умалишенные, которые не входили в конституцию. Эти люди между нами рождались и рождаются, и будут рождаться через наше хорошее и теплое. Это все нам создала эта наша геологоразведка. Онам глубоко в земле нашла недра. Мы этой экономикой обогатились, нас окружила природа. Мы, как люди все, своими поисками старались в природе доставать, это наша с вами задача. Мы с вами стоим такими людьми, которых природа огораживает. Мы все чуть ни скажем нам таким. А когда это вот не будет нами делаться. Мы в природе своим поступком делаемся между нашими людьми всегда преступник.       

    34. У нас для этого каратель. Она заставила других людей сделаться законными людьми. Мы научились с этим делом разбираться, поставили других людей, чтобы они их своим оружием охраняли. Это все наделала наша с вами экономика. Мы ее такую имеем. Мы с вами только у нас не знаем, куда ее девать. Запираемся, замыкаемся, а человек на это рождается профессионалом. Он близко к этому делу. У него на это есть глаза, есть руки, и у него есть ум. А это все лежит перед ним общего блага богатство. Оно нам, как людям, своими словами не скажет, и предупредит нас, чтобы мы такие в этом деле не делали. Мы это не отделяем от себя невозможным. Если бы мы не знали об этом деле, что это есть возможно любому человеку сюда забраться, и сделаться хозяином нелегально. Вор или грабитель, он без мысли в природе не остается, как хороший в этом деле делец своему намеченному делу.

    35. Он бы не ставил самовольно этот станок, эту машину. Его заставили деньги. Он ими одно время живет, то есть за них на этой скважине работает. Ему там не хотелось. Он бы сроду туда не пошел. Его условие заставляет, он без этого жить не сможет. У него все намерение пробурить, и на что-либо такое напасть своим буром, это есть поиски. Мы этого в природе заслужили. Она всю имеющуюся жизнь от нас своими силами отобрала. У одних была возможность, а другие потеряли. А вы, все люди, в природе в своей жизни это имеете. Когда у тебя не хватает личного здоровья на жизнь, ты делаешься бессильный. Мы так и получаем. Как оно делалось, так оно и делается между людьми. И будет делаться до тех пор, пока мы все возьмемся, и начнем мы делать то, что делает Иванов.

    36. Он такой один-единственный человек, которого не было между нами такими. Он со своими силами нам себя показывает, и свое дело в силах он делает. Для него природа все свое отдает через любовь, через все свое имеющееся. Она ему как таковому все свое отдает для того, чтобы человек сделался таким, как он никогда не был. Его природа своими сила. Она его таким сделает, чтобы другие люди ему, как таковому человеку, поверили. И с ним согласились, что он по делу является Бог. А как Богу таковому люди крепко верили. Но чтобы выполнять людям, ни один человек за это не брался и не берется. Этому человеку неподходяще, очень тяжело. По изложению Бога, надо на себе показывать нехорошо. Мы привыкли смотреть на искусство, на хорошее, на мертвое.       

    37. Что может давать мертвое живому? А мы сами себя украшали, и говорили про этого вновь рожденного Бога. Он человек не такой, как все люди. Его как такового знают люди те, кто у себя в природе развили на теле недостаток, то есть болезнь. Они окружили себя врагом, а он находится между ними. Его силы – мешать людям, чтобы они не жили так, как они хотели жить сами без всякого Бога. Им как таковым на их желание природа не дала своих возможностей. Людям она не дала то, чего люди хотели. А людям хотелось видеть природу такую хорошую, такую ясную, такую тихую, куда и козявка с жучком показалась. Человек свою тяжелую одежду забросил, она ему не понадобилась. Он остался в тельной, не подготовленной к жизни. 

    38. Люди такие немощные остались. Они были сильные на себе такую тяжесть (носить), это наша вещь, которая с нами не разговаривает. Она на нас преет. Люди знают одно – эту вещь приобретают для своей такой жизни. Она ими делается ежедневно, ею хвалятся. Им приходится на этой арене уставать, им приходится свое здоровье терять. Они делаются Богу, одни и другие. У одних это есть, а у других этого нет. Природа мать наша в этих условиях, она нас всех до одного человека по-своему родила. Мы родились не в геологоразведке. Нас родило наше условие, кто как и где. Только наше желание одно в природе. Мы обязаны жить, и долго. У нас разные глаза, разные руки, и также наши ноги.    

    39. Мы, живущие, вещество в природе роем. Мы ищем то, что будет надо. А в природе есть две совсем не одинаковые стороны. Одна – крепко и холодно дует. Другая – тихо стоит. Как море одно время бушует. Оно же океанское живое без берегов, оно для нас страшное. Негде в нем зацепиться, и там для себя чем-либо сделать удобное место. Эта дорога не людская, у нее жизнь вся находится Богова. Он в нем так же, как морские обиженные живые рыбы. Люди вооружились их для себя ловить, и разделывать. На сковородку кладут, на жару жарят. Им этого кита мало. Бог не за это дело пришел их защищать, чтобы в природе так люди жили. Бог им отметил во времени остановиться. Свой век у себя заимели, повоевали, поборолись, а потом ушли с белого света.   

    40. Мы с вами какие сделались люди, боимся природы, как огня. А она нас тянет. Стоим на бережку, одна нога на материке, другая на воде. Так и жизнь человека проходит между собою. Человек возле человека. У одного есть все возможности у себя заиметь в природе. А вот другой человек этого дела не имеет. Человек здоровый, другой больной. А чтобы не болеть, этого нельзя иметь через политику и через экономику, где материальная часть теряется, а физическая сила уходит. А раз материальность с колеи ушла, уже ее надо искать. Есть мысль больная, она думает про то, как бы найти для себя этакую вещь. Да еще продумывается про хорошее. И также, когда здоровье от тебя уйдет, тогда трудно искать в природе, невозможно.

    41. Я уже так не думаю, как мне приходилось думать. Я старался в жизни своей где-либо зацепиться, и что-либо физически сделать. Моя мысль здоровая заставляла на арене что-либо сделать. А сейчас у меня сил не хватило, и их нет у меня. Я по природе ищу такие средства, такую возможность, которая не была. А  она в природе есть. Мы не умеем от нее брать. Мы надеемся на землю, мы ей верим, и хотим сказать прямо. Еще для этого дела  не пришло такое время. Мы с вами заложили мысль. Мы прежде времени взялись за это. Готовимся, сосредоточились. Пустили в ход для того, чтобы мы одно время не спали, а что-то делали над землей. Сначала ее надо пахать. Волочили, делали с нее грядку пуховую. А потом пустили в ход сажалку, она посеяла нам зерно. Оно ухватилось за землю.

    42. Вот что можно придумать, вот что можно сделать, и в природе на этом месте можно получить через наш единственный труд, через наше дело. А дело наше людское не одно есть, их очень много, в природе дел, и они разные. Их люди на земле делают, хотят, чтобы был из этого живой факт. Мы с вами работаем в шахте. Нас, как рабочих физического труда, хозяин держит. Говорит. Вы этакие люди нуждаетесь этим трудом, у меня работаете, зарабатываете копейку. Я за это вам плачу. Мое предприятие этот труд использует. Мной вы его делаете. А я с этого получаю пользу, определяю средствами, и оплачиваю деньгами. Это мои люди собственного характера, они у меня считают, держат всю мою… То, что люди делают, учитывается весь труд, вся работа, за которую приходится расплачиваться.    

    43. Мы встали, утром повставали. Вот мы такие люди, на белом свете нарожденные. Долго мы с вами собирались, что это следовало в этом деле. Мы так не сидели, сложа руки. У нас на это были головы. Мы думали, друг с другом встречались, говорили. У нас таких получалось, хотя мы в этом были простые, не ученые крестьяне. Мы слушали, понимали, старались физически сделать, как на небывалом месте. Мы за это дело брались очень крепко, между собою кричали «браво, браво». Что ни посеешь на вот этом месте, нас природа пожалела. У нее были такие свойства, нашего брата держали так, чтобы он скоро не заболел и не простыл, что человеку в этом везло. Он за что ни брался, у него как будто так  было. Он не учился. А раз это место природою окружено, то человек понимал, старался делать. У него так, как это полагается, все делалось.

    44. Природа природою, а ведь человек человеком. Для этого дела надо будет нашему солнышку в свое время встать, показаться людям так, как не бывало. А люди видят, на дворе для них пришла пора, каждый человек за свое имеющееся дело он брался. Он в это время спешил сделать то, что будет надо. А когда у нас из этого что-либо получилось, то тут уже ничего не говори. Надо будет за это дело браться, и куда-либо по порядку убрать. Мы весь год напролет это вот дело делали. Весною начинали, до солнышка по заре вставали, нас заставляло время. А когда мы это дело сделали, мы увидели всходы на этой местности. И тут же стали обращать внимание на природу, на пришедшие дни. Мы их встречали, мы хотели от них то, что было надо. Природа нам свои силы никак не жалела дать. Как чуть что такое, уже тучи появились на небе, откуда брался дождь.

    45. А земля любит для этого влагу. Она по хорошей погоде цветет цветами, а зелень… Это все делается человеком. Если он не будет знать природу, и к ней не будет готовиться, он в этом свое имеющееся проиграет. Ему надо жить, и всегда быть энергичным. Когда он будет в природе таким, как это надо для жизни. А жизнь бывает летней порой, и бывает по зиме. Люди привыкли за собою таскать стол, он накрывается разно. У одного человека есть все необходимое для жизни, жирное и сладкое, да еще много. А вот у другого человека этого нет, он от этого хуже живет. Мы знаем хорошо про условие человеческой жизни. Оно делается в природе хорошее и плохое. А мы, все люди, придерживаемся хорошего и теплого. А вот от плохого мы все бежим. Бог – это есть человек, он не стал по дороге идти.                  

    46. Вот что люди в любом селе захотели. Одни хорошие большие стены, чтобы сосед к соседу не пробрался. И не позавидовал твоим добром. У него есть одна сила, а вот у меня другая. Мы с вами привыкли встречаться с природой приятно, чтобы у нас одно было и другое. К хорошему мы бежим, а от плохого бежим. Кто не умеет делать, тому плохое порицание. Кто умеет, того хвалят. Мы так природу со всех сторон видим, и хотим, чтобы она была такой, как она приходит со своими делами. Она эту местность окружила, и не уходит она такой. У нее в данный час солнышко скрылось, совсем не видят. А тучи низко нависли, не видать так, как при солнышке. Оно нас не порадовало. А какие стали люди в случае вечера и холодного дня. Людям невмоготу оставаться, они попрятались, хоронятся в условиях.

     47. Эта летающая белая бабочка. Она посылается природой для того, она садится на своем месте, где оставляет свои яички. А яички рождают живых червей. Так и человек родил у себя эту геологоразведку, она человека огородила. Они в природе нашли железо, сделали для этого сталь. Развили эту систему, вооружились против природы. Построили между собой и природой фронт. Своим умением подчинили, приостановили реки. Сделали моря для того, чтобы легко в жизни своей жить. Выработали энергию, протянули ток, заставили ее служить людям. Они стали делать машину, стали ею орудовать, как руками. У них на арене поселки новые и города. Люди стали жить в домах прилично, одетые, досыта наевшиеся.                              

    48. Природу как таковую со всех сторон стали любыми средствами изучать. Научились быть инженерами, по математическому расчету стали делать все. А вот для человека ничего такого не сделали, чтобы человек не болел и не простуживался. Как был зависим от природы, так он и остался. И будет он всегда зависим. Его потребность большая сделать такую жизнь, в которой приходится здоровье потерять. Не умели жить, нашли такую дорогу, по которой стали люди свою мысль прокладывать. Стали обрисовывать то, что даже не думали. А ему, как человеку, далось увидеть такого движущегося зверя, бегущего по воздуху. Он стал за ним, за таким сильным, охотиться. Всякого рода ухитряться, делаться таким, как и не был в жизни. Человек додумался, сделал ему ловушку, зверь поймался. Он его убил, как зверя.

    49. А когда он землю сделал источником, он на нее смотрел, а бессильный обработать. Она его, как человека, заставила о ней думать, и придумывать для нее снасть, чем надо ее обработать. Находили недра, окружались трудом, и так ли иначе люди от него не ушли. Стали приспосабливаться, вводить в жизнь физические  руки и ноги. А потом заставили другое животное, чтобы оно на них работало. После этого всего люди вели машину, трактор сделали, чтобы он пахал. А вот человека переделать, этого они не захотели и не брались. Как была нужна одежда, так она и осталась ему надо. И пища тоже, а жилой дом для житья. Это все наделала геологоразведка. Она химию ввела, и стройматериал представила. Мы за это вот взялись, и добились от природы. Она нас одела, она нас накормила, и в дом жить ввела.

    50. Волк наш лютый живет с овцой, недружно он с нею поступает, как хочет кровожадно. У него есть сила природная такая же самая, как у человека. Он ее построил, сделал в труде, руками вооружился, стал прогрессировать по природе. Она ему дала то, что следует для временного явления жизни. Человек не открыл в природе жизнь, а открыл в природе смерть. Человеку приходилось.  Для того чтобы жить, он стал в природе трудиться, то есть работать. Ему без труда ничего она не давала в жизни. Он вставал с постели, его заставила необходимость, он это сделал. А когда он поработал, ему пришлось устать. Он крепко от этого дела устал. Ему надо отдохнуть, он дождался такого времени.

    51. Когда природа себя меняла с одного в другое, день как таковой ушел. А пришла в жизни ночь, ею надо пользоваться иначе. Мы с вами ввели в жизнь сон. И мы в жизни его развили так, что и не услышали, как у нас забрали свое добро это. На это есть ночь, да еще она какая. Захочешь нелегально добыть – ты это приобретаешь в природе. Время такое, днем с трудом приобретается, а ночью легко потеряется. Вот какие дела делала разведка. Через нее человек своей идеей заболел, он стал ходить без головного убора. Его как такового прогнали из торгующей организации, и выгнала военная часть за то, что он был заросший в бороде. Командование признало его чужим человеком. Что можно было делать такому идейному человеку.                       

    52. Он решился проверить силы свои. В межрайонную больницу в Армавире, где Нефедов был главврачом, он, как корреспондент газеты «Правда», добился посещения больных в палате. У него на его дело был ответ от редакции. Дежурный  врач ему и слова не сказал, дал доступ посетить больных. Он с нянечкой стал делать обход. Первого больного операционного заставил остаться здоровым человеком, кто сейчас же на второй день выписался. А второй с открытой раной почувствовал хорошо, об этом нянечка доложила врачу. Врач запретил это делать. Он дальше не стал. А назавтра пришел к главврачу Нефедову. Он с ним встретился по части этих больных, которым помог он. Главврач Нефедов так сказал: «Если у тебя есть эти качества, то ты их вези в Москву, пусть они там разберутся». И это все было принято к сведению.

    53. Возвращаюсь из Кавказа домой. Думаю, гадаю, что интересней для людей, здоровье или болезнь? Я был, он говорит, больной человек. А больным, забытым всеми, я помогаю путем природы, заливанием своим. Мне в Сулине в ОРС завода дали работу заготовителя. По области Ростовской езжу по районам, а там люди больные. Я с ними занимаюсь, помогаю много. И вот в ОРС поступила рыба мороженная, а меня, как знающего дело, попросили реализовать. Он говорит, когда я работал над рыбою, люди меня посчитали священником. И как священнику дали такой расчет, как будто он отказался от работы. Шесть месяцев проходил. Он не ходил, а помогал людям. За это чуть-чуть ни положили в психбольницу  в Сватово.

    54. Благодаря умелости на ходу поезда ушел. Закончил этот бессрочный шестимесячный отпуск. Прокурор области Ростовской помог принять на работу в рострой ОРС железной дороги им. Ворошилова уполномоченным децентрализованного порядка. Эту работу восстанавливал, заключал договора, надо было принимать и реализовать. Администрация додумалась обстричь и сократить его с работы. Он в контрольную комиссию Азово-черноморского края. Председатель Чернов вызвал его в администрацию в лице юриста. Они на его сказали, как будто ничего не делал, писал о каком-то человеке. Он писал о здоровом человеке, но никто ему не помогал.

    55. Видит, что ему поддержки (нет). Его заставило сбросить одежду всю, и ринуться в трусиках по городу. Да в природу, где попал на хутор Кошкино Нецветай. Двум человекам глаза открыл, это правда. Его власть Генерального села Новочеркасского района поймала. И по адресу привезла в Ростов по Энгельса, 43. Это та контора рострой ОРС, где он работал. А его сокращают. Он не советскую власть ругает, а отдельных лиц. Его – в ГПУ. Некто Попов не нашел ничего плохого. Он в трусах, его проверили, и пустили на четыре стороны. А в то время была борьба с беспризорниками, они подбирались. Куда он попал на базаре г. Ростова, как беспризорник.

    56. Приводят во 2-е отделение, где была одежда его. Он стоит без одежды. А с уголовного розыска подходит, говорит: «Твоя фамилия Иванов?» Он говорит: да. Его взял он, и повел наверх. Там он оделся, и получил указание пойти к председателю контрольной комиссии Чернову. Вот тут-то он и встретился с психиатром доктором Покровским. Он с ним проговорил про это всю ночь. Куда железнодорожная прокуратура вмешалась. Он доказывал свое, что есть возможность без всякой медицины обходиться, и без всякого такого, что делает преступником человека.

    57. Иванова не знал никто, по его развитию. Прокурор железной дороги им. Ворошилова на этот счет вызвал двух докторов Покровского и Артемова и профессора Коргана. Весь день напролет был разговор о том, что я сделал в жизни. А они не нашли даже нужным Иванова положить у себя в больницу. Что делать приходилось Иванову? Взять дорогу в море Азовское, где пусть волны морские уберут. Так сделал на себе Иванов. Оставил одежду в яру в балке, а сам ринулся в море. Попал на Мясницкий район чистым телом.

    58. И тут это дело не прошло. Где-то взялся Армянин, он остановил Иванова, и ему жизнь показал впереди. Его пришлось послушать и вернуться к одежде. А за ним погоня на лошадях, на автомашине. Догнали, привели к машине. А Иванов всадника посылает, чтобы он поехал, взял одежду, и привез. Тогда-то всадник привез одежду, ее приходилось надеть, и сказать: везите туда, куда хотите. Привезли в отделение милиции в Мясницк, там в тулупе ворочался ночь. Назавтра в Ростов, где за мою такую работу милиция положила в психбольницу по Пушкинской.

    59. Вот тут встретил Иванова ненормальный народ, психически больной, прямо в буйном отделении, где долго не был. А Иванова перевели в покойное, один месяц пролежал, болезни никакой не обнаружили. Они ВТЭК назначили, и по труду дали 1-ю группу инвалидность. С 200 рублей 138 копеек пенсией. Было тогда очень трудно быть. Но я надеялся на свое дело, это помощь людям, за что не приходилось копейку получать. А я, как Иванов, психически ненормальный, в профсоюзы, по месткомам ходил, да представлял свою болезнь. Она получала от председателя помощь, кто сколько выпишет, роспись свою оставлял. Эта история не увенчалась, пришлось ее бросить, а взяться за свое добытое, это помощь больным.                                       

    60. Я не стал эти деньги получать, взялся за свое то, что давал человеку пользу. Он получал здоровье, и тогда он благодарил Иванова. А блюститель порядка вмешался, посадил, хотел обстричь, но прокурор не наложил санкции, Иванова не обстригли. В Иванова вмешалась за это печать, критика, как знахаря. Давали дрозда. И дошло до того, что государственная безопасность Иванову за это дело пришивают ст. 58-10, и кладут, как больного, в психбольницу. 3 года 10 месяцев был в Ленинграде, был в Казани, был в Чистополе, а уже Казань в 1954 году, с 1951 года, освободила. Иванов свои качества не забыл и не бросил. Как развивал, так развивает.                                            

    61. Свою идею сам не бросает. Ездит в Москву в Министерство здравоохранения СССР т. Порфиров и заместитель. Словом договариваюсь с теми, кто получил помощь от ракового заболевания. А у меня их всего пять человек. Иванов разъезжает, помогает, в Кировоградский обком письмо спускает. Не молчит, об этом со всеми учеными людьми говорит. Даже написал профессору Ростовской области психиатру Невскому сказку. Пишет много и всем. А сейчас с Угреновичем договорился в Москву привезти людей излеченных. Иванов дал слово их привезти. А самого ученые изучали, ставили на рентгеновский аппарат, никаких отклонений нет, все в норме. Едет в Кировоградскую область по письму больных.

    62. Иванов их учит, как будет надо человеку закалиться, чтобы не болеть, не простуживаться. Этим самим возвращает свое прежнее здоровье назад. Вот что делал Иванов в людях. Он не хоронился, шел прямо в трусиках. Он был воин в природе по этой части. Не боялся, что его так заберут блюстители. У него сила воли, он базируется на деле, на пользе одной человеческой. Его в Кировограде ждали триста человек, он их конвейером принимал, работал стоя. За это брал, кто сколько даст. И вот его забирает милиция Бобренская. Сажают, как Бога земли, в психиатрический приемник за то, что он обманывал народ. А потом в КПЗ в тюрьму, гонят его в изолятор психиатрический в Одессу.

    63. А там его стригут, бреют, делают в форме человеком, и на суд судить народом. Домашность всю описали до иголочки. Народом судить такого человека, которого не видели в природе. Он же не ходил в одежде, а его одели, как хотели. Подготовили убить Богову силу. Не тут-то было. 9 августа 1963 года привезла милиция судить. А он не стал с народом говорить из-за неправды. Силы в теле были, но не в одежде. Тело было изолировано. Вот поэтому послали его в Москву в институт им. Сербского. Где его признали не Богом земли, а человеком, закаленным в тренировке. Послали в Казань в республиканскую психбольницу. Там два года десять месяцев пролежал. Все доказывал свою правоту.

    64. Силы были такие, бить всех ученых, чтобы они на человеке не ошибались, и чтобы юстиция не лезла со своими знаниями. У Иванова есть знание практическое, жизнерадостное физическое явление. Правда его огородила. Он стоит при температуре 46 градусов в трусиках, а к нему подходят в тулупе. Спрашивают: «Холодно ли тебе, или нет?» Он им, как испытателям, говорит: попробуйте, хоть на один день станьте такими, как был Иванов. Его спустили в Гуково в Новоровенецкую психбольницу. Она освободила от этого режима Иванова на волю. Он в ней больше сил набрался, чтобы об этом писать. Пишет, не боится за свою противополагающую идею, она его вела в природе правильно.

    65. Он оказался вояк практический в природе. Он победил природу. Она его такого научила, что будет надо сделать. А ученые не хотят, чтобы он таким был между людьми. Он не уходит от нас со своим. Близко с нами разговаривает так с людьми, особенно с молодежью. Ей он несет в себе горы богатства, это здоровье без конца и края. Надо будет человеку поделать, что учит всех Иванов. Он против того, что делается человеком. Он не хочет, чтобы таким человек в природе оставался, чтобы человеку было хорошо и тепло, это его не система одна из всех. Человек должен жить в природе с кругозором, одно и другое время жить одинаково. Так жить, как живет наш Иванов. Для него одно есть.       

    66. Он не боится природы и не хоронится от нее. Он проявил свое желание, в этом полюбил нехорошее место, это человека есть болезнь в природе. Он взял на себя это, но она от него отвернулась. За его истину к ней не стала беспокоить, как она беспокоила нас всех своими силами. Старыми поделала, и удалила вон бессильными людьми. Они бы, этакие люди, хотели жить, но им природа не дала возможности, взяла и подрезала их силы. Они сделались бессильными людьми. Чтобы бороться с жизнью, сил у них нет. Иванов говорит про одно. Каким тебя родила мать природа живым энергичным крепким человеком. А ты сам не захотел по этим следам идти. Взял да свернул в другую строну. Стал делать то, что ему стало вредно от этого дела. Но раз взялся за это дело, делай.

    67. Это твоя необходимость взяла на себя, и стала тебя учить этим делом. Ты пошел по той дороге, по которой люди не ходили. Ты стал ее делать, чтобы она была у тебя хорошей дорогой. Ты ее протоптал, обессилил ее своими силами. Она нас не стала держать у себя так, как это полагается. Земля источник для того, чтобы человеку в природе жить. А мы с вами не стали жить, а пошли искать по природе хорошие качества, и натолкнулись на плохие. То нам было здорово и хорошо, а потом после этого плохо, нездорово. Это уже есть не любовь природная, а каприз для человека и природы. Они сделали это все сами. Не надо было человеку своими силами помогать, и не надо ему давать, и не надо его вовлекать, как природа, своими свойствами. Она заставила его, как человека, сдаться.    

    68. Человек обогащает сам себя мыслью. Он делает, трудится для того, чтобы была у него такая режимная политика и богатая экономика, чем приходится в природе козырять, как таковому трудящему. Как он делает в этом свое дело, но недоделал дело начатое, и с тем он помирает.

    Вы поиски геологоразведкой человеком делаете не для того, чтобы природа покойно лежала. К ней жаждущий человек пробрался, и стал свое намерение делать, ему это надо. Он такую жизнь у себя построил, этим добром попользовался, да что-либо за это такое у себя заимел. Это добро, которая нам нашла разведка, оно на рынке продается, меняется на ценности. Его продают направо и налево.

    69. За это природное добро люди учатся, делаются инженерами. Они крепко вооружаются, идут против одного, убивают жизнь, не жалея себя. Эту жизнь прокладывают. То, что нам нашел Иванов, это международное есть значение. Всем надо сохранить свое личное здоровье. В этой работе между людьми и природой нет у нас любви. А развивался и развивается с жадностью каприз. Мы воюем, мы бьемся за это, и в этом погибаем. Разве это человека есть жизнь на белом свете? Надо будет в природе родиться. А потом в ней одно время пожить, а последствии сделаться непригодным к жизни, то есть потерять свое здоровье.              

    70. А без него человеку жизни нет. А война есть разорение всему жизненному вопросу, где человек. Что он там делает. У него есть борьба. Умение жить, чтобы какие-либо чудеса творить, чтобы в этом свое здоровье потерять. Он для этого и трудится, на рожон он лезет со своей мыслью. Человеку надо природа, надо большая площадь, или же ее недра, промыслы. Это его есть вся в этом деле жизнь. Он для этого трудится. У него есть все для того, чтобы обогащаться. Ему будет надо то, что требуется в его жизни. Самое главное, это пища, да самозащита, и самосохранение жилой дом. А это все приобретается человеком в природе трудом и вооружением. Все это делается для того, чтобы было не мало, а много.

    71. И чтобы было хорошее. А раз человек хочет это заиметь у себя, то надо для этого быть бдительным. Вот что имеет у себя природа. Самое главное в жизни – это живое энергичное тело. А кто его таким из людей имеет? Все люди природы бояться. Они сделали самозащиту для самих себя, и надели одежду на тело, окружили себя ею. Считают, она их обогревает. А делается этим же самим вредно, бессильно, теряет, расходует свое тело. А раз его потеряешь, то тут найти очень трудно. Здоровье человека – это его жизнь вся. Но когда его не будет. Природа сама такое общество народила только из-за этой геологоразведки. Мы в этом деле живем один раз, а вот в другой раз мы умираем. Кому мы это все строим?

    72. Будущему поколению. У геологоразведки не полезные поиски по природе. Она делает для человека поиски, чтобы обязательно найти в жизни какое-либо такое богатство. Когда-то настанет время, этого богатства не станет. Мы без него обходиться не можем, ибо это надо. А раз это надо, это наша экономика. Она была, есть и будет, только в каком виде. Мы с вами поиски прокладываем везде и всюду, только не для жизни, а для нашей смерти. Мы в природе не ищем человеку здоровье, а оно находится в природе в холоде, в плохом, естественном виде. От чего мы с вами бежим, не хотим видеть холодное.

    73. А как же свое желание имеет Иванов. У всех людей есть стремление на этом месте обогатиться, построить огромный дом для удобства. А сам тогда ежедневно и ночью одно жди, а другое провожай. Когда наша геологоразведка приостановит это дело, и нечего будет по природе искать. Мы придем к сознанию, завоюем общую силу в природе и волю, мы не будем умирать. За наше хорошее к природе она нас сама сохранит. Мы такими поделаемся в природе. Люди не будут терять на кого-то свою теплую энергию. А будем поисками отыскивать у себя это имеющееся тепло. Вот что наш Иванов в природе нашел, он этим окружен. У него сила и воля к жизни, чтобы так жить, как мы с вами не пробовали.    

    74. Вот что нам надо в жизни всем. Практическое явление в природе. Человеком свое физическое состояние развито. Человек между нами всеми должен родиться таким человеком, которого между нами не было. Он не будет так вот мыслить, как мы всем коллективом хотим природу, всю землю заставить, чтобы она нам не давала свое малое, а чтобы она нам дала больше, чем было. Мы такую природу гоним вон от себя. А хотим видеть в природе такие дни хорошие, которые ведут нас к обогащению. Мы на этом не останавливаемся, что вот теперь мы на Луне сделали, показали всему миру всем людям свое сделанное. Это все делается в жизни не физически. Можно сказать, технически, не для того, чтобы за счет этого всего можно было жить. Это мы показываем свое в природе сделанное.

    75. Это все делается умниками, как сделали в природе врачи. У них желание было одно – моему здоровью своим умением помочь. Я к ним приехал в Казань в психбольницу человеком живым энергичным. Ничем я, говорит Иванов, не нуждался. А нога в процессе этого рожею воспалилась. Это такое было состояние, на которое врач Дербеев обратил внимание. И самовольно сделал инсулина укол. Иванов плакал, просил, умолял, но не послушались, сделали. Теперь свою работу смотрите на ноге правой. Это вами сделано, и ошибочно сделали. Что можно будет в природе от этого, что мы умеем искать больше, если у нас есть в природе не жизнь, а мы развили смерть.

    76. А смерть, нам она не нужна. Вот что нам отыскал наш Иванов по природе. Она не хочет, чтобы мы эту геологоразведку для этого дела продолжали. Мы не хотим все до одного человека помирать, у нас одно стремление к жизни, но у нас ничего не получается. Мы с вами как жили в природе тяжело, так мы и до сих пор тяжело живем. Думаем мы очень крепко, с этим считаемся, что нам природа сменит, мы перестанем отпадать так, как нас природа гонит вон от себя. Это за наше все то, что мы делаем в природе. Еще не начинали мы с вами жить, а с утра готовимся. Развиваем мы свой в природе аппетит. Что с этого всего мы в дальнейшем получим? Мы должны сделать то, что делали наши предки.          

    77. У них было одно – одно провожать, а другое встречать. Ложимся спать, что с тобою получится? Мы и до сих пор не знаем. После этого, что мы сделали. Это наше есть перед ночным временем. Мы садимся за стол для того, чтобы то, что нами приготовлено, мы убрали на этом столе. Мы с вами это делаем каждый день и ночь. Едим досыта, поедаем очень много, но чтобы наесться, мы с вами никогда не удовлетворяемся. Сегодня мы суп сварили с картошкой, завтра это сменили на другое, а кушать было надо. В природе ни одного человека нет такого, чтобы отказал себе в еде. Их такое развитое на них дело. Ежедневно не раз кушать, не мало поедать, а много надо поедать, и хорошего, вкусного. Нет остановки. Нет того, чтобы сказали: довольно.

    78. А вот это было, оно и есть перед нашими такими людьми. Он не рождался с таким желудком, с такой возможностью, которая делалась в человеке. Это его было такое развитие. Разве такая в жизни была геологоразведка. Этого дела, такого развития никто не видел в природе. И все равно человеку мало, он этим не удовлетворенный. Ему надо одно и другое, и третье, конца, края не видать. Вот что мы в с вами имели, имеем, и будем иметь до одного нашего случая, до одной нашей болезни. Мы болеем всегда, и будем мы болеть в нашем недостатке. Это наш такой аппетит, такая работа, без которой жить мы не сможем. Мы живем в природе за счет найденного. Мы с вами для этого нашли, и сделали то, что нам надо.

    79. Вот что мы с вами сегодня нашли. Хорошо и вкусно, и много поели досыта. Мы с вами наелись, как это следует, один раз. А второй раз нас с вами это время ждет, и дожидается нас с другими более развитыми силами. Человека стремление, что надо в природе получить. Он все свои силы положил для этого, всю свою возможность, заставил с природой воевать. Не жалеет сам себя в этом. А природное отбирает, а свое ставит для этого человек.

    Он решается идти с материка в воду для того, чтобы там раскрыть те возможные живые силы телу человека, там жить без всякого питания. Вот чего человек добивается, вот что он хочет открыть.        

    80. Зимнее время, на море надо себе жизнь открыть. А жизнь, она уже прошла мыслью от самого берега своим неотрывным мозгом. Мы должны это завоевать лишь потому, на это есть человек. Он трудится один, он думает об этом всем строении, что на земле наш человек смастерил. Это в природе есть начало королевского дома. Каждый человек к этому делу сам себя ведет. Он подхватился для этого, бежит. А Иванов своим телом боится, как боится наука. Луну она щупает технически приборами. А человек живой, он ищет в природе жизнь физически. Он так не оставался, так не делал, как ему приходится теперь делать. Вот что сделал Иванов.

    81. Заложи свои силы в природе так, как не пробовал человек. Он своему родному месту, где он живет, не доверяется. Его тянет к себе вода, море. Тот берег, о котором он сам находится дома в квартире, у самого в теле застывает свое тепло. Иванов не геологоразведка. А живое тело, им поиски пускает. Говорит об этом. Я, говорит Иванов, к… с берега ступаю по воде. Мне будет не холодно. Как это делается природою в любом человеке, он этого крепко боится. Нам надо жизнь вечную на человеке раскрыть. А мы геологоразведкой смерть на человеке развиваем. Нас природа топит, разоряет своими изложенными силами, и будет она нас разорять.

    82. Мы в ней делаем. Для нее есть новое начало. Одни будут радоваться таким возвышением, а другим придется плакать. Одни мыслят о коммунизме, а у других в голове не вкладывается. И вожди в природе погибают, и подчиненные тоже ложатся в землю для того, чтобы на ней не жить. Земля нас не спасает, а то она делает. Чего разведка не бросает землю. Нашей земле невмоготу этого делать, что на ней сделал человек. Он на ней вооружился. Ему приходится землю оставлять позади из-за нашего коммунизма. Мы в этом умираем, нас в гробах несут, с цветами хоронят. А мы плачем о них, а сами закапываем в землю на веки веков.

    83. Что мы делаем природе, в землю человеческую энергию закапываем, и держим ее там. Какие же мы с вами есть люди, одному верим, другому не верим. Зависимостью окружили себя, хотим ею удовлетворится. А вот от независимости все мы уходим. Не хотим мы пробовать это. Считаем мы, это все тяжело. А легко ничего не дается. Жизнь сама человеческая, она в труде тяжелом нарождается. И только она живет одна по-своему одно время. Это его такая построенная жизнь в природе. На нем красивая одежда. И жирная, вкусная, сладкая пища, да много. Вот что мы  сами себе в жизни своей сделали. Сложили с камня жилой дом, и пожили в нем, а потом мы в нем умерли.    

    84. Вот этого надо будет бояться. Лежишь на своей мягкой удобной постели. Сам про эту местность думаешь. Ты, как человек, там должен погрузиться в воду, в ту воду, в которую никогда человек с такой мыслью не погружался. Тепло человека, сила человека, она должна это сделать. Бессильный человек умерший совсем непригоден к жизни. Он это не сделает, чтобы с материка уйти в воду. А с водою можно человеку только варить, печь, обмываться. А чтобы быть с нею наравне. Она к человеку не такая, как он всегда сам о ней думает. Она ему помогает, как строителю, во всех его делах. Она делает земле влагу для того, чтобы зародился урожай. Без воды ты ни сюда, ни туда.  

    85. У человека на земле есть два тела, что для жизни надо. Воздух режущий, а вода бурлит. Между этими тремя телами человек живет. И все необходимое он в природе добывает через свой труд. Он для этого живет, чтобы у него было, что одеть и поесть, да в чем пожить одно время – дом. Вот что люди сделали. Вечно не бросаемую с природой войну. Она их бьет по телу естественно, а они бьют ее искусственно с оружием в руках. Они делают с природою то, чего не хочет видеть у себя природа. Она нашего брата калечит. Она их не жалеет. У нее для этого есть все свои возможности для того, чтобы наброситься на человека.

    86. И ему в любое такое время не дать жизнь. Так она за их все дело, что они сделали на этой земле. Их это есть царство, они отстраивают королевские хоромы разного вида, показательные в городах башни, соборы, храмы, дворцы и дома. Это все украшение человеку не дает в этом деле никакого спасения. Мы это все сделали сами руками с природы. Она терпит местом и делом. За что она нас будет жалеть? У нее есть для нас в воде такие силы, и в воздухе тоже свои силы, и также есть силы свои в земле. Они окружают со всех сторон человека. Он может в любое и каждое время на своем месте своей болезнью заболеть. Человек, он вооружен для того, чтобы разорять со всех сторон своим умением природу.

    87. Она цветет с маленького цветочка, и происходит в спелую и зрелую ягодку, на которую смотрят все наши земные люди. Они этого времени ждут, ежедневно встречают и провожают. Своим умом делают эту ягодку, как никогда, она между природою и людьми. Мы его, как плод, растущий в природе, тянем к себе, чтобы он у нас был такой. Он в природе растет для того, чтобы мы с вами, как таковые нуждающиеся, им питались. Он нами хранится. Мы его сможем продавать, как свой. Они имеют у себя цену, а люди их покупают, как нуждающиеся ими. Их, как вкус, употребляют. И хотят, чтобы они на столе для закусок лежали. Мы всегда хотим сказать про этот накрытый наш стол. Для нас не одни лежат яблоки.     

    88. Люди готовят этот стол подготовкой. Это было когда-то раньше. Мы жили собственнически, индивидуально. В деревне огорожены своим двором, а по нему ходила домашняя маленькая курочка. Она нам в один день несла одно яичко беленькое. Мы их собирали, складывали, считали своим добром в природе. А условие наше было худое. Стены ставились из камня, обмазывались глиной, ставились стропила, а укрывались соломой. И где только дождик появляется, уже течет. Не было такого уютного теплого места, где можно было животному подышать. Все до времени терпелось, и что-то в этом другое ожидалось. Природа сама без технического глаза ничего нам не давала, и не даст она нам.

    89. Это так наши с вами предки жили, у них большой техники не было, все делалось руками. А руками море с воды не сделаешь. А ток, энергию по всем местам не протащишь. Все это наделал наш земной человек через геологоразведку. Она недаром такая сделана. Вертит землю, ищет залежи, а в залежах лежит под землей сырье. Мы его оттуда силой тянем, доставляем транспортом туда, куда это следует. Мы там завод поставили, выпускаем чугун, делаем железо, сталь, из этого всего у нас получается деталь. Мы складываем машину, пускаем ее в борозду. И под ее колеса кладем профиль асфальт, и по нему бегаем с грузом быстро.  

    90. У нас на нашей земле растет хозяйство большое, огромное оно есть. Мы имеем сельское хозяйство, землю пашем, кладем ее под снег вовремя. Завоевали эту землю баррикадами, теперь мы ее бережем, как око, с нею барахтаемся ежегодно. Она нас не оставляет. Так мы от нее берем урожай, и им, как добром, сами себя кормим, одеваем, и в доме своем живем. Делам то, что нам надо. Человека мы рождаем, его силы по дороге тянем с самых малых лет. С самых малых лет начинаем учить теории, и не бросаем. Мы про физический труд, он нам в жизни на земле создает все. Мы имеем города, мы имеем села, в них учимся, достигаем диплома, становимся инженерами.    

    91. Берем на себя команду в коллективе, в труде командуем людьми. Люди делают на земле свою богатую экономику, режимом ее берегут, называют своей. Это наше все есть государство. Мы с вами в нем живем, и трудимся на хорошее всегда дело. За это получаем, за сделанное нами нас хвалят. А за систематическую ошибку нас народ судит, мы отвечаем перед законом. Закон не любит у себя человека нарушителя, по его заслугам наказывает. У нас он есть таков. Мы его в своем режиме держим. Считаем, это наша сторона правления. Мы его родили, как дитя. Но вот воспитания мы ему не дали. Вспомните, как это вы в молодые годы возрастали. Как молодого человека все условия заставляли делать.

    92. Вы через материальную часть ошиблись, не так ее сделали. Вас за это люди осудили. Надо бы пробежаться, самого себя показать. Кому это хотелось такая бодрость. Сначала нашего молодого человека это нехорошее окружало. Мы только сейчас признаем сами себя, зачем это делали. А без этих шалостей мы бы ничего не сделали. Один пошел по тому пути, по которому надо нам всем идти. Закон заставляет это дело сделать. Природа человека никогда не заставляла. Сам человек это захотел сделать. Он поставил эту вышку, этот бур, которым вертит землю. Разве тебе больному хорошо, когда ты болен? А тебе шприц пихают в тело. Так и земле.    

    93. Ее со всех сторон беспокоят, от нее отбирают силы. А раз мы ей своими силами объявили войну, то мы будем делать, что природе вредно. Она мать наша, она родила нас всех для жизни, но не для войны. У нее есть дорога не такая, по которой мы с вами шли. Она с любовью, не с войною, а с жизнью. С нею вместе этот человек, который будет противополагать. Чтобы не помешать другому, а свое поставить. Он это и делает. От его начала тюрьма со своим режимом от человека рухнет, и больницы больше не будет. Человек в природе своим поступком заслужит внимание, огородится силой, волей.

    94. Он пойдет в природу не таким, как он до этого ходил. Его заставляли люди это делать. Он ошибался, а за ошибку его судили. Это не дорога наша с вами, которая поодиночке нашего брата стегает. Она сильная в этом человека нашего держать. Мы с вами всегда проигрывали в этом деле. А вода наша с вами человеку своими бушующими волнами раскрывает глаза, человеку без этого всего. Нам не надо будет города и села для жизни нашей, а нам будет надо пробуждение для нашего тела. Мы будем стоять на бережку, а сами по воде лазить мыслью.

    95. Как будто ты, человек, там не бывал, а сейчас там хочешь побывать. Это его есть такое желание. Все то, что человек на земле свое имеющееся делал. А человек делал в сельском хозяйстве. Он своей работой не оправдал, а заставил больше от всего делать. Он делал, и в этом деле физически ошибся и заболел. Ему в жизни этой потребовалась медицинская врачебная помощь. Уже он стал думать не то, что думали о жизни люди. У него думка спасительная. Не хотелось бы работать так, как он больной является на белом свете. Он думает стать человеком здоровым, как он и был до этого. А она ему не дает, он болеет в этом, страдает заболеванием.

    96. Он мучится своим недостатком. Человек на Луне, но не сам он на Луне. А его такая техническая мысль создается. У него и колется, и боится сам в этом умирать. А умирать все равно сегодня, завтра, послезавтра. Смерть неизбежна и на Луне. А вот независимость рисует свою картину. Она перед всеми стоит на одном пока человеке. Он один с такой мыслью, с такой он дорогой, по которой люди не пробовали на бережку стоять. У них одна цель, одно понятие быть в природе против нее вооруженным. У него есть для этого техника.  

    97. А когда мы живем в природе плохо, нуждаемся здоровьем, то просить нет, у кого будет. Мы с вами привыкли в природе заставлять самих себя. И заставляем здоровьем другого человека, который слушается, и делает то, что приходится делать всем. Природа, она не домашняя птица курочка. Ходит со своим тонким голоском: ко, ко, ко. А про то, что делается в жизни геологоразведкой. Люди с Богом лезли к земле, и ею, как источником, распоряжались. Говорили: это моя собственная земля. Я ее, как жизнь свою, храню. Сохраняю за собою гордое имя, им очень крепко хвалюсь. Говорю, это мне за мою такую справедливость Бог жизнь создал. Я живу в обществе так, как прожили все наши предки, со своими выдумками в природе  делали.

    98. Он без этого дела, которого он начал делать, дальше не может жить. Одно он в природу смотрит, видит далеко, определяет, что ему будет надо для этого дела делать. Человек думает про одно, есть одно животное какое-либо. Он хочет, чтобы второе было. Это такая система проходит между людьми индивидуально. Одной семьей человек растет в своем хозяйстве, он на это не перестает думать. А сам не бросает за этим ухаживать. Он хочет, чтобы у него было огромное хозяйство, не плохое, а хорошее. Он для этого вот трудится. Живет, чтобы прибавлялось это хозяйство. Без глаза и рук ты ничего в своем дворе не получишь.

    99. Когда у тебя, как на ладони, известная картина. Ты в этом всем не перестаешь одно, про это думаешь, это время небывалое ждешь. Оно должно и к нам таким прийти, как мы его хотим видеть. У нас одно есть намерение, чтобы было во дворе хорошее и теплое. Мы делали это, и делаем сейчас это дело. Ставим на месте мы свой дом, а к нему по возможностям пристраиваем. Говорим: нам будет надо одно и другое. Мы на этом со своей наукой не останавливаемся. А нам, прогрессирующим вперед, природа не дала то, что это следует. Мы хотим, но нам она не дает. У нее есть силы для того, чтобы нам мешать.     

    100. Она говорит: я вас сверну в бараний рог. У меня, а не у вас есть такая сила и воля. Что захочу, то и сделаю. В природе есть, самое главное, это воздух, это вода, это земля. Три основных тела. Они нам сделали шило, или иголку, да нож с топором, и также молоток с пилой. Человек этим самим научился шить сапоги, делать пищу, строить дома. Ставить на земле дома и условия в жизни, машину на колесах. Она ведь взята из земли, пробуренная, найденная в залежах. А потом построено на этом месте специально для людей это производство, где люди свой труд закладывают. Их эта работа заставила от предпринимателя средства в жизни приобрести.

    101. Люди, это не животное. Им требуется пища, им требуется одежда, им надо дом, в чем они живут. И размышляют они на этом месте, живут и тут же плодятся. Это все им требуется, в их жизни необходимость, которую люди сами создают, делают в природе руками. У них получается разно в жизни. Это надо, чтобы одни люди для других людей готовили то, что им будет надо. Особенно промышленность, она для сельского хозяйства делает всякого рода снасть, то ли с дерева, то ли с железа. У них получается объект. Они на нем там роются, хотят эту местность заставить по агрономическому умению без всякой природы технически заставить эту площадь, чтобы она нам, таким людям, давала и давала.

    102. Вот что на земле люди делают. Они без всякой техники очень тяжело живут. Надо людьми руководитель, им надо людям указывать. Они гору сломают, такая была человеческая сила. Когда воевали с врагом, кричали «ура», громким общим голосом старались его сбить. А он тоже такое желание заимел в этом деле. Его люди в природе создавали. Они это в жизни в природе старались сделать, а им их неудача приходила и уходила. А геологоразведка стояла да бурила, находила для себя это залежное место. Она заставляла людей свою жизнь развивать, и они делают то, что сделали все. Люди наши, у них так время не проходит. Оно в деле человека заставляет жить, как никогда никто. Сам себя человек заставил трудиться.

    103. У людей очень много лежит дорог. На море тоже есть поверхностная жизнь, которая держит у себя города. Но чтобы человека вода у себя держала, этого человек не пробовал. Он живет за счет прибыли на материке, и то он знает, свою близкую местность, на которой он спит. А про нее, как грунтовую землю, не забывает, что человеку делать. Он смалу своими шагами шагает, их счетом по порядку считает. Кладет, как в солдатской жизни. Мы марш свой прокладываем, под ногу поем. И хотим, чтобы все военные люди под командой умели сами себе строить то. Они за это словесно окружались, и группировались как никогда для военных условий. Надо будет в природе за эту землю воевать. И то мы должны делать, сто сделали предки.       

    104. Они для этого дела огородились, захватили самовольно на месте свой двор, и создали свой хутор. А для него отрезали участок земли для того, чтобы эту землю вовремя готовить, с нею барахтаться. Она так нам ничего не дает, и хочет, чтобы мы по ней бегали быстро. И то мы должны сделать на ней, чтобы она нам родила через нашу всю работу урожай. Мы чего только ни посеем, требуется хорошая обработка. Мы не должны забывать про каждый наступающий наш день, на землю пришел. Он без всякой атмосферы к нам не приходил. А каждый раз своего прихода он нам в этом давал свою прибыль. Его заставляло условие. По этой земле он шагает, он смотрит, он думает вперед, как это дело сделать.

    105. Земля не вода бушующая, она на месте не стоит, движется. А земля от своих условий терпит. Она принимает для какого-либо строения фундамент для того, чтобы на ней стена из камня стояла. Это не жизнь свободного цветка, а просто человека ума. Он на время спрятался, для себя построил дом, а в нем он без мысли всякой не обходился. Ему надо вырыть в земле погреб, и выложить камнем для того, чтобы в нем хранить какую-либо портящуюся вещь. Мы в нем прячем картошку, кислую капусту, бережем свеклу, лук, морковь. Словом, для того, чтобы пищу создать, надо нам вода. А вода это не что такое, как есть один из всех предметов продукт живого значения. Он тоже умирает, делается мертвый, мы его поедаем.

    106. Вот что на материке человеком делается. Он проложил дорогу, по которой ежедневно движется, да охотится на любую вещь. Дорога по земле ведет любого человека туда, куда это надо. Ноги одна за другой движутся, и посему находят конец этого места. Мы так и делаем свой такой такт. Он человека приводит к делу. Он погрузился для этого в опушку леса, чтобы там какую-либо древесину срубить. Или геологоразведкой открыл такое кипучее с сырьем место. Где люди поселились, и устроили между собою и природою базар, куда люди свое имеющееся добро везут тому человеку, кто этим нуждается. Один хвалит, другой корит. Тому хочется продать по цене, а другой тоже.

    107. А раз у одного есть лишнее, то тут уже надо поменять в торговле. Какая птица ни летит в небесах, ей приходится садиться на землю. И то она делала в жизни своей, свое родное гнездышко складывала и несла яичка. А потом выводила птенчиков для племени, это ее в природе был такой развитый рост. Мы с вами эти гнездышки находили, старались оставлять своих в природе деток, чтобы они между природою так жили, как мы с вами такую на земле жизнь проявили. Уже нам пошел 1970 год, последние месяцы проходят со своими днями в природе. То они приходят, то они от нас уходят со своей разведкой. Она нам готовит.

    108. Она нас заставляет, как таковых живых людей, чтобы мы с вами на одном месте не сидели, и не ожидали милостыни от природы. Мы своими телами взялись за все то, что будет надо нам делать в природе. Мы делаем на нашей земле, на нашем месте огораживаемся. Говорим, что это все наше. Мы своими руками это все сделали. Это наша земля, по которой проходит новая ежедневно природа. Мы в ней находим небывалые залежи, их у себя имеем, конструируем из малого в большое, делаем, сооружаем, по природе ходим. Перед всеми мы хвалимся. Говорим: это все мы сами сделали, теории научились.

    109. Командуем людьми так, как не распоряжались никогда таким огромным коллективом. Мы в нем живем, общие достоинства на земле делаем. У нас хозяйство есть, всякого дела на нашей земле. Мы для этого всего имеем черную металлургию и цветную. У нас транспорт на железных колесах на стальных рельсах, а параллельно дороги асфальтированные. Мы по ней машинами бегаем от завода до завода, от фабрики до фабрики. Развозим всякого рода материальности, нам это надо. Мы с вами много делаем также природой, на этом указанном месте торгуем.

    110. Выполняем другим свои заказы для того, чтобы наша экономика не стояла, а росла за счет сделанного нами богатства. Оно нас обогащает через наш труд. Мы трудимся, мы это делаем на нашей земле, на нашем месте, у нас это есть. Мы его показываем по телевизору. Мы его видим на фактах. Делаем руками, мозгом думаем. А наше дело умелое по всей природе звучит. Мы с вами делаем для наших молодцев, пусть они теоретически учатся в этом деле. Для них представлены все полные права взять на этом месте свою работу, и ею так командовать другими людьми. Пусть они делают то, что будет на этом месте надо. Мы же с вами кушаем, мы с вами одеваемся.

    111. Мы с вами культурно живем сосед с соседом в домах. Съезжаемся на съезды, собираемся в гостиницы, оттуда по телевизору говорим про самих себя, что я такой-то заслуженный в орденах человек. Я имел право разбить шесть вражеских танков. Он говорит, как будто это зависело от него. Люди, избранные народом, люди для народа. Один перед другим разодетые, сами собой хвастаются, что они все в советском союзе живут, и распоряжаются законом деятельностью. Разве это плохо быть на съезде в Москве, в такой столице, как есть Москва. Я еду от народа для того, чтобы там чего-либо новенького сказать.

    112. Пусть люди нашего союза послушают про мою такую деятельность. А как же мне, такому человеку? Я не рожден без природы, вечно таким не был, как есть я сейчас. Я, говорит Иванов ученым. Я не тайна, а есть истина одна из всех. На рожон я не полезу, и не буду заставлять других людей, чтобы они тоже лезли на рожон. Я колхозов не имею, у меня нет заводов и фабрик, шахт нет. Я не предприниматель. Я есть независимый от всей природы. Никого из людей я не заставляю, и не хочу, чтобы люди этим занимались. Я человек ума, хочу в природе, чтобы люди меня поняли, что я не убийца тела человека. С мертвым не живу.

    113. На мне никакая вещь не гниет. Я хочу, чтобы наша молодежь опомнилась, куда их годы ведут. Это все, что они сделали, наши предки, не новое. Старое заставлять человека. Не знал, куда, зачем? Если нам требуется нашим телам сила, воля. А мы этого не даем сами себе, заставляем, чтобы наши тела надевали одежду, и лезли под землю уголь добывать. Или в домны раскаленные, или в мартеновские печи. Это же огонь, а мы делаем, да других заставляем, мол, работай. Кто работает, тот и ест. Больше и тяжелее работайте, а только меня не заставляйте. Пусть мне будет хуже, если я не буду так работать, как вы сами лезете в труд. Вы считаете, что без труда жизни нет.

    114. Разве вам что-либо плохое Иванов говорил? Он говорит. Это, что вы все делаете, это не новая сторона в природе, быть за счет ее богатыми. Мы когда-то были бояре, короли, цари, над народом чуть ни земные боги – и то не удержались со своим народом. Правда прорвалась, сделала революцию, сняла царя, ввела сам народ. А народу надо еда, надо одежда, надо жилой дом. А потом уже к этому надо труд. А в труде любой человек на своем месте погибает. Если бы мы с вами нашли дорогу такую, где можно было без труда обходиться, мы бы никогда не пошли в труд. Кому он интересен, если от него делается тяжело и устало. А вот когда человеку легко, он ничего не делает. Такого дела нет.

    115. Люди не научились оставаться без всякого труда. Вы же, ученые люди, таким человеком сделали, чтобы Иванов за свое открытие оторвался от производства. Иванова изгнали. Ему наделили болезнь шизофрения, 1-й группы инвалидность. Это ученые все, они сделали на свою головушку. В природе так даром ничего не пропадает. 37 лет от востока и до запада, от юга и до севера приходилось своей ногой ступать не так, как все люди. Говорить про ту самую жизнь, которую наши предки на земле сделали. У них явилась у самих себя такая сила, которая стала с природою воевать. А прежде чем начать эту войну, надо дождаться такого времени, по которому ты, человек, без труда не сможешь жить.

     116. У тебя такая вот мысль, такой путь, по которому можно будет идти. Это дорога всех, она нас ведет к теплому. Мы в голодном всю зиму просидели, да про то думали, что мы ждали. Нас с вами, таких людей, и солнышко с лучами, такое теплое, не ждало. И никакой проходящий названый нами день, он тоже нас так не ждал. А мы его как такового тянули к себе, сами с собою говорили об этом деле. Вот если бы природа взяла, да сделала сама собою, этот вот белый застаревший снег взяла и прогнала. Это дело будет ее. Если она только захочет своими силами это сделать, где-то возьмется сразу другое, те то, что было в жизни. Мы видели, как наша зима свою скатерть по земле раскладывала, как следует.

    117. По земле дождем обливало. А на утро опять приходил мороз, белые мухи пролетали, новый снег прикидал. Говорит сам человек. Как оно, это время зимнее, надоело. От него все в хату бегут, боятся холода. А я такой человек на свете, у меня в голове стоит земля с полями. Такой земли ни у кого не было. На ней такой покрой. Как чуть что такое, пред нашими людьми осенью рано ложится глубокий белый снег. Мы про это, вся наша такая местность, говорили, говорим. Этому человеку достичь природою счастья. Как же этот снег лежит всю зиму. А весною  как чуть что такое, поперед этого места никакого места. Видно из всего этого, оно уже лежит без снега, так что влага в нем.

    118. А когда к нам, таким людям, проберется солнышко яркое, и станет перед нами в упор палить своей жарой, то тут как никогда проявится человека немощь. Он скажет не то, что мы об этом деле до этого говорили. Привычка нехорошая, за нею на лошадях придется бегать и догонять. А нам надо язык свой у себя так резко держать, чтобы каждую букву выговаривать. А потом ее понимать, как какую-то фразу. Она дюже такая скромная и длинная для этой дороги. Издалека на ней кричат: эй ты подожди, погляди ты сама на эту вот ограду.   

    119. Яркое солнце, душа за горою. Но помни ты, родная, кого встречаешь. Мы шли по дороге, казалось нам, даром…

    Мы прожили это время, но не видели того, что будет надо человеку. Он родился в этом деле, ему будет слава. Он в природе вреда никому не будет создавать. У него будет в жизни одна польза. Надо будет жить, и крепко за это надо ухватиться молодежи всей земной коры всех национальностей. Она должна в природе так жить, как это будет надо, чтобы в природе жить. Мы должны через этого человека добиться в природе, она нас окружит.

    120. Она нас и научит практически естественно передать свои силы и волю, что самое главное. Оно будет надо нам. Годы тут не причем. Нам нужно тело, а мы его не хотим хранить так, как в жизни сохранил сам Иванов. Он же со своим телом на рожон острый не лезет, и не хочет нам мешать. Он нам свою практическую жизнь в природе вносит. Кричит по природе крепко, указывает место. Что вы, этакие дети, делаете? Вы же идете по старым следам, вредным для нас всех живущих людей.

    121. Мы с вами, все люди, зависимые от этого дела. Может, мы ошибаемся. Мы этого человека, который должен быть в природе, не видим. А сами себя поодиночке, человека за человеком мы провожаем, нам природа не дает жизни. А почему живет не так Иванов? Он у нас помощи не просит никакой материальной. Он говорит. У меня есть природа, неумирающие любимые друзья, они мне во всем помогают. Учат, как будет надо вращаться с молодежью данного времени. Я их не учу, я у них учусь. Спрашиваю, куда вы идете со своим таким необдуманным намерением?        

    122. Я, говорит Иванов, иду к жизни. А вы идете все к смерти. Мое вы у меня не отберете. А у вас природа ваши силы отберет. Вы сделаетесь бедного рода что-либо сделать. На себя мы рук не поднимем. Это будет, и обязательно  будет. Что за цель ваших отцов, это продолжать. Мы же люди, да еще какие на белом свете. Своей энергией закидаем, все моря из рек делаем, загачиваем греблю. Это же есть новое. А разве мы человека такого не сможем сделать, чтобы он учился в природе. И научился, чтобы жить по-новому, небывалому новому.

    123. Он нас, из молодежи, никого не заставляет и не просит. Мы сами видим, но молчим. Не хотим правду об этом сказать. Это есть истина наша. Человек наш, он русский простой практический, добился от природы. Она его научила, как будет надо молодого человека остановить без всякой его обиды, чтобы он понял про ворота, ему они отворяются. Это небывалая ни перед кем вежливость, которую старый и малый заимел. Она все капризы побивает между людьми, а любовь и сознание в душе с сердцем вводит. А раз между старым и малым есть любовь, значит, есть жизнь. Она будет вечная. Это будет, и обязательно будет.

    124. Снег это есть холод, белее и энергичнее от него нет ничего. Человек его силы завоевал в жизни. Признал, надо для человека в природе не геологоразведка. А надо чувство человеческой жизни в этом деле, но не слабость в жизни. Вот чего мы с вами добиваемся в природе через это самое верное дело. Жизни, но не смерти. Если мы с вами так будем делать, то нас с вами, этих вот людей, не будет в течении 50 лет. Мы с вами все умрем, нас не станет. Мы поодиночке оторвемся от этой жизни. Что мы за такие есть в природе люди, что мы с вами не хотим жить. Это все наделала природа.

    125. Она человеку открыла ворота, и окружила нас этим. Это надо человеку в природе родиться, а потом надо в процессе умереть. Дюже плохо, дюже человеку нехорошо. Он этого не ожидал у себя. Ему хотелось крепко жить на белом свете. А жить ему не пришлось, у него нет сил, он не научился, как будет надо, чтобы жить. У него это не рождалось ею такое знание. Он в этом бедный человек. Его лишь одно незнание мучит. Он считает себя, если он только в своей жизни на себя наденет форму свою, на голову шапку, на ноги сапоги, а на плечи пальто, и брюки.

    126. Со стороны если посмотреть, он, кажется, король красоты. На его такую форму смотрят издалека с ужасом. Это не какой есть в жизни страх, что он имеет. Он этим не спасен. Его так же, как и всех, природа приберет к своим рукам. Он так же, как и все люди со своим украшением, умирали и умирают, и будут умирать. А вот так, как наш Иванов без всякой самозащиты, человек другой не пробовал в природе оставаться. Ему надо путь, а в пути надо мешок пищи. Этого мало, он на себе несет уйму веса одежды. Когда в дом он заходит, ему делается тяжело. Он начинает раздеваться, ему надо легкого. Он старается раздеться, и от усталости сесть на свое место, и отдохнуть больше.

    127. Этого в жизни не вздумает в своей жизни бедняк, он не делает дело. У его таких дел нет. А вот это есть дело, надо его делать, а делать  человеку не хочется. В природе есть много дел, но они не начатые, их люди не находят так, как это следует пробовать, чтобы с этого дела полилась живая жизнь. Люди делают дело, чтобы с его получился какой-либо объект. Человеку не надо будет то, что люди не хотят иметь. Он не хочет смотреть на какое-либо бесконечное пространство, где нет ничего такого, кроме одного идущего без конца и краю ветра. Он идет в одну сторону откуда-либо со стороны.        

    128. А человек со своим искусством, с оружием там не живет. Не думал, не делал никогда человек. Он только думал на пути своего развития встретиться где-либо с богом самим. А теперь пришло время такое в природе, через дело свое сделанное сам Бог. Этого люди не хотели, чтобы его называли ненормальным человеком. Этот человек между учеными людьми своим поведение заслужил быть в природе между людьми сумасшедшим. Это хорошо будет нам всем, если это будет людская правда. А что, если повернется той стороной, которая станет делать по Божьему явлению.

    129. Человек его дела заслужит такого внимания, что люди от его такого тела начнут в жизни спасаться. И будут получать от этого всего спасение в жизни. Если бы не было правды на нем, то этого бы не было. Возьмите, попробуйте, останьтесь таким, как он между нами сейчас один себя показывает. Это нам будет хорошо всем таким. Если он так, как мы, заболеет или простынет, это его во всем будет большая ошибка, он в этом умрет. Мы скажем, что был такой-то человек, не боялся природы. Ходил он не так, как все люди. Его, как и нас, взяла наказала. И так, как мы все, поболел и умер так, как все люди. Иванов даром не ходит так, как ему приходилось в своей жизни встретиться по нашей земле не так, как это другие люди себя показывают.  

    130. Иванов стал себя показывать, а с него смеялись, как из сумасшедшего. Старались психиатры его, как человека в природе, опознать, они его в режиме держали. Ему говорили: «Зачем это ты так делаешь?» Он себя не повышал этим. А всегда нас называл вслед своим голосом: вы бедные люди. Вас заставила природа, чтобы мы с вами одевались, кушали, и в доме жили. Это история не сейчас взятая нами. Мы эту историю ведем вслед за собою из давних древних годов. Время не пришло еще к нам таким, как это будет надо. А у нас уже пошитые для этого пиджаки, мы их носим. Готовимся к этому жить завтра.

    131. Не жили еще в природе, а у самих на месте стоит дом. Он нам нужен, сами защищенные мы от условий, как и одежда на нас висит. Мы же ей верим, как таковой. Носим до того времени, пока она разлезется. Этого права никто не давал. Все это сделал человек сам самовольно, он занял такое место, и стал им распоряжаться. Возьмите, мой такой в природе был поступок. Кто это давал полное право оторвать от производства человека, и ему не дать права трудиться. Это их, и большая в этом ошибка на том человеке, о котором они не знали ничего. Он был идейно окружен, он был силен их заставить это сделать.

    132. Они со своей наукой два раза брали в свое условие. Держали, как политически неблагонадежного, трепали. Говорили, делали невозможную штуку, которая осталась в истории в Ленинграде, в Казани, и в Чистополе. Это истина была одна из всех – здоровье, красный крест, международное значение. Это хорошо мне было, такому человеку. Все председатели месткомов, профсоюзов не отвернулись от этой болезни, стали ему, как больному, помогать. А раз помощь от народа пошла, почему это дело не делать. Мы с вами привыкли встречать по одежке, а провожать по уму.

    133. Этот человек наш болельщик об этом, он нам несет все имеющиеся в природе дары, плоды человеческой жизни. Он от этого скоро отказался, не стал эту копейку получать, за нее расписываться. А взялся за свое идейное, на самом себе здоровье показать то, что нам всем было нужно. Никто его такое здоровье не имел, и не сможет его заиметь. Этого мало, что он сам эти качества имеет. Он их не пожелал сам у себя держать, а стал сеять по природе на людях. А ученые люди со своим знанием набросились, как на знахаря, и как больного человека. Не устрашились в печати критиковать. У него на это дело лежала сила, воля и к ученым попадать в условие.

    134. Вот что люди над мудрецом сами сделали. Этому быть. Бог Земли пришел таким, чтобы нас всех за наше несправедливое дело так крепко осудить. Мы такие есть все люди на нашей земле, живем не так, как живет пришедший на Землю Бог. Он живет хуже от всех нас. Не хвалится, а терпит до того дня, до того времени пока его признают им. Он человек не такой, как все люди, у них хвала. У кого ни спроси, как он живет. Он не скажет, что он живет плохо. А скажет: хорошо. Ему от его одежды делается тепло. Нет, это неправда. Он живет плохо. Расходует свои силы на все это, и свое здоровье в этом теряет.    

    135. Он завоевал это право между людьми на этой земле. Через государственную безопасность – в Лубянку. Не боялся ничего. Он делал то, что его не осудишь. Это его здоровье, которому психиатры не доверились, а стали его испытывать. Люди ученые и неученые лежали в койке по своему делу, созданному ими. Они что-то хотели, у них было к этой жизни свое недоверие, свои мысли. Они не соглашались с таким правительством, которое было тогда со Сталиным. Один матрос из дальнего востока кричал криком про Сталина, что он нехороший вождь. Он строго режимом держался врачами. Он прогрессивно выступал против его такого порядка. А Иванов думал, что его держат за закалку, за тренировку.

    136. А ему как таковому пришили политику: 58-10. Это болтовня. Я не болтал, а говорил, говорю ученым, как таковым людям. Если я умею ходить по снегу босыми ногами, то я умею и сохранять свое здоровье. Оно нужно не одному мне. Моя тайна оставалась при мне такой тайной. Я один из людей противоположный всему этому. Я пишу про это самое. Не природа играет роли над человеком, а роли играет над природою человек. Я не боялся никого в природе. Я был хозяин у нее от всех. От всех военных просился сделать от Ленинграда до Москвы свой небывалый закаленный пробег. Но врачи есть врачи, над моим здоровьем во весь голос кричали : «Это есть неправда». Они держали под своим режимом.

    137. Я им говорил, как врачам, что это есть в природе на человеке одна правда, которой еще не было в жизни. Я и в Москве давал отпор, и в Ленинграде тоже давал отпор, и в Казани давал отпор, и в Чистополе не боялся про закалку говорить. Я своей быстротой, как метеор, старался меж людьми проскочить. Это был мой в природе бег, которого надо было делать, как какое-то небывалое дело. Бог есть, он был, и будет он с нами такими. Как мы, все люди, хотим видеть, и с ним вместе жить. Мы привыкли его просить заглазно, не видя никогда его. А он строит сейчас чудеса, помогает верующим в него больным людям.                

    138. Это спросите в Москве по адресу такому: М-159. Симферопольский бульвар, 4в, к.15. Валентина Яковлевна Голубова. Она вам расскажет про себя. Как она болела, как ей приходилось лечиться в больницах. И что она восприняла, и от кого, что она сделалась здоровая женщина. Это дело ей не человека помогло, а самого Бога. Кто вместе с ним был в этих условиях, он видел Иванова действия между людьми. Вот что он больным делал. Не жалел сам себя, отдавал им здоровье. Это было у него и на воле, и в доме, и в больнице. Он от этого не отступил. Говорил, делал, и будет он делать через свое умение и свой долг.

    139. Если мы с вами защитим этих двух человек, это умалишенного и заключенного, то мы от природы получим ко всему доступ к жизни вечной. Вот чего добивается от природы Иванов. Он недаром режимом проверяется, законом держится как никогда. Не доверяется, боятся этого дела, боятся, чтобы не получилось такое плохое. Особенно мы про это забыли. Мы с вами без него радостно на земле живем, ему как таковому не хотим верить. Он говорит. Кто сможет помогать тем обиженным больным людям? Да никто, кроме одного Бога. Он такие на земле чудеса творит. Лишь бы поверила, как Богу, и его с душой просила.

    140. А нашим ученым: он глупец, и ему надо в жизни помешать. Он и на это обиды никакой не клал. А считал в этом: он есть Победитель природы, сам Бог Земли. Если бы он не был таким, ему бы не пришлось в этих условиях быть. А то ученые через это закрутились, у них на это живое сил не хватит. Природа богатая на живое и на смелое. А вот ученые не хотят, считают: «Иванова идея, она не нужна». По его такому рассказу. Я шел по сделанному с цемента, такая ровная площадь, вышка перед Черным морем. Надо мне, как умелому, и сделать.

    141. Такой был в жизни шаг. Считалось, вечная там жизнь. В этом синего цвета воды. Откуда взялся мальчик. Я не стал прыгать, отступил, ушел назад, где налево свернула. Одна себя вернула к этому морю. А другая повернула по мелких камушках вправо к людям. Я попал через их строение, зацеплялся одеждой. Я пробирался в жизнь. И вдруг жизненные сады по этой улице, по которой следовало идти. Там оказалось женщин множество. У них надо спросить, а я этого не захотел делать. Да и к тому улица эта кончалась. Я закрутился, пошел в левую сторону.      

    142. И вдруг предо мною где-то взялся со своим давно старинным металлом коммерсант, живущий давно на этом месте и его дворник. Я не спросил, увидел дорогу из старого железа ржавого. Пустые вроде стоящие церкви, но были порожки. Меня туда вверх к небесам одного здания потянуло зачем. Я хотел прямо и быстро умеючи сделать. А оказалось, это дорога не моя. Туда-то вылез, а оттуда. Где эта церковь ржавая делась. Я и зацепился на неудобном месте, никуда двигаться нельзя, вело к страшному условию, кроме этого одного дворника. 

    143. Он меня видит, он меня слышит. Но помочь мне никак не сможет, кроме как пошел искать бечеву, а по ней надо спуститься. Этот сторож или коммерсант слуга пожилой мужик пошел бечеву искать, но ничего не нашел. А пошел людей насмешников привел. А у них такой закон: за это все надо его осудить, наказать законом. И так оно и получается, зачем ты туда лез, что ты хотел с этого сделать? От тебя все люди отказались помогать. Или же падай, или к делу в суд. Выбирай то или другое. А потом было мне делать нечего, надо молодого человека просить, надо сулить ему на бутылку.  

    144. Он стал на это соглашаться. А делать, никто ничего не делает, кроме одного. Кто-то сказал: мне место гарантированное определить судом. Не хотелось этого, или с такой высоты прыгать – убьешься. И от такого страху проснулся.

    Вывод из этого всего один. Взялся за гуж – делай. Бояться естества не надо. Надо было испытывать море то, в которое не стал прыгать умеючи. Это твоя дорога, не испытанная никем. Да и это тоже никем не испытывалось. То есть человеческим стопам идти очень нехорошо. А по-новому, как это сказано, тоже страшно прыгнуть в глубокое и холодное мире. Этого ни один человек не делал, и делать не хотел. А вот природа тянет, дает человеку дорогу прямо в море.

    145. Значит, человеку надо будет делать то, что проделали все люди наши. Мы жили индивидуально, собственнически, этим мы огораживались. Сделали другое коллективное человеческое общество. Так же само приходится жить на земле, да думать про время, когда оно будет такое. Мы его ждем не таким хорошим и теплым, а оно приходит к нам таким. Если мы не приготовились к этому делу, у нас не будет то, что в этот день надо. Мы с вами не будем делать, у нас не то получится, у нас не будет ничего. А когда мы с вами сменим время? У нас был холод, у нас был на земле снег лежал. А теперь атмосфера улетучилась, другая жизнь пошла. Черная земля появилась. А потом стала пробиваться зеленая трава с цветочками. И тут мы эту землю взяли в шоры, ворочаем, волочим, пашем, делаем грядку.     

    146. Это все, что мы с вами делаем, делалось раньше, и делается сейчас, и будет оно делаться людьми впредь. А спроси у этого человека, он эту ветхую дорогу знает хорошо. Ни то, ни другое. Если будешь по этому жить, как жили наши деды и отцы, они от этого места не ушли. Их заставило отстроить тюрьму, их заставило и больницу сложить. Это предупреждение и огораживание от этого. А вот так, как живет Учитель Иванов, никто из нас живущих не пробовал. И не хочет никто начинать, ибо это, что я видел во сне, невозможно. А делать приходилось то, что сделали давно в одиночку. Залезть туда, откуда слезть нельзя – это наша искусственная жизнь, которую мы делаем ежегодно.

    147. И каждый год мы запасаемся всем необходимым, что будет надо нам в жизни. Это наше не спасение в жизни нашей: ежедневно кушай сладкого, жирного, да больше. Или фасонную, теплую форму, как одежду, надевай. И наше дело ежедневно до самой усталости, не полезное, а вредное. Зайти в дом, и там спать до отказа. А все равно придет такое время, геологоразведка, она людей тормошит, чтобы они знали, и готовились это время встретить. А природа, она не знает, как себя для наших людей какой день представить. Она нас, как мать родная, всех разноцветными видами встречает, и она нас провожает. Мы этим, что нам дает природа, не остановились.

    148. У нас на арене и то, и то, такое хорошее, испытанное нами. Мы им делаем, но это дело не имеет конца и края. А жизнь человека требует это дело делать. А из дела получается не одно. В жизни бывает хорошее, удачное, а бывает и нет. Как и человек в жизни своей. Одному дос… , а другому нет. Вот вся история от самого Христа. Это техника, которая вводилась в жизнь. Мы с вами ее на земле делали, делаем, и будем делать. А теперь человек пришел Богом, право от народа завоевывает. Он это царство, которое делается нами в природе. Мы не хотим в природу идти, чтобы там по-новому приходилось жить. Да делать то, что не делали люди на земле. Вода проводником для человека сделается.

    149. Она будет служить тому, кто для нее сделается другом любимым. Тогда человек там права завоюет, когда он пройдет атмосфере в воздухе, он испытает и повышенную и пониженную. Босыми ногами будет ходить по земле в любое время года. Вода воняющее от себя гонит, а энергичное живое тянет к себе. Вода это есть любимый друг воздуха и земли, где человек так, как все люди, не живет. Он живет, и соприкасается с ними не так, как все живут, сами защищенные и наевшиеся. Человек вооружен против воздуха, против воды и земли. Он от них пытается заиметь. Птицу и зверя убить, а в воде рыбу сетками изловить. А землю буром бурить, и пахать покрой земли.           

    150. Это есть не новое начало, а старое историческое плохое. Человек это все пришедшее на арену, он его разрушит, введет не такую однобокую жизнь. Он заставит себя с кругозором жить, чтобы не влиял ни воздух, ни вода, ни земля. Вот тогда-то человек заживет. Он не будет кушать пищу всякого рода, он не будет носить одежду, он домом не будет нуждаться. Ему будет море всегда по колена. Он не богатырь и не снайпер, а мудрец в деле своем. Он герой из всех героев, свою вежливость имеет перед всеми. Мешать  никому, но свое найденное и имеющееся никому так не отдаст.  

    151. Он пойдет в любой циклон так, как есть. А вы не пойдете. Я вам сейчас напишу этого вот адреса письмо. Она есть человек. Проживает в Москве М-149. Симферопольский бульвар, 4в, кв.15. Голубова Антонина Павловна.

    Здравствуйте, дорогой мой Учитель!!! Примите горячий привет и массу наилучших пожеланий, но, главное, крепкого здоровья на долгие, долгие годы. От Антонины, моей мамы Анны, и моих дочек Ирины и Марины. Дорогой мой Учитель, я у вас была 2 раза с тетей Варей. Большое ей спасибо от нас, мы узнали вас. Дорогой мой Учитель, я вас очень благодарю. Все, что вы мне говорили, я выполняю. Мне помогло, и мы не болеем, слава Богу.

    152. Дорогой мой Учитель, я вас очень прошу, и также мама, и мои дочечки. Просим вас, приезжайте к нам к Новому году. Мы будем вас ждать. Это поселок недалеко от Болотниковской улицы, где я была в первый раз.

    Дорогой мой Учитель, в нашей семье также все благополучно, слава Богу. Я работаю в прачечной, меня многие люди уважают. Мама работает на рынке, старшая дочка учится во 2 классе, а меньшая ходит в садик.

     Дорогой мой Учитель, мы дружим с тетей Варей. Она хорошая женщина. С мужем я разошлась. Дорогой мой Учитель, у нас отдельная квартира трехкомнатная.   

    153. Очень вас просим, приезжайте к нам. Пишу я вам письмо впервые, и если что неправильно в нем написано мною, то прошу вас, простите меня. Дорогой мой Учитель, я лежала несколько раз в больнице, врачи старались мне помочь, но не смогли. У меня была такая болезнь, что не дай бог никому такой болезни. Люди мне все казались колдунами. В животе у меня что-то ворочалось. А когда я ложилась спать, то хоть убегай. Под окнами слышался какой-то дикий свист, то смех какой-то, то ужас. Вообще, все даже не могу описать. Спасибо вам, мой дорогой Учитель, что вы мне помогли. Миллион раз вам спасибо. Приезжайте к нам к Новому году. И поживете у нас хоть с месяц.    

    154. Дорогой мой Учитель, я письмо свое писать заканчиваю. А до свидания писать не  буду, так как вы ежеминутно с нами остаетесь в наших сердцах. Крепко вас целуем и обнимаем, ждем вашего ответа и вас !!!

Слава тебе, Господи, что есть вы, наш Учитель дорогой. Помогли мне, а также многим другим людям от ужасной болезни, которую считали неизлечимой. А мне так не хотелось умирать, ведь у меня двое деток. Я рада и спокойна, что вы, Учитель наш дорогой, есть с нами. Только вам крепкого здоровья на долгие, долгие годы, и никогда не умирать. Антонина. 25.11.1970 года    

    155. Вот нам и природа. Вот нам и люди, и человек, кому надо поверить, и его проверить. Может быть, он нам неправду сказал. Мы его должны прослушать устно. Это дело не такое, как есть на других многих. Неужели это неправда их. Так правда есть Бога самого. Слова убивайте, не допускайте до места его. Он пришел сам лично нас всех судить. Я почему такую войну объявляю. Смело говорю, видно всем верующим и неверующим. Все люди, они от природы. Это бедные люди тем, что им надо. Они нуждаются этим. А раз им надо, это уже они болеют. Им хочется это заиметь. А в природе есть силы такие, которых нам не знать. Мы живем, богатеем одно время. Это нам не помогает. Лучше жить в природе, не иметь ничего.     

    156. Я для этого пишу, писал, и буду писать. А делать, делаю для самого Бога. Вы думаете, неправда есть наша. Бог говорит: это не я лично это сделал в природе, сделали люди. Они век свой верили, не знали, кому. Говорили, что есть бог. Какой? Они о нем много думали, но видать не приходилось. Им приходилось ошибаться. Он был в неживых. Их вера была неправды.

    А сейчас Бог, никого он не заставляет, никого он не просит, чтобы ему, как Богу, верили. У него есть для этого магнит к себе верующих тянуть. А тот, кто совсем не верит, ему будет такая слава. Умирать так не будут люди, они будут знать про их нарушение. В природе убивали, воровали, да к себе это присваивали.

    157. Самоволие учинили, да бой самих себя. Я, Бог земли, всему вашему противополагаю. Вы говорите: поселок свой, то есть наш. Село тоже свое, и город свой, район свой, и область своя, и центр свой. Земля наша, народ свой. Мы тюрьму поставили, сложили больницу. Мы заставили людей, чтобы они на земле трудились, зарабатывали копейку. И у нас они в нашей торговле покупали необходимость. Мы свой народ кормили, одевали, им дома строили. Они у нас живут культурно, мирно, хорошо. Их за это хвалят. А те люди, которые ошиблись. У нас их признали люди, они больные по условию и за заслуги. Они по делу окружили себя.

    158. Их мы за своекорыстие посадили в тюрьму, а других положили в больницу. Помогает нашему брату в природе или в землю на веки веков, или на войну с природой воевать, кто кого. Сильный бессильного закапывает в могилу. Мы из естества сделали оружие. Научили сами себя им владеть, окружили себя этим. А сами в природе зависимо от нее живем бессильно, простуживаемся, болеем.

    А  меня, такого человека, кто не простуживается и не болеет, они увидели, пришли, поклонились моему здоровью. Стали меня просить, чтобы я их научил, как будет надо, чтобы не терять свое здоровье. У меня оно естественное природное, вселенное, живое энергичное, ток, магнит.

    169. Я им через руки передаю силы воли. Только живите не по-своему, а по моему Божьему учению. Чтобы не болеть, не простуживаться, надо заслужить. Одно то, что надо будет делать дело такое самого себя обслужить уходом. И надо свою вежливость показать в людях, чтобы они про тебя не сказали плохого про твой для них поступок. А ты когда идешь по своей дороге, с тобой будут встречаться люди. Дедушка с бабушкой, дядя с тетей, и молодой человек. Ты не жди от их дела, сам делай. Им головкой поклонись низко с душой и сердцем, свои слова говори: «Здравствуйте». Дедушка или бабушка. Дядя с тетей и молодой человек. Что ты им сделал? Хорошее, и хорошее от них получил.

    160. Они никогда не скажут про это плохое. Это второе. А третье. Не жди, пока кто-либо к тебе придет, и начнет учить, как будет надо жить, чтобы у тебя было все, ты жил богато. А иди, ищи по твоему селу, кто живет меж нами плохо. Ты его разумей, найди, спроси у него, что ему мешает, что он так бедно живет. Узнай хорошо, и помоги ему, чтобы он не болел этой болезнью. Вот это будет хорошо и тебе, и ему. Четвертое. Приходит день суббота, ты к ней готовься. Не кушай до самого воскресенья до обеда, до 12 часов. Когда надо кушать садиться, ты выйди в природу. С высоты тяни через гортань воздух. Кто тебя учит этому, он Учитель. Его проси, чтобы он дал. Ты через это получишь хорошую жизнь. Пятое последнее. Не харкай, не плюй, не пей, не кури. Все это у себя сохрани, как око свое. То ты будешь жить по учению Бога.

    161. Не поверишь – живи ты по-своему. Делайся преступник, делайся больным. У вас есть тюрьма, есть больница, и есть у вас кладбище, где вы поселены на вечную жизнь. Это все так думаете. А Бог говорит свое. За хорошее хорошим, а за плохое плохим. Кто из вас, людей, живет хуже и холоднее от Бога. Он же на наше не претендует. Говорит: это все ваше, вы им хвалитесь. Сегодня здоровьем своим, а завтра вы заболеете. Кто будет вам в этом помогать? Больница. Она проводник к смерти. Врач, он сам стоит на очереди сегодня заболеть. У вас на это средств нет, и человека у нас нет. А только рожденный природой Бог со своим учением, со своей просьбой к природе. Она его родила для этого. Она его научила об этом деле писать. Бог ни про кого не пишет, про одну правду, которая должна меж людьми жить.       

    162. Никто тут не виноват за это дело. Мы, все люди, виновные за свою дорогу, за зависимую жизнь в природе. Мы ею идем, и ею на сегодня без всякого Бога в природе хвалимся. Бог говорит. Хвалитесь, живите хорошо и тепло. А все равно к плохому и холодному вы придете.

    Верующего в него спасу, а неверующего в него осужу. Вот чего вы со своей разведкой дождались. Бог ни у кого не спросил сам себя назвать им, само дело показало, сама жизнь признала Богу быть в людях. Люди без Бога заблудились. За землю воюют, убивают друг друга, не считаются с врагом, что его надо сделать любимым другом. Бог всех усмирит, своим словом, делом нам покажет, за что его прислала на землю природа. В 1935 году 25 ноября Бог был в Лубянке не говорящим, перед психиатрами стал защищать заключенного и умалишенного.   

    163. Ради них приехал любителем на 8-й Чрезвычайный съезд. Я не имел права себя называть сумасшедшим за дело мое. Никто мне не верил, что я Бог. Он только защитит обиженного, больного. Наша молодежь, она тоже своя. Куда мы ее ведем? Мы ее красим формою и фасоном. Она у нас живет. А куда она со своим намерением идет? К вечно не умирающей могиле.

    Бог говорит. По моей дороге идти можно любому человеку, только надо заслужить от природы. Она же наша мать родительница всех нас старых и малых. Я в психбольнице «Матросская тишина» лижу на коечке, как больной. Какой я больной? Я им, как врачам, рисую картину свою, что я Победитель природы, Учитель народа. Бог земли. Они меня за такое дело, что я хожу в трусах, я для них сумасшедший.        

    164. Я боялся больных. Они были шумные, друг друга били. Я был, говорит Бог, тише воды. Им свое рисовал, как таковым, что я не данной земли человек, не с таким делом. Я по земле и по траве, и по снегу хожу разутым. Не боюсь простуды, не боюсь болезни. А жить намеренный бессмертно. Бог умирать не будет, а жить будет. Что вы тогда скажете ему? Такому богу вашей истории будет конец. А начало Богово начнется. Будет вводиться людям эта история, которая заставляет человека не терять здоровье, а будет развивать его. Иисус заставил людей ему как таковому верить, ему поклоняться.

     165. А вот его надо будет выполнять. У них не рождалась такая сила. Они были при Христе гордые, сами себя любили, а другого нет. У Бога между людьми этого нет, есть дружба и любовь во всем этом деле, помощь обязательная. Бог для этого на землю пришел, чтобы без всякой войны усмирить. Здоровье будет надо всем, а его имеет сам Бог. У него друзья есть, он с ними наравне живет, один возле другого близко любятся. Бог дружит с ними. Они ему, как любящему в природе другу, помогают. Это же живой факт, живое дело. Если бы не они, что бы тогда один Бог в этом сделал. Он только ими живет.

    166. Природу просит, а она слышит. У нее вся сила есть для этого дела, чтобы разрушать эту геологоразведочную вышку, которая людьми нашими поставлена. Мы ищем то, что надо. А вот то мы не нашли. Богу то, что мы ищем, оно не надо в жизни. Он пришел с хорошими направлениями. Он живет не для самого себя, чтобы одеться, или наесться, да в дом жилой зайти, чтобы в нем пожить да повольничать. Этого Бог не хотел, чтобы удобство для него было. А потом в этом надо умереть. У него не такая мысль. У него сохраненное сердце, чтобы оно работало правильно. Чтобы Бог его молодым имел, его работа, и дело его.

    167. Он не плохой человек со своими выводами. Он для обиженного человека пришел, и ему хочет помочь. Он не за тюрьму и не за больницу, он за здоровье, за красный крест. У него есть одно – спасти молодежь от тяжелой жизни. Если у тебя что-либо лишнее, то надо по человечески наброситься, и отобрать у тебя, и присвоить, как какую-то дань. Ничего в жизни не дает хорошее. Мы убиваем природу, а она нас убивает. Почему она Бога с дороги снимет? Ввела природа силы для него естественные. Мы умираем сами.

    168. У Бога хуторов нет, сел тоже нет, и нет у Бога городов. Он один воин в природе своей любовью, своим делом. Он будет ходить по воде, его люди заставят, его не будут видеть. Он по этой части Бог. Он никому не мешает. Хотите быть Богом – сбоку мест хватит, лишь бы твое желание, чтобы делать то, что делает сам Бог. Он никакой болезнью не брезгает. Он не интересуется никаким местом. Он не хочет быть каким-либо заведующим или директором, также врачом, профессором, или же академиком. Богу это место неподходящее. Он не любит машиной ездить, и кататься на колесах. У него не усталые свои произвольные ноги, никогда они не устают.               

    169. Все привычки в человеческой жизни упраздняет, все строение от земли гонит. Душистый аромат в цветке не надо. Все тарелки, чашки, кружки – это все в природе Богу не надо. Живите, пользуйтесь, разъезжайте, в воздухе летайте. Но меня, говорит Бог, не катайте. Я стану возле какого-либо высокого предмета на самом высоком бугре. Это Бога никем не занятое место, он нас туда всех приведет. Мы же бедные бессильные люди, нам дай. Мы же ничего не знаем в жизни, что же будет дальше. Мы от природы ждем лучшего, а она нам этого не дает. Мы материально богатеем, у нас есть искусство одно для всех.

    170. Для Бога старая дорога нехорошая. Что это за жизнь такая, сегодня на производстве, и завтра на производстве, ту же самую работу делай и делай? Бог один такой. Его сделали ученые психиатры, не разрешили быть в труде. Ростовский государственный медицинский институт на своем месте Нахачиватский переулок, клиника Корганова. Она Бога принимала и выпускала. Бог говорил студентам. Что для меня ворота на этот счет отворятся по всем моим предназначенным дорогам. Это я мало сделал людям. Надо воскресение из мертвых. Это будет, когда люди лицом к нему повернутся. И они во весь голос заговорят о нем, тогда-то будет все.

    171. Богу влиять природа не станет. Богом может любой человек сделаться, его в природе одно желание. Не думайте о том, что он упал с неба. У него есть написанная им история, каким он был до этого. Эту историю профессор Корганов рецензировал, как фантазию моей жизни. Но она у меня хранится. Такие же все были люди. Такой путь, который Бог прошел, ни одна единица за это не бралась. Кто пойдет по дороге, которая его ведет к плохому и холодному. Таких людей с такой дорогой нигде природа не рождала. А вот таких, как сейчас рождаются люди со своим намерением, со своей силой.

    172. Оно еще кто его знает, где это тело находится в матери в чреве, а ему шьют. Его хотят встретить, чтобы на нем была рубашка, да заворачивать одеялом. Дитя получило для себя все свое удовлетворение. О нем беспокоятся все люди, они ему готовят. Он чувствует, этим задыхается. А чтобы его оставили на руках таким, как мы его родили, нас все окружающие назовут мучителями. А это, что мы ему прежде времени приготовили, это дорога к геологоразведке. Бог так нам говорит, чтобы природа, она слушала. Человека родили все для жизни, но родительская робость взяла на себя это право, чтобы его своим огородить. Ни на что они не посмотрели, а взяли и пошли по этой дороге.   

    173. Преступником сделались, силу свою заложили, а это сделали. Вот вам и шаг нашей смерти. Надо уходить. А мы со своей цивилизованностью лезем сами на рожон. Оно так нам не дается. Мы его в труде получаем, и хотим, чтобы это у нас было. Разве нам Бог со своим намерением не оделся, и не наелся, он бы с дома не вышел. А то его одна эта жизнь заставила, чтобы этого не делать, Бог и не делает. Он так не трудился, как трудятся все. Скажите, пожалуйста, зачем ему так трудиться, как трудятся все? Он же не нуждается ничем. Ему одежда не надо, пища тоже не надо, и также не надо дом. Ему надо будет природа, любимые друзья по жизни. Это – воздух, вода и земля. Самые близкие и родные незабываемые друзья.  

    174. Без них никакому человеку никакая мысль не рождается ни на что. Всему дело это они. Создали и искусство, создали и дело, поставили на месте геологоразведку. Бог не против этого дела. Взялись за это дело – делайте сами. А меня за что самое люди больные любят? Это есть я, мое тело для всех. Оно в атмосфере закаленное. Естество, магнит, электричество. Как спичка. От одной загорается, а все сгорит. Так и больные. Они ищут от этого дела спасение в жизни. Говорят, медицина в этом помогает. Она у себя держит специалистов людей, человека. Кто как сам себя в этом деле заставил работать. Это работа человека над человеком больным.  

    175. Если бы это зависело от человека. А то это идет прогресс от природы. От болезни. Кому она будет надо по существу, если человек умирает от нее. За что будет она для человека хорошая, если человек с нею воюет с оружием в руках. Везде и  всюду расположенный на земле, в воде и в воздухе фронт. С природой человек воюет одно время, от нее прибыль получает. Этим он одно время радуется. Говорит: ну природа не забыла про нас, таких нуждающихся людей. Особенно весною делается. Курочка, птичка домашняя, ходит по двору, сама кричит: ко, ко, ко. И вот к вечеру, смотришь, яичко снесет. Она хозяина не забыла про то. Что делает для нее хозяин? Он ее кормит, бережет ее, как око. 

    176. У нее ума нет такого, как у человека. Она могла бы набрасываться на человека, но у нее сил не хватает этого сделать. А человек если только мысль проложил к ней. Ему как таковому вздумалось сегодня в завтрак, чтобы ему, как какому-то национальному на своем месте королю. Я, говорит человек такого характера, что захочу, над моим хозяйством сделаю. Это мой великий труд, как всех. Не буду знать про природу, не буду к ней так готовиться, и ждать этого времени. И к этому времени природа готовила поля, землю для того хозяина, кто никогда про эту местность не забывал. А к ней готовился со своей снастью, со всеми силами для того, чтобы этот кусок земельки, вспаханной под зиму, пролежал, да набрал в себя влаги. А теперь ему, как хозяину, приходится на этом месте поухаживать за землей, поделать это дело.

    177. Из этого дела сделать хорошую грядку.

    Бог от этого уходил. Он брался за коммерческую жизнь. Ему везло. Но он с шахты, он с-под земли не вылезал. Он шахтер, все подземные специальности проработал вручную. Считался, как и все, шахтером. А дорога Бога раскрылась с Кавказских гор. Там приходилось идти по дороге узенькой, где одно время ходили люди.

    С Богом встретилась по природе такая мысль. А почему это люди нашей земли так живут? Они одеваются, они кушают, и в доме своем живут. Поживут, да поважничают, а потом умирают. Их это все заставило умирать. Бог стал практически на себе испытывать. Взялся за голову. Признал: это все неправильно в жизни.

    178. Эту шапку по-своему, хотя и трудно было с этим встречаться. Бог с этим стал ходить без головного убора. Уже люди стали за его поступок гонение. Стал работать, а его признали чужим, не таким. Особенно признали за его шевелюру обросшую. Он оказался попом, и ему за это дали срок шесть месяцев. Как будто от работы отказался, и за это все решили. Это все время приходилось с людьми, как больными, заниматься, то есть работал с людьми. Бог был, в силы верил, он видел в природе, и надеялся на окружающее. Природа больных присылала. Лишь бы одного человека на ноги поставить, а  тогда все за ним выздоравливают, возвращают свое личное здоровье назад. Я вам расскажу про Фирса Ивановича Носова. Он меня на шахте ½, бывшей Голицынской. Я к ним пришел случайно.           

    179. Я по природе без всякой пищи прошел, да встречался с людьми. Они не хотели его, как Бога, принимать. В Новочеркасске по улице Советской, или старой Базарной, жил старообрядческий священник Иван Климович. Он Бога не признавал, а встречал, как своего односельчанина. Ему дали покой. Он уснул, и проспал до полночи. Ушел в природу на острой курган в Новошахтинск. Очутился там ночью. А когда уходил, никому не говорил. Бог идет по степи по бездорожью. Бог в природе выпросил, ему она дала. На проселочной дороге бежал борзый серый пес собака. Имейте в виду, она такого человека не видела. И от одного слова, ему дал Бог: «Мальчик». Этот пес остановился, и завертел хвостом, как будто он Бога знает. Бог к ней, она ждет, и подпускает к себе с руками. Значит, есть друг в природе собака. Бог сам не ест, и эта собака голодная. Двое друзей неразрывных идут, и играют всякими делами. Мальчик слушал Бога.

    180. А у Бога на этот все перед этой собакой проявилось желание, он хотел ее покормить. А где-то взялась красноармейская палатка, возле нее пахалась земля трактором. Бог подошел к ней, и у офицера выпросил хлеба, как другу. Офицер внес хлеба и сказал: «Давай сам». А Бог так и поступил, отдал ей хлеб. Собака поела, и от палатки не пошла. Вот какие сделались в дороге дела. Это хорошо, перепелка с-под  ног вылетела. А там два яйца, Бог их выпил, пошел дальше. По дороге зашел к другу Ивану Алексеевичу Иванову на шахту ОГПУ. Он работал на 11 участке в шахте. И тот не согласился. Сказал: «Я тебе не верю, а верю технике». Так вот я у Фирса Ивановича днем. Он мне вынес брюки, я и от этого не отказался, надел брюки. А сам зашел в хату его дома, они меня окружили. Я у них, как шахтеров, спросил: ну как дело у вас? Они стали жаловаться, стали говорить. У них вредительство сделано кем-то, бурятся пали.         

    181. И это было для них горе. Им это не по душе. Авария сделалась. Это природа, а она делала через этого Бога. Он спросил у них: есть больные у вас? Ему хозяйка тетя Дуня говорит: «У меня радикулит, нельзя будет нагнуться». Бог посылает ее на порог, чтобы она вышла на двор в природу для того, чтобы там воздуха потянуть, и сказать, то есть попросить, кому она верит. Она вышла. Бог свою силу ждет. Она пришла и сказала: «Ты Господь, с меня шубу снял». Этого Богу мало. Он искал других, без ног, лежащих в койке. Богу говорит тетя Дуня: «Сваха Евдокия Панкратовна Бочарова, она пять лет лежит». Где она ни была, никто не помог, кроме одного Бога. Он ночью к ним по просьбе Евдокии. Она просила тетю Дуню, чтобы Бог пришел. Богу надо показать людям это. Шесть часов, утро, Евдокия ходит. 

    182. За это Бога берут через милицию, да в Сватово в психбольницу. Там Бог не пожелал быть, на ходу соскочил. Из Кадиевки до Луганска. В Луганске тоже поставил одну женщину на ноги. А Бога опять в больницу. Словом, Бог в муках. Идет он по дороге по тому месту, где самолеты летали в высоте. То надо было сказать: если этот самолет, самый высокий, возле Бога сейчас сядет, это будет правда. Так оно и получилось. Самолет по причине сел у ног Бога. Потом дальше. Две дороги, из которых требовалась одна. Но в степи не было никого, кроме Бога одного. Бог закрутился на этом месте. Природа в это время шлет человека пот той дороге, по которой надо Богу идти. Человек приходит, наравне становится. Бог у него спрашивает: по какой дороге идти, чтобы на станцию Синельникову попасть? Он говорит: «По той, по которой я шел». Бог двинулся, а потом глянул назад: этого человека не показалось тут.

    183. Что это такое делалось в жизни. Шесть месяцев провел, а потом дали работу в Ростове при железной дороге им. Ворошилова при ОРС уполномоченным. Бог работу сделал, заключил договора с колхозами. А его взяли, обстригли и сократили с места, сделали больным человеком, дали первую группу инвалидность. Поэтому Богу надо умереть, без всякого дела жить нечем. А у Бога есть оружие, это природа. Воздух, вода и земля. Он за них заступается. Говорит: кто вам давал право это все делать, что вы делаете. Бог наш говорит. Делайте, пока все делается в пользу вас. Но когда это придет такое время, когда мои силы прянут вверх, их люди признают, и поддержат их, то тогда вам делать нечего будет. Бог будет на арене стоять.

    184. Бог со своими силами силен. Бога карают административно, обстригли и сократили, то есть через их поступок. Необходимо надо Богом быть. Бог так, как это сказал, не рождается. Ему надо его природное дело. Он должен быть не таким, как все есть в природе зависимые люди. Он должен быть силен и волен в природе. По его выводу, то, что люди сделали и делают, это все непригодная картина. Они человека рождают для смерти. У них для вновь рожденного человека в природе вся его снасть, все его оружие для жизни вредное. Это же надо человеку родиться на белый свет, а потом в жизни помучиться. Одному дается, а другому нет. Один сделается в природе преступник, его в тюрьму запрут, он будет там томиться.

    185. А другому предназначена коечка в больнице лежать, стонать. А вот другие самовольники такие, как борцы геологоразведки. Люди у себя для образования учатся, одни на военного, другие на врача, третьи на инженера, а четвертые учатся на циркача, поют и танцуют. Все это делается через экономику и политику. Богу это все не нужно. Он говорит нам всем. Живите хорошо и тепло, от вас это право в природе не отбирается. Но что ж, когда-то и вам физически не потребуется такое. Рады бы рубашку на себя одеть, но сил у тебя не будет. Рад будет что-либо в жизни сделать – у тебя не будет ума, он прекратит мыслить. А сердце твое совсем без мысли остановится. Вы сами себя своей храбростью показали. Без этого всего жить не научились. А умирать мы заставили сами себя.

    186. Мы люди бессильные в природе. Бог от этого дела завязывает глаза, бежит быстро. Он это понял про всю жизнь. Вредного не делает, показывает на людях больных пользу. Помогает природою Богу. Друзья его любимые: воздух, вода и земля любыми средствами помогают. Бог живет в природе не так, как все. он не собирается носить на себе лишнее. Носите вы сами, это ваша цивилизованность тряпка ваша. Она на ваших телах гниет, вы через это все умираете. А внутри пища киснет, бурлит без конца и края. Вы находитесь в доме, как будто в каком-то королевстве. К вам не проникает никакая идущая по природе жизнь живая. Она с мертвыми не хочет встречаться, а убегает, уходит от человека. А почему будет от Бога бежать. Если у него одни трусы. Он когда в воду входит, ему не потребуется и это.

    187. Он трусы носит для цивилизованности. Если только Бога узнает наша вся молодежь, что он есть человек в жизни. Его приход один из всех дать людям не тяжелую жизнь, а им надо легкое. Бог ликует не за тюрьму, не за больницу, а за жизнь вечную бесконечную. У нас, всех людей, есть та сила, которая сможет человека сделать новым человеком. Чтобы этот человек смог бы себя в природе закалить так, чтобы не болеть и не простуживаться, что и надо нам. Особенно нашей молодежи, которая этим в спорте занимается. И скоро в этом они без всякой пользы горят. Молодежь если только поймет Бога, и пойдет по его дороге.

    188. И начнут делать то, что сделал сам для этого Бог. Молодежь согласится жить, но не умирать.

    После родившей в природе мысли сейчас же родилось в людях на это гонение. С административной точки зрения, Бог не заслуживал строить на земле такое государство, которое стало на земле делать то, что делали до этого. Бога считали, что он есть, ему как таковому крепко верили, но на одну копеечку не выполняли. А раз не выполняли, то Бог народился со своими силами, со своим мудрым умом. Создал свои слова для любого национального человека, чтобы он в природе делал то, что будет надо молодому и старому. Это сделана Богом заповедь, она людьми создана для пробуждения тела. Он должен как никогда перед природой и людьми свои имеющиеся заслуги.

    189. Первое. Человек должен за своими ногами произвольными ухаживать. То есть надо мыть холодной водой по колени утром и вечером. Устал с постели – берись за свои ноги. Ложишься – тоже помой. Второе. Когда будешь идти по своей дороге, по пути. А с тобой, как человеком, встречаться будут люди всякого рода. Дедушка с бабушкой, да дядя с тетей, и молодой человек. Ты, как встречающийся с ними, не жди их вежливости, сам ее строй. Им головкой низко поклонись, и скажи: «Здравствуй». Дедушке, или бабушке, дяде и тете, и молодому человеку. Пусть они, как хотят. Твое дело – сказать. А третье. Это будет делаться  нами всеми. Надо по природе. между людьми есть такие люди в недостатке, бедные. Следует нам всем этого человека найти, и хорошенько разуметь. Что он в вашей помощи нуждается. Обсуди хорошенько, а потом со словами скажи: я этому человеку помогаю за то, чтобы мне было в этом хорошо. И отдай без всякого.

    190. Четвертое. Надо в пятницу повечерять, и начинай терпеть. То есть не кушать ничего, даже и без воды до самого обеда в воскресенье. В 12 часов надо кушать садится. Ты, как человек, на двор выйди, и подними голову в высоту, и с атмосферы воздух через гортань тяни до отказа. Сам веришь этому учению, Учителя проси. Он Бог есть, его надо признать, и везде и всюду просить, как Бога. Он в этом помощник и создатель этого дела. Не будет Бога между нами – не будет здоровья. Будешь это делать – ты от природы получишь это здоровье. А здоровье имеет сам Бог, и он это здоровье свое не жалеет отдать без всяких денег.

    191. Пятое. Человек к этому не должен на землю плевать и харкать.  Это касается воздуха и воды. Ты, как человек, если хочешь сохранить свое тело, чтобы оно от природы не получало никакого влияния. Вот что нам Бог принес, чтобы у нас, людей таких, перестала быть тюрьма, и не будет больница. Этого нам геологоразведка принесет, и принес со своим телом Бог. Место свое земное за собой между людьми закрепил. Теперь вы хоть и не верьте ему, и не признавайте его, у него на это дело силы развились. Он своим поступком, которого ему приходится в природе делать. Это небывалый момент, чтобы он один так делал, а другие нет.

    192. Бог в природе это заслужил, он может, а мы нет. Мы, все люди, зависимые в природе. А Бог у нас независимый. Мы за то, чтобы геологоразведка не переставала свое дело делать. А Бог уверен в это дело, что разведка не нужна. Лишь бы только Бог был. Он своим поступком не мешает, а наоборот, людям больным помогает. Кто только его знает, что он бог в жизни нашей, он или она его от души просят. Он их учит, что будет надо. Первое. Чтобы не простыть и не заболеть. Эти качества у него остались. Он их сеет теперь на людях, и за это он между нами живет.

    193. У него не наша с вами сила, а природная естественная. Бог не верит нам, и не хочет по-нашему жить. Говорит. Живите хорошо и тепло, у вас это никто не отберет. Но мое для вас холодное плохое, не подходящее. Вы моим пользуетесь тогда, когда вас природа валяет, вы начинаете болеть. И болеете до тех пор, пока ваш … перестанет мыслить, и сердце не станет биться. Это ваша смерть. Вы сами это сделали в природе.

 

1970 года 6 декабря

Иванов

 

Набор – Ош.  С копии оригинала. 2014.05.28. (1501).   

 

    7016.06   Тематический указатель

Учитель по делу Бог  36,39,134,156-193

Человек природа  40,85

Больница, проводник смер.  52,161

Учитель история  52-64,137

33г.  67

6 месяцев срока 179-

Человек какой должен быть 65,74

Здоровье все сохран.  69

Холодное плохое  72

Луна, дело техничес.  74

Вода погружение, поиск сил 79

Геологоразведка  81

Могилы, закапыв. чел.  82                               

Учитель, кто он  112,132

Труд 113

Тянем время  116

Молодежи надо  119

Заключенного защит 139

Вода проводник ж. 148

Вера неправды в невидим. 156

5 советов не болеть 159,189

Молодежь  163

Христос  164

Бугор место Бога  169

Сделаться богом кажд.  171

Рождение дитя неправ. 173

Первая мысль на Кавказе 177

Спорт горит молодежь 187.