Иванов П. К.

Портрет ищет в природе истину

 

1971.03.21

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

  

     1. Это человек такой, как и все рожденные. Он со своим портретом анализирует всю свою создавшуюся в природе жизнь. Особенно человек, он стоит на своих ногах, прикрепленный к земле. Ему приходится глазами смотреть вдаль, он приучил себя только хорошее видеть, и его как хорошее делать. Он это хорошее быстро делает для того, чтобы эту вещь другим показать и похвалиться. Так и думал сделать вор карманник. Он издалека определяет человека и видит его карман. Все свои силы кладет на своем фронте, это его есть занятие. Он как человек в эту минуту, этот час отвлекся, у него мысль работает о другом. А дело вора направлено своей мыслью прямо обобрать, то есть вытащить. Этот человек со своим делом, он этого боя никогда не ожидал. А раз он его в природе начал делать, это его такая привычка. Может, и удача на это пришла. А сколько не воруй, а ловиться надо. Люди это имели, люди это делают.  

    2. Говорят об этом. Вор полез в карман, а там и денег не оказалось. А если бы деньги были, то тут уже двоим, одному убыль, другому прибыль. А бывает и это начало. Человек к человеку руку свою хотел протянуть и деньги вытащить. А тебя цап, за руку поймали. Деваться некуда, надо признаваться, что я вор. А тот, кто имеет в кармане деньги, он не всегда о них думает. Тот больше от всего думает, у кого нет этих денег. Мы пока разно в этом живем. У одного есть, а другой рад бы заиметь, но сил таких нет. А есть силы у любого человека. Жил Гераська Трегубов, он имел ветряк бескрылый. Вся была надежда на паевую землю. Она у него лежала, как у всех. Она хозяина заставляла про нее думать. Особенно она к себе не одного Гораську со своей упряжью да со своим таким здоровьем, в которого был свой недостаток не в одного Гораськи. Возле него жили другие. Бердяцкие, они тоже жили в недостатках, как и все. Мы с одной лошадкой, с коровкой, а их надо было содержать, кормить, поить. Вот какие есть дела.    

    3. А разве нет таких нуждающихся людей, таких людей, у которых не было ничего. Они же жили, и им не хотелось плохо жить. Они видели других, как они лучше от него уходили. Ему не хотелось это все видеть. А вы хорошо понимаете, в природе когда человеку взять негде. А человек живой, ему не хочется оставаться от других. У него недурная мысль. Я, говорит человек, в природе надо будет ходить взад и вперед. Мы этих людей видим. А вот такие выделяющиеся люди, они не в силах все это сделать. А на лошадках да на подобранной паре, он на них, как небывало едет он на бричке, которая звенела по каждому колесу разно.     

     Это пишет Ганя. Дорогой Учитель. Я благодарю вас за все ваши советы и заботу, которую вы проявляете для жизни страдающего человека. Как много я получила помощи для моего здоровья. В 1967  году я заболела.

    Я у вас таких не просил, не прошу. Я прошу природу. А в природе люди.

    4. А в этих людей есть свое на это право между всеми людьми собрать съезд самими выдающимися по делу людьми. Мы там должны хвалиться, а что мы с вами сделали для того, чтобы у нас был из-за этого коммунизм. И возьмем вехи на продолжение этого. Мы, все люди, собравшиеся на съезд, живем хорошо и тепло. А я этим людям просьбу представил, чтобы они не возражали моему плохому и холодному. Я независимый человек, болельщик за обиженного, больного человека. Хочу, чтобы он научился у меня. И стал по-моему делать, закаляться. Водой обливаться, воздухом дышать. А по земле босой прохаживать в любое время года.

    5. Мое учение такое молодежи надо, а они этого не хотят. Они строят у себя больницы и тюрьмы, без которых молодежь жить не умеет. Она лезет на рожон, гордая и грубая, заслуг в природе не имеет. А раз люди не заслуженные, они зависимые. Им надо хорошее и теплое, и много. Это не поступок вежливости, и не уход за собой, чтобы сердце выходить молодое здоровое закаленное, 25-летнего человека. Я его выходил, теперь оно у меня независимое, не боится оно врага. Не страшится ничего, даже своей смерти, ей не будет. Раз это я имею, то почему не будет иметь другой человек.           

    6. У меня такого одного человека оно есть такое. Я его выходил, теперь хочу его молодежи передать. Пусть она в природе учится, делает практически. Мое желание – хочу этим холодным, плохим окружить себя. Я так не боюсь природы, как ее боятся все. Сами хоронятся, сами уходят, и сами помирают.

    Мои такие в людях поиски. Нам нужен такой человек в жизни, чтобы этот человек был в природе закаленный, чтобы он был тренированный. Хорошо знал природу, ее любил. Поэтому и пришлось ехать 28 марта, в 10 часов 30 минут садиться на № 15 в 12 вагон, 23 место. Ехать приходилось к съезду с мыслью. Про что я думал в природе? Про внутреннего врага, про внешнего. А мы его сами на себе строим. Не надо было делать то, чего не следует для жизни делать. Не надо бы воевать, то есть бороться. А мы спешим, хотим, чтобы у нас было.

    7. Портрет едет на съезд не просто, он с собой везет идею. Эта идея, она для людей новая, небывалая в жизни. Мы с вами перестанем думать, и потом надо будет делать. Мы по этому месту втроем шли, все думали про это время. Оно к нам так не приходило, как мы думали. С утра рано поднялись с постели, взялись за свою домашнюю работу. Особенно нам, таким вот слабым мужикам, небывало пал на землю белый снег. Он своей толщиной пал на это самое слово или на место, где может сам человек своей ногой ступать. На его весь фасон, всю его ухватку обращают внимание. Мы трое не переставали друг с другом говорить. И до того места доходит, станем доказывать. Люди мы в этом ученые. Наши специальности между нами, такими людьми. Можно сказать про этого вот человека. На всю деревню он живет, видно издалека по месту, по всему строению. И что в нем в доме есть, это только мы можем об этом говорить. Это люди, они умирают за свое добро в жизни. Нас троих природа сохраняет.

    8. Мы можем сказать за самих себя в этом не так, как другие на своем месте топчутся. У нас на это есть время глянуть своими глазами прямо, и увидеть в природе не плохую вещь, а хорошую, и ею так заинтересоваться. Особенно нам, таким друзьям, кто один без другого жить никак не сможет. Мы с вами не хлеборобы, и не какие-либо хорошие хозяева. Мы с вами выполняем долг и обязанность, нашего портрета идею. Она нас не по-старому огораживает, а по-новому. По такому пути, по которому шли раньше наши по природе эти одинаковые дни. Их природа у себя ставила такими днями, которых наши люди никогда не смогли видеть. Такая жизнь, которая природой строилась. Она не хотела видеть такого забияку, такого человека, как он был. Он же такие качества потерял, их у него не стало. Он стал от этого уходить. Ему захотелось не по такой дороге идти. Он пробирался в природе, искал выход. Ему надо было что-то делать хорошее.             

    9. Я, говорит один из трех, не видел так дней, по которым надо было нам всем проходить. Мы ломали в дороге самые людские нехорошие дела. Вот что мы с вами по природе втроем делаем. Мы не создатели для себя впоследствии плохого. Мы, говорят трое, не людского духа. Все люди на белом свете живут ежедневно по-своему, по тому примеру, по которому хочет сама природа. Она дорогу прокладывает, она ждет у себя такого человека, которого не было на белом свете. А вот мы как таковые идем не по такой дороге. Сами думаем не про хорошую местность, или какая для людей есть равнина, пригодная для какого-либо посева. Этот грунт заставил человека выращивать на этом месте самые лучшие в жизни цветы. А потом их возить потребителям, чтобы они вовлекались, а не жалели за эту красоту свои имеющиеся деньги платить. Это дело проходит между нами всегда. Когда настроение неплохое, мы вдвоем встречаемся. Один нуждается, у него есть, за что себе приобрести душистый цветок. А я как любитель эти семена растил.

    10. Здесь между людьми такая привычка. А тут любят все как таковые, без них нехорошо в комнате. Говорит хозяин этой работы: а вот когда они начнут всходить поодиночке, и станут цветочки появляться, нам делается очень хорошо. Этот ходовой товар, мы его делали, с места посылаем туда, куда это потребовалось нашему человеку. Он это сам мастерил, самый лучший из лучших в природе, из самого лучшего сырья для того, чтобы этим богатством хвалиться. И за него одарят то, что человек в природе сделал. Это золото с серебром, это природное богатство самое главное.  Это человек, он придерживается хорошего и теплого. Это не богатство в природе одно. Где же девается плохое и холодное, которому поклоняется человек один единственный независимый. Победитель природы, Учитель народа, Бог земли. Три человека в своей жизни не успокаиваются. Один другому хотят доказывать свою правоту о том, что ему одному приходится жить правильно.  

    11. Меж отцом и сыном никакой нет в жизни радости, а есть одно в природе самоволие. Что-либо такое найти, и им похвалиться, и сказать: это, мол, я нашел. Я это сам сделал для кого? Для себя. А если будет нужно кому-либо из других, я как хозяин, смогу продать, или променять на что-то интереснее. У нас всех такая введена привычка один за другим гнаться со своим имеющимся добром. Я от бедного ухожу, а бедному надо за богатым гнаться. Все живут зависимо, у всех имеется своя собственность. Каждый человек себя досыта кормит. И он же одевается, в доме живет со всеми удобствами. Казалось, что нам больше надо в жизни.

    Как сегодня было с утра 5-го апреля 1971 года. Мы его встретили и проводили тоже таким холодом, хуже, чем зимой. Ветер был восточный без всякого солнца. Никому не было разворота, а гребло в кучу. Это было плохо людям. Они льнули криками об одном тепле. Как нехорошо было при таком времени оставаться.   

    12. Особенно у кого не топилась печка в хате, оставалось холодно. А на степи при таком ветре, да возле железа под такими тучами. Об истории отца, это уже штука такая проведенная. Он ею жил, и верил одному богу крепко. С ним он шел в природе на любого врага, старался ему дать отпор. А чтобы выполнять, он ничуточки не выполнял. Так его действие перед сыном провалилось. Как им только не приходилось крепко трудиться из-за своего лично богатства. Он без бога ложку борща не проглотил. Им надо было за стол садиться обязательно без его разрешения, у них слова были такие. Он своим поведением надоел. Разом просит, а разом забывает. Он думает, это все чепуха. Взялся за это дело – топчись, раз тебе в этом деле помогает. Мы привыкли одно просить, нам кажется, мало. А кого ты должен в жизни своей просить, если только не его.   

    13. Эта история, она давно протаскивается людьми. Как будто так и надо делать. Человек в природе так тяжело трудится. У него как отца к сыну не было такого доверия, чтобы ему признаваться о своем кармане. Он его таил от сына. Поэтому он так и жил все время. Отец – для себя, а сын хотел для себя. Но как-то в этом сына заставляла природа соглашаться с отцом. Они друг друга понимали, любили, жили до одного начала. Бывает в жизни и такая стихийная вещь, возьмет отец и умрет. Все это достоинство остается сыну. И это бывает, как оно получилось в народе, борьба за жизнь. Какое-то начало должно быть, особенно у самих теоретиков. Это неправда отца, зародилось недоверие. Взяли и пошли на жертву. Убили одного, а потом другой взялся, и добился своего права, и снял с пути своего дела отца. Он свое сдал, и пошел навстречу служить народу. Народ стал хозяйничать всей природой. Она стала рождать человеку необходимость. 

    14. Говорят, это все, что тебе дала природа, будет твое начало. Ты это сделал сам. Я это не скажу, и не буду присваивать к своему имени. Это есть природа, она не захотела, чтобы люди от этого дела умирали. Они сами это все делали, их заставило делать условие. Они без этого дела дороги не проложат. У них есть одно направление лучшего ждать. У них есть такая мысль. Если ничего не будешь делать в природе, то не будет у тебя никакого хозяйства. Это все на твое желание дается природой. Она человеку давала, дает из-за его труда. Он не спит день и ночь, про это думает, чтобы в ней чего-либо хорошенького сделать. В природе таких дорог очень много для того, чтобы там на этом месте пришлось зацепиться. Это место, на котором делалось и делается всеми нами. Особенно для этого проходит по природе такое время. Природа его сюда прислала, чтобы с ним встретились люди. А в людях вся сила. Они с природой не считаются никак.       

    15. Человек сам с землей не справится, у него для этого есть лопата, это его есть первое оружие. Пила и топор с молотком, что и помогло ему в природе сделать для хозяйского дела снасть. Мы развили для этого дела огонь, сделали качественную сталь. А она нам дала иголку. Потом нашли хрусталь, что и делает нам из сырья деталь. Мы в природе не хотим видеть плохого, а мы стараемся видеть хорошее, и им окружаем себя. Хоть и это будет надо. Нам без этой хорошей земельки, она нас обогатила. Она нам дает то, что надо. А вот неприятности самих нехороших условиях, которые мешали тому хорошему. Мы, все люди, на белом свете для здоровья ничего не сделали. А каждый день и ночь мы проводим время для того, чтобы телу было в этом хорошо и тепло. Это наше все. Мы про это хорошее не забываем. Если тепло с утра делается в природе, нас всем радует.

    16. А вот когда природа нашему человеку станет плохой быть, то уже какая-то человеку неприятность. Он от этого хоронится, у него уже есть недостаток какой-то в его теле, поэтому он и заболевает. И у него не начинается процесс, он стихийно заболевает. А болезнь играет роли над человеком, зависимым в природе, он живет чужим. А раз на нем висит  природное условие, то и внутри тоже наброшенное природное. И также дом жилой сложенный. Болеть в природе надо, и необходимо нужно. Природа родила человека для жизни, а получилось наоборот. Он не устоял в природе, взял и умер. Вот что сделал человек для себя, нездоровье. А с нездоровьем жить человеку приходится тяжело. Он тогда ищет в природе другие совсем дела, само спасение, чтобы человеку свое прежнее здоровье вернуть  назад. У человека есть природная болезнь, она ему ввела в его тело.       

    17. А раз она посадила человеку свою грибковую болезнь, она только сама сможет удалить через науку человека, через закалку-тренировку. У нас один человек это дело опознал. Он свои силы направил для того, чтобы этот человек не болел больше. Портрет для этого дела срисовал в Москве для этого дела художник Корнеев. Он это все художество сделал для того, чтобы люди знали об этом деле. И старались просить своей просьбой для того, чтобы в природе так не жить, как мы с вами живем. И хотим, чтобы нам было лучше, чем было. Поэтому нам надо делать, чтобы не было в природе плохо. Мы больные, мы стонем, мы думаем в условиях. Нас держит коечка, нам не дает жизни больница. И мы сидим в тюрьме. Это самое плохое в жизни дело в этом нам оставаться. Кто из нас всех таких людей найдется, чтобы в этом горе нашем людском помочь? Мы имеем у себя такого только одного человека, кто знает нас всех, и о нас он болеет.

    18. Он думает про Трой…, где больная лежит. Это что я нашел в природе случайно, оно было всегда. За него никто не брался, и не хотел браться за это дело. А оно есть природное людское как никогда, оно наше есть. То, что мы с вами до этого дела делали или делаем. И будет оно делаться лишь потому, что это все надо людям. Они с природой воюют, они заставляют себя быть такими. И их она валяет поодиночке. Они в природе и не думают делать, чтобы им впоследствии было из-за этого хорошо. Они не хотят, считают природу врагом. То есть она им через их дела мешает. Они делают в природе плохое. Ее хорошие качества уничтожают, изнашивают их на деле, чтобы их у них не было. Считают, им природа обязана давать то, что им надо. Они заострены этим делом. Им дай хорошее и теплое. А плохое зачем. Портрет рисовали для того, чтобы этого в жизни не было.

    19. А вот прежде чем другого корить, надо свое в этом сделать, чтобы на это люди пошли и согласились. Они истины не видят. Лучше в жизни не делать, чем мы делаем. Мы ни одного дела не доделываем. У нас в природе то бывает. Еще время такое где-то есть в природе, а мы про него думаем. Да еще как возьмемся, все до одного человека тянем. Оно нам необходимо надо. Людям в природе круглый год, он не одинаково в атмосфере проходит. А люди в этом как раз жили. Им была сторона одна хорошая, прибыльная, другая совсем не такая. А люди привыкли смотреть издалека своим глазом, и определять, что хорошее, и что плохое в жизни. Такое человека всегда дело. Надо в жизни не сидеть, как другие есть такие люди. Им не до этого дела, у них мысль не такая. Тому человеку, у которого есть свое хозяйское начало, ему следует прибавить. У него на это и расширяется площадь, и делается строение. Как же этому не быть, если человек начал об этом думать.          

    20. Он же видит, и он же к этому делу готовится. У него есть на это пришедшее время. Он к нему подготовил сам себя. С самого утра он не глянет на это солнце, которое свои лучи распростерло. Мы все такие люди, взялись за это вот дело. Это наша земля, наша причитающаяся площадь, на которую мы со своей силой приехали. И начали мы делать то, что для нас надо. В это самое время нам приходилось самих себя заставлять. Мы об этом думали, а потом стали делать. Для нас, таких людей, которые этим вот живут, и за этим следят, идут эти вот дни, которых приходится дождаться. И в борьбе с силами и оружием эту вот могучую землю заставить. Она этого не видела, что мы для нее хотим. А вот в такой нашей давно живущей на белом свете природе многие такие изменения. Они делаются ею день и ночь. Она хотела сама себя заставить в такой атмосфере. А атмосфера на месте не стоит.

    21. В ней одно время людям надо в природе для дела своего, скажем прямо, железный гвоздь. Мы его купили, мы его продали, как нужную вещь. Она нам требуется на какое-то дело. А человеку по своей такой потребности она как таковая необходимо надо. Как какая-то начинающаяся на этой земле вещь, растущая в лесах. Она много лет себя показывала, как какое-то здоровое для строительства нашего дерево. Мы его обнаружили, мы к нему со своим оружием подошли. И как умелые люди это все определили, как будет нам его так удобно без всякой потери положить. У нас на это есть топор, чем (надо) будет подрубить. А пилою мы его срежем. Оно у нас в ту сторону впадет, в которую мы его направим. Тогда у нас есть глаз, которым мы различаем, а что из него должно быть. Наша голова говорит: это будет от самого корня шпальный. Он потребуется нашей дороге для крепости для того, чтобы стальную рельсу под поездами держать.         

   22. Мы их собираем, частично по заказу у нас их забирают. А распиловочный стройматериал мы направляем в наши заводы, они пилят нам доску для всякого случая. Наше дело такое, что лучше от этого всего мы должны сделать. Не такое, как было до этого дела. Люди теперь не такие поделались. Ими можно будет как хорошим коллективом … давать. Я человек ученой стороны, а ты этакой – физического тяжелого труда. Человек не в одном лесу может трудиться. Ты на сегодня перед нами есть лесоруб. Ты хорошо знаешь любой породы древесину, что она нам хорошего в нашем строительстве даст. Мы прорыли ров для фундамента какого-либо изложенного объекта. Чертежи заставили человека на этот счет много лет теоретически учиться. Я, говорит инженер строитель на счет этого дела. Мне поручено совершить это дело, в котором не один я копаюсь. Этот дом мы общими силами своими соорудим. Если нам посмотреть издалека, как смотрят на дом, еще не поставленный. А он его конструировал, дал людям, что в этом деле делать.

    23. Сюда не одно потребуется дерево. Или готовое с цемента сделанное в железе материале. Я, говорит, на это вот строение пригласил к себе специалиста хорошего качества каменщика. Или того строителя, кто кладет на углах, это переднюю стену с окнами. Наш такой делец, где бы он ни находился, какую бы работу ни делал, про него знает история. Шахтер работает под землей, а сам думает про природу. Ему хочется за свои заработанные деньги поехать на хороший базар, где покупается все для любителя. Человеку надо купить праздничную  одежду для того, чтобы ею перед всеми похвалиться. И на это бывает такое время. Одно сияет солнышко, приятная погода стоит. А люди смотрят на свои зеленые хорошие всходы на своей местности. Говорят друг с другом про этот подходящий год. Он нам немало такого нового для жизни принес. У нас народились здоровые дети, как какие-то огурчики. Родились по условиям своим для жизни.       

    24. у них такого в жизни ничего не получилось, как у одной родной матери. Она своего сына на белый свет произвела. Вот какие наши дела в нашем поле. Трактор пашет землю, готовит человек под ее зерно. А тому лежит большая задача в этом деле. А как будет надо этому человеку в его такой тяжелой работе своим умением помочь. Он ведь нуждается хорошим и теплым. Поэтому умные люди недаром на своем месте сидят. Одно думают. И он думает про это: как бы взять руки в брюки, ничего не делать.  Это было такое перед человеком дело, так оно и осталось. Человек в природе ищет своим умением легкое. Тяжело и вредно не приходится жить. Ему его голова помогает что-либо такое сделать для нашей такой обширной земли. Площадь очень большая, глазом не охватишь. Раньше было не в силах эту площадь охватить. А теперь на смену живой силе пришла техника. Ум человеческий сделал машину, железного коня трактор. К нему прицепил 5-лемешный плуг. Он им, как пером по бумаге пишет, так и тракторист.

    25. Он не … за плугом ходить, да думать, что с этого всего получится. Еще мы взялись за это дело, за искусственное, мы хотим довести до самого конца. Нам хочется с этого всего сделать небывалое в жизни дело. Это то, чего мы в природе не знаем, и не сможем с вами найти. А в природе оно есть, и было оно на земле. Только мы от этого всего завязываем глаза, и не хотим мы на это смотреть. Говорим: как же так это получается с нашим человеком, с которым живет наша наука. Она его учит, она его заставляет делаться в жизни не таким человеком, который когда-то был, раньше рождался. И сейчас рождается для того, чтобы жить в природе продолжительно. А мы в этом всем сами не захотели жить так, как хочет наша мать природа. Она ведь окружила живое тело воздухом и водой.

    26. А земля приняла человека по ней ползать не естественным телом, а искусственно защищенным. Крепко-крепко вооруженным для того, чтобы люди в природе с нею, как матерью родной, воевали. За счет того, чтобы она им без конца и края одно давала и давала. Это человек хочет от природы получить, и до сих пор так от нее получает, но ему мало. Он хочет базу такую построить, чтобы был бассейн не отбирающий. Этого хотел человек, он теперь хочет, и будет хотеть. Но ему как таковому человеку природа не давала, не дает, и не будет она ему давать через его один гордый поступок. Он ему как таковому человеку крепко мешает. У него нет сознательного ухаживания за собой. Он на своих ногах обутых ходит весь день напролет, они у него задыхаются. Не видят, не слышат, что есть в нашей матери природе.           

    27. Ноги – это есть произвольная часть тела. На них надо по земле ползать естественно, чтобы они были всегда энергичные такие, как природа. Пришла на землю эту вот, свои душистые цветы ввела, будь добрый, ими наслаждайся. Как наш человек. Он на себя надел сапоги, и вслед за этим плугом по борозде проходил от самого солнца до захода солнца. Зашло солнце – он их снял с ног. И их как уставших положил, они рады этому месту.  Не одни ноги человека этим искусством огорожены, все тело человека опутано этим. Он по пути своему бежал, спешил на работу свою, на которую ему приходилось ехать электричкой. Мол, приду, сделаю посадку. А там удобства есть, я сяду и отдохну. Такая у каждого человека есть мысль, это его такая мечта. Он успел к электричке, сел в нее, кинулся, а места все заняты. Сесть этому человеку не пришлось, уже у него есть недостаток, болезнь его окружила. Он думает. Это человек делает не на пользу свою, а на большой свой вред. Это мы пока рисуем за одно дело.

    28. Сколько их, таких дел, в природе. Все это делает для себя сам человек. Он от роду своей жизни ни одной ноги не поставил на землю для того, чтобы ему не было в жизни вредно. Заслуги в природе этим не отвоевываются, чтобы для тебя как человека была от этого дела польза. Ты человек, а с тобой встречаются многие другие, совсем не такие люди. Они имеют свою мысль, не такую зарожденную, которая нас всех таких ведет по своему пути. Я им, как новый, небывалый нигде, такой в природе зарожденный человек. Низко-пренизко головкой своей кланяюсь, говорю вслух: «Здравствуйте». Дедушке, бабушке, дяде с тетей, и молодому человеку. Я от них вежливости не ожидаю, спешу за собой захватить. Мое дело – сказать им, а там ты – как хочешь. Я за это не отвечаю, а за свои слова.

    29.  Я говорю, значит, мое тело такое с ним поступило. Оно перед нами заслуги большие через свою вежливость заимело, люди героя делают. Поэтому я и не кушаю, не одеваюсь, и в дом не вхожу. Ничем вашим не нуждаюсь. Ваша вся жизнь в природе психически больная, судя по всему этому делу. Видно, из всех он является между всеми такими один единственный человек. Об этом он пишет, говорит с людьми, что он не кушает. Это его чистая природная идея, его заставляют условия. Я своим телом таким в природе крепко хвалюсь. И говорю я молодежи: все равно будете вы раздеваться, и будете меня такого искать. Вы все такие люди, держат нас всех на очереди. Мы с вами живем один раз, и думаем мы про хорошее и теплое. Нам этого мало. Имею сапоги, надо ботинки. Имею ботинки, надо на них галоши. И так этому нет конца и края. Особенно пища создается человеком не для того, чтобы ее в этом деле не было. Для этого дела люди не жалеют сами себя.                 

   30. Они встают рано, ложатся поздно. Их заставляет природа. Земля, она меняет свой облик. У нее есть одна сторона и другая. Одна дюже холодная, другая очень жаркая. Одна дает свою прибыль, другая готовое приобретение с собой забирает. В этом всем человек приучил сам себя жить. Он живет и думает про это все, как ему приходится беспокоиться о самом себе ежедневно. Надо накормить досыта. Человек думает, позавтракать хорошо, а потом пообедать тоже хорошо досыта. А приходит вечер, человек ужинает на всю ночь напролет. Это все делается человеком не один день, а каждый день круглый год. Человек одно – кушает, и кушает  досыта. А потом приходит время, человеку надо стареть, силы падают. У него ноги подломились, не смогут тело удержать. Все органы притупились, и так они делаются бессильными. Даже тяжело одежду носить. Он устал, износился, на веки веков уходит в землю.     

    31. Люди, вместе едущие в электричке, спрашивают у меня. Как же ты живешь? Ты не кушаешь, мол, святым духом питаешься? Я говорю, недаром меня художество представило. Я не жду так время, как его ждут все. На земле лежит белый застаревший снег, он себя приготовил с этого места уйти. А на дело говорить приходится об этом. Когда придут на это место те дни, то солнышко, которое атмосферу сменит. Снег уйдет, а травка зеленая  с цветками появится, поля высохнут. А мы как люди в этом готовые со своей техникой, со своей снастью. Уже водитель за рулем, ему приходится делать. А наше такое в жизни дело. Только что от ложки оторвался, не вылез из-за стола. А в самого ум уже повернулся туда, куда неотрывно идут все по дороге прямо. Я, говорит он, только что из-за стола встал. Не успел забыть, как думка пошла другая. А потом надо садиться к обеду.       

    32. Вот какая наша петрушка. Лучше будет жить плохо и холодно, чем мы с вами живем на белом свете хорошо и тепло. Мы с вами один раз живем со здоровьем. А то мы его теряем. Наше дело одно, оно перед нами – жить, да думать не о плохом, а о хорошем. Так оно и делалось, и делается нами теперь, и будет делаться нами. Мы с вами старое не забыли. Как встали с постели, так в окошко смотрим, что на дворе. Хорошее – этому рады. Плохое – уходим. И стараемся одеться, наесться. Словом, без ничего мы не пойдем. А как же я такой человек, которого вы сейчас видите. Мои слова, они никогда не умрут. Говорили, что его застрелили, он уже умер, его нет, он выбыл с колеи. Вся история прошедшая построена на легенде. Богу крепко верили, его просили, чтобы он им помогал. А он даже ихним не радовался. Я, говорит он, не хочу вашего видеть. Вы живете чужим природным. Она вам дала, дает, и будет давать в вашей необходимости.    

    33. Вот чего наш крестьянин или хлебороб хочет. День весь напролет он машину заставляет работать на его благо. В машине своя энергичная сила. Она не считается ни с чем. Ей давай дорогу, она за свою работу взялась, она не бросает, пока не закончит. У нее усталости нет, она не ложится от усталости. Ей не надо корм. Она загорелась, горит, а через это сил набирается. А в саду, да в таком большом саду есть очень много разных плодовых деревьев. За ними надо уход человека, как ухаживают за девушкой. Маки дай. Человек ей говорит, он ей обещает. И не бросает о ней думать, как о какой-то красавице, которая находится в этом саду. Она по нему ходит, и приглядывается к этим вот прекрасным плодам. Сама себе говорит: а какое же из всех будет самое вкусное? Им бы полакомиться. Вот какие есть дела между девушкой и мальчиком. Как они …, они говорят про того лишь человека, кто парочкой живет, да не ладится.

    34. В природе время на земле не бывает одинаковое, но друг другу дают дорогу, она у них свободная. Если только нужно времени уходить, то тогда не спрашивай и не возвращайся, собирайся и уходи. Время не такое пришло на землю. То лежал белый застаревший снег в холоде весь. А теперь бежит на это место солнышко, оно ни с кем не считается, а говорит. Было такое время, надо было по-твоему жить. А сейчас время другое, уже холод не надо. А пришло на смену ясное теплое солнце. Оно не считается ни с какими особенностями, берет и гонит вон дальше от себя этот вот застаревший холод. Он уже налетался, ему пришла пора с этого места уходить. Свои силы туда направить, где он ежегодно бывает. А потом, когда эта весна належится, надоест всем, со своими цветами зацветет. А ягода прогонит вон все это подальше, станет ягода созревать, станут ягоды прогрессировать. Их лишние начнут продавать, из дома ведрами таскать направо и налево, кому только будет нужно.

    35. А нашему человеку обязательно будет надо эта площадь. И вот мы так рядышком жили, веселились всегда своей жизнью. Я или он всегда старались в своем труде чем-либо показать. Хоть ямочку лопатой рыли для какого-либо фундамента. Мы на этом вот не останавливались, и не стояли на одном том месте. Мы за это вот все дрались. Считали сами себя неимущими. А вот когда люди издалека посмотрят, они его правду увидят, и скажут как один человек об этом человеке. Это наш такой вот человек, которому было мало времени. Надо было не делать то, что ему приходилось сделать. Хоть камушек на своей стене, но положит. И скажет: это так будет надо. В нашем этом году мы посеяли зернышка, спешили захватить раннюю влагу. Холодно было, но мы, как механизаторы в этом деле, не считались ни с какой особенностью. Мы дали слово своему народу, что мы как умелые люди это сделаем, и обязательно у нас это получится.     

    36. Конверт делается с бумаги для того, чтобы по адресу точному послать родственникам или знакомым письмо. А в конверт это письмо кладется с написанными словами. А словами такими можно по природе кричать, пусть они только слушают. Мы для них свою любимую вежливость представляем. Как на какой-либо арене, люди собираются на площади для того. Кубанцы, азербайджанцы собрались к моему приезду. Это было зимою, практическое появление моего тела зимою по снегу. Каждый человек сам себя заставляет со мною встретиться. Как встречается наша молодежь, это их отношение ко мне. Им хочется у меня, у такого человека, спросить про мое такое здоровье. Оно болело, болеет, и будет болеть за обиженного, больного. Мы все на стороне этого всего стоим на очереди. Мы не гарантированные от всего этого. Если бы не было условия, мы не делались такими. Мы все, ученые и неученые, не сделали своему организму здоровье. Мы теряли здоровье, теряем, и будем в этом терять.   

    37. Нас с вами природа за это все обижала, и будет она обижать. Как хотела она, так и делала, и будет делать. А вот портрету этого не сделает. Он едет со своими силами, со своим направлением к людям. Они хотят в природе своим мнением сделать в жизни то, чего в жизни не было. Им хочется открыть такой источник в природе как никогда, чтобы он у них был неисчерпаемым со своими залежными богатствами. Это наша земля, наш воздух, наша вода, что человеку давало все время. Оно дает в прогрессе то, что надо для нашей жизни. Мы с вами для этого дела учимся теоретически, делаемся хорошими дельцами. Для себя делаем заводы любой марки. У нас для этого есть доменные и мартеновские печи. Нам нужно железо, нам нужно сталь. Мы воюем с природой, она нам дает. Мы имеем оружие такое, которым достаем все необходимое нам. Мы для этого дела вооружаемся.  

    38. У нас есть машина, есть самолеты, вертолеты, у нас есть огнестрельное оружие. Мы уверены в наше такое умение воевать. Мы свое кровное бережем, не хотим никому свое место отдать. Я для этого дела по этой части по Марксу, по Энгельсу, по Ленину научился другими людьми командовать. У нас все люди работают, свою изложенную работу выполняют. За это все от нашего коллективного государства энную зарплату получают. Мы для этих денег мастера человеку представлять всякого рода товар. Мы торгуем, мы продаем, и мы покупаем. И с этого товара фасон выдумываем, красоту надеваем, мы ею хвалимся. Говорим: это у нас не все есть для нашего человека. Мы для самих себя делаем комбинаты хлебопечения. Мы отстраиваем столовые и рестораны, буфеты и кафе для населения. Приглашаем, будь добр, идти и пользуйся всеми благами, у нас есть все. Мы с вами для этого всего учимся, чтобы нам знать, и делать для того, чтобы нам было в жизни хорошо и тепло. А мы знаем за историю всю, она нами делалась на хорошо.

    39. А потом это хорошее приводило нас к плохому. Мы с вами умирали, умираем, и будем умирать. Вот что мы в природе через это все нашли. Мы с вами на этой земле не нашли то, что надо для жизни. Земля своим богатством не удовлетворила. Мы сделали такой спутник, с которым мы стали пробираться из хорошего и теплого в ту жизнь, которой не было. Мы ищем в атмосфере на другой планете. Мы стали Луну практически завоевывать для жизни, мы этим вовлеклись. А на земле лежала сторона, она у себя имела силу жизни. Но не такую, как она была до этого. А сейчас взялась за тело человека независимость, природа естественная, самая плохая и холодная. Вот за эту самую тяжелую жизнь природа нам родила в этом человека. Он эти силы завоевал. Теперь хочет их всему народу показать, как полезность одну для всех. Это учение, которое будет учить всех нас, чтобы люди не болели разными заболеваниями.

    40. Нам надо добиться от природы, так своим делом сделать, чтобы не попадать в тюрьму и в больницу. Вот чего надо добиться в природе. Жизни, такой сознательной жизни, которая будет помогать в жизни обиженным людям, кто на сегодня окружил себя недостатком. А его надо изжить.

    Москва – это самый есть центр. Столица, куда наши посланцы, выбранные  люди, со своих мест приезжают своим сделанным хвалиться. И сказать нашему всему народу о  том, что мы с вами дали свое слово в этом всем не останавливаться, а повышать свой уровень в своей культурной жизни. Она нас заставляет всех. Мы делаем в природе то, от чего нам делается хорошо и тепло. Мы так и раньше до этого времени жили. Все мы про это думали, и так же мы думаем сейчас так хорошо, так тепло жить, как мы с вами никогда не жили. У нас всех нет своего внутреннего тепла в теле.             

    41. Мы с вами надеемся на наше сделанное в природе изделие то, что мы имеем, оно нас в природе спасет. Это все не наше есть – природное чужое совсем, не живое, а мертвое. Мы, все люди, есть живые энергичные тела, естественные, крепко украшенные фасонной одеждой до красоты. А наевшиеся жирного и сладкого много досыта. Мы живем в доме со всеми удобствами. Что может быть от этого всего лучше. А мы с вами на этом не останавливаемся, говорим: это все нам будет мало. Нас наша земля не удовлетворила, чтобы мы были этим довольные. У нас в природе нюх другой. Мы ищем по природе ее тайну. Мы хотим в ней найти славу самих себя, чтобы было у нас между нами то, чего мы не имели. То мы были в природе зависимые от нее. А теперь наоборот, природа окружила человека одного из всех. Она его поставила на арене не для того, чтобы он был над нами управитель, заставлял нас, чтобы мы для этого хорошего и теплого делали. Эта жизнь, она была и есть перед нами однобокая.

    42. Разве это будет плохо этому человеку, когда он окружит себя мировоззренческим понятием, и будет любить природу? А она у нас есть плохая и холодная, хорошая и теплая. Мы этого не хотим иметь. Избрали самовольно свое место. Говорим: это место, в котором мы индивидуально живем, и хотим от этого еще лучше жить. Природа нам дни неодинаково посылает. Мы их встречаем и провожаем вооружено не такими, как это будет надо. Природа не любит мертвое, гонит с колеи вон подальше. Она ни с какими силами зависимого человека не считается. А берет, его силы и отбирает от него, ему наносит ущерб свое заболевание. Уже он в недостатках живет. Этому недостатку никакая особенность не поможет, кроме только природы. Она же посадила грибок, он в ней прогрессирует, мы с вами бессильные совладать. Она нам дышать не дает, мы с вами умираем. Какие только мы ни были перед природой вооруженные техникой, силой – нас это не спасло. Мы в этом умерли. Портрет про себя рисует картину. Я не пришел на землю капризничать, не любить природу. Это мой будет недостаток перед всеми.     

    43. Зачем мне надо болезнь, если я окружил себя здоровьем. Я никогда не болею, не простуживаюсь. Всегда говорю: мне в жизни хуже и холоднее от всех, но зато мне здорово. И крепко я терплю за всех наших больных. Я, по делу, есть самородок. Источник мой – это закалка-тренировка. Эх, тут как тут самое плохое на белом свете. Это делается у нас в людях. Хочется нам жить, нашим молодцам. Они жили, процветали на белом свете за счет своего умения. Мы с вами по природе ползали, мы искали, хотели найти в ней тайну. Но нам, таким людям в природе, она не давала источник для этого. А больше от всего пути загораживала. У нее для этого нет нам сил, чтобы мы ими огородились. Как нам хочется по-новому, историческому жить, чтобы мы с вами на нашей земле не нуждались, и ничем так не болели. Нам требуется в жизни нашей, мы не сможем без этого дня жить. Мы в нем живем хорошо и тепло. Нас природа заставляет сегодня жить от этого дня лучше. Мы с вами вчера что делали? Очень тяжело трудились, и хорошо вкусно ели, досыта наедались. А в какую одежду мы с вами одевались.  

    44. Это наша фасонная красота человеческой жизни, наша одежда. Мы в доме прожили со всеми удобствами, протерпели. Это такая наша была жизнь, мы прожили. А вот сегодня в эту минуту в этот час нас, таких людей со своими силами, природа встретила, и не захотела нас с вами допускать. Мы к этому делу подготовились, сделались. Научились с природой воевать, у нее самые хорошие качества отбирать. Мы прожили вчера не думавши хорошо и тепло, на ногах проходили. А сколько мы руками  делали, глазами смотрели. Боялись, чтобы она не повалилась. А сами этим хорошим окунулись в плохое. Что-то не так в теле сделалось, какой-то недостаток мое тело окружил. То было хорошо, не чувствовал плохого, а потом стало слышно. Природа задалась своей цели. Взяла, свои силы она и представила, окружила этого нашего в природе хозяина, он у нас заболел. Ему не надо этого, он бы рад со своим намерением что-либо хорошенького сделать в природе. А она оторвала его руки, он не сможет, приостановилась его жизнь в этом. Он не в силах продолжать, поэтому он и не доделает, умирает. Ему природа не разрешила. Взяла, то, что он делал, приостановила. Мыслитель сошел с колеи, не стал мыслить, не стал делать.          

    45. «Але, это кто у телефона». – «Я, говорит общий отдел КПСС». – «Вы два письма и две просьбы на 24-й съезд получили и отправили на исполком Красного Сулина для чего, спрашивается». Я мог встречаться с ними всегда. Они мою закалку-тренировку хорошо знают. Я у них на людях вырос не для вреда, а для пользы всего нашего человечества. Люди живут в природе, они борются из-за хорошего и теплого. Они в этом не жалеют сами себя, идут в бой, и со своими силами ступают. Ищут для самих себя что-либо из всего хорошее и теплое. Чтобы люди не болели и не простуживались, что самое главное в жизни. Зависимые от природы отбирают все то, что надо нам в нашей жизни. Мы живем с этим всем один раз, у нас процветает здоровье. Мы за счет этого здоровья радуемся, и хотим, чтобы оно у нас было всегда. Мы его накапливаем всегда, хотим, чтобы от нас не уходило оно. А все время возрастало, и делалось больше. Это для природы такое дело не подходящее, чтобы жить в природе за счет ее качеств.

    46. Она нам дает в себя хорошее и плохое. Но мы на это все имеем свой глаз, видим и определяем, что в жизни есть хорошее, и что есть плохое. Мы с вами придерживаемся большинство хорошего, а от плохого все мы бежим. Это наши условия, они заставляют человека в этом деле разделять. Природа имеет два характера жизни. Одна есть сторона прибыльная, другая сторона убыточная. За одной мы гоняемся. Хотим, чтобы у нас была такая возможность в этом всем трудиться, то есть делать то, что будет надо в жизни нашей. Мы знаем природу, знаем ее круглый год, все расположенные месяца, и даже недели, а в них дни. Мы всегда в этих днях и ночах сами себя представляем, трудимся. И стараемся в природе сделать то, от чего нам будет хорошо и тепло. Мы это в природе ищем, как тайну, хотим ее найти.  Но природа нам этого не дает, берет и набрасывается на нашего человека. Она на нем видит его недостаток, и своими силами мешает. У нее для человека вооруженного, сильно знающего. Он дело любое делать начинает и не доделывает, устает, ему надо отдых. А мы его делаем в чем? Скорее спать.        

    47. Сон для человека – милое счастье. А раз оно милым представляет себя, уже вовлечение. Мы привыкли спать, нас сон убивает. Лучше меньше поспать, чем мы больше спим. Сон героя убивает, и во сне он помирает. Лучше жить надо бодро. Вот что нам нашел новый человек. Жизнь, но не смерть. Человек это будет новый портрет. Он до этого времени не прогрессировал между нами. У портрета есть одна  между людьми мысль. Надо нам добиться от природы не то, что мы имели. Мы имели в природе зависимость от нее. Нам надо будет площадь, нам надо недра, мы без этого жить не научились. Мы умеем на колесах кататься, весь груз на них возится. Мы не живем, а с этим помираем. Портрету в природе нет разницы между днями, между неделями и месяцами. Что лето, то и зима. Она такая же самая, как и весна, и лето, и осень. Человек не должен готовиться с оружием в руках. У человека тело живое энергичное. Никогда оно не умирающее через то, что оно ничего такого не делало, и не требовалось делать.

    48. Ему надо научиться жить так, как живет наш никогда не бывалый на арене Портрет. Он свое место Богом земли занял, и хочет нам всем про свое рассказать. Это будет хорошо нам всем, что он так же, как все бедные люди в этом умирают? А если бы умирать ему так, как мы помираем, он уже давно бы не был на белом свете. Его не защищает никакая особенность. Он болеть так, как мы, уже не болеет. Нам надо место, такое место огороженное, в котором приходится жить богато, умело. Он говорит как портрет всей нашей вселенной. Такого условия, как имеем мы, нет. Я место не признаю, и не хочу его иметь так, как его имеют все. Для этого место надо нам иметь природу. Воздух, воду и землю. Что нас таких людей заставляет в них делать то, что делают все люди. Ждут время. Какая мысль, подготавливается к делу. На это снасть готовая, ею приходится делать не один час, не один день или неделю. Приходится месяц на это все работать. Люди ночи не спят, а все думают, как бы угодить природе, чтобы она им зародила. 

    49. Портрет не об этом думает. При нем уже его люди умерли за эту славу. Он не кушает лишь потому, что он знает не это, что мы сделали. В этом деле наша есть большая ошибка. Она нам представила в этом всем человека не такого, как мы есть все до одного в природе зависимые от нее. Мы с вами ждем это время. А что в нем получится, мы не знаем? А портрет нам таким говорит, что умерла наша Матрена. Первая такая мученица она была за нашего Учителя. Она ему верила не как человеку данному, зависимому от природы. Она верила и знала, что я не человек, а Бог земли.

    50. Пришел в природу нас, всех умерших, поднять, и нас за наши дела такие осудить. Мы умирали с Господом, боялись его, чтобы он нас не осудил. А теперь его силы настали. Он этого через свое дело добьется. Ему природа поможет через обиженного, больного человека, кто нами забыт. Вот что нам Бог земли с собою принесет. Он нам жизнь такую принесет, которой еще не было на белом свете. Это его перед нами знание в природе, как будет надо жить, чтобы не умирать. Он так уже меж нами живет, и пользуется правами теми, которыми человек не пробовал, и не хотел браться за это все. Он ходит не так, как все ходили. Их одежда отбирала силы. И не дала им так жить, как наш Портрет себя заставил.        

   51. Он идет по дороге истинно. В природе нашел тайну, она для всех нас живущих на белом свете очень холодная и плохая, через что мы с вами умираем. Портрет не согласился это у себя иметь, эту неприятность, чтобы сначала пожить хорошо и тепло. Через технический глаз он для этого дела сам вооружился. А портрет этим не заинтересовался, а пошел по природе искать жизнь, но не смерть. Он не пожелал так однобоко жить, как мы живем. Он взял дорогу плохую и холодную, что ему это дало разуметь быть таким, как он перед нами сейчас. У него оружия нет. Он дружит с природой, с воздухом, водой и землей.    

    52. Поэтому он через это надеется. В природе ничего так не пропадает. Жило и видоизменялось, так оно и будет. Эта атмосфера меж людьми не станет прогрессировать. Человек наш новый небывалый в природе – это портрет, он художеством огорожен. И сейчас живет за счет природы, за счет естества одного. Ему как природному независимому человеку помогает в его организме, чтобы не требовалась никогда никак нигде пища. Он давно про нее не думает, и не хочет как таковую употреблять. Его такие рожденные в природе силы, его такая воля без еды оставаться. Вот что ему пришлось в природе сделать. А раз он этого добился от нее, то что может быть лучше от этого. Портрет за обиженного из всех, он выступает, доказывает в этом деле свою правоту.  

    53. Портрету не надо будет никакой диагноз, а ему надо будет человек. Моя такая жизнь в природе делается. Это физическое состояние, оно нам раскрывает первое на земле начало. Он не думает о дальнейшем, и не ищет в природе небывалой тайны. Он говорит. Я не заставляю природу, чтобы она перед нами такой оставалась. Мы такие есть люди, ползаем по земле со своей такой сильной техникой. Она нам в жизни ничего пока не дала реального. Человек в этом деле как умирал на фронте своей жизни, так он и сейчас в этом деле умирает. И он будет между нами умирать. Это его большое незнание в природе, как будет надо жить. Мы с вами ничего не знаем по этой части. Думаем о том, что нам природа ворота свои отворит с такой огромной техникой. Мы для этого заложили сегодня это маленькое зернышко в землю.

    54. А сами думаем, чтобы оно нам дало много таких зернышек, чем мы живем. И думаем про то новое, нам небывалое в жизни. Нам оно дастся, и обязательно это будет, только не то, о чем мы с вами так думаем. Все умы сосредоточились в природе это делать. А тайну мы как не раскрыли, так ее между нами нет. Она есть в природе в независимости от нее, ею окружил себя человек. Теперь истиной доказывает, своей правотой историю прошлого характера, что она вся сделана нелегально. Мы с вами без участия Бога в жизни ничего не сделали и не получили, кроме одного – оделись, наелись и в дом зашли. Неприятно, сейчас в находимся в чужом, в природном. А раз чужое это будет, значит, нас с вами независимая сторона осудит. Вот что нам портрет рисует. Не надо нам с вами находиться в природе в мешке. Кто вам вашему телу даст здоровье? Если тело ушло от природы, спряталось оно подальше.

    55. Кто же за него заступится, если сама природа это делает? В ней лежать все ее возможности для жизни человека. А мы с вами не хотим в природе искать те качества, которые требуются человеку в его жизни. Что с себя представляет в природе сделанная человеком наша теория, которую соорудил сам лично человек? Она фантастически делает дело в природе не на пользу в жизни человеку, а на вред, на разрушение своего тела. Портрет не гоняется за землей, ему не надо гектар. Он не признает в этом зернышко для того, чтобы заставлять землю терпеть от этого. Надо себя как человека заставить, чтобы человек не был мертв, и не носил на себе неодушевленное чувство. Надо будет зародить у себя такие силы и волю, которой в жизни никогда не рождалось. Вот примерно так говорится человеку. Ты же человек, с тобой, с таким человеком, встречаются добрые и недобрые люди. Ты от них не ожидай милостыни.

    56. Это придумано не портретом, а предковыми добрыми людьми. Они его бросили выполнять перед собой, а взялись за небывалую гордость. Надо уходить от него, а мы к этому прибегли. Живем в природе на выбранном месте, между собой огородились, и присвоили имя свое в этом. Дом соорудили на углу, из природы тянем во двор, что попало. Попробуй кто-либо через ограду переступить. Король закопошится, скажет свои слова грубо: ты что там делаешь? Закон нарушил, на чужую собственность наступил. У меня для этого есть оружие, я дам отпор. Вот что сделали люди на земле – межу. А портрет говорит: это чушь такая, которую можно изжить путем сознания. Мы не имеем права своим называть. Это все чужое природы. А в природе сделалось живым мертвая самозащита от другого. А другой силен, нападает на бессильного. Это было, это есть, и будет оно между нами в природе на этом месте. Мы его захватили, на нем удобства для жизни сделали.

    57. Стал учиться в природе, чтобы легко жить и богато в природе. А в природе капризы в естестве есть только у человека, он в ней живет. В природе время меняется с одного в другое. Если нужно будет быть зиме, она и к нам в свое время приходит. Люди про нее знают хорошо, и к ней они готовятся. Зима есть холодная и голодная. Она упраздняет с дороги то, что было. А человеку надо будет условие, за счет этого надо удобно прожить. Человек – это есть такое начало своего дела. А в деле нет конца и края. Сегодня, скажем, осень с земли ушла, а на этот счет пришла зима со своими днями и белыми мухами да острыми иголками. Человеку стало не то, что было до этого. Он боится оставаться таким, как он был до этого времени. Это только человек ушел от таких условий. Они перед ним изменились, и стали жить по-иному. Мы с вами привыкли встречать тепло, да еще хорошее. А потом оно само изменялось на иное.

    58. Станок какой-то произвольный под именем моим делается технический, которого в жизни еще не было. К нему деревянный футляр с разными закусками. Не в природе искать, как мы ищем для себя тайну, ею хотим так огородиться, как никогда, чтобы нам было в жизни не плохо и не холодно. Все удобства для человека делаем, их в его условиях ставим. Самое главное, это нашего человека, кто на землю пришел добиться от нее блага. Он не рождался в природе для того, чтобы с нею пришлось воевать. Он родился живой энергичный, у него было тело не понимающее к жизни той, которая уже многих наших людей окружила. И заставила их знать о пришедшем времени, какое оно будет.

    59. И с ним надо будет встретиться не с порожними руками, а с вооруженным телом, со снастью, чтобы с землей барахтаться. Она у нас источник, ее надо заставлять, чтобы она нам давала хлеб и нашу одежду. Мы для этого дела учимся в нашем процессе. Мы хотим, чтобы нам в этом всем было легко, хорошо и тепло. Мы помним, чем мы пахали землю, чем мы волочили пахоту. А каким зернышком мы засевали. Это такое дело давно было. А какой косой мы косили, или чем мы его возили на ток. А молотили мы чем. Веяли, делали чистое зерно на ветре. А куда мы его ссыпали. А потом под камень клали, делали муку. А пекли чем хлеб. Одно горе было без всякого сыта. Эта история, она уже перед нами такими наученными отмерла. Мы с вами не так встречаем своих детей. Наша техника заставила нас своим умением красить. У нас есть, чем одеть, чем накормить, и в чем приходится жить. Вот что мы сделали. Самую хорошую и теплую жизнь. Такой жизни еще у нас не было. Мы ее сделали, сейчас наша молодежь красуется.

    60. Живет она хорошо и тепло. Красиво огорожена. Учится для этого. Делаются дельцами, инженерами, агрономами, словом, директорами. А вот жизни в продолжение мы не получили, и ничего мы на земле для этого не сделали. И не нашли мы с вами ничего, чтобы в этом похвалиться. То, что мы имеем, это наша цивилизованность в этом. А здоровье как мы раньше теряли, так мы его и в данное время теряем. А сами хвалимся, что мы есть всего дела хозяева. Землей своей распоряжаемся. Мы говорим: это она наша. Мы в ней добываем сырье, мы добываем продукцию. Сами себя кормим. Одеваем, и в доме мы живем. Ставим на колеса машину, ею управляем. Грузы перевозим с одного места в другое, и сами себя возим. Но чтобы удовлетвориться жизнью, мы этого не получили от природы. И не получим так, как мы живем. Она нас не допускает, и не допустит она нас через свои естественные силы. Она не любит искусства, а любит живое, сохраняет его, как око. Вот что нам надо.

    61. Жизнь не такую, которую мы строим. Дети наши для этого все учатся, чтобы в дальнейшем жить хорошо. Они наша, стариков, смена. Мы так же возрастали. Мы так же о жизни будущей думали, как думаем сейчас. Уже нам земля того не будет давать, что давала нам сначала. В ней была влага такого количества в сырье, мы от нее не получали. А сейчас у нас для нее сделана техника. А ее у нас такой не было. Мы сейчас не ходим так пешком, как мы раньше ходили. И на лошадках ездили, и на волах. А сейчас у нас мотор, машина. Вся природа катается с места в другое. Раньше на земле этого не делалось, в этом всем была большая нужда, она и сейчас большая, в этом требуется. Человек и тогда, и сейчас не удовлетворенный. Ему приходилось и приходится много думать. И он очень много делает для того, чтобы у него было, что кушать, во что одеваться, и в чем жить. Это мы в большом количестве сделали, но не совсем.        

    62. У нас была и есть всегда большая потребность. Особенно раньше не умели хорошо одеваться, и досыта наедаться, в домах хороших жить. Сейчас всего хватает, лишь бы средства. Мы от этого зависимые, нас природа заставляет в этом необходимое по природе искать. Мы в жизни своей не нашли то, чего надо. У нас очень много есть для жизни человека. Но вот одного нет, чтобы мы были гарантированы в этом, чтобы мы не попадали в тюрьму и не ложились в больницу. Вот чего нам надо добиться в жизни. А у нас на нашем человеке в его жизни это развивается. Заставляет материальность и физическая сторона, она портит человека. Мы без этого жить не сможем. Считаем, труд свой – это благо. Мы тех средств не искали, чтобы без него оставаться. А в природе это есть, мы их не отыскиваем. Что с этого всего получается, если мы с вами так тяжело для этого трудимся? Мы это все поедаем, и оно нас с собою забирает. Это наша мать природа, земля, воздух и вода – что нам все дало.    

    63. Вот кому надо верить. Единому Богу всей жизни.

    Сегодня суббота, 1 мая. Снится сон. Пробираюсь я к кладбищу, будто умершего отца хоронить. Его яма могила с краю. Мы туда его в гроб положили. Он там стал отходить. Я к нему, как к отцу своего тела. Он сидел, я его стал в губы целовать. А из носа у него кров полилась. К этому врачи пришли. Он им стал про купанье говорить. Они ему поддакивали. Это было искание их. Три человека. Из них два мужчины, одна женщина, которая специалист, была скульптором. А два техники. Они привезли через индейских ученых в бога. Они хотели, чтобы я им сказал, что я есть в этом деле Бог.

    Портрет художеством своим имя его несет для того, чтобы люди восхваляли. Но люди пока об этом деле молчат. Их дело одно – искать своей техникой, своим поступком. Он себя показывает в природе так, как не показывали все наши люди. Они ходят взад, вперед да смотрят на другом человеке форму, фасон, красоту человека.

    64. У них это все в голове прорабатывается, и делается ими так. Они не смогут оставаться такими, как наш портрет. У него бедное и холодное в природе тело. А каждый человек носит одежду на своем теле для того, чтобы вовлекать. В природе на своем месте не сидит, и не говорит он, что это его место. У него слава проходит одна. Он свое в жизни не показывает, что он умеет, и много хорошего на своем месте делает. У него одна цель и такая задача – перед  всеми быть одинаковым. Природа видит его правду перед нею, и хочет свое все ему передать. Она для этого ветром дует, делается холодно. А как по мокрому дождю все люди уходят. А когда дождь с высоты на землю падает, для людей это все делается грязью. По такой погоде и носа не покажет. Вода делает влагу, и трава в этом деле растет, и поднимается вверх. Мы с вами в это время сами себя защищаем, делаем зонт, уходим от этой природы.

    65. Портрет как Бог на земле, он никогда со своим телом не уходил от такой природы, как она перед нами есть. Ему она нипочем. Он ее считает родной и любимой матерью. Она нас всех одинаково зародила на белый свет, по земле принесла ползать, искать заставила хорошие, пахучие качества, ими удовлетворялись на одно время. Это их было такое время. Они делали дело такое, в нем крепко ошибались. А вот портрету эти условия были для него такими, как хотела сама природа жить. Так она ему в его шагах не помешала. У нее это только вновь между людьми не появляется днем. Или приходит ночью какая-либо неприятная в природе погода. По ней люди не подготовили сами себя встречать.

    66. У них такая зародилась апатия, они в плохом не привыкли бывать. Им не надо будет буря  или какой-либо ураган. Им надо тишина и приятность. Вот что наш народ на земле любит. Маленькие цветочки и зеленая травка, да ясное в этом раскаленное солнце. Как хочется это все каждому человеку при этой атмосфере в природе находиться. Люди про это знают, у себя это ждут. А вот когда уходит на всю неделю воскресение, людям не хочется этого начинать. А оно само заставляет к этому прибегать. Разве это не наша буква или не наше слово, сказанное в природе. Мы с вами когда-то жили, трудились нелегально с Богом, он нам помогал. Он давал то, чего было нами нужно.  Мы у себя тогда добыли в жизни своей за это все тюрьму, от которой мы с вами отделались нашей революцией. Народ не захотел царского самодержавия, которое режимом строилось интеллигенцией. Мы эту штуку на человеке видели и тогда, мы видим и сейчас.             

    67. Она проходит в природе на нашем человеке чем? Большим недостатком. Мы, все люди, раньше были от природы зависимые, и сейчас остались в этом зависимые от природы. Мы с вами умирали, умираем, и будем мы так умирать через наше дело. Мы его делали, мы делаем его, в нем ошибаемся. Разве наша эволюция, которая меж нами не была еще, несправедливо поступает? Она свое на ноги ставит, а чужому не мешает. В природе, самое главное, в жизни, это есть человек. А он практически делает, и об этом всем пишет. На всю природу криком кричит об этой победе. Враг убит, его в природе не стало. Теперь на место пришел наш русский человек. Он своей победой хвалится, говорит нам всем. Мы с вами такого полезного ничего не сделали. Между людьми как процветала наша режимная тюрьма и больница, так она и процветает. Это наша с вами неправда, про которую мы писать не перестаем. Мы про это пишем, говорим, но у нас не получается.

    68. Писанина писанине есть разница, она мною, Ивановым, написана. «Закалка и люди» есть мое первое выступление. На это дело Эдуард Федорович Холодный, он же врач психиатр, он же и литератор, поэт своих слов. Так сказал на эту писанину, когда я спросил, как у рецензента, на что можно будет надеяться? Я его заставлял, чтобы он мне свою правду сказал. Он мне так сказал: «Писанина твоя в нашей жизни роли не так играет, как играете роли вы, живой факт на белом свете». А мы, ученые люди, все живем один раз на белом свете. А делать это не хотим. Мы знаем Николая Николаевича Коргана, профессора психиатра, светило был Ростовской области. С ним тоже приходилось встречаться, как с медициной. Он меня заставил это писать. Я писал, я пишу, и буду писать не на вред нашему народу, а на его пользу. Иду я по дороге вместе с Николаем Николаевичем, холод был 27 градусов. Он идет в пальто, а я, Иванов, иду без пальто.

    69. Он жалел меня, говорит: «Зачем ты себя корежишь (мучишь)?» Я у него спрашиваю: неужели тебе жаль? А раз жаль, то возьми, попробуй остаться таким. Корган мне так сказал: «Лучше я умру в пальто, чем мне умирать придется без пальто». Так мне, Иванову, Корган сказал. Это ученым в природе делать было тяжело. Как и создавалась нелегко народом революция, где был глава и вождь этому делу Ленин. Он за будущее боролся, он гнал с пути старое гнилое. Он на помощь пригласил ученых, инженеров для построения нового государства в мире. Он пригласил на помощь в печать Демьяна Бедного и Горького для того, чтобы писать про будущее, про новое. Жизни человеческой требовалось одно богатство. Это экономика, это политика, через которую люди стали добиваться, чтобы у них зашел в борозду конь железного характера. Людям потребовалось большого количества сырья для выработки разносортного железа.           

    70. Ленин в природе кричал народу: «Надо ток, электричество, энергия». Словом, чтобы люди получили в природе жизнь хорошую и теплую на этой вот земле, которая стала служить источником. Она нам давала хлеб, давала нам уголь и железную руду. Также давала нам нефть и лес. Она нам давала, но все это было нам трудно собственнически огораживаться. Мы долго с этим боролись, пока сами стали природой распоряжаться. Мы стали хозяйничать землей. Что хотели, то на ней делали. Ставили большие заводы, строили огромного значения машину. Мы старались заставить своим умением сдержать по-своему воду. Она нам стала делать гребли. За счет этого всего мы на реках поставили станции электрические. Мы протянули по проводам ток, ввели на каждом месте привод, где это потребовалось нам. Наша наука теоретическая на одном месте не стояла. Мы завоевали в природе воздух. У нас делались люди смелого полета в воздухе.

    71. Для этого дела вводились крылья для полета. Завоевывали на ледоколах Арктику. Нам хотелось знать природу со всех концов, краев. Нам было нужно найти в природе тайну. Мы сами себя не жалели гибнуть в этом жертвой из-за открытия всего. Нам потребовалось очень много переустроить. Мы одно ставили, другое достигали. Наша всех цель была такая, добиться от природы, чтобы мы не жили так плохо, в большом недостатке. Мы от этого ушли. Мы прибегли со своим умением. У нас стал человек жить так, как он не жил никогда. У него хорошая, теплая фасонная одежда, он ее носит, и ею хвалится. Также пища сладкая, жирная, и до отвала он ее ест. А в домах люди стали жить люди со всеми своими удобствами. Казалось бы, что можно от этого всего получать, нам жить бы, да жить. А мы не удовлетворились. У нас в жизни нашей большие недостатки. Как был над нами такими враг, так он и остался, сильней стал свирепствовать, особенно заболевание рак. Что мы делаем в природе человеком, чтобы его не было? Да ничего. Кроме только одного – думали да делали хорошее и теплое.           

    72. А вот от плохого и холодного мы завязывали глаза, и бежали туда, куда хотели. Ни один человек с эти не согласился оставаться, кроме только одного человека, кто родился вместе с нашей партией большевиков. О нем история есть написанная, каким он был до этого времени, каким он стал в данное время. Он между нами не такой, как мы все стали, окружили себя богатством, природой. А он прожил 35 лет так же, как и мы. Старался одеться до тепла, старался наесться досыта. А потом зайти в дом, и там расположиться, и спать вволю. Это добро мы, все люди, завоевали, стали в этом жить хорошо и тепло. А вот Иванов Порфирий Корнеевич, он эту жизнь не признал, и не хочет сейчас ею заниматься. Эта жизнь, которую мы сделали сами, – это наша всех смерть. Мы умираем, нас ничто не спасает. А что же спасает в этом нашего человека. Он между нами всеми таким вырос. Мы его по истории знаем, каким он был до этого, а каким он стал сейчас. Он нам про это все расскажет. Портрет – это человек нового характера.

    73. Он нам всем говорит. Прежде чем таким сделаться, надо не делать того, что мы все делаем. Мы зависимые от этого дела. А раз мы зависимые от природы, мы люди все в природе чужие, бессильные работать и жить. Мы умирали, умираем, и будем умирать. Это все наше, и теперь осталась история за нами. А Иванов выводит итог такой. Если я делаю то, чего не делают все, уже предо мною новое. Я живу для этого холодно, мне и плохо, но зато на мне не распространяется враг, на моем теле. Что может быть от этого лучше. Иванов нам всем говорит. По-вашему, по индивидуальному я прожил 35 лет. Всю свою молодость для этого дела отдал. А сейчас я живу. Уже 37 год  пошел, как я стал всему вашему противоположный, не заинтересованный ваше продолжать. Мы с вами идем на рожон. Воюем с природой. Мы – на нее с искусством, а она – на нас естеством. Мы остаемся перед нею бедными. Мы в этом умираем. А раз умираем, то что может быть от этого хуже.      

    74. Это все нам сделали в природе ученые, инженера, конструктора, писатели. Что-либо полезного в жизни не придумали. А то, что было у нас, то мы начали делать, и делаем мы сейчас. И мы будем это делать до того времени, пока у нас не сменится в природе поток. Он у нас был, но мы не хотели делать, чтобы нам быть холодно и плохо. А взялись отыскивать для себя хорошее и теплое. На что наша природа обрушилась, стала наносить человеку свои силы. В этом человек стал болеть. Стал стареть, и упал на веки веков. Ну и жизнь такая, которую мы сами смастерили. Это наше все то, что мы в природе нашли. Наше такое дело, от которого нельзя в этом никак отказаться. Мы захотели, то в природе получили. Она с нами такими не считается, всех держит на учете своей силы. А раз она имеет для этого дела силы, она не пожалела их на человеке создать.

    75. Через это все она ему поручила взять на себя эту полезную инициативу. Человек этим крепко заболел. Ему в голову пришла одна из всех мысль такая. А почему это наши люди так на земле живут? Для этого дела они много дел делают своими руками из природного сырья. Они для этого место свое избрали, его огородили стеной, чтобы к нему не приближалась никакая особенность. Это была собственность, индивидуальность. Она ничего такого не думала в жизни в природе, только человек додумался себе построить для жизни своей, где он должен во время невзгоды прятаться. Уходить от природы, чтобы там находиться, и про свое житие бытие день и ночь думать. Да приготавливать себе пищу, да шил одежду для самозащиты своей. У него там находилась сделанная им печь, которую приходилось дровами топить, да тепло в доме через это делать.     

    76. А по теплу можно было по-хозяйски ложиться в подушки, приготовленные из пуха перьев, и одеяла на вате. Чем приходилось пользоваться одно время умом. Когда человек клал свою голову  в эти мягкие условия, он ложился спать. Но азартный в этом деле, он никогда не бросал про это вот дело думать. Он своей мыслью лазит, прокрадывается, хочет туда сам попасть, и там для этого практически сделать. Природа для человека есть в его жизни, особенно земля, источником. Она ему через его заботу, что он на ней делает. Это его руки, его голова, его ноги и глаза. На это все смотрит, и хочется так это сделать, как никогда. Никому не помешать, а свое начатое сделать. В природе на земле проходит четыре стороны. Не загороженное общее дело воздуха, воды и земли.   

    77. Через что человек за свою сделанную работу смог получить на земле урожай. А мысль человека не такая есть, ей приходится очень быстро по природе бегать, да искать по ней подходящее в жизни. Человек понимал по природе, когда и как должен ветер по природе дуть. Он уже знал, какое на дворе стоит природное условие, и что можно ему в нем сделать. Все люди ждали, и радовались у себя заиметь, чтобы оно в природе человека было хорошее и теплое. Больше всего люди гнались, и хотели видеть перед собой пахучий цветок. Это уже было на дворе атмосферное явление. Я, говорит  человек, лежащий в постели, про это не забывал думать, что приходилось при этом времени. На дворе стояла такая приятная и теплая погода. Она нас всех заставляла в доме всю зиму напролет про это вот думать. Мы каждый сам себе в своем таком доме жили, да в нем про это думали. Разве можно хорошему болельщику крестьянину про это забыть. Он жил возле своих соседей, ненормально к ним относился, от них прятался, хоронился, старался заиметь. 

    78. Сосед с соседом. Редко такого найдешь, чтобы им пришлось хвалиться, и сказать ему хорошие слова, ему сказать спасибо за его такую помощь. Он увидел у меня мой такой недостаток, а я его имел, но сжить я не смог, не хватило на это сил. А он как сосед увидел мое мучение, в этом деле старался мне помочь. Сам пришел во двор, и научил меня, что надо сделать для этого, чтобы удалить этого врага, чтобы он не мешал. Я когда только послушался этого человека, он правильно сказал, у меня получилось. Я стал от этого учения жить легко. А что если бы не этот человек, не это условие, в котором жил его человек, он сосед. А вы знаете, как соседи с соседями национальными живем. Встречали с хлебом и солью, как хорошего друга, а провожать пришлось с ножом. Так делалось людьми. А чтобы с помощью приходилось жить в природе, друг другу помогать. Это было бы не плохо, а хорошо приходилось в природе так жить, чтобы не болеть, не простуживаться в природе. Надо знать природу, ее любить, как мать, хранить во всех условиях.

    79. Быть в природе между людьми героем – надо между ними быть вежливым как никогда. Вот чего требует в жизни природа от каждого человека – заслуги от нее. Она любит живое, а мертвое с пути гонит. Иванов сам в своем теле живой, он энергичен тем, что он делает. Это его все, он от природы не уходит, как мы от нее ежегодно уходим, бежим, не любим в природе плохих качеств. А в природе их пополам. Есть и тепло, есть и холод. А человек в этих условиях приспособлен, он их сам в природе заимел своим телом. Он из дома в окно посмотрел, видел, что делается в природе. На хорошее он мало затрачивает сил своих. А вот на плохое он вооружается. Одевается до тепла, чтобы было уютно, не какое-либо чучело, чтобы был красота человек. Это человек делает, он это по природе ищет, быстро удаляет глазами. А ступает ногами, умом на ходу обдумывает. Силой нападает, хочет это победить. Увидел на земле растущие ягоды, старается их сорвать и покушать.     

    80. Иванов своим наученным поступком, он научился, как перед природой надо заслужить. Это будут люди, они его сделают героем через все его дело. Он перед ними стал как никогда вежлив. За любым человеком он старается поухаживать, так его научить, как никогда. Природой пробудить, чтобы человек так научился делать в природе, чтобы он не болел и не простыл. Нам надо сделаться в природе сильными, вольными для того, чтобы врагу своему в любом месте дать отпор. Вот тогда-то будет жизнь человека неумирающая. Люди будут одинаковые в природе через любовь. Я человек международный перед всеми жизнерадостными людьми. Теми людьми, кто живет на земле, не знает, для чего он живет. А ему в этом надо помочь. Чтобы они не получили в жизни никогда плохого и холодного. Вот чего нам надо в природе добиться. По моему всему выводу, человек должен добиться от природы бессмертия. Он добьется перед людьми, докажет нам всем, что нам не надо будет создавать дело на любого человека, и не надо его никак судить.  

    81. Надо нам, всем людям, обиженным, осужденным простить. Нас всех таких природа наказывает, и хочет, чтобы мы стояли в очереди. Это будет, и обязательно будет так, если мы только так будем. А вот болельщика не было такого, чтобы он болел обо всех нас, живущих на белом свете. Он не радуется этим, что мы с вами сделали. Мы в природе нашли сами в жизни всей то, что нам всем мешает. Мы поделили природу на круглый год, в нем поставили время. Каждый месяц занимает свое место, в нем расположены недели, а дни неодинаковые. Есть свои дни, в них приходилось человеку своим телом что-то делать, и в этом деле уставать. А когда человек силы свои за день своего времени потерял, ему не надо даже и солнце, которое греет.

    82. Он себя считает человеком таким, который имеет у себя такой разум. Он без него жить не сможет. У него есть к этому свое чувство к природе. Она ему показывает свое имеющееся. Он его стал в своем труде приобретать. Каждый день ему потребовалось на тело что-то из природы сделанное руками натянуть. Он и готовит для себя в запасе пищу, у него она есть. Он должен сам себя чем-либо накормить. Его потребность такая: утром позавтракать, в обед пообедать, а вечером поужинать. Это введенная обязательная для человека еда. А в году 366 дней, все они подряд стоят, и разные. В них приходится разобраться, и, самое главное, их надо ждать, как проходящее время по природе. А в них без всякого дела человек не сидит. Под лежачий камень вода не потечет, надо его поднять. Так и человеку, у него такая избранная дорога, по которой он своими ногами ступает.

    83. Солнышко еще не думало вставать. А хороший болельщик своему добру уже не спит, поднялся, думает, его заставляет условие. Он бы никогда этого не делал. А раз делать не будешь, хвалиться нечем. Дело его дает в жизни все, что есть на белом свете. Он считает, это законное явление, рано вставать, а поздно ложиться. Так все люди проделали. У них все дни на учете. Они знают, что приходится делать для того, чтобы этот год хорошо и тепло прожить. Вот и природа, и человек, в ней надо ему приобретать целый год. Надо ему каждый день по три раза поесть. А одежду носить, не снимая из себя. А в доме он живет всегда, от плохого в природе хоронится. И там делает себе на смену человека, он в нем рождается. И он в природе делает то, от чего ему приходится быть в природе зависимым. Он днем все это требующееся в жизни начинает и не кончает, как ему в природе попадает под руки.

    84. Мое совсем не такое, как это надо. У портрета совсем не такая в жизни мысль. Он считает в природе не днями, а миг в этом проходит, он видоизменяется. То день бывает, то ночь наступает. А вот в жизни играет роли человек. Он к себе тянет по природе то время, которое для жизни надо. Человек хочет, чтобы у него был такой солнечный теплый день, в котором приходилось от него не уходить. А дело портрета одно – встретить и проводить такое же самое время. Как оно было, и есть. А люди этого не хотят видеть, как видит его Портрет. Он все свои силы кладет  для этого, чтобы доказать природе своим умением, что он пришел на землю Богом. Он на себе не носит никакой одежды, и не кушает никакой пищи, а дом не нужен никак. Вот что хочет видеть у себя портрет. Он для жизни в природе не азартный, чтобы получать прибыль. Он для этого не хочет это знать.

    85. Природа ни одного человека в этом богатстве никогда не сохранила. Все люди пошли под копыл, они умерли через зависимость. Если бы они не были такими людьми, как их обогатила мать природа. Они с этим лезли вверх. Хотели сделаться в жизни такими богачами, которых в жизни не было. Но природа таких людей, как они собственностью росли и развивались в свою сторону. Что с этого всего, что они пожили в природе хорошо и тепло, а потом сдались. Их убрала природа как таковых бессильных людей в природе. Они умели природу заставлять, чтобы она их золотом обогащала. Природа им много разрешила, много дала всего. Но одного не поручила, а взяла и отобрала имеющиеся силы. Человек не стал жить хорошо и тепло. У него появилась болезнь, он заболел. Ему надо в теле тепло, а оно уходит. А искусство тепла в тело не дает, он мерзнет. У него в теле холодное. У него нет того тепла, что до этого было.

    86. Он бы жил, но у него сил нет это естественно заиметь. Портрет говорит. Что вы в этом делаете или творите. Мы думаем, чтобы нам, таким людям, от нее получить хорошее. Этого хотим. Если бы мы от природы не получали этого, то нас природа за это не тянула к себе. Человек любой от этого не гарантированный, а стоит на очереди, он это у себя ждет. А раз ему таким быть, уже его такой проигрыш. Кого мы из людей выдающихся возьмем, и скажем: он заслуженный человек? Он у нас есть, один возглавляет. И так же есть у них, тоже живет для народа, высокого поста,  он распорядитель достоянием. У него есть для жизни все. Он говорит: я генеральный секретарь КПСС. Она делает все то, что имеют люди. Они не нашли дороги такой, чтобы оставаться без всякого труда. А все люди стали зависимые от природы. Нет дождя – уже мы в этом болеем. Нам нужен он, земля питается влагой.           

    87. А что если мы выращиваем всякого рода плоды. Мы делаем это сами, и хотим, чтобы нам природа давала без конца и края. А кто есть в природе хозяин? Тот, кто победил природу. Тот, кто учит людей для того, чтобы они не простыли и не болели. Это только сам Бог делал и делает, и будет он делать через своих любимых друзей. Через воздух, через воду и через землю, которые нам все создали. Золото и серебро, и медь. Всякого рода железо и сталь, из которых сделали машину. И пустили ее на колеса бегать быстро. А на воде плавать, а в воздухе летать. И в этом всем надо будет гибнуть на веки веков. А мне как портрету, как независимому человеку, Богу земли не надо ничего людского. Мне надо плохое и холодное. А природа у себя имеет силы в холоде, а не в тепле. Это только люди этим огородились, этим обогатились. Живут один раз в природе хорошо и тепло. А вот по Богу они не хотят, у них сил нет на это дело.

    88. Как чуть что такое, уже простыл, уже заболел. Они верят искусству, они придерживаются хорошего и теплого. От вас всех это право в природе не отбирается. Вы его имели, и вы его будете иметь вечно. На вас таких развитие, вы в этом умираете. А Бог говорит. Там места хватит. Умирайте, ваше дело вас заставляет. А меня, говорит Бог, никто не имеет права беспокоить. Я человек не строитель этого всего. Я любитель природы, люблю ее телом, обнимаю, целую. Говорю ей: какая ты есть хорошая для моей жизни. Я тебя как мать люблю, но не заставляю ее, чтобы она мне, такому герою из всех, свои плоды давала. Я не мужик земли, не хлебороб, и не какой-то изыскатель в природе. А я есть помощник бедному, нуждающемуся, больному во всех отношениях. Меня надо будет просить. А люди не знают меня такого ни в тюрьме, ни в больнице, ни за каким-либо производством. Или на земле, или там, где нашему человеку тяжело.     

    89. Кого будешь просить в этом, чтобы быть в природе здоровым. У того надо будет просить здоровье, кто может одержать победу над собой в природе. А мы через это все, что имеем хорошее и теплое, делаемся плохими и холодными. Никто из живущих на белом свете в природе без этого всего не обошелся. Он жил в природе хорошо и тепло. А это все человека мучило, и мучит все время. А портрет или Бог живет, а не мучится, как мучится человек в природе. Ему надо, он хочет иметь очень много, чтобы было красивое, живое и хорошее. А раз люди это у себя имеют, то они в природе не будут иметь.

    Бог своим поступком всех заставит ему верить, а потом начнут делать. А когда люди начнут по Богу делать, то само старое от нового уйдет. Тюрьма исчезнет, больницы не будет.

    90. Бог не просит этого, чего хотят люди. Он говорит. Люди нуждаются здоровьем. А когда они его заимели, стараются его в природе расходовать. Бог болеет о тех нуждающихся людях, которые потеряли в природе свое здоровье. Он не хочет, чтобы люди так жили. Есть такая дорога, лежит по природе. Но мы считаем: нам невозможно делать. Кто согласится с этим природным холодным и плохим делом? Нет на сегодня такого человека, чтобы он решился на это все. А природа пополам держит у себя это. Есть у нее одно на земле. По выводу всех людей, хорошее и теплое. А есть в природе только для Бога холодное и плохое. Человек это взял на себя, эти рожденные качества заимел, что может в людях таких получиться, если у них не будет одежды, не будет у них пищи. И не будет дома у них. Они через это все почувствуют. А вот на этот счет родился человек со своими силами.

    91. Он их заимел для того, чтобы без этого оставаться. Он идет по дороге Бога. У него нет того, что имеют все люди. Он крепко терпит без красоты оставаться, без пищи быть, и также в дом не заходить. Укажите вы мне, пожалуйста, где такое может быть место, подскажите. Если атмосфера другая лежит на земле, совсем иная. Люди живут по-своему, по придуманному, кто как, не одинаково. Один имеет, а другой нет. Лучше будет, если не иметь, чем у одного много, а у другого нет. Я буду всегда говорить всем. Нам лучше не надо такого государства. А какое же будет нам надо, скажи портрет? К старому он не ведет, и новое нам ничего не дает, и не даст нашему развитию. Оно нас ведет к плохому и холодному. Мы с вами умираем на веки веков. Мы должны выходить между собой такого человека, чтобы он с природой близко своим живым телом  общался.      

    92. Для того он должен с нею делать, чтобы от нее получить силы воли естественной стороны. Чтобы этот человек сделался энергичным, крепким, живым человеком, никакой природы не боялся, и не уходил от нее. А был уверен в свои силы для победы любого врага везде и всюду. Человек любой в жизни с ним должен согласиться, и пойти по его следам. Что он будет в природе делать, то и все люди. Он к старому не ведет. Его дорога одна – вперед за новыми делами. Ничего не делать, ничем не отвечать, и ни перед кем.  Вот чего нам надо в природе этим человеком добиться. Жизни, но не смерти. Этот человек уже у нас, у таких бессильных людей, есть. Ему надо люди все, чтобы они про его дело знали, и старались ему верить с хорошей стороны, что он сам будет делать на нас самих. Мы люди такие не гарантированные от всего плохого. Мы окружены в природе стихией. Можем такое дело сделать, в котором можно ошибиться, и погибнуть на веки веков.

    93. Иванов своим наученным поступком научился, как перед природой надо заслужить. Это будут люди, они его сделают героем через все его дело. Он перед ними стал как никогда вежлив. За любым человеком он старается поухаживать, его научить так, как никогда. Природой пробудить, чтобы человек научился в природе делать так, чтобы он не болел и не простыл. Нам надо сделаться в природе сильными, вольными для того, чтобы врагу своему в любом месте дать отпор. Вот тогда-то будет жизнь человека в природе неумирающая. Люди будут одинаковые в природе через любовь. Я человек международный перед всеми жизнерадостными людьми, теми людьми, кто живет на земле, не знает, для чего он живет. А ему в этом надо помочь, чтобы он не получал в жизни никогда плохого и холодного. Вот чего надо нам в природе добиться. По моему всему выводу, человек должен добиться от природы бессмертия. Он добьется перед людьми. Докажет нам всем, что нам не надо будет создавать дело на любого человека, и не надо его никак судить.       

    94. Для этого человека не надо будет никакие в природе особенности. Он болельщик о другом человеке. Его одна мечта перед всеми, чтобы ликвидировать тюрьмы и больницы для того, чтобы там человек не мучился  нигде. Вот что говорит нам живой энергичный человек, это Портрет. Он говорит нам всем. Если мы за это все возьмемся, сделаем в этом человека нового, чтобы он был сильный и вольный своим умением. Он беспокоится за свое писание. Она пишет про человека, про природу, как они стали друг с другом мило жить через свою любовь, через свое дело. Человек бросил в природе вредное для себя создавать. Он там в этой книге показал на арене, как это с ним получилось в природе. Он не стал интересоваться природными богатствами, отказался идти в бой, с природой воевать. Оружие не потребовалось в его таком деле. Она его как человека научила быть в природе не таким человеком. 

    95. Он не верит никому, кроме природы. Бросил искать в ней жизнь хорошую и теплую. Признал это неправдой. Она все сделала на человеке, одну развила зависимость. Он стал нуждаться природой, как источником своим. Ему в жизни потребовалась земля, и ему надо стала вода, также воздух. С чем приходилось всем людям искать то, что надо. А им для создания своей жизни очень много будет надо. Особенно потребовалась для всего этого земля. А на земле стали искать дело такое, через которое приходилось жить. Как жить, об этом беспокоился сам лично человек в природе. Он своим умением опознал природу, идущее по земле время, с ним старался встретиться, как с хорошим.  А оно ему мешало. Надо было в природе для человека солнышко, чтобы тепло было, а время его атмосферно не давало. Откуда взялся такой сильный дождик, он не давал никому развернуться.         

    96. А человеку было надо на земле развернуться, для себя сделать какую-либо снасть, которая землю пахала, волочила. Без всякого железа не обошлось. А железо нам  дала земля, руда. Мы ее сделали руками  с помощью воздуха, воды. Стали землю обрабатывать, на ней делать грядку. А в нее сажать зернышко, которое давало одно много зерна. Без всякого такого дела между этим не сидели, а искали по природе. И ищем по ней что-нибудь такого хорошего сделать, чтобы не мучить себя в этом. Мы с вами и до сих пор ищем по природе то, что нам будет надо в жизни. Такое мы должны найти, и окружить себя всем. Такого мы не нашли, и у нас такого между всеми нет, чтобы хватило этого в жизни. В ней не будет, чтобы мы не нуждались. Мы в жизни чем-либо нуждаемся, а его у нас такого нет. Мы все свои силы кладем, всю свою возможность представляем. Нам хочется в природе этого добиться, но мы не знаем, что делать для этого, чтобы ничем никак нигде не болеть. А добиться в природе этого, мы для этого ничего не сделали.          

    97. И даже с таким делом мы ни за что не брались, чтобы у нас это получилось. Мы живем по-своему, каждый сам себя защищает, хотим видеть у себя хорошее и теплое. А портрет прошел это физически практически, и не признал это все своим живым. Это будет совсем другое чужое, не такое, как свое тело. Природа родила сегодняшний день, и с ним все его отдала природное сырье, с чего приходилось смастерить человеку какую-либо другую вещь, совсем неживую. Она в данное время пришла на арену, чтобы как вещью жить, и себя показывать небывало. Для этого день природный и к нам со своими условиями заглянул. А мы все такие люди со своим таким умением пришли, и стали в нем сначала думать, а потом все делать. Наше одно – в природе делать. Организм себя заставляет о себе беспокоиться. 

    98. А людям день плохого характера не потребуется в их жизни. А вот так оно получилось, чтобы не приходить  к нам этому дню, этого не хотела видеть у себя природа. А такая перед нами раскрылась со своими днями, мы их одинаковыми никогда не видели. Хотелось крепко мне, говорит человек, сегодня так представить на вот этом  месте и в эту такую минуту. Было хорошо и тепло. По тишине ясное солнышко, оно не могло свои лучи одинаково пустить, как лучи обогревающие на нашей такой земле. Научились все животные. Как будет надо, чтобы пройтись и посмотреть, как на какую-то особенность. Мы такие болельщики об этой жизни.

    99. Если солнышко нас согревает, особенно при нем делается как никогда, от него тепло на земле. Каждое живое атмосферное, оно только из-за него живет. Не быть солнышку – не быть и человеку. Это было в природе так, как будто мы все бросали в жизни своей, и просили мы кого-то, чтобы он нам каждое утро  каждый день присылал такое солнышко. А мы при нем так себя заставляли украшать, чтобы нам в этом было хорошо и тепло. У нас такое ученое строение делается нами всеми. Мы не останавливаемся на одном, а бежим мы дальше. И хотим мы сделать в жизни больше и лучше. Наше такое на белом свете начало. Только что зорька на белый свет появилась, вслед за этим на восточной стороне взошло яркое для всех солнышко. А нам, людям, пришла такая мысль.

    100. Надо в природе болеть, чтобы наше солнышко дало такую атмосферную погоду, которая всех нас заставила быть в природе здоровыми, крепкими, энергичными людьми. Мы вышли для этого в природу с нею бороться, от нее отбирать, что надо. Цветочек начал цвести, чтобы на него приходилось приятно смотреть, а чистым воздухом через запах его дышать. Ягодка завязалась, а мы ее ожидали, как какую-то нашу особенность. Она долго росла, да показывала себя издалека нам всем. А мы были этим делом заинтересованы. Мы знали эту ягодку, к ней очень быстро готовились. Говорим давно про нее. Если эта ягодка со своей зрелостью себя поднимет, наши руки на это дело заработают. У ягоды этой есть большая просьба ко всем нам, людям.

    101. Мы хотим, чтобы наша молодежь была между нами такой милой в жизни, как наша ягода. Хочет с нами встретиться за любым и каждым сделанным нами столом. Я, говорит, яблоко хорошего сорта, и на вкус хорошее, а на содержание еще лучше. Когда висело на дереве, мы на него смотрели, как на человека. И видели его такой в быту недостаток. Он между нами такими жил, ему все люди завидовали. Он умел хозяйством руководить. Никогда не бросал думать про свое хорошее, форму на себе носил красивую. Да и здоровье имелось одно из всех. У народа считался особенно силой, сам себя показывал всегда без всякого работника.

    102. Надо будет подняться до солнышка – не считаешься ни с чем, как надо будет. А у него хозяйство показательное для того, чтобы не сидеть. Если надо будет куда-либо поехать, да посмотреть на какую-либо ярмарку. А на нее люди со всей местности съезжаются, и своей скотиной хвалятся, какое он животное умело выходил. Да он другого заставлял собою так хвалиться. В богатого, как в груши, так и в него влюблялись другие женщины. Он между ними жил, как какой-то в городе купец. Он без денег не оставался. У него коммерция процветала во всех уголках нашего быта. А люди богатые не сидели на своем месте, чтобы ничего не делать. У них была такая цель, чтобы в природе для всех своих было хорошо.

    103. Особенно человек данного хозяйства, он своим имеющим богатством так рос, так расширялся, как никогда. Ему хотелось у себя внутри своего хозяйства иметь какую-либо в средствах прибыль, или какое-либо маленькое или большое производство, которым нуждались бы люди. Ягодой, или какой-либо грушей, или сливой. Мы эти ягоды поедаем, и бережем их в сухом виде. А как мы с вами хотим эту самую лучшую ягодку доставить в ту самую торговлю, где можно ее купить. Это место, это сад. Людей для этого дела не учить. Они знают это время, когда они расцветают, а когда людям делается в природе хорошо. У людей природа поделена пополам. Одна сторона стоит на одной стороне, а другая сторона стоит на своей стороне, чем не радуются они.

    104. А вот зайчик, да еще по такой дороге. И портрет не хочет, не верит этому, и также делать не хочет. Все ученые служат за деньги, их содержат средства. Они не хотят иметь у себя человека независимого. Все люди хотят в природе зависимое. Они больные в природе своим недостатком, они неудовлетворенные. Их окружал, окружает, и будет окружать враг, то есть болезнь. У портрета для этого дела со всей колоды  карт всего три: туз, король и дама. Они не простые, а козырные. Для того чтобы на них никто не наступал, это сам портрет от всего нашего народа заслужил. И хочет сказать про свое писание.

    105. Она рисует картину про одного человека, Победителя в природе, Учителя народа, Бога земли. Вы все будете поклоняться ему, делу. Никто никак ничем не сможет живому естественному телу помочь. Портрет рисует картину не про сторону ученых, а про свою природную. Она нам дала в жизни все необходимое. Мы с вами этим живем один раз, а ищем в природе новое небывалое. В процессе нас заставляет делать все руками эта прелестная ягодка, или маленький человек. Никто его не создал, как мы его родили, на белый свет его представили, и стали дорогу показывать. Как мы ее с дерева снимаем, и кладем мы ее в такое место, где она сохраняется на некоторое время. А все же это место для ягодки неприятное оказалось.

    106. В природе на это все нашлись силы, и создалось. Мы его стали учить на ногах ходить, да по разным местам лазить. Он стал учиться слова говорить, да присматриваться к нам, таким вот людям. А мы одинаково никогда не жили, кто как. Он видел, старался сам себя заставлять, как на кого-либо. Ему в глаза попадалось издалека хорошее и плохое. Он примечал, запоминал, и лез на гору за этим. Ягодка не думала, и не мечтала она попадать в те человеческие руки, которые эти ягоды берегли. Вот что на белом свете люди делали. Из маленького человека делали большого. И ему поручалось делать такое дело, из которого получился живой факт. Портрет за свою такую деятельность уже отвечал перед учеными. Они же его встречали и провожали как такового. Он один такой.   

    107. Как мы  его сможем увидеть. А мы ему, таким силам не верим. Он физически раскрыл в природе свое тело так, как наш человек ни один в жизни не пробовал. Ученые – это не портрет, а все находятся в мешке. Если им такое условие представить за свою справедливость, которая доказывала нам всем перед народом. Не искусство играет роли в природе по части выздоровления. А играл роли, и играет на сегодня, и будет играть естественный порядок, сам человек. Ели он только захочет сделать то, что будет нам всем нужно. Это наше здоровье. А он не побоялся попасть в руки блюстительского порядка. Портрет любил природу, из-за обиженного человека сел в спецприемник. Ему все прокричали о том, что он является больной, но это не входит в рамки ученых. 

    108. Сам прокурор области с начальником милиции были заинтересованы убить этого «шарлатана». Он говорит свои кипучие для всех слова. Раз я победил природу, убил злейшего врага на себе. Мне тут не причем, кто играет роли? По моему учению, сам в природе человек. Я его учу тому, чтобы он не болел и не простуживался. Это уже есть над природой победа. Никакое заболевание в этом не приходит. А раз тело не получает заболевания, уже есть живой факт. Все люди зависимые в этом. Они больные, чем-то нуждаются, им надо помочь. А раз они нуждаются, уже они люди все больные, не гарантированы завтра заболеть.

    109. Портрет уверенно заявляет, что люди лезут на рожон. Они ничего не делают, чтобы быть здоровыми, крепкими, сильными, вольными.  А то, что нас с вами, народ, пригласил на работу, мы с вами согласились на это. Пошли навстречу этому всему, стали делать, делаем. У нас есть для этого все. Мы экономически богатые, а политически сильные. У нас есть тюрьма, у нас стоит на арене больница. Как был между нами всеми везде и всюду враг, так он и остался с нами. Мы с вами для этого ничего не сделали. Не знаем, что делать в этом деле. Нет средств, и нет человека для этого, чтобы нашему врагу дать отпор. Портрет недаром свое имеющееся в природе внес.

    110. Он не побоялся тюрьмы, и не побоялся психиатрии. Вышел на арену своим знанием, и стал об этом учении кричать свою наболевшую правду. Портрет в ученых спросил. Зачем Суворова как командира, полководца назвали самородок? Это его было дело солдат закалять, чтобы в бою солдаты были выносливые для того, чтобы ими завоевывать. А кто же буду я для этого народа? Если я в природе между людьми закалился. Не болею, не простуживаюсь, это мои в природе качества. И к тому я научился учить людей, чтобы они тоже не болели, не простуживались. Кто же тогда был я? А меня такого человека в это время – ученый.

    111. Я им давал слово в Москву привезти тех больных, которые избавились от ракового заболевания. А меня схватили, посадили: сиди, мол, прохвост. Я ни на кого не доверял, и никому не верил. У меня природа была заступница. Меня сон убил: мои волосы запутали звери лютые. Значит, ученые не выиграли, а проиграли. Для человеческого тела надо не цацка разного характера. Этим людей всех не удивишь. Они лезли на рожон со своим понятием, со своим азартом. Им хотелось башня Вавилонская, они ее делали, она у них рухнула.

    112. Так и сейчас ими делается. Цветы в домах – это не спасение. И не гигиена одна из всех, это вас обмывает вода. Сто лет ни один человек с хорошим понятием не оставался, а бесследно со старостью исчезал. Вот чего человеку природа дала в этом деле. Он в нем ошибся и погиб на веки веков. К этому портрет свои ноги не прокладывает. Он шагает прямо к жизни. Ему как таковому в его жизни дается на людях одна  из всех польза. Он не ожидает у себя того, чего ждут люди.                           

    113. У них одна замашка: играть садиться на свое место. И думать, как бы своего близкого товарища обыграть, сделать его глупым. Это было, оно и есть перед всеми. Какое бы ни было в жизни хозяйство, оно окружено стихией, природой. Она играет роли над всеми. Мы сами не знаем, что мы делаем, и что с этого дела получаем? Стараемся только родиться, на белый свет наш произойти. А что с этого всего нашего дела? Пожили да помучились. Сказали: мы опять живем. Этого мы не получаем, умираем, как и не были на белом свете. У портрета не такие думки, его мысль другая совсем в природе. Он нам всем говорит, что мы живем по-старому.

    114. Нас с вами окружает всегда природа. Она нас за наше все сделанное недолюбливает. Техническая сила стала человеком вводиться в его жизнь прогрессирующей. Ему потребовался рост. Человек прибавляет, чтобы у него было больше. Мы так и думали, и зам это боролись с природой. Мы воевали с нею до тех пор, пока она с нами не пошутила. А взяла да набросилась на наши такие тела. Мы были от всего, что имеет природа, сами защищены. У нас была одежда, у нас была пища, и у нас был жилой дом. Казалось бы, что еще надо от этого. А мы без этого не начинали жить. Даже сейчас, а не раньше. Мы имеем качественное, и большое количество. Что может быть лучше от этого.

    115. А у нас, зависимых людей в природе, враг внутри и с внешности как прогрессировал, он и будет меж нами прогрессировать при таком поступке. Мы построили политический режим и большую экономику. Мы как бы ни боролись с этим, природа от нас сильнее. Она на все мудрость рождает. А мы бедные люди в этом всем. Мы не гарантированы туда попасть. А место есть для нас и в тюрьме, и в больнице. А вот мы с вами средств от этого дела не нашли. У нас нет человека, чтобы он был для этого дела Учитель. Все учатся на то, чтобы в природе жить хорошо и тепло. Скажите мне, пожалуйста. У нас таких спрашивает портрет. А где же та половина, в которой очутились люди? Они сидят в тюрьме, лежат в больнице. Что мы с вами для этого сделали? Законно держим. Мы не помогаем нашему человеку, а больше в этом  развиваем.

    116. Какая есть рыбная ловля, а рыба хитрит, уходит. Так и это дело в природе. Она одного человека в этом родила с такой мыслью за это все, чтобы человек между нами был независимый в этом деле. Он богатый природой, он подружил с нею через свою любовь к ней. Он любит воздух, он любит воду, он любит землю. Это его друзья. Он может оставаться без одежды, он может не кушать, ему дом не нужен. Ему нужно природа. Воздух, вода и земля. Не для того, чтобы их заставлять быть источником. А находиться в них живым, естественным, никогда никак нигде не умирающим. Вот что нам человек новый по истории данного труда даст. Жизнь, но не смерть. Хорошо и тепло может каждый человек жить. Но удержаться от холодного и плохого он не сможет.

    117. Холод и плохое не красит жизнь человека, а гробит любого человека. Так или иначе человек, зависимый от нее, он бессильный бороться, поэтому и умирает на веки веков. Портрет не об этом в своих трудах отмечает, а пишет про человека закаленного в тренировке, да за всех людей в природе. Она наша мать, что захочет, то она и сделает. До этого времени человек в ней умирал. А в данное время он не будет умирать через свое умение. Он природу опознает, изучит ее, а потом будет от нее брать пользу. Он победитель любого в природе врага, раз он любит, с ними живет как никогда с холодом и плохим. Что может быть от этого хуже. А раз он живет так, то уже для природы есть хорошо.

    118. Чего мы с вами смеемся? Сами не знаем, из-за чего. Думаем об урожае, о том деле, что перед нами развивается. Это лежит наш немалый труд, он заставил портрета мыслить по-иному. Люди спасают себя в неживом порядке, они приучили себя в природе спасаться в неживом виде, в умирающем. За счет того, от чего ему становится в природе вредно. Человек очень много думает. Но про все то, что ему требуется, он забыл. Ему приходится в природе плавать, он в ней ищет хорошее и теплое. От плохого и холодного все люди бегут. Лучше так не жить, как мы себя заставляем за счет чужого жить.

    119. Для портрета и яр невысокие горы. Мы привыкли с ним разговаривать на тему того, как это так получилось, что ты, портрет, начал эту работу делать. Мы с вами, все люди, живущие на белом свете, так никогда не думали. А тебе, этакому человеку, пришлось в природе оформить. Мы для этого сами защищенные, у нас есть на все оружие, мы легко справляемся с природой. У нас на это есть великая для всего техника. Мы не кланяемся соседу. И мы с вами живем не в природе, а мы живем в мешке. Да еще этот мешок мы бережем, боимся, как бы в него прежде времени не попала моль, и не поела его. Мы живем не физически в природе. Завоевываем славу. А экономически  богато мы обеспечены всем достоинством. Мы не боимся умирать. У нас есть такие люди, лишь бы они услышали про умершего человека, они стараются его проводить.

    120. А портрет свою мысль прокладывает по природе так, как ее люди сами сделали. Только что стала менять свою великую в природе форму. Она собрала все свои силы, и стала от этого всего отступать. У нее родились совсем другие силы. То люди жили, все время хоронили сами себя. Думали их умы, так говорили своим желанием. Людям уже надоел этот продолжающийся в природе холод. По нему приходилось всем в недостатке жить. Все это делали люди, они это делают, и будут они делать. Лишь бы один человек слово сказал, а другие об этом деле услышали. Они начнут по его всему сделанному свои слова ставить. Как же не будешь об этом деле говорить, если сама природа для этого дела. Одно уходило, другое приходило.

    121. Само солнышко уходит и приходит, поднимается и понижается. Как сами люди, они уходят и приходят по времени. У портрета выводы свои. Добиться от природы, от ее условий, которые делаются между людьми. Война с природой не на шутки каждым человеком делается, над природным источником хозяин. Он же говорит об этом. И каждый раз думает в этом деле, что оно будет. И ждет этого времени не один человек, оно им надо. Поэтому оно и к нам приходит. Мы к нему готовимся с большой техникой  встретиться, мы без этого не бываем. Нам с вами надо обязательно что-то на этом месте сделать. Земля сама материк мертвого характера.   

    122. А мы ее сделали для этого своим производством. Природа не успела к нам прийти со своими силами, она к нам пришла. Одно время уходит, а другое наседает. Мы знаем хорошо про это дело, спешим делать, чтобы у нас было сделанное. Для этого нам надо, чтобы свое на нашей земле было сделано с большой удачей. Мы в землю положили зернышка со своей большой мыслью, что эти зернышка дадут нам прибыль через нашу работу, через наш труд. Природа идет навстречу этому, и поливает  наши с вами поля. Делает нам помочь, чтобы мы в этом деле не болели. Мы для этого и сеем зернышка, и ждем для этого от природы дождя. Знаем хорошо, что для этого всего нам на нашу мысль она помогает. У нас есть умы, мы ими распоряжаемся, думаем.      

    123. Только что наше для всех солнышко показалось, нам уже народился после этого его заход. Мы его со своими делами  потянули вверх. Оно поднимается до самого обеда, до того места, откуда станет спускаться вниз до самой темноты, до ночи. А люди со своей мыслью встречали время и провожали. Без ничего что-то не делается. А раз пришла ночь, людям надо  будет в постель ложиться спать. Живое делать на мертвое. Людям снятся сны разного характера. Хорошие в жизни крепко запоминаются. Я, говорит, во сне был на небесах. Видел там живое и никогда не бывалое, в наве. Чего только там люди ни имеют. У них все распоряжение природой. Она им доставляет все довольствия.

    124. Люди спали, они ни о чем не думали, их тела умершие лежали. По сонному говорили. Могли быть в природе богатыми, это было их одно утешение. Они без одежды, без денег не оставались. Это была их созданная на земле такая жизнь. Хоть маленький кусочек земельки, человек как таковую присвоил, назвал ее своей. Он на ней, как какой-то король, как незабываемый в жизни хлебороб. От земли этой свой источник имел, ему это было надо. Он этим жил. Старался не бедным быть, а чтобы  было у него одно и другое. Надо будет, чтобы была сила какая-либо в жизни, чем приходилось таскать. Особенно надо волочить землю.

    125. Или перевозить какой-либо груз, да не мешало бы возить самого себя. А я любитель есть своего всего дела. Хочу вам сказать, в природе нашему народу, о том, что меня ведь родило условии жизни. Мы с вами все были от этого дела зависимые. У нас было все для этого. Мы шли в природу вооруженные в бой для того, чтобы эти условия победить, то есть завоевать ее такие силы. Мы их знали, они и к нам таким приходили один раз. Мы про них все так думали. Люди в природе, они на указанном месте продают, покупают груши, яблоки. Это все делает природа. Она зародила у себя такие силы. У нее каждый пришедший день и ночь бывают такие силы. Ими человек как живой вещью хвалится.

    126. Говорит сам себе, и перед всеми он кричит, хвалится. Это все сделал сам я. Особенно у меня зародись в жизни своей какая-либо живая скотина. Она оказалась у меня, такого хозяина из всех, лишней. Я имею кроме этого всего свое собственное животное, назвал я его, оно есть мое. Я захочу, и то над ним сделаю. У меня на это есть веревка, я ее сделал для того, чтобы рогатую скотину вязать. Она у меня такая есть. До своего роста она поднимается на свои дебелые ноги. Она имеет свою силу. Ей как таковой человек сделал на такую шею ярмо.

    127. И дом наш людской стоит на одном месте в деревне, в селе и в городе. Мы когда ехали по дороге своей. А пример был наш в этом деле. Нас заинтересовала эта вся их история. Они жили так, как хотелось хорошему хлеборобу, азартному в своей работе. Он живет для того, чтобы своя собственная земля его одно время окружала. Ему хотелось, чтобы она была им хорошо обработанная. Человек любит крепко эту землю. У него такая есть мысль не уходить от этого всего, а поближе к природе, поближе к условиям. Человеку надо все необходимое. А раз ему надо, значит надо про это не забывать, всегда думать. Вот чего хочет наша природа. Она ведет человека не одного по этой дороге. Она его учит, она ему показывает свое все то, что есть на белом свете. Человек гоняется за самими лучшими и теплыми ясными лучами. Они ударяют в то красующееся место, где живет и располагается со своими условиями. У него, самое главное, есть самовольно захваченное им место.

    128. Избрано кусочек удобной земли, на чем человек свои все исторические дела производит. Он между собой и природой поставил на земле свой собственнический дом отдельно от всех домов. Он в нем старался жить так, как мы с вами не пробовали на этом месте. У нас для этого вводилась наука, которой мы не доверяли, чтобы свою практику на это все променять. У нас была живая сила, мы ее держали, за ней ухаживали, кормили, поили в свое время. Для этого дела свое тело поднимали с постели, убирались, надо было приодеться по предковому началу. Всегда глядишь глазами в природу. По запаху слышишь, что делается в природе. Особенно зимой тогда, когда без всякого действия лежала наша черноземная площадь. А по ней жесткий ветер не молчал. Он своими силами останавливал любого человека, ему своим понятием говорил. Ты что делал летом, спал, ничего не делал? А сейчас потребовалось, а у тебя нет того, чем нуждался в данное время этот человек.

    129. А такому человеку не одна земля была нужна. Он о ней не переставал так всегда думать, и по ней такой для себя искал. Ему было нужно для жизни своей, чтобы легко было. Он как человек всегда готовился. Ему надо было, во что одеваться по такому холоду, по такой погоде. Он не боялся встречаться зимой по белому снежку с таким жгучим холодом. Ему этот ветер был не почем. Он пробирался по условиям, его ждала к себе живая худоба. Она хотела, чтобы человек для нее принес с огорода ее корма. И положил для того, чтобы бык или корова кушали досыта, своим ртом наедались. Это было так всегда ежедневная такая забота. Он в этом трудился, он в этом через это рос. У него ежегодно по одной штуке прибавлялось. Он для этого сам жил. Ему не было такого времени, чтобы он ничего не делал. Это его была такая введенная работа. Она его этим окружила, она его заставляла приобретать все.       

    130. Он по земле лазил, искал большего. Он утром рано до солнышка поднимался. И обращал внимание на природу на то, что делалось за окошком. А за окошком бушевала природа. Воздух, вода и земля. С нею человек не переставал воевать. Он в ней крепко вооружался, делался в одно время дельцом, то есть вояк. Он был картежник, играл сильно в азартные карты. Для него по земле проходило время. Появлялось солнышко на горизонте, то оно пряталось за землю. Человеку был день в моде. Он старался в нем сделать то, что надо для жизни. Он этот год обработал кусочек этой земельки. Он был на это уверен, что она его, такого азартного в природе, прокормит. Он не спал, а все про это думал, его мысль не стояла на месте, она ему давала бодрость. Он окунулся в нее, вовлекся в это, старался себя заставить в природе иметь много. Ему это мало. По этому делу, он в природе картежник. Он не хочет на одном месте стоять, он хочет сменить. То он делал меньше, а сейчас он делает много. Ему эта история малая. Он живет за счет природы.

    131. А природа есть, самое главное, это воздух, это вода, это земля. Они для человека породили всевозможные в жизни дела. Он стал пользоваться как источником этой землей, этой водой, этим воздухом. Землю человек стал заставлять своим умением, своим трудом за ней ухаживал, чтобы она ему давала прибыль не малую, а большую. А воду повернул, чтобы она ему давала через ее действия энергию, силу тока. И разводил в самой себе рыбу. Человек способен на все, он может и не может. А учится по природе плавать, а в воздухе летать, как какая-то летающая по природе птица. Она есть маленькая, она есть большая, и кровожадная, чтобы убить ее, и растерзать до самой крови. Вот что показывает у себя природа. Но чтобы была она мертвая, этого у себя природа не любит. И не хочет, чтобы оно было. Она хочет то, чего люди не хотят.  

    132. Вот чего человек добился. С природой войны. Человек ее убивал, а природа – его за его такое тяжелое для него дело. Он взял на плечо лукошко, сплетенное им для того, чтобы в него соломы набрать, и ее принести этой худобе. Она ее ела до своей сытости.

    А этому портрету нет права от блюстителя порядка делать. Он свое дело закладывает в природе правильно. Его идея за собой ведет наш весь народ по пути, чтобы мы с вами в природе так не падали жертвой. И не умирали так, как мы с вами не знаем, из-за чего умираем. Мы люди все больные без природы. Мы не научились, как жить. Нас портрет заставляет в природе быть для закона новым человеком. Портрет умирать не хочет.

    133. А вот жить, он не по старому началу, а по новому небывалому закону. На что административное лицо не доверяет ему, а хочет свое старое вносить. Раньше крепко верили Богу, а теперь перестали верить. Взялись за экономику, за политику. Построили Вавилонскую башню, она рухнула. А теперь небывалый в жизни ни перед кем коммунизм. А люди раньше и сейчас живут хорошо и тепло. Но чтобы у них было какое-то изменение в законе. Как была тюрьма с больницей между ними, так она и осталась. Люди живут однобоко. Слушаются ученых. Если бы мы этого не делали, что нас окружает, мы с вами не умирали. А то мы такие люди, не хотим быть глупцами, учимся на ученых. Пусть уже это было раньше, в такой одежде ходили, окружали сами себя.

    134. А сейчас шик с атлетом. А чтобы любить природу, этого нет. Ни подчиненные, ни ученые не хотят ее любить. А взялись со всех концов тянуть для себя это богатство, за которое все получают славу. В этом деле мы, все люди, сделали для себя смерть. Она стала прогрессировать в природе, она сжила. Ей как таковой стали служить люди продуктом. Это все люди, этим обиженные. То они жили, живыми строили свое благо, а теперь они лежать в земле прахом. Это тоже есть такое  начало в жизни. Когда придет такое время, человек додумается, он проломит стену. Его условие заставит это сделать. То человек умирал в своей жизни. А то он не будет так тяжело жить, а легко ему придется все имеющееся приобретать.

    135. А это будет, и обязательно в природе будет. Мы от нее добьемся как никогда нигде. Вот что мы с вами сделали. Мы от нее получили самое плохое в жизни. Эта изложенная нами дорога, она для всех нас нехорошая. Надо родиться в природе радостно для нашей жизни. А в процессе всего этого дела мы не удовлетворены. Мы были все больные в этом деле. Нас всех природа заставила об этом деле думать. Наша думка одна была про то, а что делалось человеком в природе в его начальной жизни. Он не знает ничего такого, кроме как надо оторваться от своего жилого дома, и по мысли своей себя направить. Что было ему нужно, он раздобывал в природе, одно и другое. От плохого уходил, а к хорошему прибегал.

    136. Он вставал с постели, сам себя будил, сам себе говорил. А смотреть приходилось вдаль. Он видел у себя яркое огненное пламя солнышка. Оно показалось перед нами такими, как мы были, все люди видим по пути нашего прохода. Нам таким природа приготовила, у нее есть площадь земли. Это источник всей человеческой жизни. Она у себя имеет очень много такого залежного богатства. Мы от нее отбираем все то, что надо. У нас на это есть такое оружие. Мы легко приобретаем сырье. А на это у нас есть всякого рода промышленность. Заводы, фабрики, комбинаты из сырья делают продукцию. А из нее мы делаем каждую в отдельности по делу деталь. А уже из них мы складываем машину, которая требуется всем. Мы на машине все наше сделали.

    137. Вся наша продукция доставляется. Мы от запада и до востока, от юга и до севера доставляем себе всю продукцию, которая надо будет на каждом таком предприятии, которое держит человека для его жизни. А жизнь его такая: сегодня иди, завтра иди на работу. Требует сама жизнь. И оттуда тоже иди, конца и края не видать. Вот что в природе человек делает днем. Он себя заставляет от дома отрываться, и проходить по условиям своим. А условие наше. Мы для этого дела весь день напролет одно делаем, не то, так другое. У нас под нашими руками может лежать нож или шило с иголкой, чем мы одно время пользуемся. У нас есть и топор с пилой, что нами помогает делать в нашем хозяйстве. Мы сделали такую машину. Она нам возит грузы, она нас на колесах возит. Нам она крутит привод. И она нам землю пашет, делает грядку, сажает зерно, она пропалывает все наши культуры. Нам она косит, и делает силос, и молотит. Косит хлеб на зерно. А потом начинает делать то, что надо будет всем.

    138. Эти зернышка по конвейеру. Этот хлеб по ларькам свежий, горячий, мягкий как никогда. Человек этим пользуется, как какой-то прибылью в жизни. Он этим поддерживает свое личное здоровье, на что надеется. И говорит, в этом есть своя собственная жизнь. Пожил да помучился одно такое время, ежегодно все лето напролет делал. Всю зиму напролет думал, все мыслил об этом. Я, говорит нам всем своим голосом портрет об этом хорошем и теплом. Что вы хотели получить, знаю хорошо. А все наше такое. Что мы его таким сделали. Мы с вами прожили, да боролись с природой один раз. Она нас удовлетворяла не совсем. Мы лезли вверх, чтобы у нас было. Это наше частнособственническое дело в этом.  Мы захватывали, делались богачами.

    139. А потом мы падали из-за незнания своего. У нас обанкротились как никогда. Мы сделались не такими. У нас было бессилие, чтобы жить хорошо. Мы жили плохо. А чтобы второй раз вернуться к этому, мы такого права не заимели. Вот к чему мы приближаемся. К тому, чтобы распроститься на белом свете с жизнью. Этим делом мы с вами так всю жизнь провоевали. А хорошего у себя, такого не нашли, сколько нас в природе не рождалось. Мы с вами родились для жизни нашей. Но процесс наш с вами не давал, он был для нас очень тяжелый. Мы делали сами  то, чего было не надо. Острый рожон стоял, а мы на это не смотрели.

    140. На него всегда энергично лезли. Это наши глаза они, они далеко видели, а уши шорох тоже слышали. Но чтобы узнать в природе, мы ничего не смогли. Пожили да потрудились. А потом много помыслили. Не на хорошую дорогу с вами попали. Наука наша нас учит, чтобы мы в природе вооружались для того, чтобы мы в жизни своей ничем не нуждались. У нас с вами все есть для того, чтобы мы легко у себя свое здоровье потеряли. Мы в природе не знаем ничего такого, чтобы для нас было хорошо всегда. Какие мы есть люди. 1971 год пошел от нашего технического развития. Мы научились рождать человека. От нас не отберешь могилу, мы ее сами для человека умершего вырыли, и гроб ему сделали. Землей закопали, чтобы он больше не поднялся. Это мы все получили от природы, лежим в прахе. Кто у нас обиженный есть в жизни своей? Заключенный и умалишенный до века своего.

    141. Да мертвый лежит в прахе. Кому это будет надо? Да никому. Кроме как наша есть великая для всех зависть. Она нас с вами умертвляет, и будет она нас всех. За это, что мы сделали в природе, мы умрем. Это все не наше, а чужое есть, чем мы одно время пользовались. И мы этим будем все время пользоваться. Земли пока хватит, место есть, где можно закопать человека. Он думал про это. Про свою красивую и фасонную одежду, без которой он ни одного такого дня жить не может. Она ее одевает во все условия. В природе там, где он не бывал со своим телом, он старается приодетым появиться. И тут же себя показать таким человеком, которого в жизни не было. А сейчас он на пир приглашен, как участник этого дела. Он сюда для этого дела приглашен. Он мужик известный в окружающей обстановке.

    142. Портрета такая лежит дорога. Умно надо для этого сделать, чтобы всю зависимую систему с земли прогнать. Она в природе развита самовольным захватом частнособственнического дела. Мы природу окружили своим оружием. Оно нам всем помогает легко приобретать то, что есть в природе. Она нам дает то, что будет надо. Мы до этого времени такими в природе получали не пользу такую, а большой вред. Нам природа на это дело давала свой богатый урожай. Мы им очень крепко радовались, говорили: «Слава тебе, Господи, что уродило нам хлеб». Мы его видели издалека, и на это все готовились, руками косили. А сейчас у нас делается техникой. Такая работа, такой труд, мы его делали, и сейчас делаем.

    143. А вот в жизни чтобы изменилось, что-либо такое другое. Особенно в том, чем человек всегда окружал себя, в заболевании. Он от этого сильно развитого врага не ушел, а наоборот, больше к этому сам себя привел. У портрета есть своя такая воля. Она хочет сделать в людях то, чего никогда не бывало, а теперь есть. Это будет человек наш, такой человек, которого не было. Он добьется от природы. Она ему даст то, что следует. А людям надо будет в природе какое-либо дело на любом месте. Человек на одном месте не останавливается, для себя он ищет лучшее и много. Все это переведено на какую-то крупную ценность,

    144. Она пока у себя держит закон. А на сегодня, самое главное, в жизни есть это золото с серебром. А потом идет вслед наша нуждающаяся медь. Все это есть богатство человека. Он за это все может приобретать, и может сбывать. Есть лишнее у человека какое-либо добро, он его старается продать за деньги. К этому люди поделались мастера, научились быть для человека, нуждающегося в этом деле. Человек живет на белом свете один раз. Ему надо будет для жизни своей: первое, это чем надо наесться досыта. Не плохого в жизни, а хорошего, сладкого, жирного, и много. Потом ему потребуется самозащита одежда, не плохая, а фасонная, красивая, чем надо хвалиться. Ее сам не каждый человек сможет смастерить. Не каждому человеку приходилось на это учиться.

    145. Мы с вами раньше не такие были на все вояки. У нас не было того, что мы имеем сейчас. Мы не были на все такими мастерами. Мы не умели печь хороший, пышный белый хлеб, и не умели варить с мясом борщ. Наше незнание заставляло себя об этом крепко болеть. А прежде чем себя накормить или одеть, надо будет, чтобы под руками лежало в запасе в большом количестве.  На что человек в будущем надеется, и говорит: это мое. Я его целый год напролет по одному зернышку собирал, а теперь на все будущее храню, как око. На него надеюсь, как на большую гору. Это мое то существо, которое нас всех на белом свете держит. Мы с этим вот живем, тяжело работаем, в этом вот приобретаем этот продукт. И также мы его возделываем, и употребляем на себя для своей жизни. 

    146. Не будет между нами на материке проходить вода, не будет бурлить воздух. А это все человеку дает в процессе жизнь. Для портрета в природе не надо ничего в его жизни, кроме людей одних их всех. Это они живут на белом свете для того, они свою жизнь на земле проводят, чтобы у них было то, чем они в природе нуждаются. Их за их создавший труд, за их работу, которую они проводят в жизни, природа как таковых огораживает. Она им дает от маленького до большого за их такую заботу. У них по природе надо искать одно то, что в жизни их требуется. Природа это есть люди нашей земли, они огородились своим добром для того, чтобы за это все пожить одно время, а потом в природе сдаться.

    147. Мы так и делаем ежедневно каждый раз в своей такой жизни, в которой мы живем. Мы со своим здоровьем не удовлетворены, все наши такие люди. Мы хотим видеть то, чего не было в жизни. Но нам, таким людям, как мы есть сейчас, она не давала, и не дает, и не даст за нашу сознательность, которую мы строим на самих себе. Это наше наших стариков, которые давно уже прожили свою жизнь. Их тоже так же само природа заставляла с нею драться за свое имеющееся богатство. А богатство свое есть у каждого человека. Это все имеющиеся в природе люди имеют. Им надо для жизни своей. Это наша черная земля, которая лежит сама без всякого в цветах, в бурьяне заросшая. А сама взялась служить человеку источником. Он по ней ползает, он ее от верха до низа изучает.

    148. Ему хочется что-либо найти в природе новенькое, небывалое, чтобы им перед всеми людьми хвалиться. Мы с вами, все люди, пока такие, не сможем оставаться без всякого дела. Нас природа заставляет, она нас сделала такими людьми, мы стали зависимые в ней. Нам надо земля, нам надо вода, нам надо воздух, чего мы в жизни как неприятность боимся, хоронимся со своими телами. Вот что мы сделали в природе через это все. Мы пожили одно время, так пожили, как никто в жизни не жил. А потом заболели, поболели, и умерли на веки веков. Вот что мы от нее получили за наше все то, что мы в жизни имели. Это надо было нам в природе родиться, а потом надо нам умереть. Мы не люди наши есть в природе, которые не завоевали свою жизнь.

    149. Вот что мы в своей национальности ввели: принуждение и свою небывалую гордость. Мы, люди, есть всему дело. Один перед другим за свое имеющееся драться. Мы с вами не пришли, и не узнали за своего близкого соседа. Он почему-то так плохо меж нами поживает. Ему хочется пожить так, как живет его близкий сосед. Он жил хорошо, и живет хорошо. А я не смогу так жить. Не умею обдуривать так природу, как ее обуздали все. Я не имею таких вот сил, такую вот способность, которая делается всеми людьми. Мы в природе недаром умираем, недаром друг друга закапываем.

    150. А чтобы этого в жизни нашей не было, мы, все люди, не хотим этого дела. Взялись за нашу борьбу в природе, да за нашу войну, которая нами делалась, она делается. И будет она нами делаться до тех пор, пока мы не научимся, как будет надо жить. А жизнь наша такая – в природе. Мы с вами только думали, как будет надо жить. А чтобы мы умели, как будет надо в природе жить, мы не научились. И не хотим научиться. Рождаемся людьми, и в процессе мы учимся людьми. Они нам показывают свою начатую жизнь, которая делалась все время всеми людьми. Кто его знает, где это время в природе развивалось. Оно развивается всеми нами. Мы только поднимаемся на свои ноги. Глазами смотрим, видим издалека. Стараемся это заиметь, чтобы оно было такое, как никогда.

    151. Нашим людям в природе приходится портрета любить. И благодарить за его такую сделанную на себе физическую открытую дорогу. Она нам нашла в жизни такие средства, от которых враг не стал на человеке своими силами в природе прогрессировать. Он испытал на своем деле в своем теле. Ему приходилось в природе закаляться в тренировке. Он с нами, всеми людьми, поделился. Нашел ту дорогу, которая заставила человека по старому делу не думать и не делать. Ему такой день, которого все люди ожидали, и спешили один перед другим его у себя не потерять. Они готовились всю зиму для этого дела. У них всех одна мысль такая, как будет надо природу нашу обуздать. Не жалея себя в этом, со снастью, с животными вместе приходилось встречаться на поле. Физически все делать для того, чтобы его жизнь в этом была.

    152. И заставляла его тело на земле что-то такое в жизни на весь год проходящий сделать. Мы все до одного человека это привыкли на своем прежнем месте делать. Он для этого сам себя учил быть для этого дела мастером. Он готовился в этом деле, был известен для всех людей. Они нуждались этим человеком, кто сделался для их жизни помощник. Люди не смогли у себя в каждого человека иметь во дворе кузницу, или быть портным, или сапожником. А люди в этом деле крепко нуждались. Им надо в жизни, самое главное, хлеб. Его они растили целый год. Все готовились, да делали на земле то, что надо им для этого дела. В их работе требовалась кузня ковать какой-либо перелом, или разорвется. А его надо сковать, чтобы была возможность чем-либо эту начатую работу доделать.

    153. Человеку надо будет для этого дела сапоги, он их к этому делу сшил, теперь их носит. Также брюки с пиджаком, он их так одевает, и старается для своей жизни сделать. И также домашняя работа проходила между нами всеми. Кто за что брался, и кому какая работа принадлежала. Говорят, это надо делать. На что в природе менялось такое время. А человек про него не забывал, он его ждал, и к нему со своими силами готовился. А время заставляло каждого человека, чтобы про него знать. И какую-то возложенную работу приходилось так делать. Люди дышали, люди слышали запах, и все время свое вооружались для того, чтобы у них получился рост в хозяйстве своем. А рост человеческой жизни в доме через начальную первую любимую кошечку. Она служит хозяину тем, что ловит от нападения мышей, крыс. Это вояка с ними, она идет на смерть, старается выслужиться человеку.

    154. А человеку мало кошечки. А на дворе на привязи держится злая собака, она хранила хозяйское добро. Человек слышал, человек видел, старался сам между людьми так научиться, и быть от всех людей лучше. Как оно в жизни делалось людьми, так оно делалось. Они хлеб растили, шили сапоги, и также шили пиджак. А потом делали на многое время дом, в нем как условиях приходилось жить. И делать то, что сделали все люди. А молодежь и тогда, и сейчас, она в природе воспитывалась не легко, а тяжело. Она и сегодня у нас в людях воспитывается. Она нас слушается, она видит далеко, старается захватить, чтобы у нее было, чем хвалиться. А день для них не так зря приходит на свое место.

    155. Молодежь у себя любит только одно легкое и хорошее, да теплое. Ей некрасивое не по душе. Молодежь, она нами рождена для того, чтобы мы себя ею сменили. Вот она была зачем нужна. Ей как таковой надо будет дорога, по которой придется идти без всякого промаха. Она должна у себя выработать свои силы такие, которыми они будут владеть. Ей надо для жизни, во что учиться. И научиться у такого человека, кто для молодежи станет Учителем. Молодежь у него научится жить не по-старому, а по-новому. Мы должны найти в природе те средства, которые находятся в ней как таковой.

    156. Земля свои естественные силы имеет, и также вода с воздухом свои энергичные свойства имеет. У нашей такой молодежи, которая добивается у себя жизни, у нее весь свой секрет. Она может сделаться любым в природе специалистом, у нее это никто не отберет. У нее широкие права на все есть. Лишь бы она захотела быть в людях патриотом, ей это дастся. Природа ей поможет во всех отношениях. У нее руки для этого золотые. Она имеет у себя ноги произвольные, на них в самозащите ходит. Глазами она видит далеко, замечает.

    157. Ей хочется сделаться такой, как многие люди поделались такими людьми, про которых идет между нами всеми речь. Чего она только не сможет в природе сделать. Она у нас вооружена на своем таком месте. У нее есть великое оружие, она им владеет один раз. У нее есть великая охота на это все дело. Она есть человек живой, всячески она свою мысль по природе прокладывает. Ей хочется новенького у себя видеть. То, что она уже сделала, это для нее есть в жизни старое. Она в жизни стремится за собой оставить то, чего она не видела. Природа великая мать для нее, такой молодежи, как она в жизни не была.

    158. Для нее раскрыты все рубежи. Она есть делец, из дельцов делец. Она лишь бы это для себя наметили, она добьется. Сделает у себя все то, что надо в людях. Они только в жизни своей не такие, как это надо для них. Природа со своими богатствами, она великая и сильная во всем, все она сможет сделать. Это есть люди, всей земной коры молодежь. Она в природе шахты с заводами строит, весь пламенный огонь разжигает. Говорит сама себе: я делаю такую быстроходную и удобную машину, на которой нам всем приходится на колесах кататься. Мы быстро по ней бегаем, стараемся во время наше попасть. Это наша вся в этом цель, и вся наша задача лежит перед нами сделаться в жизни своей человеком таким, которого в жизни не было. Портрет для этого дела сам в жизни свидетель.

    159. Он свою правую руку поднимет, и с этим делом согласится. Говорит: от этого всего зависит наша прекрасная молодежь. Она научилась в природе легко и скоро умирать. Вот что нам эти люди в природе сделали. Они окружили себя холодным и плохим, лежат все в прахе вечно. Но с тем, что они сделали в жизни, портрет не соглашается. Он говорит им: не своей дорогой пошли. Есть дорога иная, не такая в жизни, как она есть, ее молодежь подхватила, теперь ее продолжает. Это наша сделанная нами всеми экономика. Мы добились такой политики, которой в жизни не было. Человек туда сам попадает, и хочет там быть, как это есть. Он же ведь думает не о плохом. Как это делается блюстителями порядка, кто хочет этого человека в режиме держать. Мы, вся на наша молодежь, не гарантированные туда своим поступком попасть. 

    160. Портрет не такой, как вся наша молодежь. Она живет в природе для чемпиона всего мира. Ей приходится выступать. Всякого рода есть молодежный слет по части любого соревнования. Человек хочет себя показать в этом деле небывалым человеком. Какие бы ни были в жизни состязания, они временно себя показывают, и хотят быть в мире лучше от всех. Но это не все наша молодежь завоевала. Она за свой физический в мире труд получила  в теле недостаток, с которым попала в больницу для того, чтобы там себе помощь получить. Есть такие заболевания  у человека, с которым он нигде не получает помощи. А сходит с колеи за все свое хорошее. А разве думал человек, что его хулиганское дело ничего не получит в жизни своей. Лишь бы он в этом зацепился, за него берется юстиция. Она свой закон перед этим раскрывает. И хочет этому человеку свое навязать. А человеку надо в этом силы заиметь для того, чтобы оттуда выкрутиться.   

    161. Человек ни один не ушел и не оторвался от тюрьмы. Делать есть самый главный в жизни своей строитель. Он строит хутор, он строит село и город. Ему приходится все это разорять. А вот чтобы для нее была единственная в природа польза. Этого она в жизни не искала, не ищет ее лишь потому, что она такой дорогой не проходила. Ей приходится взбираться со своим, что делается в людях. Их всех нелегальность ведет по этому пути, по этой дороге. Она хочет заставить человека такого, как он у нас есть. Ему в природе не хочется помирать, но ничего ты не поделаешь с такими условиями, их породила природа. Она ему не дает сил, и не хочет их отдать молодежи. Она все свои силы на фронте кладет, всю свою возможность делает для того, чтобы в природе жить и продолжать. А сил у себя не имеет. Как чуть что такое, уже говорят люди об этом нашем человеке: он у нас простыл, заболел, болеет крепко.

    162. А таких средств нет, и нет на это дело человека, чтобы мы этому человека от этого недуга помогли. Ничего мы не сделали для самих себя, чтобы им хвалиться. И сказать: это мы сделали. Нас природа родила. Мы в ней родились для того, чтобы жить. И нам хочется в ней жить. Но природа нам не дала. Взяла и направила свои силы для того, чтобы этому человеку не дать возможностей, чтобы нам пришлось в природе жить. Мы одно время пожили да повольничали своим поступком. Мы захватывали, мы тащили, мы делали. Нас это не останавливало по земле шагать, искать. Мы поплыли по воде, чтобы поскорее туда добраться, и там у них взять, а свое представить. Вот что нам, людям, вода дала. Одного пропустила, другого поглотила, он остался в воде. Стали перебираться в высоту в воздух для того, чтобы там летать.  

    163. Атмосфера широка, атмосфера далека, и незнаема нами. Мы стараемся изучить, понять эту систему, и мы хотим там жизнь ввести. Наша молодежь на земле не научилась, как будет надо жить, и свои дела творить. Мы с вами не хотим бедно жить. Нас природа заставляет богатеть, чтобы у нас было все. Мы такие есть в жизни люди, нам надо природа. Воздух, вода и земля, что нам дает все. Мы открываем для этого залежи. А вот это не по душе является нашему портрету. Он у нас, молодежи, спрашивает: для чего мы это делаем, и что с этого всего мы с вами получаем? Мы идем на рожон, воюем с природой, хотим ей своим делом доказать. Оно для нее нехорошая сторона, мешает своим мертвым делом. То, что она у себя естественное имеет, это есть самое лучшее из всех. Мы от нее получаем продуктом тогда, когда его снимаем  с дерева. Или мы получаем с земли, она нам дает свой урожай.

    164. А мы, все люди, проживали свое время, этим делом всегда радовались, и говорили: мол, нам хорошо из-за этого урожая. Вся в нем сила остается позади. Мы к нему готовились как никогда. Люди спешили прибрать с поля. Раньше было, точили косы, натягивали грабки, чтобы любой рост его класть на рядочки, чтобы с него связать сноп. А потом сносить в одно место, и делать крест. А из крестов копны получаются, их приходится за несколько верст возить, да в одинок слаживать. На это все приходилось с силою трудиться. А потом его кладут на низ, да на ток расстилают. Потом молотим, делаем солому до … зерно с половой, чтобы веять. Вот что мы раньше в природе делали. Трудились, жили. А сейчас мы техникой огорожены. Недолго приходилось пахать землю, или с ее делать грядку, зерно сажать быстро. Недолгое время приходилось по этой земле, которая растила каждый стебель. А мы на него смотрели, как на какую-то массивность.

    165. Вот к чему мы сделали быстроходный комбайн. Мы долго не косили, долго не молотили, и долго в одно место не возили. А все делается в один миг, чтобы быстрее да больше. За что мы берем от людей деньги? За это дело, что мы сделали сами. А деньги в труде приобретаются, они платятся за труд. Мы их получали, и на свои нужды расходовали. А в природе ищем мы то, что в жизни требуется. Человеку надо в его жизни такая дорога, по которой все люди не ступали. Все люди от нее зависимые. Она дала кашу, она одела людям тело, она и родила для человека все необходимое на земле. Человек без воды и воздуха не физической стороны, чтобы ему жить. Он ушел от них, боится своим телом дотрагиваться. Он в природе ищет и на юге, и на севере. Ему хочется раскрыть все карты для того, чтобы в них быть азартным. Не бояться природы, со своим оружием быть на севере. Закладывать свои силы в экспедиции.

    166. Мы хорошо знаем о том, что в природе есть очень много такого богатства, которым можно будет жить без всякого такого. Мы это богатство не нашли. Мы не имеем полного права об этом сказать, что мы не сможем это сделать. Человек – это есть все в природе. Он мыслитель, он болельщик, он гонится за хорошим, искусственно в этом вооружен. Он от этого зависим. Ему надо земля, материк, ему надо воздух, ему надо вода. Все это человеком делается для того, чтобы в этом самого себя спасти. Человек ушел от самого главного. Надо близко быть своим телом, чтобы было чувство для этого большое. А мы этого не имеем. Человек живой энергичный, как и природа сама живая энергичная. От кого зависит? От природы человеку. Он ведь одевается, он обувается, все тело сам защищает. Говорит сам себе: я боюсь оставаться без этого всего. Портрет не возражает всему этому. Надо бы от этого жить, а мы в этом умираем. Зачем же мы это делаем, если нас мешок не спасает.

    167. Портрет – это душа, это сердце наше есть человека. Мы все одинаковые есть. А раз мы одинаковые телом, нам не надо будет никакое богатство. Мы должны быть этим не заинтересованные. А вот бедность, это плохо жить, мы не хотим, уходим. Мы привыкли гоняться за хорошим и удачным временем. Оно нас заставляет к нему готовиться. И человек в природе делает то, что ему будет надо. Вся история, все люди лежат в земле, да чего-то в прахе они ждут. Их заставила природа, она им для этого знания не дала, чтобы огородиться в этом, и не получить себе недостаток. Мы, все люди, в природе обиженные через наше в природе хорошее. Нас за это природа держала и держит в таких условиях. Надо будет жить в природе, а мы со своим хорошим богатством умираем.             

    168. Это не запах в природе, и не какая-то есть особенность, которую можно будет как таковую хвалить. Нам давно надо взяться не за это, что было перед нами. Мы этот поток должны поменять на другой поток. Взять и согласиться с тем самим бедным, нуждающимся человеком, кто в данное время живет плохо, ему холодно. А как мы с вами жили, и уходили один от другого, и также гнались, не догнали, и с этим умерли. Мы, говорит портрет, не полюбили так природу, мы ее заставляем. Что мы в ней делаем? Мы не даем дышать земле, одно буровим. Также воздух держим в условиях своих, вода тоже нам дает такую жизнь, без которой обходиться мы никак не сможем. Это три тела, которые создали нам все.

    169. Мы через это умирали, умираем, и будем умирать. Вот что нам природа дала. Она нам дает за это, мы ее держим взаперти. Кто же с нами такими согласится, если мы хотим много, нам мало не надо. Природа есть друг человечеству, но мы ей есть враги со своим оружием. Идем, и отыскиваем для себя то, что нам надо. Она нам одно время дает, а другое нет. У природы силы свои, а у людей свои. Природа есть естественная, а люди есть искусства. У них как таковых мысль своя думает про это. Если только человек думать про это не будет, то он ничего в природе не получит. Почему это так у человека получается? Он сначала думает, а потом начинает делать. Без всякой мысли жить нельзя, ничего у него не получается.

    170. То, что люди делают, и считают это все своим, это неправда. Я, говорит нам всем портрет, стою за одного обиженного человека. Того человека, кто сам себя привел в своей жизни в прах. Или же он сидит в тюрьме, под замком держат его. Никто не хочет ему дать воли, так же больному в больнице. Портрет это есть человек. Он прошел все условия в жизни в природе от самого юга до севера. И каждое дело, проходящее по природе, оно для человека дает все. Он в ней ищет то, что будет надо. Но то, что следует для человеческой жизни, чтобы он ею удовлетворился. Человеку это мало. А раз мало, то люди для этого рождаются, чтобы у них было. У человека нет такого, чтобы ничего не было. Мы стараемся, все свои силы кладем.        

    171. Соловей такая маленькая птица, со своим веселым голосом поет песни. И в лесу его интересно слушать, и на своем месте приятно смотреть. А вот человеку ученому, знающему это дело, особенно опытному. А он в природе как никогда начнет вечернюю зорьку, и не перестает всю ночь напролет. Его голос развивается по природе и утром, то же самое поет. А вот человека первого научного обнародовали в природе как такового. Люди в космосе. Какая была в этом радость! Во всем мире небывалое. Люди все до одного в мире кричали про такое дело. Этот крик по земле пробежал не один раз. В это люди вникали, говорили про это, это делали, и ждали в этом люди. А в природе с этого получилась через некоторое время перед всеми тяжелая жертва. Это не соловей, а природа, а в природе есть жертва. Она получилась не через природу, а через искусство. Сказать бы не так, как это делается в природе. С самого утра солнышко огненное всходит.  

    172. А люди все смотрят на него, как поднимающийся в высоту огонь. Это люди, они после своего глубокого сна встали, заговорили опять про это великое в невесомости чудо. Мы этакие не кукуруза есть такая, за которой надо будет хорошо ухаживать в природе. При такой влаге, как она есть сейчас, у нее рост быстрого значения. Только ждать и надеяться на большую прибыль. Так это работа, труд человеческих рук делает. А в атмосфере, да в невесомости, это не физическая сторона, с которой приходится дождаться до самого первого начала в человеческой жизни. А то, чего не думали ученые. И хочется, и колется, а смерть в мешке не берет. Мы так привыкли брать на нашей земле, грести руками в кучу.

   173. А это проба была, как Арктическое исследование. В воде в глубине, да в льдах рылись. А сейчас наука шагнула вперед, и конца совсем не видать. Мы лазим в природе по светилам. Там есть большие окруженные пространства. А что с себя представляет этот годичный урожай. Его ждут от природы так же, как что-то ждут новенькое, небывалое. Природа этот мешок дала, она не хочет, чтобы люди этим занимались. У них картежный азарт это делать. А раз они это наметили, значит, они думают, что-то там разыскать и им овладеть, что человеку в его жизни потребуется. Если он уже так вооружился, так обогатился экономикой, которая есть у него. А политика, она наблюдает и ждет, что же ученые им дадут, если урожай родит такое количество ежегодно очень сильно.      

    174. А вот чтобы не такое, а другое найти. Мы нашли, и учимся в этом деле, нам это мало. Тюрьма одна. Человеку это мало через людское такое знание. Мы назвали свои города героями за то, чтобы не сказали сами люди про их такую чистоту. Они так там ввели свое командование из-за самой лучшей чистоты на улице. Мы в нем бываем редко, но зато метко. У нас за это все недаром проходит наша копейка. Это будет на этом месте впервые. Мы раз в этот ресторан заходим. Нас люди тоже встретили так, как других. Они встречались за свою нажитую копейку. Мы такого дома не видали, что нам на стол преподнесли. Это только приходилось по пальцам считать. А вот чтобы заручиться за это дело, и второй раз сюда не попадать. У нас дома тоже есть, чем питаться, и что буде попить.

    175. Наша людская привычка. За счет нашей земли мы живем. Да как мы богатеем. Это все дает нам она урожай. А мы начинаем его делать с самого одного зернышка. Оно у нас для этого есть. вся жизнь наша за счет его живет. Мы на базарах его покупаем за деньги. Нам люди его привезли, и продают. А наше дело только – этому человеку надо чего-либо продать. Мы с вами соображаем любую цацку. Мы покупаем за деньги, а продаем тоже, что в хозяйстве нашем теперь требуется. Раньше было животное рогатый вол, его запрягали в ярмо. На нем ездили на подводе. Куда хотели, туда они и приезжали. Наше такое было дело. Один умирал, другой нарождался. И сейчас люди как родились, так они и помрут. Этого портрет у себя не видит. Его такая идея. Не кукурузу заводить, не свиней у себя иметь. А лучше и легче будет тому человеку, кто не хочет быть зависимым в природе.

    176. А раз ему приходится это дело в природе заиметь, уже это есть для него новое, небывалое. Он так не трудится, и не думает про самого себя, и старается своим умением сохранить. Это не есть для него спасение в природе через одно и другое. Он живет в своем селе или городе, а имеет у себя. Мы всегда готовы встретить то, что нам будет в природе надо. Мы с вами этого дня ожидали, он и к нам таким пришел. У нас от этого получилась большая прибыль. Мы ее начали хранить, как свое око. Природа для нас есть все. Мы подумали.

    177. У нас народился человек такой, как мы хотели. Он и к нам пришел со своей небывалой мыслью. Ему пришлось между нами очень много времени для этого дела учиться, чтобы сделаться в природе дельцом. Он изъявил свое такое желание, которое его заставило этим окружить себя. Он от природы получил доверие. А в природе человек сможет своим умением сделаться для того, чтобы в этой местности господствовать, то есть в жизни делать то, чего не делают люди. А в людей герой делается ими, они его поставили на порог жизни. Они его как такового слушались, и шли для этого дела в бой, чтобы завоевать природу.

    178. Как в природе делалось между всякого рода нациями. Им хотелось иметь у себя такого командира, то есть вояка. А он в истории остался, как шефство над русскими татар или Наполеона. Да также Гитлер остался со своим делом в истории, он того нам таким оставил в своей жизни. Так что всякого рода есть своя национальность. Она не хочет у себя видеть такие распорядки, которые раньше их в этом держали. Люди ученые. Люди по природе сами ищут то, что они имеют у себя. Им хочется так. Человек любой стремится сделаться в природе таким, чтобы боялись его все люди, а он ими распоряжался. Наука имела у себя такого человека. Она и до сего времени хочет у себя такого командира, чтобы он умел вести за собой массы.      

    179. Умение делать – это побеждать. Мы слушаем сильного. Я в этой местности живу, пасу собственных коров. У меня община большая. Я умею пасти, знаю хорошо эту местность, стараюсь каждую корову накормить. А когда у меня скотина сытая, я ее держу на стойле подальше. Зависит от природы, от ее условия. Меня люди за мою работу хвалят. Говорят: «Ну, пастух хороший, умеет пасти, обиды на него нет». Это не один есть в селе такой мужик. Живет и надеется на свое время. Целый день ходит на ногах, а сам не забывает про каждую корову. Она кормит хозяина, и создает ему его богатство. Человек ею одно время живет, надеется на какое-либо другое его дело. Не одну у себя корову имеет, да молочко попивает. У этого мужика хлебороба есть своя собственная земля.

    180. Он с нею не расстанется. Одно все думает про это дело. У него в мозгах стоит  одно – как будет с нею управиться, чтобы она между людьми не пустовала, а всегда она свой облик меняла. У него сельская такая привычка. Нет чего-либо – уже его болезнь, он думает про это. Хороший хлебороб никогда не остается без всякого недостатка. У него всегда перед ним стоит дело. Он всегда говорит про него, в процессе выдумывает, находит выход. А когда этому делу мастер, он тогда этим хвалится, и его делает с песнями. Он свою работу ценит, ее делает, и в этом он живет. Старается сделать от этого лучше. Свою работу он людям показывает, люди видят издалека, и стараются это вот сделать. Человек работает в шахте у предпринимателя хозяина в наймах больше от всего вручную. Лямкой санки таскает. Зарабатывал копейку, а копейка его кормила, поила, ухаживала в жизни. Портрет был между людьми болельщик.

    181. Он старался пройти по этой дороге, чтобы за нее не зацепиться. Работал по-домашнему в сельском хозяйстве, был неудовлетворенный. Приходилось идти к пану наниматься. Все это копейка заставляла. Да одеждой старались украсить тело, чтобы люди не сказали на тебя, такого в деревне красавца. Одна бедность отцовская не давала развернуться. У тебя как молодца такого была храбрость. Он на ногах в детстве босяка бегал. Да присматривался, что где у другого дяди положено. Люди имели у себя кое-чего из такого, за которым приходилось наблюдать. Особенно за отцом не таким, как он был у тебя. С шахты шахтером не вылезал. Старался вручную зарубку сделать, за нее в день получить два рубля, это было тогда хорошо. Отец нас всех десять человек кормил, поил и одевал. И кое-когда в получку водочку попивал. А мне это оставалось в душе.

    182. Никогда ласки как сын не имел. А хочется, чтобы отец давал, как другие отцы. Я, как портрет этого времени, не был своим детством доволен. Уходил от этого, старался больше от всего оставить свои шалости, а идти к тяжелому физическому труду. Он был для меня, такого молодца. На шахте точил уголь на решето, это было мое первое начало в труде. Я старался его сделать в детстве, а потом сам себя спустил в шахту, где приходилось железные вагоны своей силой волочить на плитах. А потом санки возить лямкой. После чего вагоны гонял, а потом отбивал вручную вагоны. И дошел до зарубки. Все эти работы моя молодость проделала. Я старался сам себя одеть, обуть, как городской парень.

    183. Мы, все люди, по-городскому хотели. Но нас бедность со своими недостатками в холостяках держала. До тех пор наша молодежь бедно дышала, пока царь русской земли с колеи не сошел. Ему пришлось свой престол сменить на более разумную деятельность. Куда ученые пришли со своим знанием. Стали они делать в природе то, чего нашим людям требовалось. А нам надо было хлеб, мы его получали от земли в процессе своей работы. Мы над землей ухаживали, делали для себя грядку живой силой. А теперь нам дала советская власть нового в жизни человека. Он нашей дорогой не пошел, по которой мы с вами шли и идем.

    184. Нас природа заставляет искать по ней тайну, она нам не дается так, как мы хотим. У нас большая техника, мы крепко в этом вооружены. Делаем то, что нужно. Разве это есть для нас, таких ученых людей, кто на нашей земле сделал такой спутник, который ходит своими колесами по Луне. Это уже есть новое движение. Мы сами это сделали, но без всякого мешка мы не обошлись. Мы с вами ничего не сделали в природе человеком, чтобы он свои силы физические раскрыл для того, чтобы в природе завоевать славу. Чтобы природа не была такой, как она есть сейчас. Мы – ее, а она – нас. У нас с ней ведется на любом месте война.

    185. Чтобы природу любить, ценить как таковую – этого человек наш в природе ничего не сделал. Он только ждет это время, которое к нему пришло. Он по нему уже приготовился своими ногами ступать. У него есть, с чем встречаться. Он это сам сделал, а теперь это на себе носит, им хвалится, как какой-то вещью. Она для него есть не живая, а мертвая. От живого тела отбирает силы свои. Не тепло человеку дает, а развивает у человека холод. Он всегда у себя не имеет тепла, поэтому он скоро в природе умирает. Тепло есть человека – это природа. Она его своими живыми свойствами окружает, уже здесь нет неживого. Есть в природе жизнь, он не умирающая, вечно изменяемая жизнь.

    186. Потребность человека очень маленькая. У него есть источник, это вечно лежащая на одном месте земная кора. Он с ней вместе все свое время живет, и с нею воюет. Она ему дает по его всей возможности. Он с нею ложится спать в постель, а у самого такая бывает мысль, он с нею, как с матерью родной. Он просит ее, чтобы она про него не забывала. А  всегда отзывалась своим богатством. Она ему как человеку никогда не отказывала. Если ему надо будет чего-либо в жизни своей открыть, она тут как тут готовая ему отдать. Он так это никогда не откроет.

    187. Ему больше дается в труде. Он ходит и ищет по этой земле геологоразведкой, бурит, попадает на залежи. Старается их использовать на свои нужды. Он без этого не сможет жить. Ему надо для этого в своем всем огонь. Ему надо вода, и ему надо воздух. Он без этого жить не сможет. У него есть основная земля как материк, на чем он строит все свои хоромы. Для того он их на земле ставит, он этим окружает себя. У него от природы есть большая, и крепко сложенная с камня стена со всех сторон. Он поставил халупу для спасения в жизни самого себя. Это его есть самозащита.                       

    188. Он ее качества недолюбливает. Считает, они для себя ведь вредные. Он старается от этого времени, которое пришло к нам своей энергичной жизнью. Человеку надо будет всегда, чтобы светило своими лучами яркое солнце. Оно у нас каждый день всходит, оно и заходит. Это наш есть проводник. Мы при нем встаем со своих постелей, уже мы смотрим вдаль. Мы видим это восходящее солнце разно, не одинаково оно и к нами приходит. Мы его всегда видим. Это наше пламя, наш теплый хороший путь в жизни, нам оно дает все. Через него нам приходят тучи дождевые, создают у себя водяные прослойки. Наша земля от этого терпит, она свой характер меняет. 

    189. То ясно стоит в природе, то темнота окружает эту лежащую землю, которая цвет свой меняет. То зелень появляется, то белый снег придет на землю. А в природе без конца и края одно меняется, не стоит на одном месте. Люди это дело меняли. То у них была на земле какая-либо в жизни стихия, то они чем-то радовались. Им природа дала. Но вот жизнь, она не меняла свой облик. Люди как жили, беспокоились, так они и до сего времени живут, да все про свое богатство думают. А в богатстве, самое главное, это люди работающие. Они на земле жизнь строят, хотят другим людям доказать, что они умеют жить.      

    190. А других не хвалят, говорят. Их, как людей наших, инициатива перед партией лежит в большой к ней просьбе. Она должна признать все силы их. И сделать у себя в своем государстве для своих людей не такую режимную и тяжелую в природе для человека жизнь. Надо нам, ученым, крепко подумать, и согласиться с ними. Они сидят, томятся в заключении, ждут свободы. Другие лежат в койке со своей болезнью, которая их держит в больницах. У нас нет средств. Нет такого в природе между людьми человека, чтобы он об этом подумал, и нашу молодежь своим учением в духе сознания.

 

1971 год апрель

Иванов

 

Набор – Ош. 2012.09. С копии оригинала. (1501).

   

    7104   Тематический указатель

Болезнь  16,17

Оздоровление  17,108

Плохо хорошо  32, 39,73,87,167

Тюрьма, больница нет   42,50,73,80,88,170

Сон  47

Учитель про место  48

Портрет  50, 56, 65, 132

Тайна  54

Одежда   54,185

Место не присваивать  56

Неудовлетворение жизнью  60

Зависимость  72

Жизнь неумирающая, что делать,

бессмертие  80

Не судить, не создавать дело,

Простить  80,93

Учитель Бог  84, 89

Что делать государству?

Какое надо государство?  91

Какого надо человека  92

Ликвидировать тюрьму и больницу,

Для этого надо Бога признать  94,190

Молодежь  157-159

Человек и природа  166,169,184

Новый поток  168

Независимость  175

Свое тепло  185