Иванов П. К.

Солнышко

1972.01

1971 год 6 декабря

Иванов

 

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

   

     1. Это вот рожденная картина, она пишется в первый раз по этой белой бумаге чернилами черного цвета пером за наше для всех. Это сияющее в небе от нас есть далеко в пространстве своем солнышко. Оно себя показывает на земле своими лучами не одним нам, всем людям, где только мы с вами ни находились, и ни были мы на этом вот материке. Ты для нас всех есть великое счастье. Ты за наш мир никогда нигде никак не забываешь. Если знаешь свое время в этом деле, ты и к нам каким приходишь. Твои теплые лучи, они для всего мира на земле есть, и они нужны. Мы как люди живые, верим и надеемся только на тебя. Ты нас будишь от глубокого, и крепко нами развитого в процессе дня. Если бы ты знал по нашему предковому делу.

      2. Мы тебя считали в природе своим. Это есть любимое такое начало, наш есть великий для всех людей труд. Мы да не одни с вами начинаем трудиться только через ваш приход. Мы встали, сначала на тебя свой взор, посмотрели и сказали: «Слава тебе, что ты такой для нас опять таким ясным теплым пришел». К тебе на такую хорошую встречу даже и козявка встала, она бежит от своей радости. Она чего-то от этого имеет, лучшего у себя ищет. Мы, люди, не такие, но бывает такое для нас всех время, не хочется даже глазами в него глянуть. Берешь на себя эту вот рожденную природою систему. Она уже осталась без всякого сияющего нашего солнышка. Мы привыкаем, мы живем, нам хочется с вами так сладко пожить в природе. Да вместе по теплому в лучах твоего пространства мы увидим далеко это. Как нам хочется еще дальше и интересней увидеть с вами.

   3. Я, говорит человек, без всякого солнышка не вожак и не поводырь. Я тогда, когда ты по каким-то причинам от нас уходишь, да не от одного меня, от человека такого, кто хочет видеть всегда тебя. И жаворонок, маленькая птичка, чуть она нам по-своему не скажет об этом для нас солнышке. Она от земли отрывается, ей хочется подняться ближе к нему, но сил на это у нее не хватает. Она начинает спускаться, и свой голос изменять. Мы это все слушали да поднимали свои головы, чтобы на это дело посмотреть. И порадоваться пришлось нашим детям. Они рады, особенно в недельный праздник воскресение, все люди на его бросают свою работу. Им надоело шесть дней от нашего ясного солнышка, от восхода и до самого захода его. А праздник, он нашему делу как будто помогает. Это часто, но мы не с ним таким днем, с его утром.

   4. А он, как на какое счастье наше. Особенно наши дети в веселом виде вышили на то зеленое в траве место. Наши предки от этого не отказывались и зимою. По снегу эти санки на самую гору вытащат, на них усядутся ребята да девчата. Аж дым со снегом оставался позади. Но весною наша игра при таком солнышке да приятном дне, никакой нет на небе тучки. Это не зима нам. А весна и к нам пришла такая теплая и тихая. Нас всех в праздник заставила, как молодежь. Мы привыкли по-старинному, да по парочке мило спускаться под эту гору. А там тек небольшой ручеек, делалась со своими родниками речка. Человек имеющего характера, он гатил став, и ставил свою мельницу. Для того она у него была, чтобы своего близкого зерно молоть на муку. Это хорошо теперь нам, таким хлеборобам, у кого была своя снасть. На это надо сила живая.     

   5. Мы с вами не пробовали в этот день, чтобы оставить позади двор, а в поле выехать. Мы с вами на это готовились, спешили. Не даем дню, так чтобы он меж нами проходил. Когда погода нехорошая, свою систему она привела, где тут до солнышка, как тучи заволокли, и дождь льет, как с ведра. Человек, какой бы он ни был, где бы не находился, он старается от этого уйти. Это вам не звериная живая и крепкая шуба. Я, говорить, по этой погоде не разрешу псу по двору ходить. Где тут думать или что-либо без нашего солнышка. Мы не люди, а овражки, да еще не в своем мы по земле ходим. Надо признаться этой природе. А в ней, да в такой матери, чего только нет. Подумаешь о хорошем чем-нибудь – где возьмется плохое. Не хотелось – оно само пришло. Надо было сделать, но бессилие тебя накрыла.

   6. Надо было дорогу пройти эту. Если бы сказали: вот тебе много денег, идите в природу нагой. А когда у тебя есть на белом свете всего много, то зачем тебе это. Наш садик, такой он цветущий во время ясного в тепле дня. Мы, как чуть что такое, смотрим на небо. Есть ли какие-либо приметы на то, чтобы сказать, будут ли плоды. С хлебом уже мы управились. На всходы мы теперь не так смотрим, как на цветок какого-либо плодотворного дерева. Всходы наши крепко зазеленели, шубу нам свою показали. А цветок, смотря на качества в природе. Бывает ветер, может обдуть. Или засохнет от недостатка в земле влаги, о чем всегда думает хлебороб. У него не один хлеб, не один есть сад. Ему можно по… здесь заводить пчел. Они большую в хозяйстве прибыль давали.  

   7. Сеялась на грунте для своих нужд бахча, арбузы, дыни. Словом, туда бросали… мы были природою. За это все можно сказать спасибо трем, по выводу, друзьям – воздуху, воде и земле. Что не мешает солнышку, а оно в них,  в трех друзьях, свою сторону прогрессирует. Это только от земли расположены далеко-далеко эти условия солнышка. Оно от нас не уходит, если будет надо своими лучами осветить и обогреть до самого тепла. Я уже на лошадке, запряг в одиночку. Сам вожу на подводе, поклажа большая, не сажусь, шагаю. Да еще про эту даль не забываю. Бег мне дает такое счастье добраться. А как нашему такому брату бессильному, в своем доме он живет. Его дело одно – он работает на производстве. Надо для жизни нам копить средства. Лениться – не жить. Хорошо работать – сгоришь, как и не был на белом свете. Только знаю, когда надо собираться на работу.

      8. Солнышко не знает, кого в жизни считать хозяином земли. То ли старых людей, то ли новых. Старые живут по-своему, по-старинному. Так же само огораживаются собственностью индивидуально. Свое дитя воспитывают, учат его по возможности своей. Богу крепко верят, за свое национальное головы кладут в жертве. Живут богато по капиталистическому. А новые люди завоевали у себя форму коллективного труда, им строят государство социалистического труда. Всех учат грамоте. Старые и новые вооружаются теоретическим знанием. Основная у них жизнь в прибыли, источник – это земля. У капиталистов колонии, эксплуатация, а у социалистов, у коммунистов своя богатая земля. Богу не верят те и другие. Имеют у себя учебные заведения. Учатся на инженера, на врача, на военного командира.

   9. Говорят за свою сторону. А в ней есть больница, есть и тюрьма. По заслугам человек живет. Молодежь учит большинство военное дело, да вводится в жизнь физический труд. У капиталистов наемный, а в социализме общий любовный. За что там и здесь строится своя в комнате жизнь, от чего люди по всей земле сами себя заставляют думать: а что будет дальше? У капиталистов одно – самовольно захватная сторона, которую они в людях делают практически. А в коммунистов, по научному, они ждут их краха. Так или иначе, обе стороны торгуют, они покупают и продают. Возделывают добро за золото. Экономика одобряет свою сторону. А поступок в природе человека очень плохой – борьба за хорошее существование. Происходят жертвы там и здесь. Люди не те, которые были. Хулиганское большое развитие.

   10. Враг в природе на человеке был не такой развит. Сейчас он более обширный, и тюрьма не помогает, и больница тоже не помогает. Как был преступник, так он и остался преступник. И также болезнь дошла до самого рака, с чем нашим и ихним ученым приходится очень трудно бороться. Умирал, умирает человек, и будет он умирать с таким поступком в жизни. Он все силы кладет своим умением, своим здоровьем, чтобы жить хорошо и тепло. Солнышко, оно не хочет в своих лучах слышать в земле людской в прахе запах. Это мы сами в природе сделали, через это нас природа убила. Я солнышко, этому всему свидетель. Не отворачивался от этого, всегда шел навстречу. Все люди из-за меня так жили. Если бы не мои лучи, не мое тепло, и до сих пор этот морозный снег нас морозил. А то я тут как тут уже на арене.

   11. Меня как такового на это дело ждали. Я уходил, то есть отступал от того, чего было надо человеку отдохнуть. Я искрилось на все три месяца, мои силы не чьи. Я от этого далеко был. Это не один день делалось. Для этого проходили недели, месяца были, и пришел сам наш цветущий год. А в нем можно умереть и не появиться. На что солнышко своими потоками взяло природу попросило, как природу, воздух, воду и землю. Низко им поклонилось, сказало о том, что люди ошиблись в природе. Они взяли сторону хорошую и теплую, поэтому мы в этом умерли. А вот теперь после моего такого дела, я обратилось, и попросило нашу мать природу. Она учла мое для солнышка, великою силою пошла навстречу всех тех умерших людей. Прислала человека в этом деле, его научила: а как надо будет сделать, чтобы остаться за это дело в живых.

   12. Чтобы жизнь не укорачивалась, а жила и продолжала дни. На это все родился наш русский человек для этого. Мы его все знаем. Он заслужил быть в природе на земле между воздухом и водой. Он пришел на землю для того, чтобы на нас развитое дело осудить. Мы продолжатели начала этого человека. Он начал. А Иванов его закончил. Его теперь нет. Он для этого стал закаляться. Свои волосы раскрыл в воздухе и воде, на земле стал ходить босыми ногами. Ему безразлично, то ли зима, то ли лето. Природа разрешила этим заниматься, научила его, чтобы он взял на себя инициативу нашему больному человеку помогать. Вот чего нам природа сделала, поручила свою дорогу отдать для того, чтобы любить природу своим телом. Солнышко без всякой любви, оно к людям на их место не приходит. Они, как таковые лучи, окружили после неприятного условия, когда на землю пал снег или сильный дождь, после чего приходит холод.

      13. Надо будет человеку об этом думать и делать. А в природе не одно это наше на арене находится солнышко. Мы его ждали. Даже без него жить не захотели в лесу злые звери, они выбирались на большую лещину, с ним дружбу вели. Как чуть что такое появилось другое на небе, мы, сказали себе эти звери, давай оттуда бежать. Скоро за этим скрылось это с лучами солнышко. Он закрыто тучами на это время. Где взялся холодный и жесткий ветер. Он живые тела живил. Да еще искал по себе такого бушующего друга, как и он был. Ветер бывает в природе как никогда нигде таким ветром, которого редко можно встречать. Это была природная сила, она начиналась с большого …и дошла до того места, где у него пали силы. Он в природе исчез, его нема, а есть одна сила с другой стороны через солнышко, которое все время пекло и пекло.

      14. А сейчас оно тоже от этого отступает, оно бессильное таким быть. Природа большая, это вот материк. По нему проходят часто эти теплые лучи. Они на большом расстоянии приходят от самого ясного пламени. Без живого никто не сможет встречать. Особенно мы живем на этой земле. Мы большие в этом болельщики. Раньше не было таких азартных игр. Особенно в данное время люди сами заставили быть в природе тружеником, кому надо делать не плохо, а хорошо. Для человека есть дело, сегодня делает, он завтра его делает, и на послезавтра ему приходится делать. Он в таком трудном труде, где всегда требуются на этом месте руки человека.  И надо здесь его здоровье физическое. Он груз поднимает, он тут нужен, этой работы хватает. А люди думают, решают своим умом, как бы это избавиться от этого.                  

      15. Если бы мы в этом не копались, мы на себе этого не чувствовали. Очень тяжело нашему организму в таком труде бывает. Это нам не пером писать. А надо за нами, за такими людьми, сор подметать. Мы на этом месте трудимся, одно время кушаем, и сами сорим – уже надо человек. А производство этого каменного карьера, он обширен. Фронтом мы его берем. Надо на это тоже практического человека, кто руководит этим. Это такая работа вредная, и поделать ничего нельзя. Оплачиваются деньги, строят объект, стены кладутся для самозащиты и сохранения ценного материала. Особенно наш земной человек. Ему надо. Он только что начал эту работу делать сегодня, после такого праздничного дня воскресенья. Мы его проводили. Он у нас так даром не бывал под нашими руками. Мы в нем отдыхаем, кушаем хорошо, на постели спим. Бывает, кино смотрим. 

   16. Есть у нас телевизор. Но про понедельник мы никогда не забываем, в него пробуем делать свою работу. Это бы сказали, один раз сделать, и ладно. А то ведь этих понедельников в году очень много. Эти дни дает нам солнышко. Мы знаем хорошо всю начинающую неделю, которая без своих дней не приходит. Мы на поле находимся, в крестьянстве работаем. Это надо, и необходимо надо, хлеб растим. На все требуется смекалка, умение не плохое, а хорошее. Если мы хлеборобы, мы должны иметь у себя … это для врага нашего первое изложенное оружие, с чем мы жили, и у себя не это одно имели. Сковородка, она литая с чугуна, с железа. Рукой не возьмешься, надо сапельник. А мы его имеем до сих пор. Блины умеем кушать, и умеем мы их в процессе нашего дела приобретать. Мы бы одно время не захотели, чтобы наше солнышко так не всходило. Нам хочется спать. А оно и к нам приходит и от нас уходит.

      17. Как мы с вами рождаемся в жизни живыми, а в процессе делаемся мертвыми. Нас условие заставляет в природе это получать. Мы на себе носим чужое, неживое.  Сделано нами то, что нам вредит. Мы делаемся бессильные в своей жизни. А солнышко, оно ходит между нами. Оно нашу вину нам не говорит. А люди, они забыли свое обещание в природе. Им жить хочется, они хотят легко и хорошо.

   Шел я по дороге один человек. А солнышко по природе в упор светило. Перед тобою как человеком показалось две проложившие дороги. Одна налево, другая направо. А приходилось в цель попадать. Никого с людей не было видно. Я закрутился. И вдруг человек показался с правой стороны. Я его дождался, перед ним извинился. У него спросил: как на Синельникову попасть? Он мне показал дорогу свою, по которой он против меня шел.

      18. Я пошел дальше. Меня заставило оглянуться назад, и посмотреть на этого человека. А его не оказалось. Что за человек был? Я считаю, это был Бог. Он мне свои силы по этому солнышку передал. Для меня стало перед больными, я их принимал, а отпускал конвейером. Для меня не было, чтобы не ушла с человека болезнь. Это было первое не организовано, верили индивидуально. А теперь будут такие чудеса. С одних дверей зайду, а в другие двери будут все больные. Поднимутся и освободятся все больницы. И распущу всех заключенных. Люди тогда все будут ему как Богу верить. Он нас чудесами закидает. Мы попугаями станем в своей жизни делать то, что будет нам всем говорить. У него как у Бога нашего слов таких хватит. У него на это была большая практическая дорога. Он по ней не сам лично проходил.                 

   19. Его как маленького мальчика в этом заставила своими ножками проходить. А в природе чего нет на земной коре, ее приходилось быстро проходить. Я так не лазил по каменных горах, меня эта местность там так не встречала. Она мне подсовывала обиженных больных людей. Я их не проходил, всех поднимал на ноги. Им возвращал назад здоровье. Это все мне сделала природа. Воздух, вода и земля, от кого я не отрывался, вместе в таком условии оставался. Я очень крепко полюбил природу. Через ее любовь я практически у нее учился, больше всего терпел. Меня встречало солнышко по пути одному. Я не уверен был, что возле меня не было такого человека, который бы меня увидел и засмеялся. Я здесь я посмотрел направо, налево, вперед и назад: не видать никого.    

   20. Чтобы был слышен голос от кого-либо. А солнышко в упор мое тело пекло. Я делался таким человеком, как моя мать, она меня в своем костюме родила. Поэтому я сбросил эту чужую кожу. Я летел между воздухом  и водою по земле. Меня окружало своими лучами солнышко. Оно находилось далеко от меня. Оно могло меня, такого разбойника, которого гнали от себя люди. Я выбирал место, делал практически. Меня люди обиженные в недостатке своим любили, и хотели, чтобы я был.

    Я Бог всей природы, сохранитель всей атмосферной системы. Я хозяин природы, а меня гонит блюстительская сторона. Она говорит: «Нам не надо таких, как ты. Мы не нуждаемся тобой». Ты видишь нас, какие мы есть люди цивилизованные. В этом у нас красота наша есть одежда. Мы боимся природы, особенно холода. Он нас, неподготовленных людей, убьет. 

      21. В природе приходилось встречаться не с одним хорошим, теплым, и ясным в солнышке днем. Это редко, но бывает по природе такой развитый циклон на море Черном в Туапсе. Надо бы переждать эту бурю, этот ветер, он ломал столбы телефонные. Я не побоялся, пошел в море, оно не бушевало долго. Это ли нам всем не чудо. Дорога вела, я шел, искал. Мне попадалось такое, я был в страхе. Но чтобы от этого получить плохое, я не получал. Старался своей вежливостью и умением обслужить первого человека. Его болезни на нем никогда не боялся, что она будет на мне. За что и назывался по истории я Победитель природы. Волк мне давал свою дорогу, а я ему давал свою дорогу. Чтобы друг дружке не помешать, а быть в жизни друзьями. Это дело делалось только мною. За это получено от природы быть Богом.  

      22. Солнышко не сможет свои лучи невольнику в тюрьму в камеру послать. Он там сидит, и сам думает, своей мыслью, как в наве, побывать. Это только наше хотение такого в природе дня. Когда-то в нем родился человек, его как такового, как всех, природа встретила со своими качествами. След водою промыла, воздухом вытолкнула. А земля приняла. А когда этот человек появился, он живым сюда попал. Уже мать отказала его своим телом сохранять. Его условие в людях построено. Стали его учить, что будет надо в жизни делать. Он этого испугался, его окружила неживая атмосфера, человеком начатая способом. Сначала, когда он стал вращаться, ему стало плохое чувство. Он стал по-своему плакать, кричать со слезами. Его видели люди. Свои все условия перед ним они услуги поставили.

      23. Стали его в природе беречь. Он это на себе видел, старался от этого всего уйти вон подальше. Он уже рос, у него развивалось мышечное явление. Он стал своими ножками по земле ползать. Стал он теоретически учиться, на что он был способен делаться между природою в людях, как наш русской литературы сын народа Некрасов. Он в своей жизни много оставил позади как выдающихся. А разве пастух в своей физической жизни. Он не досыпал до восхода солнышка, его это будило. Он нанялся каждому человеку, хозяину своей собственной коровы. А она не человек, читает слова некрасивые, их надо понимать. А разве в руки брали так киек или палку для этой коровы. Она тоже в этом коллективе, у нее желание свое без этих коров обойтись.

   24. И пошел уходить. Как она быстро бежала. А человек ее догнал, показал ей палку. Она палки побоялась и согласилась с пастухом. Это только одна такая, другая может лучше оказаться перед пастухом. Как Некрасову приходилось к своей писанине заворачивать читателя, чтобы он его литературную работу поддерживал. Как и пастух, тоже он трудился физически, не одно заворачивать. Надо будет напасти, вовремя напоить. Знать, чья она такая, чтобы доставить ее обратно домой хозяину. А хозяин, он для этого нанял пастуха. Будь добр, паси, я тебе деньги плачу. Так же само, как и Некрасов был этому народу пастух. Он рассказывал, его слушали, читали, подражали. Он у людей на счету был  самый выдающийся, один из всех писатель. Он по истории оставил день рождения и день смерти. Его люди знают и чтят за это самое. А где же делатель пастух? Он тоже рождался.

   25. Он и умер так же само, как Некрасов. 10 декабря было ему сто пятьдесят лет от смерти. Мало того, что ему делали вспоминание. Был дан в Большом театре концерт, танцы и пляски.

   Это на Кавказе был князь Воронцов, он жил экономистом между людьми. У него земли было сорок тысяч десятин. А сбоку были крестьяне, которые в германскую войну при царе воевали. Один раненый пришел домой, решился пойти, наняться кучером возить этого князя на лошадях. И вот князь делает пир, гулянье. Князь решил солдата пригласить с женой. Он не отказался, пришел, всю эту историю просмотрел. А на завтра этот солдат его опять в линейке везет. И смелости набрался, у него спрашивает: «Скажите мне, пожалуйста, где вы это добро взяли?» Он ему сразу не ответил, а подумал, и все же говорит солдату.

   26. Ему скверик показывает. Его прадед, он в могиле лежит. Во время шефства война была с турками. Мой дед был генералом, его за это царь вознаградил землей. Солдат ему стал говорить: «У меня тоже был прадед, участвовал в этой войне, он убитый войной». За него история не знает. Только один ворон у него пил кров. На это князь не смог говорит. И так же само пришла сюда скоро советская власть. Эти права от князя отобрали воины Красной армии. Она у себя родила полководцев, отчаянных в жизни. Это были люди, они были против самодержавия. Был на Кубани Кочубей, на Урале – Чапаев. Люди людям отдавали свою жизнь, они воевали за народ. И солнышко было за это, чтобы не было царя, самодержавия, которого Ленин сместил. Сам взялся за революцию, чтобы покончить с этим капиталистом.

   27. Всю эту интеллигенцию прогнать с боем. Ленин был политически настроен. Против этого он с народом дрался, с рабочими вместе. Как вожак был в социализме. При этом Бог был на стороне Ленина. Как обиженная сторона рабочие, крестьяне, они шли за землю, за заводы, за шахты, за фабрики. Им это далось через Бога. Он был со своей силой в природе один. Во время голодовки с Дона возил зерно, молол муку. Лишнее все в городе Луганске продавал ради только, чтобы была советская власть. У многих отобрали, а у Бога лишнего не нашли. Он был прав, его хранила природа. Их по пути встречают вооруженные, и грабят грабители. Бога хотел разуть, но Бог оказался перед ним сильнее, упросил умело его. Он бьет его по плечу, говорит сам: «Жаль твою молодость». Убил старого человека, а Бога оставил в живых.

   28. Бог делал то, что ему было надо. Он не отворачивался от шахты, и не говорил, что он уходит от людей. Бог вместе с людьми шел на шахту, там работал в шахте физически. Люди его хотели, чтобы он был артельщиком. А он отказался, это была не его дорога. Он был сын Шишкина. А ему хотелось, чтобы его отец был между всеми Корней Иванович. Он за это дрался, чтобы у его отца было то, за что его называют по имени, отчеству. Из колеи не выходили, как бедняки. И вот задумали забросить Ореховку, на Провалье задумали ехать. Бога как ходока избрала от себя беднота. Она хотела, чтобы в этом помочь. А оказалось, богачи потянули за собою Бога, он согласился их поддержать, чтобы вместе. На этот участок десять семей решили выехать вместе с Богом. Наши люди жребий кидали на счастье.

   29. Хутор Иванов, так и делалось. Росло, поднималось вверх крестьянство, были люди. А за жизнь старались вместе с солнышком этого человека обогащать. Он жил, можно сказать, со своим индивидуальным порядком, что называется. У него была сила своя, у него была живая скотина. Он ее хранил, за нею ухаживал, кормил, поил. Считал себя в этом, он хозяин. У него была своя земля источником, с кем он не переставал на расстоянии разговаривать. Ему приходилось ее как крепкую землю плугом пахать. Он всегда об этом знал, в солнечный день всегда старался у себя это сделать. У него этот день, как хороший фундамент. Это его такая в хлебопашестве жизнь. Он вместе с живою скотиною играется. Ему приходилось ее кнутом бить. Она в ярме никуда не денется. Ее дело – вези, да вези. А потом они идут на попас.

   30. А сбоку, как на случайный свой грех, где такая красивая девица взялась. Ей надоела домашняя обстановка, одно делай и делай. Ей хочется такого молодого человека чем-либо затронуть. Она его толкнула. Он этого не понял, что это его случайная по жизни девчонка. Я, говорит он, ей не стал, а подумать подумал. Этого времени у них прошло мало. Скоро их дорога повела, одного по левой дороге, а второй пожелал правой. Здесь тоже было чудесное солнышко. Но люди в этом, крепко они ошиблись, не поняли друг друга. У них между ними, такими людьми, по предковому явлению. У одного родилось счастье, а вот у другого – нет. Жизнь стала продолжаться, не так рядом стелить свои недельные дни. Я, говорит она, все свои силы клала на факте, чтобы было солнышко. Никто об этом не знал, что откуда-то возьмутся густые совсем без дождя тучи.

   31. А ведь в природе слава не та, которая погоду может изменить мгновенно. То тут между собою идет речь опять за солнышко, оно тут как тут появляется. А когда ночь встретилась с нами, то тут уже не спрашивай. Оно и к нам придет утром рано. Чуть свет, оно нам свои лучи показывает. У нас с вами при таком солнышке неодинаковая мысль рождается. Мы не сможем по людскому жить равно. День уменьшился, он заставил человека к нему чувствовать нехорошо. А когда при нем почувствуешь нехорошо, то тут не причем никакой гений, которого имела история. Люди тут бессильны, если сам человек не дошел до своего полного сознания. Люди хотели, чтобы природа была перед ними радостной. Этого в природе такого доверия нет, чтобы им такого человека оставить. Я, он говорит, не так подумал с вами, что это окажется не то. Мы его ждали совсем не с такой стороны.

   32. Когда человек чем-либо заболеет, он лезет к ясному незабываемому солнышку. Оно для нас всех такое теплое, такое для нас всех видное. Мы, каждый человек, при нем свое место занимаем. И ему хочется в нем хоть один раз в жизни пожить, да распоряжаться так, как ему пришлось хорошо и тепло пожить. Солнышко – это есть мы, все люди. Оно у нас, у таких всех, спрашивает. Вы верите и не верите в Бога. А дорога его одна для всех нас не закрыта. Он своим поступком не мешает. А наоборот, он обиженному лицу помогает. Он нашим не интересуется, чтобы так жить, как мы живем. Это наше желание такое в природе. По своему развитому умению, я получил место быть между всеми людьми генералом. В любой профессии есть свое место, в котором поживет человек, а потом своим здоровьем он исчезает.

      33. Это не наука и не профессия, а бедность человека. Куда может быть хуже от этого. Жил, жил человек, а потом он умер. Это его вечно плохое и холодное, которое нами всеми в природе нелюбимое. В природе мы, все люди, незаслуженные. А своим здоровьем хвалимся. А то, что мы в природе имеем, мы этим вот окружены, и не гарантированы, что ты не попадешь в тюрьму и больницу. Эта дорога нам с вами может в любое время представиться. А вот дорога Бога, она не заслуживает в природе никакого зависимого закона. Он независимый, ему не надо в его жизни никакая самозащита и никакое спасение. Его это есть душа и тело с сердцем вместе живут не по такому, как живут все люди наши. Им надо будет место, а на этом месте требуется дом. Он его построил со всеми удобствами. А к этому дому из природы все тащит живое и мертвое.

      34. Это такая есть домашняя экономика. Она и государственная такая же самая. У нее нет остановки. Ей приходится обогащаться до тех пор, пока сердце с душою  живые. Человек общественный и собственный, ему надо в природе не плохая, а хорошая жизнь. Он ее делает руками из природного сырья, а на своем теле прививает. Вот чего наши люди для себя сделали. У них на это есть предковые навыки. Они ее на человеке с начала своей жизни стали создавать. И создают ее сейчас до того времени, пока к нему или к ней пролезет сама природа. Она эту экономику своими путями изуродует, у нее на это есть все. Лишь бы она захотела давать, она смогла, мы получили, стали пользоваться. Говорим: еще нам надо. Мы умеем это получать. У нас большая изыскательная партия геолога. В любое такое время мы найдем.

      35. И заставим в этом работать, где не было никакого населения. Нет. А сейчас вся экономика воссияла. Чего только на этом нет. Появилось имя, название. Как не смотреть на такое сокровище, на людей таких. Они сюда на это место не такими пришли. Их она надрессировала. За что ни возьмутся делать, им везет, они растут. У них их место, а один Бог без места. Ни одна, ни другая экономика не создала жизнь человека, чтобы он в ней сохранился. Он ввел или она ввела. Солнышко оставалось, а человека такого, их нет в этом деле. Богова сторона неумирающая. Она жила, она живет, и будет она жить за счет идеи Бога. Она никем не присваивается. Как она была природа, сила воля. Воздух, вода и земля. Перед ними надо будет заслужить внимание, чтобы человек  меж ними остался доволен, чтобы они ему дали жизнь, силу воли быть с ними любимыми друзьями. А друзья жизненные не деньги есть.

   36. Самое главное – это тела, которые дали нам все. Мы технически научились человеку помогать. У нас есть шприц, у нас есть медикамент таблетка, и операционный есть стол, нож, самое последнее оружие для человека.

   А у Бога. Его надо просить. Он никому не отказывал и не отказывает, всем одинаково дает учение. По его любви к природе, это есть все. Он же в природе делает – они дают реально. Бог по этой части светило. Он в такой форме, как он ходит сейчас, зря не ходит. Он встречается с психиатрами недаром, себя показывал в природе им. Профессор Н. Н. Корган и Артемов, они с ним по этой части вели разговор. Вывод их был неправильный. Они в своей науке не встречали такого человека с такой мыслью. А вперед решили, что это человек, он должен умирать, как все. Бог не давал свое желание этого в природе получать. Человек – это не Богова такая п…, с которой приходилось по этой части.                           

      37. Я им говорю, что человек первый в этом сам себя развил, и стал то  делать в своей жизни. Ему потребовалось в природе, чтобы было хорошее на земле место. Он ему хозяин, он должен этим местом распоряжаться. Ему должны все подчиненными быть слугами. Так оно делалось человеком в природе, так оно и до сих пор делается человеком. Бог таким поступком в природе не радуется. У него идея – помочь обиженному человеку. А администратору или блюстителю порядка своим делом не помешать. Но свое на арене поставить. Кто же не согласится на себе такую историю видеть: быть больным человеком, а потом сделаться здоровым. Это делается в своей жизни только Богом. Оружие человеческой самозащиты, оно не будет силой. А Бог эту силу отберет, введет свои силы. Заключенного, умалишенного выпустит на волю.

   38. В этих людях вся природная сила, она будет в людях. Солнышко, оно своего места в этом деле не имеет. Оно идет по своему пути, по дороге со своими лучами. Оно старается окружить любую живую, всем оно дает тепло естественно природою. А особенно человеку. Он и на это дело способен, чтобы оставаться без всякого солнышка. А оно как было, оно так и есть в природе. Это солнышко только на своем месте не стоит. Его силы, то они повышаются, то они понижаются. За ним, за таким, как оно есть перед нами. Мы без него жить никак не сможем. Только что оно свои глазки направило, там уже оно исчезает, другое появляется. Одно на месте не стоит. Особенно тогда, когда оно зелень в жизнь вводит. То тут как тут где-то берутся душистые цветочки, за ними гонятся разного вида насекомые.

   39. Они к этому аромату лезут толпою. У солнышка своя сила это делать. Оно долго хорошего в природе не делает. Через него атмосфера меняется из ясного дня в бушующей погоды время, от которого люди уходят. Боятся, как бы в этом не погибнуть. У них свои места, такие убежища, которых они сами наделали. От природы хоронится человек, солнышка не боится. У человека такая есть вера. От солнышка ручеек не потечет. А скорее всего дорогу по природе протопчешь. Люди научены быть в природе, весною они не смогут оставаться в природе без войны. Их дело – знать надо природу, когда она приходит на землю со своими дарами. У нее бывает, в природе белые мухи полетают. И делают они глубокий снег, по которому не поедешь на колесах. Есть на это санки, полозья. Люди по снегу катаются, возят на них груз, в любое место делают дорогу.

      40. Тогда и солнышко не солнышко для этой погоды. Людям это нипочем, им море по колено. Они дождались снега, с ним борются. Дождутся такого времени, этот снег возьмется водой, и весь по ручейку уйдет в море. Земля сменит свой характер. То она лежала под снегом, терпела от холода, а сейчас ее солнце окружило лучами, ей стало тепло. А люди в это время со своей снастью и своей силой к земле. Делать надо с нее грядку для того, чтобы зернышко посадить, и за период этого времени урожай создать. Это люди в природе делали, делают сейчас, но это все им мало. Война с природою малая, надо большую войну зародить, чтобы она жертвы на людях делала. Вот чего природа хочет видеть на человеке. А человек на этот он способен, у него зла много, добра мало. Если добро сеешь, рассеешься скоро. А надо его беречь, использовать на свои нужды. Вот чего у себя ждет от природы человек.                    

   41. Люди приучили себя не солнышко встречать. Как они днем заинтересованы: а когда он бывает, и какой день на этом месте бывает. Он его ждет, как знает. Все свои силы, он их готовит встретиться сегодня. Он хорошо знает за такой праздник. Люди всякой национальности этому празднику поклоняются. Говорят: этот день увенчал сам Бог, мы его чтим. Мы на нем не так, как другие люди. Его храним, как святое дело. Я вас прошу. Это не вера и не что-либо такое чревоугодник. Мы в этот день не трудимся, а играем, поем. Бог во всех днях, чтобы была какая разница. Только 42 часа воздерживается от пищи, не кушает и не пьет, живет за счет своих сил воли. Они так и остаются сильными. Люди – это не солнышко, оно не было на стороне их распорядка. Раз люди стали воевать с нею, то кто же будет за них. Природа за солнышко, оно всегда с нею.

      42. Люди стали учащать войны, стали друг друга убивать. Это все наделала природа, она людей делит пополам. Одни остаются собственники капиталисты, а у других коллективный труд. Социалистическое государство, в нем есть место небывалой стороны. Один другому кланяются. Говорят: мы живем в этом сами. Нас солнышко не забывает, всегда на наши поля приходит рано. У него как у Бога есть одно желание – нам, всем людям, зародить большой урожай. А когда урожай у нас будет, то нам будет, чего в этом всем делать. Мы свое, приобретенное нами, никогда никому не отдадим. Это все наше трудовое, никем оно не отберется. Мы с вами можем только подраться за чужое. Нас суд за это осудит. Я, как сосед, к соседу придрался за то, что мой сосед полез в огород и выкопал горшок колдовской. Он его присвоил как свой. Мои отцы говорили, что у них есть такой горшок. Когда в него кладешь один, то получаешь их два.                                       

   43. Здесь солнышко ничего не сделает, только надо усмирить суду. Дело дошло до суда. А судья сам вовлекся в это дело. Рубль положил, а два вытягивает. Словом, доходная вещь. Говорит судья, взял у них и присвоил к себе. А отец про это грабительство услышал, на его брань приехал. Говорит: «Ты у меня один есть сынок, а вот занимаешься плохими вещами, грабишь бедных людей. Он как отцу стал этим добром хвалиться, стал показывать живые для отца факты. Отец попробовал сам там замять. У судьи получилось два отца. Так что он самого родного отца потерял. На помощь всему отцы стали жить без солнышка. А природа такое колдовство никогда никак не признавала. Это место человека, оно какое бы где ни находилось, оно живущее место, особенно человека. Оно гарантии никакой не имеет. Оно окружено тюрьмой, оно больницей пахнет. А солнышко, как оно было для человека солнышко, так оно и осталось солнышком.

   44. На своем таком месте люди привыкли новым интересоваться. Им хочется знать за близкие и далекие планеты, какие они есть. Есть ли на них какое-либо существо. Они со своей идеей, со своим местом не научились покойно сидеть. У них большая развитая экономика. Они имеют технику, она много помогает делать человеку то, что им требуется в жизни людской. Им права представлены в природе находить и этим добром пользоваться как никогда. Они спешат захватить как никогда никак это их такое строение, чтобы было в достатке. А раз есть, и много этого добра, куда ты его будешь девать? Надо с людьми делиться. Надо делать в жизни то, чтобы и от других не отстать. Люди любят хорошее и теплое. Им плохое и холодное не надо. Они от этого уходят, бегут вон подальше. 

   45. Природа сама задействует, но ей надо что-то делать. А когда будешь делать, то она нам откроет плоды. Мы сильные есть люди тогда, когда у нас есть одежда на наше тело, и пища для тела, и есть жилой дом. Это место, которое все люди стараются в природе заиметь, имя ему дают свое. Говорят: это нам надо. И тогда в это место, в свое собственническое дело со всех концов и краев… один за другим. Бывает, это место оказалось этой экономике малое. Люди начинают отыскивать широкое другое место. Самое такое, которое людям делается без конца и края. Их это есть жизнь. Она делалась, и делается сейчас так, как она раньше не делалась людьми. Мы на земле развиваем всю нашу технику, у нас растет экономика. Мы стараемся сделать в жизни такую вещь, которой в жизни не было. Для нас это будет надо.

   46. Природа такая вещь. Умы человеческие расползлись, ищут для себя спасение. А это спасение есть в каждом любом человеке. А раз он это имеет у себя, то надо делать. А делать приходится не по людскому, а по явлению Бога. Есть этой идеи дорога, она проложена по земле человеком. Люди должны учиться.

      У меня как человека доктор медицинских наук, он у меня как Учителя спрашивает: «Мы считаем, вся московская общественность думает, что у тебя есть тайна. Когда умрешь, кому передашь?» Учитель этой системы, он стал рисовать на ней такую вещь, которую мы сами это делаем все. Умеем шапку снимать с головы, мы умеем и сапоги разувать, также и одежду  снимать до трусов. Это не наука, а живой факт. В этом вслед за мною. Что я, то и ты.

   47. Для доктора это небывалое, ему надо солнышко. А с солнышком не один доктор поживет, а все люди солнышко хотят иметь. Богова дорога, она всем одинакова. Надо нам всем у него учиться. Он не брезгует ничем, ему надо на себе испытывать все плохое дело сознательно. А мы этого в природе не ищем. Наша цель и вся задача – как бы лучше было чем  хвалиться. Природа, она своим солнышком всегда от зари до зари первого луча хвалится и показывает. А люди привыкли своими смотреть на то, что в людях делается. Надо понять, что они закопали такого Бога, как его раньше сохраняли. Он не стал на службе быть. У старых людей осталась такая традиция. Этого мало, что нас за наше все Бог наказывал. По нашему всему, это такое время придет, он наше все сделанное осудит.

   48. Этот человек, он из народа придет. Он возьмет свою дорогу, она между людьми проложена. За что этого человека назовет весь народ Победителем природы, Учителем народа. И Бог он стал земли за глаза, он их заглазно восстановил. Ему как Богу земли пишет старушечка из Магнитогорска. Бога как такового люди встречали и провожали. Он видел людей, с ними на все темы говорил. У них как у людей спрашивал: как вы живете? Он видел, чем они заканчивали в этом. Они не выигрывали, а проигрывали в хорошем и теплом. Что вы с этого всего получаете? Это для всех есть смерть, она никого не милует. Все верующие и неверующие в Бога, они были бессильны в природе. Быть зависимым от природы, чужим пользоваться, то старая история. Верить в Бога, но выполнять было очень тяжело. Солнышко стоит за не прошлого человека.          

      49. Солнышко, оно всегда есть для всех нас одинаковое. Оно за нами всеми охотится своими силами, оно нас поодиночке ищет. Какие мы, где и как ни находились, оно с нами не считается. Раз время пришло, настал такой в природе час, человеку приходится собираться, имеющие силы свои на месте оставлять. А идти надо в природу с потерянными силами, где человек в природе совершенно не надо. Она уже его гонит, ему не к жизни. Есть между нами всеми его среда, с колеи отсюда гонит здорового человека. Заставляет, ему она показывает дорогу, чтобы он по ней бежал быстро на то указанное место. Он сюда не пришел ничего не делать на нем. Он туда в поля бежал, он старался сюда попасть. И он думал в этот день сделать то, что год его накормит. А природа для человека не один на земле фронт имеет. В ней есть очень много.

      50. Человек не одно имеет одинаковое место. Место занимается человеком разное, и на нем он живет хорошо и тепло один раз. Его щупальцами находит и с собою берет, волочит, как непригодного к природной жизни. Возврата обратно нет, только к одному, это для всех есть смерть. Хуже нет, и холоднее нет от нее. А мы с вами только что появились на белый свет. Нам как людям потребовался милиционер, который с оружием в руках хочет нас таких людей своим умением охранять. А кто из рожденных не захочет быть в природе звеньевым или бригадиром, или мастером, или директором. Все за это мыслят, чтобы кем-то распоряжаться, жить от всех лучше. А получается не то самое, которое требуется в жизни. Надо жить, а мы умираем. Это дорога лежит по нашей земле людская. Они свое место упускать, никому не упускают.

   51. Вся история старых и малых людей делается при солнышке. Они так же там княжескими силами окружались. Говорили, доказывали, плясали, пели, слушали друг друга. Против своего друга набрасывались. Даже от них не уходил больной психически. Его была участь отставшая, на ее люди здоровые набрасывались. Им хотелось его удалить. … наша такая есть в природе. Без всякого нашего солнышка день. Своего места нам не надо. Нам с вами надо, чтобы нам в природе естественно прогрессировало для всех такое солнышко, от которого зависит наше все экономическое значение. Мы в этом всем растем, поднимаемся в природе, хвалимся. На сцене танцуем, поем по писанине и музыке. Для этого красиво одеваемся… чуть не делаемся королями от малого до великого дирижируем. Смотрят все люди на это все сборище.          

      52. У нас люди только покупают место, он им окружается. Ему пришлось бывать в Большом театре. Как это хорошо нам всем. Тот, кто играет на музыке, и тот, кто танцует или поет. Для нас есть удовольствие за место заплатить и на это время угодить своему заднему месту. Мы с вами забыли, зачем пришли. У нас развитая большая мысль, нам есть возможность крепко мыслить, не останавливаться. Наука  такая вещь, у нее заводы, у нее шахты, у нее есть фабрики. Лишь бы только наметил в жизни на работе усовершенствовать. Мы для этого дела проверяем, договариваемся. Нам надо лучшее от этого место. Это хорошо, что мы с вами остались в природе за этот подвиг живые. Или это удача, она осталась через теорию живая. Мы приезжаем и уезжаем с воспоминанием таким, как будто мы вчера оттуда вернулись.   

      53. Это история не одна такая была в людях. Мы ее проводили, она как и не была в своей жизни. Это миф по воде. 1898 год нам помог партию большевиков сколотить.

   А вот 20 февраля родился живой человек между нами такими людьми. Мы ему помогли остаться в живых на веки веков. Мы его видели в наве. Он нас спасал в отечественную. На фронте на войне он нам туда посылал солнышко. Оно нам там, по мнению этого всего, надо было в процессе договориться с самым злейшим врагом. И надо его просить, чтобы он согласился с врагом больше такою битвою не встречаться. Это Иванов предлагал психиатру академику Введенскому такой манер ввести между Гитлером и Сталиным. Гитлер начал, а Сталин кончал своею победою. Врага надо было найти и его уничтожить.  

      54. Политику как таковую не уничтожишь. Она жила меж людьми, она будет меж людьми. Враг – это наше с вами незнание. Он как был зол между нами, так он и остался. Мы с вами не можем поэтому сделать. Он в нас самих рождается. Мы без его воли не живем. Почему мы не спросим у Иванова. А что он делал в эту войну? Его не брали через болезнь на фронт. Он же живой человек, знал за своих и за чужих. У него политики нет, он без экономики, за Красный крест, человека здоровье. Я не боялся никакого врага, сумел с ним оправдываться. Сам через закалку-тренировку любой политике доказывал, и не боялся экономику встречать. Это все не вечное, а временное явление, как место на человеке. Он не родился таким, как его сделала природа. Она встретила его своим испугом. Он испугался, стал уходить, и стал вооружаться для того, чтобы его люди  побоялись.

      55. Он не сделался в жизни, как это надо. А огородился политикой фальшивой, окружила его экономика. Он людей не жалел. Бомбил по чем зря, чего люди в процессе испугались. Он их своим огнем жег. Это хорошо, что люди не растерялись. За это брались, бешено стали давать отпор, и большой отпор в этом. А тот, кто стал побеждать, ему все сулили славу. Вот что делалось на земле. Воздух, вода воевали, они были друзья Иванову. А Иванов был на стороне своих, а свои хуже чужих. Отобрали права Иванова по части закалки-тренировки. Мне в ЦК КПСС сказал Чичен, администратор всей нашей медицины: «Мы тебя такого не поддержим». Куда обращаться приходилось, и что приходилось делать. Сложить руки, ноги свои обуть, и по людскому жизнь заканчивать? У меня в руках ток, электричество не такое, как у всех. Оно теряется, а у меня ежеминутно увеличивается за счет природы, вверх растет, и окружается силой.

      56. Место моей идеи, оно не присваивается к своему индивидуальному имени. Это не чужое, а природное, общее блага всего народа есть. Любой человек имеет руки, ноги, голову, глаза и весь организм.

      Тело, оно должно остаться таким, как оно нарождалось. Таким надо сделаться, как и раньше был. Солнышко это есть. Мы, все наши земные люди. Они ложатся спать в постель без всякого солнышка. До тех пор оно не появляется до самого утра. Всю ночь оно не появляется со своими лучами. А сейчас оно тут как тут где-то взялось. Наше счастье с ним повстречаться. И по его такому желанию мы все делаем. Можем по привычке в раннее время завтракать. Мы к этому делу уже готовы. У нас с вами на столе кипит самовар, пища нас ждет. Какие мы в этом есть люди, про это не забываем. А дальше нас ждет обеденная пора, мы должны пообедать не плохо, а хорошо.

      57. Это не хвальба наша. Вспоминание прошлого. Были люди, они так же, как все, умерли, их нет. И умрут те, которым принадлежит в этом деле умирать. Таких людей, такой силы между людьми не рождалось из-за этого развития. Первого человека такое развитие. За счет природы одно время пожить да повольничать за счет природы. А потом с этим всем распроститься, и на веки веков уйти в землю. Природа тебя родила – она тебя умертвила за то, что ты с нею не согласился вместе и одинаково в любви жить. Частная собственность меня окружила, дала возможность так пожить, но недолго.  Она этому красавцу, этому танцовщику, певцу и хвастуну подкосила его ноги. Он на них бегал, он на них танцевал. Думал он, им износа не будет.

   58. Это красавец заработал, ему природа не дала возможностей дальше жить. Сердце его приостановилось, с тела душа ушла, мертвый человек стал. На арене его мы больше не видим. А вот солнышко в нашем бою, оно появлялось, и тут же оно могло исчезнуть неумирающее, вечно живущее, огненное пламя. Его мы видели, с ним мы встречались в любом нашем в природе месте. Люди свое место к себе тянули, собирались на нем жить. Нас природа за нос ухватила, давай за собою тащить, как какую-то единицу без всяких самозащит. Солнышко в это время людям  не подчиняется. А живет само в природе. В ней дорога людям хвалиться, говорить: я по жизненному живу, по природному. Если это будет природе надо, я солнышко, то мои силы везде и всюду своими лучами возопиют. Я в природе свою форму ни перед кем не меняю.    

   59. Надо рано подняться для того, чтобы все уставшие на меня посмотрели, и сказали в один такой голос. Они моему такому раннему приходу чуть вслух свои слова не скажут: а какие мы тобой остались довольные. Пусть это мы такие радостные люди, видим издалека, наблюдаем за домашними. Во дворе ходят курочки, с ними ходит как хозяин их петух. Он взлетел на ворота, крыльями пробил, и голос свой «ку-ка-реку» пропел. Все это наделало наше утрешнее солнышко. Ему не одни мы, люди, рады. Даже белый наш зверек зайчик, и он на своих таких тонких прыгающих ножках, не считается ни с какой росой. Он тоже травяное животное, ему кровожадность не надо. Я, говорит зайчик, никому плохого не делал. И не боюсь по своей дороге нашего любимчика охотника, кто с ружьем кое-когда меня возьмет и побеспокоит.

   60. Но пусть это так между мною и им незабываемая такая дружба, ему надо суп к завтраку. А я по его шагу тут как тут. Он не знает, что делать со мною ради солнышка. Бух со своего ружья, уже готов, я сдался перед ним. Бедненький я такой мальчик уродился. Солнышко своими лучами обняло этого охотника. Ему говорит как счастливчику. Только что я поднялось, а ты где взялся. Бах, и нет заячьей души. Ты такому природному добру как никогда был в этом селе рад. Твое это не остановилось бы, если бы с этого леса не выбегал голодный до крайности волк. У меня на него есть картечь. Я бы быстро перестроился на другое добро. Попал с одного раза, убил волка. Но мысли такие я не держал. А можно по нашей местности и медведя встретить. Всему дело наше солнышко, оно радует нас всех своим приходом. А у охотника жена готовит с зайчика завтрак.

   61. Он ждет вкус свой. А природа, такое зародившееся в природе солнышко, оно никогда никак не думало об этом зайчике, об этом охотнике. Это не первый, не последний случай делается человеком. А я этого не позволю, и не сделало само солнце.

      Мы с вами говорим по части нашей для всех людей экономики. Она нами такими в природе через наш труд создается. Если мы ее хотим у себя заиметь, это наша в этом вся зависимая жизнь проходит  между всеми людьми. Мы через ее создание живем хорошо и тепло. Поэтому мы на этот счет работаем, не жалеем самих себя. Если будет надо нам дружно поработать, мы сколачиваем такую бригаду, таких людей, которые ломают все. Их дело – это их материальная обеспеченность. Они в этом приобретают копейку. Они видят издалека, что это за работа есть.                                                                                                                                                         

      62. И какая она есть, что за нее можно будет взять. Люди любят деньги, а их добывают в труде в природе в деле. Это дела, которые надо делать людям. А за это все мы деньги оплачиваем из фонда нашей экономики. Мы ею в природе живем, разно за свой труд, сделанный нами, получаем. Мы, люди, огорожены здоровьем тоже разно. Все не гарантированы от внешнего и от внутреннего врага. От болезни мы не спасены, чтобы она с нами не встречалась. Этого уже мы не сможем сказать за эту болезнь, которая по нас в некоторое время по телам пролазит, цепляется. Человек в процессе этого всего эту болезнь заимеет. Этот грибок, которому природа разрешила встречаться с высокопоставленными людьми. Лишь бы он сел на тело этот грибок, ему средства нет. И нет такого ученого человека, которой бы нашел на это способ.

   63. Это такое тихо, приятно, без всякой боли начинает развиваться. А когда в силу свою возьмет, то тогда берегись. Человек в этом долго не живет, умирает быстро. И вот эта экономика, этот человек исчезает вон. Что может быть от этого хуже. Никакая режимная политика, и никакая экономика этому не помогает. Спрашивается, зачем и почему мы в природе так живем. Опять перед нами, такими людьми на земле, кто живет в природе экономически богато. А какая у этого человека созданная техника, он ею окружен. А какая природа со своими фронтами. Сколько в ней есть нам дел. Мы их начинаем, а другие дела мы недоделаем. Нас природа своими силами за нашу такую красоту, которой мы одно время хвалимся. Говорим: вот мы есть такие люди, сами это все создали. Чего только у нас этого нет.    

      64. Если разобраться, если разглядеть, что делается нами в природе. Одного не хватает здоровья. А здоровье человека в его теле при таком физическом явлении, оно долго с ним не живет. Природа, она есть природа. Здоровье на человеке показывает. Но чтобы его удержать, таких сил нет. Прорвется гребля,  уйдет вода. Это жизнь, на которую мы своими глазами  смотрим, как она быстро меж нами такими катится. Ей остановки нет. Она пробирается по большим рекам в море, и там общими силами создает у себя атмосферу. Выделения опять сюда  через капельки попадают. Это вода, это воздух, это земля. Они на месте не стоят, движутся по своему руслу. А человек если усядется на своем таком месте, его трудно будет спихнуть. Он за него как за собственность уцепится. Ты ему не докажешь. Он говорит: это мое, нажитое мною.

      65. Тайна человеческой жизни находится не в нефти, не в угле, не в стали она лежит. Ее можно отыскивать в человеке, в его личном поступке. Он должен по природе хвалиться красотой. Этим в природе не доказал ни один человек. Все они жили, их была охота жить хорошо и тепло. А в конце концов им в этом пришлось умереть. Экономика не здоровье человеческой жизни, также режимная политика. Она заставляла человека воевать в природе для того, чтобы была возможность, чем в природе хвалиться. Когда у него как у человека спрашивает человек: ну как ты живешь на вот этом месте? Он никогда тебе не скажет, что он так живет плохо. У него это есть. У него есть отступление  в жизни, он не может жаловаться на созданную жизнь, которая строилась людьми экономически богато.

   66. Тайна не в корове, не в свинье, и не в овце. Тайна в человеке живом. Вся наша история в этом умрет, как она и не жила на белом свете, из-за одного нашего человека. Он в природе добьется сил и воли нашего обиженного человека от тяжелой жизни освободить. Богом люди недаром его назвали. Он в этом заслуги от природы  заимел. Ему воздух, вода да земля – милые и любимые друзья. Что в этом деле приходилось делать нашему такому рожденному человеку, как он есть у нас таких. Кто начал на себе такую жизнь развивать при помощи чужого дела. Он его нашел в природе  таким делом, и стал его своим  физическим трудом обосновывать. Это было надо для человека сделать, ибо это дело, которое ему давало на земле прибыль. Мы стали с природными днями, пришедшими на арену, их понимать: а для чего он и к нам таким в это время пришел  со своими такими качествами.       

   67. Мы с вами их обязаны встретить и проводить такими, как они к нам всегда приходят. Летом они к нам без прибыли, мы ни одного дня не видели. Лишь бы мы покопались в земле, и туда посадили  какое-либо зернышко. Нам наше сияющее солнышко всегда поможет. Оно нам влагу приносит. Через нее меняется дорога в природе. Одна не бывает эта прибыль. Это добываем мы как таковые люди на этом материке. И сейчас мы учимся. У нас такое есть у себя желание от природы получить не малое количество, а большое. Не плохое, а хорошее. Вот какие дела  у нас между нами проходят в природе. Мы ни одного дня не пропускаем, чтобы мы досыта не ели. Даже стараемся прибавить такое время, в которое мы должны побеспокоиться и лишний раз.

      68. За этот вот стол мы так зря не садимся. У нас на это есть пища. И мы имеем время только поедать, кушать. Как наши свиньи, так и мы живем в природе. Кто из нас, из таких вот людей, как мы себя на этом материке посадили. Мы плохое место не отыскивали. Мы всегда с удобством оставались. Говорим, надо нам площадь земли, чтобы она у нас была плодородная. Чтобы она нас кормила, поила. Мы жили, физически трудились и промышляли в этом деле. Нам нужна снасть, чем эту землю приходилось ворочать. Сам эту жизнь  своими руками не построишь. Голова придумала, что будет надо в сельском хозяйстве, какую силу для этого дела находили. Мы не считались с собою, бились, дрались, лезли на эту гору, чтобы эта  сила  на этой земле была. Были такие на земле люди, у них был для своей жизни свой плуг.

      69. Нашим отцам не догнать их, если бы не природа. Она в жизни человека все сделает. Это человек, тот человек, которому приходилось отказаться от своего имеющегося в природе. Солнышко не представляло в природе мешок мне. И не заставляло силы верблюжьи  по этой земле расходовать, чтобы мы, этакие люди, этот лен сеяли в землю. И возделывали  сами полотно, в нем ходили. Это крестьянская заслуженная их красота. Наряжается особенно молодежь. Она себя водила, она себя показывала, чтобы люди другой национальности, они посмотрели на них, и свои слова им оставили на всю их жизнь. Они жили, раздобывали, появлялись на разных рынках своим караваном. Они торговали, они продавали, они покупали в природе вещь, и ее как таковую берегли. Им это было в природе надо. Она из-за людей привозили и улучшали свой быт.

      70. Этим жили. Новое находили, а старое упраздняли. Это было наше с солнышком дело. В жизни своей верили Богу, ему поклонялись долго. А вот чтобы самому сделаться в природе между людьми, за сделанное дело быть в людях Богом, этого люди не заслужили, быть на земле Богом. Кроме только одного нашего русского человека Иванова. Он подружил с природою, с воздухом, водою и землею. Через любовь сделались  любимые и незабываемые  вечно друзья. Иванову дорога открыта к жизни, а смерть от него ушла. Что мы теперь  с вами все люди скажем. Мы же с вами все люди зависимые от природы. Торгуем, продаем, веселимся, играем, танцуем, поем. Все мы грешные люди в этом, будем перед ним отвечать. Вы такую жизнь под ноги побросали, вы такие дома поставили. А землю всю под посев захватили.               

      71. Рынки для этого ввели. Один корит, другой хвалит. Ему надо продать, а ему надо купить. Без этого всего солнышко и к нам не приходило, нам свое природное добро преподнесло. Вот за что Бог нас будет судить, за свое место. Человек делает в своей жизни, он получает плохое. Это его смерть. Она в процессе им развита для того, чтобы тело потерять на веки веков. Это все нам наделала политика с экономикой. Мы из-за этого всего сидим в тюрьме и в больнице. Это природная кара первая человеческой на земле жизни. Она нас встречает и будет встречать за нашу пошлость. Мы с вами делаем то, через что  сюда попадаем. Если бы у нас  в природе не плевали и не харкали, мы с вами ни перед кем не отвечали. Сама мать природа, она нас родила и научила нас с вами, как надо будет жить. С первого раза мы этакие люди со своей хитростью живем.

      72. Хотим поменьше поработать. А больше от этого всего получать, чтобы жилось хорошо и тепло. Бог на это все обращает внимание не так, как это все делалось людьми. Им хочется, но не дается. Они болеют в этом. Думают, их не оправдывает Бог. Своим местом он не хвалится и не говорит: это мое место. Такие места, как имеет сам Бог, они никем не занимаются. Есть твоя любовь  в этом деле: раздевайся, разувайся, и вслед за Богом. Что он будет делать, то и ты. Его идея: другому никому чтобы не мешать, а свое ставить обязательно. Если он ходит в такой форме, как не ходят все. Он не боится природы, не страшится ее. А наоборот, ее крепко любит. Это его в этом друзья любимые и незабываемые всегда.  

   73. Вот чего Бог добьется в природе – без всякого дела жить. Он никого не просит, никого не заставляет. Даже говорит: не надо, очень плохо да холодно. Лучше будет по-своему жить, по Богу тяжело и обидно. Есть возможность бросить, не делать. Это не идея Бога, любить надо нездоровье. Это делает Бог, поэтому он в этом деле заслуживает Бога. Я этим Богом не хвалюсь. Но само дело подсказывает моему сердцу очень  крепко при холодном  солнышке терпеть. У меня другие люди спрашивают. А холодно ли мне в природе? Я им говорю как таковым: мне очень холодно. В тысячу раз я слышу крепче, чем вы слышите холод. Но зато я уже таким  проходил 37 лет. А за это время я смог умереть десять тысяч раз. А я жил, живу, и буду жить  таким, как никто из нас не делал.

      74. А если бы я не слышал этот холод, который меня окружает. Это мое родное счастье быть в природе таким, как никто так в жизни не ходит. Я отдал себя на жертву. Мое тело в атмосфере набирается естественных сил, а они у меня живые. Если бы я в природе не копался так, как меня природа заставила одного человека любить. Обнимать и целовать любого встречающегося обиженного, больного. Я им не брезговал, старался с ним я встретиться и спросить, а чем он болеет. Болезни были на людях разного характера, но мучительные. Человек от них крепко страдал. Она его так мучила до моего приема. Когда я его возьму своими руками за его руки, уже мой ток, электричество пошли по его организму. Он своим мнением начинает обращать  внимание на свои ноги в пальцах, начинает их ворочать.

   75. Так же и руки в пальцах. На сердце обращает тоже большое  внимание, и на легкие. Сами люди по солнышку,  на чистом  воздухе  все это проделывалось три раза  на больном. Человек делался мгновенно здоровым. Они меня сохраняли, у них эта была сила, вера их Богу. Если бы они так не верили в меня, они ничего не получали. Пусть тот человек, на котором не было известно, и обнаружено такую большую болезнь, с которой встретился с Нечаева Николаевской области. Он на пояснице шубу таскал, которую приходилось снимать. И также женщина  носила на  голове 12 платков, а тепла так и не получала. Вот где есть наша тайна, живая природная, не зависимая она ни от кого нигде никак. Это воздух, это вода, это земля, наши все три тела.

      76. Это, что имели у себя люди, мы по идее Бога должны изжить сами. Нам нужно, солнышко говорит, такого Учителя, который сам  себя закалит. И научится в природе, как будет надо самого себя в этом сохранить. Учитель не будет простуживаться и болеть. У него силы  на это останутся такими, с которых люди будут брать пример таким оставаться, как он есть. Солнышко, оно видит, как люди между собою живут. Они неодинаково удовлетворены, они неодинаковое имеют в природе здоровье. Если человек в коллективе начинает теряться, ему бессильно приходится оставаться в одиночку, и попадать в больницу для того, чтобы там получить прежнее свое состояние. Мы, все люди, в этом стоим на очереди. Нас экономика  окружает с политикой.

      77. Не так, что-либо в хозяйстве сделал. Не экономно отнесся, или тяжело чересчур поднял. Его тело почувствовало не то, что с ним было. уже он оставляет сам себя позади редко.  Это комплексная бригада не теряет в коллективе себя. Люди не вечного характера. Мы с вами напрасно таких людей рождаем. Как чуть что такое, уже наш человек приболел, болеет. Его ждет то, чего другие дождались – болезнь. Это все нас окружает. Мы  бедные сами люди. Дом такой  мы построили с расчетом того, чтобы собака овчарка сторожила. Раньше мы жили в природе, такого дела мы с вами не делали. В своем транспорте нам не требовался этот стальной подшипник. Мы его научились делать технически умело через станок. Мы даем качество, за него очень крепко боремся. Это продукция, которая на международный  рынок требуется.                     

      78. Мы ею торгуем. Нам она дает большую в этом экономику. Она от нашего человека требует большого внимания в труде эту деталь сделать. Мы на это дело построили  такой завод, где наши люди считаются. Они находятся в школе, их эта школа. Там не собираются бездельничать. Они там  учатся, делаются дельцами для того, чтобы оттуда шла продукция конвейером. Людские на это есть руки и ум человеческого тела. Интересно спросить у этого человека, кто своим умением  перед всеми  объявил, что он является один такой. Пятилетний план своей работы он вложился за  три года. Бывает ли перед ним  такая минута, чтобы он свою работу, которую делает он, про нее забыл. Эта продукция делается не одним нам, она идет за границу. Мы за нее берем золото. А раньше мы это  покупали за золото.

      79. Теперь мы через эту продукцию господствуем на международном рынке. Мы хвалимся своим умением, что эта продукция делается у нас, а мы ее продаем по многих других государствах. Этим мы не выигрываем, а проигрываем. Это не тайна человека есть. Золото через это лежит в  людях. А сейчас в природе человек занимает свое место. Где он находится на белом свете, оно везде и всюду  стоит на учете. За это место  всегда берется с человека  копейка. Он не сможет жить без всякой копейки. Человек человеку продает его личное здоровье, и также покупает. Он в природе это существование находит. Ему природа для его такой потребности открывает свои залежи. Он их оттуда  своим физическим трудом  на-гора тянет. А тут стоят 60-тонные вагоны на колесах. Ждут точного адресата для того, чтобы не задерживать. Конвейер грузит, а паровоз да электричество везет. А по центральной дороге оно быстро доставляется по адресу доставщиком.  

      80. У заказчика есть свой такой завод, в нем есть люди нанятые. Их заставляют делать в природе то, чем можно будет торговать. Человека дело есть в природе – уметь торговать. А раз торговать, значит надо хорошо делать, чтобы эта наша деталь или машина заслуживала большого внимания на международном рынке. Наши люди этому делу учатся. Они для этого дела рождаются. Их теория  встречает, их теория растит, и учит их этому. Чтобы спортсменом быть, надо здоровье у себя такое заиметь. И так людьми эта история делается, и будет она так делаться учеными и физически здоровыми людьми. Человек не рождается, он эти качества завоевывает в природе процессом. Его мать не рождала танцовщиком. Он научился сам  петь и быть по своей работе дельцом, из дельцов дельцом. Патриота делает жизнь. Он при возможностях своих дает тело свое  для того, чтобы себя в этом деле показать. Он между людьми один такой научился. Он объявил себя этим человеком.   

      81. Его знают такого человека сначала свои люди своего бригадного дела. А потом цех его опознает, а потом передадут в завод. А завод  его возьмет на доску. Из доски город подхватит. А вслед за городом – район, а потом уже область. А к концу дойдет до центра. И телевидение его такого человека покажет. Один раз за его успехи расскажут, а потом это дело не новое, делается старым, отмирающим. Уже его как такового не будет между нами такими.

      Будет роли играть сама природа. Она на это все, сделанное нами, родит  человека. Ему силы даст, нашего обиженного человека поднимет на ноги.  Он станет жить не по людскому, не по коммерческому. Он не будет с природой так воевать, так ее, как друг друга за землю убивают. Он не будет зависимый жить в природе. Он сделается через любовь  одну к природе независимым. Он пойдет по дороге Бога.

      82. А Бог – это человек не такой, как все люди. У него мысль не такая, чтобы себе. Он говорит: идите вслед, то делайте, чего делал сам Бог. У него нет того, что имеют люди. Просить нельзя, воровать тоже нельзя. А надо так по их хутору пройтись, чтобы им не помешать, а свое оставить им. Пусть они подумают такими в природе сделаться. Мы идем по дороге Боговой. У него нет  такого своего места, чтобы его считал своим добром, из которого человек с утра уходил. А вечером он приходил, как в свое условие. Он в нем то делал, чего делают люди все. Им приходилось в природе искать его необходимое. Он его находил, старался физически управиться и притащить к себе во двор как какую-то прибыль. Он на этот счет охотник.

      83. Такую нашел работу, на которой он там одно время работает, изучает  дело, учится делаться начальником. За это деньги получает и живет своею семьей. Солнышко это дело человека не оправдало. Говорит: дорога для всех была Богова, никем она не занята. А пришло время такое. За его идею выгнали  с общества, не дали ему работать, не дали ему учиться, и не дали ему воевать. Это хорошо, что он остался в живых. Ему природа дала свои силы, любовь свою. Он со своим телом не боялся в любом человеческом месте  бывать. Его как Бога схватили на Украине, хотели ему такой бой устроить, как цыгану барону. Если бы у него не было истины, силы воли его, любой враг помешал в пути. Он своим  выхоженным сердцем, теплою душою на весь мир как Бог кричит.

   84. То, что мы сделали, мы его делаем – это все не наше, а чужое природное. Мы его берем и присваиваем. Говорим: это дело мое. Я его начал. Но чтобы закончить, мне как таковому не пришлось. Природа своими силами помешала, как и всем нам, зависимым людям. Не дала такого права, чтобы выходить в природе такое сердце с душою, в жизни сделаться независимым в природе. Человек, он является  в природе для этого дела разорителем. Давайте мы человека возьмем не такого, как он был до этого. Не умел жить по-новому небывало. Он такого права не имел. Мы ему это право предоставили. Он не будет делать никакого дела, зависит целиком и полностью от его самого. Он будет в природе учиться, чтобы ему жить. Он будет делать не по людскому, а по явлению Бога. Он свою красоту нам всем покажет.

      85. Солнышко всем людям кланяется и просит  их, чтобы они начали отыскивать человека. И этот человек начал делать в природе то, чего будет надо в ней. Она у нас такая обширная и богатая со своими силами. В ней есть недра и промыслы, реки, моря, океаны, горы и леса. Для этого мы имеем оружие технику, которая промышленность. Есть заводы и шахты, учебные заведения. Спорт развит у нас. Нельзя будет от этого человека отказаться, ибо он нам необходимо надо. Он нашу молодежь будет воспитывать так, как нас будет солнышко учить. Мы не будем к старому делаться хулиганами. Между собою наша вежливость заставит себя жить между такими людьми, кто по пути будет встречаться со своей хорошей мыслью. А ты его останови, ему как таковому скажи  «здравствуй». 

      86. Он, может, тебя в жизни своей не видал. А ты ему помог оторваться от его мысли. Ты для него герой оказался. И ты должен в природе найти такого нуждающегося человека. Когда его обнаружишь, что ему надо помощь, из словами ему будешь давать: я, мол, даю за то, чтобы мне ничем не болеть. И без всякого надо отдать. После чего. Приходит время субботнее, его надо встретить, 42 часа. В пятницу повечеряй, а в воскресение в обед, в 12 часов дня, надо будет кушать. Надо ли просить природу или Учителя, кто этому учит. Ты тяни воздух, а сам проси: «Учитель, дай мне здоровье». Это твой праздник. А пятое. Не харкать, не плевать, не пить, не курить.

      Солнышко это все получило учение от всех наших людей. Они эти качества сберегли, и ввели в это дело живым фактом. Мы с вами до этого рождались. Как рождались, об этом знает природа.          

      87. Она человека представила в жизнь живым энергичным человеком для того, чтобы в природе жить и дело свое творить. А люди, встречающие его, жизнь эту не захотели, взяли да за собою повели. Стали ему создавать из природы самозащиту, стали его чужим огораживать, а свое тепло потеряли. Старались, все свои возможности в природе клали его как свое родное дитя в этом спасти. Но природа такие возможности ни в какой национальности не дала, чтобы человек вернулся назад. Чтобы он свои силы прежние заимел  и ими, как это надо, распоряжался. В природе человек по уму хозяин. Он в ней стал по своему делу  искать, и нашел для того, чтобы им удовлетвориться. На одно время пожить да повольничать этим. А потом, так или иначе, умер. 

      88. Это не жизнь  человека, которую он сам нашел и ее на себе развил. Она у нас течет, как жизнь временного явления. Мы до этого с вами прожили, можно сказать, в природе промучились как никогда, все до одного человека на белом свете  умерли. Это наше с вами мучение. Мы в этом не жили, а промучились. Жили тяжело, но легко умерли. Про это рассказывает одно солнышко. Я своими лучами стараюсь каждого человека живого встретить, и я его провожаю. А он от меня, от моих лучей хоронился, боялся, чтобы я его тело не обжег. Я от него за миллион километров. А лучи мои – это душа  для земли есть. Она хотела, она хочет, и будет в природе хотеть. Для человека не такого, как он был до этого. Он всю жизнь свою прожил на земле, да хоронился в кустах. Ему требовалась жизнь не самая чувствительная.

      89. А можно прямо сказать. Он нашел жизнь в природе неоправданную совсем, хорошую и теплую. За нее уцепился как никогда, однобоко стал выбирать. И не забывать такие дни, в которых ему приходилось хорошее видеть, а тепло огораживаться. Это дело не все в природе имеем. А одному давалось, а другой за ним гнался. Как это делалось человеком, так оно и сейчас делается человеком. Плохая, холодная сторона  была, она есть в людях, и будет она в них – это их смерть. Они ее сами в этом развили. Им надо экономика, им надо режимная  политика, в которой люди тяжело, но жили. И до сих пор они живут и умирают из-за этого добра. Им мало, оно у них некачественное. Деньги брать – надо уметь работать. За хорошее кланяются, а за плохое корят. Мы учимся жить хорошо, и чтобы было тепло. А кому достанется это холодное, это плохое.

      90. Бога как такового энергичного человека в природе признали. Он своим поведением не оправдал данную жизнь. Бросил человека своим поступком. Поделился с людьми пополам. Взял сторону, это солнышка, без всякой самозащиты стал с ним встречаться. И он стал солнышко провожать таким. Плохо, но зато энергично, то есть свежо. Я, говорит Бог, ихнего не взял ничего. Землею люди, ею огородились. Она у них стала источником. Все люди ученые за это дело ухватились. Стали на ней применять современную технику, стали вводить поливание. Стали умело на земле жить без Бога сами. Землю окружили сами, не дают по ней шагать своими  ногами. По земле везде и всюду посеяно зерно. «Бог нам не надо», – так вы, люди, в природе сказали. Он между нами один живет. Своего места он не имеет. Ему как человеку на земле паспорта не дают.

      91. Считают его больным, не полезным для них, а вредным. Куда ты денешься с этой мыслью, если она без конца и края лезет. Бог говорит: у меня рука не успевает описывать за вашу для всех вас смерть. Умирайте. Вас на белом свете хватит, очень много, но вы со своим направлением  все умрете. А я, как Бог, не живущий на земле, пришел вас за ваше хорошее и теплое осудить. Мне как Богу укажите место, чтобы я там находился. Меня как такового человека администратор не хочет видеть, выгнал с производства. А ученые стали  с блюстителем порядка спорить: его надо в тюрьме держать. А ученые представили ему как больному кочку. Он ее занимал в их режимном испытании. А природа есть природа, она себя меняет. И им великое солнышко приносит, лучи свои распростирает нам. На это есть двор.

      92. Только это коробка, в которую не сможет попасть самая энергичная природа. Да и по большим развитым холодам, нам не разрешается доступ к этим дням. Через это на моей ноге прогрессировала рожа. Мне сделали укол, она так отменной осталась. Взяли тело как такового больного, которому не дают по развитому уму место это, оно принадлежит Богу. А я не Бог есть, по всему развитию человеческой мысли. Она в природе не нашла тайну, как ее ученые люди ищут в ней. Тайна, по выводу всего этого, есть у человека, кто в природе нашел для человека больного средства. Раз Победитель природы, значит Победитель врага. Он в природе прогрессирует внутри и с внешности. Человек через это получает болезнь. Он заболевает или садится в тюрьму.

      93. Это место всем не нравится. Но мы не гарантированы в этом быть. А сами строим, знаем, что у нас будет такой человек, которому надо тюрьма или больница. Поэтому мы готовы встретить. Мы его встречали, встречаем, и будем так встречать в нашей такой жизни. Мы на самих себе испытываем. Наше дело такое. Не хочется, а она сажает. Мы в этом бессильные. А раз мы бессильные, нам никто не поможет, кроме одного Бога. Он нас учит одному для всех. Мы одинаково учились, чтобы было хорошо впоследствии. За это дело человек, он в людях в природе свое в жизни оправдал. Ему природа пошла навстречу, и свои силы для жизни ввела. Человек учится в природе трудиться в ней для того, чтобы по новому пути жить, не по людскому, а по Богу.

      94. У Бога дорога для всех одинаковая, умелая она для всех. Все люди умеют раздеваться, только им природа не дала своего терпения. Люди боятся, люди не хотят. О чем Бог в своей рукописи написал, за это самое. Учитель – это человек, он научился в природе, что будет сделать человеку, чтобы не болеть, не простуживаться. От этой книжки, от этого рассказа и практического дела ученые люди отнекиваются. Не хотят, чтобы между ними был такой в природе практический автор. У него опыты природные, физически развитые для того, чтобы жить и за это все созданное описывать. Солнышко само нам говорит про такую между людьми и природою любовь. Она учит человека не защищать самого себя так, как мы защищаемся. А надо к природе быть близко, к телу тело.

      95. Об этом сначала думалось, про это все говорилось, а потом делалось. Когда сделал, тогда и получилось надо. Теперь об этом самом пишу. Нам не природа будет надо, как мы ее ищем, и хотим в ней найти тайну. Это то, чего мы с вами нашли. И с этого всего мы сделали деталь, с нее сложили машину, ею хвалимся. Она у нас применена к нашей земле. Она бегает по ней, ее пашет, ее волочит, сажает зерно. Спешит вовремя сделать, чтобы в этот день, которого я как таковой человек дождался, приготовился со своими силами, все для этого сделал. Мое дело показало, пошло вверх, до того времени заколосилось, стало цвести. А потом надо такому массиву зреть. На это потребовалось  само солнышко. Без него человек со своим урожаем ни шага.

      96. Уборка лежит человека, такое надо. На это нужно  солнышко, без него не созреет само. А когда не один колос созреет, а много, массивная зрелость нам, людям, покажет. Куда приплывет наш вновь представленный нами на поля комбайн, который спелое косит, молотит. Чистое зерно в кош, а из ковша в машину, на которую сам человек садится. Он водитель по профилю там, где наши люди в природе, свои места, свои дома. Где старались обогащаться, то есть так жить, как живут на нашей земле. Мы на ней родились, так родились и огородились для жизни. Наши люди нас встречали и огораживали совсем не своим, а чужим. Мы им хвалились, сами себя в красе показывали. Нашей формой вовлекались другие, старались быть таким водителем, как водитель.                                 

      97. На элеватор его машина доставляет самое первое зерно. Это не великая для человека тайна. Она не в труде и не в машине. Она в том человеке находится, кто от природы не ушел, как от великого врага. Он приблизился через свою любовь, через дружбу быть между собою. Это человек ученого характера, кто заинтересовался сделаться в природе таким  дельцом. Кто будет делать не один подшипник, не одну машину. Все это будет надо нашему на земле человеку. Он своим умом по природе ищет, чтобы у него был для горючего. Мы начинаем спрашивать у солнышка. Что их заставило так заступаться  за такую маленькую Болгарию. Она окружалась старым режимом, там существовал фашизм под командованием.

      98.  Полковника белых, его партизаны за свою операцию, которую они делали подпольно. В таких трудных условиях были бои, победили. Все дело зависело от мирных жителей. Если бы не они, партизанам не… Они набрасывались смело и окружали их так с ручных пулеметов. Была на стороне партизан победа. Они многих поубивали, их уже не стало. Они за что боролись, у них спроси? Их было одно – слушаться  своего командира, который его заставлял. Он не знал, за что в эти кусты… Ему хотелось свою операцию, под командование белых партизан победить. Какие .. были в борьбе человек с человеком, один другого оставлял жизни. Пусть уже те, кому захотелось старое прогнать. Они были для этого вооружены, у них для этого было свое задание. Они греблись за свое новое, в жизни их поддерживали свои люди.

      99. Это было их все. Они льнули со своим имеющимся в природе. Солнышко давало полное право за это богатство драться. Если бы не гитлеровская такая мысль, она бы такой не была. Ее как таковую человек белой расы подхватил. Он ненавидел в природе бедных людей, старался их изжить за их неумение одно. Бедный партизан хватался за палочку, за сучек, лез в воду бушующую, сам себя спасал. Их спасало солнышко, они были спасены в своей жизни. Старого …  люди гнали с территории, он уже надоел всей человеческой жизни. Человек белый считался, но ему с партизанами так дико, так грязно. Сами себе сохраняли, они любили своей белой расы чистоту. У них была надежда на то, как их полковник думал и давал совет своим работникам всю партизанскую группу  забрать на месте. Так и Гитлер собирался.

      100. Против всех коммунистов он шел и хотел их уничтожить. С Господом Богом они крестились, славы своей они ждали от Бога. Они ему верили очень крепко, у себя держали его. Но чтобы по его пути, у них истины для этого не было. Они чисто себя водили, шиком их за это одевали, и заставляли безвинных людей новых коммунистов убивать. Они были правы. Кому верить, если они никого не видели, они его слов никаких не слышали. А они делали то, что делали все люди. За землю они дрались, как волы. Им приходилось нападать врасплох и от них право жизни отбирать. Люди все старого содержания, они держались собственности, индивидуальности, своего добра капиталистического самого богатого. Люди … не хочет смотреть. Это их мучительное действие, с которых белых полковник издевался. Ему хотелось самого командира партизанского отряда самому уничтожить. Он своему … передал свои слова любительские, что он борется против него.

      101. Партизаны у себя оседлости не имели. За них было одно солнышко. Они пролазили, они чувствовали у старых людей поступок не такой, как у новых. Они думали изжить эту расу, это ничтожность. У полковника белых замашка была Гитлера. Чтобы все мелкие государства были одной немецкой расы, служили слугой, на что сооружена для этого техника немецкая. Против этого всего пошел со своими людьми Советский союз. Он не пожалел сил своих, сосредоточился, пустил в ход парашютистов партизан. Стали через это действовать, у партизан получилось. Они шли не за одних немцев. Их была дорога за всех нас, земных людей. Не за управу  индивидуального жандарма. А за общее, коллективное право всего народа, всех людей. Чтобы учиться, понимать. Но не мучить так, как мучил мирных  людей полковник белых. Его тоже связали.              

      102. Эта идея доступная, хорошая всем. Она пролезла через заборы в Болгарию. Как свои люди, они сделали все то, что получалось. Это народное право сделать одно достояние. Народ один социалистический, народ капиталистический, они в одном мире не смогут жить из-за права одного. Мы с вами как советский народ научились не сидеть на одном месте. У нас такая наука пролазит. Она нам показывает через нашего корреспондента то, что  делается у любого человека в его кабинете или в его хозяйстве. Мы в этом учимся, делаемся делателями. Особенно … Америка, она нам как таковая себя показала, свою картину. Что мы там увидели? В этом народ в большом режиме. Большая теоретическая экономика, стоят небоскребы, между ними пробегают всякой марки автомобили. Где можно заметить бегущего человека. Наш корреспондент такого права добился. Он смог любого человека остановить и спросить за вид Иисуса Христа. Он как прохожий человек так сказал: «Если бы Христос в данную минуту таким пришел, его народ этот распял».

      103. Он да подтвердил свои слова. А людям это зачем. Он живет не по социалистическому, у него заправило капиталист. Он говорит так. У меня средства, у меня производства, где можно поступать на любую работу. Где можно работать, делать любую вещь, но ею распоряжаться как своею может хозяин. Он для этого держит у себя армию, считается, это его народ. Он его сохраняет, а средства в прибыли получает хозяин. Он может и обанкротиться. Это его счастье в этом. Он не Бога человек, да еще эксплуататор чужих рук. В социализме этого нет. Чтобы дом такой стоял большой и ждал к себе добровольцев на войну. Это капиталист делал, он делает и будет делать. Это армия наемных завоевывает чужеземные рубежи. Это их между собою нажива воевать, или выигрывать, или проигрывать что-либо такое. Заводы есть, люди продукцию делают, надо …  уход, она должна прогрессировать. Как в Америке наш корреспондент  хотел показать тот город, тот переулок или улицу, в котором живут студенты.

      104. Они на это там учатся, делаются поэтами, певцами, журналистами. Словом, там физического человека не найдешь, все они ученого характера. По моему определению, на кого я своим глазом посмотрел. Им в жизни не надо будет солнышко. Они приучили себя, чтобы легко умирать. Они и так умрут. Это не физические в природе люди. На них висит одежда мертвая. Она не создает, а наоборот, отбирает своим чувством это естественное тепло. А человек за это цепляется, он хочет себя таким всем нам показать. У этих людей на этом месте стоят одни небоскребы. Это умершие люди. Они только считаются, и делаются на своей дороге сильными техническими людьми. Я, говорит, он есть американец. Скажу прямо за Вьетнам. Мы ждем через него победу. Поэтому мы живем, армию нанимаем. Мы капиталисты, воюем с бедными людьми. Себя считаем больше белой расой. Мы должны черными управлять. Нас таких, как я, капиталистов находится очень много в Америке, денежных, богатых людей.           

      105. Нам рассказывает корреспондент, кто хорошо знает расположенные дома, кто в них там живет. Он коснулся в … да кто в ее этажах поживает. Словом, люди в Америке не отстают, а сильно спешат. Их дело на ходу делается. Особенно у них дорога, а по ней жмутся всякого рода машины. Они не считаются ни с чем, а гонит бешено. Даже корреспондент не знает, а сколько стоит земля под любым домом. У них считается … введенная фирма, они прибыли любой держатся. У них оружие свободно, и покупай, сколько хочешь. Однажды миномет везли на машине. Думали, это есть преступление закона. А милиционер эту машину приостановил, водителя предупредил за быструю езду. А за миномет и речи никакой не было. Солнышко не хвалилось, а чуть не плакало за то, что местность богатая была. А с перевозками теперь стало отмирающее дело. Второе, коснулся шахтерского жития-бытия. Дюже тяжело обиженному, кто рассчитался, а поступить не смог.

      106. Такое есть в природе. Мы в ней так вооружились. А какое имеем мы в словах искусство. Мы уже забыли то, что было до этого. Знаем хорошо вас, что вы живете в природе не плохо, а хорошо. Как наши корреспонденты на этот счет не растерялись. Самого богача, где он проживает. Ему не потребовалось на его месте такое огненное ясное в тепле солнышко, он им не интересуется в Америке окружить себя. Он большой охотник на живых обиженных людей. Он не отказался за свою любовь к золоту и серебру. Ему это сделали люди на материке. Он этому человеку сделался за средства хозяин. Он его любит, держит у себя, ему за то платит. Это капиталист, он перед корреспондентом не отказался за свои имеющиеся  услуги. Он что хотел, то он за деньги сделал. Государство, сказал, – это мы есть, американцы. Не сидим на одном том месте, движемся вперед, лезем на высокую гору.

      107. Это наши есть деньги. Мы богатые на доллары. Нас любят наши американские люди, мы за них не забываем. Они считаются участниками в этом деле с нами, с такими молодцами.  Я, говорит капиталист своего завода, своей фирмы, плантации, собираю много хлопка. У меня все делают люди, чужие руки. Я им только плачу, сколько будет надо. Также в природе делается, как везде и всюду. Неопытного человека в любом деле не посадишь на стул смотреть, как на красавца. Человек надо живой, чтобы он знал, за что он живет, и кому он подчиняется. Дорога по американской земле исключительна, она сделана хорошим мастером. Только машины завели свой мотор, в них сидит человек водитель. Он не … силу впереди, старается со своей машиной перегнать. У него не одного  своего вожака выбирают во власть, его садят на место. Не говорят ему, чтобы мы жили  с тобою так, как ты думаешь сам. Мы с вами победим Вьетнам, то мы тогда выиграем. Нас будут считать люди не такими людьми.

      108. Как когда-то был миллионер Даллес. Ему все время не пах Советский союз. Он всю жизнь отдал в своем капитале, чтобы как таковой России не дать хода в жизни. Их это природа, эта сила новому неумирающему коллективу. Так коммунисты на своих местах говорят. А Даллеса нема. Он умер, его средства остались другим американцам. Они не живут в шалашах, как только может во сне присниться. Они живут в своих небоскребах. Их дело поднимается, тянет свою экономику за собою. Это будет нам и им хорошо и тепло. Де дай бог, что случится в природе с этим человеком. Она такая мать родная, мы все в ней родились одинаково. Но вот гнались по пути, не догнали его, оторвались. Нас, как и всех таких, в землю закопали. Какие мы с вами студенты. Какие мы с вами поэты, певцы. Писать красиво, чтобы читалось хорошо за то, что следует. Разве это будет плохо между нами всеми родиться со своей идеей Богом.                  

      109. Это рождение никому по душе в жизни не пройдет. Он против тюрьмы и больницы. У него одно направление – не догонять и не перегонять. Душа, сердце одинаково хотят жить, но их за это, что они имеют у себя, не во время свое с пути снимает природа. Солнышко, оно весь мир окружает, им остаются люди довольные. У него такая мысль мыслит: людям не надо будет умирать. А мы и они гонимся и уходим от этого. Так или иначе, мы в этом умираем. Нам и им в природе жизни такой нет, как это надо. Корреспондент, он за поля  души  своей бегает по улицам Нью-Йорка, ищет их самых здоровых. Они такие же самые  для солнышка есть маленькие люди. У них такое есть желание в природе, чтобы им жить, но их или нас не жалеет за это природа. Она их ищет, находит на своем месте. Какой бы он там ни находился, за него взялась природа. Воздух, вода и земля – самое главное в жизни.

      110. Они нам в жизни дали все. Мы в них получили, а сейчас мы и они сдаемся. Нам природа таких возможностей не дает, она наши силы сворачивает в кучу, хочет сделать бараний рог. А мы или он бедные люди, за землю воюем. Мы хотим, чтобы она была источник. Она человеку дала возможность то, что им или нам помешало. Она нас радовала своим полным урожаем. Нас всех обеспечивала об этом думать и гадать, что для него надо сделать. Чтобы нам в природе без всяких потерь убрать, ссыпать чистое инвентарное зерно в закрома. А когда хозяин только управится со всеми работами, он математик  добру. Учел количество, что ему для жизни надо, и что лишнее есть для его дома. Он зерно имеет, это его золото с серебром. Он им базируется.

      111. А когда у хозяина обнаружится лишнее зерно. Ему помогло его собрать солнышко. Оно на это дело заставляло готовиться. Он думал, готовился, на поле тащил комбайны в исправленном виде. Автомашина с бункера забирала. Хозяин был рад этому солнышку, этому ясному дню. Меня, он говорит, как азартного у себя видит природа. Я, говорит, ему как таковому любителю, лишь бы услышал или увидел. Для сельского хозяйства в помощи я не жалею денег, стараюсь эту вещ приобрести. А на эту хорошую вещь купленную собрались дети пионеры, учащиеся в школе. Кто какую науку полюбили дети. Я, говорит мальчик, шел с папою вместе. Он как сынок своего здоровья у отца просит, называет по имени. Папа его слушал. А что ему скажешь как отец. Ты, говорит, знаешь.

      112. Меж нами проживает Иванов, закаленный человек. Дети рады были с ним повстречаться, у него спросить. Его люди все звали «товарищ Иванов». И мы его так, как дети пионеры. Как ровесники величали. Он от нас. Таких малышей, не отвернулся, обозвался. Нам говорит. Что мы хотели от него. У нас на это смелости не нашлось. Это у меня одного папа был такой. Мы с ним по дороге перебрасывались словами. Он мне, я ему. «Ты знаешь Иванова, который ходит лето, зиму в трусиках. Он Победитель природы, он победил врага – значит человек один из всех», – говорит отцу сын. «А что если бы ты попытался от меня лично, как от родного сына, к нему обратиться. Он вам скажет, что будет надо  сделать мне, такому молодому человеку, чтобы таким в природе остаться». Просит  своего папу проделать такой в природе шаг.

      113. От этого умного предложения, от просьбы такой, которая была поставлена перед родным отцом, сын получил такой ответ. «Ладно, сыночек. Я эту надуманную твою мысль сделаю. Спрошу у товарища Иванова, он мне не откажет».  Сын сказал, его дело теперь – ожидать. А когда отец осмелится Иванова по пути встретить и у него спросить сына слова. А они находятся у многих детей. Они этого Иванова видят, а чтобы смелости  набраться, к нему, как к пионеру, смело подойти и спросить. Сначала извиниться перед такой личностью, кто давно уже такого дела от юноши ждал. Но у них такого момента не находилось перед дитем. Это школьник. Мы, говорит он между другими детьми. Очень много пот  теории написано. Есть такие люди, их называют моржи, они купаются по морозу. Один сбоку стоит. Говорит всем ребятам. Он место такое избрал это время пробыть в воде. А вода, вы сами знаете за нее, 4 градуса тепла. Он же морж.

      114. Когда вылезает из такого условия, время на это имеет обтереться. Он это сделает, а потом одевается. Не грех тост от этого поднять. Одежда, ее вы сами знаете. По истории всего развития, она живое тело не обогревает. А наоборот, неодушевленная висит без всякого чувства. И расходуется своя человеческая энергия. Поэтому мы, ребята, свое имеющееся тепло теряем в природе. А вот в этом деле это природа, она у себя имеет такие качества. Это воздух, это вода, это есть земля материк. А мы, дети, в мешку очутились. Все мы так научились с вами делать. У нас такие науки, с которыми приходится сталкиваться. Особенно мы, вся такая перед всеми добрая молодежь, без организованности, без своих песен, без всякого выступления. Мы всегда скажем за северное холодное завоевание. Люди были в экспедиции. И были одиночки, как Седых, он свое здоровье положил в природе сознательно. Да разве такие люди меж нами не проходили.

      115. В пути по дороге зимою по снегу сбились, и у них пошла в мыслях робость. До пота доходили, а потом их бессилие заставило сесть отдохнуть. Их потянуло ко сну спать. А на таком морозе живо застывает тело, они легко себя в этом теряют. Об этом наши предки давно о таких случаях говорят. Разве в жизни в природе такой, которая не отступилась человеку в его деле  сделать такое, чтобы иметь в природе. Как мы в ней открываем разного вида залежи. Мы их находим, они нам помогают  сделать с этого дела стол. Без воздуха и воды земля не допустит так быстро колесу прокрутиться. Всему дело есть земля, она нас как клещиков  в себе держит. Надо будет людям пробраться на высокую такую снеговую гору. Мы же альпинисты, изыскатели на себе здоровья, испытываем в этом. Смотрим, пробираемся на веревках, на ножках достигаем. Это все нам наша вершина довела.

      116. Мы, вся наша такая молодежь на земле, с такими желаниями к нашему такому солнышку свой ум прокладываем. Много об этом всем пишем, складываем о природе стихи, и… песни без композитора. И солнышко меж нами не оно. Я, говорит солнышко, такое для всех. Оно есть и у нас, и у них, старается встретиться с молодежью и поговорить на тему ту, которая нам расскажет сам лично Иванов. Разве Америка, ее весь народ, отворачивалась так от солнышка. Как нам хотелось быть в Америке, в Японии. С ним солнечная погода нашему человеку, где бы он ни находился. Как он хочет видеть это солнышко. Особенно в Сахаре. Там один изыскатель тоже проходил, ему в природе хотелось чемпионское дело на себе открыть. Без воды он не оставался, шел и глотал ее как продукт. Вот чего, ребята, мы по литературе слышали. Нам спортивная газета пишет, старается какое новшество показать. Через письмо написана нами правда.          

      117. Какой на автомашинах по солнышку в песках Кара-Кума был экспериментальный пробег. Мы его проводи, он у нас был такой. А войну отечественную мы с вами не встречали. Гитлер, он в истории остался. Кое-кто и сейчас от нее … нам свой эпизод он рассказывает, говорит, как точно бомбило. Как мы дрались, охотно ложились на земле. Нам не хотелось подчиняться фашисту. Солнышко не дало своих лучей на землю, чтобы они людей прогревали. Мы привыкли, чтобы у нас и у них на земле большая прибыль. Дети наши и их такое ожидают на земле, чтобы через наше солнышко были как дети с детьми. Находят между собою любимый мир. Мы так на международном фестивальном слете или на криках, катании, танцах. Мы делаемся между собою чемпионы. Нам за это люди, федерация, она не жалеет у себя золота. Нас как юношей любит и награждает за твою хорошую сделанную тобою работу.    

      118. И сюда дети наши глаза направляют. У них океанская волна эту систему поддерживает. Мы привыкли к тому фильму смотреть, кто что-либо такое интересное в художестве нам покажет в жизни в природе в условиях. Особенно, если бы это была истина. На такой арене мы видим человека, видим обезьяну, льва, тигра и длинного толстого удава. А крокодил по реке, как метеор, он сражается с бессильными. Только птица одна села на свое указанное место. Если ей надо быстро подняться в высоту, то она этого дождется. У нее где-то на это силы берутся в воздухе так быстро ей летать. А собака, какая бы она в этом ни была, она к этому всему  является в природе охотник, а человеку есть близкий друг. Это его близкая собака, она им держится целый день напролет на привязи. Она от него ждет подачки. Вот чего мой папка в своем дворе делает. 

      119. Он любитель  в своем доме держать хорошее животное, особенно умницу лошадку. Да еще не плохую, а добрую, хорошую. Это теперь не наша мода. Наша мода такая. Рассказывает ребятам, что он в природе видел по телевидению. Собрались в одно время  организовано ученики и корреспонденты. Их мысль заставила в генерала летчиков Какинако. Он сюда на это место пришел, детям за свое в этом деле. Ему мы, дети, то, чего знали. Его как высокого просили нам об этом рассказать. Какинако много эпизодов таких дел, от чего остались у поэтов песни. Он между нами такими себя заставил точно на заданную тему. Его слова, его дело подтверждалось  съемкой. Дети его просили, по существу задавали вопрос, он им как генерал отвечал. Корреспондент был этой встречей доволен.     

      120. Я, говорит мальчик, своего отца родного дождался. Он возле детской больницы сам встретился с Ивановым. Перед ним извинился, стал ему рассказывать за такую мою рожденную между отцом и мною мысль. Я стал в этом папу просить, чтобы он Иванова встретил и спросил, в его жизни что нужно сделать, чтобы таким в природе остаться. Иванов перед ним удивился: как же так, что ваш сын побоялся меня. Я должен всех бояться лишь потому, что вы все одеты, а я нет. Мне надо бежать от вас. А потом перерывает слова, говорит. Время никому поздно не создает. Можно человека любого заставлять. Но лучше от всего этого надо себя к этому делу подготовить. Надо в жизни  в природе прожить своим телом до 35-летнего возраста, как сделал в этом я. Я учился в природе, опознавал ее.

      121. Я не сидел на одном месте. Для меня дорога не была закрыта от нашего родного солнышка. Она у нас приятная, и у них она себя показывает. У них на арене как какой-то есть наш или их мальчик, которому приходилось быть на своем месте на материке. Какое у нас такое счастье в таком деле. Я пошел на протекающую реку, она была такой быстрой, и от этих лучей была тепла. Я в ней как никогда скупался. Я, говорит Иванов моему отцу, такой был в природе метеор. Иду по дороге, шагаю, а потом набираюсь сил своих, и, как вихрем, меня кто-то подхватил. Я в этом малый человек не жалел. У меня милые друзья – это незабываемые воздух, вода да земля. А для нас всех большая неприятность. Как чуть что, такое сделалось, с носа полилось. Уже в нас ха, ха, и похуже. Наш всех большой недостаток.

      122. Мальчик ребятам при солнышке рассказывал. Мы вперед имеем это время. Он говорит. Надо прожить на белом свете почти полвека. Он говорит. Мне 72 года, уже больше живу в этом 37 лето. Это цифра немалая. Если бы я жил по людскому, то много раз уже меня не было на белом свете. Мальчик этот перед ребятами добился. Ему как сыну своему об этом рассказал. Не надо бежать, уходить от этого. Твоя такая будет перед тобою воля. Как тебя в это наше время зовут. Я давно получил такую прямую дорогу, она меня приводит в цель. Как нам, всем ребятам, хочется прослушать за этого мальчика. Он недаром за это вот дело взялся. Стоит, говорит свою картину ребятам. Его как такового слушали ребята, ждали на нем его риск. Солнышко ты наше такое дорогое, запомни свои рожденные слова.

      123. Ты нам, всем ребятам, говоришь об этом, какие мы в этом деле быстрые. Наши с вами глаза прямо смотрят, видят они очень далеко. Нас с вами они заставляют, чтобы мы с вами на это дело учились, и написали в этом свое желание. Мы прямо скажем нашему солнышку такому, как оно у нас в жизни есть. Оно нам так не помогает. Какая лежит на материке природа, воздух, вода и наша рожденная земля. Мы этакие с вами ребята, учимся в школах, понимаем, что это будет нам так надо. Иван, наш русский мальчик, учится теории. Ему хочется быть ученым, как и всем нам таким ребятам, такой молодежи. Она видит нашего практического  человека таким. Молодых наших не было людей, чтобы они, такие ребята, взялись за практику. Вот как наш простой русский человек взялся физически на себе оформить это дело.

      124. Иван – это будет русское начало. Он только брался за это дело сам, никто ему из всех людей в истории не помогал. А сейчас стоит такая перед нами всеми задача. Ребята, говорит он. Если мы забудем это, и не будем мы с вами начинать, то нас, таких ребят, юношей, забудет природа. Конь седой масти, он стоит перед нами. А мальчик из наших ребят уже взобрался на нем сидеть. Это нам не Америка и не Япония. Наша есть русская природа, взялась за это вот кипучее дело. Он Иванов. Веди, доказывай свою правоту. Я, говорит он, жил сам до этого времени. А теперь живу я с друзьями, с незабываемыми друзьями, как воздух, как вода, как земля. Мне не надо будет никаких денег. Они мне без всякого помогут, согласятся сделать то, чего надо. Мы, ребята, вся наша молодежь, должны его просить, как нашего пионера, чтобы он нас всех научил быть таким, как он у нас один.

      125. Вылезает один из всех Кузьма с ребят, свои руки вверх поднял и кричит. Я, мол, хочу, и вы не будете возражать от этого. Иванов по природе ходил, он бегал, смотрел, видел, старался это все понять, изучить. Применить эту вот систему, которая нами думалась, нами делалась. А вот чтобы получилось у нас, мы этого не получили. А сейчас Иванов хвалится, он нашел тайну. Этому всему делу виноватые. Гонимся в природе, догоняем природу, у нее отбираем самые лучшие качества. Скажите мне, вы все ребята. Он хочет нам свое практическое дело оставить, чтобы мы его дело с душою с сердцем вместе с солнышком поддержали. Какая у него будет сила, какое он нам сделает чудо. Он живое свое нам покажет, врагу любого направления даст сам отпор. Вот чего Иванов сам сделал в природе. Жизнь, но не смерть.         

      126. Вы, этакие мои ребята, понимаете меня или нет. Все то, чего мы делали, оно у нас где денется. Мы такие люди поделаемся, наше такое незнание в природе. А природа, какая она есть богатая, сильная и добрая. Все зависит от нее, от солнышка. Оно нас с вами раннего утра поднимает на наши произвольные ноги. Мы встаем с вами, начинаем смотреть с места в большую даль. Мы тебя видим, тобою, твоими теплыми лучами наслаждаемся. Много раз мы на тебя посмотрим, и то, что требуется в жизни нашей, скажем. Какое ты для нас есть такое огненное пламя, от тебя идет тепло. Ты красавица одна из всех наше солнышко. Мы, все люди до одного человека на материке, все мы хотим, чтобы ты, наше есть прекрасное солнышко, со своими лучами не хоронилось, и не уходило ты от нас, как часто бывает. Возьмет наша мать природа со своими силами подлезет, у нее для этого хватит наши теплые лучи накрыть. 

      127. А нам таким вот, как мы до этого окружили себя, мы были приготовлены с тобой вместе быть. А где взялась наша мать природа. У нее есть воздух, есть вода и есть земля. Мы, все люди, в этом живем. Нам хочется, чтобы дорога наша лежала по вот этой земле правильно в самую цель, куда ни один наш человек никогда не приходил. А солнышко, оно от этого не отвернулось, взяло да позволило  на свое место стать и свое хорошее подхватить. Это мы все такие люди на нашем материке, взялись то в природе делать. Без дороги мы с вами не обошлись. Все мы ее наметили, и хотим ее так удачно проложить.

      Я был пацаном, маленьким мальчиком  в деревне. А город был Луганск на расстоянии 35 верст. Надо было ехать лошадями. Мы собирались продать пшеницу. Мы с отцом вместе отчистили три раза на показ зерно в зерно для того, чтобы его продать по цене. Едим по дороге при ясном солнышке.  

      128. А когда мы добрались до места, мы стали делать то, чего хотели в природе – свою неправду. Хотели специалиста обдурить, то есть сделать в природе неправду. Нашу пшеницу покупатель забраковал. Он в своих закромах обнаружил не такое зерно. По той цене заплатил, по которой им было выгодно. Я как мальчик был обижен до жандарма. Он был перед этим бессилен. Неправдою окружили себя. А раз это неправда есть, она так не приходит. Я в своей жизни не вылезал из шахты. Мой труд был подземный тяжелый. А братишка Иван Федорович работал на заводе англо- франко-русского общества у Крысена. На бегунках мололся шнидерит аммонал для артиллерийских снарядов. По рекомендации Ивана Потаповича Кобзина я встретился  в этом заводе в этом здании старшим аппаратчиком на бегунках. Моя работа – следить за погрузкой и за выгрузкой этой продукции.

      129. Работа не моя, а чужая. Я не работаю, а живу. И вот на это все сделано природою, я вижу ее действия. Огромно взволновавшееся все небо, как кипящее, все в яблоках. Мы на это смотрели и видели живой факт. Это природа, она эти качества ввела. Она всех своим добром окружила. Завод не получил удовлетворения людьми через погоду, а работа шла своим ходом. Надо было выгружать этот аммонал, инициатива была моя. Я взял пару девушек, куда входили полячка и русская. А полячка не захотела, обиделась на мое дело, пошла к директору Пусселю, к англичанину. Он ее прослушал, и тут дал французу Эмилю указание рассчитать этого старшего аппаратчика. Меня уволили. Куда я ни ходил, кому чего ни говорил. А как рассчитали, так я пошел на войну, и там помешал. Надо немцу наступать – он не пошел. Надо нам наступать – тоже не пошли. А потом сняли наши гвардейские части. И хотели бросить на смирение Каледина.

      130. Солнышко было, оно есть со своими лучами на этом материке. А люди данного времени, они в этом деле жили так, как им хотелось. Солнышко им таким своими лучами нигде никак не мешало. Это все зависело от природы. Она на земной такой просторной площади посадила эту миленькую  клетку с мыслью. Он стал ползать по земле. Ему приходилось на хорошее, цветущее смотреть. Это был день развивающегося цветка. Он при солнышке себя развил, показался на белый свет. Это было первое начало. Он долго не цвел, его силы пали от рожденного плода. В этом всем человек был инициатор. Любил ждать и тянуть это идущее время. Оно таким начальным долго не было, стало свою массивность увеличивать. Эти плоды росли и поднимались вверх. Я, говорит солнышко, свидетель, от самого раннего дня свидетель, вижу всю зависть человека. Он не хотел, чтобы прибыли в природе на этой черной земле не было.

      131. А раз человек сделал одну вещь, то он и другую делает. Это его такое первое начало. Такая рожденная в природе потребность. Он посеял в землю зернышко одно, возле него другое. Так и оружие в природе человеком делалось для этого дела, чтобы этот рост, эту прибыль выхаживать до самой зрелости. А когда этот урожай  нам себя покажет  много, мы к нему готовимся это все убрать. Мы не ждем солнышко, чтобы оно к нам рано приходило, и чтобы оно рано заходило. В наших руках все делается. Мы поломали, мы и сделали. Наше с вами умение, чтобы сделать эту работу без потерь. Мы на этом фронте умираем, но делаем. Наша жизнь требует хорошо, жирно, сладко кушать. А одеваться в красивую одежду фасонную, чем была возможность хвалиться. А дом со всеми удобствами, с хорошими и теплыми. Мы в нем живем один раз. А во второй раз рады мы в этом жить, только она нам не дала, взяла да умертвила это дело. Цветок расцвел, обессилил себя, и вот плод появился, стал возвеличиваться.

      132. До того он рос и свой вид в природе показывал человеку. Он на него смотрел, старался увидеть его иным. Ему хотелось, он от него ждал вкус. А в самого в теле развивался аппетит человека. Он был этому плоду рад, старался встретиться с этой ягодой. Она стала набираться своих сил. Она делалась уже похожей на настоящую ягоду, только у нее не хватало одного вкуса. Я, говорит наше такое теплое дневное солнышко. Я со своими летними лучами где только ни бываю. Стараюсь по этой земле с такою вот погодою. Она ручейки проложила. По них вода чистая пробежала, в ту быструю глубокую реку попала. Я на это такое солнышко, в это место пеку. И на это все люди наши не хотят, чтобы между нами не проявлялось ясно. Лучше бы было, когда я стакан воды выпиваю.         

      133. А само сердце молодое с таким вот солнышком встретилось. Засмеялся человек, сказал вслух свои слова. Я, говорит само солнышко, никогда не собиралось задержаться. Со мною наши люди согласились, и стали делать. Делаем в жизни то, чего наш соловей в песне своей пропел. Мы эту начальную зорьку с вами от такого ясного солнышка в своих давно развитых постелях, мы там крепко-крепко спали. Нам таким людям в этом деле снится сон. Как будто я об этом думал. Моя мысль. Меня такого человека, кто про это сам уже давно хотел, чтобы в природе между людьми вооруженными так в жизни получилось. Они без этого оружия, без этой техники не могут на другого так равнодушно смотреть. У них под руками лежит оружие. Они в него учатся, они им владеют, чтобы в цель попадать. Они на это головы ломают.

      134. Учатся, проходят школы сержантов, училище лейтенантов. Практически они добиваются, чтобы звание получить капитана и майора. Желательно было офицеру проучиться теоретическому знанию. Для этого надо пройти академию, чтобы нам соображать по-новому, чтобы легко пришлось врага своего победить. Враг напал, ему захотелось наше все имеющееся при таком сияющем солнышке разорить. Мы воевать ни с кем не хотим, но офицера сохраняем, учимся в это, делаем практические походы. На праздник свою технику, своего солдата, офицера  всему миру показываем, что у нас есть это. Мы в любую минуту с вами любого врага встретим и дадим отпор. Это наша всех такая задача знать, как будет надо воевать, чтобы остаться в победе. Мы люди не такие, как были раньше. Как чуть что такое, уже мы стараемся встретиться.

      135. И солнышко тут на небе не причем. Сама вина приходит на нашей земле от нас, от людей. Они это начали в природе делать. Их боязнь на белом свете в природе. Для них таких людей потребовался день с солнышком. Они так подумали встретиться. Были этому все рады. А природа не пошла им навстречу. А взяла свернула вбок их таким желаниям, взяла другое совсем недуманное им у себя представила. Люди приготовились меня встретить такой в жизни, какая никогда не приходила. У нее две стороны. Одна сторона дюже хорошая и теплая. А вот другая сторона плохая и холодная. Я, говорит природа, такая мать, захочу – сделаю. Между этими двумя есть еще очень много такого, недуманным рождается. Солнышко было весь день напролет. Оно с нами как никогда свою теплую систему держало. А мы с ним под его лучами не сидели.    

      136. С веселыми песнями, с танцами на сцене перед этим народом, перед этими людьми выступали. Нас люди слушали, хотели видеть. Мы прекрасно одетые в красоте. А на наше такое в природе счастье, где взялась погода не такая, как это следует. Мы с вами не приготовились с нею так встречаться. Она нас накрыла сильно дождем да ветром. Уже для нас не первая сторона к нам пришла. Она продолжалась немалое время. Для нас  это по дороге неприятность  свою делала, мешала. Мокрого характера, такие мы поделались. Мы в этом не ожидали. Обиду класть не было на кого. Все сделалось между нами такими людьми. Я как таковое солнышко не в силах было перед вами устоять. На это дело пришел на арену  сам воздух, разбушевался, да пригласил в атмосферу океан, воду. И давай на материке  на земле то делать, нам в этом не устоять. Мы люди искусственного характера. На нас висит все чужое и мертвое для этого.          

      137. Тут и солнышку на это дело не появляйся, сила перешла вся к любимым друзьям. А люди в этом деле приспособились спасаться на время. А чтобы находиться в природе так, как хочет и любит сохранять у себя тело. Какое оно энергичное, живое. Мы с  вами видим и лезем к ней. Это воздух, это вода. Есть такие теплые, ясные в белом снегу чувства, на них и в них можно находиться. Это одно из всех чувств чувство  для жизни. Я, говорит солнышко, туда в глубину, океанские воды не просвещу своими лучами. И не увижу в высоту пространства, которое находится в воздухе. Но они имеют свои силы между собою их делать, особенно циклон. Он начинается из самого маленького, крошечного начала. Все это делается на материке, и мне такому солнышку свою красоту не показывать. Мои лучи, мой весь взор  и вся сила моя тут не в моде есть на белом свете. Я бессильное в этом.  

     138. Сильная в этом природа, она повесила занавеску, через нее мне как солнышку не проглянуть. А вот человек естественной стороны, он учел все эти обстоятельства, что делается людьми в природе. Зачем им эта грунтовая черная земля. Она нам говорит как таковым людям: вы зачем ко мне с оружием в руках лезете? Я и без вас сумею вся сама пролежать да проглядеть своими заросшими цветами. Я такая есть земля, никому своим делом не нужна. У меня такого условия нет, как есть у человека. Они есть у каждого человека. Мы основываемся на том, что нам дает земля. Через наш труд, через наше ухаживание она нам родила, родит, и будет рождать хороший, то есть обильный урожай. Я у себя не имею никакого дела. А в деле вся человеческая  жизнь. А вот мое такое дело, которое делается в природе людьми. Им надо в жизни качество.

      139. Их дело – умением делать, чтобы эта вещь, которую им пришлось сделать, должна заслуживать внимание со всех сторон. Мы делаем это дело для того, чтобы было в природе, чем хвалиться. Оружие – это снасть, сделанная нами руками своими для того, чтобы нам, людям, приходилось на своем месте сесть в прекрасные стула и продумывать про день. Он и к нам пришел не зря  со своими силами. Он нам подсказывает про наше восходящее солнышко, не забывать на него посмотреть. И тут же сказать свои слова. Значит, мы в этом заслужили от природы дождаться от этого дня, этой минуты. Погода нас с вами заставляет не забывать за наш задуманный всеми людьми завтрак. Где бы он ни находился, он старается, все свои силы кладет  на этом фронте перед собою сделать удобное место, чтобы на нем позавтракать.     

      140. Природа ему дала все свои возможности у себя заиметь, чтобы хорошо досыта покушать. Человек без хлеба не оставался. Ему хлеб – это первая еда. Он его с жирным, сладким крепко наедается. А потом, если это надо телу, его поят водой. Человек считает сам себя в природе, он, по закону всей природы, должен кушать. У него на это есть руки свои. Эту пищу надо готовить. Надо огонь, надо вода, без чего мы с вами не научились встречаться с этим днем. Мы его у себе ждали, он и к нам на наше место пришел. Нас с вами заставил, чтобы мы с вами не забывали  думать про это. Нас наши зависимые тела в природе обязывают себя кормить. Это не все. А в природе человеку надо трудиться. Ели он будет без труда находиться, у него не будет на столе, чего кушать. Он для этого кушает, кормит сам себя. Да не плохую пищу старается покушать, пищу хорошую. Он для этого живет, имеет у себя фронт.

      141. Мы на самой середке под Чувахиной хатой все такие мужики собрались, и давай своих близких осуждать, как им пришлось на своей такой земле богатеть. Все было по истории, развитой хлеборобами, их за собою вела вслед мысль. Им в этом солнышко весенней поры помогало рано себя поднимать, и быстро собираться на своем таком дворе. Он готовился, как хозяин своего дома. Ему приходилось разговаривать с природой на своем русском языке. Он думал, он не забывал за место, за землю. Она его к себе ждала. Он кормил животных. Он точил лемех, ему надо с землею барахтаться. Она этим хозяином не нуждается, у него нет. А раз нет, то что может сделать  у себя любой наш этого села крестьянин. Я, говорит он, знаю хорошо природу. Она у нас с нами встречается очень часто, но неодинаково. Сейчас наступили дни нашему солнышку, оно нас разбудило.

      142. И гонит нас всех в степь на это место, откуда снег, холодное условие убралось. И хочет нас с вами заставить, чтобы мы знали сегодня день такой теплый. А мы с вами все люди каждый себе думал об этом деле, но в степь спешили до солнышка попасть. И там на этом месте, на котором приходилось взад и вперед по этой земле топать, и за собой водить на веревке животное. Они за собою возили снасть, бороны, они делали для посева зерна. Эта площадь делалась грядкой. А человек строил для этого сажалку, туда сажал во влагу зернышка. Сам смотрел на солнышко, говорил природе. Я у тебя есть изыскатель вашего дела, люблю делать ежедневно. Труд, он облагораживал. То, чего он сделал сегодня, нас всех кормит этим делом год. Мы для этого дела встречаем и провожаем наше сияющее солнышко. Мы под его лучам весь день напролет ползаем по природе, сами ищем не плохие, а хорошие качества. Хотим эту землю сделать, как пуховку.

      143. Этого мало. Мы, все люди, стараемся на солнышко посмотреть, и подумать за то, чего надо для этого заклада. Мы делаем такую землю, такой закладываем труд. Мы хотим сделать самую лучшую для машины  деталь. Она нами сделалась, отточилась, как яичко. Деталь, мы ее поставили, она работает в этой машине. Она нас возит на колесах. Мы на ней ездим со всеми нашими удобствами. А она нас доставляет и везет на указанное место. Мы туда все как один приехали. Нас с вами там встретили, пригласили за стол. А на нем было наставлено для нашего прибытия, что лучше покушать, слаще, жирнее. Это не все было, чтобы наесться. А попить было, что хочешь, из вина и ликера. Да была русская водка, чем мы до самого веселого дела  напивались. Брались за танцы, мы всю бытность протанцевали. Песни мы пели о новом деле. Это был наш для всех пир, из пиров пир. Мы его очень крепко и долго ждали. Нам солнышко его притащило, как небывалое время для нас.

      144. А теперь это веселье ушло, на смену пришло, надо будет со своими силами идти на работу. Нас ждет, как и всех нас, труд. Мы к нему пришли, стали по-своему делать руками. А нам говорят за это самое, к чему мы пришли с вами. Это наша черноземная земля, мы на ней свою работу делаем. А мысль свою прокладываем вперед, и оглядываемся назад. А что мы этот год на ней получили? Она нам принесла очень большой урожай, мы его убрали. Наша теперь не такая для природы задача. Мы хотим от нее от этого года или дня вдвое больше получить. Мы расширяем в этом  площадь, природу заставляем, чтобы она не такой была, как она есть, или была. Вовремя свое солнышко приходило, с собою не забывало приводить свои условия, чтобы они не стояли на одном месте. Солнышко нам одно не надо. Нам надо, чтобы был через день  дождик с теплыми весенними днями. Чтобы зелень как никогда, она росла и возвеличивалась сама собою. Я, говорит солнышко, от этого всего не отвернусь, а свои лучи сюда притащу.

      145. Как никогда заставлю природу, чтобы она не стояла, и не делала, чего не надо. Вот чего нам наш мужик сделал на этом месте. Выходил в этом году изобильный урожай. Хозяин – это экономист, он азартный. Ему в руки попался, как на какое-то горе, туз пиковый. А в банке стояло много денег, их надо было выиграть. Он дождался карты, ему пришло валет, два очка, а девятка пришла на перебор. Деньги проигрались так, как думал хозяин. Он хотел прибавить площадь для того, чтобы взять больше. А ему пришла в природе засуха. Не такие ясные в солнышке дни, подул с востока суховей, и не дал хлебу росту. Хозяин получил в жизни стихию. Она его такого рискованного сдержала. На следующий год уже этот хозяин не так ждал природу, не старался ее захватить. Сил у него таких не было. Он делал в природе, а сам боялся: не дай Бог повторится с этим делом. А природа тут как тут, взялась, и сделалась такой сильной.

      146. Я не такое есть солнышко для вас всех со своими силами. У меня такие лучи. Лишь бы я на это место протянуло свои лучи, свое дело я провело, говорю своей холодной зиме. Я, говорит солнышко, для того сюда пришло, свои лучи представило на этом месте. Этому снегу, этому холоду приходилось  собираться и уходить подальше. Весь снег сделался водой, поплыл по ручейкам, сделалась другая атмосфера, весь сор обмылся. Показалось на этом месте другое. У них зелень где-то бралась. Другой запах на земле пошел. А цветочек фиалка проскочил вперед, захватил за собою силу. Стали другие цветки появляться. А солнышко пекло и пекло в упор это место. Где-то взялась на это место с низу морская струя. Стали налезать небольшие тучки. Им не пришлось пустыми быть. Вслед за ними стал дождик моросить небольшого характера. А природа как природа цвела, росла, зеленела. Чуть не скажет этому хозяину: что ты делаешь? А он говорит: я у тебя делаю то, от чего живу.

      147. Ты меня родила на белый свет, выбросила таким видящим, таким желающим. У тебя я вижу далеко, слышу еще дальше. Мне в природе холодно, и я хочу красивую одежду. Мне хочется кушать, я хочу дом заиметь со всеми удобствами. Я по земле ползаю, ищу для жизни хорошее и теплое. А мне не даешь того видеть, что вокруг нашего человека делается. Я всю зиму напролет от тебя я близко не ходил. А все от земли дальше на южную сторону. Там где всегда приходится бессильным бывать. А люди без меня по такому холоду, по такой зиме. Людям нашим приходилось  не быть со мною. Мои лучи от этого не видать. А снег свою такую волю взял, оделся до тепла фасонной формой. Идет или едет, ему не нужно ничего. Он обходится и без этого всего.                     

      148. Вот нам в жизни нашей по этой всей местности солнышко проходит. Оно наши дела все видит. За нашу однобокую жизнь ухватился и держится на своем месте. Лучше было бы без этого, но ничего ты не поделаешь. Как разно люди жили. Землю заставили ежегодно с нею барахтаться. Она у нас такая мать. Всех нас кормит, поит, одевает. В доме живут да все вооружаются технически. Мы такие есть в природе люди. Нам обязательно надо наука. Сегодня так встречаемся на юге. Нас встретит с вами север, очень большие там холода. А с востока солнышко поднимается с нашего утра. Запад, про это знает солнышко, садится за землю. Мы готовы встретить ночное время в нашем глубоком сне. Нам может присниться любая фраза. 

      149. Мы можем о ней сами рассказать. Туда лежит дорога прямая. Наше дело – туда с большой охотой попасть. Люди, всегда они по дороге своей могут встретиться с таким неприятным для них днем в природе. Она так всегда делала, и будет она делать всегда через наше хорошее. Чтобы мы об этом знали и хотели видеть. Мы такое дело по природе встречаем, хоть редко, но бывает. Бывает, какой-либо старожил  наш  скажет: такая погода  уже давно проходило по нашей такой местности. Без всякой жертвы на человеке не обошлось, меж нами такими людьми умер молодой еще человек. Он долго не болел, ему природа своими силами помешала. Она скоро таких хвастунов у себя прогоняет. Особенно богатых, имеющих всего, она их не держит. А так же, как и бедного  встречает по дороге, и его кладет в постель.

      150. Ему говорит: набегался, находился, додумался, натворил. Я, говорит природа, не считаюсь с погодою солнечною. Она теплая, она тихая, ясная как никогда. А вот напала болезнь малярия и треплет. Обращается ко всем людям, как вас таких за ваше все не треплет. У меня для вас есть все, что хочешь, лишь бы я только захотела. У меня всех четыре стороны. Я ничем не огорожена, вся нахожусь, как на иголках. Если только надо мне ворота отворить какому-либо циклону, или надо родиться в жизни человеку нехорошему вожаку с его идеей, природа и на это  силы имеет. Надо людей заставить так воевать, как на сегодня воюют люди за нашу землю. Мы с вами пока такой науки не имеем, чтобы землю иметь под своим боком и на ней ничего не делать. Я для этого лежу материк, чтобы на мне психически люди старались сделать. Год только этот  новый настал, мы уже к нему готовы. Трактора все отремонтированы, нам давай ход.        

      151. А землю мороз держит, солнышко пока отступает. Ему не до этого, оно там где-то находится. А человек к приходу его лучей. Он механизатор самый лучший по этой части. Сам не спит, а все про это небывалое место думает. Ему хочется с землею бороться. Есть чем выезжать в степь, и там заводит мотор самый сильный, и давай по ней, по этой земле физически делать. Это человек, он в руках держит руль. У него вся сила есть для этого. Мало одного трактора, другого подцепит. Мало одного ведра каши, два сварят, а накормят людей. Мы, говорят люди, сами себя не жалеем. Чуть свет, мы уже на ногах как тут со своим тяжелым трудом. Камень колется ломом, теперь его рвут аммоналом скорее да больше. Этому всему конца не видать. В деревне такой древней мало таких хозяев, чтобы был свой плуг. А большинство складывались сосед с соседом, и делали то, что им было угодно. А сейчас этого нет, сейчас разумный коллектив.           

      152. Везде и всюду говорят да собираются сделать агрегат  такой, чтобы легко с землей управиться. Как люди верующие и неверующие в Бога создали между собою жизненный в природе конфликт. И этому всему солнышко не помогло им за их созданную мысль. Оно ни того ни другого не защитило. Играл роли в этом военном деле сам Бог. Он был рожден на стороне неверующих людей. Они его видели как человека. Но чтобы как Богу поверили, у них на это все родилось, в ученых психиатров:  это его была ненормальность. Бог следил за тем и за другим.

      Как немцы со своею фашистскою ордою готовились через Рибентропа к нападению. Они ввели эту торговлю между немцами и Советским союзом. Они думали, это так обойдется. Через Берлинские ввести, которые Молотова….

      153. Немцы были уверены в своем техническом деле, их окружал как верующих Бог. Они в этом были уверены. Поэтому они убирали к рукам другие мелкие государства. А Советский союз надеялся на народ, он должен свиное рыло бить на своей земле. Они не хотели такого понимать, кто уже показывал сам себя между всеми. Люди за время от этого поступка, от этой варварской бомбежки эвакуировались. А Бог был русский человек. У него было два сына, которые были на стороне своих людей. Бог старался встретиться с такой большой, развитой немецкой ордой. Но никогда он сам не думал, чтобы наши от этого всего вернулись. Гитлер был вождь этому всему. Он не знал ничего о Боговом мысленном деле у самого Гитлера в голове, чтобы его солдатам на фронте пришлось попасть в окружение. Этого немцы со своей техникой не думали и не гадали.

      154. А когда пригласили в Берлин, он им дал слово к ним поехать не для того, чтобы быть на их стороне. Он ехал в Берлин узнать, куда советскую молодежь  везли эшелонами. Бог не за такую штуку, за которую дрался, и хотел быть в мире завоевателем. Бог не боялся ни тех, ни других. Его идея была одна – Красный крест, международное здоровье. Он ехал в Берлин за победой, чтобы немцы знали, что на стороне русских был сам Бог. Он ехал сам, без ничего. Его хотели немцы одеть в офицерское пальто. Он доехал до Знаменки, и его как такового комендатура передала полицаям на разбор, кто я был таков. Меня рука фашиста с ног до головы проверила. Я был русский человек, но делал то, чего не делали все. Богу дают команду спуститься в Днепропетровск за пропуском. Там было по этой части … гестапо.

      155. Бога немцы от себя не прогнали. Они старались, чтобы он был на их стороне. Когда пришла армия немецкая в Красный Сулин, то улица Ленина, где жил Бог, была опутана бичевой, не пропускали граждан. А я был, говорит Бог, не такой, как все. Своим живым телом подхожу к часовому, он меня встретил и доставил в штаб генерала. А там был наш немец, который за Бога как за человека закаленного рисовал. Немцы были с Богом согласны. Они ему верили, но не спрашивали у него, кто в победе останется. Они мне мой документ на свой шрифт перепечатали и положили свой фашистский герб печать. Богу было легко с ними встречаться. Он вернулся со Знаменки в Днепропетровск. Куда думает деваться? Он заходит в солдатскую столовую, и там выступил  через переводчика. А за свою идею он рассказывал особенно. Бог им рисовал за свою помощь больному. 

      156. А в это время был холод 27 градусов мороза. Людей граждан не видать, кроме только одних военных немцев. Пришлось встречать Богу. Немцы за его рассказ им кричали «гут, гут». Они ошиблись. То пригласили, а то запретили ехать дальше. Бог попал со своим мытарством. Комендатура прислала солдата, и его стали на мотоцикле по городу возить то к одному, то к другому. А гестапо проверяло его через переводчика. Одиннадцать офицеров тут у меня спросили: «А кто будет в победе?» Я им сказал: кто будет хитрее. Они уже были опутаны, их армия окружена под Сталинградом и под Москвой. Уже Гитлер был побежден. Бог был определен в… отделение к начальнику Корниенка. Он у Бога спросил, как к религии относится Бог. Ему Бог сказал. Нет человека такого, как перед ним был этот человек. Корниенко сам не видел  таких людей, чтобы они так ходили.

      157. А в камере был человек, удовлетворялся 25 граммами просяного хлеба. А когда прогулка была, я немцев как Бог всех вовлек на себя. Они в столовой работали, Бог их заставил обратить внимание. Они ему ведро каши наложат, подкармливали, пока по-ихнему. Они говорили «пан гут». А раз им «пан гут», уже было хорошо Богу. А держать, они Бога держат. Когда на волю выйду, об этом знают немцы. У них одна была дорога всем – на луну. И я к этому принадлежу. Я тоже человек, так в этом рожденный, только я был в природе ее любимый друг через нашу с нею любовь. Она между нами была. Мы друг другу, как друзья неумирающие остались живые вместе. Говорит Бог. Нужен буду ей как человек, она меня спасет. Оказывается, этим через меня проиграла немецкая армия. Я был на стороне Советского союза. Я был не за администрацию. Она меня у себя не держала.          

      158. Я был для них не такой, как они делали. У них мысль, правильно они мыслили, но не хотели Бога слушать. Бог им не велел, чтобы они шли на Советский союз войной. Они это пошли войной против Бога. Поэтому они проиграли эту войну через Бога. Он родился в России тогда, когда партия организовывалась в Минске. Немцы подержали 27 суток, а потом ему дали свободу. Он поехал с офицерами до Ростова. А из Ростова вместе с солдатами, которые ехали со второго фронта с Франции. Они у Бога спрашивали: «Берут коммунисты в плен?» Бог сказал: берут. Бог уже дома проводит свою между немцами политику. Он ни тому, ни другому не виноват. А штаб уже по плану  чертежей разбирались, не давали знать Богу. Бог им правильно обрисовал картину, что победит сторона хитрая Сталин. Они это видели и согласились. Не беспокоили своим таким гордым поступком. Они знали, что я был перед ними прав.

      159. Бог этой силой не смог хвалиться. А что надо, то и делал. Когда немцы выезжали, они заехали в квартиру. Хотели, чтобы об этом никто не знал. Только им на их вопрос свиделись. Они были виновны по этой части. Бог видел гитлеровское проигрышное дело. Он их просил, чтобы помириться, сделаться друзьями. Но Гитлер такую штуку зародил, его как такового Потсдамское совещание решением осудит народом. Бог поехал в Москву как свой. Его знали как одного человека Иванова. А его из Казанского вокзала схватил начальник …. Он этому не поверил, что наши люди много в этом для войны сделали. Через этого Бога с большими боями погнали на запад. Немец с боями большими отступал. Чтобы они знали. Надо верить – надо выполнять. По Богову усмотрению, надо не начинать эту войну. Бог не хотел и не хочет, чтобы ее продолжать. Это не Бога идея. Этим простительно, что они верили.

      160. Они не нападали, их взяли. Они правы были. За них свою голову Бог клал, им помогал на запад отступать. До тех пор, до того времени дрались, пока договорились капитулировать германские войска для того, чтобы был мир с победою русских. Бог не это желал между воюющими, он любовь вводил. А его не послушались, стали делать над правителями  суд, убили их. Народам это не дало хорошего. Такая мысль в этом не забудется. Как был в этом деле враг, так он и остался между нами. Фашисты меня как Бога не хотели слушать, боялись о том сказать. Не люди это завоевали, а Бог сам. Он везде и всюду был, в наве, на фронте в больших боях помогал Красной армии. Бог за свое то, чего он сделал в оккупации. Через его армия Гитлера стала отступать. Она для этого дела училась, росла, делалась боевой армией. Что бы делали люди, если бы они для этого дела не вооружались. Немцы сами по роду являются вечные воины, но их самих людей для большой операции мало.

      161. Прежде чем им с кем-либо воевать, они задумали наброситься на тот народ, кто у себя свою политику не забывает, имеет. Раз народ есть, люди рождаются в природе, им нужно место. А на этом месте человек добывает источник, он хранит этого человека тем, что он делает. Он для этого дела учится, делает для помощи машину, электрический ввел ток. Словом, он научился по прошлому, как будет надо с врагом, с другим обществом за землю воевать. Она дает в жизни прибыль. Человек в ней богатеет, он в ней кормится, делается здоровым человеком, кому приходилось за счет своего умения на своем месте индивидуальном, собственном расти. Как это делалось кустарно немцами. У них работал ум пойти со своей силой с такой и отобрать у соседей их руки. И силою их надо под свое умение подчинить. Немцы на эту штуку были способные с Богом сделать это дело. Мы верующие в него. 

      162 – 165?

      166. Не должны спать. Нас сатана по Богову явлению в людях окружает. Их заставил это сделать новый человек, рожденный между нами. Это коммунист. Он теоретически посчитал, проверил на живом факте. Вина его между всеми. Он захотел людей так научить, чтобы без всякой такой войны люди сделались не такие, как оказались немцы. Они Чехословакию для этого приобщили, как своих близких. В это время они торговлю ввели в Советском союзе. Им надо был хлеб, им надо были недра. Они сумели. Управители советского народа это видели, но не доверяли. Они никогда не подумали, что немец пойдет войной на Советский союз. Он между другими странами делал то, что ему надо. Он сколачивал эту армию. Ему на его такую технику надо были люди, он приобщил Австрию, Венгрию, Румынию и Болгарию. Пошел на Польшу. У него по его дулу есть люди. Он с ними договорился, как с капиталистами с Богом вместе, это сделать.

      167. Подавить по-ихнему создавшуюся на востоке сатану. Это неверующих в Бога людей, куда попали со своим намерением под это влияние Гитлера. Он додумался это дело в таких людях сделать. Гитлер со своей техникой на землю не пришел шутить. У него было свое, сделать немецкого человека в этом деле первым. Что немец у себя имел? Пространство, свое учение продолжать. Для всех этих мелких стран коммунист был не товарищ, а по всему делу враг. Он вожак в этом деле. Он говорит. Капитал враг сам себе. А раз враг, то Гитлер поднял в этих людях, в бой ушел убить как таковую между людьми нацию евреев. Они эту идею ввели, это зараза пришла через Карла Маркса и Энгельса, теория взялась от них. А уже так оно получилось, что Ленин стал на этом деле инициатором отобрать у русского царя вожжи, и сделаться народным вожаком коммунистом.

      168.  Кто уже делал по делу Маркса и Энгельса для этого, чтобы удержать эту политику, этот коммунистический строй в их режиме. Ленин учил знать всегда за своего соседа не коммуниста, а капиталиста, что он делает в любое свое время. Гитлер начал свою фашистскую орду учить на уничтожение евреев. Они в людях, по учению Гитлера, виноваты. Их дело в этом – не верить так Богу, как верили немцы. Без него не оставались жить. А чтобы выполнять, у них этого не было. Их дело зародилось одно – нападать, отбирать, присваивать к себе. Так они и сделали. Чем было напасть на Советский союз? Они в этом подготовились вместе с народом и управителями, с капиталистами, чтобы своего врага убить. Это коммунист, он поднимает свою голову против нас всех. Его дело – социализм в одной стране построить. А когда он это сделает, то он нам представит  народные требования: сдаться надо всем капиталистам без всякого боя.  

      169. Гитлер считал себя, в этом, что они сделали в своих людях, никем не побежденные. Гитлер уверял, он кричал на весь мир. Мы, говорили немцы, раздавим Советский союз. Так и получилось через продажных людей в войне. Русская Красная армия была в панике, бежала. Гитлер рос, но он одного Бога не знал, что он этого не велел делать, что сделал Гитлер. Бог был живой оккупированный немцами. Ему давали полное право по их местности прогрессировать. Бог с немцами договорился, пошел с ними вместе, стал делать. Богу было интересно знать за тех людей, которых они брали молодыми и везли к немцам для того, чтобы они там работали. Бог задался цели это сделать. А ему немцы не дали такого права. Он им помешал, немцы в этом проиграли. Но не выиграл в этом никто. Как был между людьми враг, так он и остался. Америка не согласилась с Россией.      

      170. Строй не нравится Америке. Советский союз, он у себя держит коммуниста. А мы люди старого. Капиталисты миллионеры неплохо вооружены для того, чтобы воевать с Россией. У них на это дело есть золото. Есть люди, они учатся, и хотят по своему намерению удержать свой режимный строй. Они воины на чужой спине. У них оружие есть атомное, водородное и другое. Они имеют, и имеет Советский союз. Солнышко опят подняло свои лучи, оно говорит нам всем. А Бог то в России. Американцы давно пошли бы  войной, но они знают, что на стороне в России есть пророк, ходит в одних трусах, не боится по природе ничего. Он говорит нам всем. Кто вам давал такое право держать, томить в тюрьме человека? Вы сами по просьбе своей попали в больницу. Бог такого согласия никому не давал. Он говорит нам всем. Мы же люди природного характера. Не хотим, но ее делу жить.

      171. Сами учимся не жить в природе, как мы живем. А мы с вами научились умирать. Разницы в природе для человека капиталистического и социалистического никакой нет. Они зависимые в природе, бессильные бороться. Их дело одно – воевать, убивать, воровать. Пусть это будет  так, что мы в Бога верим  как в такового. А вот чтобы выполнять, мы этого не делаем. Нам грош цена. Так же и наша сторона. Видим перед собою человека. Знаем хорошо, что он добился через сделанное  дело в природе. Стал не таким, как мы есть люди. За помощь людям оказался Богом перед ними. Но мы не поддаемся признать и сказать свои слова в этом, что это есть Бог.

      Он родился таким, как мы рождались. 35 лет прожил нелегко, но как мы, боролся, убивал, воровал. Старался, как мы, хорошо и тепло жить. А сейчас не стал зависимым быть от природы, а взялся за независимость, которая ему показала дорогу самого Бога.

      172. Он не живет, как мы, чтобы нам было хорошо и тепло. Он живет плохо и холодно в природе. Поэтому ему не дала администрация так работать, как все работают. Его сохраняют люди те, которым он сделался полезен. Он больному помог через своих друзей, через природу. Она им полюбилась. Он сейчас не любит неправду, окружается правдой. Если он в природе не простуживается и не болеет, это уже есть продолжение. Он умирать не будет. Что тогда скажет в этом деле наша история. Ей будет не плюс, а минус. Вот чего люди наши в этом заслужат. Закричат на всю природу об этом человеке. Его имя Порфирий, отец был Корней по имени, а фамилия русская Иванов. Ему эта дорога, по которой катятся под гору все наши люди. Они лезут на рожон, через это все попадают в тюрьму и в больницу.          

      173. Его фамилия звучит по всему шару. Он может в природе быть таким, как его родила природа. Он искусством не огорожен, ибо искусство на месте не стоит, оно неживое. Живой есть человек, он огорожен естеством, его тело любит все четыре стороны в природе. Поэтому он будет жить бессмертно. Его дело правое. Он спрашивает у нас, у таких разбойников, для чего вы жили? Верующий и неверующий человек за землю убивает человека. Кто его знает. Время это, оно есть, а мы к нему готовимся. И то делаем с вами, чем мы одно время живем. Делаем, готовимся, говорим: это будет надо для нас всех. Мы сами работаем, нам за это платят деньги. Мы этим живем. Нас такое дело встречает и провожает. Этого Бог не захотел делать, он стал оставаться без этого всего. Ему природа помогает, присылает обиженного, больного с просьбою, чтобы ему в его беде помочь. Бог в этом деле есть помощник. Он болельщик в этом. 

      174. Он любит больного, встречает его поцелуем. А раз он больного человека любит, у него где-то девается враг. Вот что нам вносит Бог. Любовь, да еще какая. Тюрьмы никакой, больницы тоже не будет. Если этого Бог не сделает в природе, за что его будет надо называть  Богом. Он говорит нам, какое далекое ясное и теплое в лучах солнышко, но всегда надо жизнь его. Оно просит, нас таких умоляет, чтобы мы просили Бога  во всех своих недостатках. Он у нас есть один такой. Всем нам прощает за то, что мы  с вами в природе не знали, что делать. Никто из наших людей не найдется  такой, чтобы чем-либо делу Бога помешать. Он не делает никому такого, чтобы плохое сделать. Бог не делает для людей плохого. Он рассказывает не частичный эпизод. Богова была мысль и сосредоточение прямо в цель в голову Гитлера.  

      175. Открыто делал у немцев Бог. Он в Долотинке между войсками говорил, только не на пользу их дела. Бог прежде всего был запасен документом, с которым немцы были согласны. От это только наши через психиатров, они дали такой для Бога диагноз, они до сих пор об этом человеке говорят. А раз психиатры с этим делом не согласились и не сказали эту истину, люди от них ждут. Бог был на испытании в Ленинградской больнице № 2, где приходилось на коечке встречаться с любым и всяким ученым. Он старался себе доказать, что он много теоретически знает. Он ученый, однобоко живет в природе. Он зависим, как и все люди. Он бессилен бороться. А Бог ему говорит: я не ученый – практик. Не в мешке это все открывал. Я независимый в природе человек.

      176. Физически раскрыл ворота для любого нашего больного нуждающегося человека, кто до сих пор от нас, от ученых, не получил помощи. Бог говорил всем. Вы как наука на месте не сидите, вас прогресс заставляет летать в Арктику экспедицией. Вы достигаете там на льдинах в мешке быть. Это сторона, давно она так в природе жила, живет и будет так жить. Это ваше развитие не нового нашего человека, чтобы он на нашей земле не пришел, чтобы на ней сделать своим физическим телом. Это только делал так, как не делал наш ученый. Он в природе своим телом  ничего не делал, и сейчас он боится природы. А почему не боится природы  Бог? Все практически делает. В бане купались все в теплой воде, и один Бог ушел и пошел бегать по снегу, по холоду. А вслед за ним санитары в погоне для того, чтобы поймать и как больного запереть в палату.     

      177. История моей болезни известная, осталась практическая для врачей. Меня держали по 58, часть10. А я был для этого закаленный, уверенно всем говорил по части всего этого. Мне как человеку не верили, и не хотели мою идею поддерживать, она была истиной. А когда меня …в Казани в чистое поле меня выпустили, дали на руки паспорт на побритое лицо. А во второй раз брился на испытании в 1963 году. Это уже была насмешка, как Бог им на Украине показал. Люди больные стояли в очереди, ждали, чтобы их Бог принял для спасения этой души. И от этого Бог не отказался. Берите, берите, но сажайте таким, как забрали. Бог не нуждался ничем. Его продукт – это есть больные нуждающиеся люди. Им Бог через природу помогал.   

      178. А его, как Бога, блюститель убрал к рукам. Посадили, держат в тюрьме. Как здорового человека хотят осудить. Не верят ему, что он помощник обиженного. А считают его шарлатаном. Он, мол, обманывает людей. Это идея старая: берет деньги за лечение. У природы нет продажи, нет покупки. Деньги давались для того, чтобы содержать Бога. Он их не требовал, люди сами давали. Они видели истину, их заставила мучительная болезнь, она мучила человека. А когда примет Бог человека, от него уходит болезнь вон. По этому всему надо Бога убрать. Он считается больным человеком, по Москве, в институте имени Сербского. А Бога надо признать здоровым человеком, и на суд, как тунеядца.

      179. А кому ты докажешь, когда люди все на него. Он, мол, грабитель, мошенник. В Одессу с Кировограда. Там психиатры признали: не болезнь это, а здорового человека. И на суд везут судить. И приказ, чтобы я молчал. Меня брали в трусиках, а привезли в одежде судить. Я с ними не стал говорить, а сказал: я ученый. Они в Москву через Бутырку в институт имени Сербского. А ученые это дело … перевели: он, мол, больной душевно. В Казани пролежал свое время. Доказывал и писанием, и практически. Брал врача с радикулитом и его делал здоровым. Они говорят: это гипноз. С ними Бог не был согласен. У него друзья – это воздух, это вода, это земля. Неумирающие близкие Бога друзья, они ему в этом всем помогают. А раз природа его наказала, она его спасет.

      180. И так Казань решила по местному жительству конвоем направить в Гуково, в Новоровенецк в закрытую больницу. Где пришлось коллективу врачей, нянечке доказывать. Я оставил  для больных на память телевизор, чтобы история знала. А врачам приходилось говорить: это вот черное. Они говорят: это белое. Когда говоришь им «белое», они говорят «черное». За ними не погонишься. Это есть, она была, наука медицина. Это люди военного характера, они работают на Советскую власть. У них сила приказ. Сказали, больной – значит, больной. Иванов, он ходил в трусиках, закалялся тренировкой. Учился в природе, как будет надо с врагом справиться. Чтобы он не был таким в человеке, надо заслужить. От природы получить естественное в себе тепло, чтобы ты не огораживался искусственным добром.         

      181. Это не твое добро, а чужое добро, совсем природное. А мы с него сделали руками. Ум человеческой жизни в природе исчезает при искусстве. А при естественном порядке ум в жизни человека развивается. А ученые хотят Богу своим умением доказать, Бог стоит на месте. Ему очень крепко холодно. Температура на дворе в природе минус, 30 градусов мороза он терпит. А к нему подходит специалист этого дела. Он у Бога спрашивает: «Холодно тебе?» Сам в шубе. А ему говорит Бог: скинь чужое, а в своем останься. «Я, – говорит он, – умру». И умрет в этом, в чем ходит. Оно его задавит. Если в нем ему так быстро побежать, как бегает по природе Бог, специалист любой …

      182. Я, говорит Иванов, недаром кличку Бога заимел. У меня выхоженное в природе сердце. Оно не огороженное мертвым, а живое, естественное, природное. Для Бога есть воздух, вода и земля. В жизни своей милые неумирающие, вечно живущие друзья. Так и Бог в этом всем заслужит, он умирать не будет. Умирайте вы, этакие люди, вы жить по-своему по зависимому в природе не будете. Вас бессильная сторона хорошая и теплая убьет. Это то, что мы руками в природе сделали. Мы убийцы, мы воры, мы купцы и жизни продавцы. Самые плохие этом деле люди. Не сделали, как это следует, уже продали, деньги получили. Это мы с вами растим, и развиваем свою такую жизнь, стараемся ее удержать. Мы этим хвалимся.

      183. Говорим: вот мы, так мы, все это сделали сами, без всякого Бога. А Бог, этим он не радуется. Если я буду надо людям  нашим, он обратится к Богу. Если это будет надо, Бог никогда не откажет. Он в этом деле болельщик. Ему эта болезнь есть друг. А у нас, в людях, природа есть для любого человека враг. Она наказывает человека за его начатое дело. В деле человек потерял свое здоровье. А чтобы его найти, то надо в этом природа. Она через Бога эти качества передает. Человек начинает по учению Бога учиться. У него возвращается назад свое прежнее здоровье. Бог такой человек есть, сам закаляется для этого дела, и других нуждающихся тоже закаляет.

      184. Я. Говорит Бог. Никому своим не мешаю, людям полезное создаю. А меня надо, мое тело, судить. А наша блюстительская сторона одела, обула, в шапке привезли, совсем побритого, хотели осудить. Бог это все считает: по своему развитию делалось людьми  преступление. А сейчас стало из всего понятно: больница, все врачи испытывали. Они хорошо об этом деле знали, что так, как Бог ходит, любому человеку не по силе. Они так себя не подготавливали, и они этого не хотели делать. Все от Бога уходили. А Иванову для этого дела пришлось пойти на жертву. Я, он говорит, так  не ходил. Что меня заставило? Но не болезнь, а сознание моей мысли. Почему это так получается? Что люди кушают досыта хорошего, жирного и сладкого. А одежду носят фасонную, как форму, теплую. А в доме в таком удобном жили. И, в конце концов, мы такие люди умирали, умирают, и будут умирать.   

      185. Я в это время был между горами, лесами и над рекою. С этого часа, с этой минуты стал себя готовить к этому бою, чтобы достичь этого у себя. Я сначала боялся себя признавать Богом. Я по людскому не живу, чемпионом никогда не делаюсь. Мне золото с серебром не надо. Если я надо буду природе, то она меня сама сохранит за это дело. Кто против этого будет, если Бог за то, чтобы между нами не было тюрьмы. И не будет больницы. Но это есть такое для молодежи учение. Надо будет по Богу жить. Довольно окружаться мертвым. Надо будет жить близко с природой, с ее условиями. Не надо в природе делать то, от чего человеку делается в его жизни плохо. Он в этом процессе заболевает, простуживается. Делается человеком бессильным бороться с природой, и умирает на веки веков. Ему возврата нет.

      186. Бог говорит нам всем таким. Если я умру так, как умерли все, то ничего такого не получится. А если только Бог сохранит сам себя, умирать он не будет, то все люди, которые умерли, они поднимутся, их Бог поднимет.

      Этого в жизни своей не получалось, чтобы человек простой из себя сделался Богом. Он шел по дороге, по одной, вдруг ему оказалось такие две дороги. А по одной приходилось идти. И вот я закрутился, не знаю, какой надо идти, чтобы попасть в цель. И вдруг показался человек издали, я его жду, он подходит. Я перед ним извинился, спрашиваю: скажите мне, пожалуйста, как мне попасть на Синельникову? Он мне говорит: «Вот иди по дороге, которой иду я». Мы с ним разошлись. Я решил глянуть назад. Когда кинулся, а его нет. Кто он был таков? А вы говорите, кто я был таков. Да разве это я одно время людям смог тучу разогнать. Не я был самое главное, а была в этом самое главное природа.

      187. Ленин между буржуазной интеллигенцией был один за построение, в одном государстве построить социализм. Его другие деятели считали сумасшедшим. А сейчас нам надо со своим здоровьем, чтобы его сделать меж всеми одно. Он будет сам делать, чтобы им самим испытывать в природе плохое и холодное. А все люди живут по людскому. Они хотят украшаться и кушать досыта, да в доме жить со всеми удобствами. Как живут все они зависимые в природе. А Бог один независимый в жизни. Независимость – новое, а зависимость – старое, кому надо собираться и уходить со своего места. А независимость, она должна в природе учиться, чтобы научиться по независимому жить. Старое никуда не годное, ему места в природе нет. Оно много сделало для природы такого, которого не надо будет делать. Бог не завидует и не отнимает, а своим живет.    

      188. Солнышко ясное для этого всходило, чтобы на арене оказался человек. По его делу пришел на землю через это сам Бог. Он для этого пришел на землю, чтобы осудить всех. Лучше нам не рождаться на белый свет, и не появляться в природу так, как нас наши родители сами себя заставили, чтобы у них родился сын или дочь для того, чтобы этим человеком хвалиться. И сказать в людях о том, что мы его родили. А раз мы с вами это сделали, то нам другие за это тоже сказали: вот мы отцы с матерями сумели это сделать. Они заставили солнышко, чтобы оно пожило с нами да поговорило с мыслью своей. Оно нам писало, оно нам пишет про нашу такую природу. А у нас сколько есть этих дел, мы их начали делать и недоделали. Через это вот красивая вещь у нас не получилась. Природа не помогла.  

      189. А взяла, помешала рука человека. Как было хорошо, когда человек был здоровый. Ему было во всем нипочем. Он рано вставал, поздно так ложился. А как мыслил он про природу, про ее время. А оно где-то со своими силами, с волею идет по нашей земле. А мы идем к нему, сами подготовились. Уже у нас машина рычит, просится к ходу, чтобы нашу землю надо буравить для того, чтобы она нам зародила опять в этом деле урожай. Мы не первый год это вот делаем. А сколько этих годов впереди, их не начатых лежат. Мы должны их дождаться и с ними вместе в природе повоевать. Наше дело одно – ты нас родила для жизни своей, ты нас с пути убери. Мы не заслужили у тебя. Ежегодно одно дай и дай, да не мало, а много. Мы за стол садимся для того, чтобы наесться досыта хорошей пищи да напиться воды.     

      190. Что с нами получится в жизни такой. Обязательно по холоду ты должен пройтись и воздухом чистым подышать. А что делается в природе, никто из всех не знает. В природе делается человеком один раз хорошо и тепло. Тогда, когда он здоровый, у него силы огорожены искусственным порядком. Он делает сам эту одежду, он сам делает пищу, он и дом сделал для своей жизни. А ему взяла природа,  и прислала такие бессильные дни, с которыми ему пришлось тяжело жить. Он почувствовал у себя знойный холод, он стал теряться. Думать, готовиться не к жизни, а к смерти. Его весь организм не думает то, что он думал раньше. Природа у себя имеет все, но человек уже потерял свое здоровье. У него мозг соображать устал, просится к отдыху. А сердце начинает не работать так, как оно должно работать. Оно износилось, организму не жить.

      191. Что наш человек в этом хорошем и теплом в природе за свое сделанное получил? Его окружает природа вечно лежащего в земле. Это дорога нас ведет всех к холодному и плохому, что нам не хотелось иметь, а у нас оно получилось. Мы, все люди, умирали. Мы, все люди, умираем. И мы, все люди, умрем, если будем таким потоком жить. А Бог на стороне находится, на той, которая ведет человека к жизни, если люди поймут и согласятся с ним делом. Нелегко ему это дается. Но Бог жил, Бог живет, и будет Бог так жить, как ему природа помогает. Это воздух, это вода, это земля, любимые неумирающие, вечно живут друзья человека. С ними надо жить поближе и в любви.

 

1972 года 15 января

Иванов

                

Набор – Ош. 2011.10. С копии оригинала. (1501).    

 

    7201.15   Тематический указатель

Хорошее – плохое   5,11,32,48,191

Синельниково, встреча с Богом  17,18

Бог Учитель   20,2127,32,37,70-75,82, 90,

172-175,183-186

Чудо на море  21

Экономика  34,35

Воздух, вода, земля  35

Враг в людях  54, 92, 180

Война 41г.   153-159

Солнышко  56

Человек без потребностей  56

Природа  57

Тайна  66, 92, 97

Суд Бога  71,72,182,188

Прием  74,75

Чужое  84

Тюрьма  93, 170

Закалка  120

Молодежь  124

История  Учителя: шахта, завод  128,129

                                  суд   118,179.