Иванов П. К.

Ворота  продолжаются

 

1973 года 20 марта

Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

      1. Бык, и до сих пор он зол на это дело. Разве он не человек есть в природе. Он заслужил перед природой, перед ее условиями. Она говорит нам, всем людям. Никогда я не думала про это, что сделал сам у меня человек. Он с первого начального такого дня, в котором сам человек в природе стал искать такое место, и на нем стал получать прибыль для своей жизни. Он как человек в природе есть. Он увидел на дереве растущее первое яблоко, оно перед ним таким висело. А его надо было понять, рукою достать и его сорвать, а потом прямо преподнести ко рту для того, чтобы вкусить зубами. Яблоко на это время свое в природе имело. Оно тоже с ветки к нам таким пришло, и дало свой такой вкус.

      2. Мы, все люди, теперь живущие, такого развития тяжелого характера не видели. Эти качества. Они были, они есть, они и будут. Не про одно это яблоко рассказывает. Он хорошо знает про то место, где  сначала обнаружилось место ягодки. Это тоже ручная была работа. Человек разворачивал листочки и находил там зрелую ягоду, и старался ее проглотить. Это тоже немалое такое между людьми время в природе проходило. Оно за собою человека вела к тому, чтобы чего-либо другое найти в природе. Не было таких сел или деревень, и хуторов, как это получилось. Человек, раз он это место обнаружил,  и стал им так пользоваться. Он свою жизнь в этом развил. Он же жил когда-то в большой нужде. Ему приходилось так быстро пробираться туда.

      3. Их совсем было мало. Но природа от этого всего была холодной, но не сильной. Человек в ней жил, и пробирался туда, куда это следовало. Мы в природе эти ворота начинали с самого начала трогать, отворять, чтобы их опять на этом месте пришлось закрыть. Мы с вами пока в жизни разбирались, как будет продолжаться наша эта небывалая в жизни история нами, такими забияками. Старались мы ее сделать. Как трудно было нам начинать. Мы тогда были в природе невидящие, чтобы чего-либо для себя мы не умели делать. Это хорошо нам стало таким людям, что мы разобрались с яблоком. А оно уже меж нами давно такое энергичное, как мы его обнаружили. И сейчас стали морочить. У нас мысль такая к нам пришла.

      4. А чье это было для нас такое яблоко, и кто его таким предоставил? Мы с вами еще не знали за самих себя, для чего нас таких вот с развитым аппетитом она в эту жизнь представила. Чтобы нам приходилось во что-либо одеться. У нас этого человеку не было, он был гол. Дорога по земле прокладывалась долго, как мы увидели на дереве это яблоко. А потом мы повернулись, посмотрели на этом месте, нас заставило условие. Мы свои глаза направили в сад ягод. Тоже неплохая была штука. Нам приходилось за этим  делом. Мы стали нагибаться, мы стали пробовать. Нам наше тело требовало от нас быстрого глаза, чтобы мы к этому делу не присматривались. Солнышко ежедневно, оно поднималось, чуть с нами не говорило своими словами.  

      5. Это солнышко было уже наше. Мы им всегда нуждались, в нем приятное для наших тел. Лучи у них такие светящиеся, где бы они ни направлялись, нам было видно. Мы уже на своих ногах к своему месту пробирались, и делали свою на земле дорогу. Это такое у нас было начало нашей такой жизни. Мы без всякого такого оружия были. Умели нагибаться, умели выправляться.  Нас заставило делать это условие. Мы ничего не знали, и делать мы не начинали. А кусать, жевать, мы это тронули. У нас как прилавок стоял за мануфактурным делом. Человек эту систему развил, он увидел это яблоко, эту ягоду. Этим людям казалось, у них есть тогда большой достаток. Они на этом всем не останавливались. Им хотелось не такое, а другое какое-либо. А природа, она только начиналась, с чем приходилось в пути считаться. Человек был пока один.   

      6. Даже по природе он этого не делал, любил жить без этого. Он был без мысли совсем. Да и зачем она, эта мысль, ему была нужна. Он же человек, был без этого всего первым. И яблоко ему не требовалось, он не нуждался ничем. А потом он форму в природе сменил. Ему в жизни пожелалось видеть такого человека, как он был, без всякого действия. Раз он пустил по природе свою мысль, она была никем не начата. А человек это захотел увидеть. К нему пришла на помощь женщина. Она его стала учить, стала заставлять. Говорит: мы этому добру хозяева, мы начальные в этом люди. И яблоко наше, и ягода наша, от чего нельзя было отказаться. Люди стали делать в жизни своей то, что не думали. Невиданно зародилось дитя без всякого всего. А раз дитя есть перед нами, будет наш человек. Ему потребовалось в жизни не одно яблоко, не одна ягода. А пришли на помощь этим людям  овцы, животная скотина, чем окружил себя человек.

      7. Стал сам себя заставлять эти стада иметь. Он сделался хозяин животному. Ему как таковому лицу, то есть человеку, потребовалась площадь земли, где эту овцу приходилось растить. И им уже потребовались ворота для того, чтобы пригонять и выгонять. Мы на этом одном не остановились. Нас заставило пространство, площадь это делать. Мы стали землю заставлять, чтобы она нам давала источник. Мы стали ухаживать за землей, мы с нее сделали грядку. Сделали с дерева соху, стали пахать под зиму, эту пахоту класть. Мы готовились к урожаю. Нас это заставляло крепко думать, как бы это зернышко посеять, и это зернышко дало много зерен. Для того это люди сами делали, чтобы у них было в запасе это зерно. Оно кормило, оно поило, оно давало жизнь.  

      8. Это не все человеком в природе делалось. Перед ним стояла большая задача, чтобы еще больше сделать. Надо развивать у себя хлеб. Мы так это и делали. Все нам помогала делать природа. Одежда нами приобреталась из животного, и жилое помещение делали в земле. Огонь нашли, уже легко нам приходилось самих кормить, поить. У нас было все, кустарно делалось, лишь бы жил в этом человек. Такого, как надо, учения не имел. Считал свое по месяцах и днях. А потом в жизни все сделал человек. Свои сказанные слова пересчитал по слогу, а номер цифру ставил, как это надо, по порядку. Учение вводилось из других стран. Людям приходилось окружить себя теорией. Прокуратура, мировые суды, да врачи – люди зависимые от природы.      

      9. Они научились делать свою такую работу. Им довелось не сидеть нам своем месте. Все люди такие есть. Уже такой технике, как она у нас теперь есть, скоро будет нечего на земле делать. Им, таким самовольникам, природа откажет, и перестанет новое рождение давать. У людей после чего-то появлялись радостные в природе дела, им в ней приходилось все в труде тяжелом переживать. Если человек живет в природе не так, как ему хочется жить. Он не хочет болеть, он не хочет простуживаться. У него на это дело есть бессилие. Мы из-за своего желания так живем с вами.         

      10. Люди хвалятся своим  трудом, что им приходилось в природе сделать. Это их такая есть с природой война. Развитие они для жизни это находят, им это их найденное помогает. Они для этого сами себя закладывают, в этом все делают. Они считают: если они фронт какой-либо в стихии в природе затушили, это их победа. Они считают жизнью пожить 50 лет в такой нужде, как мы в природе всегда. Нам надо, мы без всякой пищи не сможем жить. Мы окружены не жизнью, а смертью. Нас природа заставила делать то в жизни. Мы делаем, от чего нам в ней вредно. Мы бессильны в ней бороться. Как чуть что такое, уже болезнь.

      11. Наша болезнь такая, на нас она приходит. Мы с вами не знаем, как это вот получилось. Я сегодня оделся хорошо и тепло, наелся досыта, в доме жил прекрасно. А где взялась эта болезнь, меня она окружила? Я крепко заболел. Знаю хорошо, что это нехорошая штука.

      Ворота природные большие стоят на возвышенном месте не для того, чтобы в жизни человека процветала так эта экономика с политикой. Она всегда в любом месте  и каждый раз терпит банкротство. А вот Полумесяц, Красный крест – это международное всех здоровье. Жить так хорошо и тепло – надо нам такой поступок  потока сменить, не на людскую идею. Надо нам, всем людям, избрать одно имя, и им как таковым базироваться. Он между нами такой зарожден один человек с таким понятием.

      12. Это ворота стоят для прохода через них только Богу. Он нас всех учит одному – бросить нам всем этим заниматься, ибо это все нам несет, всему человечеству, гибель. Мы с вами живем хорошо, стараемся лучше сделать. А человек в природе без всякого как умирал, так он умирает и сейчас. Ему в этом деле Бог не помощник. Этому человеку, кто не хочет бедность, нужду признавать. Он не человек к людям, которых за это хорошее и теплое гонят в бой. Один другого бьют, убивают за это. Но своего жизненного вопроса они так же, как и бедные, и богатые. За их намерение им не приходится долго жить. У них природа своими силами отбирает их силы.     

      13. Они в процессе своим умом делаются вожаками. А сами так же, как и подчиненные, умирают на арене. Это есть между нами неправда. Сам за свои деньги человек продается, он покупается. И вместе с нами свою жизнь продает, покупает и умирает. Это не жизнь твоя человеческая, кто на сегодня живет в природе однобоко. Бог нам всем говорит. Так, как мы живем, мы сможем жить в любое время. Это наше, нами сделанное. А вот другая сторона, она нами никак не занята. Как было холодно и плохо человеку, так оно и есть человеку. Он живет в природе тогда, когда его тело дрожит, здоровое оно. Хочет всеми остальными управлять. А кто же будет делать?   

      14. Мы его начали делать, мы его делаем, но закончить это дело не пришлось – умерли. И как мы жили, или живем сейчас, и будем мы так жить. Мы умирали, умираем, и будем мы умирать из-за этого дела. Мы с вами его так начали делать. А вот чтобы мы его доделали, мы не сумели, у нас сил не хватило. Ленин говорил: «Спеши жить». А Бог говорит: не спеши жить. Мы же так жить, как мы живем, успеем. Надо пожить по-плохому, по холодному. А если будет не так, как говорят другие. Будет плохо – бросим, нет – будем продолжать. Но не надо нам забывать за то. Сегодня я – король, а завтра – ничто. Меня так же, как и всех, понесут в могилу. Мы умираем, нам не цена.

      15. Все люди держатся за свое хорошее и теплое место. А Бог любому человеку любой национальности не возражает свое место отдать, ибо Богово место никому не мешает, а свое полезное создает. У людей спрашивает Бог: для чего вы родили маленького человека? Чтобы жить. Нам природа помогла его родить. Он родился живым, но у нас к этому между людьми недоверие родилось. Мы стали уходить, нас природа за это догоняла, и набрасывалась своими силами. Старалась тело окружить, и ему не дать жизни. Он так сделал для этого, получил по заслугам. Его природа окружила, он в этом умер. А надо этому ребенку по природному жить плохо и холодно, чтобы завоевать силы человека по-новому, по небывалому в природе.        

      16. Мы должны по Бога явлению родить небывало нового независимого человека его, надо в этом Бога просить. Для этого дела Ворота открылись. Нам надо мать и отца общего характера, кто этому делу верит. Это есть истина. Она была, она есть, она и будет, если мы за это возьмемся. Мы так не будем спешить, как нас условие заставляет. Мы боимся оставаться в жизни без этого, что имеем. Вот какие мы есть люди. Без всякого селения, мы без дела жить не сможем. Вот какие дела наши. Особенно в сельском хозяйстве люди живут обиженно, бедно, тяжело работают. А если мы не будем работать, то мы жить. Бык как таковой в жизни он живет, так ему приходится человеку все время помогать. У него на это есть шея надежное место, куда ему люди научились делать ярмо, и ему кладут на эту шею. Он дуется, ему тяжело, но он пуды везет. Считается, это животное будет всегда человеку надо. Он его как свое животное держит.

      17. Он живет в сарае. Ему готовится корм отдельно. Ему имя есть. Мы его называем Мишка или Иван. Словом, по его такой храбрости. Они много поедают соломы, половы. Их жизнь находится. В случае, если он хозяину будет надо в одно время, он за него не забывает его хранить. Особенно он такой добрый бык, возит за собою телегу, да не порожнюю, а с каким-либо большим грузом. Бык подсобное животное и экономное,  его любой человек держит. Бык тоже на чужом месте находится. Он говорит: его хозяин захотел это место, и теперь им таким распоряжается. Своим именем назвал это. Он говорит: мое собственническое такое место, где я построил дом.   

      18. А раз это есть мой дом, ему надо великая природа. Особенно земля, которая служит одно время источником. Она дает человеку плоды. Он ее захватывает прежде времени. Он ее как землю своим быком пашет. Он считает, это все есть жизнь его. А жизнь делается человеком на его месте. Мы с вами этого хотели, чтобы наш бык  был в природе таким быком, как он есть. Мы его такого сызмалу приняли на пути, и старались его как такового поставить на его ноги. Он между нами старался по бычиному себе промолчать. Он у нас один такой есть. Мы стали с ним играться. Скоро ему нашли по возрасту пару. От нас таких людей потребовалось этой паре ярмо сделать. А к ярму прицепили такие войца.

      19. Наша пара уже за собою тащит. Она сможет тянуть четыре колеса. Словом, подвода едет, а на ней лежит груз. Мы едем в поле работать, а за собою эту парочку. А они с нами как людьми стараются идти нога в ногу. Они нас слушались. Мы им свои слова говорили: цабе, цоб. И так это дело проходило весь день напролет. Они нас слушали, мы ими управляли как домашним таким животным. Как они у нас были. Без всякого труда они не оставались. У них своя была такая сила, которую не описать. Им сначала на их шеи одели ярмо, что и заставило их пару спарывать. Я, говорит нам, людям всем. Если бы не ярмо, да не наше такое. Надевали, и в нем пробовали ходить. А после этого старались их уже запрягать в тяжелую поклажу, этому быку надо его поднять на своей шее. Вот что бык между людьми сделал. Я, говорит человек, этого быка вырастил, чтобы с ним весь день напролет выезжал.

      20. Это была моя забота, мой труд. Об этом мыслил всю неделю каждый день. Всю зиму продумал, да готовил. Этого быка поднимал и говорил ему: «Ты мой есть такой кормилец в моем дворе». Сам умеет с собою в природе такого, что нам даст природа на земле. Мы дождались от урожая такой зрелости. Мы к этому дню уже приготовились, настроили ручное дело. Косу с рукояткой и грабками. Надеемся на свои руки. А руки наши надо не для урожая одного. Человек мастером делался через свое такое дело. Бык не одну землю пашет. Это бывает, он делает с хозяином эту работу. Она его заставляет  эту землю класть под снег, чтобы от этого снега набираться влаги. А весною опять бык будет надо. Он волочит бороною землю. Ему это будет надо с природою согласиться эту вот грядку сделать. Бык не причем, а тут сам к этому делу человек. Он на ногах топает, старается сделать это дело. А когда он это сделает в природе.

      21. Она труд человека любит. И старается вслух сказать. Это, мол, я делал и делаю эту вещь, которая нам надо. Как и делалось в этом деле. Сам бык ярмо не делал, и все время приходится носить. А в деревне, да еще в такой местности, в которой люди себя показали не такими, как надо. А вот когда прямо смотрит человек. Ему это кажется, какая-то есть в этом красота. Мы с многими говорили об этом. Вода быстро она под крутую низину, можно посчитать это каким-то водопадом. И тут как раз наш этой местности черный грач, он сюда прилетел по теплому времени. А как же нашей будет такой между нами галке. Она без грачей не сможет остаться и одной быть. У галки стремление вместе с ними быстро лететь. Я так успела подняться и направиться на то удобное место. Мы там питаемся только одним посевом. Я, говорит. Летела сама ворона от самого села. Мы ее увидели, и тут же себе сказали. Значит, она такое делает, у нее это есть такое. Часто бывает сор на каком-либо дворе. А у них лежат, какие-то есть отбросы еды.

      22. Мы не сможем сравняться с этим молодцем. А он между нами такая кровожадная птица коршун. А вот будет лучше находиться в самой воде. А вода любая может находиться в любой посуде. Она держит ее до тех пор, до того времени, пока ее на что-либо не расходуют. А вот родился у соседа мальчик, ему имя дали Бык. А тут же рядом нашлась девочка, ее звали Лена. А вот близкое село, оно тут рядом находится. С ним считаются люди, люди завидуют их жизни. Как нам хочется поспать глубоко и сладко. Кошка наша скромница – по чашкам. Мы этого быка, этого животного на налыгаче, как на поводке. Человек сидит на бережке над протекающей водой. Он в нее так внимательно глазками смотрит, как на какой-то предмет. Это плавающий поплавок, он человека заставляет на него обращать внимание, как болельщика в этом. Он же рыбак, ловит рыбу большую и малую. А она от человека находится в воде. Она червяка станет кушать, а там удочка, она его проглотит, а обратно не возвращается. Сама рыба на нитке.

      23. Эта нитка, она приспособлена не одну рыбку из воды вытаскивать. По нашему белому свету протянулось рек много. И маленькие, и большие реки. Возле них поселились люди со своими дворами. Люди за свою жизнь создали улицы, переулки. У них название село, оно вечное имя имеет. И хочет сказать нам, всем людям, кто здесь  вот расположился пользоваться своим добром. Он имеет в своем хозяйстве красного цвета быка. Он тоже человеком крестьянином, так его приучил. Как чуть что такое в своей жизни, уже на налыгаче парою вместе  стоят. Обоим быкам надели на шею ярмо. Что-то хозяин хочет сделать, это азартный хлебороб. В свои такие дни человек смотрит на погоду, а какая она у нас есть?         

      24. С утра, самого раннего дня поднималось солнышко своим огнем. Оно вещало, а какой может быть с людьми такой небывалый день. К прилавку как приказчик заходит. А на нем лежит, что надо в жизни людям. Их хозяин заимел, чтобы продать кому-либо на рубашку, на всякого рода, что нужно будет человеку. Он ищет для этого дела, чем одеться и чем наесться. А земля грунт имеет, она заставляет человека думать, что тут надо для этого года посеять. На этой вот земле грунтовой выбирает человек, думает, чтобы не прогадать и не ошибиться. Человек в этом деле мастер. Он свой дом для этого поставил. А к нему огородил свой двор причитающийся. Он так и любитель  рыбок со своей снастью, с удочкой, с местом.

      25. Я, говорит человек, к этому делу собрался, надел веревку быку, другому тоже надел. И им ярмо приготовили, к нему прицепили плуг. А за плугом ходит вслед и командует по борозде по условиям. Хочется, чтобы все было хорошо. Наутро сходило солнце. Люди на него смотрели, да в природе собирались что-то делать. Быки стояли в ярме, ждали от человека одного, чтобы ими тронуть. А быки были в этом деле сильные возить эту телегу. Она не порожняя, а был положен груз. Быкам на это дело приходилось трудиться. А человека дело одно – дождаться этого времени. К нему приготовиться, как бы сделать эту работу. А она была над всеми людьми этого села. К ним пришло тепло, оно свои теплые струи продвинуло меж нами. А зимнее время как тут не было. После этого беглого снега земля где-то взяла зеленую травку, она закрыла покров. А цветочки тут как тут, где-то брались. Нам, всем людям, интересно по такому ковру да по такому аромату.

      26. Где не одна прилетела пчелка. Она не зря садилась на цветочки, и старалась оттуда брать, что будет надо. Она так пусто не работает. Бык и тут порожнее ярмо не носит на шее. А земля воспринимает. То леса дремучие стоят, то реки быстро идут, а скалы огромные проложены. А по них какие птицы гнезда вили, они там плодились разными видами. Все они в высоту поднимались и говорили по-своему. Бык на землю, он нагнулся, это его была правда. А по земле такой не удержалась вода. Мы приехали втроем. След большой мы сделали. Это была наша дорога, по которой мы ехали. Здесь вот на этой равнине хутор наш стоял. Рыбаки все нашего села давно собрались рыбу ловить. Озеро небольшое, но зато дюже глубокое.

      27. В нем купаться не хотелось через холодную воду. Мы все садились за стол, нам налили борща. Солнце рано всходило, мы ожидали. Близко сам сосед, он заговорил, было какое-то чудо. Воды много наливали, это просто так. Наш с вами бугор стоял, их таких совсем мало. Колесо крутилось давно вслед, оно делало след, и на это бык смотрел. Мимо утро проходило. Все мы разные крестьяне, а у нас был такой порядок. Шапку скинул с головы, низко в пояс поклонился. Значит, жизнь такая  между нами, мужиками. Село было такое большое, но порядку не было. Жили в нем мы поодиночке, а хвалились чуть не все. Старики шли, они по дороге свой след оставляли. Мы, все юноши такие, бежали, чуть мы их не догоняли.

      28. Все подряд мы учились, знали, что делать. И природа, она такая, ей бы нам не подсказать. Уродило этот год много нам добра. Как хотелось нам работать по вот этим дням. Сегодня был понедельник, завтра ждали вторник. Это наша была неделя, она проходила скоро. На носу был праздник, был такой в жизни отдых. Все ребята молодые, а сколько есть всех девчат. Мы не видели, как росли. Само время подсказало. Чуть он таков, а проститься не сумел. Сбоку жить приходилось. Если бы здесь был крокодил, мы от этого разбогатели. Но беда одна лежала на этом вот базаре. Все прилавки мы проходили, но без денег не давали. Сколько на земле дорог лежало, а наша дорога одна. Мы всем селом пахали землю, сами ждали время. Вот проявилось одно – мы ожидали другое.

      29. У соседа во дворе колодец вырыт давно. А мы, этакие крестьяне, много нас таких. Всю зиму мы пролежали, а землю под подушкою держали. Все готовились на позже, но оно и к нам пришло скоро. Где взялось на это дело, ведь тепло настало. Сюртуки и всякое такое мы скинули сами. Сад большой мы посадили, это было рано. А какие были деревья, мы про них не забыли. Сливы, груши, все подряд нам это не пересчитать. Ехал я подводой один. А сколько встречались со мной, в деревне попадались. А людей было много. Вот вам дело такое мы не забыли сделать. Камень в горе ломали, а во двор свой привозили. Наш охотник, он такой, лишь бы только он заметил. Вся деревня наповал выезжало в поле на работу. Один был налицо, торговал вином. Мы свою свадьбу проводим, чуть с вами не сомлели.

      30. Словом, дедушка Иван, он давно уже умер. Его не стало с сынами, вслед пошли внуки. Жизнь такая у быка, это так просто. Село большое на пути, а мы в нем жили. Коваль кузню открывает, молотком бьет по кувалде. А сосед у соседа просит без отдачи мешок зерна. Мы сегодня поднялись рано, так запели мы песни. Всех быков запрягли в ярма, едем в поле работать. А земля такая ждала нашего дела  у себя. Мы должны сделать с тебя грядку, чтобы вбросить во влагу зерно. Ну, запели петухи свои песни, а курочки закудахтали. Наша собака злая, ее надо опасаться. Всю неделю мы проработали, а праздник отдыхаем.

      31. Столб стоял телеграфный, а лягушка в воде кричала. Месяц рано поднимался, это вечерняя пора. Тучи с юга настигали, а ветерок подувал. Наша пора будет такая, ей надо поклониться. А на ярмарку люди съехались все с большими карманами. Это вот лежала земелька, она хозяина знала. Купил на базаре я топор. А топорище купил позже. Гнездо ласточки висело под нашими окнами. А в субботу день последний недели, нам пришлось прожить. Значит, люди все зажили. Не так это просто. Человек встретил человека, ему «здравствуй» не сказал. А лошадка моя такая, за ней уход такой. Волны бурей развивались, это было ночью. Мы вспахали  эту десятину, а зимой положили под снег. Что только мы так делали, но чтобы сделать не пришлось. Сорока белобокая перелетела свои насиженные кусты.

      32. А собаки злые хозяина, им пришлось гнаться за зайцем. Волк увидел такую штуку. Скрылся за бугор. Вот ворона, она такая много знает своих мест. Еще рано, здесь проходит маленькая коза, она все подряд кушает, а капусту тем более. По дороге железной шли длинные поезда. Водитель видит сигнал вдали, он перед ним предостерегает. А казачка жена молодая не хочет любить казака. Я, говорит сам бригадир, себе людей выбираю. А церковь раньше стояла не середине села. Чуть поспела наша пшеница, ее надо нам скосить. А вчера в эту пору нам пришлось кончать. Эта роза расцветала самым лучшим цветом. Грач впереди летел, вслед за ним – стая. Лучше в речке скупаться, чем остаться при жаре. Лист зеленый оказался, это было летом. Знать, хотелось научиться, но беда была большая. Сто рублей потерял с кармана, а найти их не пришлось. В машине частей много, их надо знать. Кобылица вороная, она есть рысачка.     

      33. А в столовой на столах ложки разложили, чаю стакан заказали, а сахара тоже. Мир делился пополам, это было плохо. Кукурузу мы посадим, урожай возьмем большой. Наши люди ведь такими мастерами сделались. А хоккеисты добрые молодцы, они шайбу забивали. Хирурги, наука наша нам не делала добро, режут тело все подряд, отвечать не приходилось. Сколько мест мы проходили, но такого не было, чтобы не ошибся. Была наша вечная Москва. Край небесного светила, мы его просто увидели. Ехал поездом человек, у него были чемоданы. Нам в стаде голов много, значит, есть все наше. Это русская была земля, она холодная была. Наш такой есть в жизни доктор, наша слава такая. Хочешь, не хочешь, а быть таким. Дождик быстро находил, и тут же он кончался. Механизатор бравый парень, он сегодня молодец, а завтра будет не жилец. Ему будет хуже от всех. Они в кости резались славно, били крепко. В карты можно будет играть только с деньгами. Григорий спросил у Ивана: «Как тебя звать?» Телеграмму получили мы, скоро будут гости.   

      34. Банк деньги заимел, это лучше от всего. Кролик – маленькое животное, мало он кушает. А вот хлеба земля даст много урожая. Заседание к заседанию собирались. Убийца одного человека, он есть преступник. Юрист, он правильное лицо, а убийца не человек есть. Стихи Борис читает, мы их так слушаем. Мороз наш спадает. Крепко знаем и делаем. Она мой друг есть, она есть спутница. Тряпкой чисто я вытирал до самой чистоты. Радио слушали мы, оно нам так говорит. А нацмены все люди есть своей народности. Докладчик наш парень, он нам пишет правду. Ребята на сцене, они танец танцевали. Певец пел свои песни, он про них знал, фильм детский есть. Значит, наше начало. Камень в скале мы ломали, значит, будет  надо. А вот храм люди строили для самих себя. И цыганские шатры рядом на выгоне стояли. Это наши люди такое, ее нам не сделать. Христос по земле, он так ходил, была ему слава.

      35. Верили ему крепко, но выполнять никак не хотели.

      Все люди сегодня в степь выезжали – значит было надо. На дворе стояла весна. Гуси дикие летели над нашим селом. А людям на это дело приходилось посмотреть. Всех вела дорога прямо через  эту вот реку. Мы там мост соорудили, лишь бы ехать нам пришлось. Ветряк крепко раскрутился – значит ему так надо. Через нашу эту землю железная дорога проходила. Люди вышли на эту арену, им хотелось видеть. Крючком на веревке ввязывался целый воз снопов. Мы сегодня покосили и сложили их в копны. Значит, сходка будет надо, самого старосту выбирали. Значит, добрый человек он был тогда, а теперь его изучили, худший стал через вино. Мы собрались в гурт почти всем селом.   

      36. Это было воскресение, общий наш праздник. Дети бегали по улице, а мы на них смотрели. Значит, было нам надо, таким крестьянам. Мы посеяли конопли, с них сделали прядево. Ну и работа какая, ее не дай бог такой. Сами мы рубашку сшили с полотна. С холстины нитка прялась и сучилась, нам казалось, мало. Утром рано начинали, а вот вечером  бросали. Бедность была у нас такая. Значит, освещения не покупали. Мы купили керосин, зажгли мы лампы. А сейчас делайте, сколько хотите. У нас такая работа есть. Мы сидели, пряли прядево. Камень с воды выбирали, клали стену, нам за это не давали ничего. Весь год мы пробились, колотились в степи. Надо будет хлеб, и надо будет одежда, мы ее делаем сами. Она у нас постепенно росла. Мы запас имели. Рыли яму глубокую, ставили амбар. 

      37. Вот какие дела проходят в нашем этом поле. Учится в школе ребенок, ему пошел седьмой годок. А тут на этой улице все дома одной крышей. Значит, люди обогатились, у них есть все. Без лошадки оставались, а быка они ввели. Трактор землю пашет в хорошую погоду. Птиц много прилетело, это уже весна. Черный скворец запевал на своем сучку. Сколько в стадо собирались наши все коровы, их пастух приучал, чтобы знали они его. Вот подвода проскочила, даже шороху не дала. Учитель хитрое лицо, знает, как со школьником поступить. В утки ноги красные от холодной воды. Мыши дырку прогрызли. Значит, уже свобода. Хозяин капусту посадил, а каков же будет у него урожай.

      38. Цену скажет нам рынок, его сделают люди. Весь день напролет пастух гоняется за скотиной. А пьяница, он наш прогульщик, его люди невзлюбили. На вот этом месте мы посеяли зерно, но какая уродила пшеница. Мы не видели и не слышали, а пришло время, показалось. Это мы сами похвалились, и сказали свои слова, значит, нас природа пожалела, где взялся дождик. Мы приехали на базар, всю продукцию забрали. Значит, такое счастье мы с вами получили. Сели аэропланом в Арктике на большой льдине. Мы увидели там белого медведя, и тут же убили. Где на завтра  взялась через это буря. Мужик полярник ехал на собаках. А природа менялась. То с юга она станет, то с севера пойдет. Мы такие вот ребята геологи все друзья. Свою мы технику расставили, бурим мы землю.

      39. Нас история научила, показала нам белый свет. Мы открыли источник этот, стали нефть качать. А там люди есть такие, умело все встречают. И заводы любые они настроили. Они с чего хотят, они делают любую в жизни цацку. Уголь надо стране нашей. А руда темная была. Жена моя лежала, она болезнью страдала. Хуже нет на белом свете, если чем заболеешь. Ты родился в жизни каким, а в процессе получилась для тебя дорога одна, а другая тут же. Мы, все люди, были в природе, но боялись крепко. Значит, она такая вещь, она будет наш враг. А врага мы не знаем, что это за вещь. Одна вода протекала по вот этому следу. Она себя укрупняла, чему можно позавидовать. При составе подряд мы по этому пути пошли. А наше дело было такое, чуть нам не сказала.   

      40. Лошадь фыркнула крепко. Значит, ей от этого хорошо. Море волною бушевало, а тихо лес стоял. Люди друг дружку перегоняли. Там казалось ясно. Дождь с неба начинался, он мочил землю. Бросать нюхать табак надо нам приучаться. Есть нацмены, они курить бросали. Слова ласковые знать было. Дрова рубали в лесу, надо класть штабеля. Сорока была белобока, она по своим местам летала. А кукушка начинает куковать по своему делу. Поле чистое лежало, нам таким жизнь поднесло. Вот в кармане деньги пролежали, видно, не понадобились. А мужик – это есть Иванушка. Оно просто так. Эта звездочка сияла. Больше нам наряд не надо. Мальчик маленький. Маленькая ручка, она пишет слова, фраза получается за какого-то героя. Про быка рогатого, про большого быка. Он такой чуткий, небывалый, есть красного цвета. Он хорошо знает жизнь свою, как бык живого такого знания.

   41. А знание имеют люди все. Они от этого все зависимые, чтобы сказать за них: они сильные? Их как таковых не стало. Они вечно такие в природе бессильные есть, как не люди. У них было здоровье. Такое есть, как оно было всегда. Они жили. Они так живут, одно время им красовались. А природа их тянула, заставляла она их, они тяжело работали, изнашивали себя. А раз они теряли здоровье. Рыба быстрая такая. Много знаешь мест. А для сорняков такое место, его надо заполнять. Вокруг неба  эта земля ходила, много делалось везде. И моря были такие, просто океаны. Люди бились за землю сами не так просто вручную. Сам заплакал через что? Ему стало плохо. Машина бежала по профилю, ей завидовал человек. Мука мололась на весь цех. А сторож сам бежал. И догнала собака свинью, стала зад кусать.

      42. А в шахту мы, шахтеры, ехали, нас вез автобус. Среди  нас с вами были патриоты. Сколько слов про это говорилось, но до цели мы не дошли. Скажи, ты папа мой родной, когда мы поедем на курорт? Там на море есть пляж, да какое жарит солнце, оно наше всех такое. Не обходится без дождя. Я хожу не так, как люди, сами себя обвели. Куры наши по двору ходят, а петух над ними стоит. Механизаторы завоевали, им спасибо сказали. Мы вспахали всю эту землю, положили ее под снег. А нам за это взяли, отблагодарили все, кто за что взялся крепко. Во весь голос они кричат. Это мы такие есть люди. Делаем то, что надо. И попили мы воды чистой, нам не хочется смотреть. Пишет Машенька письмо. Расскажи ты ей правду. Чтобы она нам привезла из Москвы порошки, чтобы я как больная не плакала, а спала. Вот проходит такое дело между мною и между ними. У них бричка запряжена лошадьми. А моя лошадка – в драги.

      43. Если в ложку, поскорей. Наше дело такое. Приехал на базар старый цыган. А цыганки были рады этому приезду.за людьми, строят свое имение. А там людям на арене слушать надо будет. Смерть ударила по человеку смело, мы его закопали в землю смело. Наш двор огорожен очень крепко, не проскочит никакая собака. А погреб вырыт глубоко, там лежат самые сливки, можно допивать, самая лучшая продукция. Собака на привязи была, ей надо гавкать. А все люди по приходу. Им надо думать, чтобы им всем жилось неплохо. Знаем мы, работаем много, а зато мы кушаем хорошо. После этого всего курящий закурил табака, пьющий пьет вино, не думаем ничего. Доярка много дает молока, это будет ловко. Сад фруктового значения, яблоки, вишни уродили, и на землю они падают, мы их собираем. Горе у него дело делать. Мы с вами недоделали. С нами встретилась стихия, да еще она какая.  

      44. Смерть окружила, не дала нам жить. Мать с сыном повстречалась как раз на середине дня. А вот бык наш. Я будила тебя крепко, а ты спишь еще крепче. Я зубами вкусила за ноги, но чтобы больно тебе было. Знаешь друга по детству твоему, гнаться не придется. Это озеро большое. А волна больше еще, ты стараешься от души. Даша от души телеграмму прислала, она хочет хорошего. Наша ссора очень злая, нужно ее нам понять. А стадо, овец много, нам нужно посчитать. Гром ударил по дому, крыша загорелась. А молнии дело поднимать ее. Бык этого дела, он стоит на воротах сам у себя, так охотно спрашивает о человеке. Скажи ты мне как таковому быку, как другу по жизни, что нам в этом оставил Ленин? Человек быку рисует всю картину. Он никакой помощник в жизни, он не инженер. Он в природе между людьми мститель. 

      45. Он самодержавие убрал силою людей. А через народ такой ввел новое. Это на земле коллективный труд, человека здоровье. А как была между людьми зависимость, так она меж ними и осталась. Мы без этого всего, что нам дает независимость. Она не физическая, а техническая сторона. Ее раньше люди теоретически вводили, и сейчас ввел людям хорошее и теплое. Эта система у капиталистов проходит, она введена нами в свою жизнь. Она нами такими раньше и сейчас делалась, и будет делаться так. Зависимость ничто такое в жизни есть, ее имеет любой наш человек. Он был до этого, он и остался, только мы с вами прогнали старую собственническую интеллигенцию, а свою советскую ввели. Закон режима такой, даже лучше, остался. Физическому труду ничего не сделали. Как он был тяжелого характера, так он между нами такими остался.

      46. Мы же зависимые все люди в природе. С нею воюем, не жалеем сами себя, а идем на рожон. Холодно – мы одеваемся, боимся природы. Жарко – раздеваемся. Мы природы боимся, в ней есть враг изнутри  и извне. Как чуть что такое, уже человек заболел. Говорят, уже умер. А мы этому делу не помощники. А только что у него сердце приостановилось, мозг не стал мыслить, он лежит мертвый. Мы знаем, что ему делать. Могилу роем, гроб сделали, соболезновали, закопали в землю. Лежи себе спокойно. Жди, когда на это родится эволюционный наш человек. Он будет меж нами независимый человек, Победитель природы, Учитель народа и Бог земли. Только ему придется об этом думать. Он нас за наше хорошее и теплое осудит. Сам на себя возьмет в жизни плохое, холодное, есть страх для людей. А как же мне такому Богу вы навязали это дело. Теперь я между вами один живу. И хочу, чтобы вы такие люди попробовали.

      47. Я, он говорит в наших людях, не бык, которому когда-то требовалось ярмо. Он его носил не один, а пара нас, волов. Мы запрягались человеком, он нами командовал. Ему надо будет мешок зерна отвезти на мельницу. А она находится не в нашем селе, надо туда ехать один час. Мы туда как люди сговорились поехать для того, чтобы смолоть муки на хлеб. Это наша такая крестьянская жизнь. Мы без всякой мысли не живем. Хоть в какую-либо дорогу мы собираемся, туда не один, едут туда много. Я на своих быках, иду, шагаю возле них. Мне их как животных жаль, это мое в жизни все. Иду я, думаю сам о себе, какой я хитрый или молодец между всеми такими людьми. Я еду на волах из-за себя, люди меня послали, им кушать надо.   

      48. А мука получается на вальцах с зерна. Мы его в природе добываем вместе с этими волами. Я как человек за ними гляжу. Сам сплю в мягких подушках  на постели, а бык мой – на земле. Ему подброшу соломы, бывает полова, водою  пою, сам это все делаю. А мешок, я его создал, насыпал, завязал, и на воз его положил. А теперь ты как животное наше людское вези. Я иду, сам думаю про это вот дело. Для чего человек в этом живет? Это есть крестьянин собственник. У меня земля своя, я на ней мутил весь год напролет. Живу сам в своем доме. Где я его такой дом взял? Мне он достался от моего отца. Он жил и его построил. А потом заболел, поболел и умер, его мы похоронили. Все близкие так все сказали. Этому человеку трудящему жить бы, жить, но природа не дала.

      49. И так это все не выходит с головы у меня. Я иду возле этих волов, шагаю, их жалею, не сажусь, чтобы они меня везли. А я от места и до места пешком на ногах физически делаю, и со мною шагает бык. Он этого не думает, его дело: цоб, цебе. Это наша для них привычка. Мы об этом знаем давно, и ее делаем сами. Поехали мы все вместе, каждый себе кто чего взял, молчат. А село у нас большое, очень много таких домов, все они этим приспособленные. У каждого хозяина крутится колесо, и есть ярмо, не одно, а два. А то есть три пары волов, самый богатый в этом человек, он думает больше от всех. А в труде копается, ему надо копаться. Взялся за гуж – говори, не тяжело. Кто от этого дела откажется. Если наука на месте не стоит. Она двигалась, движется, и будет она двигаться. Все наделала теория.

      50. Они на Володе долго с ним вместе ходили. То, что все люди думали, он не думал и не делал. Его идея была одна – ввести в жизнь советскую власть. Царя убрать, а народу дать право жизни. Пусть люди живут, они по-своему трудятся. То он трудился индивидуально на ярму, на быку. А сейчас у нас введенная есть машина, она нами оседлана. Мы ее сделали. Мы ее изучили, и заставили ее пахать землю, и делать из нее грядку. У нас теперь нет такого плуга, как он у нас сохою был. Мы поделались в природе механизаторы, дельцы полей. Берем урожай такой, как хотим. Но все это нам делает машина. Нам ее сделали рабочие руки, ученые сконструировали. Мы теперь не ждем от природы милостыни. А то мы делаем, что надо. Нам гектар несет свой урожай. Мы на нем получаем то, что намечаем. У нас такое хозяйство развито на этой земле. Мы добываем уходом скот.

      51. Мясо даем, разводим птицу, яйцо даем. У нас есть молоко и масло растительное. Вот мы, так мы, вместе с рабочими делаем все. Лишь бы только захотели, все равно сделаем. У нас мелиорация проходит успешно, орошение полей. Словом, у нас в Советском Союзе люди живут все в достатке. Мы сами это делаем, и сами употребляем. Все у нас есть. Самое главное – труд, он нам дает все, и отбирает все. А вот здоровье, какое оно было, такое и есть. В природе человек зависимый в жизни своей, уже бессильный бороться. Технический человек бессилен со всем своим здоровьем. Физически мы ничего не сделали. Это нам дала революция. Она нам ввела то, что мы имеем. Вслед за этим должна прийти в люди эволюция. Она будет, она уже есть. Дело за учеными, они бутят, они не хотят жизни. А самому не лезть на рожон. Само время придет.

      52. Люди давно этого дела ждут. Их эта жизнь, которая проходит между ними, она не удовлетворила. Значит, нам надо искать в природе новое. Зависимость это не дала нашей жизни, надо нам всем независимость. А мы ее крепко боимся, у нас доверия нет к ней. Холод и плохое, они нам не дают хорошее. А хорошее и теплое нас ведет к гибели. Вот мы и ничего в жизни не сделали и не делаем. Быка убили, а машину поставили. Говорим, нам в этом деле живется очень хорошо. Все до одного человека умерли, и все умрут. А эволюция нам несет не то, что между людьми было. Она нам несет жизнь вечно не умирающую. Вот это будет небывалое на вас. Смерть уйдет от нас, а введется жизнь. Мы не будем ждать завтрашнего дня, и не будем готовиться, как мы со своим делом делали с такой мыслью, которая заставляет делать.

      53. Мы еще не забыли о том, что делали. А в природе их не пересчитать. Наши люди  их делали, делают, и будут их делать все время. У нас богатая природа. Если захочет обогатить человека, она сделает. У нее есть все, лишь бы человек захотел, он в ней добьется. Человек не тот, который был. А независимый человек в природе. На его права никто не посмеет напасть. Если только  нападут на него, как нападает бык. Он людям надоел запрягать и выпрягать. Так и машина нами заставляется. Она нас везет, и она может делать аварию. Все это делается нами, людьми. Мы быка держим как свою живую силу. Мы можем нею поехать туда, где не были. Наши колеса закрутятся, их будет крутить бык, потому наш воз движется с одного места в другое. Так делалось, делается, и будет делаться меж людьми.    

      54. А вот люди этого не хотят. Они видят. У них на это нет заинтересованности. Боятся оставаться без этого. А когда они боятся в природе без ничего жить, они не воины, им приходится от этого отступать. А раз они от жизни отступают, они стоят на одном месте. Это революция делалась, делается, и она будет на людях делаться. Один тот же самый человек, он не имеет права занимать то же самое место. А у нас это происходит. А в эволюционного человека самовольного захвата не имеется. Он должен быть ниже от всех и полезный для всех. Природа его окружила, она ему дала силу. Что вы такие люди должны  сделать. Если он нашим не интересуется, и не хочет, чтобы вашим пользовались. У него это все природное явление. Начинай. Ничего не признаю своим. Стою на месте. А место не мое. Я уступаю, даю другому. Вот это и есть эволюционное действие. А у нас лишь бы захватить это место. Это дело революции.                     

      55. Она нами завоевывается, и держится за него. Место мое, я распоряжаюсь. А люди те же. Должны мы распоряжаться своим здоровьем. Вот чего мы делаем. Умного сажаем за стол, а дурака выбрасываем. Наша такая вот задача: учись и учись, и опознавай природу. Как завоевывалась та местность, за которую писал человек, этого дела художник. Он должен на его такую руку. Будут смотреть такие наши люди, которые скажут. Было такое когда-то время. Люди за эту жизнь сражались. Он как раз на это вот дело выступал из-за наших Гайдамак и Петлюровцев. Они эту форму у своих людей показывали. Каждый родившийся человек, он старался у себя оружие заиметь. Гайдамака офицер старой капиталистической формы. Они воевали за панскую землю. Их поддерживали сами немцы. А Петлюра был на Украине за самостийную Украину.

      56. Они дрались с немцами, и они не были согласны с большевиками. У них был строй свой. Петлюра украинец, каких было право. Один другому не давали покою зародить свой родной украинский язык. А большевики, они убили человека любого своим словом. Не надо воевать такой войной, как капиталисты хотели самовольный захват. Им, как буржуям, требовалась площадь. У них на это работали заводы, фабрики не стояли, фронт требовал людей. А людей следовало кормить, одевать и оружием снабжать. А потом надо солдату сказать, за что ты здесь в этих условиях воюешь. Ты же человек живой, тебе надо жизнь. А ты победишь своего врага, вернешься домой к отцу, матери, братьям и сестрам. Надо будет идти в шахту делать то, что делал до войны.  

      57. А за что я был в окопах. Сидел в секрете, смотрел, как ночью стреляли вверх ракеты. Мы русские были солдаты, а против нас сидели немцы со своими завоевателями. С мадьярами, австрийцами. Они не с полками против русских шли. Их оружие было технически превосходное против русских, поэтому русские проигрывали войной. Союзники Англия, Франция не помогали, а играли на русском обиженном солдате. Это спасибо сказать Гучкову, Миликову, они царю преподнесли, чтобы царь отрекся от престола. Ему делать было нечего. Царя военные командиры окружили, он русскому генералу дал свое право самому делать. Особенно, когда политика услышала голос Ленина, политического человека, кто был за бедняков, крестьян  и рабочих. А я был в этом не крестьянин, не рабочий. Меня буржуазия выгнала, чтобы я не делал снаряды. А меня мой год как призывника подобрал. Я нужен был царю его защищать. Он ошибся, сам с престола полетел. А я освободился в армию. Во Временном правительстве был министр Керенский.

      58. А что я знал? Никакой политики. Учили меня с винтовкой обращаться, стрелять мишень, я это делал. В то время мы были серые солдаты. Мы такие ребята с деревни сюда попали. Для нас условия создали в конюшне нары. Что я знал? Да ничего, кроме только, была слышна перед всеми тогдашними людьми война. Немцы своей техникой били наших русских людей. Некому было за таких людей заступиться. А тут у царя сложилось такое дело, самого себя сместили. На место лез любой ученый человек, кто в этом деле понимал. Самое главное, он туда на это место лез. А я был за свое требовательный, нам сулили отпуск. А его вернули учителям. Я на трибуну вылез, сказал слова. Меня избрали в солдатский комитет. А по этой части хоть бы что такое знал. Ничего не знал. А считался солдат. Министр Керенский приезжал в наш батальон. А мы для него строили парад своего 4-го стрелкового гвардейского полка. Он к каждому гвардейцу подходил и себя показывал, он есть министр.

      59. А война на фронте продолжалась. Немцы свою историю оправдывали. А мы в этом трезвонили в колокола. Так солдаты в тылу сами себя считали. А мира не слышно, союзники обещали победу над врагом. А что делалось в русских на фронте и в тылу. Генералы разбежались. Видно  с Корнилова, он тоже в батальон запасной приезжал, перед нами на полуторке свои слова кричал. Он ушел для этого дела с плена, так нам он рисовал. Я был против этого всего. Но что ты тогда поделаешь, если в людях творилась неразбериха. Каждый генерал окружался своим поступком. Он знает хорошо, что ему люди как генералу будут солдатом служить. Они, казаки, захватил такую местность как Дон, Каледин ими окружил себя. Он не стал другим подчиняться.

      Дети Ленинграда маяк, дружба и другие. Они показали в своей жизни игры, какая в этом деле их большая заинтересованность. Они играли, как молодежь этого дела. А между ними в жюри входили совсем зрелые люди.

      60. Они этих людей сами подготовили быть в этой игре. Они получили слова высокого названия. Мастер, он может как развить, в этом его способность такое делать. Он на это дело учился, подготавливался, чтобы между всеми быть таким. Он может на сетке свои номера показывать. Играли в этом три команды. Одна из всех набрала 28 очков, другая 22, третья 21. Эти дети себя показывали в таком зале, где не только те, которые играли в состязание. Другие на это все смотрели, как дети меж детьми. Они этого дела достигают. У них есть тренер, он их так готовит, чтобы меж всеми был один из всех делец. Это дитя, которое эту состязание ставит,  обеспечивается всеми достоинствами его.

      61. На эту картину состязания ставят мальчика или девочку. Они огорожены в своем деле так же, как и все любители этого спорта. Мы все до одного человека в этом деле родились. Нас встретила техника своего дела. На это есть риск, а раз он на это пошел. Он же человек, он видит, можно ли эту игру провести между таким возрастом. Они люди такие, как и все. Они любители смотреть в телевизор, и сами хотят в такое дело попасть. Их принимают, записывают в ту команду, в то состязание, где игрок выдающийся делается. А мы все сидим на своих местах, окружили его. Очень крепко болеем, и сами на это дело наступаем. И делаемся между этими играми самым лучшим мастером.

      62. Есть хорошие игроки, играют в футбол. Особенно они себя показывают на товарищеских встречах. А мы, любители, смотрим, и болеем не за команду, а за отдельного игрока. Как это делалось в хоккее Фирсовым или М., они свою игру провели бодро до самой пенсии. Как вратарь Яшин был международный вратарь, или были отдельные выдающиеся люди на любом месте. А он смельчак, физически развил этот номер для болельщиков сделать на «хорошо». Пусть жюри определит мой голос моей любимой развитой на мне песни. Она исполняется не раз, ее слушают люди. Сходятся и определяют этот голос, эту песню, которую пел какой-либо парень или девушка. Мы всех на это дело записываем, и так же само жюри проверяет на это дело какое-либо, сделанное человеком. В нашей природе он же известен как прошедший человек в своем деле. Он же его делал, и им теперь хвалится. У него есть на это дело заслуги. Он это дело делал, а почему я это не сделаю.    

      63. Были между молодежью, любые вопросы можешь задавать по этой части этому герою. Эти люди, которым пришлось на арене в природе стоять, они между людьми сделались герои. Их тела сами себя показали заслужено, их люди такими сделали. Они сделали вперед от других людей в своем труде. Люди это научились делать. Они делают в природе это дело за деньги. Если они не будут этого в природе делать, их нет, за что держать. Они матерью, отцом для этого дела рождены. У них отцовская способность введена в жизнь их, чтобы между нами всеми людьми был на это дело биток. Он в жизни оказался между нами умелый делец. За это его умение мы, люди, учли его такую хлопотливую работу. Из-за нее от нас получил награду. Мы всех так награждаем с самого маленького возраста. Мы знаем хорошо. Тот человек, который за это дело возьмется. А их, этих дел, по белому свету очень много.

      64. Мы стараемся сами это дело сделать. Особенно в физическом таком тяжелом труде. Из всех наших людей не все дадут свое согласие, чтобы в эти условия согласиться. А другой как будто он там народился, свою такую возложенную работу делает. Да еще больше от этого сделал, ему за это платят. У нас дети разно рожденные. У одного на это есть смекалка, а у другого ее нема. Он бы рад это сделать, но у него ум отсутствует. Так человек в природе живет, у него такая дорога для своей жизни, путь. Как бы ухитрится между людьми таким человеком, которого в людях не было. А люди издалека видят, они ему помогают, чтобы он сделал между людьми. И человек делал в природе то, что будет надо.

      65. У людей погоня одна за высоким качеством. Это все лежит на людях. Он делают, они и хвалят. Их это дело – такое держать. Есть рубль в кармане, этого мало, надо будет два. Так и у нас тяжелый дорожный транспорт, он себя перестраивал в паровозном движении. Кто из механиков сделает больше пробег, а кто больше в тоннах. И также в шахтах, на металлургических заводах. Так же делалось в научном учреждении. Словом, за деньгами погоня, да еще она какая растет из-за жизни людей. Люди нам людей такого времени рождают. Ученые за это дело взялись, делают людям дело. А у них это людское дело получается. Они на счет этого растут и поднимаются вверх. Им делается международный фестиваль. Кто из молодежи сам себя может показать в своей любой игре. Победитель награждается золотой медалью. На этот счет их дело проверяет жюри, им оценку дает. Если они парою катаются на льду и делают фигурные танцы, их любители, болельщики им делают аплодисменты.        

      66. И все смотрят по телевизору, болельщики им подражают. Их наша людская обстановка учит, на это дело есть тренера, учителя. Они их так учат, чтобы другим детям показать. Они видят, они хотят, и они делают для всех людей, чтобы люди другие делали так, как мы в своем труде. Мы крестьяне, хлеборобы хлеб растим, даем людям мясо. У нас на это есть фермы, мы молоко даем, мы яички собираем. Мы бахчу собираем, мы помидоры собираем, лук тоже. Мы кормим сами себя и всех остальных кормим. Мы с вами на это имеем такую материальную землю. Она может нам рождать все. На ней протекают речки, озера, и леса сколько есть. В ней лежат недра. Все это людям надо. Они трудом это все создают, и на свои нужды это все делают. Хотят, чтобы им как людям было хорошо и тепло. Человек родился для этого, он научился, как будет надо сделаться таким  человеком. На все штуки такого не будет, чтобы знать все. Человек учился в этом деле, чтобы хорошо танцевать.

      67. 17 съезд комсомола, он собрался для жизни. А сколько их в течении года не станет, они все умрут. А война была, она есть, и будет из-за людей в природе. Она нам очень крепко помогает.

       Мы были на съезде, все наши комсомольские люди. Они выступали, так своим добром хвалились. Их как таковых встретила речь Брежнева. Вы ее услышали в Москве, как она вас этим хвалила. Вы, ученые все люди, сюда вот приехали с широких наших полей. Вы агрономы, мелиораторы нашей земли. Вы механизаторы машины, нам как таковым всем нашим людям землю пашете. Вовремя положили под снег эту черную пахоту. Она у нас так бессмысленно лежала. Нам ее приобрели, дали нам в руки  наши отцы. Мы их слова чтим, и знаем мы про это все хорошо. Они нам завоевали школу, им пришлось представить технику. Мы научились пойти, мы набрали для этого балы. Нас ученый учил, давал теоретические знания. Преподаватель на нас кричал, чтобы мы в учении не подкачали.  

      68. Нас ждут наши места наших людей. Мы с вами должны. То, что было у отцов, мы его  позади оставили. Плуг однолемешный, его как такового таскали наши быки рогатые. Не один он был запряжен. Их мой отец старался сохранить три пары волов, иметь быков. А теперь наши заводы, мы сами сделали трактор, машину, она их заменила в пять раз больше. За собою тащит пять лемехов. Долго наша земля ни под чем не лежит. Всю зиму напролет мы как комсомольцы. Это мало, что мы думаем за это место, а готовим себя, чиним машину. У нас на уме лежит большая задача перед партией. Мы же, комсомольцы, доверенный люди коммунистов. Они нас толкают, говорят. Если мы уже этого не сделаем, у нас инженер конструктор, поэтому-то мы научились делать машину. Она нам в любом месте надо. Мы же с вами провели канал, а запрудили плотину. У нас оказалось море, этой водой делаем энергию, ток посылаем нашим людям. Мы зажгли лампочку там, где никогда мы не подумали. А она нас осветила. Нам туда силу прислали.           

      69. У нас колесо закрутилось, стал работать токарный станок, он у нас стал точить любую деталь из железа, из стали. У нас получился агрегат. Мы поставили на уборку хлебов комбайн. А машина подскочила, взяла с бункера зерно, и на элеватор. Хлеб стал поступать в элеватор конвейером. Спасибо Ленину за его такой коллективный труд. Мы в нем как комсомольцы растем, делаем все сами. Для нас земля – это целина, освоили сами, на наших плечах все это лежало. Из парты мы добирались до места, нас ждала машина. Какие мы были, наша такая молодежь при таких природных условиях. Нас наша практика держала. Мы на ходу нашей жизни сами заставляли повышать квалификацию. Для нас была машина. Лишь бы захотел, уже парень или девушка  сидит за рулем. Курсы создавались на месте. А самодеятельность, она далеко не ходила, чтобы нам куда-то ходить или ездить. Мы – эту штуку как комсомольцы. Меж нами были такие танцовщики, и песни пели, какие сочиняли сами. Природа от края до края. Лишь бы желание у тебя было начать такие массивные земли пахать. Это только нашей молодежи сказку об этом сказать. Кто эту дисциплину или порядок ввел? Мы его сами вводили. Трезвость нас окружала. Если только кто-либо хорошее придумает.       

      70. А какая-либо новая нуждающаяся стройка на каком-либо материке, мы тому инициаторы. Мы же есть молодежь. Кому это будет надо? Только нам. У нас родились архитекторы, строители для себя домов. Мы же заканчиваем высшее учебное заведение. Наши рабочие на заводах, на фабриках научились нам по потребности слать свою сделанную продукцию. Она нами делалась, люди людям делали и слали. Мы же молодежь, союз имеем. Мы между собой секретаря избираем, они у нас есть по всем местам. Самое главное – это мы есть, строители. За это все нас Брежнев  хвалит. Бывает у нас случайная ошибка, мы ее быстро исправляем дружно людьми. Все это делалось нами для самих себя.

      Вот это сделанное, оно умрет. Это все техническое, сделанное руками, оно долго не живет, портится, происходит в негодность. Мы, все люди, в природе окружены делом, искусством. Оно на нас прахом уходит. Мы им задыхаемся. На нас висит мертвое. А с мертвым живое не живет. Так и технические люди, зависимые от нее. Они в природе бороться бессильные. У них чужое, они им сами себя защищают. Удачно будет – он проскочит. Все это человеку дает его случайное счастье.

      Те люди, которые были на съезде, они избранные от многих людей.

      71. Они свое сделанное признают, лишь бы только оно было хорошо, а вы как знаете. Мы с вами сколотили коллективную бригаду под землю по углю. Она пополнялась людьми. Каждый раз из нее бессильные оставались. Бригада одна, а люди есть другие. Они убывают и прибывают, такой наш закон. Шахта нами вырыта, поставлена на колеса… Вы есть комсомольцы, названы самим Лениным: вы строители коммунизма.

      Вы бедные люди в природе, в ней живете чужим. Им крепко между собою хвалитесь. Какая вас зависимость окружает. Вы боитесь природы, не воины в ней. Можно сказать, бедные люди. У вас отдельные были случаи, вас окружала неудача. По 23 раза гирю поднимали, а колхозник 27 раз поднял, а тому четыре раза должен прокружиться в воздухе он должен. Это не увенчалось. Это все временное явление, но не навсегда. Так же ваша жизнь между вами поднимается зам счет того лица в нашей жизни, кто еще между нами не родился. Он также между нами родится, мы его встретим. Он нас таких испугается, начнет кричать. Так же, как мы с вами поймали злейшего по истории зверька. Он со своими злостями не кушал пищи 15 дней, а потом услышал запах, стал есть мясо. А тюремщик когда впервые попадает в камеру. Он в таких условиях не забыл. Ему кажется, он попал в яму. Также больной своей болезнью.

      72. Он никогда в больнице не бывал. Его это условие заставило сюда попасть. Он видит умирающих лиц, сам не хочет оставаться, набирает сил своих всех возможностей уходить с больницы с обманом. А жизнь этого человека комсомольца, она не гарантированная  от этого. Сегодня заболеет, будет болеть, поболеет, умрет. Это его такая проходит молодость. Мы этот съезд, эти все люди, за 50 лет их не будет никого. Кому останется это все, что мы делаем. Оно то же самое, такое поколение идет. Хотят чужое снять, а свое поставить. Как делалось, делается, и будет делаться нашим человеком. Не физической стороны, а технической стороны мы, все эти люди. Для нас  с вами плохое и холодное в жизни непригодное. А вот хорошее и теплое для нас есть аплодисменты. Мы этому делу все подражаем, а от плохого и холодного бежим. Мы, все комсомольцы, не верим Богу. Спросите у самого командира Башкарского, он при управлении Кишиневской железной дороги. У него зубы гнилые были. Как он лечил его, он вам  как комсомолец на собрании стал рассказывать. А его товарищи хотели  исключить с комсомола. Он свои слова взял назад. Это было между Хоцепентовкой и Дебальцевой. Я, говорит, ехал с Енакиева. Иванов – Победитель природы, Учитель народа, Бог земли. Ехал, как и все, я только не сажусь на место, которое занимается нашим человеком. Смотрю: заходит человек со своим завязанным лицом.

      73. Он на что-то жалуется. Я как болельщик этого дела – к нему. А мне молодой человек говорит: мол, зуб, еду к врачу. Я стал перед ним извиняться, чтобы молодой человек разрешил  за его голову взяться. Это был Иванов, он Бог этому комсомольцу. У него сейчас же эта боль ушла, даже хлеб стал кусать. Иванову хотел он дать 15 рублей, а Иванов их не взял. Я, говорит, здоровье свое не продаю, оно заслуженное. Ты расскажи своим товарищам.

      Все ваше есть ничто, что вы делаете. Вы все не верите Богу. А он был, он есть, он будет перед нами. Это его работа находится в Подгорного, а он молчит. Если бы идея Иванова стала перед этим народом, это мы человеческие, Иванов  бы это дело показал  на людях. Они сами написали свое письмо и подписались, что только вылечил их Иванов. Вот какие дела проходят между нами, а мы молчим. Мы таим это дело. А говорим про чужое, про природное, с которым мы воюем. Мы – ее огнем, уже атомным. А она – нас таким началом. Сперва язвочку, потом грибок, и в конце концов жизнь кончается. Бог учит нас всех. Ему комсомольцы не надо. Все есть люди заслуженные в природе. Их она родила, они должны от этого всего плохого убрать. А мы все люди умирающие, от этого  дела уйти. Мы же есть природа, да еще она какая живая человеческая душа, кто очень крепко хочет жить. А ей природа сама не разрешила за ее такой дух, она убила природу. За что ей будет надо дать жизнь?        

      74. А в природе две стороны людей. Одни живут, царствуют, говорят, танцуют и песни поют. А вот такая есть сторона, в ней люди живут. Они в природе в тюрьме да в больнице сидят да томятся, ждут свободы, чтобы не болеть. Этому делу никто не помощник. А люди за счет этого дела живут и веселятся.  Богово дело, оно как человека такое дело. Если вы этому не поверите, то поверьте письму, написанному людьми. А их 55 человек, все они болели разными заболеваниями. Это не все они, спросите у них, людей. А сколько их молчат. Они получили здоровье от Учителя, и теперь молчат об этом деле. А оно письмо у Подгорного с секретарем, они разбираются с этим делом. Я для них небывалое лицо, с которым надо согласиться. Я есть человек, рожденный для этого вместе с партией. И живу с нею для того, чтобы обиженного, больного между нами не было. Я есть болельщик, есть этому Бог. А ему комсомольцы как таковому не верят. Они говорят: мы отечественную войну победили. А где же тогда был Учитель? Если только он меж нами есть. Это Победитель природы, он же Бог земли. Если бы не его страдание. Он испытывался в Днепропетровске. Его возили на мотоцикле по всем гестаповским правилам. А он сам терпел из-за того, чтобы русские остались в победе. Превосходство было немцев, они были вооружены до зубов. Но природы была за Бога. Он просил ее и лазил по гитлеровской голове. Не давал ей успеха в завоевании.

      75. Это был живой факт. Учитель Иванов – инициатор этого. Он сохранял себя, сохранял всех обиженных. А русские были обижены, на них напал немец.

      Все люди умершие лежат в прахе, они чего-то в природе ждут. О них думает один Бог. Это обязательно будет. Тот человек, который его закопал, он его отроет. Об этом всем думает только Иванов. Его дело одно является в природе истинно. А кому это будет надо из ученых, сами они все к этому делу на очереди тоже заболеть, поболеть и умереть. Они ничего такого не делали, чтобы быть здоровым человеком.

      Это мне было на Кавказе Майкопского района. От станицы Коддах до станицы Даховской людская дорожка лесная, между большими горами и рекой Белой. Я в это время читал в газете «Правда» статью «Наука и техника». Где ученые люди у правительства просились, чтобы им прощалась вовремя ошибка. А мне в мою голову пришла такая рожденная природой мысль. Почему люди живут, они кушают крепко и много, и одеваются  хорошо и тепло, и, в конце концов, умирают? У всех это делается.  И в доме со всеми удобствами  живут, а фактически умирают. Я эту историю начал писать с буквы, техник меня так учил. Вот тебе алфавит, и будут цифры, за которые я сам взялся, и меня к этому привело. Я так и сделал. С головы взялся за дело этой жизни. Меня заставила сама природа, чтобы я шапку сбросил с головы.

      76. Свою шапку вечно носил на голове. Я ее скинул, не стал на голове носить. А тогда моя голова свободно стала чувствовать. А раз это есть начало, значит есть болезнь. Я начал болеть между людьми по их делу. Я думаю, гадаю, чего бы такого сделать, чтобы были люди довольны. А в людях  таких, которые были. Они остались сейчас в своей жизни. Люди в природе зависимы, и будут они в природе зависимые. Им дай, да еще много. Сами мы нашли какой-либо в земле источник. А он должен дать этого вот сырья много. Нам таким людям этого, что имеем, мало. А вот жизни нет своего здоровья. Я эту мысль недаром встретил, она мне природой дана, чтобы я такой был. Если бы я не был полезен в людях, то люди. Одно время шел поезд из Армавира до Любинска. По пути этого пробега у людей отобрали собранную с полей в колхозе кукурузу. А они горные люди, им пришлось возвращаться обратно назад домой без кукурузы. Они решили под поезд положить головы. А поезду надо идти. Механик не едет, нервничает через этот штурм. Я со своими словами вышел, стал их просить, как обиженных людей. Они ради меня одного смогли по моей просьбе встать, а поезд пошел. Люди в том деле сами  себя спасли. А я на них подействовал  только ради своей идеи.

      77. Я был человек между всеми один в людях. Человека знал в природе, что он не удовлетворен в жизни. Ему стало так, как наши предки наших условий. Они тогда жили, сами себя в своей жизни показывали. Строили свою молодую между собой людскую в любви жизнь. Она их так, как надо  на человеке, встречала, старалась их своим поступком опутать. Мы люди живые, есть у нас к жизни  большое желание. Мы старались его сделать, а у нас это дело не получается. И к нам в нашу семью пролез по природе никогда не бывалый и недуманный враг. Его к нам сама природа подослала. Она увидела на нас нашу такую родившуюся радость, а мы ее сами сделали в нашей такой природе. Мы есть цари и господа с графами в своей жизни, в которой мы с вами так живем. Мы вместе с людьми оформили. Наша одна есть любимая команда. Сказал кому-нибудь – он должен сделать. Я один царь всей этой людской национальности.

      78. У меня как царя есть самое главное земля. На ней делают сами люди. Площадь большая, есть, где нашим людям развернуться.  Они у себя  имеют руки, ноги. Лишь бы только приказал, он тут как тут, сам все сделал. Это же мои люди, они знают одного меня, такого человека, кто хочет  сделать свое все то, что надо людям. Они есть  в природе одни из всех трудяги, они у меня, такого царя, им  лишь бы сказать, надо  вот это дело  сделать. Они как такие люди сядут, хорошо подумают, а потом начнут  делать. У них после этого получается хорошо. Как их мне, как царю такому великому, богатому меж ними такими. Как они у меня живут? Об этом всем знает Бог. Людей надо кормить, людей надо одевать, им надо дом  построить. А тогда у них спроси: что ты для меня, такого хорошего царя, сделал? Пусть он перед тобой таким царем добрым скажет свои слова плохие. Люди у меня живут индивидуально. Они свою землю имеют столько, сколько им пришлось  в жизни своей  получить. Он или она  у меня как сделали  по своему умению, так их  как дельцов хороших можно наградить. Ты у нас заслуженное лицо, сделал много в людях.        

      79. Люди, это я есть всему дело, начало. Захочу, то я сделаю, что надо, зависит от меня, от царя. Как я живу, жить все не смогут. Я живу пока так один. Мои близкие подчиненные живут тоже хорошо, но не так, как я сам живу. И надеюсь только на природу. Она имеет у себя воздух, воду и землю. Кто к ней поближе, тот и его близкий друг. А тот, кто уходит, он не любит  этого всего. Хлеб как больной порцию получил. Все делаю трудное для  того, чтобы не было заключенного и умалишенного. Это моя такая есть мысль для всех, чтобы не попадать и не болеть в природе. Из-за заключенных и умалишенных пойду в воду в любое время. Мне люди говорят, даже было известно через сновидение за 1974 год. Он же такой самый год, как и все пришедшие. И они ушли на веки веков своей славы в людях  живых в переданных  их мыслях. Они говорят, тянут это небывалое время. Они знают природу, у них есть для этого все. А природа есть природа, она на сказанные слова тут как тут появляется, хочет сделать.

      80. Их желание, оно спущено людям. Для людей самое главное – это есть их на это дело желание. Оно сбывается как раз на этих людях. Они живут  на том месте, на котором все прошлые люди жили. Им хотелось жить лучше от этого всего. Они имели у себя на своем месте такое. Их тут окружало своими лучами  наше ясное солнышко. Оно у нас сходило еже утра, каждый раз нас, всех людей, этим вот будило. До одного заставляло, чтобы мы такие вот люди, зарожденные в этом маленьком и большом деле, сами хотели и встречали ежедневно. То перед нами ясное солнышко засияет, а то бывает  совсем не то в жизни своей. И начнут тучи поступать, откуда возьмется дождик, нас таких людей поливает.           

      81. Мы об этом знали, что когда-то он и к нам таким мокрым придет. И нам таким людям, как мы его на нашу  такую землю. Она у нас себя меняет. В ней одно никогда не бывает. А то на нее приходит, оно с ними встречается. Люди этому приходу бывают рады. Как же, и к нам на землю пришла такая теплая, в зелени, в цветах  весна. Она долго не приходила на землю, лежал белый снег, холод стоял. А люди были при одежде, они боялись. Их желание было одно – этот снег убрать с этого места. А природа, она была от людей сильнее, чем сами есть люди. Только что снег себя убрал. А навстречу этому всему где взялась атмосфера. Она про нас, таких ползающих людей, не забыла. Взяла и подослала  такие дни, небывало теплые, ясные, тихие. А влага в земле была на все растущее, на все естественное, живое. Особенно в таком дремучем лесу, да при таких теплых обстоятельствах самый большой зверь медведь, он вылез из своей берлоги. А пчелка прилетела на свой первый открытый цветок. Все живые тучки давно поднялись, принесли к нам, таким вечно стоящим деревьям. А на них почки зелени стали листок распускать.   

      82. А птицы, что отлетели с этого места, они хорошо знают нас всех стоящих. Чуть что-то  такое, уже она прилетела, своими ножками мой любимый отросточек окружила и сидит. Сама повернулась к солнышку и на него смотрит. Бывает, и ветер мешает этому всему, очень она колышется, и как такой нет. А мы этот день ожидали. А он и к нам пришел как никогда. А с собою забрал то, чего мы не ждали. Разве это был сон не страшен  от человека его права отобрать, он уже есть умершее лицо. А природа, она рождала человека для того, чтобы он жил и дела свои в этом творил. Ему некогда будет отдыхать, он то или другое должен делать, и обязательно должен  делать. А раз он сделает, значит будет хорошо. А хорошее в природе находят сами люди. Они природу беспокоят, говорят с ней. Ты же есть природа, воздух, вода и земля. Без тебя такой ни один на арену  свою не приходил. Он обязательно с собою захватывал, хоть одного человека обязательно заберет и умертвит его, такого малыша. А мы такие люди со своим здоровьем, с вооружением своим  хотим ей сказать за спасение самого себя.

      83. Если бы не мы такие есть на белом свете люди, которые природы боятся. Не дай Бог какого-то случая. Если естественно жить человеку в природе, то не надо думать о хорошем и теплом. Люди все так думают и стараются сделать. Сама природа, она приходила и к нам сама, она от нас и уходила. С собою она не имела. Она не старалась человека накормить и одеть его до тепла, а в доме со всеми удобствами надо будет жить. Этого вот дела  их никто не заставлял, и не хотел, чтобы люди это в своей жизни делали. Эту всю историю, которая у нас есть, мы сами сделали в природе. Нам стало известно в нашей такой жизни. Тогда когда человек свое семя заложит в материнское тело. Оно дало знать за свою внутренность, что она заимела у себя смену человека. Она им ходила в то время не один день, и не одну неделю, не один месяц. Ее окружал страх большой. Это надо будет его живым родить. У нее устная мысль зародилась. Она про это не забывала, а все она про это думала. Считала себя, как и  все считали себя матерью.

      84. Она с ним проходила да остерегалась с задуманным. Она не выходила, все думала про это. Да по возможности она готовилась. Время не короткое было его в себе девять месяцев проносить. Она могла не знать за такое: она родит мальчика или девочку? Говорятся людские слова: кого нам даст сам Бог. А по всему этому делу, он бы и не хотел этого человека в природе рождать. Само положение между мужчиной и женщиной, такое условие. Они как родители своего дитя не хотели, чтобы оно у них такое рождалось. Само дело в этом им помогло. Этого человека ждут, готовятся встретить его, как полагается. Ему след будет промыт водою, а уже воздух тело толкал на нашу родную землю. Она его как живую частицу приняла  таким человеком, которого встретили сами родители. Они его таким бушующим не видели. Он впервые сюда на это место попал. А ему мать приготовила рубашку. У нее была своя грудь, чем приходилось дитя кормить. Уже он окружил себя в людях хорошим и теплым. Его дело встречаться ежедневно. Для этого он учится в природе между людьми. Хочет научиться в людях так, как его родители в природе окружили. Живут они, как бы лучше да теплей – это каждого  человека такая  рожденная задача. Она встретилась с нашим человеком, его заставила по земле ползать и искать в природе лучшее.

      85. Она у себя это имела, ему как человеку старалась показать. Этим он стал пользоваться как источником. Она ему стала это в жизни давать. Он стал в природе это приобретать. Ему хотелось иметь у себя много для того, чтобы  жить хорошо и тепло. А хорошее и теплое дает сама природа, она для этого  сегодня ввела день такой же самый. Как хотелось этому человеку, чтобы у него было то, что он имел. И еще хочется, чтобы больше иметь. Это каждого нашего земного человека. Он думает об этом деле. И делает очень много таких дел, которые в жизни ему будут надо. А раз надо, человек делает. Он этим запасается. И то он стал делать в природе, что делали первые люди. Им удержу не было. Чтобы закончить  дело и не делать больше этого, такого не получалось. А это было. Одно не кончит – за другим уже лезет делать. Этому конца и края нет в природе. Дел очень много и разных человеку приходится делать, и за это дело он попадает. Одному за его все, сделанное им, звездочку золотую цепляют. С него делают героя. А другому дают тюрьму, третий попадает в больницу. Один тяжело трудится, другой легко. А есть танцуют, поют, веселятся. Об одном они не знают, что ему приходится умирать. Он к этому делу не готовится.                 

      86. Умирать люди никто не хочет. Все люди хотят жить, и продолжительно. Они эту жизнь окружили, и вместе с нею живут, да делают свое дело. Они в нем ошибаются, и их жизнь вечно умирающая. От этого дела ни один человек не спасся, кроме одного в жизни, кто окружил себя и живет в природе плохо, и холодно ему. Это наш для всех есть Бог. Он этот путь нашел, им окружил себя. Нам всем не дай бог, чтобы это получилось. Природа избрала, мне свои силы дала, я ими окружил себя.

      Победа моя. Я, по своему делу, есть самородок. А источник мой – это есть закалка-тренировка. Я тружусь один для всего народа. Я учусь в природе, хвалюсь перед миром. Истинно хочу сказать за само хранение своего лично тела. Мое молодое здоровое, закаленное сердце – 25-летнего человека. Выход в свете мой. Я не боюсь врага. Не страшусь своей смерти. Если бы этого в жизни моей не было, я давно умер. Человек я земли, дышу очень крепко. А резко говорю всем не про какое-либо чудо, а про природу, про физическое, про практическое явление. Самое главное – чистый воздух, вдох и выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление нервной центральной части мозга. Люблю и болею, но никогда не забываю про больного.     

      87. Думаю и знаю его душу и сердце, хочу ему помочь. Через свои руки током убиваю боль. Это нам не слова говорят, а все делается делом. Рука моя пишет Владыка. Про это не забыть. Очень справедливая какая моя просьба. Меня надо просить – будешь здоровый. Кому это будет не надо, нашему юноше? Да нет. Уважаемые вы все люди, это – мировое значение. Нам надо мать природу любить. Не словами сказывать, а правдою. Роли болезнь над человеком не играет, а человек роль играет над болезнью. Вот во что нам надо учиться у Иванова, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу. Жить свободно, не лезть на рожон. Какая нам будет в этом слава, если мы будем. Старику, старушечке, дяде с тетей, да молодому человеку – им сказать свои слова «здравствуйте». Ваше дело – сказать, а их – как они хотят. Эх, и жизнь моя, какая она тяжелая. Свои сердца закалите. Милые мои все люди, гляньте вы на солнышко, увидите вы правду, свое выздоровление. Быть таким, как я есть, Победитель природы, Учитель народа, Бог земли.

      А то все, что мы делали, мы это все делаем, оно у нас есть, мы его имеем. Это наша неудовлетворительная жизнь. Мы в этом деле мучительно умирали, умираем, и будем мы умирать только из-за этого дела. А в природе от самого начала жизни человека дел есть столько, только их не переделать.

      88. Можно будет ложкой  борща, и им, подавиться. Смерть без причины никогда не бывает. Человек родился в природе, чтобы обязательно умереть. Я, говорит, на это и мысли не держал. А вот пришло время, настал час, мое сердце не стало биться, мозг перестал мыслить. Моя жизнь ушла на веки веков. Вот чего мы в природе получили из-за этого всего, и мы получаем, и будем  получать нашу неумирающую смерть. Иванов получил имя Бога земли за это вот дело, которое он на себе развил. Это та жизнь, с кем ученые не соглашаются. Считают: я через это самое, что я делаю, я ненормальный человек. Что бы я в жизни полезного ни сделал в людях, этому не верят. Я раньше носил на голове  шапку, кепку. Ею хвалился. Я на ногах  носил сапоги, ими хвалился, носил брюки, рубашку, чем я хвалился. Надевал пальто, делался человеком красоты. А сейчас это все мною признается, все это не надо. Есть природный сырьевой сделанный нами продукт. А раз это есть продукт, он должен людьми как продукция расходоваться. А раз людьми это расходуется, они за это живут. Как это искусство, так и тело, оно технически само себя защищает. Оно живет один раз, другой раз оно исчезает, как и не жило. Это все временное явление. Мы живем не естественно, как это полагается в жизни.

      89. Плохое не признается, и никем оно не признается. Все мы этим живем, и будем мы так жить из-за нашего незнания. Нас за нашу войну с природой, она нас как таковых валяет. Не дает ногами ступать дальше. Мы от этого зависимые, значит бессильные  воевать. Мы, все люди, бедные в этом деле. У нас есть воздух, есть вода и земля – что нам не помогло в жизни. Сделали машину. Она нам пашет, она скородит, и также сеет. Она культивирует и косит сено, и убирает хлеб. Дает нам всем чистое зерно, его она доставляет на элеватор. Нас самих возит с места  в другое. Где будет надо, она нам помогает как никогда во всех делах. Мы ею как таковою  управляем, сами чиним. У нас проходит по белому свету, как никогда она у нас. Я, говорит человек тот, которого люди в природе родили с таким развитием. У нас с вами для жизни нашей есть, чего сладкого жирного досыта наесться. И есть, во что одеться, обуться до красоты и тепла. А в доме  с удобствами  мы живем, там укладываемся. В природе добываем мы из нее живое, мертвое тянем, хотим запасаться. То, что лишнее, другому передаем за деньги. А деньги это есть для мерила все. Какая сделана человеком в природе жизнь. Она видна издалека. У одного есть очень много и хорошего, и теплого. Мы им окружили себя. Никто нам за это не скажет, что не мы это сделали.

      90. У нас в природе чего только нет. Есть всякого рода сырье, недра. Новые залежи находим. Их тянут на-гора, и возделывают их на материал, на продукцию. А из продукта строят всякого рода заводы, они возделывают другие  детали. Люди это все делают. Они делали это, делают  и будут делать. У людей есть руки, они делают все. Ум их думает, а ноги их носят, до указанного времени они живут. Их жизнь проходит за счет природы, за счет ее дела. Люди не удовлетворились одним, их заставляла природа. Между ними народится теоретик, человек ума. Он посвятил в этом. Теоретик он был политическое лицо, юрист, а не хозяин. Жалел себя и жалел другого. Ему было мыслить, готовиться занять это место. Он сам себя заставлял за это дело болеть. Он за людей мыслил. Он не спаситель был жизни. Ему хотелось государство построить людьми. Между этими людьми нашлись люди такие, у которых силы были подойти к царю, и ему дать свое об отказе от самодержавия. Он не в силах был от этого отказаться. Люди это сделало, теперь кто-то из них должен это место занять. Тот, кто много думал про это. Он в жизни за это сильно болел, страдал за это. Люди его своей силой избрали, на стул его посадили – живи и управляй нами такими людьми.   

       91. Я сегодня, 5 мая 1974 года, с постели встал лишь потому, что я увидел старого человека. Он со своими силами оставался в природе не так, как все. Люди себя заставляли оставаться в природе, их встречала большая радость. Они видели у себя продолжительность. Перед их созданным, перед всей их работой. Они были без своих глаз, им приходилось смотреть впустую. Их это все окружало чужое природное. А они им, этим богатством, очень крепко в людях хвалились. Говорили, чуть они об этом деле не кричали своими словами. Это вот сделали сами, без кого-либо. Мы не по-старинному так вот все делали. У нас на арене  стоял сам ученый в природе человек. Он у нас учился, чтобы между нами быть агрономом. Он тоже наш такой же, как и все наши люди, зависимые в природе. Он распоряжается так же само, как и мы, все люди, нашей черноземною площадью. Он много думает. Ему так же хочется сделать как инженеру какой-либо объект. Он чертил план, ему приходилось трудно с такими людьми вместе делать. А там сбоку уже место причащалось, в этом деле готовили интересное, объект тоже надо строить.

      92. А в агронома день этот  год кормит. Он не думает о вчерашнем дне, он уже прошел. Его мучит то, что он сделал. Не успел колесам в поле уйти. Агроном на эту вот землю прислал людей механизаторов как таковых знающих, что делать. Эта сила готовит уже эту землю на будущий год. Агронома заставляет природа не спать. Он за это деньга от нас, людей, получает. Мы ему как таковому вешаем награды, только ты делай по-нашему. Не заходи, куда это не следует. А свою работу делай без всякой ошибки. Это хорошо. Можно сказать, этому делу спасибо, что нас природа не оставила так без урожая. А нам дала хлеба столько, сколько мы никогда не получали. Агроном растет, у нашего агронома расстегнутые карманы для того, чтобы еще больше в этом году получить. Мы на это имеем силу технику, она нам все это делает. А человек как господин, технически огороженный. Знает за свою такую способность, у него на лице пот. Ему хочется  вовремя эту землю положить. Пусть солнышко в упор греет, а дождю можно лить и лить беспрестанно в эту землю, особенно на пахоту в природе. Люди этим крепко радуются. А хлеб пошел по конвейеру да по машинам, вагонами в место другое возится. Это все делали сами, говорят люди.  

      93. Он кладет беспрестанно эти объекты. А спросите у самих строителей: они где живут, есть ли у них жилье? А они еще ждут очередь за жильем. Агроном тоже кормит людей денежных. А природа такая мать, она всех сохраняет естественно, у нее нет денег. Воздух прогрессирует, так вода, тоже и земля, она людьми захвачена как источник. Она так ничего не дает. А когда ты как человек за нею поухаживаешь, то, что нужно, сделаешь. Он за это как человеку деньги платит, он за нее получает, и в этом всем он умирает. Он вместе живет с деньгами. Есть деньги – живет человек. Нет денег – он умирает. Всему дело есть деньги. Люди их делают, и их за труд определяют, а за продукт платят. Так это колесо  крутилось, крутится, и будет крутиться. Агроном, он учился за деньги. И инженер тоже так же он учился за деньги. Получал от государства за  его учебу. Людям науки платили, они получают их за свою работу. А дел очень много, их нам, людям, не переработать. Архитектор, он и спит, а все думает что-либо для людей хорошее сделать, чтобы люди на выдуманное им в жизни не сказали  плохого. Ждут от ученых свое хорошее. А ученые, они много думают, много делают, и в конце концов  заканчивают свою такую жизнь, которую он делал за деньги. Человек любой специальности, он жить без денег не сможет. И не берется за это, чтобы без них жить.

      94. Деньги в людях есть все. Если их не будет, жить нечем. Это только живет между нами, всеми людьми, Бог со своими независимыми в природе силами. Он на это все пришел от самого Адлера до самого Ленинграда. Любил такие изменения, которые происходят между югом и севером. А та территория, которую занимает человеческая нога, она наступала всегда и приглядывает от жилого дома до жилого для того, чтобы прийти к соседу. И там у него узнать то, что делалось в жизни. Человек живет, человек и мыслит. А раз он мыслит, он и делает. Его дело одно, он за другое берется. А раз он берется за другое, уже надо браться за третье. У человека нет остановки. Природа, она без всякого дела нам, людям, ничего не дает в жизни. Дело пришедший день принес, особенно это пришла наша теплая весна. А у нее небывалый день со своими делами к нам, таким людям, которые к нему готовились, то сами на земле сделали. Она свою почву подсушила, ее нам подготовила. Чтобы мы со своей такой техникой, с такими людьми, как у нас механизаторы, со своей машиной, со своей бороной стали делать то, что мы с вами ежегодно на этой земле делали. Наши головы, наши руки ухватились за этот руль, им приходилось этой машиной управлять.     

      95. А землю природа сама встретила, и окружила своими силами, дождями смочила. Снег упал, накрыл глубоко эту пахоту. А человек на это посмотрел и увидел благо. Он сказал: значит, теперь будет зима глубокая и холодная. Она давала людям определять, какая может остаться атмосфера, и что она сможет нам на этой земле дать. Мы он нее ждем всякого рода роста всему, влаги много, и такой стойкой в жизни. Что мы сделали на этой земле. Если бы не земля для нас таких людей, мы с вами никогда такими маленькими людьми не рождались. Нас с вами встретило наше условие, оно заставило людей наших такими родиться. Я, говорит сам человек, с собою не принес ту причитающуюся нашу пищу, которую мы с вами в процессе  своей жизни в природе через труд свой получили. Мы для него родились. Мы, все наши люди, стали в этом деле жить зависимыми от этих условий. Какие мы энергичные со своим телом появились в эту нашу сделанную нами жизнь. Она нас таких испугала. Он между нами увидел свою неправду, которая строилась нами.     

      96. Мы с вами не успели про это дело помыслить, а рубашку на тело одели, красоту хорошую и теплую уже ввели. Теперь этому человеку надо для пополнения своего небывало сделанного нами желудка. Мы этому человеку показали сегодня. А какое оно для нас есть со своими теплыми лучами, со своими днями, таким теплом. Он нас всех стал окружать как таковых. Мы стали при нем жить, да поначалу стали мы думать, а как жить. Нас всех заставила необходимость эту вот землю копать да в нее сеять зерно. А потом в этом ждать от нее урожай. Его нам на этой земле делают сами люди, что они всю зиму продумали да прождали. Их зима заставляла терпеть. У них на это было утро, начало всего нашего дня. Его люди дождались. В нем они  собрались  с силами, себя надо кормить. Да что-либо до этой еды сделать, хоть дорожку в снегу физически прочистить. А когда человек что-то для всех хорошее сделает, то и за него  свои люди не забывают как такового. А он хорошо знает, что его тело не сможет жить без всякой еды. Его вовлекла история. Он не рождался с желудком, которого он сделал в процессе. А когда уже это дело получилось на белом свете, то люди стали кормить в день столько, сколько захочет. Мы это все научились делать в природе сами.  

      97. День наш еще на землю не пришел, и не показывал он свои силы. А мы к нему как таковому за целый год уже приготовили, чего мы должны кушать. Нас день год кормит. Мы знаем хорошо за наше такое время. А его нам с собою приносит день. Мы его встречаем, мы его провожаем таким. Как он был, есть, и всегда он таким приходит. А мы к нему готовимся встретиться, как мы с вами встречали нашего нового. Никогда он не был в таких условиях. А сейчас мы как таковые люди. Он не успел появиться  на белый свет в природу, а мы для него все приготовили, только живи. А жить, мы прожили в теле матери девять месяцев. А потом уже мы сменили атмосферу. Стали жить за счет того, что в процессе сделали люди. Они не хотели, чтобы наш этот человек жил плохо и холодно, а находили они в природе хорошее и теплое. Все свои силы, всю свою возможность на это дело они представили, и живут сами. Им такая мысль подсказывает ошибки. Они знали хорошо за эту природу, в которой не сходит с колеи теплое и холодное. С нами человек технический, он встречает, он это дело на себе провожает. Говорит: так жить, как живем мы сейчас, жить будет можно. Мы с вами приучили себя так жить, и пока живем, и будем мы так жить одно такое время.     

      98. А жизнь вся в зависимости, она окружена, ей нет конца и края. В природе один рождается, другой отмирает. Только мы с вами сделали это дело, уже сбоку лежит. Мы за него давно мыслим, но не брались это делать. А дел по белому свету очень много. Одни делаются на пользу в жизни, а другие создают вред. У нас мысль такая  есть у всех людей: сделать на этом месте, чтобы со стороны люди сказали как за хорошую вещь. Она издалека показывает, чем можно будет крепко хвалиться. Это все сделала сама  природа. Земля через влагу  заставила расти. А воздух это все окружил, сделал сырье, плоды, чем мы одно время как золотом  огорожены. Мы его чистые зернышка для себя собрали, сделали ему такое место, чтобы оно здесь как ценность  наша хранилась. Это тоже же самое для нас есть золото. Так мы считаем, это зернышко, его люди даром не раздают на базаре, цену держат. Она как природа между людьми за деньги прогрессирует. А люди ее добывают на земле в своем физическом труде. Землю чем зря не спашешь, и не будешь без сил  ухаживать. На все требуется сила живая движущая, как ее наши механизаторы создают. Им лишь бы было, чего крутить, и на чем ездить. Он это оседлал.

      99. Его это было дело делать машиной грядку. А когда он сделает им грядку, то он уже надеется на свою силу. Мы для того за землей ухаживаем, чтобы она перед нами родная мать была. Она нас всех до одного на свое место приняла. Мы на нем развивались, росли для того. Ми на ней своих сил набирались, чтобы сделаться впоследствии человеком красоты. На нем мы увидели сделанную одежду. Мы к себе присвоили это все в природе, и назвали именем своим. Чем мы всю жизнь своим хвалимся, говорим об этом деле, чтобы все люди знали, что это его. Мы ногами ходили  по земле, обнаружили живой факт. Это дело изучили, стали им пользоваться как таковым. Это был источник. Мы брали от этого места плоды, их присваивали к себе, и как сырье свое переделывали на продукцию. А из этой продукции мы с вами складывали вещь машину, и назвали ее своей. Так же само ее стали как свою использовать. Я, говорит хозяин, на ней поеду в такое вот место, укажу расстояние. А когда ты на ней, на такой машине ехал, у тебя разрабатывалась мысль. Как это  так получилось, что мы стали ездить на машине. У нас на это деньги завелись. Я тоже был одно время им хозяин. Таскать, прятать по карманам. Они тоже считались своими. 

      100. А деньги – это такой знак государственный. А за деньги государство торгует, оно покупает, оно продает. Это их шансы, они живут, имеют дело с капиталом. А капиталист эту машину купил, посадил на нее  человека. Ему приказал, чтобы ее на этом месте изучить, и готовить ее, чтобы она работала, и на этом месте зарабатывала копейку. Он этим живет, и будет он этим жить. Это история давнего характера. Человек не научился  в природе искать по ней  пользу, а заставил сам себя по природе мыслить. А потом он взялся сам делать дело, и недоделал он это дело, ошибся в нем. И через эту свою ошибку он крепко в  природе  сам заболел,  и пал на веки веков. Ему надо помогать, чтобы вернуть  назад к жизни. Мы ему не нашли средств. И нет такого  человека, чтобы нашему человеку помочь, чтобы он не умирал. А как это было, так оно и осталось. Не успел комбайн  уйти с этого поля, как трактора окружили себя делом вечно незабываемой пахоты. Это уже такое, как оно было на человеке. Не надо допускать в природе  такое дело, чтобы человек его делал, и через него он заболел. Не надо было заболевать в природе. А пути, они были такие, они есть такие в природе, их надо нам искать.         

      101. А когда мы эти качества в природе найдем, ими так окружим себя, как окружил сам себя Иванов. Он это к себе не присваивает, и не говорит, что это  его найденное в природе. Он на своем месте стоит, никому он не мешает. Я, говорит он, место не захватывал, и не присваивал  его, и не называю его своим. Нужно будет тебе оно – я его уступлю тебе. Таких мест в любой природе хватает. Особенно зимою в степи, их никто из людей не занимает. Они боятся холода, хоронятся в условиях своих, вечно живущие в халупе. Она их как овражков  держит, всю зиму люди там находятся. А в природе, да еще в поле, сам ветер бушующий, где один зайчик в снегу живет. Да за ним лиса вслед гоняется, ей хочется зайчатины. А вот волк  зубатого характера, он воет по природе, ему хочется кушать. Одни люди для себя неотрывно  готовятся. Им надо в день три раза  покушать, не плохо, а хорошо.  У кого какой есть аппетит, вспоминают сами себя, как волка голодного. А потом, когда им, голодным людям, захотелось  крепко кушать, они не выбирает тут никакой пищи. Ему поставили пищу, лишь бы она имела свой  запах.

      102. А я, говорит бык. Это не люди технические, кто всю зиму напролет не выходит из хаты. А зиме как таковой никак не хочется от этих людей  уходить. Они боятся  в природе того, что делается у нее. А у нее для людей есть воздух, вода и земля. Они для людей нехорошие штуки, они людям враги, у них есть хорошее, живое и плохое. А люди между этим жили, живут, и будут они между этим жить. Они больше ничего от этого  не получат. Это только люди сами, они это сделали, не захотели от этого дела умирать. Его, такого человека, заставило условие. А условие одно и другое. Есть дело в природе прибыльное, и есть убыточное. Мы природу просим, мы с природою живем, с нею на расстоянии говорим. Для людей  на земле нет дождя. Мы в нее зернышко посадили, а влаги нема, уже у нас есть своего рода болезнь. Это трудная задача  заставить природу, чтобы она нам давала все. Этого у нее нема, есть у нее свое. А мы по ее ничего не делаем, и не хотим думать. Наше дело – это зернышко. Оно посеяно для того, чтобы это зернышко дало много зернышек. Такая в жизни истина. То, что люди  сделали, их было дело.

      103. Они ждут времени, они готовятся. Они думают повторить то, что им природа дала. Они считают, это для них хорошо. Они думали об этом деле. День такой пришел. А раз он нас этим окружил, мы видим, что это надо будет сделать. На дворе погода хорошая. А раз погода такая пришла на наше место, мы должны в этом деле спешить. Если мы не будем  сами себя заставлять, как мы всегда  с вами заставляем. Мы хорошо  знаем, что мы делали и делаем, и будем мы делать это все дело. Нас заставила природа, она на нашу землю положила снег и приморозила. Холодно в этом всем, для людей есть плохая сторона. А мы сами это начали. Прежде чем жить по условиям, надо будет  делать. А мы с вами для этого не рождались. Мы родились делать то, что людям в жизни  вредно. А вред создает наша мысль, нас ведет.

      Я возрастал в деревне парнем, был на это схватывающий, значит, был  силен в этом деле. Мы собрались трое, пошли к учителю за его пасекой ночью. Мы делали сами. А раз мы сделали сами, нас не захватили. Но люди короли, решали, кто же этому делу мастер? Узнали. Наш товарищ Григорий Иванович Носов он выдал через людей нас двоих.

      104. Об этом у нас мысли не было. А Григорий нас с Павлом Ивановичем  предал. Об этом мы не подумали. А люди сами это сделали. Им хотелось, чтобы я перед ними за это ответил. Почему это так в жизни получилось, что я такой стал. Я частной собственностью окружил себя, не считался  сам с собою. Это был в природе такой бой. Он не хотел, чтобы я в то время  жил в недостатке. Она мне раскрывала все мои глаза, чтобы я далеко видел. Я готовился своему родному отцу помочь путем нелегальным. Я торговал мукою, возил из одной местности в другую на лошадях. А тогда транспорт по земле отсутствовал, везде и всюду сорила претензия. Этих вот людей, которые находились в Константиновке продовольственным отделом. У моего отца он отобрал заработанный мною хлеб, я от них получил документ. Говорю: раз меня в этом обидели, то я свое возьму.

      105. Я без всякой мысли это воровство меж людьми сделал, обидел Шевердина ульем. А за него взялось все село, чтобы меня так наказать. За это все, мною сделанное, меня очень сильно били. За что? Я сам не знаю. Крадут все люди, судом наказываются. А чтобы бить. И решили меня за это сделанное мною дело, люди поводили перед людьми перед домами, чтобы я знал про это дело. Эта история сделана мною. А мои однолетки, мои товарищи за это дело взялись и смеялись надо мною, и хотели народным судом  наказать. Им суд отказал. Разве можно было это забыть. Они меня  навеки заставили  меж людьми остаться, я и остался таким человеком. Это дело  меня сделало  перед всеми  людьми плохим. Я не смог перед всеми нигде оправдаться. Что я только ни делал меж людьми, всю свою возможность  за это отдавал. А как было пятно, так оно и осталось  пятном.

      И вдруг наши люди захотели земли Привальской, то есть вольной. Стали собираться кого-то послать ходоком. И в эту минуту жребий провели  на  мою долю. Меня посылают от бедноты, и посылают богатые люди ходока. Мы едем в Шахты для того, чтобы найти на это дело участок земли. И вот нам дается участок 470 гектаров в Гуковском сельском совете Красно Сулинского района, с оплатой за землеустройство. Оказалась, что беднота  этого не сможет  сделать. 

      106. Включились люди зажиточного характера, и меня как такового ввели. Я стал как доверенное лицо в этом, что мне и помогло с ними на это место переехать. Стали жребий кидать на имя, какая фамилия. На мое пал, хутор Иванов. Уполномоченный был я этого хутора. Но жизнь была не одна, все в селе моим недовольны. Взяли, сменили, поставили  своего человека. А душу мою как завоеватели большевика не отобрали. Закупка, продажа хлеба государству. Только мой отец сознательно вез хлеб, в чем играла моя инициатива, я делал. Партия – это люди обиженного характера, их родили люди безграмотные, и не имели у себя сил стать на арену  своей жизни. Сделаться  между людьми идейным человеком, чтобы бедному, больному помочь. Чтобы он получил права такие в жизни, как был теоретик Ленин. Он за собою в бой повел обиженных в природе завоевать между всеми людьми право быть в обществе доступным человеком. Не таким, как был Ленин. Он права человека отнял, а свое между людьми коммунистическое, революцию  с людьми  в природе поставил. И назвал землю, воду и воздух достоянием народа. Ленин был обиженный  между капиталистами, он посвятил жизнь свою на то, чтобы такого больше не существовало между людьми самодержавия.

       107. С его теоретическими идеями люди пошли в бой, кровь пролили себе, а власть советскую завоевали. Сделались хозяева природы, им надо было  ихнее. Они старались по Ленинскому для людей ввести новую экономическую политику, чтобы на этом всем построить социализм. Ленин в природе на людях, он убил их здоровье. А по-своему  вовлек ученых, чтобы они ему задуманное сделали между людьми. Новое свое, теоретически новое государство. Вот поэтому Ленин не был прав, он в природе сделал шаг неправильный. Землю от человека отобрал, сделал землю общественным достоянием, а бедного человека  пригласил в партию коммунистом быть между людьми. Научиться теории, и с нею стать на арену  между людьми командиром таким, как был Ленин. Он ученого заставил трудиться, по старинной дороге идти. А бедному указал его землю, на которую ввел машину. И стал людьми создавать экономику не так тяжело, как это было раньше в природе. На смену  этому всему  пришла между людьми  сделанная учеными техника. Она Ленину через непонимающих людей в природе ввела революцию. Ленин был ранен, но люди  это начало поддержали, и стали машиной ухаживать за землей. Люди стали не лошадкой, не сохой пахать землю, а пришел в борозду трактор. Он стал глубоко класть  пахоту под зиму для влаги. Он стал людям своей силой помогать, чтобы с природой легко управляться.

      108. Это все стали делать для того, чтобы дан был между людьми не черный хлеб, а белый. Чтобы мы одевались в хорошую одежду и теплую.  А дома мы ставили многоэтажные со всеми удобствами. Это было, это есть, оно и будет в природе. Так люди Ленина  не уберегли. Он умер также, и мы будем в природе так помирать. Враг был, враг есть над человеком, и так он остался в природе. Мы с вами теоретические революционные люди, все старое снимаем, а свое новое  ставим. Наше незнание есть в природе. Мы с вами, все люди, не научились жить. Нас окружила природа своими силами, нам не дала жизни. Вот чего теория Ленина нам в жизни создала. Мы были до этого глубоко зависимые от природы и самодержавия. Нам наша революция дала Ленина. А он нас на святой путь не посадил, а больше от всего он нас заставил  в природе быть человеком зависимым. Мы люди новое в жизни получили звание стать на арене коммунистом. А раз человек  есть коммунист – такой же человек, как был когда-то Ленин – он не какой-либо специалист. Он теоретик политик с экономикой. Чтобы они по его задуманному теоретически сделали между людьми свое новое государство.

      Природу как таковую силу он не знает. А в ней в такой  есть две стороны для человека в его жизни. Он идет по одной дороге, другая его ждет сама.

      109. Поэтому Ленин ввел человеку живому физический труд. Он сказал так, как не говорил человеку царь. «Кто работает, тот и ест». А кто не работает, он без него умирает. Труд есть дело, а его делает человек, он в нем теряет силы. Да еще он придуманным временем окружил себя. Хуже стали заставлять в труде человека, так, как на войне заставляет командир солдата. Это все наделала в людях революция. Ленин ошибся, он чужим стал строить социализм, он умер. А мы теперь научились легко приобретать сырье, и возделывать его тоже легко.

      Я эту такую революцию не завоевывал и не строил эту жизнь. Моя дорога одна из всех. Это – холодно и плохо, от чего в природе не отказался на себя это взять. Чужого не хочу брать, чтобы принял. А вот сказать людям про это мое место, на котором я никогда не сажусь и не захватываю. Это не мое место, на котором все люди  стараются просидеть. Как люди стараются это место захватить. В природе очень много таких мест, и разных наших дел, которых люди стараются сделать. Они для этого дела за время готовятся. У них такая мысль их окружает, они без нее не люди есть. У них весь год напролет, к чему следовать, об этом деле думать. Если он не будет об этом думать, он не сможет попасть на свое указанное место. Царь Романовых 300 лет своим самодержавием существовал. А пришло такое время в люди, его с престола сняли. На его место попал теоретик Ленин.               

      110. Об этом месте многие говорили, думали на него попасть. Но болельщик был на стороне бедных Ленин. Они его приняли стать главою над всеми людьми. Он их всех старался по-своему по ленинскому в этом трудиться. Ленин больше ничего в природе не знал, как только надеялся на людей, что люди – это есть все для жизни. Они стали места свои захватывать по ленинскому, чтобы люди в этом работали, а я как таковой их учил. Им надо будет  жизнь, которую они у себя не ожидали. Их такое условие окружило. То было право царя. Капиталисты жили хорошо, а бедные нет. А сейчас взялся  за это дело бедный. Его проводил Ленин учиться, чтобы он учился на это дело, чтобы командовать страной, людьми управлять. Люди людьми распоряжались, они и будут  распоряжаться, ибо между ними такой поток. А в потоке мы сами научились умирать. Я тоже такой был, как все люди, зависимые в природе. Нам, всем людям, приходилось такими быть. А что из этого всего, если живут люди хорошо. От них это право  не отбирали. Они через это все в жизни своей помирают. У них всех такое право учиться. Мы хотим все подряд, но чтобы все этого научились, этого нет. А вот это есть.

      Здравствуйте, дорогой незнакомец! Извините меня за беспокойство. Но я так много слышала о вас, то невольно  решила вам  написать. Вы исцеляете от всяких болезней. А меня мучит недуг несколько лет. Но врачи определили, у меня сахарный диабет.

      111. Говорят, неизлечимый. Но я почему-то считаю, что вы, наверно, вылечите, так как отзывы о вас очень хорошие. Прошу вас ответить на мою просьбу. Мне врачи определили  всего год эту болезнь, мое заболевание. Но хочется пожить, и воспитать детей. Но извините. До свидания. Прошу дать ответ на мою просьбу, как по вашему делу продолжать эту вот работу.

      Она начиналась с одного человека, у него был туберкулез, кости гнили правой ноги. Что бы вы сделали, если бы к вам этот человек со своей костью обратился? Вам этого дела не сделать. Это сделать только сам Бог земли сможет. Он везде и всюду. Считается независимым человеком в природе. Он с нею не воюет, и не делает то, что люди стараются сделать. Их она заставляет на одном месте не стоять, а двигаться дальше за тем, чего люди не имеют. Им это  надо. Они этот космос раскрыли. И заставили  ее так терпеть. Туда в атмосферу пускают спутники один за другим. Они не возвращаются на землю, там все горят. Это люди не прекращают делать. Наша наука медицинская, но развитие большое на человеке опознать диагноз. А чтобы быть в этом болельщиком, как это полагается, мы боимся, как врага.       

      112. Капризно относимся, не любим свою работу. А кто нам за этот каприз поможет? Мы с вами делаем административный, весь персонал держим по указанию главврача. А он ученый человек, знает свою работу. Сказал – надо делать. Он является от всех старше. А раз он старший, то и любая нянечка распоряжается над любым лежащим больным. Он находится в больнице в режиме ученых. Человек сам в больницу пришел и увидел  весь распорядок тот, который делают врачи. А ты заразный больной, за тобою надо людской уход. А врач после тебя  руки моет, он эту болезнь не хочет на себе иметь, боится заразиться. А Бог всех больных целует, с них снимает  их все болезни. Он считает, сам находится между воздухом, водою и землею живым. А природа его окружает, она ему во всем  таком помогает. Кому нужен стонущий  и капризный в жизни человек? Он всегда любит человека вежливого. Он так в жизни своей делает для того, чтобы за тобою осталась заслуженное. Учит человека теория. Она учит человека, чтобы он знал за историю прошлую. Она учит человека всеми достоинствами. Он в природе огородился технически, как в данное время живет наш человек. Он огородился однобоко в природе. Она его хранит как живого человека, а технически вооруженного от себя гонит.    

      113. Человек не должен много знать. Это знание людям ничего не дает полезного. Лучше знать меньше, чем знать много. Человеку надо будет  чувство, которое надо природе. А в природе есть люди. А в людях есть сила общего характера. Я их как Бог, пришедший на землю для спасения мира. Я есть человек не такой, как все люди, зависимые от природы. Они бедные в жизни люди, им надо иметь. Их такое дело одно из всех, в природе нет того, чего им надо. Если только нет у них в жизни.

     На небе туч нет, то уже стоит ясная солнечная  погода, сушит  почву. И на это имеют общего характера свою болезнь. Они начинают лазить по природе, особенно роют у самих себя, что они сделали сами, их есть в этом общая болезнь. Они думают за эту вот лежащую землю, она у нас сухая, и нет на ней роста. А раз роста нет, то какая может быть прибыль. Наша с вами такая мысль: сегодня поел, а о завтрашнем думай. А раз человек думает, уже надо будет делать. Мы с вами  сегодня делаем, завтра делаем, этому делу нет конца и края. А если только бросить это дело делать, мы тут же помираем. Наша слабость такая. Прежде чем жить, нужно помыслить, что нужно человеку сделать без всякого труда. Труд – это есть дело, его делает человек. Он ему в жизни будет  надо для того, чтобы от него прибыль заиметь. А эта  прибыль чужая природная, никогда она не умирает.   

      114. Богу права не дано наказывать человека. Он всеми людьми обиженный в жизни. Его наказывать, с него смеяться никому права не давалось и не дастся. Ученые люди будут в этом обижены. Природа им нанесет болезненно. Они будут бедными людьми. Это было, это есть, и это будет. Жизнь одна останется за одним Богом. Он будет жить так, как это в природе надо. Он говорит. Все, что мы делаем, это наше, нами сделанное. А то, что он имеет, то его есть. Он как таковой между людьми родился, он свои силы представил в природе. За то, что сами люди  этого дела, они хотели, чтобы природа сама за это все  его как такового  полюбила. Он  в людях стал эту копейку от богатых людей получать за свой физический труд. Я, как и все люди, крепко боялся греха, а сам его в людях делал. Рано молодым  уже учился воровать, меня учила обстановка. Я сам себя не жалел, а делал в людях. Меня в этом ловили, били народом, наказывали самосудом. Я в рамках танцевал, был между людьми обижен.     

      115. Люди надо мною насмеялись. Я был ими окружен. Без шахты я не был, в ней трудился. А потом стал заводским человеком. То я давал уголь на оборону сам физически вручную. А здесь уже делался аммонал. Мы участники, войны помощники. А за что, сами не знаем, в природе увенчалось. Она условие создала. А в ней есть, чем доказать, и сделать человеку, чтобы он знал про его, которое делалось им. Это же не то, чего мы от природы с вами ждали. Нам не нужно будет это. Что мы с вами имеем, это не все, чего мы дождались. Это время, оно и к нам по своим порожкам  поднималось. Все же, хоть с большим трудом мы с вами ждали, дождались. А когда мы стали в природе делать это новое, то старое, наше прошлое, не давало нам. Чтобы новое получилось, у нас сил не хватило. Мы с вами взялись, все свои планы в этом в природе представили. Как люди нам хочется этого дела всем достичь. У нас в людях на это делается большое и сильное соревнование. Мы между всеми людьми ставим своего  патриота. Его им мы показываем как героя для всех. Он им.

      116. А они  это дело видят, что у нас есть такие ветераны, заслуженные этого дела люди.  Мы их показываем им, говорим словами, а что из этого мы с вами  получили. Эта система, которую люди в природе раньше имели. До этого у них меж ними рождался в не такой форме преступник. Он мешал окружающим, и его ловили, и делали показ, вешали на крест, его мучили, отрубали им головы. Люди это дело видели, но не страшились его опять сделать. Если бы буржуазная система знала в природе, что Ульянова семья им несет такого сына, они бы с ним так поступили, как ни с одним преступником не поступали. А то ведь на это дело  родилась в природе партия, а у нее все мы, люди теоретического знания. Они мстили, они думали, они покушались на самодержавие, их постреляли. Ленин был ученик, брат. Он свою жизнь вместе со своей семьей посвятил политике. О политической жизни он думал, он был юристом. Он стал на защиту того, чего в жизни в природе в людях не было. Он ввел это все для того, чтобы между людьми не было никакого такого самодержавия. Он так поступал  с советской властью.

      117. Когда Ленину пришлось  ввести  в жизнь  новую экономическую политику, он ошибся. Он стал ученых заставлять. По его мысли, надо  строить социализм. Люди ученые погнали в бой за новым небывалым. А чтобы между ними получилась польза, они этого не сделали. Как был между ними враг злейшего характера, он между людьми  и остался на сегодня. Это хорошо было Ленину заканчивать со старым режимом. Все люди на земле обрушились со всех сторон. Свои генералы лезли, нападали на бедных крестьян, на рабочих. Они не знали, что с партией вместе родился Порфирий. Он уже был на арене со своими силами. Лез к тому, чтобы русские капиталисты Гучков, Меликов поднесли царю без хлеба соль, чтобы он от престола отказался. Так и сделали они. Царь сумел призвать Порфирия на службу своего начатого дела в 1917 году. А природа не допустила, чтобы царь был в России. На проезде в дороге Порфирий увидел студентов, которых забирали  жандармы. Он вспомнил про шахту. Был политик, проходил по волчьему билету, он сеял слова наперед об этом. Теперь царь в руках Временного правительства у Керенского, он тогда возглавлял. А Ленин был за границей со своей большевистской идеей. 

      118. Он через прессу оттуда кричал про советскую власть русского народа. Для Ленина история эксплуатации была известна, как чужие государства Англия, Франция окружили Россию своим капиталом. Но она сделала Порфирия уже воином в шинели. Он попал близко к царю в полк с его фамилией. Он только не видел царя. Но Ленина ждал на своем посту с винтовкой в руках – так было приказано. Если Ленин будет идти, чтобы я в него в упор стрелял. Я его лично не видел, и за капиталистов я был не болельщик. Я был пролетарий всех стран. Мое дело – было смотреть, слушать. В России было много людей, ими распоряжалась буржуазия. Она союзница с Англией и Францией. Они вербовали к себе русского воина. Порфирий тоже выложил желание ехать к союзникам. А к нему как русскому человеку русский подходит и спрашивает у него: «Где ты родился?» Я ему говорю: в России. А он сказал: «Сумей умереть в ней». Порфирий и это не забыл. Он думал о войне, о передовой, чтобы воевать. Это его была такая мысль, он так сказал: или грудь – в крестах, или голова – в кустах. Это он знал об этом, и старался силы  свои направить, это его была неправда.   

      119. А тогда были июльские бои, где Керенский кричал свои слова «До победы воевать», да был уверен в союзниках. А Порфирия уже они вытолкнули, они не дали работать, он был у них обиженным. Это для них неудача, силы были на арене  у Порфирия. Он дрался за фронт, ему было это надо. Он пошел добровольно в маршевую. Ему хотелось закончить войну путем своих слов. Он от самого Минска по фронту прошел до самого Галича. Всю Галицию сдавали без боя. До реки Збруч. Вот где наши гвардейцы стояли. Им пришлось сняться, и в тыл на Каледина на Дон, в Ростов для смирения. А немец играл роль над русским. Ленин мирился, он – за то, чтобы не было войны. А учредительная компания кричала, ей требовался президент. Большевики взяли инициативу, свергли царя, ввели советскую власть. Юденич на Петроград лез, а Колчак бился за Сибирь, иностранцы лезли на Москву, Краснов отдавал Кубань, Дон – Корнилов. На деревне существовал немец, забрал Украину. А гетман с Петлюрой воевал, им немец не мешал. А Махно громил немцев. Словом, была непонятная картина. Ленин был на стороне бедных и рабочих, крестьян.          

      120. Это все не наше есть, а сумасшедшая жизнь, она такая не надо нам. Мы за 50 лет все исчезнем. Таковой человек не имеет  полного права от Бога нашего человека заставлять любым делом, также бригадир, то же самое он от них на любом фронте зависимый. Офицер своего солдата ставит и приказывает, чтобы он убивал человека, какого он не знает. Это все есть чужое природное. Может стрелять, может и не стрелять орудие. Точный обстрел он может делать, не делать, и перелет. Вся эта наука, она заставила человека с ума сходить. Он в этом деле не живет, а умирает. А делать, он делает. Ему за это деньги получать. Он бедный, в этом деле не верит живому энергичному природному без конца и края. А верит куску химического дела. Это хлеб, или тряпка материи, хоть стройматериал, он делался специалистами. Особенно, у Гитлера был танк, его брал русский снаряд. Это было природное такое между людьми дело, оно делалось сумасшествием.

      121. Если бы не Бог был в этом деле на земле, Гитлер засиял славой. Он как человек задумал сделаться владыкой над всеми в такой войне, как была отечественная война. Она не была технически вооружена. У нее было, и думал сам  человек. Он ее начинал, он ее и закончил победою. Это все делало оружие, а в ней сам человек. То, что он технически сделал, это он за это будет  отвечать. Он вырезал самую лучшую в лесу палку, и ею гурт скота заворачивал. Он этот скот не упускает, чтобы он пошел куда-либо слоняться. Хозяин добру есть человек, он его в природе нашел. Им он окружил  все это  природное добро, которое человек назвал своим. Он сам смастерил хлеб или же нож  с железа, стал нужное резать. Он распоряжается, как своим добром. Человек есть человек. Он все будет делать, ему лишь бы деньги. А за деньги  и жизнь в этом теряет. Он же обиженный человек, ему приходится эту копейку создать, он нуждается в этом. Если у него не будет, он без этого делается больным. У него уже и сил нет. Он живет тогда, когда живот полон. Ему же требуется еда, это его пища, она его досыта кормит, поит водой.   

      122. А мы раньше брали и теперь берем человека и делаем его солдатом. Он у нас подчиненное лицо. Ему скажи – он все делает. Его готовят на случай  какой-либо войны. Этого человека посылают на первую линию. Он обязан это право защищать, оно есть наша жизнь. Кто его строит, это право? Ученые люди, их заставляет условие. А условие рождается природою. Это всему вина человека, он заставил себя  быть в природе  зависимым. Ему надо была земля, он с нее как источника тянет все. Ему надо уголь, он нуждается рудой и нефтью. И нужна также площадь, она его заставила  за нею ухаживать, чтобы с нее делать грядку. А в нее сеять зерно, чтобы получать урожай. Этим люди заставили одно время  пожить, да этим полакомиться. Это его в этом есть жизнь временного явления. Это все сделали люди, они не имели полного права этого делать. Они в природе звери,  один другого за землю убивают. Природа, она от  них терпит. Она им дает, они у нее ищут. Когда находят, этим добром радуются. Это их плоды. Они ими пользуются одно время, а другое – это все горит, уходит с жизни. Человек не перестает делать свое дело.   

      123. А этих дел на земле очень много. То, что люди в жизни делают, это их большая ошибка. Если кушать все время, а когда- то и устанешь. Также и одежду до одного времени. Это мы хвалимся чужим, а не своим. Надо давно эту психическую штуку бросить. Ибо мы себя приведем к недостаточному моменту, нас окружит недостаток.

      Мы у себя родили человека, он у нас родился не один. Для чего мы их такими  народили? И послали их по такой дороге, по которой вся наша история всей нашей молодежи. Она у нас окружила себя одним – это наша  всех есть природная зависимость. Она нами найдена и введена людям. Мы сами себя научили  не жить, как нас учит сама природа. Она этого не хотела, чтобы мы делались такими в природе. Мы не умеем держать свою вежливость перед другим человеком. А жизнь наша требует от нас  быть гордым человеком. Нас на это учит наша вечно развитая на нас такая обстановка. Что я есть за человек русского характера? Я не смогу напиться пьяным  и своему товарищу по детству морду побить. Если я этого не сделаю, то сделает он. Как делает природа на нас таких. Мы гуртом на нее наступаем, и ее добро отбираем, говорим: это мое. Я, мол, это сделал. Значит, присвоил свою зависимость.

      124. Вся наша молодежь живет так, как учат ее люди. Мы идем в бой наш природный для того, чтобы получить жизнь в ней теплую и хорошую. Она с нами так не живет, чтобы вечно с нами жила. Она от нас уходит, и так она с нами не живет. Как получилось с другими воинами, с другими вождями. Нам до них не дойти, мы люди маленькие. Не сможем по-ихнему  делать свое дело. Сам умер, а вы, живые, делайте, как я старался  людям сделать хорошее. А меня люди, Каплан подстрелила. Значит, я непригоден к тому, чтобы все меня благодарили. Я у одного брал, отбирал, а другому давал. Как это делалось всеми, так оно делается нами всеми. Не все люди  генералами все на себя имели. Они жили, как хотели. Но когда только Сталин  Иванова взял, он его аккуратно проверил с ног до головы. А его тело лежало у Введенского. Он определил по заслугам, положил в больницу, как он клал других. Сталин в этом просчитался, его природа убила за Иванова.   

      125. Хочешь жить – по Божьему люби природу. А Сталин был стратег, убивал людей, сам их в этом сильно боялся. А оно наоборот, его убила природа, он парализовался. Вот что сделал для Сталина Иванов. Он душу отдавал в отечественную войну за людей. Если бы не Иванова сердце, в России царь остался на арене. А то Ленин взял людьми власть в природе, а ученых пригласил делать дело по-новому, по социалистическому. Ученые в природе могли ошибаться, торговать, продавать, умирать. Это не жизнь есть человеческая быть в природе богатым человеком. Это все есть чужое, не наше, а природное. Она терпит от нас всех. Знает, что мы для нее есть продукт не полезный, а вредный. Мы по природе ходим, лазим, ищем в природе то, чего надо будет человеку. А мы все ученые люди. Мы не хотим, чтобы человек жил плохо в природе. У человека одно развитие, а свое то, что надо, взять. Мы для этого живем и для этого вооружаемся, чтобы у нас была на это дело машина, инструмент. А раз это будет надо, то мы  его будем иметь. И имеем землю, самое главное, покрой земли.

      126. Был царь управитель людьми. Он гнал людей в бой, знал, для чего. Ему хотелось иметь не плохую, а хорошую державу. Разве Ленин не знал людей и не хотел с ними жить. Люди – это есть все. А в природе не одни есть люди. А в их жизни есть животное, которое рождается для жизни человека. Люди нелегально  в природе  живут, у них дорога одна – догнать в природе, отобрать и присвоить. Мы теперь берем и хвалим человека технически вооруженного. Говорим о нем, как умелом человеке. На то мы ученые люди, мы много сделали, а предстоит нам еще больше делать, и качественно. На то мы ученые, к тому мы коммунисты. Мы делаем это будущему, тому, кто не рожден. Если бы он знал про это дело, он не появлялся в эту атмосферу. Когда он в матери в чреве лежал, он молчал. А когда он как вновь рожденный появился в наше условие, его тело стало кричать. Он же рожден коммунистом, у него есть весь достаток, нужды ему нет. Он должен учиться, это его обязанность развивать свой мозг технически. Он не должен бояться природы. Он сюда сам  попал.

      127. Его окружило, то не бывало перед ним никогда. Он не окружался воздухом, и не был близок к воде. А по земле не ползал. А когда он попал в это все, он не доверился воздуху, он не стал верить воде, что ей как таковой не бояться. Он не знал, что она ему будет нужна как вода везде и всюду. Она ему будет рождать  живое и мертвое. На ней он найдет, и окружит себя жизнерадостным. Это мать, она ему рождает жизнь хорошую и теплую в техническом виде. Как люди захотели, так у них оно получилось, не природа живая. Его у себя окружила, как животного человек. А дело, сделанное им в природе искусственно, ему создало жизнь. Он стал жить по людскому. Как они хотели, так они повернули свою жизнь по-своему, по людскому. Не стали верить природе, что она нас всех так одинаково встретила, как встречает она нас сейчас живым энергичным таким. Как его окружила своими силами.

      128. Оно в матери поломало стенку, ему приходилось толкать своей силой. А вода ему след промыла, земля приняла тело магнитом, как клеща. А мы с вами такие люди есть в нашей жизни, не верим естеству природы: воздуху, воде, земле – что нам все дало через наш любимый труд. Мы давали, мы сделали в природе. Делали, сделали. У нас получилось кусок хлеба и кусок тряпки, чему мы больше поверили, чем приходилось верить  естеству. А больше нас потянуло на искусство.

      Иванов тут  выступает, говорит об этом. А что же меня такого вот в природе спасало? Я не ходил в своей жизни, а я прожил 35 лет, проходил в шапке. Я боялся природы крепко. Меня учило людское условие каждое утро  каждый раз эту шапку надевать на голову, и ею как человек просто хвалился. И так же сапоги  одевал теплее да красивее. А почему сейчас не одеваю? Я это нашел сам, эти силы в природе, ими окружил себя. Говорю, это не играет роли.

      129. Он это сам сделал, нарядился до красоты, наелся досыта, в доме завалился и спи, пока здоровый. Это людская привычка делать, они делают их дело, на это они есть люди. За большую славу тот меж ними идет вперед деляга, умелый человек. Он их за собою так тянет. Сами они его не будут благодарить. А то у них на доске идет соревнование. Между ними сознания нема. Они считают: впоследствии, когда расходуются найденные залежи, они найдут для себя что-то другое. Мать природа является для жизни человеку  источник. Он обязательно исчерпывается навсегда. А мы не хотим  с природою так дружить, как подружился в данное время  сам Иванов. Он природу на себе переделал из искусства в естество. То природа была людям враг, они ее крепко боялись, и до сих пор они ее боятся. Делаются в природе не физически здоровыми людьми, а взялись за  технику. Она у них везде и всюду прогрессирует.                 

      130. Люди придут к тому скоро, ничего не будут делать, руки в брюки, зачем оно мне. Этого наши коммунисты не захотят. Они молодежи  все это делают, хотят своим в природе, в такой, как она сейчас есть. Она имеет у себя две стороны для людей. Одна сделана людьми для жизни, чтобы жить в природе через свое дело. Он его делает  для того, чтобы людям не всем жилось хорошо и тепло. Так оно людьми делалось, делается, и будет в природе делаться. Человек любой не живет с кругозором, он живет однобоко.

      Я вам расскажу за появление  в природе любого человека. Хорошее настроение, бодрость заставили самку взволноваться. Похоть, она окружила его, сделать над самкой. Он как самец накрыл ее как самку. Она услышала,  у себя что-то такое делается, какая-то есть тошнота. Мать природа дает ей, чтобы она знала, как вновь рожденного. Он там в форме человеческой жизни сам себя совершенствовал.       

      131. Его мать в себе выхаживала как свое любимое дитя девять месяцев. Он там как такой матерью держался. А когда ему рождаться, то тут сосредоточилась сама природа такого человека встретить. Первая, самая главная послужила наша бурлящая вода, она ему промыла след. А по этому следу человек вытолкнут на землю с помощью воздуха. Она приняла всех одинаково. И так же рождала для этого Иванова. Он родился, как все люди на земле. 35 лет я жил так, как жили все. Делал то, чего сделали все люди. Эту жизнь, это дело моя рожденная  идея не признала, людское. Она людское не взяла. Говорит нам, всем людям. Когда я как человек создавал то, что все создавали, я оставил рукопись. А сейчас за их все чужое. Оно дает человеку плохое и холодное, он в любом  направлении обижен.      

      132. Вы хвалили, просили. Но пользы сам себе не нашел и не дал ее другому. Это было раньше, они говорили. Бог придет, грешных осудит, а праведных он с собою заберет. Кто же согласится с этим словом. Он много оставил  для нас. А как он умер, знает одна природа.

      Я вам свою идею раскрою на своей родной жене Ульяне Федоровне. Она заболела осенью, когда не было  нашего белого снега. Она встретилась с парализацией  левой стороны. Рука и нога отнялись, не стала владеть языком. Врачи пришли на помощь, дают уколы, сделали свою порцию. Ей помогло одно, а второе: как трусилась, так она трусится. Врачи и на это пошли, стали давать медикаменты, таблетки. Они ее заставили  свое последнее здоровье  оставить позади. Она потеряла на все надежду, чтобы жить. Я был на это время в Москве. Когда приехал, мне заявляет  мой сын, говорит: «Мать умирает, а ты разъезжаешь». Я был ее муж. Ничего не поделаешь, пока роль играет смерть.   

      133. Я с этим делом не согласился. Взял на себя всю эту инициативу, которая всегда предо мною стояла, как перед дельцом. Это была моя болезнь. Какой же я такой делец в этом деле. Жена моя, она мне не верит, что я такой  в свете есть. Она мною распоряжается как жена, кое-когда покрикивает, говорит: «Ты глупец». Словом, неловко терпеть от жены. А может, по ее выводам, заслуживаю этого дела. Я очень крепко в этом деле терплю. Моя жена, она в моей идее была инициатор. Спасибо ей, и спасибо людям, что они меня так поддерживали. Они не жалели копейку мне давать. Если бы моя  жена Ульяна Федоровна не видела живой в этом факт, она, может быть, своего мужа с колеи прогнала. Ульяна  Федоровна темная женщина, но она моя опекун есть. Ей как таковой  женщине уже пошли годы на восьмой десяток. Мы с нею прожили 56 лет, проба золота. Если бы она меня не любила, по ее выводам, она сделалась в природе, как и другая, не такой. Мы с нею делали отцовскую собственность.

      134. Она делалась мною, ей приходилось расти за счет моего индивидуального умения. Я был этому всему вор на каждом в природе месте. Меня беднота послала, как ходока, а получилось, пришлось отступить от этого всего. А вместе с людьми богатых условия выйти. Они мне в жизни отцу Корнею Ивановичу помогли своими деньгами. Я стал этого общества уполномоченным. Долго в таком обществе не был, они меня как шахтера большевика отстранили. Я как был этому делу борец, так и остался. Хлеба покупку сделал сам. За мою работу на селе я был принят в ячейку нашей партии кандидатом. Условие мое жизни вместе с женой и детьми мы переменили. Сельское хозяйство оставили позади, а взялись за городское, где мне пришлось работать мясником. Мое общество хотело меня убить чисткой советского аппарата  торговли. Я был один между всеми восстановлен Долгих Алексеем. Меня знает хорошо по работе нашего хутора Иванова.     

      135. Секретарем был Борщов, теперь генерал Красной армии. Он меня как коммуниста принимал в  ряды. Я и делал, и делаю, и буду это делать для нашего всего мира народа. Пусть они поверят истине с кругозором, но не однобоко. Вот тут-то я встретился с мыслью, сказанной Лениным. «Прежде чем стать коммунистом, надо быть мировоззренческим человеком». Я частную собственность отца родного поддерживал, любил его как шахтера. Я не жалел  самого себя, а личность отца выводил в хозяина. Он имел  живую силу. Быков две пары, да лошади были маршальской породы серой. Мой отец как красный пахарь ездил по базарам, продавал продукцию. А когда приехала закупка хлеба на селе, я стал  на арене  своих товарищей. Меня они взяли в город мясником, о чем уже писалось. Сейчас я попросил Подгорного как председателя Верховного Совета СССР. Он поручил ученым врачам с этим делом разобраться. Есть, чем заниматься ученым.

      136. Пусть прочитают в «Школьнике», он не отошел от идеи. Эта идея никому не мешает. Ваше дело – строить. Иванов свою дорогу взял, а вашу людскую вам оставил. Это эволюционное дело, его дело в природе выиграет. Он теперь занимается со своей женой. Она страшно боялась холодной воды. Ей сказали: у нее затемнение легких. Этому заболеванию верить надо всем. И я как закаленный человек этому не возразил. А как же я даю  свое учение любому заболевшему. Я учу  каждого человека, чтобы он учился в природе любить ее так, как люблю я ее. Она любит меня за то, что я проложил мысль так, чтобы между людьми осталось мое учение. Я учу, как все люди должны утром и  вечером  два раза в день холодной водой мыть ноги. Это есть пробуждение нервной части мозга. А потом. Свою вежливость перед людьми надо оставить. Это когда ты идешь по дороге своей, а против тебя идут. Ты от них не жди милостыни, а сам старайся между ними поставить. Своей головкой поклонись, и свои слова ты скажи: «Здравствуй». Дедушке или бабушке, дяде с тетей и молодому человеку. Твои слова – твое дело, а они как хотят. Потом. Мы должны между собой найти бедного, нуждающегося человека. Ему надо в этом помочь. У тебя есть то, чем надо будет помочь.      

      137. Ты без всяких слов не давай. А скажи: я, мол, даю это все причитающееся за то, чтобы мне в этом было хорошо. Без всякого  ты отдай. Четвертое. Надо покушать в пятницу вечером, всю субботу напролет не кушать до самого воскресения, до 12 часов дня. А когда время пришло, надо садиться кушать, без воздуха не садись. Выйди на двор, подними  лицо вверх, и с природы тяни воздух, проси: «Учитель, дай мне здоровье». Это будет для тебя праздник еженедельный. Человеку любому надо не харкать на землю и не плевать, не пить, не курить.

      Я это все сам на себе  сделал, провел такую практику. Моя жена об этом деле хорошо знает. Она не хочет, чтобы ее  муж такой был. Не хотела она видеть много людей приезжающих крепко больных, были в недугах. А когда он или она получат учение Иванова, она или он попадают в хорошие условия. Человек был больной, потом он делался  здоровый. Это она знает, но как мужу своему не верит. Она говорит: «Я твоя жена, ты обязан это сделать как жене». Своих в этом деле нет, а все должны быть одинаковы. Они должны сделаться лучше и проще, чем были. Люди, они как один должны одинаково мыслить. Своего врага должны победить, как побеждает  врага своего  сам в природе Иванов. Он роится в людях своих заглазно, чтобы их победить на их ногах.

      138. Они думают про свое житие-бытие. А у Иванова мысль другая. Он в жизни желает хорошего. Люди все есть такие, как их мать родная, она сделала у себя отцом. Это вот такое дело, от чего ее тело стало крепнуть. Мать была, не своя она оказалась в жизни. Она стала рассуждать, по природе лазить, ищет в ней причину. Она ими двумя рожденная. Как будто мы такого плохого не делали. Если только хорошенечко разобраться с делом  нашим, все это наделала мать. Она возбудила своего мужа. Он как петух, который на наших глазах курицу накрывает. Так и в человека в природе происходит. Он – это маленький человек. Через мать свою, он услышал себя как живое существо  в теле. Мать, она дала знать, что такое есть в моем теле, оно жизнью хранилось, береглось. И ждала такое время, в чем приходилось избавиться. Это же мать своего дела.      

      139. Она в процессе в жизни разумела, что это есть в ее теле дитя. Она его хранила  у себя, девять месяцев она его проносила, да продумала за свою встречу в природе. Он же к нам придет  человеком, живым человеком. У мы уже люди, его встречать должны по уму техническому. Мы сами одеваемся, сами кушаем, и сами заходим в дом, в нем живем. Такое мы дело у себя  создали. А теперь мы  готовимся с вами  вместе встретиться  с ним как таковым человеком, которого мы в жизни не видели. А сейчас встретились. Он нас, таких забияк, испугался, закричал своим телом. Уже его что-то наше сделанное беспокоит. Мы ему все представили, что у нас было. Это наше дело, оно ему сделалось прежде времени – одежку, пищу и уют. Он умолк, у нас еле уснул. Мы замолчали, значит, поняли они, наше по душе пошло. Оно свое время поспало, и тут же устало с криком. Я родился в природе так же, как и все люди в природе родились.     

      140. Мысль такая между людьми пролазила. За нее никто так не брался. Это дело спокон веков лежало, так оно и пролежало мертвым. А когда-то надо людьми до этого дела дозреть. То природа вводила в историю нашу людскую  человека. Под ногами лежало две пути. Одна  была красивая, хорошая и теплая, на ногах. А вот другая, очень холодная и плохая, разутым ходить. За эту дорогу взялся думать от самой головы и до ног сам лично Иванов. Он окружил себя мыслью одной для всех. А почему это так в жизни получается? Люди в природе так они кушают пищу сладкую, жирную досыта. А одеваются в хорошее и теплое по форме. А в доме живут со всеми удобствами. Казалось бы, это в жизни есть спасение. А когда мы в этом всем с вами пожили да в этом повольничали, с нами повстречалась неприятность, которую мы не ждали. А ждем от природы свое хорошее в жизни. Это бывает один раз в году. Природа, она себя меняет. Из-под ног уходит с земли белый холодный снег. Мы с ним последний раз, ему сказали «прощай на целый год». А в году приходилось на земле трудиться так, как трудимся мы все время.

      141. И вот с таким человек и был в природе зависимый  от нее.

      Я родился  от своей родной матери, как и все люди рождались. Они тоже, как и я, находились в своей матери родной в чреве, ее теле. Она свое родное дитя девять месяцев берегла. Ей хотелось  его или ее  родить на белый свет. Она так сама о дитя думала и просила Бога, чтобы он ей послал  здорового и красивого дитя. Это любая мать желала видеть в природе своего родного дитя, но это так не бывало. А в природе  рождается урод. А это бывает через то, что мы не знаем в своем деле, что мы делали. Свое удовольствие  создавали. Нам лишь бы от этого дела приятно и хорошо. Мы на это дело женились, чтобы получше над женой распоряжаться. Человек здоровый, он за это дело как мужчина не смог забыть. А она лежала в постели сбоку, женщина со своей такою мыслью, как лежал  сбоку  мужчина. Это его было дело самку крыть. На то и вводилась  меж живущими людьми такая жизнь в любви. Они не молчали, у них между двумя лежала своя тайна.

      142. Они по любви сходились, друг дружку полюбили, как голубка голуба. Они втайне условились сами с собой петушками. Бодрость была так вот делать.  Мне как автору не учить вас, об этом деле сами больше знаете. Это ваш есть такой азарт, вы его ввели, и двое делаете, и его кончаете. У вас плоть  выходит, как в умирающего человека. Куда вы эту плоть девали, один Бог про это знает. Твоя жена это все  воспринимала, у себя это зернышко берегла. А потом  она его, как и все. Люди выхаживали так же само, как моя мать меня в люди таким мальчиком представила.

      Я родился от нее ночью под 20  февраля 1898 года. Меня встретила  бушующая зима, вся в снегу, в сугробах. Я стал между людьми такими зависимыми появляться, их стал в обряде  видеть. И что они в это время друг дружке говорили, и что им приходилось между собою делать. Я присматривался, прислушивался. Запоминал, как эту вот штуку называть. Все это вот осталось у меня в голове.          

      143. А голова моя такая, как и у всех она была. Ноги были у людей, руки. Они сами делали свои индивидуальные дома в своих дворах своего села. Они жили семьями, пользовались источником в поле землей. У одних людей был крестьянский недостаток, а другие жили в достатке. Их обслуживали люди, которые были в селах. Кузнецы ковали железо для какой-либо  детали сельской. У нас также были плотники своего дела. Сапожники шили сапоги, а портной шил пиджаки. Между этими людьми рождались люди доброго характера, они добром, сами люди  себя показывали между собою. У них общество, был избран  из мужиков староста. На воспитание детей и старых стояла посредине села церковь с крестами. Звонила звонами, был при ней поп да другие прислужники. Все они жили  из-за поступающих в нее денег. Мы, все верующие в Бога, старались праздник воскресенье не забыть. Она не заставляла людей в нее ходить. Ходили в церковь любители, сильные болельщики. Они, если имели деньги, туда носили как оправдание свое. Это так введено было меж этими людьми. Были маляры, бондари, торговцы мануфактуры и бакалеи. Еще был для людей шинок, и на это были любители выпить. Были построены свои кустарные ветряки, водяные мельницы.        

      144. А базар общего характера был в местечке, там где был частный капитал. Люди соседями жили через стену. У соседа его земля давала. Не дай бог, у соседа какая-либо новая вещь прибавилась лишняя. Он начинает болеть, ему не хочется от него отставать. А он слышит, но не скоро обращает внимание на его зародившуюся просьбу. Он у богатого обнаружил лишнюю корову, а ее следовало воровать. А у хозяина  ворота большие, стены высокие, а собака на цепи злая, она хозяину дает знать. Он выходит на свое крыльцо, вверх стреляет. Он дает знать вору: не подходи, а то убью. Вор на это дело не решается идти. Уходит от этого  дела, ждет и просит момента. Он ждет  такого случая от природы, от условий между людьми. Я, говорит вор, не перестаю, одно прошу Бога. Он многомилостив, помогает бедным. А дня такого не дает. А все же пошел такой ураганный дождик с ветром, людям не выходи. А вор не спит, он пролазит через ворота. А хозяин вышел, на это такое дело сказал: «А кто по такому вот времени к нам придет». А вор уже стоит  возле ворот давно.

      145. Он ждет своего момента, в который он может взять корову и увести. Так бедный поступил, увел корову. А богачу это уже болезнь, она его убила. Он стал думать: «Кто же это так сделал, что корову воровал?» Надо Богу молиться, а он к колдунье пошел. Надо было Бога просить, а он колдунью заставил возвращать. И так коровы нет. Бедный воспользовался таким добром. Долго не наживался, семья дюже большая. Говорит бедняк: «У богатого воровал, пойду к середняку». А у него поймали. Его осудили, посадили на срок, так он и сидит в тюрьме, и это в природе бывает.  А хозяин крестьянин этот год собрал  урожай, он им обогатился. Сделал у себя пир людской, чему люди позавидовали. Они эту систему ввели: живем хорошо и тепло мы. А Иванов с ними не согласился, не стал этого делать. А взял ту дорогу, которая вечно между людьми лежала. Это Богова независимость. Он с людьми не согласился. А пошел по своей дороге. Он болельщик за обиженного, больного, умершего человека, кто лежит в земле в прахе. Это его есть начало об этом всем думать. Почему  это так  делается всеми людьми? Земля имеет ток, электричество, магнит. А мы в ней закопали  умершего нашего человека.          

      146. Говорим, так будет надо. Мы по предковому явлению делали, делаем и будем делать. А вот по делу Иванова, мы умирать не будем, а будем жить вечно. Мы, люди все, в природе этому не верим. Да и кто это может поверить, если это в мире одно дело делается. Человек он Иванов, любит природу одну и другую. А все любят одну хорошую и теплую. Они зависимы  от этого, бессильны бороться с природой. А раз бессильные, надо отказаться от всего своего. Вот что имеет Иванов. Он такого в жизни ничего не знает, кроме только одного. Он родился в природе так, как рождались все люди от своей родной матери. Она их проносила в чреве так же само, как я  тоже находился. А когда следовало  появиться в природе на белый свет, то тут  уже к этому делу пришла  на помощь сама природа. Она водою след промыла, показала путь. А вслед за этим стал воздух окружать своими силами, чтобы его как маленькое дитя с тела матери вытолкнуть как живого человека.

      147. Он сюда впервые сам попал, и увидел между людьми и природой технический бой. Люди жили в селе, необходимое для себя во дворе  строили. Им приходилось себя как человека огораживать, и помогать животными силами. Он у поля на землю со своей снастью выезжал, как небывалый в селе хозяин. У него были быки, у него стояли лошади, а дома оставались коровы, овцы, и самец, да свиньи с птицами. А за этим вот приходилось ухаживать. Их надо, как самих, кормить, поить и за чистотой следить. Кто этому делу позавидует и захочет. Да богатый человек есть, а есть бедные люди. Они тоже стараются бежать вслед, чтобы его догнать и перегнать, ему это не дается. И так жили люди неравно раньше. А теперь  живут люди при коллективном  труде, они делают дело, хорошо у них получается. Техника им помогает, они ввели в свой труд машину. Она людьми оседлана, заставили ее. Они делают то, что им надо в жизни. Они стали жить против старого лучше.           

      148. На арене в природе для человека есть все. Он разводит для себя птицу, создает свиней, овцы у него есть. Корова дает молоко, есть такие бычки, для мяса заготавливают. Землю  сеют зерном, добывают богатство. Ученые люди, они себя в этом деле развивают, делаются в труде вооруженные с врагом драться. А в природе его очень много для жизни человека. Человек живет, он делает дело для хорошего и теплого. Он не знает мысли больше от этого. Его как такового ведет природа, он присматривается. Видит, что ему надо, он приобретает. Говорит, ему мало. Он, как царь своих людей. Ему было этого дела мало. Он своих людей заставлял, чтобы они делали то, чего было надо. Он любил прибыль. А когда его люди  это имели, он ими радовался. Такими люди, которые не спят, а думают про одно свое хорошее. Царь с людьми жил так, как ему подсказывали люди разные. Были этому всему недовольные, шли люди на покушение, хотели убить такого царя. Он был тут не причем. Такая собственность, она окружала своим. У одного было, а у другого нет. И так ненависть,  одни люди это делают.

      149. Они делали это, они делают, и будут делать. У людей есть руки. Они делают все, ум их мыслит, а ноги их носят. До указанного времени они живут. Их жизнь проходит за счет природы, за счет ее дела. Люди не удовлетворялись одним, их заставляла природа. Между ними родится  теоретик, человек ума, он зовется в этом теоретик. Он был политическое лицо, юрист. А не хозяин жалеть себя и жалеть другого. Ему было мыслить и готовиться, чтобы занять это место. Он сам себя заставлял за это дело болеть, он за людей мыслил. Он не спаситель был жизни. Ему хотелось это государство построить людьми. Между этими  людьми нашлись люди такие, у которых сила была кустарно подойти и ему преподнести свое об отказе самодержавия. Он не в силах был от этого отказаться. Люди это сделали. Теперь кто-то из них это место должен занять. Тот, кто много думал об этом, он крепко об этом в жизни болел, страдал за это. Люди его своей силой избрали, на стул его посадили. Живи и управляй нами, такими людьми.     

      150. У людей всякого рода ученые вводили свое то, что было для закона  жизни надо. Люди в природе – это есть все. Они делают собрание учредительное партии, создают своего человека  в управе. А партии были многолюдные. Кто за кого. Один хвалил, другой красил. А как оно было, людская зависимость, она была у всякой жизни. Надо было генералов прогнать с земли. Надо было людям революцию создать. Они прогнали  с земли генералов старого режима. Люди все сделали. Они в данное время ввели теорию ученых. Люди стали вместе в природе делать то, что будет для людей надо. Мы живем в городах, в селах и хуторах, создаем людьми условия. Люди на воде, люди в воздухе, люди на земле. Все они  зависимые, бессильные бороться в природе, как люди умирающие. Люди жить не умеют, а научились умирать. Идея Иванова правильная: жить в природе холодно и плохо. Куда хуже  может быть от этого дела. Умирать жене жалко, но ничего ты не сделаешь от этого дела. Это все развили на себе наши люди. Мы продолжаем, и слезы льются ручьем. А это может быть с этого всего. У нее такое перед всей жизнью, горит она, если мы этого не получаем, не видим сами. А получаем, как оно видано. Теперь нам надо ведь сказать. Сны как будто подсказали об этом: это стоит великая неправда.              

      151. Война отечественная была между людьми такая, которой никогда между людьми не было. Она вся была природная чужая. Мы за нее знаем. У нас есть для этого дела земля, за которую мы, все люди, дрались. За счет сделанного людьми делалось, и будет нами, людьми, все это делаться. Мы для того люди  с людьми  так дрались. Не считали себя в жизни. Природа, она людям сырье дала, а люди с него сделали брюки, рубашку, сапоги и шапку. Человек в этом сделался сама красота. Этого он мало для себя сделал. Он вооружился в природе до самых зубов. У него есть все, чтобы с нею  воевать, убивать живое жизнерадостное. Оно считается зависимостью в людях. Они многое заставили подчиняться своим умением. Человек научился ухаживать за землей, у человека сделана снасть, в это введена машина. Он теперь не кланяется сохе с лошадкой. У него в борозде трактор железный с пятью лемехами. Водитель специалист, он механизатор, все за ним дела в сельском  хозяйстве. Он же сам агроном.  

      152. Наша людская жизнь такая у крестьянина. Не дремли, а учись делать в природе скорей. Природа это нам дала очень много, и нам для этого дела преподнесла. У нас меж нами завелись люди птицеводы, скотоводы и доярки молока. На все, делаются в этом героями. Мы теперь такие есть люди. Лишь бы поглядел, у нас есть  людская смекалка. Мы кукурузоводы, мы добываем пшеницу, мы ячмень растим, у нас есть овес, сеем просо, сеем бахчу. Земля дает нам богатство. Мы экономисты. Мы государству  хлебородное наше хозяйство растим технически. Мы на это богатые. У нас заводы, шахты, есть нефтяные вышки, у нас идет по трубам  нефть. Мы его продаем. Что надо, покупаем. У нас есть все. Мы люди есть хозяева. В этом деле культурно окружаемся. Учимся мы теории. У нас нет того, чтобы мы не знали. Мы хорошо знаем наш русский язык. Пишем литературно, на этом выступаем. А математикой окружены. На пятерки  физику знаем, географию, у себя держим геолога. У нас люди свои. Если разобраться с природой, она у нас не начата. Север большой широты. А космос у нас высокий, он конца не имеет. Люди сами себе прогрессируют, они эти высоты завоевывают. Аппаратами все делается с расчетом. А одного  люди не хотят в жизни – быть между людьми Богом.

      153. Бог не есть какой-то жулик. Он спаситель людей, болельщик о бедном, нуждающемся человеке. Он хранитель всему. Никому из людей не возражает. Бог есть человек не такой, как есть все люди. Он один противоположный. Он против тюрьмы, против больницы. Он не базарный цыган, и не какой шаман прошлого названия… Он ценит природу, особенно хранит человека. Он учит добру. Ему не надо деньги, во всем это мерило в людской жизни. Деньги не спасение. Если бы Бог их признавал, он с людей золото не снимал. Это есть в природе в людях  болезнь. Если бы Бог признавал истиной золото меж людьми, то Бог давно зубы золотые вставил себе. Он говорит, этим не рад зубам. Их на это природа в люди ввела. Они были  у Бога двойные, а сейчас уходят вон со рта. Деньги есть в людях проигрыш, а не выигрыш. Если бы я их считал нужными, то я продавал свое здоровье всем. Я не нахожу в деньгах истины. А их считаю во всем минус, что  есть между людьми  мена. Она ведет не к жизни, а к смерти. В природе есть две стороны. Одна есть хорошее и теплое, сделанное руками, что продается за деньги. А вот холодное и плохое, его можно получить везде и всюду без денег. Это есть жизнь человека, а не какая-либо  есть в жизни эта дорога.         

      154. Они без денег никуда не пойдут. Все люди по своему делу едут с Москвы. Им надо спроситься у меня. А чего я еду таким, как мы его видим. И хотим мы про его историю знать. Она такая плохая  одна из всех. В ней люди те хотят вращаться, они не любят природу. Ею очень крепко хвалятся. Вот мы, так мы такие вот люди. У нас есть в кармане деньги. А раз есть деньги, то у нас будет хорошая, теплая одежка. И будет пища на столе жирная, сладкая. А в поезде мы все едем  по этой дороге быстро. В вагоне встречаемся  так, как мы встретились  с таким человеком, которого мы не знали. А вот по истории данной мы теперь узнали, что он нам в жизни сказал. Он меня одного из двух назвал «молодым человеком». А он был по своему развитию не тяжелый в вагоне  человек. Но ничего ты тут не поделаешь такому человеку, как я. Приходится в этом купе молчать, я должен, от этого поступка мне лучше.

      155. Я еду в Москву не на базар продавать эту природу. Она продается направо и налево у нас. Есть, чем торговать. Мы в жизни есть дельцы. Хорошие с вами в природе каменщики, умело мы строим  дома, многие живут в них. Перед телевизором каждый раз я сижу, и смотрю на любое  такое вот нами сделанное дело. Мы с вами теперь на сцене этой выступаем на международном состязании. Мы своим выступлением победили. Нам за это надо пятерки с плюсом или золото. А вот тут  в этом поезде да в двенадцатом купейном вагоне нас было всего четыре человека. Одна была меж нами женщина, она свидетельница этого всего вчерашнего поступка. А он меж нами  таким остался. Верхние места прислали позже, их они заняли. Один помылся и лег на свое место, на 31 место. Он разделся до трусов, лег в свое такое купейное место. Он не лег, чтобы ему приходилось спать. Его как дельного теоретика заставила книжка при электрическом свете читать. А другому приходилось думать за свое условие. Я, он сам себе говорил, не такой, а много выпил. Неудобно было мне встречаться с таким старым человеком. Да очень хотелось с ним поговорить, это было невозможно знать. А кто же он есть? Его такого человека труд теперь разбирают в Москве в исследовательском институте по внедрению в практику, в дело, в клинику онкологии.        

      156. Это есть такая болезнь, которую люди не смогли до этого времени вывести из тела человека. Я это вам про себя расскажу. А вы как мои дети в этом послушайте. Это все сделали сами люди, они меня заставили ехать вместе с вами, пришлось про вас написать. Такого дела ты больше не встретишь. Это была истина, да еще какая простая русская. Она была, она есть  перед нами, такими молодцами. Мы его такого не видели. А теперь пришлось говорить, какая  моя это история в природе. Это идея неумирающая живая, она между людьми никогда не исчезнет. Она была, она есть, она будет. Это холодное и плохое никуда не годное. А теперь его Иванов практически на себе сделал. Вот с кем  мы с тобой  встретились. Это закалка и люди есть. Кому это будет надо? Нам, всем людям, только надо для того, чтобы жить здорово и сильно. А мы этим не хвалимся и плачем, не можем бороться с таким делом. А он у нас был, есть  и будет таким, как мы не ждали. Он к нам сам пришел, и нам о своем говорит. Я – Победитель природы, Учитель народа, Бог земли. За плохим в природе на землю не пришел, босой ногой по земле ходит. Мне холодно, мне плохо, и мне приходится  рассказывать об этом многим людям. Но они не верят и не хотят понять, что я есть, такой один перед нами всеми оказался.    

      157. А это я еду в Москву, совсем не кушая, без воды. Третьи сутки ничего в рот не брал, и не возьму никакой пищи, а живу за счет природы. А в ней есть разные люди. Один ест столько, сколько хочет. А другой ел бы, но у него нечего кушать. Он остается так, как и бывают люди. Их не уровняешь. Один имеет, другой нет. А у кого нет, то уже ему плохо. Я, говорит, живу в жизни хуже от всех.

     И птица ворон летела с поля, она приближалась к своему замусоренному месту. Там она найдет какой-нибудь кинутый кем-то кусок. А пчеловод знает такую теплую в природе  погоду, старается свои улья на улицу поставить. Его в этом есть болезнь, ему очень хочется дождаться такого времени, в которое его пчелы начнут нести себе пергу, а потом, вслед за этим – мед. Наш общий пастух, он наймется ли под это стадо? Или пастух, или, может, не захотят люди, чтобы он был пастухом. Его зимняя есть болезнь об этом  думать. У него на это все одна надежда. А тогда ему брать на плечи сумки, и идти под окна просить. А люди у нас теперь стали, скажут мне такому человеку. Вот, мол, такой я есть  в этом мужик, кому в природе захотелось по нас, таких людях, пробираться. Мы какие есть люди? У одного отроду добрая душа, он не сможет ему в этом отказать.   

      158. А наш сторож нашей церкви одно говорит. Ему сказали: в своем селе найдешь своих прихожан, они твоему колоколу не раз кланяются каждый праздник. Дети наши, они учатся в школах. Им хочется в природе так научиться, как никогда скоро. А им легко это учение не дается. Сегодня одно, завтра другое. Мы с первых годов взялись за рожон, и своим телом на острый лезем. Говорим на эту тему с преподавателем. Он же ученый человек, закончил свое учение, институт после школы. Десять  лет придется мне как малышу учиться, опознавать  все, что делается в нашей людской жизни. Это не все, чтобы стать между людьми инженером или врачом. Надо будет обязательно проучиться, прослушать лекции о всякой живой истине. Мы есть такие люди. Один учит нас, мы учимся у него, чтобы мы были с вами весь наш класс ученые. Мы с вами не знаем, а что  нас сейчас  окружает. Если у нас силы такие, которые хотят, чтобы мне как таковому в жизни учиться нехорошо. А ведь  есть  между нами, такими ребятами, им оно в голову не идет. И никто такому дитю не подскажет. Детка, мол, твое это есть учение, оно тебя ведет по пути к будущему.

      159. Ты знаешь, к чему твоя доля тебя ведет? Твои все шаги кладутся  в природе прямо к этой цели, к которой мы, все люди, движемся. Наше всех здоровье – это хорошее и теплое. Дети наши все на это вот все дело учатся первые годы. Они занимаются для того, чтобы свое заболевание  от человека технически упразднить. Это такая есть теория, все люди, они за этим делом гонятся. Говорят  друг с дружкой. Я, мол, болею, боюсь природы. У меня на это  доверия  к себе нет. Я живу, и на это надеюсь, как на какую-то великую гору. У меня мое тело не любит  природу, ее условия, какие они у нас в природе есть. То понизится  крепко температура, то она повысится. Природа, она на месте не стоит, из одного  в другое видоизменяется. Это все нам дает природа, она является воздух, вода и земля. Три основных тела, что нам, всем детям, дало. Это наша молодая жизнь, которая дала нам все, мы жили неплохо. Вот мы оказались в неприятных  условиях.

      Мы находимся в Москве по своему народному делу. Я написал в ученый совет Министерства здравоохранения СССР профессору Председателю Г. К. Ушакову.

      160. Он этот труд направил на рецензию. А рецензенты проверили этот труд, спустили его в лечебный отдел т. Серебряковой. Она его у себя под сукном держит. Мне как автору по телефону говорит. Мы ученые есть люди, кто по вашей дороге не пойдет, и не пошлем других кого-либо. А вы как занимались, занимайтесь, и будешь заниматься сам. Я же человек. Живой факт – не простуживаюсь и не болею. Сам это сделал, добился от природы. Почему это так, что ученому  человеку не взяться  и не попробовать этим делом  заняться. Я человек, с людьми поделился. Их оставил им все. А свое все взял с собою. Их хорошее и теплое  для них оставил. Ваше дело. Хотите жить – так признавайте  идею Иванова. Он нам таким людям написал труд «Закалка и люди». Этот труд, я сам его  написал и спустил по назначению. Я его представил ученым. А они не стали его обнародовать людям, взяли под сукно, у себя спрятали. Говорят: «Идея для людей тяжелая». Мы должны сделать то, от чего приходилось жить.    

      161. А я есть человек Иванов Порфирий Корнеевич Учитель народа. В одни двери зайду в то место, в котором люди лежат больные. Это есть люди, они себя хранят, они делают, у них есть все. Люди в природе имеют дело всякого порядка. А когда  люди придут к этому месту, посмотрят да поговорят. Это все делают в природе наши малые дети. Они себя гонят в бой. Им это будет надо, первое в нем стоит  учение. А это есть в истории  наше детское учение, наши в этом деле шаги. Мы же этакие ребята. Нас с вами заставляет наше условие, это есть мы с вами. Как нам  таким ребятам  в этом учении трудно было начинать. Это есть первоначальные в букваре  буквы. Мы их устно запоминаем, мы их крепко пишем. Нас  с вами  обстановка заставляет, чтобы мы учились так, как нас с вами заставили в жизни своей поступать. Мы с вами живем в городе на своей такой улице, она нас как таковых  держит. Урожай людской дано природой. Не так это все делается. Люди вперед  об этом  думают, об этом говорят, и к этому делу они готовятся. Они делают, как какие-то в этом болельщики. Мы, говорит крестьянин мужик, об этом не забываем. У нас наша есть такая мысль.                     

      162. Не приготовимся, и не выедим со своей снастью. У нас для этого техника. Наши такие есть люди. Из простого колхозника научились быть механизаторами.  Для этого прошлого мужика стала земля  родить  такой изобильный урожай. Мы его сами убираем, наш это  для этого труд. Мы сами себя не жалеем. Для нас надо зерно. А раз у нас в  закроме есть зерно, мы с вами на нем крепко базируемся. А природа наша мать. Она  пожалеет одно время, другое – она накажет. Это ее есть силы. Она начинает  с самого начала. Из-за высокой горы стала  себя показывать  тучей. Мы когда на это дело посмотрели, такое показалось  не то, что мы, все люди, думали. У нас плантация росла табака, мы об этом деле  крепко радовались. А когда природа наше нас своими силами окружила, то мы это все увидели на факте. Это струя града. Природа не пожалела всех нас, а крепко обидела. Она эту местность хорошо знала, не старалась обложить. А заставила  сама себя  такое сделать, которого никогда не было. А сейчас  так она поступила, как ей  хотелось. Она подняла свои все силы, набрала града, и выбила эту местность до земли. Она этого не знала, и не видела того, чего не надо. Бедность ввела, и бедные люди  стали  через это.   

      163. А жизнь зависела от этого всего.

      Мы все ученого характера в свет пустили «Босиком для здоровья». Эта книжечка, она у себя ввела  по части  закаливания  Суворова как полководца и других таких. Сами себя воспитывали. На их гору смотрели все, якобы  у них сила рождалась  природой. Она имела таких людей, история человеческой жизни. Она заставила человека учиться. Человек в жизни  своей  что делал поначалу. Это его есть начало, оно сейчас продолжается нами. Не в природе  надо искать то богатство, которое мы нашли. А надо искать  в самих себе, в человеке. О чем они есть, мы не захотим ими как таковыми  пользоваться. Это есть здоровье, а его надо в природе заслужить. Мы с вами этого в жизни не делали, и не хотим мы делать. Люди с первых дней своего существования проигрывают жизнь. И проиграют, если они  так будут делать. Они от условий зависимы с первого дня. Им потребовался  стол, и для него кусок хлеба. А его  стала нам давать  через  труд земля. Она нами захвачена, мы с нею все время, о ней думаем. Считаем, она своя есть земля. Мы все время как за источником воюем.  

      164. А раз у нас есть между собой война, значит уже нехорошая штука. Кровь течет с человека.

      А в людях таких остались дороги от ног человека. Также дороги прокладывались колесами по земле, где была возможность появляться какой-либо подводе. Она туда сама не прикатилась, а на ней туда  приехал сам человек. Он запряг в нее лошадку, и на ней туда прискакал. Все то делалось в деревне или в городе. Без кузницы мы не оставались, она нам с железа  делала все причитающееся. Стал коваль этой кузницы такой, он  для нас  был мастер. Ему надо будет  железо. Он может мастерить  с него то, что  надо. Землю обрабатывали, в этом живая сила плуг таскала. А когда только  свою землю вспашешь  глубоко. По погоде все это делалось, землю клали  под  зиму в снег. Вот чего отвечает  наша родная земля, она наша есть в жизни кормилица, она нам дает все. Мы от нее получаем все то, что  надо. Есть у нее недра, это тоже есть дело рук человека делать у себя заводы, они нам дают железо. Чем мы уголь колупаем, лес рубим, берем из скалы камень. Кладем мы стены, у нас в жизни получается дом, или какая есть своему добру огорожа. Для нас есть в жизни свое вечно не умирающее село или хутор с городом. А там живут наши люди. Им предоставлено все делать для тех людей, которые в земле на поверхности  копаются.

      165. Они наши крестьяне хлеборобы. Без своей мысли они никогда не остаются. У них их душа, они землю  свою для того, чтобы жить искать. Душа в подушку так, без ничего не ложится. Она  видит, она считает, она заставляет думать о своем будущем. Поэтому человеку надо  эта  земля  с первых  дней, она ему надо. А чтобы люди взяли и придумали другое у нас. Это у них есть привычка. Мы в этом вот живем, земля нам родит зернышка, она нас кормит, она и кормит наше  животное. Мы вместе добываем в природе. Сам человек думает, у него в голове ум. Да есть руки, ноги с места приносят до другого места. У человека есть земля площадь, на которой он делает грядку. А на этой грядке он не одну пшеницу  сажает. Ему приходится посадить ячмень и овес, это уже скотине. А еще у человека земля  выделяется  на бахчу. Мы сажаем на ней арбуз и дыню, кукурузой обсаживаем забором, это наша бахча.          

      166. А когда хлеб уродит у хлебороба, то у него уродит картошка с капустой. А помидоры у него есть красные для борща. Он уже ничем не нуждается. Всегда держит в уме деньги, он их будет получать за свой лишний продукт. Хозяин уже знает, сколько у него лишнего зерна, и сколько оно стоит в продаже. У него цена на базаре. Каждый человек свое дело знает, как его на этом месте делать. Он все по деньгам  свое  хозяйство расширяет. У него  люди все  делают. Его дело – командовать. Они его как хорошего хозяина знают. Ему они хотят то сделать в жизни. Надо будет в земле  яму вырыть для погреба. Люди с душою  хозяину делают. Они знают, что им здесь у этого хозяина  приходится копейку зарабатывать, чтобы самих себя пришлось кормить. Это история такая. Прежде чем садиться  за стол  этот хозяйский, он до этого  чего-то хозяину сделал. Хозяин эту работу ценит.

      167. Дорога подчиненного человека тяжелая. Ехать в дорогу на хороших лошадях, на хорошей подводе, да без всякого дела ехать по пути этой. Нет, о чем мыслить. Человек должен знать, а его ведет условие то делать, что надо. А надо будет нам по этому двору пройтись и не замазать сапоги. А в дворе, да в таком добром дворе, ты не найдешь лишнего камня. Все по хозяйскому делу сделалось. Самое главное – это будет хозяйский дом. Он сделан им из материала хорошего для жизни человека. Другие люди стараются  посмотреть и позавидовать, сказать этому хозяину, он есть молодец. Его заставило условие, он его поставил не так.  Чем хозяин везде и всюду может своей ловкостью хвалиться, он хвалится. Это мое было умение такой дом на все село поставить. Эта внешность  очень много об этом говорит. Даже этому двору  само животное уходит со двора, а потом вечером приходит домой опять. А хозяина же дело одно – эту скотину утром  выгнать, одному человеку довериться.

      168. А пастух с палкой да с сумкой, в ней пища. И вот наше общественное дело, нас люди заставляют в этом копаться. А в людях такое дело, они туда идут, где им везет. А в природе далеко слышен урожай, а недостаток  людской гонит с колеи. Если завоз какой-либо поставлен людьми, то там вводится  базар. А на базаре все в жизни за деньги продается. Сыпка зерновых приемов. Все мешочки  насыпанного характера подводными условиями люди  везли. Люди деньги за это получают. Что надо для хозяйства, покупают, везут во двор. А снасть для сельского хозяйства берется. Плуг на складе, сеялка тоже, бороны, косилка. Давались под хлеб, крестьянин играл роль в этом. А промышленник делал заказ. Он хорошо знал людей крестьянства, они необходимостью окружили себя, им надо. Они день и ночь  в природе бьются.       

      169. Они заботливые в этом, у них силы есть  на это. В людях приходит на арену время, они по году знают, к нему сами себя ведут. У них оно разбито на кусочки. Пришел на землю  дождик, а в поле работать нельзя. То люди с поля уходят, у них дома дела. Им солнышко одарило по глазам ночь, а спать когда-то надо. А кровати, на них пуховые подушки, теплые одеяла. Это условие есть у каждого  человека. Он все лето на земле у нас за работою, за делом. Он думает про прежнее, про будущее, что может быть в жизни человек богатого  условия. Он знает дело брать прибыль свою. У него в голове заложена большая мысль, чтобы не бросать в природе свое дело. Он осень оставляет позади, как будто их нема. И вот появляются  дни, белого характера снег. А люди бросили свою степь, перебрались они  в жилой свой, вечно стоит на углу. Он нашего брата ждал. А мы  к нему приготовились, как в нем будет надо  прожить для своего дела. А дел у человека очень много, подряд стоят, их приходится людям делать.

      170. Люди научились в жизни своей людям подчиняться. Они делали то, что только умели. Их такая бедность заставляла. Они у себя не имели  то, чего они хотели. Жизнь их складывалась с самого начала этого места. Мы для этой жизни поселились, поставили дома, огородились. Говорим: это, мол, наша усадьба, свой двор. А в него не грех вводить живое и мертвое. Мы так делали и делаем. А это дело, оно живет во всем человеческом мире. Без завтрака никогда люди не оставались. Об этом деле больше от всего знала хозяюшка. Она на этом месте рано вставала. У нее все делалось в голове. Она знала свою посуду. Ей приходилось сырье делать на продукт. Она больше надеялась на картошку да на пшено. Чтобы щи с салом получилось, ей надо спешить. Ее дело – творить, чтобы ее люди наелись. Вот чего люди у себя делали, делают, и будут делать. Мы жили в хуторе каждый  себе.

      171. А вот сейчас я природой своей окружил себя. У меня свой дом, своя усадьба, во дворе вода ключевая, да и воздух, тоже его хватает. Это мои милые друзья. Если только человек в природе  чем-либо  заболеет, ему дорога одна – это есть людская больница. Она у себя имеет людской персонал, они есть коллектив от санитарки, от санитара, и туда входит  сестра и фельдшер. А врач есть административное лицо. Сказал он – сделал. Его это есть единоначалие. Больной туда поступает с людей. Туда попадают и богатые и бедные, природа ни с кем не считается. Она нападает на человека зависимого. А когда попадает человек в больницу, тут большая перед персоналом  разница. Зачем нужно людям такая  бедность. Она между людьми не красит. Интересно встретиться с человеком имеющим. А тот, кто не имеет.

      172. У людей есть жизнь природная, она нас окружила своей зависимостью. Она нам, всем людям, показала свою небывалую дорогу, по которой люди шли по белому свету, по земле искали. И для жизни своей они окружили себя, нашли пищу для себя, одежду сделали. И дом свой соорудили. У них образовалось село, несколько хат люди поставили. Говорят: это село наше, мы его создали. Мы в нем живем один раз, ежегодно трудимся, эту жизнь создаем. А она у нас такая большая, такая великая, которую трудно … ее создавать. Особенно люди данного времени, они без этого города жить не смогут. Их это самозащита, они у нас  делаются  люди культурного содержания. У них там заводы, там фабрики, комбинаты, швейные мастерские, ателье, сапожные мастерские, плотницкие мастерские и кузница. Все это приобретается и дается людьми. 

      173. И все это людям достается. К городу пролетел аппарат. То мы создали, что у нас есть между людьми. Они не удовлетворены этим всем. Пускают в атмосферу спутники, поиски делают в космосе. Им хочется найти, чего не бывало. А им как людям это не дается. Между ними враг как свирепствовал с внешности, так он свирепствует внутри. Ты ничего не поделаешь людям. А им  надо источник земля, которая у себя имеет  пространство площадь, по которой  люди добывают, хлеб растят, одежду. А она имеет недра, месторождения. Из всего этого люди берут сырье, а с этого делается продукт, нужная в жизни вещь. Ее люди делают как машину. И продают это все на международном рынке. Словом, эти люди научились торговать, природу направо, налево продавать, что и заставило  людей одних  в этом жить хорошо и тепло.

      174. Между этим хорошим и теплым в природе вечно лежит такая вечно не умирающая сторона жизни – это холод, это плохо. Но мы, все эти люди, не старались  это на  себе искать, а все время мы пользуемся источником хорошим. У нас есть хлеб, мы его растим, у нас есть одежда, и мы поставили дом. Казалось бы, нам в этом жить, жить. А на нас с вами, имеющих и неимущих людей, нападает стихия. Болезнь – наше незнание в жизни. Мы, все люди, это получаем в природе. Какие бы мы ни были  такие в жизни герои, нас природа встречает. Грибок садится  на тело, язва, и начинает нас таких людей беспокоить, мы начинаем болеть. А у нас  на это дело не родился между нами человек. И не нашли средства, чтобы этого врага удалить. Между нами такими людьми  родился  русский человек, его нам прислала природа.

      175. Он с нами 35 лет от роду строил эту индивидуальную собственническую жизнь. А потом он вместе с нами завоевывал  советскую власть. А чтобы строить социалистическое государство, этого он не давал свое слово, чтобы быть в этом строителем. Он с нашим хорошим и теплым поделился. Этого, что захотели  у себя видеть  люди, не пошел  по их такой вздуманной дороге. Она нас вела, ведет, и будет вести по-старому. Человек не жил, как ему хотелось. Он был бессилен жить в условиях зависимости. Иванов не стал  по дороге с ними ступать, взял дорогу Богову. Стал с обиженным, больным  встречаться. По дороге у него спрашивает. Завязанная, на подвеске рука, она человека мучила через палец. Она ему показала себя сибиркой, или на пальце есть волос. А для меня природа

есть друг в жизни своей. Она же воздух, она же  вода, она же земля.     

      176. Между этим всем пришлось человеку встретиться с этой болезнью. И он встретился с этим человеком, у кого были эти средства. Эта картина происходила в колхозе «Красноармеец» Терновский станицы Тихорецкого района. На конях тот, кто болел, не смог работать. А я приехал к ним от транспорта железной дороги заключать. Эту штуку увидел, и тут-то взялся  за это дело при людях. Своими руками массажем я эту боль уничтожил. Кто в этом деле был прав, или я, или он, или природа? А в природе есть одно начальное место, данное народом. Земля есть, вода ключевая, и воздух несмолкаемый. Он идет по всей земле, и с собою тянет  хорошее и плохое, то есть  теплое и холодное. Все живущие на белом свете, они  не хотят  у себя видеть  плохого и холодного. А хозяин этого двора этого места, он в природе нажил  самое плохое и холодное, им окружил себя.

      177. А раз его окружило это живое энергичное, оно является жизнью. Она человека представила и сказала. Ты у нас есть один такой человек, с кем можно встретиться, и с кем можно обо всем  говорить. Я, говорит он, такой есть в жизни человек. Взял я машину такси, еду я в Гуково. По указанному счетчику я набил на нем пять рублей. А дело я то, что наметив в жизни своей, не сделал. Я решаюсь поехать в Ростов. По пути хотел с Гукова взять пассажиров. Одна женщина  до Новошахтинска, но ехать не захотела через меня. Мы поехали  через Новошахтинск двое. Нам говорит шофер, надо взять людей в Новошахтинске для того, чтобы было нам весело. Я от этого не отказался, дал свое слово, чтобы взять. Счетчик работает, счетчик кассу накапливает за счет моего кармана. А то, что он берет, кладет в свой карман. Мы взяли в Новошахтинске трех пассажиров и одного мальчика. Этому мальчику надо был отец шахтер крепильщик лавы и жена его. И третий пассажир, был тоже шофер.                   

      178. Я начал говорить от мальчика. Я спрашиваю у него: как же тебя зовут? Он ответил: «Сашка». Значит, Александр. А вы кто будете по вашей работе? Он мне сказал: «Шахтер подземный в шахте я». Специальность какая? Он мне сказал: «Крепильщик, лаву крепим. Лава, она у нас длинная, 900 метров за комбайном». Я ему говорю: я тоже шахтер, но на этой вашей технике я работал вручную. Рубал зарубку, отбивал лаву молотком, санки  таскал  лямкой, гонял вагоны по ходу. Словом. Тоже работал в шахте. Мы по данному считались раньше артельщики, а сегодня бригадиры. Это будет не верно, сейчас артельщиком считаться начальник участка. Сейчас и тогда была и есть  большая разница. Раньше мы воровали у других артельщиков вагоны с углем. Он нам платил упряжку, а сейчас это не делается. Мы работаем, нас заставляют условия. Мы как коммунисты должны это делать. А если мы не будем делать, нас загрызут мухи  и комары. У нас не будет того, что имели раньше мы.

      179. Все зависит от нас. Мы люди дельцы этого дела. А в деле моем очень тяжело живется. Я, говорит шахтер, получаю 400 рублей, мне этого мало. А как же быть? Я рисую картину. Говорят: мало. А как же много будет?

      Я вспоминаю про свое детство, про деревню, в селе жизнь, которую я тогда начинал с детства. Как это между людьми было и есть, я в большом недостатке проживал. Видел по дороге, как мои близкие по возрасту товарищи, они сами себя по-иному показывали. У них было, чем хвалиться. У них был пшеничный белый печеный хлеб, они его вволю кушали. А теперь мне приходится в этом мальчика Сашу, я знал его жизнь такую, он был у отца и матери один. Я у него спрашиваю о его жизни: кто тебя  лучше любит, мать или отец?

      180. Меня как такового любила, но она физически была ко мне сильная. Но чтобы у нее была материальность, этого она не имела. У нее к жизни был труд кустарного характера. Мы с вами как крестьяне жили в деревне. У нас был источник земля, она давалась на причитающуюся душу. Была такая земля, которую готовили под пшеницу и под ячмень. Люди сеяли  овес, жито, на зиму выделяли под бахчу и  под конопли. Сеяли это все под год. Когда это все убиралось людьми руками по одной травинке, да в сноп. Потом этот сноп клали мы в воду для того, чтобы промок. До прядева этой конопли он бился, мялся на чистое  прядево. Его делали в мочку, а с мочки  пряли нитку. Ее сновали, делали, чтобы бердом  холст ткать. А потом эту холстину  белят. Как какая-то материальность она. Делается руками рубаха, платье и брюки.        

      181. А наше всех дело такое – эту холстину на себе как хорошее тягать. Мы раньше этим одевались, этим красовались. Нас природа встречала так в деревне, мы в ней жили бедно. Надо было лучше жить в природе. Мы не носили того, что надо сейчас. Я ехал и разговаривал  со многими людьми, со многими встречался, но смог на любую тему говорить. Я взял на свой счет такси и еду в Ростов за частью для машины. Она у меня есть. И хочу, чтобы люди на этой машине ехали и со мною говорили, как в данное время  человек в природе  живет. Он огорожен в жизни достаточно хорошо и тепло. Лишь бы  он захотел, есть, где трудиться, эту копейку заработать, и ее умело использовать. Как это делается всеми сейчас. Люди живут хорошо и тепло. А хорошо и тепло все люди хотят жить.

      182. А мы, этакие вот люди, на этом такси. Эта вот такая небывалая в жизни книжечка, она мною писанная истинно, как небывало нового для жизни человека. Он пришел на землю. Его прислала природа для того, чтобы люди не жили сами в ней зависимыми. Их это большая в этом и великая ошибка жить в природе за счет  природного добра. Они его считают своим добром, и за него живут  хорошо и тепло. Им мать природа дай, они ничего не понимают, а свое данное дело знают. Все живущие люди без труда ничего не делали, а старались сами себе захватывать  свое место, и на нем делать то, что приходилось для жизни. Он делал день и ночь, пока ему пришлось устать, и заболеть очень крепко. А потом поболеть и умереть.

      183. Это такая дорога, по которой люди идут вечно. Они думают, а потом они делают. Это их жизнь такая одна из всех. Надо будет жить ему, а природа ему не дала. Он в этом оказался бессильный человек. Его природа  за это взяла  да убила. Так ввела дело и мою жизнь.    

      Я поднимался со своей мыслью со своим делом до самых высоких Кавказских гор да лесов, и кипучих рек. Мне помогла в этом рожденная мысль людская. Они кушают, они одеваются, они в доме живут, а фактически их нет. Вся история людская лежит в земле вечно не умирающая прахом. Я уже писал, соображал за природу. А тут же мне моя мысль  подсказала, почему это так получается в людях. Они живут, они делают. А чтобы получилось  в жизни  это, они не получили в жизни, их дело не оправдало. Они из хорошего и теплого попали в холодное и плохое. Умерли на веки веков. Я работаю, на ногах бегаю, стараюсь эту копейку  заработать.     

      184. Я делаю, на ногах бегаю, стараюсь эту копейку зарабатывать. А в самого в руках перо с ручкой. В рядки буквы ставлю, слова, а фраза не получается. Много  писал, старался я показать ученым. Они говорят: «Это все Филькина грамота». Я не бросал писать. Одно пишу за маленький пупырышек листка, какой он есть живой. Всю зиму напролет сидеть на своем  таком вот месте, и ждать своего развития. В этом  человек тоже  откуда-то  живым человеком приходит. Его встречают подготовленные люди. Они его встретили, как небывалого в этом  деле человека. Его заставили  делаться в природе таким, как все сделались люди. Я тоже по такой дороге пробирался до самого  среднего  молодого роста. Мне природа подсказала, чтобы я поделился  с людьми. Сам себе взял свою дорогу, а им бросил свою. Они обиженного человека держат в условиях, а я его освобождаю на веки веков.

      185. Эта вот книга, она нам представляет  на арену самого Бога. Он человек, как все есть люди. Он с ними не пошел  по пути, избрал в природе самую худшую дорогу. Она лежит по природе не такая, как она есть в людях. Мы эту дорогу не избирали, и не начинали ее иметь. А Бог, это Иванов, он ступил для этого дела по снегу босой ногой. Ему как таковому человеку через это дело природа разрешила быть таким  между людьми. Он выступил за обиженного  человека, который в беду попал. Его окружила жизнь  нехорошая, он в природе  сделал для нее нехорошую штуку. Взял это место, окружил своими силами, спахал ее под зиму, положил ее под снег. И про нее все время  думал да гадал свое счастье, а что придется  на этом месте  человеку посадить.     

      186. Он, как и все люди, собирался это сделать. Всю свою возможность направил в это дело. Он захотел на этом месте, им подготовленном, посеять зерно пшеницу, самую лучшую из всех. Мы с вами для этого делаем и будем  в жизни делать. Это людская  система  через жизнь свою человеческую. Они если только этого в природе не сделают, людям будет нечего. Мы для этого трудимся почти весь год подряд. У нас каждый день на учете. Говорят добрые наши люди, нам надо будет делать, ибо жизнь  наша такая. Утром рано завтрак, а потом обед и ужин. Три раза в день, одному человеку это  все требуется и будет требоваться. Мы такие зарожденные  в этом деле люди. Раз ступишь – уже наше дело. А кушать-то надо, да еще много надо  кушать.

      187. Это кушанье, оно дается не так просто, так его надо в труде добывать. А сколько расходуешь энергии этой, она в жизни на человеке теряется. Мы, все люди на земле, живем за счет природы. Никому никак нигде  не давалось  полного права занимать свое лично в мире место. Все люди до одного человека, они окружили себя своей собственнической индивидуальной жизнью. Им приходится чужим совсем природным богатством. Это все люди делали, они для себя покупают необходимое. Что самое нужное в деле рук человека. Ему надо  в жизни для рук нож, он его сделал для себя. Он нуждается  куском хлеба. Ему надо молоток, он нуждается топором, ему надо пила, он нуждается  зубилом, ему надо полотно. Он животное разводит, из этого животного шкуру снимает.

      188. Он в природе за это все воюет с природою. А она нам открывает недра, она нам дает нефть и руду, дает лес и в воде рыбу. Словом, она дает землей урожай. Люди стали шахты в земле выкапывать, стали уголь добывать, от холода зимою спасаться. Построили заводы, стали железо приобретать. Между собою ввели ярмарки, базары. На прилавке продавали, торговали. Лес рубали, им как продуктом торговали. Фабрики ввели, одежду делали. Так ее не давали, а все делалось за деньги большинство. Добывали в земле  золото. А за него чужеземные, чужие совсем люди интересовались свое приобретенное отдать. Это все не на жизнь  свою делалось, а на людскую в природе смерть. Они с природой учились воевать. Ее как такую  скотину убивали на пищу, ею как таковой удовлетворялись.

      189. С живого снимали шкуру, и ею одевались. Как было в этом жить  хорошо и тепло им. Они за этим  всегда гонялись, один другого обгоняли, хвалились. Другие люди были такие люди, своих людей  за свое добро гнали против других людей в бой. Они за кого-то сами себя  клали  в могилу. Силе бессильные сдавались. Ту свою территорию отдавали, как жизнь. Она между людьми так происходила. И сейчас  за эту территорию, за этих людей, которые на земле приобретали все для своей жизни. Они живут одними. С ними природа не считается, кто бы он ни был  в жизни своей. Она ему свои силы подготавливает, готовит, его окружает. Он делается в жизни в природе бессильный.

      190. Он перестает ходить по земле своим вооружением. Он к такой жизни стает очень тяжелый. У него мысль не работает. У него сердце перестает биться. Это все наделала природа, воздух, вода и земля. Люди этим окружили себя. Они в этом стали небоскребы иметь. А потом в этом всем стали умирать один за другим. Их, этих начинателей делать в природе свое дело. Это дело  ими сделано в жизни для жизни. А природа, она с этим  не посчиталась, а взяла свое в жизни ввела, дала им как хорошим людям в природе пожить. Они одно время пожили да повольничали на этом захваченном месте. А потом они взяли, ушли с колеи. Кому они это все строили? Они показывали другое, плохое.

      191. А теперь люди в природе выступают, во весь голос они кричат. Мы это вот  сделали, и мы это вот делаем. Наши руки, наши ноги и голова. Наш ум придумал. У нас есть все. А что из этого всего, что мы это вот делаем? Нас за 50 лет  всех не будет, мы умрем. Куда мы ведем нашу вот эту молодежь. Она нами рождена, мы ее вслед ведем. Ее учим то делать, что делали мы все, и это начатое дело недоделали, умерли. Природа нас не заставляла и не говорила нам, чтобы  мы это делали. Мы сами это вот сделали. А что получилось с нами? Мы на веки веков умерли. Нам природа на землю пихнула со своим здоровьем. Он и к нам пришел не как все люди. Его заставили условия, он с нами поделился, взял свою найденную дорогу, самую в жизни в природе холодную и плохую. Ею теперь хвалится. Ему не надо будет людское такое дело. Они сами это делали, чтобы чем приходилось в природе хвалиться.

      192. Это сделали все  наши люди, они это умело воздвигли на нашей такой земле. Природа этим делом, что мы сделали, она не рада. Все люди против природы, они хотят, чтобы им природ всегда давала свой изобильный урожай. А что из этого всего выходит. Мы добываем это добро, им пользуемся. А Бог, это Иванов, он идет по своей такой дороге, по которой все люди не ходили. Если это надо человек природе, то она его так сохранит, как не сохраняла его. Он же сделался сам естественным живым человеком. Он хочет в природе жить не так, как живут все. Досыта они кушают, а до тепла  они одеваются. В дом они заходят, а там  они человека делают живого. А потом его делают в процессе техническим, подготовленным делать свое дело. Так все время делалось людьми.

      193. Так оно ими сделалось. Жили здоровыми, а потом бессильными умирали. Какая это будет наша в природе наука жить в природе за счет этого чужого. Наше есть  живое тело энергичное, ничем нигде никак не зависимое. Оно было, оно есть, оно и будет перед всеми. Если за это возьмемся и станем  сами это делать, нас природа пожалеет. Мы от нее не будем получать стихию за наше все, сделанное в природе. Мы физически сделали все, но не технически. Мы будем в природе жить вечно, никогда мы не будем умирать. Вот чего нам несет на себе наш русский человек Иванов. Жизнь, но не смерть.

Желаю вам счастья, здоровья хорошего всем.

 

1974 года 27 июня

Иванов

 

Набор – Ош. 2011.09. С копии оригинала. (1501).

 

     7406.27   Тематический указатель

Ворота   3,10,11

Начало жизни  1-6

Избрать одно имя  11

Холодное и плохое  13

Бог, качества  14,15,110,113-115,153

Рождение ЧБП   15,16

Дело Ленина 45,109,117,169

Учитель, эволюция  46,47

Учителя идея  163

Независимость   52

Эволюция  52,54

Бог, доказательства  74, 125

Бог про умерших  75

Бог, история  75

За что получил имя Бог  88

Воровство меда  104

Война 1914   118

Про Сталина   124,125

До 33г.  133,134

Две дороги  104

Дело Учителя  110,146

Медицина  113

Земля  105

5 советов  135, 137

 Мысль начальная  140

Идея Иванова  150

Тр. Закалка и люди  160

Ошибка людей  182