Иванов П. К.

Смерть Богу от мертвецов за их бессилие

 

1977.10

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

     1. 6 июля. Мы, все люди, всю свою жизнь просмотрели, продумали да проделали. У нас получилась ошибка: мы умирали. Кто в этом виноват, если есть в природе один Бог? Он нас, всех людей, заставил, чтобы мы на белом свете то делали, от чего получали смерть. Он в этом деле виновен. Его нужно своими силами наказать, надо сжечь. «Как мы палили кабанов, так мы бога спалим, – долго лежали в своих могилах, и пришли к одному выводу». Наносили соломы, накололи дров, а потом стали зажигать, но огня не получилось – значит, Бог был прав. Ему стали верить. Но чтобы выполнять, то этого они не делали и не делают.

     Как жили с ним, так и остались жить в природе тяжело, начиная с первого в жизни человеческого труда. Его начал делать сам Отец. Он Бога попросил в его деле, чтобы он ему, как человеку, помог это дело совершить. Хоть и было человеку тяжело, но он старался это сделать. Хорошо или плохо, но он его смастерил. А когда он его кончал, ему приходилось Бога благодарить. Он снимал шапку и начинал креститься да молиться.

    2. 7 июля. Это делалось в процессе всей жизни. Человек сделал одну такую вещь – это первое начало. А у него ум работает, он думает про какую-либо другую вещь, которая никем еще не делалась, о которой еще не думали. Человек начал дело с Господом Богом. Так стали это дело общими силами выполнять, думать, ожидать подходящего  времени и к нему готовиться. Все, что надо человеку в этой жизни, он продолжает делать. Руки его делают, что надо, ноги его носят, куда надо, глаза видят. А в жизни природной только не начатых дел много, их надо будет делать. И не плохо делать, а хорошо.

    3. Все люди в своем деле такого придерживаются. Это есть у них искусство. Если бы у детей в жизни не было хорошего, а также теплого, то не было бы интереса ни у кого. Они не жили бы для одного дела, которое надо сделать для жизни. Дел начатых в природе очень много, а не начатых еще больше. Их надо будет делать. Мы это дело начали, делаем все время. Это дело мы недоделали, в нем умерли. Это все людьми развито. Оно ими делается, а надо будет этого не делать. А условие всех нас заставляет. Если бы у нас было.

    4. Люди умершего характера живое с жизни убрали. На протяжении всей истории они поставили на своем месте фундамент этому строению в городе, в селе, в ауле. Какая неодушевленная вещь поставлена на нашей земле! Мы на нее зорко смотрим, бережем как око. Эта искусственная красота века стоит. Мы в своем доме живем, вместе с богом вечером ложимся спать, а утром встаем.

    День к нам приходит и приносит с собой силы, чтобы взять незаслуженного человека. Мы его встретили с жизнью, а он у нас встретил со смертью. Человек не думал умирать, но в этот день умер. Сколько этих дней и ночей прошло. Они побыли, а потом забрали с собой человека, как будто его не было.

    5. Как был мертвый капитал, так он и остался. Мы его храним, как око. Он портится, а мы его подделываем. Это наш музей прежней жизни. Мы в нем родились, в нем жили. А что мы с вами сделали, один бог знает про это. Мы в природе воровали, убивали, хранили, своим добром называли. Это была не жизнь наша в природе, а борьба, кто – кого. Мы природу ковыряли, бросали, клали стены, ими защищались, дома свои делали, хутора мы делали. Села и города наши росли, мы богатели, и, в конце концов, обанкротились и потеряли, что имели.  А что потеряно, найти очень трудно, догнать это невозможно.

    А вот Богом сделаться любому человеку можно, лишь бы ты другому своим добром не помешал, а свое полезное, найденное в природе, людям оставил. Это законное явление. В жизни хочешь быть инженером – учись, математиком хочешь быть – учись. А кому запрещается в себе Бога иметь? В природе есть условий очень много, особенно для людей есть две стороны. Одна – когда люди придерживаются в жизни хорошего и теплого, а другая – холодного и плохого. Кому запрещается быть человеком божьим в природе? Это есть любовь. А когда заболеем, скорей в больнице ищем спасения в жизни. А самое главное в этом – холодное и плохое любить и хранить. Будешь это делать – будешь Бог.

     6.  Паршек есть человек, такой как все люди. Он любит хорошее и теплое, а также холодное и плохое. Благодаря этому он закалился в природе, сил набрался, ими окружил себя. Он говорит: Я люблю болезнь любого характера, я не боюсь врага. Он мне ничего не сделает, у него сил нет. Поэтому люди называют Паршека Победителем природы. Все люди не любят природу, особенно боятся воздуха, воды и земли. Вот поэтому природу считают врагом. А мои любимые друзья меня любят, и я их тоже. Между мною и ими вражды нет. Все мертвые люди обрушились на Паршека, как будто он не дал свое согласие им быть такими, как он. Я прошу людей, им говорю: это все не мое, а ваше. Вы, люди, есть природа: воздух, вода и земля. Какие могут быть в жизни изменения в сторону плохого? Природа делает все:  и хорошее, и плохое. Она тут же сама себя прощает.

    7. Отец родного сына породил в людях. Все время его показывал людям, какой он у него был послушный, как понимал все его самодержавие. Был над людьми управителем, которому как живому человеку подчинялись. Он их знал, держал в своих местах. Они его как царя понимали, старались сделать все в их частнособственнической жизни, что хозяину будет надо. Но люди есть люди. Они же по своему практическому делу в жизни есть великие мудрецы. Они учились, делались теоретиками, старались быть инженерами, строителями. Им приходилось свое Высокоблагородие в людях держать. Люди простые им низко кланялись, как пупу всей земли, и своему заводу, в котором делали хозяину благо.  Люди там трудились. Разного они были характера, один у другого брал пример. Хозяин есть хозяин любого дела: один, распорядитель, от рода землей правит, другой выходец, сделался в людях фабрикантом. Человек в жизни не такой был видом, одеждой и потребностями. При отцовском общественном строе были для людей построены церкви, тюрьмы, больницы, кинотеатры, всякого рода магазины. Свободно покупали и продавали, жили, как хотели. Всем была наука одна. Лопатой, пилой и кувалдой всем требовалось уметь физически работать. Это дело оставалось, они это у себя делали. Они в храм ходили Богу молиться, свои имеющиеся грехи отмаливать. Были воры, их ловили и сажали в тюрьму.

     8. А есть люди больные, их природа наказала. Они нуждаются в помощи. Они  стараются попасть со своим нездоровьем к врачу. Ученые люди были в почете, им как таковым верили. Они учились в людях за деньги, хранила их монета. А как были в жизни бедными, так и остались ими.   

    Бедного богатые люди не признавали за человека. Между этими учеными рождалась мысль, чтобы с этой обидой разобраться. Делалось это начало. Ученые стали понимать это отцовское право и его несправедливость. Она рождала противоположных. Они Отцом преследовались, как свои дети. Ленин, сын революции, хорошо понял всех людей, живущих на белом свете. Он дал им жизнь хорошую и теплую путем учения, которое учило быть над людьми командиром, организовано по пути вести себя в люди своим физическим трудом.  Люди в жизни своей очень любят труд. Они стараются его заложить, и за него деньги получить, чтобы за них купить свое существование.

    9. Ленин – теоретик, ученый, выходец из богатых в прошлом людей. Они его представили в жизнь таким, что он оказался против Отца, самодержавия. Он дождался назревшего в людях недовольства. Люди революцию в жизнь провели, стали жить по-новому. То, что делал в жизни Отец, Ленин не смог от людей отвести. Люди поначалу жили в тяжелом труде, и Ленин эту историю не отверг. Он заставил людей идти в бой с природой и бороться, от природы брать то, что надо было в их жизни. Людям надо была одежда – они ее делали. Им надо была пища – они ее приобретали, обрабатывая землю.

     10.  Люди – это самое главное в природе. Они «ложились» сознательно: им приходилось строить баррикады, они шли в бой, не жалея себя. Это сделали в природе сами люди. Они слушались командования, командир шел вперед, а за ним с оружием в руках шли люди. Они делали все. Они ввели Советскую власть под командованием вождя Ленина, который был первым коммунистом. Люди стали в ряды коммунистов вступать, делаться в труде таким, как он.

    11. Люди поначалу трудились с Господом Богом и в этом устали, изнемогли. Это первый крест первого благословения начинать и кончать. Люди это сделали. Они пошли воровать, их посадили за это воровство в тюрьму. Они заболели, легли в больницу, лежат в койке, стонут.

    12. Люди в природе эту систему развили сами. Все это сделали в природе Отец и Сын. Этому развитию конца не видать. Люди технически в природе это делают, это творят: надо как-то жить. Они в хозяйстве планируют, и добиваются выполнения намеченного.

    13. Природа людям все дает, но самое главное, что нужно людям в жизни, она им не дает. Она их наказывает. Они простуживаются, заболевают, и умирают на веки веков.

    14. Вот что людям природа раскрыла. Люди дождались: в природе родился живой энергичный человек. Он научился в природе делать дело естественной стороны, за что его назвали «Бог земли». Он пришел на землю в люди для их спасения.

   15. Они в жизни с Богом ввели самодержавие; они ввели закон в природе, что надо кушать и одеваться, чтобы было красиво и тепло. Они облюбовали место для дома. Если бы не люди этого дела, то не было бы в природе никакой такой жизни. Люди дороги протоптали. Людям понадобилось в процессе своей жизни земля, они нашли ее. Через Богово имя стали от нее получать плоды. Людям не приходилось на земле мирно жить, а всю жизнь они провоевали.

    Но они не опознали в природе врага и не сделали его в жизни любимым другом. А он для всех часть природы, которую мы недолюбливаем. Мы от нее уходим. Мы берем от нее самые хорошие качества и ими хвалимся, говорим: «Это мое». Мы за деньги эти качества продаем и покупаем. Природа – это есть наша Мать. Ее надо хранить, ценить. А мы ее ловим, убиваем, жарим, варим, поедаем. И говорим, что нам от этого дела хорошо. Так за что же нас будет жалеть природа? Она нас всех до одного человека родила, но мы все до одного боимся ее, прячемся в свои хоромы, одеваем  на себя… Она нас в любом месте догонит и сделает то, что захочет. У нее на это силы имеются. Она людей за их дело наказывает. Люди в этом деле теряют свое природное здоровье.

   16. Люди делают у себя в доме удобства, новые условия жизни. Они веселятся, пьют вина, они танцуют на этом пире. Они встречают свой день рождения. Они произносят свой тост, поднимают большой бокал и пьют его до дна. Это в их жизни не выигрыш, а проигрыш. Они этим счастьем не ограждены в природе, которая их встречает своими силами. Им приходится терпеть от удара, который природа понесла, посадила на тело болезнь, язвочку или грибок. От этого всего мы не нашли никакого спасения, никаких средств, чтобы мы такие сами себя спасли. За это нас таких всех Паршек назвал бедными людьми. Мы с вами вовлекаемся в это, живем в этом один раз, а затем бесследно исчезаем. А раз мы умираем, то нам всем грош цена.

    17. Когда человек рождается в природе, мы младенцем радуемся, говорим, что это нам бог дал. Если бы мы знали, как это делается, и что от этого будет у нас, таких людей. Мы не знали, что от этого дела получается. Нас заставила это делать природа. Нас, людей совсем чужих, заставила любовь. Мы друг другу доверились, стали друг другу доверять своим телом, у нас образовалась похоть. Так у нас родился человек. Мы, отец и мать, его родили, но никогда не ждали, чтобы он у нас был не таким, как нам думалось. Ни одна мать, ни один отец не хотели, чтобы их дитя пошло не по их дороге. Они свое воспитание направили ему, чтобы он был таким, как они хотели. Он как таковой не пошел по их дороге, а взял свою. Неожиданно в людях сделался бандитом, нехорошим человеком.

    18. 10 июля. Мне говорит человек, что не надо было бы этим в людях заниматься. А люди сделали у себя базар, торговлю ввели, продают и покупают. Хвалить и корить – это их дело.  Люди рано встают, много об этом думают, готовятся. А до места надо любыми средствами попасть. У нас продукт, у нас дети. Мы умеем жить, но не долго. Люди затевают, в людях охота рождается. Они делают дело.

    19. 12 июля. Пасмурно. Облака. Стали в карты играть Тамара, Люба, Петро и Марко. А меня моя мысль заставляет все карты одну за другой класть и пользоваться ими.

   14 июля. Солнечно. Марко огурцов принес, Валентина их сдобрила – они стали пригодными для кушанья.

    15 июля. Солнечно.

    16 июля. Был дождик. К нам пришел Демченко со своей просьбой… Высшее учебное заведение нашего русского человека не удовлетворило. Ничего, кроме одного недостатка, оно не ввело.

   17 июля. Это небывалое в людях событие. Тюремщик зарезал своего начальника за плату, элементы. Он с ним не согласился, взял нож и пустил в ход. Это его мстительная сторона. Природу не обманешь. Она делала, делает и будет делать.

   18 июля… Разве капиталисты не хотели у себя видеть хорошее и теплое? Они согласятся тоже и с плохим, и холодным. Оно само приходит в жизни.

    Вся свалка хлеба дождем замочилась, лежит…

    20. Человек есть думающее лицо, создающее лицо, но не получающее в жизни то, что ему надо. Оно умирающее навек в своей жизни. Сегодня наш день. Небывалая атмосфера в нашей жизни. Она и к нам придет с огненным сияющим солнцем, которое всех нас, не таких как надо, осияет. Мы, все люди, готовимся. В одно время встречаем, а в другое провожаем такой день.

    21. Мы есть убийцы своей и чужой жизни. Мы воры и разорители самих себя, уничтожители своих – вот что мы за люди есть в мире. Вот в чем дело – в этих людях, которые  2000 лет проживают. Им приходится в жизни оживать. Они все до одного лежат в прахе. Они не подготовлены встретиться со своим сознанием и определить бытие. Мы с вами не сможем выступить и сказать свои слова, что мы делали для этого всего, что мы с вами все до одного человека умерли. Это наше дело такое всех нас заставило так умирать, что мы бесследно умерли.

    22. 20 июля. Это снова было подтверждение, подобно тому времени, когда мне далось в полностью совершенной помощи человеку. Одно должно Богом совершаться. Человек это дело начал, он его сделал, и у него это получилось. Он эти качества завоевал, сделался благодаря этому Богом. Он от природы дары получил, как ученый диссертацию на ученую степень. Человек благодаря этому получил здоровье. Это не техническая сторона, а природная, энергичная. Это всех людей дело. Мы с вами прожили, а такого дела никогда не делали в жизни своей. Это проблема небывалая, чтобы живому человеку без всякой техники, без всякого искусства и химии помогали. Мы, все люди, как один за это дело взялись и стали делать, сделали, у нас получилось!

    23. Благодаря этому делу Паршек силы получил в людях, Богом быть ему теперь назначено. Люди такого Бога у себя не хотят видеть. Такого Бога нам предоставляет сама Мать природа. Она нас, всех людей, пожалела, и к нам с таким делом прислала в люди дело Паршека, который благодаря этому делу стал Богом. А Богом никто из людей не хочет быть в природе. Это для них какой-то позор. Так, без всякого дела, имя Бог не получишь. Это даром не дается. Надо для этого дела много трудиться, чтобы был труд виден. Люди Паршека встретили и проводили таким. Люди хотели, и делали, чтобы Паршек был Богом.

    24. Люди для дела Бога не старались что-либо сделать, чтобы в людях быть Богом. У человека есть все возможности в людях сделаться Богом через одну любовь к природе, через холодное и плохое. А через хорошее и теплое можно потерять Бога. Есть такие народные слова: Бог то Бог, да не будь сам плох! Вот какие дела есть в природе – жизненные, неумирающие. Надо жить, но не умирать. Так все люди хотят. У них дорога одна – к жизни, но не к смерти. А мы для этого ничего не делаем. Все люди делают плохое. Им хочется хорошего, а у них оно не получается. Люди родились в природе через ее дело. Люди думают жить, а потом оказывается, что они  должны умирать.

    25. 21 июля. Люди все наши имеют такой характер, что им приходится жить в природе как всем людям, которые в процессе жизни сделались техническими, искусственными, с введенной химией. Для нашего дела характерно, что мы хотим сами себя представить такими людьми, какие есть.

    26. Мы хотим между собой показать не русское учение, а индийское, которое только частично принимается. Этому делу мы научились и сами хотим сделать, но не умеем это сделать и других людей научить.

    27. Вы же не знаете истины, у вас одно такое явление – вы живете по своему разуму. Вы, ученые люди, знаете хорошо медицину, биологию, физику, математику, знаете и другие науки. Вам как ученым людям в жизни своей разве не надо будет человек на арене, разве вам надо зародившаяся в теле боль? Это наше с вами незнание. Мы от этой беды, от этого горя избавиться не имеем средств, благодаря которым человеку легче было бы. Мы не умеем с этим разбираться. Перед нами на арене стоит человек. Ему народ помогает, а у нас на это сил не хватает. Мы – люди бессильного характера, не знаем, что это дело нам дает.

     28. Мы с вами, люди русского характера, все нации, такие, как и мы, признаем. Все мы вооружены против природы, говорим на нее, что она нехорошая, враг наш. А сами от нее имеем блага всякого характера. Нам надо ягодка – мы ее кушаем. Зачем, если мы об этом ничего не знаем? Нас предки научили это делать.

   Мы какие в природе родились? Мы все родились одинаково. Нас наши условия заставили все делать.

    29. Дом наш принадлежит всем живущим на земле нациям. Они хотят жить на белом свете. Им приходится учитывать все условия, которые будут учить их, чтобы они не простуживались и не болели. Мы со своим домом от всех не уходим, а, наоборот, мы просим всех и умоляем этим заниматься. У нас – воздух, вода и земля. Всем этим мы окружены.

    30. Это наше дело. А в деле все люди так живут. Им надо добро. Они сами создают у себя. Это не наша идея, которая нас заставила взяться за это дело. Мы есть такие люди, которые не идут прямо по тому пути, который мы знаем. Со своим мы встречались, но не смогли по нему пройти. С нами встретилась мысль, которая окружила нас в природе стремлением к большой прибыли. Она нам помешала, но не помогла.

    31. Наши люди дождались погоды. Хлеб шел на элеватор. Казалось, этому потоку не будет конца.

    32. Я был уверен в это дело. Это со мной встретилась природа. Она шутки со мной не творила. У нее были направлены такие силы, с которыми самому не совладать. Они – для человека любого. Она лишь бы только за это взялась, у нее на это есть всё. Природа человеку доверилась. Она его встретила живым, окружила воздухом и водою, дала по земле ходить.

Разумный в жизни человек! Это буду я, один из всех! Об этом в моей «Победе» написано: «Я – о  человек земли, дышу крепко, говорю резко не про какое-либо чудо, а про природу, про физическое тело, про практическое явление, чистый воздух. Самое главное в жизни – вдох и выдох…»

    33. А хлеб родиться для спасения всей жизни, которая заставляет людей тяжело работать. А если люди будут работать так, как они всю жизнь работают, они в этом деле умрут. Это в жизни есть такое, что не дает человеку права жить в природе. Люди привыкли к богатству, которое нами создается путем прибыли. Люди не прекращают, а продолжают развивать дело, в котором свое имеют, а лишнее сбывают. Если этой прибыли в жизни не будет, то и мертвому капиталу росту не будет.

    34. Жизнь такая, что мы этим окружаемся. У нас дороги расстилаются по земле, население тоже прибавляется. Мы живем, красуемся, говорим, что мы умеем, что нам помогло наше искусство. Мы – инженеры, техники. Мы с математической точностью рассчитываем. Мы пример сделали людям, и в нем живем один раз. Между этим всем мы с вами делаемся великими людьми.

    Ум живет у каждого человека. Он из человека делает все, что захочет. Лишь бы человек захотел, он своим телом, своей красотой может все показать. Его хвалят люди за его сделанное. Он – делец, раз взялся за это дело, то сделает. А когда не смог, то его посчитали неудачником.

    35. Пшеничную полову люди во двор для заготовки на зиму корма животным.

    23 июля, суббота. Она пришла к нам такой, как никогда не приходила: со своей тарой, с уборкой хлеба.

     36. Мы – такие люди, такого характера, что нам надо бы жить, а мы этому не научились. Люди верят Богу, что он пришел на землю. Он не хочет, чтобы люди так тяжело в природе жили. Бог для этого делом вооружился, стал в людях свое дело делать. Он взялся за природу, за природное дело и стал делать. У него это получилось, и люди за это дело его назвали Богом. Он в природу пошел по нашей земле истину искать, которая была в людях. Бог ввел закон в жизни, что не надо бояться природы, а надо закаляться; не надо простуживаться и болеть, не надо умирать. Вот какая будет в жизни слава Богу, одно из всех спасение в жизни. Люди перестанут умирать, будут люди вечно жить. Они это в природе заслужат.

    37. Природа Мать нас всех до одного родила и хотела, чтобы мы так жили, как она хотела. Богу надо верить, и выполнять по его сказанному слову. А мы перестали верить тому, что он у нас есть такой, что живем с ним и умираем с ним. Для людей Бог в жизни есть какой-то позор.

   Бог не учит плохому, а учит хорошему. Люди, близкие к нему, расскажут, как он их хранит, как он их всех своими считает.

    Бог не за тюрьму, он не хочет, чтобы были в природе в людях преступники. Он не за простуду, не за болезнь. Он – против болезни. Он это имя не присваивает к своему телу. Бог – против того, чтобы люди ругались и воровали. Он против убийства и пьянства. Он – за чистый справедливый совет. Вот что Бог людям несет в жизнь – самого Бога в себе.

    А Бог есть я, Паршек, в людях. Он делал то, что все люди делали. Он ни одного человека не убил, он одно желает всем людям. Он их за всё любит, как самого себя.

    38. А люди такие есть психические, нервно больные. У них есть большая нужда. Они хотят, чтобы им природа давала без всякого такого дела. Они знают только хорошее свое дело. Оно ими делалось, делается и будет делаться до тех пор, пока они не ошибутся и свое здоровье потеряют. А когда они в природе бедою окружат себя, когда у них горе сделается, им станет плохо и холодно. Люди делаются больными с детства. Им беда, они с нею повстречались. Эта беда со всеми нами живет, и хочет нам всем своим делом помешать. Это есть природа, которая всех людей ведет по одной дороге. Эти наши изложенные науки такие, что на месте не стоят. Беспокойные люди!

    39. Я тоже не глупец в этом деле. Сам пишу об этой истории, хорошо знаю сегодняшний день, природу. Она ввела в мою голову мысль, что я есть в людях Учитель, водитель в этом деле.

    Только утро настает, ясно солнышко в небо еще не поднялось. А у меня родятся слова, как у какого-то короля. Когда-то король своим слугам приказывал, чтобы ему в один миг приготовили завтрак. Король – это Учитель. Об этом всём слышали и знали мои люди. Их удивляло это, но все знающие промолчали, как воды в рот набрали. Учителя сделали своим королем сами люди. Он не смог от этого уйти, чтобы отказаться от этого места природы. Природа захотела, чтобы «наш дорогой Учитель» свое имя на имя «король» переменил. Он многое такое сделал, чтобы быть королем.  Все видели, и все молчали за его такой поступок. Королевское место выдало. В природе не скроешь, и не умолчишь.

    40. Надо вспомнить, что это дело я сделал сам, но меня остановила моя мысль, мои такие «рога» – на поступок людей коситься. Я, Учитель, их  видел на себе. И тут мне пришла мысль, что надо об этом всем написать, признаться за это дело всем людям.

   Я не той дорогой пошел и не той мыслью создал. Я у людей есть Учитель, но не король. Я не Отец и не Сын, а Дух всего мира. Люди меня признают, на всей земле об этом заговорят.

    41. Люди свое дело захотели сделать. Но такое, чтобы историю повернуть назад, в истории не делается. В истории, в жизни всегда делается новое, небывалое. А природные условия, которые развиваются на человеке, которые были до этого, хотели, чтобы Учитель вернулся назад и взялся за старое.

    42. 24 июля. Наш праздник.

      25 июля. Первый день недели. Он наших людей любит. Мы как таковые люди с этим днем встретились. Об этом мы говорили, особенно про бахчу, которая показала себя как наша кормилица. В ней расположены такие силы. Она растит арбузы, делает свой урожай. Арбузы в жизни есть пища для столовой. Они росли и развивались в таком бушующем виде с хорошим урожаем.

     26 июля, вторник. Урожай показал себя на любом грунте, а люди к нему готовятся сами. Им надо в этом деле богатство, большая прибыль.

     43. Люди едут по дороге. Они стремятся попасть в какое-либо селение. А там люди свои шатры расположили, смотрят на дорогу. Им приходится завидовать, гнаться за ним и догонять его. А догнать – проблема. А дорога бывает длинная, а бывает короткая. И ехать по ней приходится тяжело.

     Я, говорит мужик, своему добру хозяин. Это простой кучер. У него картуз набекрень, он смотрит на свою пару подобранных серых лошадок, которые у него вихрем несутся. А мужик такой любитель, за это все дрожал, да старался своего соперника перегнать. Мужик не сдавался, а старался быть впереди. Ему море по колено. Мужик перед собой видит одну дорогу, с успехом наш мужик всегда едет. Он не уступает никакому молодцу. Он говорит, что он один из всех хорошо живет. Он – любитель проехаться. Он хочет, чтобы была лошадка и вся причитающаяся упряжь, тачанка.  Дорога этого мужика легка и пряма. Ей мужик не кланяется. У него большая гордость. Ему люди все не одинаковы: захочет – поздоровается, захочет – отвернется. А сам любит вежливость. Мужик – это царь села. Ему верят все нижестоящие люди. Они его считают богом в жизни. Он не ходит по селу, как другие. Христу не кланяется. Он говорит: надо трудиться так, как мне досталось. Я имею свой плуг, свою тягловую силу.

     Волы пашут землю, затем люди делают грядку и сеют зерно. А урожай дает природа. Она без дела людей не оставляет, а много разного труда несет. Когда лишнее в жизни мужик получает, у мужика деньги появляются, он золотом окружает себя.

     А дни его – это есть природа, жизнь в которой, как у азартного игрока. Эти дни мужиком захватываются и присваиваются, как свое место.

    44. На нашу мысль природа откликается, дает нам климат или погоду. Бывает, что не успели мы повернуться, а солнышко уже свои дни привело, для людей осталось. Мы им на свете окружили себя. Нам природа своими свойствами помогла, создала условия. Мы с вами этого дела не ждали и не думали, а солнышко рано утром само себя показало. Все мы остались лучами довольные. И каждое такое рыдающее от этого дела место осталось довольно, как и люди, которые сами себя заставили согласиться с такой атмосферой, которая пришла на нашу землю. Она приняла, и встретилась с тихой приятной погодой. Она для людей спустилась, и с ними одно время была, это вода.

   45. В каждом дворе есть злая собака, привязанная на цепи. Она своим голосом дает соседу знать. А сосед от соседа ждет своей милостыни, чтобы не гневаться на кого-либо, особенно на того вредного человека, кто своей мыслью на расстоянии делает свою такую неприятность. У него есть такой «глаз», что лишь бы только он об этом деле подумал или что-либо такое сказал, в жизни как-то не получается и не везет.

    46. У каждого хозяина посажены сады, плодовые деревья. Их человек сажает для того, чтобы природа ему давала фруктовый урожай. А какие садовые яблоки, какой они имеют аромат!

     Какой бы ни был урожай, мужику было все мало. У него карман дырявый, если что-либо такое покупать. Ягода или зерно в жизни получаются живыми, но они долго не живут. Эта природная вода скроет все наши условия, как сквозь решето бежит.

    47. Рыбаки ловили рыбу. Но почему-то, на их горе, сазан не шел в невод. Их спросили: как у них дела проходят. А они стали жаловаться. Беда их такая, что им не дается в ловле сазана.  А спрашивающий говорит: если у вас беда такая, то закидай невод, и пусть сазан ловится на мою пользу. Они дали слово это сделать, что если сазан поймается, то они его отдадут болельщику. Он ждет своего счастья. Невод идет к берегу, он сазана, как кабана, поймал. И рыбаки такого сазана в трест повезли.

     Давно это в жизни делалось, оно делается и сейчас. В природе человеку дается.

    48. 27 июля, среда. До вечера – нам праздник. Такого дня мужики в своей жизни не делали. У них хватка была одна – присваивать. Им хотелось, чтобы улица была своя, земля была своя, имя свое было. Все это делалось Отцом. Он эту жизнь начинал. Каждое дело он делал сам, и в этом он ошибался.

     Мужики своим именем хвалились, друг на друга нападали, проводили у себя бой. А вот бессильные люди сдавались в плен. Отец своих сынов брал на войну, их учил воевать, чтобы не сдаваться.

     Сила была введена в людей техническая, ее боялись эти люди. Их отцовская собственность окружала, заставляла грудью держаться за свое родное. Мужик в людях делался князем, воевал…

     Люди с людьми бились кулаками, дубинками, огнем рвали на куски, дошли до самой бомбежки. Люди сейчас рассеяны по своей жизни, Богу не верят, а сами боятся врага. Против него они вооружаются, не доверяют соседу.

    49. 28 июля, четверг, проходимец недели. У людей уборочная. Им надо хлеб. Они его запродают, собирают в общий фонд. Это – людские деньги, которые приобретаются трудом. Людям надо жизнь хорошая и теплая. Они ее создают в природе трудом. Они хотят легко жить. Мы такие в природе люди – руки в брюки, ничего не делаем.

    50. Человек дождался такого времени, о котором он знает, что надо запасаться всем, что надо в жизни иметь то, что сохраняет человека. Он еще не жил, и не был на этом месте, а у него уже есть свой сделанный запас. Жить придется или нет, а у него приготовления природы, на которое он надеется. Все это есть великая мать природа. Она дала плоды, а мы можем при них покойно умереть.

     Вот какие мы добрые люди. Еще не рождались в жизни, а природу заимели, как пленника. Мы надеемся на это. Это не наша жизнь, а природная. И мы тоже есть люди природы. Она живет, показывает сама себя хорошей и теплой.

    51. Все мы до одного человека сами хотели такого дня, чтобы солнышко своими лучами обогревало любое мизерное существо. Каждая козявка себя поднимает, и хочет жить при этом тепле. А человек в природе есть разумное существо, которое живет за счет своего ума.

     Только что утро настает. Другая атмосфера пришла, человеку новое в жизни принесла. Он этим делом окружает себя, хочет в этом жить, как ему хочется. Эту жизнь, которую люди вводят, они бы не захотели, но их такая воля.

     Пришел день. Мы его встретили со своим богатством. А чтобы сказать об этом деле, будем ли мы жить или нет, то это знает только наша мать природа. У нее дни, недели, месяцы и годы идут непрерывно. Это есть идущее по земле, не останавливающееся время, которому люди низко кланяются.

     В начале жизни людям тяжело приходилось. Это тяжело нам начинать. А вот кончать очень легко: своей болезнью кончают. Человек теряет свое здоровье.

    52. 29 июля. День такой в жизни есть. Он приходит к людям один раз в году, его присылают условия ежегодно. Мы этот день, эту атмосферу у себя на своем месте долго ожидали. Мы хотели от природы ее блага, чтобы она со своей милостью пришла, нас своим добром окружила. Все, мы люди, хотели от нее получить, что нам было надо. А нас, таких любителей, таких в природе дельцов, очень много. Каждый человек тянет и желает, чтобы она как таковая мать дала мысль для дела, которое он начал бы, и оно у него получилось. Он хотел, он ждал, он старым делался. Ему, как таковому мыслителю, не хотелось свое отдать. Человек – это же мыслитель. Он думает о своем деле.

     А природа на это дело не идет, и не дает ему то, чего он хотел. Его мучает мысль, он крепко думает. Он стремится получить диплом и сделаться инженером, мастером этого дела. Люди ума думают, ищут в своей местности со своим техническим аппаратом. Им хочется в этом раскрыть какое-либо природное сырье, из которого можно было бы сделать нужную деталь. А Луна наша близкая нам, таковым мыслителям, не дает то, чего надо. И мы, все люди земли, больные этим.

    53. Мы напрасно учимся, напрасно делаемся учеными людьми, технически вооруженными людьми. А сами боимся босыми ногами ходить по земле, особенно по снегу в мороз. Воздухом боимся удовлетвориться, воды холодной боимся. Какие же мы есть луди ума? Мы – зрители. Как был между нами такой враг, так он и остался. Мы своим вооружением ничего не сделали, какими были, такими и остались. Нас наше незнание мучает. Мы этим заражены.

     Мы – космонавты, завоеватели пространства. А мы сами не знаем, что с нами завтра будет.

    54. Если бы не Бог земли, Гитлер овладел бы русским народом. Скажите спасибо немцам. Они Бога попросили, чтобы он поехал в Берлин. Он от их просьбы не отказался ради русского солдата, он согласился поехать вместе с ними в Берлин. По дороге фашисты в Боге усомнились и стали практически изучать здоровье Бога не летом, а зимой.  Был на земле снег, мороз под 22 ноября 1942 года. Под Знаменкой приостановили Гитлера со всей силой. Здесь  Бога стали допрашивать. Что полицаи знали про идею Бога, то немцам диктовали. Бог делал то, что немцам мешало в войне.

     Бог – это Иванов, русский человек. Он за русских терпел. Он этого поступка, учиненного немцами, не испугался. За Бога была природа, которая руководила войной. Бога в гестапо взяли, но он не испугался, а сказал немцам: «Победа будет за Сталиным». Немцы Бога держали 27 суток.  Бог на русском языке через переводчика фашистам отвечал, у Бога было все подготовлено, чтоб им точно отвечать. Враг был в этом суров и обижен. Мы его как таковые победили.

     А другой. Мы его не знаем и не можем знать, откуда он возьмется. Он был, он есть, он будет. Мы, все люди, об этом деле ничего не знаем, и знать не сможем.

    55. Этот пришедший день люди встретили. Он им дал знать, что будет сильный дождик с грозой. Мы по солнечной погоде обошли все поле, засеянное пшеницей. Нас условие заставило искупаться в ставу.

    56. Человек облюбовал свое место, стал окружаться мертвым, неодушевленным делом. Стал делать ограды, стены, чтобы можно было жить на нем. Наше дело одно – знать свое место, к нему проложить дорогу, по которой можно было бы ползать, да мысль пускать в ход.

    57. Это было 30 июля, в субботу. Кто живет по идее Учителя, тот никогда об этом времени не забывает. Эта суббота приходит один раз в неделю, у нее последние признаки конца недели.  А завтра будет воскресение. Оно нам несет праздник. Мы, все люди, этому дню поклоняемся, встречаем его как небывалого. Знаем хорошо Бога, во всем ему верим, поэтому крепко сами себя бережем.

    58. Все люди, живущие на белом свете, вчерашнюю работу бросают, их окружает праздничная жизнь. Им надо красиво одеться, досыта наесться, что лучше, сладкое да жирное. А потом выйти в люди, своим животом похвалиться. Это, мол, мы сами сделали своим трудом, всю неделю проработали да приготовились как таковые. Мы теперь отдыхаем, кушаем много и хорошо. Мы хвалимся, что это все мы сами делали и сделали.

     Мы ввели еженедельный труд. Все время в заботе, в труде. Всю неделю напролет протрудимся да проделаем свое дело. Люди своей работой окружены, кто чем. Охотой занимаются, за землей ухаживают, землю пашут, сеют,  хлеб выращивают.

     За неделю можно умереть. А мы живем, да еще мыслим. Стараемся сделаться в природе техническим, умом развитым человеком, знающим много, ученым, теоретиком.

     А теоретики – люди с пагонами. Их слушаются. Они бояться встретиться с субботой, таким днем, как сегодня, дождливым, серым. Эта ненастная погода предлагает теоретику, чтобы он, как ученый человек, согласился с этой идеей и стал делать то, что делают все природные люди, которые любят природу, с ней считаются. Они терпят без еды 42 часа в неделю, ради здоровья купаются в холодной воде, свою вежливость представляют всем людям.

     Это надо будет делать всем людям. А мы есть гордые, невежливые. Мы не желаем между собой искать бедного нуждающегося человека и ему помогать. Мы не хотим жить так, чтобы на землю не плевать, не пить и не курить.

   59. Теоретик – большой мыслитель. Он хочет, чтобы ему как ученому был слуга, то есть помощник. Он не может сделаться в природе практическим естественным человеком. Он является техническим, он верит искусственному, его окружает химия. Естество – беда для него.  Ему надо кушать хорошо, одеваться тепло, в доме со всеми удобствами жить. Он не приспособлен к естеству, к природе. Ему требуется оружие, он бессилен. Ему надо природа, ее ценности. Он без природы не человек. У него есть намерение свое: попасть на свое родное место. Так ученый человек встречает этот день.

    60. Как наш Учитель встречает этот день?  Ему этот день приходит с дарами. Это же есть наш идейный праздник, который нашего человека держит 42-х часовым режимом. Люди этому радуются.

     А об ученых людях наши люди говорят, что это их каприз, что они есть такие. Люди врага крепко боятся, а сами против его дела вооружаются, но не знают, какой он должен быть. Они этого места не знают. Враг – это есть люди, а люди – это есть природа. Она от людей одно время терпит, так как мы сами это дело ведём. Ямы роем глубокие, моря воды задерживаем, на этой силе ставим турбины, проводим провода, передаем ток по проводам на то место, где лампы должны давать свет. Это есть культурное в жизни строительство, энергичное такое дело.

   61. 31 июля. Воскресенье. Мы, люди естественные, 42 часа в неделю не кушаем, проводим их с великой любовью. Мы хотим жить не так, как наши ученые люди, которые окружили себя своим местом. Живут по-своему, по техническому, делают искусственное, вводят химию. Они гонят в бой с природой всех наших людей. Они ошибаются и гибнут. Как мы бьем на столе мух, так и люди от их командования погибают. Они умирали, умирают, и умирать будут из-за своей славы.

     Ученые недаром свою диссертацию в ученом мире защищают. Их заставляет делать их дело, из-за которого они ошибаются и погибают навек.

    62. А наши люди независимы. Их окружает природа. Нам холодно и плохо. В этом деле давно можно умереть, а мы с вами живем, да еще как живем вместе со всем Советским народом, которому мы помогаем в здоровье. Мы со своей идеей можем жить со всеми нациями. Мы не хотим, чтобы люди простуживались и болели. Мы есть такие люди, которые всех людей любят.

    63. Я средства в природе сам нашел, ими овладел, теперь сею на каждого человека, где бы он только ни был, и что бы он только ни делал. Он в процессе своей жизни ничего для здоровья не делает, поэтому теряет свое здоровье. А найти его теперь очень тяжело. Сейчас есть все возможности через человека заиметь силы, и ими врага человека удалить вон подальше. А раз мы этого в природе добьемся, то нам все люди нашей земли низко поклонятся и скажут: «Спасибо».

   64. Это средство нами найдено в природе, испытано на самом себе Учителем. Он испытывал на себе от самого юга до самого севера. А начинал свое дело от Черного моря, от Адлера. Возле бережка в морской глубине в воде подряд 12 дней и ночей приходилось бывать. Такие природные условия меня окружали в том месте, где я один находился. Я видел воду перед собой, воздух мое тело окружал, а по голышам приходилось босой ногой ступать.

   65. 1 августа – самое сильное и энергичное для наших людей. Сельскохозяйственные работы в разгаре. Поля посевные до последней соломинки убрали. Люди готовили землю для пахоты. Земля ожидала тракторов: таких огромных машин, которые за собой тянут плуги. Человек в этом деле мастер. Человеку надо готовить землю на зиму. Он мысль об этом вложил в голову, а сам думает о том, что интересней, что в прибыльной экономике заиметь. Дело каждого нашего хлебороба – не бросать об этом думать да делать, чтоб у нас не одна чистосортная пшеница родила. Как мы ее ждем!

     У нас для уборки есть машины, комбайны, нашими руками сделанные. И штурмуют люди, спешат в хорошую погоду убрать. Мы с вами дождливой погоды не хотели бы, но природа есть природа: она может нам таковым людям в деле помешать. Мы болеем за это дело, круглосуточно о нем думаем, а природа против этого. Она, как нарочно, с нами не считается, берет да свою палку в колесо втыкает. Надо чистая, ясная погода, чтобы солнышко было, а в природе делается то, что не надо. Человек приготовился убирать пшеницу, а природа со своими бушующими тучами да молниями грозовыми тут как тут, раскрыла небо, и давай поля поливать. От такого дела людского она не может со своей грозой уйти, ей надо людям помешать.

   66. Природа – это есть Мать наша. Она человека заставила на земле не один хлеб выращивать. Мы имеем огородничество. Мы сажаем в землю деревья, заводим сады плодоягодные, сажам бахчу: арбузы, дыни. Мы в жизни любители такого дела, хранители его. А дело любит, чтобы его делать быстро. С поля надо убрать быстро.

    67. У нас весь год проходит в этом важном деле, начиная с первых зимних месяцев. Первая задача – это чтобы снег убрать с дороги, вспахать поле, заложить в землю чистые зернышки. Обеспечить им быстрые всходы, чтобы зазеленели поля. А когда люди увидят поля зелеными, цветущими, когда земля запахнет разными полевыми цветами, то понадобится нашей земле влага. Она нам нужна в эти дни, недели, месяцы. Мы радуемся влаге. А когда нет ни капли дождя, мы недовольными остаемся. Засуха была, есть и будет, но мы ей не радуемся.

   68. Это – наша бедность, наше незнание, когда мы в своей жизни не удовлетворены. Мы хотим того, чего в жизни нет. Это не наше с вами, а природы, которая имеет у себя и одно и другое – беду и радость, очень мокро и очень сухо. Нам надо то, чего нет в природе. Мы его хотим, она нам не дает. Вот какие мы есть ученые люди. Со своим знанием заставили себя в природе копаться, рыться в ней. А лучше бы нам пришлось найти то, что всем людям надо – спасение в жизни!

    69. Что мы у себя имеем, это все не наше, а природное, чужое. А мы туда пускаем науку, которая не стоит на месте, а развивается. Были и делали на Земле, а сейчас перешли в атмосферу, в Космос. Это все нам помогла техника и искусственные аппараты, химия. Мы сделали спутник, космический корабль, полетели в космос. Мы стали изучать природу, что находится между планетой Землей и Луной. Пространство, в котором мы пролетали в невесомости – это наше достижение. Не достижение, мы туда не живыми естественными людьми пробрались.  Это наше завоевание.

    70. Наш путь в жизни такой, что надо завоевать живым телом, чтобы вода тебе принесла живое тело. Ты, человек, должен добиться сил таких. А они меж воздухом, водою и землею. Вот тогда-то человек овладеет этой моей дорогой.

    71. Она через Кавказские тоннели поднималась по лесам и горам до самого Комсомольска. Пространство, которое вело через речку Белая, через Кавказские снежные вершины в Армавир. Я эту местность, эти условия без всякой шапки проходил, да промыслил о начале всей нашей жизни. Она нами всеми такими людьми делалась.

    72. Все это мы сделали сами. Мы теоретически учились, практически физически трудились. От самого первого изложения мы стали мыслить. Это была наша первая пища. Это дело мы создали как небывалое в жизни своей. Нам потребовался стол со всеми столовыми принадлежностями, кусок хлеба с борщом. Только одна есть в этом просьба: «Пожалуйста, кушайте на здоровье!» А оно у нас не получается так, как надо. Для чего мы учимся? Чтобы получать деньги.

    73. День сегодня теплый, солнечный, для всех приятный; как никогда помогает убирать урожай. Кое-когда дожди местами проходят. А сегодня будет вечер, жаркое солнышко! Людей этим вот не удивишь.

    74. 2 августа. Отец родной с нами прожил техническим человеком 1977 лет. Он строил у себя царское самодержавие, при котором люди угнетались, в ссылках и тюрьмах томились, в больницах умирали. А теперь пришел на смену Сын, с научным миром. Он открыл возможность любую местность облюбовать, и там сделать все, что только захотелось.  Это его такая в природе воля. Он на земле сделал моря. Заводы, шахты, железнодорожные магистрали, шоссейные дороги – все это люди сами ввели в жизнь. Проложили по земле пути и катаются на колесах как господа взад и вперед до смерти.  Эти люди о чем ни говорят. Кто кому давал право в жизни это сделать? Мы самовольники. Мы ошиблись, это дело не доделали, умерли на веки веков.

    75. А теперь расскажу вам про свою молодую жизнь. Я при отце жил, и я делал то, что моему отцу не нравилось. Мой отец был трудящий, а я пошел по дороге коммерсанта. Я стал жить не тяжелым физическим трудом, а окружил себя легким. Я стал разбираться в жизни. Меня стали считать человеком. Я распоряжался продуктами, кормил животных. Был завхозом, потом снабженцем, с экспедицией в городе Армавире торговал.

     Меня условия природы окружили. Я работал в лесах, в горах, возле рек бегал на ногах. А сам писал про дельную мою историю, которая меня окружала. Я был между воздухом, водою и землею. Я головной убор забросил, не признал его нужным. Словом, начал раздеваться с головы. Всю техническую часть на себе признал не нужной. Я сознательно шапку снял. Этим самым стал с людьми делиться. Они свое брали и делали, а я свой волос раскрыл, пустил в ход естественную жизнь. А тело свое открыл людям, чтобы они от этого поступка пугались. Они говорили, что это по земле ходит сатана. Я показывал им ненормальное – холодное и плохое. А они все имели хорошее и теплое, что приводило их к плохому и холодному, это их смерть. Они поэтому умирали, и будут умирать в этом деле.

     Я кричал людям: зачем вы это делаете, что против природы вооружаетесь? Люди считают ее врагами, хотят ее уничтожить. Их такое право: природу с первого разу люди стали разводить и тут же уничтожать. Их такое право, что они покупают и продают живого человека за деньги. В любом месте его жизни он продается за деньги.

     Это, в природе сделанное нашими людьми, начато нашими предками. Они его начали, но недоделали, потому что умерли. А это дело между людьми жило, живет, и будет жить. Только будут ли они им удовлетворяться. Они свое делали, и будут делать. А жизнь их была умирающая, и будет такой всегда.

     Вот и мы такие есть люди, ожидающие своего дела, дождались своего дня. Другие на очереди стояли, они умерли, их не стало, они этого не ожидали.

     Природа 80-й год так держит. Ей хочется это тело поломать. Всякие болезни так и прививаются людям. Они обижены природой.

   75. 3 августа. Мы все живем на планете, все мы трудимся, боимся, знаем хорошо, что это все не наше, а чужое.  А сами свое место бережем, как око свое. Мы есть природные люди, такие как все люди, мы больные. Нам мало того, что мы имеем. Рядом с нами живет сосед, у которого есть свое. Он бережет, считает его своим. У соседа есть то, чего у тебя нет. У соседа есть ум, глаза, руки. Люди делают для себя хорошее и теплое, а другому они делают плохое и холодное. Это есть людская смерть. Люди для этого на своем месте вооружаются своею мыслью. Им на этом месте в этих условиях жить тесно. Они живут на своем месте, а на чужое посматривают. У соседа есть его добро.

     На протяжении веков люди на одном месте не жили, а всегда кочевали. Им хочется узнать о ближнем соседе: как он живет со своими людьми, каковы его силы, чтобы при возможности ему своими силами помешать. История это на примере Гитлера показала.

   76. Может, у Учителя есть оружие? Оружие есть у людей, они его делают в природе. Она им в этом помощница: сделала такое оружие, от которого сами люди гибнут, а всё остальное полностью остается. Это люди сами добились в природе. Где их людская жалость, чтобы людей с белого света не сживать? Они, бедные, сами уходят с жизни, умирают на веки веков.

     Люди без всякого вашего придуманного умирают. Их как таковых естество с дороги убирает. Люди не удовлетворились тем, что придумали пустить друг на друга оружие. Этих мыслящих людей, которые только об одном думают, да с задуманным хоронятся, надо упразднить. Людям  в природе нечем хвалиться, они ничего стоящего для жизни не сделали. У них на пути одно – смерть.

    77. Наша история людская показала своё придуманное и сделанное. Мы как таковые люди все видели Отца в жизни и его дело. Мы видели Сына, но не встречались с Духом Святым. Это будет для всех дело Бога. Оно вводится в жизнь не вредным для людей, полезным люди будут его знать.

    78. Для чего люди сегодня поднялись с постели, и что они обязаны делать в своей жизни? Как мы делали до этого? Только утро настает, а завтрак уже готовится. Это самое первое.

     4 августа, четверг. Бывает сон: За мое сделанное дело люди на меня обрушились с недоверием. За мой поступок в людях они меня осудили, как будто я служил в армии и меня обличили, я потерял всё в людях доверие.

     Лес дремучий в своей гуще растет. И люди между собой так гоняются, так гордо поступают, не дают покою сами себе. Если бы я им сделал такое неприятное, меня осудили бы, все права в жизни отобрали бы, бессильным оставили бы.

    79. 5 августа, пятница. Жарко, пекло солнышко, а вечером гроза с дождем.

     6 августа, суббота. Как и обычно она между нами проходит как праздник, встречаем ее дороже всех остальных дней. Эта августовская несет нам осенние холода, а затем наступит морозная пора. Люди увидят то, чего не было. Листья на деревьях пожелтеют, придет зима.

     А сейчас в полуденную пору жара в самом разгаре. Природа нас всех наградила за наш труд всякой созревающей ягодкой.  Она и к нам в этом году рано пришла. Ее породил маленький цветочек между этими зелеными  лепесточками. А люди стали на это смотреть, как на какую-то необычную прибыль. Как долго эта ягодка росла. Она также постепенно поднимается, как и человек со своей быстротой, которого мы тянем, ведем.

     80. Это было, и есть между нами всеми. Мы так заботливо, так аккуратно берегли в природе этого маленького человека. Он у нас, как какой-то царёк разодетый, по дороге быстро бегает, своими словами нам, взрослым говорит, какой он есть со своей хваткой. А на мальчика или девочку люди привыкли смотреть да завидовать, да определять имя по быстрой детской хватке… Со стороны глядя, об этом можно сказать, что это все делается в людях человеком. Он ползает по земле, он смотрит глазами, он бежит по дороге туда попасть, и сделать то, что умеет. Это его детская смекалка и детская привычка. Он бегает, кричит, танцует. Ребенку не хочется быть маленьким человеком. За ним надо уход, а это ему надоело. Он хочет быть, как все люди, здоровым, жизнерадостным.

    81. Люди в своей жизни этого дела хотели, чтобы на арене стоял какой-либо мертвый капитал живым фактом. А таких видов, таких мест очень много. Их люди видят, спешат захватить, облюбовать, ими определиться, чтобы нам жить и что-то делать.

    82. Наши дети также участники этой великой субботы: они терпят без еды до 18 часов вечера. А завтра следующий праздник – воскресенье.

     7 августа. Я поднялся с постели рано. Зажег свет, стал на своих ногах писать об этом деле, что мы с вами в природе нашли. Мы им окружили себя, своим назвали. Мы сделали и сказали, что мы умеем делать на своем, лишь бы мы захотели. А желание на это у нас родилось. Мы для этого учились, накапливали теоретические знания, чтобы быть у Отца любимым Сыном.

    83. Отец родил сына по его закону, а когда постарел, стал в жизни негоден, свои права передал сыну. Это революция создала людям небывалое социалистическое коллективное государство. Общими силами люди стали по-новому богатеть. Сын этим местом успокоился, не стал доверять другим народам, стал своё делать. Это небывалое новое, чтобы всем жить хорошо и тепло. У Сына образовались люди ученой степени, стали они делать то, что им надо. Они не боялись врача, не боялись никого, а старались хранить это дело, как око. У Сына была развитая наука. Она все делала людям, чтобы им жилось хорошо и тепло. У Сына есть многонациональные народы, сплоченные руководящей партией. Она должна у себя родить нового человека, идущего по природе, и несущего спасение в жизни человеку, чтобы он не был таким техническим, зависимым в природе.

     Человек как был умирающим при Отце, таким остался и при Сыне. Завоёвывал, самовольно на своём месте делал, это дело недоделал, умер на веки веков.

    84. Идет предрешающая сторона небывалого характера эволюционная Бога Духа Святого. Будет такой человек: Победитель природы, сохранитель самого себя. Это будет таково дело человека. Он победит в жизни любого врага. Это есть вежливость – умение обходиться в людях, чтобы им не помешать, а свое поставить. Он чужим не будет нуждаться, а свое полезное всем предоставит. Если надо будет в людях предотвратить врага, он это сделает. Вот какой должен быть в этом деле человек, полезный в жизни.

    85. За такую идею, рожденную в природе, мне очень тяжело приходилось встречаться на жизненном пути с блюстителями старого. Я свое новое внедрял, а им казалось, что я «чума». Куда только мне как таковому не приходилось попадать. Я заставил многих людей обратить на себя внимание, особенно Центральный Комитет госбезопасности, где меня своим законом окружили, стали допрашивать, как будто я с неба свалился. Люди моих способностей не знали, старались удержать в своем законе.

     Я этому началу был инициатор, не боялся их тюрьмы и больницы, в которых мне, здоровому, пришлось пролеживать. Я не боялся называть их бедными людьми, знал их дело такое, что они в жизни своей ничего людям не сделали, их дело осталось недоделано, они умерли.

    86. 8 августа. Первый день недели. Он людей поднял на ноги. Люди стали свое делать, тянуть да призывать погоду, удобную для уборки урожая.

     Вот скоро к нам придет народный праздник – по старому, 1 августа, а по-новому 14 августа. Мы его как спасение встретим, пышки с медом напечем, поставим их на стол.

     В эти дни отъезжали в Москву после  отдыха дети Алеша и Женя. А нам они оставили свою песню «Хутор Кондрючий».

Шахты крутые, речки прозрачные –

        Эта природа мне по душе.

Припев: Что тебе снится, хутор Кондрючий,

                В час, когда солнце встает над ставком?

     2. Учитель живет в этом доме,

         Он помогает всем людям и нам.

Припев: Что тебе снится, Учитель любимый,

                В час, когда солнце встает над тобой?

     3. Овощи вкусные в больших городах,

         Сладкие фрукты с огромных садов –

         Все тебе дарит Учитель родной.

Припев: Что тебе снится, хутор Кондрючий,

                В час, когда солнце встает над ставком?

     4. Песчаные улицы, цветные заборы,

         Вообще весь Кондрючий понравился мне.

Припев: Что тебе снится, хутор Кондрючий,

                В час, когда солнце встает над ставком?

     5. Вся местность усыпана черными шахтами,

         Ведь в этом краю шахтеры живут.

Припев: Что тебе снится, край мой родимый,

                В час, когда песни тебе я пишу?

     6. Поезд вот мчится в степь раздольную,

         А я сочиняю песни тебе.

Припев: Что тебе снится, край мой родимый,

                В час, когда песни тебе я пишу.

 

    87. Наши люди всё делают. Зима длится три месяца. А мы готовимся на всю зиму такую, не прибыльную, а убыточную. Чего только не надо этим живым людям. Они за многое время делали ту продукцию, такие приготовления, чтобы продукты не портились. Пища солилась, фрукты сушились. От мороза мы прятали всё, что надо. А мороза мы боялись. В природе не один листик хранит разумного человека. А его хранит сама природа, само условие, которое делалось людьми. Рылись глубокие погреба, в которых хранилась картошка, солонки всякого соления. А жить приходится, кто как сумеет. У всех есть пища, у всех есть теплая одежда. Мертвое поставлено на фундамент. Его люди живые имеют. Им хочется, чтобы не один день такой пришел, его создало условие, а они подряд такими приходили и уходили, а наше дело такое было. Сегодня – прибыль, а завтра – такая в природе убыль – так это делается природой. Люди жили годами. Они ждали время.

    88. Была глубокая ночь, часы пробили полночь. Я поднялся купаться. Скупался, лег в постель опять. Меня такая мысль озарила, что надо написать. Это один раз бывает. Ударила гроза. После четырех больших вспышек света молнии и грома все спящие пробудились. Пустился дождь. Это природа хотела, чтобы кто-либо в эту минуту вышел и посмотрел на это всё в природе, что делалось в жизни один раз. Два часа пробили часы. А тело моё не спало, старалось мои силы поднять. Я взялся за писание, чтобы людям рассказать, что такого дня и ночи мы больше никогда не встретим.

    89. 9 августа.  Мы своё время, идущее по природе, проспали. Никто из нас не поднялся с постели. Я как знающее лицо  этому не придал значения. Я не спал, а ворочался, с природой на расстоянии говорил. Она такая есть сильная, грозою за все наше молчание ударила, чтобы мы знали, как прятаться. Это было похоже на шторм в море.

    90. Человеку приходится прятаться. Мы для этого делаем дома с не протекающими крышами. Мы этому радуемся, хвалимся: вот мы живем, да веселимся! Запрятались мы в свои условия, в мягкие постели, и задыхаемся. Это наша воля.

    91. А вот воля была моя: искать в природе. Я нашел силу в природе, место в природе.

     Я на него так взошел 25 апреля, и сказал всем людям в один голос. Мы это вот место разыскивали, оно оказалось для нас неумирающим, от Адама лет никем не занимаемое. Это – Чувилкин бугор. Он нам такого человека родил, которого в жизни не было. Я, по своему выбору, по своему делу, этого человека представляю.

     Хочу сказать за истину свою. Он должен нам в жизни родить живого неумирающего человека без всякой потребности. Это человек в природе завоюет, он добьётся этого от нее. Я, говорит Иванов, прославился со своей идеей, со своим делом на этом Чувилкином бугре. Так как словами было нам таким людям сказано об этом деле, что к нам на нашу землю придет истина, которая на человеке докажет свою правоту.

     Об этом вот я должен сказать в людях: что бы и как они ни делали, а признать идею этого характера обязаны. У людей очень много вредного для жизни, которое им мешает жить. А теперь мы нашли средства, и ими окружили себя.

    92. Это живой факт. Олечка, наша экономка, крепко заболела. Сама болеет, а чтобы попросить, она этого не смогла. Ей было стыдно, и она не хотела Учителя беспокоить. Я, говорит она, всегда дышу и прошу, а мне не помогает, болезнь меня давит, я болею. Что мне делать, я сама не знаю? А Учитель рядом находится, а охоты не было его как Учителя побеспокоить. И вот моя смелость пришла. Я Учителя прошу, чтобы он меня принял.

    93. Учитель своим телом стал принимать, как и всех всегда. Кладет на коечку, человека окружает, своими руками только держит, а мысленно проходит по всему телу, и думает за всю природу. Она у себя имеет для этого воздух, воду и землю. От этого всего люди заболевают. Им приходится в этом деле терять своё здоровье.

     94. 10 августа. Мы в природе не можем сохраниться, чтобы быть здоровыми, ибо природа в этом сильна и может все сделать нашему человеку, который бессилен в ней что-либо сделать. А природа, могучая атмосфера, порождает в условиях как мать. Она есть Вселенная. Природа такая откуда и как берется, что в жизни этой родился человек и стал жить, как ему захотелось? Люди сами для себя стали выбирать и облюбовывать место, на котором они стали делать своё вечно неумирающее дело, которое человека заставило жить, как людям хотелось. Этим людям со своим здоровьем ничего не стоит взять камень, и положить его на другой, затем их связать, чтобы получилась стена ограды. Люди этим оградились, стали на это всё надеяться так, что им с этим никакие особенности в жизни не страшны. Король сделал своё место. Его люди его жизнь охраняют и берегут, как свое око. Король является над всеми людьми распорядительным лицом. Он живет за их счет. Люди делают то, что хочет сам король. Ему все подчиняются, его слушаются, как родного отца. Он у них есть вожак, хозяин всему. А сейчас благодаря людскому закону сам взялся делать. Его заставила революция свое место занять и на нём обогащаться.

    95. Люди не смогут обходиться без Сына. За это дело взялся Сын и по-своему стал делать: без того, с чем делал это Отец. Он не нашел другого. Как было в людях всё это, так и осталось: воспитательница тюрьма, больница. Наука, которая учит человека быть здоровым, что он должен в природе на пути своей жизни стоять в очереди, и ждать то, что его может окружить. Он не гарантирован от отрицательных воздействий природы, сильной в своих действиях.

    96. Оля наша заболела второй раз. А болезнь есть навязчива, ее не один раз приходится предотвратить. Оля наша скупалась. У нее я спрашиваю: как чувствуешь? Он мне как Учителю говорит: хорошо! Кто только захочет у себе видеть хорошее, тот будет окружен плохим.

    97. 11 августа. Была надумана в людях одна развитая смерть, которая мучает нас всех. Она нами в процессе этого дела сделана, вместе с нами живет. Это есть людское, а то мы от этого ушли бы. У людей одна неумирающая забота – это в жизни делать, чтобы в нем пожить. Вот какие происходят на белом свете дела. Это сами люди делают, и у них это дело получается. Возьмите сёла и хутора. Они мёртвым магнитом окружены. Это мертвые лежат в земле в могиле, к себе таковых тянут. Люди мертвые сильнее живых. В земле лежит прах вечного характера, который не возвращается назад, а лежит и тянет к себе другого. Этому всему быть. А чтобы этого не получилось, надо в природе заслужить. А когда природа пожалеет, то этому человеку будет легче.

     Вот это мы делаем – у нас умирают люди. А чтобы вернуть назад, то этого мы не сделаем: у нас такого не родилось в жизни. А в идее Учителя этого нет. У него есть такое мысленное дело, которое расширяет мировоззрение. Только об этом надо думать.

    98. 12 августа. Он и к нам пришел в пятницу рано утром. А солнышко при такой тишине землю освещало.

     А люди на своих местах свои дела доделывали. У людей, таких ученых, предоставлен план, чтобы то или другое вовремя и качественно сделать. А ученым людям надо обязательно человека, который проверял бы сделанную работу, оценивал бы работу, выносил благодарность заслуженную то ли деньгами, то ли наградами, то ли хорошими словами. Человек думает о себе, что он давно заслужил в жизни благодарность, если своими руками и умом эту вещь сделал. Эту штуку обтесал, и так ловко ее сделал, как никогда не бывало. Ее приняли, она испытание прошла.

    99. 13 августа. Приехала из Киева больная, она психически ненормальная. Её болезнь говорит всем людям, что надо будет лечиться не тогда, когда ты заболеешь, а когда здоров. Болезнь – от природы, которая всему является дело. Она посадила язвочку или грибок за ее то, что она не захотела, чтобы в этом жить. А жизнь эта есть в природе, она нам средств не дала, чтобы человека миловать в жизни. Чтобы в природе эти средства найти, люди пустили в ход технику, искусственное, химию. А чтобы была в этом помощь, то у них успеха не получилось. Всё это у природы ворованное, убитое, мёртвое, неодушевленное. А нам, всем людям, надо живое неумирающее.

     Это будет природное явление – человек естественного характера, человек духа. Здоровое тело – здоровый дух – это моя идея. Она не заинтересовывает человека стать инженером, профессором или академиком.

     Я – человек такой же, как и все люди. Я – человек практический, живого тела человек. Ко мне, к такому человеку, едут люди из всех мест и краев своей жизни.

    100. 14 августа, воскресенье. Он у людей спрашивает. Что вы делаете в своей жизни? У вас на арене стоят хоромы на вашей земле. Вы это все сами построили, нашли как свое имеющееся; взяли и сделали и искусственно огородились. Теперь оно у вас считается своим, родным. Вы на это смотрите, как на красоту, считаете, что лучше от этого не может быть. Это всё наше искусство. Мы его делали, сделали сами, а теперь как в королевском дворце поживаем, этим добром перед химией хвалимся. Это есть наше такое дело в нашей жизни, с этим наравне живём.

    101. 15 августа. Пришла ко мне девушка, ученица 7 класса школы. Она хотела историю моей идеи описать. Я ей говорю, что всё, что имею в жизни, я получил от сознания. Мысль у меня родилась для этого дела. Почему так получается, что люди живут на белом свете, кушают, одеваются, да в доме удобном живут, а фактически они умирают? Я в этом стал разбираться, это дело людей не признал. Это всё не приносит удовлетворения людям. В них стал искать выход: шапку с головы поначалу сбросил, волосы от гнета освободил. Меня за это природа и одарила плодами. Я уже от природы стал получать плоды, я стал помогать людям больным, их прежнее здоровье врачевать.

     А разутым я не ходил от роду. А стал ходить так ради одной больной, которая ходила на костылях: ноги у нее были больные. Муж ее обратился ко мне с просьбой, чтобы я ей помог. Я дал слово: если она от моего приема пойдет ногами, то я пойду босыми ногами по снегу. Так в людях и получилось – она стала ходить ногами, а я пошел  поэтому разувшись зимой по снегу. Это всё сделала природа. Она осветила меня этим в людях, я в людях через это сделался полезным. И до сих пор в этом остался таким освещенным человеком, не бросаю это дело делать. Меня за это сохраняет природа, как око. Я живу не так, как все, которые болеют, простуживаются, и навек умирают. Это их наследовала такая тяжелая жизнь. А я еще с этим не встречался, и не пробовал этого дела, чтобы у меня эта история получалась. Я от природы заслужил внимание таким человеком остаться.

     За это дело, сделанное мною в людях, меня они назвали Богом земли. Вот какая моя история. Она делалась мною, она делается мною для спасения всех наших земных людей. Они хотят это у себя видеть, так оно и получилось. Люди захотят – это сделают, это право завоюют, от природы добьются. Она их пожалеет, и не будет наказывать. Они будут жить, как Иванов.

   102. 16 августа. Нами, людьми, было так сказано. Мы с вами как таковые люди не удовлетворены этой жизнью. В ней медицинская система. Наука, ничего не сделавшая, чтобы человеку не болеть, чтобы людям в их тяжелой жизни сделалось легче. Когда ученым не надо на людях болезни, у них для этого есть стандартная техника, сделанная людьми. Люди искусственным ограждаются, химию вводят. Им от этого всего стало жить хорошо и тепло. Они долго в этом не жили, с ними встречалась стихия, они заболевали, простуживались, теперь они лежат в постели, стонут. Им теперь холодно и плохо.

     В природе люди не заслужили, чтобы жить легко. Их окружила жизнь тяжелая. Она их заставляет по природе искать то, что им будет надо. Природе этого не надо, она этого не любит, гонит от себя, у нее свои выходы. Захотела – всё сделала. Она не хочет, чтобы человек был в ней техническим, против неё вооруженным. Это есть в природе война. Люди научились воровать, убивать природу, а это для неё есть каприз. Никому война не нравится, это не любовь в жизни, в людях это ненависть, мстительность. Доходит до убийства человека человеком. А чтобы была любовь, то такого мы не делали, не делаем, и не собираемся делать. Мы – люди воюющие. А раз воюем с природой, уже нехорошо. Кому? Да тому, кто это делает. А человек, в этом мыслитель и делец, этого дела начинатель, свое дело недоделал, ошибся, умер навек. Идея Гитлера умерла в этом, и умрёт она на любом и каждом месте, где только человек живет.

     Человек делает то, от чего ему делается плохо. Он в природе это сделал, он такое получил, что теперь лежит в земле прахом.

     За него никто так не думает, как думает Бог земли, который пришел на землю эту для спасения людей в жизни. Они в природе от своего дела гибнут, им от этого всего жизни нет. А природа теперь вернулась назад, пожалела человека за его жертву. Она виновата этим развитием, в ней это начало развиваться. Она ошиблась: ей не надо было давать людям делать. А человеку всё надо, он хочет много. А природа возьмет, и даст ему свою убыль.

    103. 17 августа. И мать родная тоже дитя своё встречает всеми своими способностями. Она окружила, ввела ему детскую потребность. Он стал от этой потребности капризничать, он стал выбирать, требовать, понял, что есть хорошее и теплое, и стал к нему клониться. А природа играет главную роль во всяком деле. Она с человеком живет близко, в любви, если он любит природу – тогда у них обоюдная жизнь.

     А когда у них между собой есть борьба, то есть война… Человек с самых малых лет начинает с ней как с матерью родной воевать. Он в ней нашел свое дело, стал его делать умело, технически, со своим искусством. Ввел в это химию. Поэтому он не завоевал у себя физическую энергию, силу. Она у него пала. Он утомлялся, он потерял свое здоровье. А раз простыл, он заболел, уже он мыслит не так, как надо. Он думает о спасении этой потерянной в природе жизни, а средств нет. Природа ему как человеку не дает, она его в капризе давит. Нет такого человека, здорового и крепкого, который бы своим здоровьем смог больному человеку помочь. Такие люди еще не рождаются, чтобы они сделались живыми, энергичными, естественными, независимыми в природе. Человек должен быть в природе Победителем любого врага людей.

    104. Учитель всех наших людей Бог земли, пришел к нам на землю эту для спасения жизни. Он своей просьбой упросил природу, чтобы она с ним согласилась, и стала ему как человеку в этом деле помогать нашему обиженному природой человеку. Она его такого наказывала, она им не удовлетворилась, его как такового взяла и обидела своим делом. Он у нас стонет, ему жизни нет такой, какая она должна быть. А теперь сама природа, сами люди захотели, чтобы между ними, такими людьми, за свое полезное дело родился Бог. Он пришел на землю для того, чтобы от этой стихии, от этой развитой смерти их спасти. Не дать им гибнуть так, как они гибли до этого. Это большое дело.

    105. Ошибка людей была в том, что стали против нашей родной матери природы вооружаться своим техническим делом, сделанным искусственно, с введенной химией. Людям от этого стало жить хорошо и тепло. А это хорошее и теплое ведет в жизни к плохому и холодному, то есть нашей смерти, которая встречает со своими силами нашего земного человека, и хочет ему это желание оторвать. Всему дело есть природа, она и мать хранительница. Любыми способами она может встретить любого человека и нанести ему ущерб. Человек в природе – воин, он для этого дела вооружился. Если его оружию подчиняются все природные силы какое-то время, то в другой раз природа, властительница всему, захочет – в бараний рог согнет. А захочет – человека в людях сделает Богом.

    106. Он у нас есть единственный в мире человек.  Таким человеком у нас есть теперь Учитель Иванов. Он пишет об этом, а делает больше всего. Он за это дело в людях получил имя Бог. Ему не надо будет никакая в человеке болезнь. Ему как Богу надо будет человек, которого он встречает через пожатие рук. Он всех людей целует. Это его любовь, одна из всех. Что он его как больного поцеловал, этого мало, а самое главное в этом – руки. Он передает больному своё имеющееся здоровье. И поцелуем снимается с человека болезнь, но этого мало. Ему как таковому надо человека здорового, силы здорового человека, а он заслужил это в природе. Учитель с больным занимается устно и физически. Он своею мыслью проходит по всему организму. Это есть по телу нарастание, нервная центральная часть мозга пробуждается. Это помощь человеку важнейшая из всех. Если не веришь этим вот словам, поверь практическому делу.

     Учитель у нас один такой есть. Человек он, только ходит не так, как все люди, которые украшаются, модными себя называют. Им хорошо и тепло.  А на мне, как Учителе, «красоты» нет. Я без всякой одежды. Мне холодно, мне и плохо. Я живу для людей, своим током убиваю боль. Вот что Учитель в людях делает. Его дело – делать одну пользу. А люди благодарят. Они ему в жизни его за это дело оставляют свое «спасибо». Это в людях Бог заработал за свое дело «спасибо». Это же есть люди. Они есть природа, которая освятила, и дала свои плоды, в этом деле дары, которыми пришлось воспользоваться.

    107. 18 августа. Люди опять устроили моросящий  дождик. Погода в этом году совсем некрасивая. Она приходит очень мокрая. Таких годов, такого времени, люди редко у себя встречали. Им для тела недоставало солнышка. Они свое здоровье очень сильно губили.

     А Паршек этого не получал. Он так мыслил. Не хотите вы, этакие люди, соглашаться с моей для вас идеей – природа будет вас любыми средствами наказывать. Она уже обессиливает, ей надо вернуться назад со своим здоровьем. Человек на арене своей хочет нам сказать.

     А люди едут на большие расстояния к знакомым в гости. Там они поют, гуляют, веселятся как на пире своем. А другим людям это не по душе, радости никакой нет. В людях такое может родиться стихийно. А есть в жизни люди такие, которые других людей в тюрьму посадили, осудили их: они сидят, томятся, ждут свободы, а их не пускают. Они этого дня ждут. Это их болезнь, она в людях живет, никогда не умирающая. Это всё люди сделали.

    108. Это вот есть такое избранное в природе место, которому люди в определенное время должны все как один человек своим вежливым поступком низко головушкой поклониться, и сказать своё слово резко, чтобы люди, встречающиеся на этом пути, сказанные слова услышали и, самое главное, этого человека увидели. Это приходит к людям такое дело, живое, энергичное.

     Люди делают в природе сами, их заставляет их дело, чтобы в природе свою славу заслужить.

     Это будет везде и всюду людям нужно.

     Природа людей за их дело окружает, она их за дело любит, и хочет как таковым людям сказать своё «спасибо». Это люди в природе заслужили. Их природа жалеет. Они в природе оказались одни из всех людей за это вот дело неумирающими. Им природа за всё их сделанное простит. Они в жизни не будут делаться преступниками. Их природа так не будет наказывать. Они от неё получат своё в жизни благо. Они так не будут умирать. Слава людям за всё, сделанное ими!

     Они сами за это дело возьмутся. Это дело не людей самих, а самого Бога, который учит нас этому делу. Мы, все люди, за это дело взялись, теперь мы делаем в этом.

    109. 19 августа, пятница. Нас всех этому учит эта августовская пятница, большой в людях праздник Спас. Он как раз перед субботой, она тянула к себе таких людей. Этот день один в неделю – такой любимый праздник у людей. Его люди в своей жизни избрали. Они ему верят, как одной из всех истине.

     Были такие времена, когда наши предки этого не делали. У них была одна история – дождаться этой недельной субботы. Она всех людей тогда оповещала звоном церковных колоколов. А людям этот звон на руку. Они в это время бросали живое и мертвое, а сами ехали  по своим домам.  Они верили Богу крепко, а у него сыном был Христос. Он нашего человека заставил по всей земле признавать этот праздник, ибо означает он, что за людей погиб в жизни сам Христос, сын Бога.  А Бога люди нигде и никак не могли видеть, а поверили ему как мученику. Разбойники погубили его – спасителя всех мертвых, грешных людей, которые в аду кипели. Он их вывел за их такое мучение в рай, а всем живущим людям оставил законное явление своих слов. Он был в людях Учитель, учил всех людей, чтобы мы с вами это всё выполняли, делали по его закону. Он так всем нашим земным людям говорил, чтобы они это делали, выполняли его сказанные слова. Не желай другому человеку в его жизни то, чего сам не хочешь.

     А мы, все живущие на белом свете люди, очень Богу верили, а когда надо его волю выполнять, так мы это не делаем. Так лучше совсем этому всему не верить, так как мы с вами не выполняем.

     Коммунисты – атеисты, они такому Богу, которого история рисовала, не верят. Им приходится признавать учение Христа. А что он делал для людей, то в том была права природа. Она нам такого в жизни подослала Христа. Он за нас, грешных, был распят. А люди все от него отказались. Даже ученик Петр, и тот не захотел его дело признать: у него спросил Пилат, а он не признал сам себя. Такими, как он, и мы, все люди, являемся. Все люди, кроме пророков, не захотели в своей жизни Христову идею признавать. Все от него уходили, уходим, и будем со своим индивидуальным богатством уходить.

     Христос – это дело, что мы делаем в жизни – наше однобокое, хорошее и теплое – не признавал. У него был на пути имеющий своё развитие Лазарь, которого он воскресил как одного из всех бедного человека. Христос обиженному больному помогал, а богатому говорил, что скорее сквозь игольное ушко пройдет верблюд, чем богатый попадет в рай.

    110. А мы, все люди, живущие на белом свете, есть своего места короли. Мы все строим кумира, чужим мы хвалимся, красоту в людях показываем, грозимся, ненавидим другого. Какие же мы есть Боги в людях? А дорога такая есть, она была, и будет, если мы все за это возьмемся, и станем быть такими, как между нами оказался в людях со своей идеей Учитель Иванов. Он эту дорогу изыскал. Он один по ней идет, всех бедных, нуждающихся просит, чтобы мы с вами, все люди, за ним следом пошли, и стали делать то, что делает в природе Учитель Иванов.

    111. Было такое время, люди поделились между собой. Одни поставили себя близко к самому Богу, их заставила это сделать вера. Они с нею были уверены в то, что их Бог уже принял. Они с ним готовы в любую минуту сделать то, чего хотели люди. А они, как заслуженные у него, готовы принять его дело в любое время. Он, по-ихнему, должен с неба на землю спуститься к этим людям. А как вы об этом думаете? На землю надо прийти с делом, что-либо для этого надо сделать, чтобы его признать за это дело, чтобы он остался при них.

     Есть написанные слова в людях: Бог-то бог, да не будь сам плох. Богом в людях остаться – надо что-то им сделать, чтобы они его за это знали.

    112. А история написана ими о нем. Он по их зову как будто им делал его дело устно. Люди этого ждут, люди этого дождутся. Только какой он будет, мы, все люди, не знаем, и не сможем знать? Люди этому делу верили, старались выполнять. У них, как людей, это не получилось и не получится, ибо люди не хотят это делать. Люди воровали друг у друга, это у них получалось. Люди учили людей всякого рода занятиям, как будет надо в жизни хозяйничать. Люди данной жизни по земле сады сажали, а весной хлеб яровой сеяли: это их заставляло делать, у них такая необходимость. Они этим делом в природе окружили себя, им это надо будет. Они как таковые в природе спешили, их мысль это делать заставляла, она с ними всегда была в природе. Люди по земле идут, а сами о прибыли не забывают. Их дело одно – смотреть вдаль, и видеть перед собой что-либо чудное из живого. А бывает: дикие гуси гуляют, их местность питает. А мы, все люди, на это зрелище вставились своими глазами, нас зависть берет. «Если бы эта стая у меня на долине села, а я ею воспользовался», – такие мысли у всех людей. Они зернышко сеяли одно, а родило им много.

     Люди имеют свой индивидуальный ум… Он стоит горой за всё, обдуманное им. Он сам это вот сделал, сообразил. На нём остается правда изложенного характера. Мы мыслим каждый в отдельности, считаем, на своей стороне это всё, найденное в природе для наших, собравшихся в одном месте людей. Они пришли к этому одному делу.

     Для нас надо оружие, которое мы должны пустить в ход. Оно нам надо в случае какого-либо конфликта между людьми. Люди если не получат что-либо мирным путем, так завоюют. Их природа заставит это сделать. Такая у людей индивидуальная своя жизнь на протяжении всей истории, начиная от наших далёких предков.

     Отцы и деды вспоминают: как они раньше жили, какими правами пользовались, что тогда имели, какую имели территорию.

     20 августа. Мы вспоминаем про своё прошлое. Когда-то мой дед эту территорию занимал, он был этому всему хозяин. Он жил в этом деле сам, а сейчас где-то взялось это другое лицо, и овладело им. По всей истории такое в жизни есть, дедовское надо отобрать. Но чем? Да войною. Люди на людей нападали, хотели у других своё отобрать. Они были сильными в этом деле, сделались в полной форме вояки, и давай своими силами на соседа наступать. А сосед видит, что такое разорение делает ему сосед, и начинает отбиваться.

     Люди на людей пошли войной, люди от людей терпят, их сосед разоряет, а соседу надо от этого развития избежать. Они есть тоже люди, но другого покроя. Они рассорились, их теперь не усмирить до тех пор, пока какая-то сторона не победит. А в этом играет роли техника, которую делают люди.

    113. А сейчас в людях родилась мысль новая, додумались люди мирного характера: людям надо не воевать друг с другом, а рубежи в природе завоёвывать.

    114. У нас есть техника, люди ею овладели, стали ею в природе управлять. Запустили спутник с человеком. Он технически вооружился, чтобы на ракете в космос летать. Люди этого захотели. Своими приборами атмосферу они завоёвывают, хотят достать Луны, хотят перебраться своим умением на планету. Но Луна Земле рентабельности не дала, она человека не удовлетворила жизнью. А человек в невесомости хотел туда пробраться, он запустил много космических кораблей для исследования. Люди ищут чего-то другого.

    115. А сейчас в эту жизнь вводится практика со своими делами нам, всем людям. Она на нашей земле на нашем месте открывает, и чисто вводит плоды. Нам, всем людям, не надо уходить от природы, нам не надо бояться ее Духа, особенно воздуха, воды и земли. Нам надо близко с нею вместе жить, чтобы она нас своими силами не догоняла и не сажала на нас свою язвочку или грибок, и не держала нас в койке. Чтобы она здорового человека окружала, ему во всем свои силы давала, чтобы мы не простуживались и не болели. А эти силы нашлись. Их вводит сам Учитель Иванов, который полюбил своим телом, своим делом. Ему все люди одинаковы, их он встречает вежливо. Он их любит, всех расцеловывает своей любовью. Это его в людях завоевание. А раз я, как Учитель этому всему, завоеватель в природе, то моя будет слава.

    116. В людях есть интерес к деньгам, они любят их. За них они день и ночь у хозяина работают. Им приходится с этим делом считаться. У них есть для этого здоровье. Они (за них) силой себя держат в условиях гордо. Они считают свои проработанные дни. Их люди благодарят за то, что им приходилось в этом деле жить весело.

    117. Люди, верующие в Бога, стараются своим делом угодить. Они его за это крепко благодарят, ему они сулят спасибо. Он для них как какая-то единица, в жизни неизвестная. Они его не видели, не смогли видеть, а с ним считались. У них была сильна вера в него.

    118. Мы, все люди, в прошлом начинавшие нашу жизнь, индивидуально прожили и проделали частную собственность. Ее в люди вводил Отец, тот начальный человек, которому приходилось людьми царское самодержавие сохранять. Люди на своих плечах свою тяжелую жизнь строили. Им хотелось этого бездельника прогнать. Долго они думали, терпели, ждали на смену Сына. Это Октябрьская революция, которая неожиданно в людях совершилась. Паршек и тут партизаном начал революцию вместе со всеми родными с детства друзьями. Он казацкий эшелон спустил под откос, спалил самолет, казаков не поддерживал. А казаков сотня приехала карать шомполами людей. Первого моего отца за меня положили, и по голому телу 25 шомполами били моего отца. Он за весь мир пострадал. Я им так вслед сказал, что не быть вам в этом деле завоевателями. Паршека обидеть – это потерять себя навек.

     Я был первым в построении новой жизни. Меня старая царская армия как фронтовика демобилизовала. Я был большевик, из всех большевиков большевик. Отца своего не забывал. Всегда ему, как отцу родному напоминал, чтобы он Советскую власть не забывал, её хранил в мыслях, как я.

     Я очень болел за Советскую власть.

    119. Люди наши спят каждую ночь. Они ничего не думают о том, что их тела уходят с жизни. Даже снится им, как будто человек по воздуху летает, или богатство в какое-то место приходит. А когда проснётся, от этого сна какая-то грусть настает у человека, какой-то в жизни недостаток его окружит. От этой бедности этому человеку люди так и не научились помогать. У них тела нет такого, чтобы человек в природе отыскивал этого вот человека. И пришел к нему, к такому бедняге, и у него спросил: «Милый человек, что тебе в этом деле мешает?» А он тебе о своей беде, своём горе расскажет. Ты об этом узнаешь и ему как таковому в жизни поможешь. Это будет твоё такое дело, зависящее от тебя. Если хочешь, чтобы тебе природа во всём помогала, ты это делай. А не хочешь – живи ты сам в природе. Богатей, никому не помогай. Люди богатые живут от бедных лучше. Они о бедных совсем не думают, у них своё на уме.

    120. 21 августа, воскресенье. Людям надо спешить с уборкой; хлеб на полях, не убрали овощи, которые гниют от сильного и частого дождя.

     Люди перед Богом не согрешили, их Бог своим делом не наказывает за их такой обман. Люди ошиблись в своём деле: взялись его сделать, а природа сил не дала довести это дело до задуманного конца. Оно осталось в людях недоделанным. Человек заболел, поболел и умер. Его не стало, он пошел на веки веков в землю. Мы его захоронили, боимся, чтобы не заразиться. А он нас через землю тянет магнитом. Спасения от смерти нет никакого, а только надо за это дело умирать. Мы, все люди, в этом деле оказались бессильными. Мы с природой не сладили, как следует. Для неё мы оказались гордыми, не стали её любить. Мы вооружились, поделались людьми техническими, стали делать всё искусственное, химию ввели, красоту свою фасонную мы одели до самого тепла; наелись как быки до самой сытости; в дом зашли, чтобы в нем жить со всеми удобствами. Как хорошо и тепло от этого дела!

    А природе это всё не по душе. Она стала мучить людей, люди стали болеть и простуживаться, стали от этого умирать. Средств от этого не нашли в природе. Люди человека породили, и умер этот человек. Люди умирают до сих пор, и будут умирать с таким потоком.

     121. Людям не приходилось это делать. Они это вот читают, а понимать не хотят. У них нет разума, чтобы это сделать. Разве они естественной стороны достигли? Им от этого холодно и плохо. У людей на других людей есть нож, они ненавидят друг друга, им приходится друг от друга крепко терпеть. Как наша земля до сих пор терпит от наших людей.

    122. Мы, люди этого вот дома, устали от нашего глубокого ночного сна. А на дворе без дождя совсем не обходилось. Базар рядом с нами оказался, мы выехали на него с молоком. А десять рублей мы не забыли дать нуждающемуся человеку. Он так сказал мне как таковому лицу: «За них придется отвечать. Вы мне даете очень много денег». Ничего, мы ему так сказали, поживите Вы на них легко в жизни своей.

     А вот ехать в Сулин надо, машины нет, чтобы без всяких трудностей ехать. Саша свою машину сломал. Ему как коммунисту приходится низко кланяться за его такое дело. Учитель его как виновника в этом прощает. Он, было, хотел воспользоваться коровой, а дело ему не подсказало это сделать. Он оказался неправ.

    123. 22 августа. Люди берут на счастье выигрышный Третий заем. Он выиграл 15 августа 500 рублей (№ 172725). Эти деньги пойдут на строительство.

    124. Наше людское дело. Человек проснулся, поднялся с постели, у него глаза начали смотреть, он увидел сияющее солнышко. А мысль у него заработала как ни у кого. Он с нею везде бывает. Это его такая воля. Он может быть в Москве.

     23 августа. Люди могут учиться всякому делу, чему захотят. Они могут делать всё от малого до большого. А в этом учении имеются большие трудности: надо умение, искусство. А когда человек делает или учится этому делу, он как человек крепко ошибается.

     Это дело начато человеком. Он его начинал маленьким, а в процессе жизни развил большим. Он его не доделал в своей жизни: пришла пора ложиться в землю в вечном прахе. Желание человека выучиться на какого-то инженера, математика, физиолога, одним словом, дипломника. Это еще не всё. Его теория окрылила, надо ему дело, да еще какое. Он должен попасть в коллектив, в котором практически делают какие-то детали. Теория человека тянет на своё место. Он должен быть учёным, умным, развитым.

     24 августа. Природы надо бояться. Она для таких хвастунов да еще дельцов технического дела такая же властительница, такая атмосферная является. Природа в жизни нас, таких людей с техническим развитием, всех до одного как встречала, так и будет встречать. Она только такого права никому не давала, чтобы мать родную от родного сына оторвать. Материнство она естественно представила на белый свет для жизни. А у нее людьми создалось условие семилетнему, так как его взяли и направили в техническую жизнь. Ребенок стал разбираться теоретически, стал читать буквы, и ставить цифры с самых малых лет. Он окружил себя трудом, он искусственным стал пользоваться. Он всё время делался умным человеком, старался расти, подниматься на ноги, делался человеком, как все люди. Ему как таковому человеку люди доверяли всё, чтобы он у них брал пример, каким быть в жизни своей. За свои успехи и умение он делался отличником. Этому дитю дорога одна лежит – быть в людях командиром, за собой вести технических людей. Этого права никому никто не давал, а сами люди этого учения захотели и делали. Их дело такое, как у всех. Они добились своего, сделали. У них получилось, чем приходилось в людях хвалиться. «Вот мы, так мы, мы такое создаем, мы сами это делали». Наше умение заставило быть в людях командиром, вести людей в бой, чтобы защищать интересы всех нас. Мы родину свою имеем, а родине мы одной национальности придерживаемся, по одному направлению идем. Родина даёт нам возможность пользоваться правами, чтобы самим жить в своём доме, чтобы в людях сделаться вожаком, то есть путеводителем, защищающим своё национальное государство, которое мы веками вводили.

     Это наша жизнь. Она нас ведёт к труду, умственному и физическому, который заставляет человека утомляться.

    125. Я – тоже человек, такой же, как и все люди, только не с таким умственным направлением. Вы живёте по-своему, по социалистически, а я вам не мешаю, я нашел свое.

    126. Детей учим заставлять, чтобы они по-нашему работали. Это невозможная жизнь: бери сам из себя. Как не хочется слушать и делать, а тебе говорят, чтобы ты учился на «хорошо» и делал энергично. От тебя этого ума ждут и хотят, чтобы ты остался таким как они. Так распоряжаются тобой: ты зависимый от нас всех. Мы тебя учим для этого дела, чтобы ты нами распоряжался. Ты – человек наш, нашего общества, такой, как все люди. Мы тебя слушаемся, и хотим выполнить твои указания.

    127. Людям надо мир, а они хотят войны. Они сами боятся других людей, которые могут напасть и отобрать их вожжи. Они вооружаются против такой мысли. Люди по этой части все больные.

     Если бы было, как в начале Великой Отечественной войны, когда Гитлер оказался сильнее других народов. А то два самых больших, самых главных богатых экономически государства с разными системами между собой враждуют, ведут за собой другие народы, чтобы им жилось хорошо и тепло. Природа такого завистливого дела, такой ненависти в людях никогда не имела. Люди не знают, что им для этого делать, а вооружаются до самых зубов, грозятся друг на друга. Они своё хвалят, а чужое корят. Это было между людьми, это и осталось.

    128. Я по делу всему – помощник бедным людям. Я – партии брат, родной сын, первый в мире коммунист. Я строю для жизни эволюцию.

    129. 25 августа, четверг. Он для всех людей живущих такой в жизни в природе проходит, что никому не мешает своей индивидуальной жизнью нигде: ни в селе, ни в хуторе, ни в городе, где человек на своём месте дело обнаружил. У него одна мысль приходит – от своего близкого соседа не отставать. Ум его одно делает на своём таком месте. Он не хочет от него отставать, всегда смотрит через стену. Ему хочется видеть своими глазами, что нового у соседа, такого хозяина, у которого одно на месте не стоит, а всё растет и прибавляется. На этом вот месте, говорит он, я не жду ни от кого никакого совета, чтобы мне подсказали, как надо будет жить, и что надо делать.

     Хороший хозяин всегда остаётся со своею мыслью. Он не ложится без того, чтобы о своём деле не подумать. Он посмотрит да поделает сам в мыслях, а потом крепко уснет. Долго не приходится с такой деловой мыслью спать. Тебе – такому в природе молодцу, который имеет приличное дело, лучшее от всех живущих в этой местности – многие другие люди завидуют.  Они говорят сами себе. Ему в жизни везёт, он заслуженный, ему природа помогает и нам, таким беднягам, не нагнать его.

    130. Я никого не обижаю, но хочу, чтобы люди не были такими дельцами… Я явился как человек с истинным мировоззрением. Я никому никак не мешаю – не мешайте же вы мне, живите сами. Я вас своим поступком предупредил, что хочу, чтобы было вам хорошо и тепло.

    131. А люди друг другу мешают своею ненавистью, мстят друг другу. Ничего такого нового они не придумали. Как было зло между людьми, так оно и осталось. Своя рубашка ближе к телу и приятней для себя». А вот чтобы бедного найти и опознать: как он там живёт и чем ему надо помочь!

     А раньше был такой хозяин. Когда он меня на работу нанимал, то мне наливал чашку борща с мясом и смотрел, как я буду есть. Как метла метёт, так и я бросал в рот ложку за ложкой. Как ел, так и работал. Валки из моих рук летели, как из косилки. Хозяин этому труду радовался, и не мог нарадоваться.

     И теперь люди такие. Чтобы человек так энергично работал, за это ему одна лишь благодарность. А здоровье от этого ушло, его не вернёшь. Это человека нездоровье. Здоровье терялось, и до сих пор теряется везде и всюду…

    132. 26 августа, пятница. Это было ночное время, был сильный дождь. Людям от этой погоды было очень плохо. Всё посаженное в поле гнило, от сырости люди болели.

     Людям приходилось вспоминать о том, что было раньше: о детстве, о местности, которая их окружала. Ты поднимаешься на ноги так медленно. Мы, все до одного человека, так вырастали. Нас гнала молодость. Мы были такими, что не хотели быть маленькими детьми. Мы хотели быстрее стать взрослыми, чтобы всё делать. За нами был родительский уход, а мы родителей слушались. Они нас заставляли, а мы ведь были дети. Нам хотелось шалить, а нас от этого школа отрывала. Там нас, таких храбрецов, техническим делом занимали. Для нас это была буква новая.

     Мы с вами не любим того, кто нас заставляет, так как мы по характеру горды. Нас удерживала только чья-либо вежливость, когда нас ласково просили. Мы этих слов, сказанных кем-то вежливо, слушались. А как нам не хочется в своей жизни ходить в школу! Но нас всех окружает общая обстановка, так как старшие показывают пальцем на ученого человека и говорят, что он живёт легче, чем безграмотный. Учёный пишет, читает и решает задачи. Человеку приходится верить знанию. А что мы знаем? Да ничего. На протяжении всей истории делаем, что увидим. Мы практически физическим трудом всё на земле делаем. Мы только что проснулись и открыли глаза, далеко видим, кто как живёт. А когда человек живёт хорошо, мы говорим, что ему Бог даёт. А если бы люди знали, как Бог относится к богатству, которым мы живём. Это всё люди хотят. Если бы это люди знали, они бы этого не делали! Их дело не стоит на одном месте. Оно хочет, чтобы люди много для него работали, чтобы скорее изнашивались.

     Бог не виноват, что люди сделались бедными. Это всё люди сделали, сами не зная, что они делают. Они думали, что они делают хорошее для людей. Мы думаем, что от этого дела получаем пользу, да еще какую! А если разобраться хорошенько: это всё нам тяжело даётся. Мы хотим, чтобы земля нам в этом году родила огромный урожай, которым мы останемся на весь год довольные. А машины мы делаем сами, пускаем в ход по пути, сделанному нами. А она сделана из земли, водой снабжена и воздухом окружена; она техническая, сама мертва; в ней сидит живой человек, думает одно, а делает другое. Машина есть машина. Она о своём не говорит человеку. Если бы не эта машина, не все эти условия, которые лежат на дороге, мы не получали бы в природе аварии. Все зависит от природы. Она окружает одинаково машину и человека, и наносит им ущерб. Люди и машины гибнут в ней.

     Дерево, окруженное природой, стоит без всякого движения. Плохого оно никому ничего не делает, также не нападает… А вот лиса хитрая одним нюхом слышит, где курица сидит; и волк за зайцем охотится. Правда, Мишка медведь человеку голову снимает. А мы обижаемся на человека: он лишь бы только увидел какое-либо живое, сейчас у него крик вырывается, чтобы испугать эту дичь.

     Вот мертвые люди лежат в своих могилах, ни слова не говорят об этом. А люди живые, энергичные – не попадайся, убьют. Да где же есть жизнь на белом свете, если только разобраться? Я, ученый человек, проучился 25 лет, а природы до сих пор боюсь.

    133. В карты «66» бьются ребята. Каждому игроку хочется обогреться в холодную погоду после сильного дождя, и дети не выходят гулять на улицу.

    134. 27 августа. Эта суббота последняя в августе. У неё силы остались в природе, через больную Марию помазал, она осталась в жизни своей беззащитной. Ради её такой Учитель даёт свой обет, ей помогает, чтобы было легко в переживании своей идеи, она должна сохранить любого и каждого человека путём…  Он должен эту больную поддержать сознательно, чтобы о ней как-то беспокоился. Ради неё сам Учитель взял своё слово в этом помогать и быть этому делу первым начинателем.

     Это учение наших начинающих учеников, первоклассников. Они нами, взрослыми, заставлены ходить в школу и там учились. Это такая у всех нас задача – надо учиться быть техническим человеком, зависимым от условий. А у Учителя родилось сознание не по такому пути идти, как все учащиеся всех классов, которые все зависимы от преподавателя, его ученых слов, которые учениками занимаются.

     Марию помазали, её горе успокоили. Только помощь материальную я обязан оказывать.

     А дни такие в жизни приходят, никогда небывалые. Они встречают человека, одного из всех, когда он должен остаться в природе без всякой людской потребности. Будут для человека такие дни.

    135. 28 августа – День шахтера. Он и к нам, борцам с природой, пришел, нам свою радость принес. Нас, шахтеров, всей нашей земли, обрадовал тем, что мы с вами делаем в природе. Мы всё время делали наше дело, но оно нас не оправдало. Нам этого мало. Мы хотим, чтобы природа (помогала).

     А мы себя заставляем больше и энергичней работать, чтобы уголь технически шел на-гора. А мы этим углём, этой силой, топили чугун, делали машину, в неё садились, и летели в космос. Без нас, шахтеров, эта история не обошлась. Мы, все люди, этого хотели, чтобы нам природа что-либо нового в жизни преподнесла. Она нам, таким воякам, таким людям, ничего не дала. Наше дело пропало. То, что мы думали получить, у нас не получилось. Мы с вами, все люди, хотели, нам как таковым людям Луна свои плоды открыла. Что мы за свою шахтерскую жизнь получили? Все наши предковые шахтёры, кому было мало денег, их получили, или образ жизни свой проводили. А что из этого всего получилось? Гробы с телами. Вы, все живые люди, гляньте на ваши могилы, которые в стороне от вас.

    136. Эта история вас ожидает. Это живой неумирающий факт. Вас туда тянет Иванов, тоже шахтер ручного труда, который уголь по лаве санками таскал, отбивал, рубил бодрый молотком. А сейчас пришел к такому выводу, что всё делалось шахтёрами напрасно.

     Мы не смогли встречать эти дни без всякой школы. Наши дети спешат в такие условия, чтобы учиться, чтобы научиться и сделаться таким командиром, который будет гнать своих подчиненных в бой или на фронт своей работы. А она для всех нас не ясна, мы в ней утомляемся. Нас деньги заставляют это делать. Мы их получаем и реализуем на свои нужды. Даром нам никто ничто не отпускает. Мы должны это всё купить за деньги.

    137. Какие богатые возможности нам нашел в природе Иванов! Он не нуждается шахтой, ему не надо учить, ему надо будет жизнь естественного характера, жить в природе не так, как мы, шахтеры, живём. Шахта для каждого человека есть белый свет, в котором можно жить без потери своего здоровья. Шахта – это есть для всех деньги. Не полезешь в шахту – жить будет нечем. Шахтёром стать не просто: его учат, к этому делу подготавливают, чтобы он знал свою бригаду, с ней ровно и дружно работал. Таков есть в людях закон: делать по шахтёрскому.

     Иванов знает эту работу, он практик …Это лошадиная сила, где она берется? Как не устанешь, а наешься, и опять толчёшься, работаешь до усталости.

    138. 29 августа, понедельник. Он уже делается осенним, и птицы стали собираться в теплые края. А у людей одна дорога – опять надевать на себя тёплую одежду. Люди считают это самым лучшим, единственным из всего, что может сохранить здоровье. Зима не лето. Мы еще не жили, а время пришло, надо будет готовиться. Если есть за что, люди прежде времени покупают для своего здоровья продукты, и сохраняют их пригодными к тому, чтобы холодную зиму в закрытом доме прожить. А если они не заготовят это, что требуется в жизни?

     Люди знают (зиму), стараются в этом деле для себя всё заготовить на зиму. Им надо основной продукт хлеб. А его заготавливает, можно сказать, за деньги государство. Оно про нас беспокоится. Мы у него на иждивении.

     139. 30 августа. Люди все, живущие на белом свете, когда были здоровы и крепки, мыслили о многом. У них дело под руками горело, за что только они не возьмутся. А любое дело без всяких трудностей не проходит. Люди по-всякому трудятся. Они учатся, у них получается. А тот, кто свою гарантию и здоровье потерял, тот заболел. Болит у него в теле. Этому облюбованному месту он, больной, не рад со своей мыслью. В ней дорога одна лежит – по природе рыскать. Он для этого всего, получившегося у него, хочет найти средство. А его нам, таким, вот людям, природа на этот день, даром не прислала. А день такой, как и другой день, на носу; он своё в жизни берет. Он за этим сюда на землю пришел, чтобы этого человека…

     Мы, такого дня, такой минуты, не хотели, но пришлось это время встречать. Нам надо в жизни такие дни, с которыми нам пришлось бы радостно встречаться.

     Я, говорит человек, не хотел у себя видеть, даже об этом слышать. А люди проговорили про это дело, мол, какой он был до этого, всё в этом делал. Человек человеку не помогает, словом, мешает делом. А этот день со своими силами за это дело пришел его наказывать, и наказал.

    140. 31 августа. Сегодня – посадка в Сулине на скорый поезд на Москву. Я еду в Москву. Меня пригласили люди, чтобы с ними встретиться как с нуждающимися больными. Они в процессе своей жизни потеряли своё имеющееся здоровье. А я в природе эти средства нашёл, ими теперь владею. Мне как таковому природа поручила, она меня этим добром освятила. Воздухом, водою и землёю она окружила, дала свои силы. Я их у неё получил через просьбу мою. Это есть в жизни чистая неумирающая правда. У нее я это заслужил за свою любовь, за своё дело.

     Пошёл по поезду, по вагонам – это моя такая встреча с людьми, чтобы самому себя показать да у них поучиться. Я у них спросил: как вы живёте? Они все отвечали: «Хорошо!» Проходя поезд, в вагоне встретил начальника-женщину. Она мне сказала, что носила мою фамилию Иванова, а теперь – другую. Она мною заинтересовалась. Ей люди подсказали, что я людям помогаю. Она взяла мой адрес. А такая проводница восьмого вагона пожалела мне дать свободное купе №5 и 6. От Рязани и до самой Москвы я стоял. Стал всё это случившееся описывать.

     Наш поезд часто делал остановки, он опаздывал. Пассажирам такая система не на руку, да и кто скажет, что это делается людьми хорошо.

     Я записываю в ежедневник правду. Когда проходил купе каждого вагона, люди отвечали мне: Мы живём хорошо! А когда проезжали фруктовую, то сбоку полевой стороны стал в форме начальник. А возле этой станции бежал по своему пути самосвал. Мы своей быстротой пробегали разного вида заросли, леса. Я видел своими глазами в этом лесу разные деревья: березки, тополя, клён – это всё мне подсказывало о природе. Она у себя имела насаждения, посёлки, хутора, да виднеющиеся вдали водонапорные башни. А дороги пересекали этот путь наш, по которому ехали. Людям надо ехать, а красный сигнал ходу не давал, это уже нехорошо. Посмотрите направо, налево: валяется бесхозяйственная материальность. Вот где хозяина нет. И девочка маленькая с бабушкой возле ограды шли. А грачи по солнечной такой погоде сидели рядышком на проволоке. Копна сена были наложены и от дождя укрыта какой-то материальностью. Сосны рощею стояли. А поезд, как нарочно, дёрг, и остановился. Одну будку по этой дороге встретили. Её с двумя коридорами отстраивали. А деревни заглушенные стоят без всяких дел. И Чертково приходилось оставлять позади, и поезда все другие встречались с нами уныло. А землю грунтовую копают без всякого порядка. Мы Шурово проехали, так всё просто, но с большой остановкой. Мы проехали по мосту через реку, и другую оставили позади. Всё это сделалось нами, людьми.

     Кто этим поездом ехал, тот видел Иванова. А приезд мой был в Москве как никогда встречен. Такси доставило нас к Тоне.

    141. 1 сентября. Этот день всего мира молодых людей, тружеников техники. Для того он к нам приходит ежегодно, чтобы мы, этакие добрые и недобрые люди, готовились к будущей жизни. Наши дети начинают каждую букву устно обосновывать, чисто писать, цифры не забывать, а помнить. Это надо будет людям, поэтому они делаются в жизни своей в природе техническими людьми. Они в этом деле бессильны, их окружает своя болезнь. Она нам говорит, что природа для нас является в жизни врагом.

    142. Я, как Учитель небывалой идеи, тоже считаю, что эту атмосферу с небывалыми днями надо встречать. Я боюсь сказать об этом всём. Люди за мою такую мысль меня считали и считают всё время, как ненормального. Это людские насмешки, а Учителя есть правда. Он идёт с ней, единственный человек с этими словами, с этим делом, с этой любовью. А когда к делу есть великая любовь, то любое дело твоё осветится.

     Пишу эти слова. Это всё я поднял и надеялся, сейчас хочу, чтобы эти люди поняли и согласились с таким делом. А дело это надо будет делать. Что сказано им, он говорит об этом истинно.

    143. Варя Одинцова свои слова обо мне рисовала точно, правильно, от чего не надо отказываться. Она не какой-либо учёный, она есть мудрец из мудрецов. Мудрость ей даёт всё. А нашим всем грешным людям это не даётся. А я, как Учитель, её слушаю со вниманием, верю. Мало слушать, что она говорит, я делаю. Были мы в Министерстве торговли. Нам сказали, что надо просить Косыгина, он этим распоряжается. Мы туда написали письмо.

     Николай отвёз к Шуре, у которой мы погостили. Потом вернулись к Тоне. Затем мы приехали в Медведково. Нам подсказано наперед это сделать. А мне интересно встретиться с Игорем.

    144. 2 сентября, пятница. Дети второй день пошли в школу. Их с первого класса заставляют, чтобы они знали своего учителя. Он им задаст урок, чтобы его учить. Надо будет иметь свои свойственные силы, чтобы эти уроки учить, устно решать. Не всем он даётся. Кому-то легко даётся, он с этой наукой справляется, диплом свой в жизни завоёвывает. Это для человека – будущая жизнь, в которой он этой наукой охраняется. Человек место получает. Ему как учёному верят, как командира слушаются. Его место для наших многих земных людей – это закон, который людей учит, чтобы они его придерживались. Командир хочет, чтобы его люди слушались, как родного отца.

    145. Все люди живут в своём национальном коллективе. Их дело одно – надо трудиться в этом хозяйстве честно, аккуратно, выполнять свой долг. За всё это дело, что они делают, их хозяин держит как своих. Они у него на счету специалистов. Хозяин их за хорошую работу поощряет. Люди за всё это получают деньги. Им приходится делать так, как надо для производства – увеличивать свою продукцию. Они нас, всех людей держат у себя, чтобы мы так жили, как хочет сам хозяин. Этой продукции жить, а у нас в процессе этого рождается своеобразная трагедия. Человек имел на другого какую-то обиду, а она людей беспокоит своим недоверием. Люди друг другом недовольны за что-то, зло своё имеют, стараются любыми путями друг на друга напасть.

     Я, говорит человек человеку, хочу тебе сказать про твоё сделанное. Ты неправильно, ты гордо в людях поступил, что не захотел с ними здороваться. А раз человек горд, не такой, как надо будет, уже в этом деле есть людская болезнь. Люди из-за этого друг друга не любят. А раз любви нет, то и жизни не будет. Какой же ты есть в людях враг, если это твоя в природе работа? С больным человеком ты занимаешься, руками берешься за тело больного, а потом берешь и моешь руки. Это уже твоё брезгунье, ты уже этого человека не любишь. Какой же ты помощник людям? Уже для тебя плохое. А раз тебе в этом плохо, ты делаешься в природе не человеком, в жизни твоё дело не свершилось – ты не помощник человеку. Учитель нам всем говорит, что надо не одного человека любить, а надо любить природу, её пришедшие дни (и летом, и зимой). Они к нам приходят и летом и зимой, но мы все их встречаем неодинаково – одни любим, а другие – не любим. Какие же мы есть люди, если мы не любим природу, самое главное в жизни. Природа – это воздух, земля и вода. Всё это нам жизнь дало. Мы же с вами дело делаем, кого мы в этом деле просим, чтобы его сделать в жизни. Мы просим Бога, чтобы получился живой факт. А когда он получился, мы его благодарим: «Слава Тебе, Господи».

     Хирург делает человеку операцию, начинает тело резать, просит Бога, чтобы он ему помог. Какая же есть в жизни помощь, если ты человека не любишь, природу не любишь, Бога не любишь? Кто тебе поможет?

    146. Учитель любит всех людей, любит природу, в ней делается Богом благодаря своему делу. А Бог наш такой есть Светило, всем грешным прощает, и простит нашему преступнику, борцу в природе, больному человеку. Он от него прогоняет врага, то есть болезнь. Она сама исчезает благодаря делам Бога. В природе таких дел хватает, надо человеку их делать. А когда человек это сделает, он от природы получит здоровье Бога.

    147. 3 сентября. Я как Учитель в процессе своего приема принял одного пациента, который был слепой. Он пришел не за глазами, а за здоровьем. У него нервная система была не в порядке. Этого больного атмосфера встретила, он стал не то думать, что ему приходилось до этого дня. Он думал и крепко болел. Он бедно жить не хотел. У него было одно желание – сделаться в жизни богатым. В природе такие богатеи были, им природа своё время укоротила. Она против такого поступка, когда люди в жизни своей другим людям никакой пользы не приносят, а только заставляют себя от этого уходить.

     Люди живые – это есть природа. Она разговаривает листочками, дышит водою. А криком кричит по белому свету сам человек, с плохим и холодным неприученный быть.  Из-за хорошего и теплого это сделалось. Это делается, и будет делаться в жизни.

     А над этим вот домом под номером на улице остановка. Люди выходят из домов, а куда им приходилось ехать, сами они знали. Человек с человеком поздоровался, и поехали они по своим местам.

    148. А к тому человеку, который сегодня дождался своей очереди, чтобы ему умирать, сегодня человек с силой пришел.  Он мною принимался. Я ему как таковому человеку дал своё учение в Медведково. А сейчас переехал в Болотниковскую к девчатам. Мы заезжали к Ольге Михайловне. После 12 часов ночи, стало быть, 4 сентября, в воскресенье. Люди пришли к выводу своему, что надо будет от своего труда отдыхать.

    149. Всё лето, каждую неделю, каждый раз в природе делается нашими людьми. Им без этого дела жизни не будет. Всё начиналось из маленького дела. Начали его делать, у людей родилась мысль другая – надо браться делать другое, лучше да интересней. В жизни пища одна готовилась для того, чтобы её с большим аппетитом проглотить, чтобы ею досыта наесться. Она нами делалась один раз, а другой раз мы нюхали другое, послаще да пожирнее. Нет такого, чтобы оставаться без всякой пищи и без всякого дела. Мы дождались нашей тёплой ясной весны, которая нам с собою принесла солнечный день, растущий в прибыли. Она нам указала место, на котором мы стали делать эту грядку. Нашли зернышко, и стали его в землю сажать – это уже техническое дело людей. Мы спешим рано это сделать, чтобы это зернышко ухватилось за нашу землю, и стало расти, как росла в природе трава. Она нам созревала, цвела и делала зернышко, но не одно зернышко, а много таких зёрен. Мы ее стали молотить и чистое зерно собирать. А для этого такого дела стали мы мастерить снасти, орудия труда, чем надо эту землю копать, то есть пахать. Она когда-то ложками ковырялась, людей тогда очень мало было, и потребности в жизни были небольшие. А сейчас это делается продажей труда и людей. За счёт этого всего экономика растёт и развивается в сторону того, что надо было. А в природе получалось нехорошо: в деле своём люди ошибались и получали свою травму. А раз в человеческом теле недостаток есть, уже нервная центральная часть мозга нарушена, она человека окружила бессилием. А когда человек заимел своё бессилие, уже у него не то; он думает и просит у Бога спасение. Он окружил себя своим незнанием, он не знает, что с ним будет завтра. Его дело одно – жить. А природе это, не такое, как надо в жизни, дорого. А разве есть такое живое, чтобы люди хотели умирать. А смерть такая, что никого не спрашивает, а берет свои силы. Она направляет за то, что мы в жизни заслужили. Самое главное – это надо быть в природе как Учитель.  Он есть не какой-либо, а такой же, как все люди.

    150. Обед на Болотниковской провели хорошо. Был адвокат с семьёй, сын Михаил и дочь Алла. Я был с нею как таковою рад. Мама с нами обошла все свои дома, она никогда не ходила, а сейчас прошлась без всякой усталости.

     5 сентября, понедельник. Он заставил людей идти в бой с природой, снова трудиться. Не хотелось, но ничего не поделаешь.

    151. Меня заставили обратиться к Косыгину. Он самое главное лицо в этом деле. Он даёт указания Министерствам. Я думаю, надо будет это моя идея, которая в природе заслужила, людям сделала пользу. А раз люди этим удовлетворились, они должны заставить правительство пойти им навстречу. Люди в своём деле ошиблись, а Учитель Иванов по части этой ошибки хочет сказать, что это всё может быть поправимо. Мы ведь люди такие есть: не хотим умирать. Заставила нас умирать наша родная земля. Мы ухаживаем за нею. Это есть наш источник, от которого мы получаем плоды любого характера. Она нам даёт, мы от нее получаем сырьё всё. А раз мы его получаем, у нас есть заводы, на которых мы делаем различные детали или вещи. Мы их сделали, ими теперь хвалимся: если мы это в природе сделали, вот мы так мы.

    152. И в Пушкино побывали. Тамару с новым мужем Валентином повстречали. Они ради меня женились, сделались друзьями.

153. Я, как таковой Учитель, есть спаситель всего мира всем своего здоровья. Моё желание – ему или ей передать здоровье. А людям это надо будет, они его от природы хотят заиметь.

    154. 12 часов ночи под вторник, 6 сентября. Учителю говорят за его видение в людях. Она до этого видела меня как такового, что я с женщинами. Ей пришлось встретиться в наве по дороге, она видела так, как видела возле церкви. Она не верила своим глазам. Сама себе говорит: зачем Учитель приходит сюда? Только хотела к Учителю пойти, а он где сам делся. Это видение такое возле церкви было в наве.

     Учителю говорят, он делает в людях чудеса из чудес. Люди сами видят, они по адресу приходят, они рассказывают. Их заставила болезнь это делать. Они как больные сюда вот приходят, свои слова доносят Учителю. Он за это дело давно слышал от Покосовой Шуры. Она шла на работу в метро, а я как Учитель с нею шел. Она больше такого видения не увидит: это редко бывает в таких людях, которые заслужили.

    155. Это Учитель сам был разложен, больной. Его условие заставило. Он от природы ждал как никогда легкого, так оно и получилось – понемножку отпускала от себя природа. А сейчас, в шестом часу утра, по такой прохладной атмосфере мы четверо ходим, а вслед за нами он бежал.

     А смогли подумать за самого высокого правителя Косыгина, какое он даст своё решение. А мы об этом всём сделанном должны истинно сказать. Если он любит своих детей и хочет, чтобы они не болели, то он как правитель, это дело сделает. Если он это самое главное не уважает, он является административное лицо, хозяин всеми людьми. Они это добро имеют, история такая создалась в природе.

    156. Шла машина с двумя пассажирами, а им навстречу, где ни возьмись, старик со словами, чтобы они ему на обратном пути привезли какой-нибудь костюм. Они приехали. Рассказали дома, решили новый костюм купить. Едут обратно, встречают старика, ему преподносят его и говорят: «Вот вам новый костюм». А он говорит: «Напрасно новый купили, будет молодёжь умирать».

    157. Эту историю сделали сами люди, их необходимость заставила. Тут никто не виноват, сами люди это сделали, их никто не заставлял. Они сами себя так с самого утра подняли, и кто куда. Один север встречает своей мыслью, другой южную сторону, третий придерживается запада, а восточная сторона – четвертому человеку. Эти люди пошли в гости. Они могут быть там и там. Это есть человеку одно терпение.

     Они живут и надеются на природу, а она окружает воздухом, водой и землёй, что нашего человека губит. Она человека калечит: ломает ему руки, делает его бедным. Хуже нет этого дела. А людям хочется жить, но у них не получается. Им приходится (плавать). Люди есть дельцы своего дела.

    158. Мы втроём вчера вечером по просьбе матери одного травмированного молодого человека из соседнего дома пошли посмотреть на него. Он катается на коляске. Я как Учитель в этом деле болельщик не болезни помогаю, а самому человеку; у него атрофировано больше половины тела, нет слышимости чувств. А раз этого нет, то и дела никакого нет.

    159. Мы пока не думаем, что (думать). От этого дела поднимается человек. Это будет, тогда сознание в человеке родится эволюционная сила людей. Небывалым надо человеку заниматься. Человек должен знать, что  это за такое дело, оно должно какую-либо пользу дать. Он тогда-то будет делать. Надо будет вперед думать, и гадать про это вот. А сейчас это вот случилось уже, некому помочь.

     Я – помощник, прямо сказать, здоровому человеку, такому, который на ногах ходит, правильно мыслит. Не я лично в этом помогаю как человек. Я учу человека, что надо будет сделать по пути его прохода.  Он идёт, а с ним встречаются люди всякого характера, знакомые и незнакомые. Им надо свою головушку наклонить и сказать с душой и сердцем вежливо: «Здравствуйте». Надо чтобы люди знали людей и им свою вежливость оставляли. Нам такой поступок в жизни является причиной того, что человек в своей жизни заслуживает. А когда сосед с соседом живут мирно, кому все люди завидуют. А раз за этого человека хорошо говорят, то ему в жизни везёт, он от природы получает прибыль. А когда прибыль и у одного и у другого есть, то их жизнь цветет, богатством одаряется. Мы все есть такие в жизни своей, гонимые за этим богатством. А он (человек) между нами не живёт, обанкротился. Мы с бедностью встречаемся, она с нами всегда живёт. А богатство само большую разницу имело.

    160. Ездили мы сегодня на Яблочинскую улицу к артистке, которая 99 лет прожила, замуж не выходила. А сейчас стоит большая задача побывать на Марьиной роще, улица Октябрьская. Там будет семь человек, их надо принять так, чтобы они поняли, как другие люди понимают, которые Учителем принимаются на их пользу. Принял я корреспондента, писателя… Жена с катарактой глаз, в тумане очутилась. Она изъявила желание обратиться ко мне, чтобы я ей помог. Она стала рисовать историю болезни своих глаз. Хорошо понял, что она имеет возраст 84 года, но глаза она потеряла из-за учёных, которые ей выписали свой рецепт.

    161. 8 сентября. Были на Октябрьской. Были в доме…, посмотрели, как они живут. Приходила одиночка Фирсовна, плакала, как бы не заболеть. Она это заработала. Горе окружило Алёшку… с экземой, принял его. В этот день мороженое ели. Автобусы один за другим возле проходили. Фестивальная  Мария Николаевна…У Риммы покушал и то сделал. Смотрел как в людях развивается детство здоровое, и как им медицина помогает.

    162. 9 сентября. Это было в молодости. Как им приходилось в школах, интернатах учиться через …такое заболевание. Они на своих местах сидят, учатся, свои силы тратят как никогда, могут заболеть физически. Особенно у детей прогрессирует позвоночник, а медицине надо этих детей направить на путь здорового характера. Они им дают парты, чтобы им сделать хорошо. Этот человек есть цветок всей жизни, он может жить здоровым или часто болеть. Часто бывают болезни головы, тогда специалисты ищут выход, помогают болезни, а человеку – тяжело. Дети мучаются в техническом направлении. Люди людям ищут в природе благо, надеются на людей, чтобы от них получить то, что следует.

    163. Мы видели по телевизору тех птиц, которые никогда не взлетали, а жили в снегах. Мы должны к … сегодня ехать, а потом у Фёдоровны справлять обед. Тамара идёт на работу. Вот какие есть дела. Тамара и Нина в карты играли. А дело такое есть, которое надо будет делать, а оно не получается и не получится. Люди не хотят и не умеют этого делать, и не сделают сами. Люди этого боятся. Звоню одному корреспонденту, она отвечает, что ей сейчас нужна моя помощь. Она хочет родную мать спровадить в дом престарелых, она от ухода за ней устала, хочет от этого передохнуть. У неё нет времени, у неё есть машина в разобранном виде. Ей как таковой мать не надо, ей надо своя работа, и ей машина в этом мать. Её разговор не поддержал.

     10 сентября. Дождик ночью прошел. Ехали мы по Кольцевой. Тамара и Нина пошли на работу. Спок, доктор американский, написал книжку о воспитании детей. Он советует воспитывать ребёнка разумными словами. Детей можно в куклах определить.

     Утренняя почта. В цирке. Кирпичи лежали, клоун бросал руками большие гири. Цирк – праздник всем.

     Выступал Министр легкой промышленности. Врач сказал, что он вырезает опухоли до кусочка. Сашка четыре (крика) сделал, школу из-за учеников надо менять. Девушка, в белом одетая, песни пела, а собачка так на это смотрела. Скоро будет по телевизору «В мире животных». Администратор делает то, чего не надо. Принимал верующую, она очень верит, а выполнять…

    164. 11 сентября, воскресенье. День нашей идеи. Этот праздник нашего брата должен заставить отказаться от всех условий, всего технического, искусственного, химии в жизни. Она людей обязала этим удовлетвориться, только у них это не получилось. Он в этом развил колесо. Сегодня кушать, и завтра надо кушать, не мало, а много. Этому развитию нет конца и края. Этот день – праздник, нас всех заставляет в одно время кушать. Мы готовимся к этому. Если бы это всё дело  не было правдой, зачем бы она меня такого вот в природе родила. Я для неё такой вот – первый, никогда небывалый. Она меня на это дело осветила, она мне эти дары показала. Я стал делать в жизни одно-единственное. Этого нам мало, что я хожу зимой по холоду разутым, в одних трусах. Этого нам всем людям мало. Он нам бедным нуждающимся, больным людям делал то, чтобы нас всех поставить на ноги наши. Он нам дал здоровье. Он – наш спаситель.  Для всего мира он пришел на Землю, чтобы спасти нас от всего этого.

    165. Одиннадцать учеников – одиннадцать дней, двенадцатый – понедельник. Это будет начало всей новой небывалой жизни. Я вам всем заявляю об этом деле, что я не буду кушать.

    Мои силы пришли на эту землю для спасения всех наших земных людей. Я – не человек земли, я – человек Духа. Меня природа этим одарила, моей святостью. Мы, по библейскому историческому делу, должны дождаться одного: Бог придёт с неба и к нам судить нас за это всё нами сделанное. Мы ошиблись тем поступком, что Учитель от нас уйдёт своим невиданным делом. Он у нас останется с душой и сердцем. Он придет со своим, нас за наше всё осудит. Он нас тогда-то разделит. Все мы получим заслуги свои, мы сами это вот сделаем. 2000-летний срок подойдёт.

     Я как Учитель от сна проснулся и сказал всему народу правду, которая нас всех окружает. Этой Варе, обиженной природой, простите. А если мы такой в жизни простим, то нас всех он простит как небывалых людей. Я провёл эту компанию – как легко и хорошо быть мне не кушавши. А жизнь меня заставляет делать. Если это я сделаю…

    166. Проехали по Москве 40 км на 8 рублей. Терпеть без еды хорошо, нога – лучшее тому доказательство. Я в машине на сидении, мне было тяжело вставать. Варя неожиданно со мною встретилась, слёзы от болезни проливает. Это было первое. Спрашиваю у неё: «Что с тобой?» А она плачет. Она пришла ко мне на приём сама: (болезнь) беспокоит. Вот это добро, сказал я Валентине. Я принял её так, как принимаю всех. Я свою любовь на всех сею и буду я на них сеять. Послал её в воду. Она скупалась. Я к ней обращаюсь, как ко всем: «Ну, как теперь чувствуешь?» Она мне ответила: «Хорошо». Значит, «психика» ушла, нервы успокоились. Кто это всё делает, я у неё спросил. А она ответила: «Учитель это делает, он помогает нам». Учителю она пришлет шесть краснобоких яблок. Я их раздал. Я сам поел бы, не прочь блюдо скушать, но дал слово больше не есть. Здоровье во всех отношениях хорошее.

    167. Картина идёт по телевизору неплохая, по рассказу, но если разобраться, то она ничего не даёт. Учителя со своей идеей надо людям показать, как он сам кормил людей, а сам крошки не ел.

     Вари одинокой Учитель попросил найти ребенка. Что она на это скажет?

Футбол: ЦСКА – Днепр.

    168. 12 сентября. Это мой третий день моего не потребления пищи. Кушать не тянет, только сон приснился: я собрался мёд кушать. Чувства всего организма неплохие, даже лучше, чем после сна. Тошноты никакой, всё нормально, хочется в природе гулять. Мы прошли кругом домов, тоже неплохо. После голодания Учитель чувствует себя хорошо.

     Едем сегодня к Нине Ивановне. Должно быть, по приезду заедем к Тоне. А Варя стала говорить. Ивановну принял хорошо. К… томилась о сыне. Он так говорил: после армии всё равно приеду к Учителю. Варя, Валя и я – в «дурака». Побыли мы у Нины, обед был приготовлен, люди его поели. Я, как таковой болельщик, с людьми бедными занимался, им своё здоровье отдавал. Они довольные остались мною. После этого поехали мы на Новослободскую до А…

     Она была испугана моим приёмом, хотела бросить, но моя правда, мои идеи уверили её. Она приняла этот душ и моё наставление. За это она поцеловала.

     Приехали в Люберцы. Принял Ш… из Малаховки. Он дал слово… без всякого будет здоров, нет – умрет. Учитель для этого всего в центре на Пушкинской.

    169. 13 сентября, вторник. Стоит на дворе приятная ясная солнечная для всех людей в природе погода. У нас таких спрашивает Учитель. Чем мы заслужены в природе, чтобы нам всем было от этого всего легко? Мы с вами не хотим и не умеем делать в своей жизни в природе, чтобы мы в этом деле не простуживались и не болели. Мы хвалимся чужим, найденным  нами в  природе, сделанным нашими руками, придуманным. Это – техническое дело, искусством огорожены, а химия введена. Мы живём из-за этого хорошо и тепло. Нас за это всё природа как таковая не жалеет. Она нас за это все любыми средствами наказывает. У нее есть для нас воздух, вода и земля – самое главное нашему земному человеку. Всё это есть для его жизни, а он этого всего боится: боится остаться без самозащиты и всякой потребности. Человек считает, что если он не будет это всё делать, то он умрёт.

     Мы с вами всё умеем для жизни своей в природе, а фактически мы с вами в этом всём умираем. Мы бедные этим самим, не знаем, что будет завтра с нами. Мы кушаем до сытости, одеваемся до тепла, в доме со всеми удобствами живём. Одно время мы живём, а в другое умираем. Мы не люди нашей земли, мы есть убийцы природы, мы убийцы самих себя, мы – воры.

     Лежат на земле 100 рублей, а мы их берем и поднимаем. Спрашивается: зачем это мы делаем? Это – знак нашего государства. Он не должен без всякого дела лежать. Это – наше мерило. Мы за них живём. Это неправда, говорит нам всем Учитель. За деньги меня на этом убьют. А вот когда у меня не будет чужого, то меня не тронет никакой человек. Я ему Учитель.

     Бросайте своё мертвое в людях и беритесь за живое, за энергичное, за естественное в природе, за неумирающее!

     Я такой в природе никому не нужен. Люди от этого вот уходят, им это всё не по душе, они хотят видеть у себя хорошее и теплое. Им не надо будет холод и плохое. Нам надо жить в природе не однобоко, а иметь сознание. Вот какие наши в природе дела, мы их сами сделали. Надо жить богато, а мы живём бедно из-за нашего незнания, и поэтому умираем.

    170. Скоро уже будет 45 лет, как я про это всё думаю, а чтобы сделать у меня сил не хватало. Я не думал умирать, ждал момента. Люди садились за стол приготовленную пищу кушать. А у меня силы такие пришли, с которыми я не сел за стол, не просил никакой пищи, а её мне давали. Я бросил совсем в природе кушать. Сегодня обхожусь без пищи четвёртый день. Хочу сказать всем свою правду: это я делаю своё начало своей идейной жизни. Хочу сказать нашим всем людям: это всё я делаю для всех. Я не даром в жизни в природе ходил всё время по снегу босыми ногами, я не даром людям давал свои силы. Я им помогал в этом, чтобы они не болели и не простуживались. Вот что я им нашёл – спасение в жизни. Сам себя этим оградил и хочу, чтобы люди это делали. Их дело – это делать.

    171. Вот почему наши телефоны кричат на всю Москву. Нам надо пять билетов на 15 сентября. Мы втроём: Тоня, Валя и Учитель, в пять часов утра вокруг всех этих домов прошли так, как никогда. Билеты мы получили как никогда сами, нам без очереди их дали.  За выдачу билетов женщине подарили фото. После поездки на Казанский вокзал мы приехали обратно в Болотниковскую к девчатам. Мне захотелось скупаться в горячей воде. Я скупался, мне стало от этого очень приятно. Я надел ночные трусы синего цвета и крепко уснул. Спал совсем мало, но выспался достаточно хорошо. Сам без всякой устали встал и взялся за правительственную думу. Поставил вопрос перед собой. Если все карты от туза: 6,7,8,9,10, валет, дама, король по масти, их четыре. Я мысль бросал о машине «Волга». Даст нам или продаст Косыгин. Карты – это есть наших людей счастье. Оно зря не получается. А теперь берусь за «Наполеоновское» наступление. Он без карты этой вот истории никогда не делал, не шел в наступление. А тогда карты такие разбрасывались на 12 кучек, раскидывается, из этих трех карт должно ложиться по порядку тоже от шестерки до короля. Если Наполеон верил этой истории, так мне это для потехи своей головы, которая эту мысль в жизнь проводит, как будто есть правда.

    172. В эту минуту приходит Владимир. Он мою идею с радостью хотел похвалиться тем, что он немного моё дело недоделывает: у него затор, он боится голодать. У него нарушение, он не дотягивает до 42 часов, берет и кушает. А я ему стал говорить: Где же твоя есть между мною и тобою любовь, ты же по моей идее есть любимый друг. Моё, ты сердце, а делать не делаешь. Какой же ты в природе есть друг, если я делаю, а ты не делаешь? Дружбы никакой! Он мне слово теперь даёт. «Я, – говорит он, – теперь после этого буду делать».

    173. Вот и дело моей идеи. Надо любить, и о ней мало говорить. А он мне сказал, какое было собрание в Университете, до трёх тысяч человек. Против этого ни один человек не выступил и плохого не сказал. Это уже завоевание.

     А я ему говорю, что они там говорили, а про меня не вспомнили. За кого вы там говорили? Инициатор этого всего – это есть я, а вы без меня говорите. Мне надо между учеными выступить. Я слово людям скажу из практики, людям на факте докажу. Мне не надо этой болезни, этого дела.

    174. 14 сентября. Пятый день моей идеи терпения. Она меня так легко встретила. К 60-летию Октября должен это в жизни сделать, пройти это небывалое коварное дело. О ком я думал, гадал? Про своих сирот, про тех людей, про которых наши ученые неоднократно пишут. Говорят они, их крепко хвалят за их дело, в котором они всю свою жизнь пробыли да прокричали свое огромное «ура». Они это вот сделали. А наше дело людское какое? Мы долго ждали, но оно к нам шло медленно. И вместе мы дождались. Мы к нему силы готовили. У нас руки золотые, мы ими мастерили. По уму своему физически делаем ту вещь, которая нам надо. Для этого у нас с вами имеются заводы со своими огненными печами. Мы делаем чугун, сталь. А потом кузнец в кузнеце кует нам нужную деталь, которая  затем обтачивается, шлифуется точно по размеру. Из деталей слаживается машина или трактор, которые у нас делают всё.

     А время такое в жизни проходит, что зима уходит со своим белым снегом, морозом. Всё это наше солнышко, поднявшись высоко над горизонтом, своими тёплыми лучами всю эту местность обогрело. Земля зарыдала, стала пить влагу. Мы к этому спешим, бежим это место окружить.

    175. Как я остался сегодня, этот час, эту минуту, когда надо мне кушать. Мне хочется очень крепко. Я смогу покушать, а у меня такое зародилось сознание ко всему этому. Тут гору не подымать. А просто как в воде можно будет находиться. Человек раскрытыми глазами в воде смотрит, рот раскрытым держит, только не делает он своего дыхания, умно терпит, всегда смотрит в головной мозг. Ноги у него находятся внизу, а голова – вверху. Весь организм окружён водой, если это нужно. К воздуху мозг поворачивается у него, то сам человек быстро поднимается. А человек ходит по земле, он ничего не делает, он окружен воздухом, в воде находится. Это же ток, магнит. А мы, все люди, этого боимся. Это вот моя идея, которая всем нужна. Все люди должны это исполнять. А когда мы станем это всё делать, у нас на арене будут люди такие, как Учитель.

    176. А сейчас ученые люди гонятся не за качеством, чтобы сделать в жизни что лучшее. Они не нашли в природе то, что надо будет людям. У нас молодость воспитана мамой и папой. А я со своей людской идеей в природе дал ей обет за наше неправильное воспитание детей. Они борются за дальнейшую жизнь, за будущее. Жизнь их тянет за собой, им показывает сделанное учёными людьми. Ими жизнь у нас делается,  делалась и будет делаться. Ученый схватился со своими средствами, что они живут за счет всего этого хорошо и тепло, чего наша молодежь у себя видит. Разве ей хочется жить, чтобы было плохо и холодно. Это же им нож под сердце. Они своих родителей поставили в такое переживание, чем наши люди этим недостатком заболели. Дети видят ученых отцов и матерей, как они играют свою роль в этом. Они не знают у себя нужды, им дай, они ничего больше не знают. Как бы сынок ими любимый или дочечка, а в этом деле всем сказали ласковое слово. Ау папы  на это вот дело есть многие средства. Он жил  сначала очень плохо, ему никто ничего не помогал. А он эту штуку видит издалека на других отцах и матерях, как они в этом всём переживают. Богатый отец это терпеть не может.

    177. 15 сентября. Мы покидаем город-герой Москву. Мы с вами людей принимаем для их природного здоровья. Оно надо будет нашей красавице молодёжи. Она у нас жизнью не удовлетворена. Она держится на родительском иждивении, а не на своём иждивении. Очень тяжело жить молодёжи нашей за счёт этого всего. Эта индивидуальная ответственность. Она нашего молодого человека приучила по отцовскому жить. А сын теперь пришел на отцовскую сцену, стал своё вводить, а за это дело забыл. Он не учёл своё такое горе, не учёл, как надо молодёжи оставаться… Оставил индивидуальное иждивение. На месте молодёжь стала бедно жить, отца и мать беспокоят. Люди не по-новому стали жить, а по-старому – в недостатке. А в молодёжи вся наша людская жизнь. Мы от неё начинаем двигаться и в этом расти. Это будет наше дело. А мы с вами делаем это дело по сыну. Он стал на пороге революции, которая ввела Советскую власть. Она не захотела сделать, чтобы наша молодость сохранялась не за счёт отца и матери. Мы, все люди, отцы и матери, должны согласиться с предложением идеи Учителя. Он не за нас таких вот жадных в жизни людей, которые окружили себя прошлым, никуда не пригодным, которые своих детей обижают. Учитель просит отцов и матерей своих детей, чтобы они согласились с идеей Учителя. Она просит всех свою зарплату уравнять, чтобы люди учёные и неучёные, наши дети взяли своё выделенное государством иждивение, взяли свою зарплату 33 рубля. Если всем будет мало, то мы всем прибавим. За это всё сделанное сознание природа нас поощрит. Слова Учителя людям вносят своё предложение. Они сами это сделают, им это в истории надо будет.

     178. Сегодня Алла с Риммой едут в «Неделю». Там они будут говорить с одной женщиной, которая хочет наше дело продвинуть. Я этим двум избранным мною женщинам доверяюсь. Они это в жизни сделают. Наша идея – обиженным в природе людям.

   16 сентября. Это приезд в Сулин. Нас встретил сильный дождь. Мы до него управились.

   17 сентября. Дело рано утром случилось. Яшкин арбуз. Он заставил сдаться. Мы не как голодные птицы начали его клевать, а ради того, что это будет.

   18 сентября, воскресение. Мой идейный праздник. Мы его, таковые люди, создали в процессе своего практического такого дела. Мы ради своего здоровья в неделю 42 часа не стараемся так кушать, как всегда кушают наши люди. У нас, таких людей, есть сила нашего дорогого Учителя. Мы этой силе верим, как своему оку, стараемся в природе делать. У нас об этом деле Учитель написал брошюру « Как избавиться от заболеваний и стать здоровым». Эта вот брошюрка в нашем областном отделе здоровья есть. Специалисты нашей медицины этому всему верят, читают, понимают. А чтобы об этом нашим людям рассказать про всю историю Иванова, они молчат. Их мучает незнание. Заместитель директора областного отдела здоровья Поляков, технического отдела читает весь мой труд, всю мою писанину, соглашается, а чтобы опубликовать… У него есть врач областного диспансера Н… Она сказала вроде какой-то насмешки. Мы знаем, что ты своим учением помогаешь. Они говорят: «Делай, Иванов». Он делал, он делает, и будет делать. Он обратился с просьбой к Косыгину, вложил для ознакомления эту брошюрку, своё фото, о чём знают все, что он больным помогает.

    179. А люди многие пишут, хотят меня видеть, а возможностей нет. Я прошу об этом самого Косыгина, а он спустил на низы. Я прошу всех и просил до этого, но наши люди хотят это всё моей идее превратить, чтобы я как таковой не был в обкоме. Летит моё письмо ХХУ съезду КПСС моё предложение. А меня как такового за это самое в больницу наши психиатры. Ни за что ни про что я был гоним. Они хотели моё тело убрать с высшим приказом. Я было там не дал дуба через их один административный указ. Они мне прекратили доступ к природе. Я, было, там не умер. Кровь они мне не наливали, а взяли силой. Я был против, но они есть врачи, технические люди, огороженные искусственным, с введенной химией.

     Вас как таковых народ избрал, спросите у них, как, когда и для чего они выпускали замученным, умирающим. А я не побоялся этих вот мучений, пошёл в природу, пошёл в холод, в зиму. Я сам себя восстановил здоровье так, как видите, и мой лечащий врач был этому всему свидетель. Учтите это дело, скоро об этом будет писать пресса. Я имею на это всё свои труды. Учёные об этом деле знают, но чтобы решиться об этом всём писать, их эта идея пугает, у них к этому делу апатия. Я вас прошу как такового лица, вы это так не оставляйте, а серьёзно к этому делу отнеситесь. Это есть чистая правда. Она между нами жила и развивалась во веки веков.

    180. 19 сентября, понедельник, десятый день, как я бросил в природе кушать. Хочу людям доказать, что это возможно делать всем людям. Раз Учитель это делал, то многие будут это делать. Учитель – человек такой же самый как все люди. Он им хочет доказать своею правотою, что в этом есть возможности. Тут пуды не поднимать, а просто сознательное умение, крепкое терпение здесь главное. Воздух окружает тело живое.

    181. Нам «Волга» нужна не на базар ехать, нас с вами ждут на своём месте люди нуждающиеся, больные. Мы им есть помощники, они хотят жить так, как мы все, здоровые. Мы ничего не делаем, чтобы не простывали и не болели. Мы все стоим на очереди, чтобы заболеть, но Учитель своим делом от этого ушёл. Он у нас так не болеет. Ему крепче нас хочется кушать, но он сознательно из-за нас, жадных людей, не ест. Это его дело, сделанное для людей. Он делает в природе то, что делал наш первый человек. Он в процессе этого всего свое развил, за что он умирает.

    182. 20 сентября. 11 дней моему терпению. Чувство моё такое, которого я в жизни никогда не имел. За всё это время я надулся, как никогда легко. Но мне кажется, что это можно делать каждому такому человеку, так делать уверенно.

     Надо об этом деле знать, об этом человеке знать. Он своим телом прошёл испытания не так, как мы, технические люди. Он у нас человек практический. Ему не надо искусство и химия. Ему надо природное естество: воздух, вода и земля, в чём есть вся наша людская жизнь. Без этого всего не подумаешь и ничего не сделаешь. Всему дело это вот всё.

    183. Мы поехали в Ростов. Нас пятеро человек: два мужчины и три женщины. Водитель этой машины Дмитрий Николаевич. Нас заставил ехать Косыгин, который спустил наше письмо по инстанции на счёт «Волги». А низы это письмо отвергают, идут по своему закону, ковыряются в моей идее, которая противоположность этому всему.

     Иванов, по истории всей жизни, – человека спаситель. Он помощник нашему человеку, чтобы он не болел, не простуживался, а жил легко. Этому делу Иванов – господин. Он не приехал в Ростов на базар, а приехал ради всей истории жизни.

    184. Посетил врачей-психиатров, Олега Яковлевича, ведущего группой. Он ему как больному задавал вопросы, а Иванов ему по существу отвечал. Это моё есть ваше. Оно было, есть, и будет в нашей жизни. Я как инициатор этому всему хочу сказать правду. Мне как таковому не надо будет наша развитая на человеке болезнь. Мне надо человек, ему надо лёгкое. А моя идея только, чтобы у человека эта болезнь исчезла. Этого никто не завоёвывал и не имел права, кроме одного Иванова. Он так ходит, он один это делает, не кушает для доказательства всем нашим людям. Это введённая привычка, через которую врач существует в людях. Он им не даёт жизни, их снимает с пути. Люди трудятся, делают своё благо, им приходится в природе жить хорошо и тепло, а это всё им даёт плохое, мёртвое и холодное. Хуже и тяжелей смерти нет на белом свете. А мы все её так развили, и с нею вместе живём до конца жизни.

    185. После нашей встречи с врачами мы поехали в редакцию «Комсомолки». Редактор встретил нас, сказал про Москву. Она спрашивала про Иванова. А Иванов молчит, ждёт от них истины. Учёным людям надо по их содержанию яблоко садовое, чтобы его растить и получать урожаи. А потом его как таковое реализовать за деньги. Они жить без денег не смогут. Они – бедные люди, за их нужду природа их крепко наказывает. Она им по возможности столько даёт, сколько это надо. Люди этим не удовлетворены. Этого мало, что они нашли. У них разведка, они ищут небывалое в природе. А природа им такое, как они ищут, не даёт. Она своими силами мешает. А вот такое, как идея Иванова, она с удовольствием разрешает, только надо будет человеку делать. А когда люди за это дело возьмутся и начнут делать, у них получится живой факт. Люди не будут простуживаться и болеть, у них будут силы одни из всех, они добьются славы жизни. Человек бросит все свои старые привычки, а возьмётся за новое, небывалое. Технику, искусственное и химию он не признал. Всё это для нас не полезное, а вредное. Вот что мы получили от техники, искусственного и химии – всего этого руками сделанного. А естество приходит на арену само.

    186. 21 сентября. Я очень крепко спал, мне никто не мешал, кроме одного ….рукой, он мне так сказал: «Довольно так спать». А у меня сон развеялся. В Ленинграде белый снег выпал. Я по нему старался ходить да со мной две женщины.

    187. На 12-тый день своего сознательного терпения, вы не думайте, уважаемые, что мне так не хочется кушать. Я же живой энергичный с мыслью человек. У меня всё так работает. В природе меня люди своим умом как никогда держат. Я от них очень далеко, а они меня просят с душою и сердцем. Я им в этом помогаю. Мои силы – это природа: воздух, вода и земля. Без этого мы не люди. Всё равно за мною пойдут  со своею такою мыслью. Они живут в природе, много кушают до сытости, одеваются до тепла и в доме со всеми удобствами живут – а всё равно умирают. Так лучше от этого по Иванову жить. Он идёт по правильному пути. Иванову не потребуется никакая одежда, никакая пища, никакой жилой дом. Без этого всего можно жить. Мы же живые люди, только мёртвым окружены. Мы и изнутри, и извне живём в чужом, а не в своём. Это не наше, а природное. Когда мы умираем, всё это наследство остаётся. А наследство старается как бы от этого всего лучше для себя сделать. Оно будет в нашей жизни надо. Мы в нём с вами живём, и нам хочется в этом жить одно время, а в другое – мы умираем. Это не жизнь наша, а горе наше.  Мы в этом горе помираем, нас беда окружает. А если только разобраться, разглядеть в природе, то здесь в природе можно поискать то, что надо в этой жизни. Есть такие качества в природе, что мы не будем умирать, а будем вечно жить.

    188. 22 сентября. Я поднялся с постели. Мне это счастье, это здоровье пришлось с большой радостью. Стал писать про самого себя. Почему я называюсь Победителем Природы? Им люди меня прозвали Учителем. Я открыл глаза женщине из Магнитогорска. Она меня назвала Богом земли. Я недаром проходил в такой форме, меня природа осветила, дала свои дары.

    189. Я сегодня 13 дней не кушаю. Какая проходит на мне красота, во рту сохнет, а зачем есть воздух, это место пополнять. Это – нечто такое, без чего ничто не живёт, даже козявка рождена в процессе всего этого, а люди тем более. Я знаю хорошо. Если это моё найденное люди поймут, они все бросят кушать. Это чужое природное поймано, убито людьми. Они для этого вооружены, бдительно смотрят вдаль, им хочется увидеть. Они смотрели, видели, ждали такого в природе времени, к нему готовились, как умели, старались, спешили, делали по возможностям.

     У них эта работа происходила тяжело, кустарно без всякой техники, больше всего делалось вручную. Все силы на этом фронте клали, старались, спешили, в этом всём теряли своё здоровье, делались хилыми, заболевали. Это так делалось при частной собственности, при индивидуальном отце. Он своего сына держал в своём хозяйском режиме. А сейчас стал возглавлять сын по-своему, по техническому. Он искусственное делает, а химию вводит. Ему казалось, что это всё легко делается. Сам сын за это дело взялся, не стал по-старинному слушать, стал по-новому. Он ушел от отца, стал по-своему жить. Отец видит его недостатки, Отец старается ему своим помочь. Отец не хотел, чтобы сын или дочка были неучеными, все свои силы клал, до конца учил дитя. А он делался ученым и забывал за это всё отцовское. Отец был на это обижен, но поделать ничего не смог, в такой тоске уходил с жизни. И также приходилось сыну дожидаться своих детей, и брать на своё родительское иждивение.

     Люди жили не одинаково. Одни жили в природе, окружались материально богато, а у других сорил недостаток. А в нужде жить очень плохо. И вот эта история не удовлетворила людей природы. Такой поступок отца и сына не понравился. Люди богатые и бедные  умирали, умирают и будут умирать так, как всегда все умирали. А сейчас Дух Святой за его дело осветил. Человек Духом окружён. Он своим телом заимел в природе здоровье, и его он желает всем передать.

    190. Это история моя мыслимая  в то время, когда я совсем не кушал. Моё тело осветилось Духом. А раз Дух меня окружил, то мне легко будет жить. Вот что надо в людях добиться – такой жизни.  А она у нас есть. Мы не хотим и не умеем это делать. Здесь горы не переставлять, пуды не поднимать, а умение терпения. Как заходишь в воду, ты не подышишь, совсем не тянешь в себя воздух. А раз ты этого не делаешь, у тебя получается, как вот кушать хочется, но ты сознательно не ешь. Это есть сознательное терпение. Ты терпишь не на вред, на свою пользу.

    191. 23 сентября. Был 14 день моего жизненного дела. Моя идея в жизни процветает, как никогда делается хорошо. Всё это делается для жизни, но не для смерти. Это нечто такое в этом всём, а тело живое терпит без всякого употребления.

    Мы хотели родить на Чувилкином бугре, но нам не дала милиция. Это у людей законного явления. Им надо родить человека в его приготовленном ему кем-то богатстве. А мы хотели в чистом поле на природе, где это никогда не делалось человеком. Мы хотели сделать, выехали с матерью его рождать, а люди взволновались в этом деле, пришли и помешали нам, взяли на себя и на … своё дело сделать. А раз они не дали возможности этого получить, значит не по …. А Учитель был уверен в природу. Она ему помогала, а раз она во всём помогает, то она поможет и в этом. У Учителя мысль работает в этом направлении. Он не искал в природе, а в себе лично, стал об этом думать и гадать. А оно получается. Быть этому всему. Раз оно надумано, значит, должно быть сделано. Учитель этого ждал. Он дождался субботы, 10 сентября. Не стал кушать, дал своё слово записать в ежедневнике. И на обеде многие сидевшие за столом люди, они мои слова слышали, старались их подтвердить. Это прокладывалась правда, она теперь длится ежедневно, записывается в ежедневник. Сам себя чувствую хорошо, и должно быть хорошо. Это было, есть и будет. Оно развивается на человеке. Раз оно человеком началось, оно на человеке и кончится. Человек всё делает, он обязательно добьётся. Это живое тело мыслит, делает, и будет так делать, как получается.

    192. Мы с вами привыкли жить по-старому, по-отцовски. Идёт к нам, таким людям, наша красавица весна, тепло для нас. Зима, холодное время, от нас уходит на весь период года. Мы его провожаем, а встречаем с радостью тепло. Нам приходится в этом тяжело работать. Мы для этого дела сажаем в землю какие-либо зёрнышка. Чуть мы не скажем свои такие слова: мы сеем для того его, это инвентарное зёрнышко, чтобы оно нам уродило не мало, а много. Это такая у нас мысль. Она была, она есть, она будет вечно. Хорошо уродит – мы с вами радуемся, нет – мы выход находим другой. А жить нам надо, живём мы, всё лето трудимся как никогда. Готовимся, чтобы было то, что надо. В природе мы его приобретаем. А когда для нас на землю ложится белый снег, холод нас окружает, мы строим по нашему приготовленному запасу. Это наше такое в природе будет дело – запас. Мы на это всё надеемся, и живём в этом. Мы – как в колесе: одно встречаем, другое провожаем. Этому нашему делу нет конца и края.

    193. А сейчас мы нашли такую идею, ей не приходится встречать хорошее, а провожать плохое. Для Идеи Иванова все в природе на белом свете есть хорошее, отворачиваться не приходится. Для данного человека всё развитое не плохое, а хорошее. Всех людей надо считать одинаково, чтобы жить с ними не так плохо, как нам до этого приходилось жить, мы жили очень плохо.

    194. Колеса крепкого, чтобы оно крутилось, нет. А то, что уродило, привезли на двор. Обмолотили, и чистое зерно сделали. Смотрите, как это делается, а будет людьми делаться радость жизни нашей. Если бы мы с вами такие средства нашли, ими оградились, мы бы не пошли в труд. Кто работает очень много, ему приобретать тяжело в этом. Мы всю зиму напролёт продумали, а когда пришла пора тёплой погоды, мы со своей снастью собрались, и скорей на солнышко успеть, побежали. Нас с вами условие заставило. Если мы этого с вами не сделаем, не поухаживаем за землёй, и не сделаем на земле свои грядки, нам не придётся зернышко посеять. Мы это делаем, у нас получается, лишь бы была хорошая влага с хорошим солнышком, да с тихой приятной погодой. Она нам даёт изобильный урожай. Мы его растим. Мы с ним всё лето напролёт барахтаемся в труде, нам некогда что-либо другое делать.

    195. Мы революцию не ждали, такого Сына на смену Отца. Он нас держал в самодержавии, своём тяжёлом труде. Также Сын шел по его дороге. Люди этим не удовлетворились, как им хотелось в природе. Как до тепла одевались, и в доме со всеми удобствами жили, так всё это и осталось до сих пор. Жить одно время пожили, повольничали, а потом они истрепались, заболели, простыли, поболели, и с этим умерли. Нового нам история не принесла. А как Отец в жизни своей жил, своё сделанное Сыну передал. Преступник рождался, он и сейчас из-за чужого рождается. Привычка плохая. А в природе человек простуживается и болеет. За это самое в тюрьму попадает или ложится в больницу. А раз он садится в тюрьму за это, там стонет, ему хочется оттуда выскочить, а его не пускают. Защиты нет такой. В больницу не хотят ложиться, но врач администратор кладёт, и держит в тяжёлых условиях. Больной умирает – его актом списывают.

    196. Бог Дух Святой пришёл помочь спасти в жизни человечество своим естественным делом, любовью надо прогнать врага. Это может сделать только Бог земли. А Бог не тот, которого не видели, а держали в своём уме, крепко просили, чтобы получилось нужное для жизни. Этого не было. А сейчас человек пришёл с делом истины, он заслужил. Его люди назвали Богом. Его просят, а он им во всём помогает. Вот это есть наших людей Бог. Спросите вы физика-математика, он вам расскажет про силу мою, которая во всём обиженным больным помогает.

     По приходу вторично он дал мне слово со мною говорить. Он просил. По-московски, по-болотниковски говорит. Я спешил работать после большого праздника на свою работу грузчика. Мне за это деньги не уплачивали. Я ждал этого момента, сам пробирался до своего дома по неудобствам по нашему Сулину.

    197. Отец сына жалел, сам поднимался и шёл в бой трудиться. Он ни у кого не спрашивал. Это было его дело. Сделал, не сделал – в этом никто не виноват. А сейчас условие такое тебя заставляет. Ты – сын своего отца, твоя смена в этом деле. Дожидаться не приходится, надо по-новому, по небывалому. Ждать и заставлять некого. Взялся за гуж – не говори, что не дюж. Не захотел отца родного слушать, делай не плохо, а хорошо. Передавать некому. Это твоя обязательная работа. Ты сам захотел этого права, чтобы ученые были у тебя люди. А они для этого дела много лет учились, техническими людьми сделались, вооружились словом, заставляют человека безграмотного, чтобы он так работал, как не работал его родной отец. За эту работу, которую делал человек, учёные видели, старались его как дельца между всеми показать. Всё это делали учёные, им хотелось, чтобы в деле было хорошо. Люди прогнали для этого Отца, а сами взялись учиться, сами сделались командирами, стали на старое опираться, а новое показывать. Мы есть хозяева своего дела, мы не хотели слушаться Отца родного, а теперь слушаемся технического учёного человека, который для этого дела учился, набирался знаний. Получит диплом, а по диплому ему доверие от Коммунистической партии. Она избрала своих первых людей, которые взялись за это дело управлять, заставлять, чтобы люди не привыкали к безделью. Людей неучёных учёные законом гонят в бой. Если мы перестанем это делать, мы будем бедными людьми, у нас родится недостаток, большая нужда. В этом горе придётся помирать. Этого учёные не хотели. Их дело одно – давай, давай, и давай.

    198. А практик совсем не учёный, а самородок. Он говорит, что лучше нам всем в природе поискать такого нового небывалого в жизни нашей эту неудовлетворённость упразднить, а найти то, что надо нам. А оно было, оно есть в природе такое, как надо.

     Дух здоровой жизни эволюционно предлагает: лучше и легче от этого всего отказаться, и взяться за дело Иванова. Он в природе нашёл, им окружил себя, учит людей по-своему жить, по естественному, как день, который к нам приходит без всякого такого запаса. Каким он был, таким он и остался. Он к нам не пришёл, чтобы кого-либо заставлять, он пришёл на землю для жизни человека. А мы стали против этого времени готовиться, что-либо такое получше покушать, не мало, а много, жирного и сладкого. Этого день у себя не имел. Люди сами стали делать, у них получился в жизни фонд мёртвого характера. Дело сделали, показали, чтобы знать об этом всём. Мы делаем дом или какое-либо строение, или какую-то нужную вещь. Всё это бережём, хвалимся им, стараемся как око сохранить. Мы чего только не делаем. У нас получается село, деревня, город. Это всё показывают человеку, который хочет там жить.

    199. 25 сентября. Это наш праздник. 16 дней как чувствуется хорошо, даже после труда: мне приходилось тыкву убирать… Надо, была это работа наша. Пописал, как и всегда. Сон под воскресенье: «Я работаю в зерновом хозяйстве, которое строят. Я очутился на этом здании высоко, а Ленин тяпает большую площадь. Я хорошо видел: он был в чёрном халате, в кепке, в ботинках. Я стал кричать: Владимир Ильич Ленин! Он меня узнал, сказал: Это Иванов отверг… Он не стал меня слушать, а я был на высоте этого строительства, здания. Стоял, облокотившись на бревно, а оно оторвалось и упало на землю. Я должен был спуститься, а дорога была одна – Ленинская, вся в муке, которую делал сам Ленин лопатой. Я у него спросил разрешения, а он мне не разрешил. Я спустился сам, с горы летел. Теперь моя встреча с Лениным лично. Он приехал разбираться лично с кем-то. Я ему говорю: что ты думал, что это всё не делается? Он стал своё рисовать. У меня слёзы пролились. Он со мной согласен.

    200. После мертвеца дождик идёт, как всегда.

     Наше дело такое в жизни – встречать. Когда-то Ленин «глупцом» меня назвал, а теперь дал согласие встретиться со мною. Это будет обязательно. С глупцов не выходил, а потом не согласились, дорогу свою не давали. Я заплакал. Надо делать то, что надо. А раз человек в этом деле помыслил, то дело обязательно будет. Карл Маркс писал долго, его дело ходило, мытарствовало, пока его не поддержал Энгельс. А сейчас истина есть природная, тайна спасения всех людей. Они рождены природой, а вот в духе сознания не воспитали. Они стали делать вредное им. Они делают, а у них не получается. От этого дела человек ошибся, у него что-то стало в боку колоть, он стал стонать, у него появился недостаток. Ему надо теперь как таковому думать да  гадать об этом. Болезни конца нет, она в деле напала на человека. Он так крепко заболел, теперь болеет в жизни. А чтобы не болеть, надо силы заиметь.

    201. На 15 день хорошо покушал, а отразилось тяжело. Не надо бы кушать – это подтвердила практика.

     26 сентября. Человек привязался в своём горе и беде. Он для этого ничего не делает, и не умеет делать, чтобы быть здоровым. Он услышал про меня, что есть такой человек в жизни, стал обиженно относиться, напористо от меня требовать, чтобы я его принял. Я с ним шёл по дороге, старался ему в этом отказать, а он на своём настаивает, говорит своё, требует от меня. Словом, он понял о спасении всех наших людей в своей жизни. Они не удовлетворены в своей жизни, их всех окружает беда и горе. Они по-своему в недостатке живут. Они смогут в любое время заболеть и крепко болеть, а потом могут от этого всего умереть. Это дело с каждым человеком встречается, поэтому этого человека от себя не отгонишь. Он знает хорошо, что я есть в этом деле спаситель всех людей всего мира. Я для этого родился в природе, этим болею, но прошу человека и слушаю его как такового. Он тебя просит, умоляет. Этого человека можно принимать: у него сердце, душа, этому делу верит. Он наш человек, лишь бы дотронуться и сказать, что будет здоров. А таких людей по белому свету очень много.

    202. Есть люди, которые ходят по земле молча, молчат, и никому слова не говорят, а томятся и умирают. Они все такие, что боятся смерти, мученики этого дела. Они окружены своим незнанием, капризно ко всему относятся, с нелюбовью. Этой атмосферы никак не хотят, а она же к ним так пришла, и с ними как с людьми хотела вместе жить. А люди от этого всего бегут, не хотят видеть. Это время нехорошее для них совсем. Им надо будет тёплое и хорошее. А Богу всякая пора хороша и одинакова. А с природой шутить нельзя этим бессильным людям. Чтобы жить, у них большая вялость. Люди только спешат сами себя накормить до сытости, да одеться потеплее – это есть их дело. И в доме со всеми удобствами пожить хотят. Это такая жизнь окружила нас всех. Поэтому мы заимели у себе чужое. Это наше строение заставляет нашего брата не забывать.

    203. После чего живот так заболел?  Приходилось всё делать по-своему. Всё утро ходил взад и вперед, да бегал по двору, тянул воздух на полную грудь. Словом, себя заставил это делать. Мы его такого не встречали, какой он был тогда. Это враг из врагов посажен природой, он прогрессирует. А мысль была такая, что я плохое подумал об этом деле, так жестко меня подстегнула моя мысль. Но туда пришли, я не тот оказался. И девчата мои пришли на мою встречу, стали просить, чтобы я после такого случая выпил парного молока. С ними я не согласился, думал: зачем? Я вот 15 дней урожая хлеба не брал. А сейчас люди к этому вот готовились: принесли уточку, тыквенную кашу сварили, сделали пюре – еда была панская. Я это сознание сделал на этот счёт, сам признал, что можно делать всегда это. А раз эту историю одиночка проводил, то почему так это не делать обоим. Это моё такое будет сказано слово. Мы все этакие люди перестанем кушать, возьмёмся за это дело сами. Я – этого инициатор. Я сказал, что будет это дело сделано, и сделаю. 45 лет думал об этом. А прийти к этому только сентябрь раскрыл глаза, болезнь моя заставила это делать. Об этом всём люди высокого типа узнали, стали обращать внимание.

    204. Я ехал в тумане на машине, а потом она (заменилась) на лошадь, вожжи были уворованы. А потом сено приходилось просить, а солома получилась, и коня с подводой не стало.

     После этого раз, за 15 дней моей еды я второй день ничего не кушаю… люди едят много, а я терплю для них, живущих на белом свете. Люди строят города и сёла, стремятся место уберечь. Их заставляют, оружием грозить другим народам. Мы, мол, живём и делаем всякого рода игрушки, всякие нужные нам машины.

    205. 28 сентября. 19 день как я бросил совсем хлебное кушать, за что надо сказать природе спасибо. Я ей должен сказать это за каждый день такого вот терпения. Я должен отчислить три рубля, чтобы мой день был окуплен. Я чувствую хорошо в своих условиях, можно голодать.

    206. Вот какие проходят дела между этими людьми, которые в своей жизни на земле царствуют, борются с природой. Они заставляют её, чтобы она служила пользой, источником жизни. Она у себя хранит то, чего надо на глубине своей возможности.

    207. 28 сентября, я уже получил паспорт. Мне милиция изложила режим.

    208. 29 сентября был мороз, белый, как молоко. В ведре вода замёрзла. Я по этому условию бежал. Листы капусты повалились.

    209. Слухом хорошим земля насыщается, много такого сделано мною. Надо бы не кушать, но ничего ты в этом деле не поделаешь, кругом ведётся такое окружение. Люди ведут свой такой обряд. Они с постели поднимаются, уже их мысль такая окружает, и направляет в сторону всех наших добрых людей. Они ищут хорошего в жизни в природе, чего надо. Это есть на земле у каждого человека. Он на ней так живёт, так он окружает себя, и он делает в природе то, что ему вредно. Этому делу нет конца и края во всей жизни. Мы начали делать это дело с первых дней своей жизни, когда начал этот человек первого начального дела.

    210. Третий день проходит, как белый мороз снежком на землю ложится. А у людей в душе, в сердце кажется: вот, вот скоро придёт такое в жизни время, наш зимний день с такими своими силами, с такой струёй. Белая муха по воздуху полетит, и густым ворсом укроет землю, духом своим всех осветит, как ясное красное солнышко. Она нашими людскими делами не будет удовлетворена. Вот вам и живой факт. У людей настало такое могучее дело. Все люди на своём месте в своём деле, заработала на людей могучая техника, такое искусство и введённая химия.

     Вот и солнышко в жизни своей потребовалось. К нему мизерная козявка стараются попасть. А птички перелётные уже давно свои места оставили и улетели. Они находятся там, где мы и не думали. Это же не люди есть, кому приходится сковываться, и быть весь год на одном месте.

     Не одна атмосфера всегда бывает на этом месте, она проходит, меняет сама себя, может быть больше тысячи раз. А когда присмотришься к этому делу, к такой атмосфере, к изученному моменту, признать, узнать никак нельзя. Но мы такие есть, что смотрели и встречали такие дни, которые породили в нас к ним отрицательное отношение. Вот на наше место холод придёт, мы чувствуем к этому недоверие, окружаемся сезонной одеждой по моде. Человек оделся, и частично отошел от природы. А природа – это есть мы, только спрятались от условия. Мы как таковые есть на белом свете, весь год всё окружаем себя, и готовимся к этому делу.

    211. Раньше люди по такому времени жили, видели, как в нашей высоте под облаками пролетали стаи диких гусей и журавлей. А сейчас их куры сменили, им как таковым не дали возможности на севере водиться. Люди своей техникой на нашей земле на нашем поле вздумали сделать пахотную грядку, чтобы там посадить зёрнышко, чтобы оно нам дало в жизни много зёрен. А когда это у нас получается, то мы этому радуемся и создаём этому пир. Это всё наше дело – это есть природа, которая нас вовлекает. Если хорошее это место, оно нам даёт большую прибыль. Мы в этом стараемся своё имеющееся развить, как развивали любое такое дело, лишь бы природа нас не обижала своими днями. Она такие дни приводит, а мы стараемся к ним подготовить всю имеющуюся технику. Пошел к механизатору сказать слово доброе. Ты же наш милый человек. Мы тебя учили к этому делу. Ты же в нашем огромном техническом деле учёный человек, ты тоже делец хороший, когда плугом глубоко вспашешь рано осенью! Эту пахоту положат под снег. Она пролежит, промёрзнет своё время. А нам свою атмосферу сделает солнышко, лучи направит и воду нам пустит, снег и уйдёт от нас, оставив людям влагу. А солнышко землю отогрело, не спится человеку. Его к этому делу мысль привела. Всю зиму он на этом месте пролазил, да про это вот думал. Людям этим не одно вот дело думать да гадать, а самое главное – делать. Он до солнышка пробрался на это место, что ему надо будет в этом, он уже делает и городит. Пахота – это его первая работа, и её он сделал вовремя.

     Начало весны требуется и птичкам, которые нашего брата своим голосом веселят. Об этой весне знают люди. Они думают наперед, что им придется настоящим делом впоследствии жить. На это всё они надеются.

    212. Если так будем жить, мы благо не получим, этим делом жизнь свою не получим. Этот поток этого времени будет неподходящим. Человек за этим гонится, догоняет другого человека, хочет ему сказать.

     Что ты, этакой человек, делаешь, что своё дитя заставляешь? Ты его учишь за деньги. Когда он на твоём иждивении, то это для него хорошо, но когда его нет, то тут уже беда. Дитя как на отца своего таким делом имеет свою обиду. Он психует, он этим недоволен. У него есть прошлое. Ему только дай, и больше ничего он не понимает. А отца надо обеспечить, у него рвётся всё, что попадает под руки. Отец болеет, а сын тем больше болеет от такого недостаточного иждивения. Поэтому угодить своему родному дитяти никак нельзя. А вот что надо сделать, всем людям надо сделать в жизни нашей, чтобы этим угодить и отцам и детям – надо всем давать одну зарплату – 33 рубля в месяц. Мало будет этого – прибавим. От этого будет хорошо всем: и отцам, и детям. Если мы это в жизни своей не делаем, то у нас такая неурядица и останется, мы будем бедными нуждающимися людьми. Нас никто не пожалеет, даже сама природа. Она нам форму представит: язвочку, грибок посадит. А чтобы от этого всего были средства или такой человек, родившийся для этого, любящий всех людей, нашедший вежливость в природе, как нашел наш родной Учитель Иванов.

    213. Он написал. Он сам нашел в жизни это ему как таковому растущему дитю. Он шел с другими детьми, у которых гривенник в руках. А у меня, Паршека, нет копейки за душой, и была моя большая на отца родного обида. Он про это не знал, но сыну приходилось от такого отца отказаться. Я за эту бедность, за такую нужду стал частную собственность восстанавливать. Отцу помогал немного, тащил во двор, чтобы моего отца не называли «Шишкин», а называли Корней Иванович. Он от меня получил это. Я его как отца любил и шёл на всё. Ему за убой животного дали высылку, он был сослан в Архангельскую губернию. Я его оттуда освободил. Он умер в Сулине, тогда С. М. Кирова в 1934 году убили. Его природа убила, кровь хлынула изнутри через рот. Мы с братом Фёдором не участвовали на похоронах. Ему за это вечная память, что он нас, таких молодцев, выходил. Мы ему, его жизни за это кланяемся, говорим: спасибо, тебе, батя, лежи и жди. Может, что-то будет другое: твой сын Паршек сделает в людях, Победитель природы, Учитель народа, Бог земли. От него люди ждут нового, небывалого. Может, отец мой родной, от этого дела ты встанешь, и признаешь свою такую ошибку. Ведь ты, как отец родной Паршека, указал ему жизнь на Чувилкином бугре. Это место на земле никем не занято, а мне его не дали блюстители порядка. Они не знали о твоих подвигах, когда происходило шефство казаков. Тебя они били за меня 25 шомполов. Я где-то был, но пошел запрещать им тебя бить. Но зато казаки в этом проиграли. Их большевики разгромили: Сталин, Ворошилов, Буденный да другие. Я был первый из всех большевиков, большевик-повстанец отряда Белоусова. Казацкий поезд под косогор спустил, самолет казацкий спалил. А ты, батя, за меня и тут отвечал, в Каменске в погребах.

    214. 30 сентября. В Москве есть мальчик, мой последователь. У него родной отец, военный человек, не хотел, чтобы Андрей шел по дороге какого-то Учителя. Он эту идею не признавал, был против, а Андрюша держался, и хотел идти по дороге Учителя. Эту дорогу признавал физик и математик Хвощевский. Он читал всю писанину Учителя, все труды, всю историю, которая делалась Учителем. Он её так делал, это не его лично, а природное явление. Воздух, вода и земля – всё это нам помогает.

     Вся техника, всё искусственное, медицинская химия – пока всё это процветает в людях. Но в одно прекрасное время люди от этого дела уйдут, и сделают в жизни то, что им нравится, что им надо. У них получится. Учитель не так пользуется, как пользуются этим все люди. Он в естество верит, ему поклоняется.

    215. Холод помалу (наступает). Я шел на это все посматривал как на свое любимое добро. Холод, это зимнее время, растёт и поднимается вверх. А мы, все люди, идем со своим, и кряхтим тяжело. Легкого не появляется, а тяжелого много. Мы вспоминаем молодость. Она нас окружала, хотела, чтобы мы с места бежали, а время тянуло назад. Нам не хотелось быстро бежать. А нас заставляли ласково брать, чтобы мы от этого места бежали. А сейчас мы не молодые стали быть. Сейчас наши тела тяжеловаты стали. У нас ноги не как ноги свои, руки не поднимаются. Это есть одна беда. А её люди создают, они не хотели бы этого, но поделать не смогут.

     Сколько от Нового года было для людей праздников, введенных правительством да еще верующими нашими людьми. Мы признаем еженедельно, каждый раз это будет воскресенье, которому человек кланяется. Все поработают эту неделю, а потом отдыхают. Люди считают сами себя в этом уставшими, и им следует отдыхать. А я не выбираю дни, не прошу и независим, чтобы заставлять как такового человека. Он не кланяется никому.

     А вот солнышко уже нужно теперь. Человек одетый ходит да сохраняется от холода. Какие мы есть люди, слова не найдём в этом. Скотине мы храним особые условия. Это было и будет везде, поэтому люди умирают. Нас за это природа калечит. Мы ее как свою продаем, покупаем, режем, поедаем, как своё тело. И землей мы пользуемся, как источником. Земля нашего брата держит, как клеща. Мы по ней, как по источнику, рыскаем, что-то ищем, находим, присваиваем, как своё. А когда мы ее как таковую увидели своими глазами, мы её поймали.

    216. Мне мальчик Рома прислал письмо. Пишет, что ему не хватает воздуха – самого главного.  А учёба – хорошо, спорт – хорошо. Я ответил: «Проси Учителя, и всё будет в порядке». Я тоже завишу от природы, не остаюсь без неё так, чтобы не просить. Учитель говорит свои слова: «Дай мне, природа, жизнь и моё учение». Я всегда с природою иду прямо по пути, а вы же такие есть люди, которые без меня ни шагу. Ты попробуй сам лично сделать то, что надумал, а потом возьми с собой меня как такового и проси в этом. А потом сравняй, как будет в этом лучше: моё или твоё. Одна артистка пела, она в субботу должна была кушать. Она это не смогла делать.

    217. Купили капусту в совхозе «Ударник». Это всё Яши работа. Да и машину Яшка имеет «двадцать первую», за ней так ухаживает. Это его такое дело. Он не нарадуется, за ней смотрит, смазывает. Бросил бы еще пить – какая была бы и папе, и жене от этого всего красота. Жить бы да жить, но беда одна такая – мучит выпивка.

     Я раньше тоже выпивал, и крепко пил вино. Но пришло такое время, что надо было бросать. Я бросил пить и других учу самому полезному делу. Мне помогает природа благодаря моей любви к ней. Она меня сохраняет. Мы, все люди, с ней боремся.

    218. Я при такой солнечной атмосфере холодной водой с ведра скупался, мне хорошо. Я вспомнил жену, она мне говорила: «Когда умру, тебе будет плохо».

     1 октября. Такой осенний месяц, которому надо всем людям поклоняться.

    219. Я перед всеми, особенно перед учёными в аудитории. Учитель как инициаторам их доброго дела говорит и кланяется в пояс за всё их хорошее. Как же они нашли такое место, самым богатым сырьём окружили себя, сделали на заводе лучшую продукцию благодаря конструкторам, изобретателям и рабочим. Сложили мы такую машину, самую сильную в мире, для науки заимели. Она у нас на месте не стоит, а ищет в природе то, что надо нам в жизни. Мы бываем в Арктике, летим в космос. У нас есть оружие, сделанное нами в этом деле. Любого врага уничтожит. По делу нашему природному мы живём на этой вот земле неплохо. У нас есть геологи, энергетики. Отыскали золото и страну обогатили. У нас есть всё, а поэтому в природе мы живём хорошо и тепло. Мы этим окружили себя, им хвалимся, чуть не кричим «ура!». А когда приходит на арену жизнь плохая и холодная, то мы… бежим от неё подальше. Не по душе, не для сердца, а поэтому люди от этого уходят. Их сторона не даёт жизни, отчего человек гниёт, умирает. А чтобы для спасения в жизни мы нашли средства, или у нас нашёлся человек, могущий этого избежать, то мы остаёмся в этом бедными людьми. Это всё сделали сами люди, их это было всё. Они добились такой славы, а получилось совсем не то. Как бы они в этом не жили, что они не делали бы, а пришли к отмиранию. Хуже того не может быть. Природа этим их окружила. Они умерли на веки веков. Это болезнь своего рода. Их лучший недостаток. Говорят все люди за это дело: пожил да повольничал в этом, а отвечать не придётся никому. Если это была правда в этом. Зачем меня такого в людях народила, она так зря не бросила в эти условия. Всем людям это невозможно будет, а мне возможно. Природа для всех нас, мы ею пользуемся. День такой же для всех приходит, а затем уходит. А мы в этом жили, живём, и будем жить. Только людьми технического характера хвалимся, чужим добром хвалимся. А природа своё имеет, хочет сказать про это дело, что это наше дело, а не моё дело.

    220. Заканчиваю эту последнюю страницу, которая меня поставила на мои ноги такие. Они меня держат. Я об этом деле сам лично мыслил, если бы этого в природе не было? Моё дело делалось, чтобы получить живой факт. В людях живёт мёртвое, живое стоять не сможет на месте, а совсем неживое бережётся. Живые в земле лежат вечно. Нет этому конца и краю.

    221. Год начинается 1 января. Это месяц зимнего, холодного времени. А затем приходит февраль – последний месяц зимы. А затем наступает красавица-девица весна. Она приходит к нам солнечными лучами, тёплыми днями. Такова атмосфера снег с полей убирает, зеленую траву насаждает. Всё растёт и цветет. А затем лето наступает до самого августа, и опять осень золотая. И так всё живое развивается, одно приходит, а другое уходит. И проходят в этом деле все 12 месяцев, полный год.

    222. Он проходит по этой земле 80 лет как один день, и это время проскочило, его совсем не приходилось видеть. Оно за собой вело атмосферу не одну, а много, холодную и тёплую. Половину жизни придерживался технического, сам себя в труде представлял. Это такая моя молодость. Но вперед шли мои природные дни. Я стал в природе не техническим человеком, а естественным.

    223. Вот и дело случилось с Романом Максимовичем. Он внуку отдал причитающуюся хату, чтобы доглядеть его в жизни, а потом его в кладовую запрёт, чтобы от него избавиться. Его осудили, дом отобрали. Такие дела в людях происходят, а мы хотим в жизни нового.

    224. Солнышко в окошко тёплыми лучами светило. А кукурузные снопы все подвязаны, их надо прибрать, куда следует. А погода на дворе подходящая проходила, люди в огородах копались, кто как и что делал. Без машины дорога сама не оставалась, а водитель был на арене, он эту машину вёл и старался по ней проехать.

    225. Это было в октябре. Тепло стояло. Ко мне (приехала) Бирюкова учительница. Она … болела, старалась попасть к медикам, а они от этого человека отказались. Врачи этому человеку в болезни помогают. «Я – человек, а мне сказали, что я умру, все люди умирают». Они, живые люди, хотят жить,  а природа не хочет, чтобы люди со своим поступком жили. С нею боролись, её убивали. Поэтому она всякими путями старается напасть. Она – властительница всё это сделать, чтобы люди знали, что природа за наше всё наказывает, чтобы другие люди здорового характера знали, что всех такая очередь ожидает. Вы же в этом не гарантированы, вы ничего не делаете, чтобы быть здоровыми. Нас окружают деньги, за которые всё в природе продаёте. Вы природу направо и налево продаёте. Поэтому она нас таких награждает такими заболеваниями. Я, Учитель, для этого рождён с этими силами, с этой любовью… Я всем одинаково делаю, через весь свой организм силу ввожу. Я хочу своим телом, чтобы оно легко зажило. Это такая моя в этом любовь даёт жизнь вечную.

     2 октября. Если бы мы с вами не уходили от другого, и не были бы горды, то всех нас природа не обижала, а то мы ненавидим своим поступком. Если бы мы другому не пожелали то, чего сам не хочешь. Ты, человек своего рода, рождён как все люди. Ты не хочешь с людьми вежливо здороваться, мол, здравствуй, милый такой человек.

 

1977 год 2 октября

Учитель Иванов

    Над Богом суд мёртвыми людьми за их смерть.

 

Набор – Ош. 2012.11. С текста. (1501).

 

    7710.02   Тематический указатель

Бог  5,24,111,196

Учитель победитель природы  6,24,188

Ленин   9

Отец, сын, дух святой  12,74,77,83,84,189,

195,197

Учитель Бог  19, 22,23,36,37,40,110,111,

146, 196

Сазан  47

Война 41г.  54

Враг  60

12 дней в воде  64

Дорога учителя, о воде  70,71

Дело людей  74

Учитель история, молодость  75, 213, 101

Хорошее  плохое  75,96,105

Бог дух святой  84

Чувилкин бугор  30, 91, 108

Оздоровление  99

Болезнь  99, 225

Учителя идея  99

Неудовлетворение жизнью,

Природа  102,115,225

Рождение дитя  103

Ошибка людей  105

Прием  93,106,201

Христос идея  109

Видение Учителя  154

Учитель человек духа  165

Деньги  169

Терпение без пищи 15 дней 170,187,201

Учитель без дыхания под водой 175,190

33 рубля  177

Рождение  ЧБП  191

Просить Учителя  216

Эволюция  68,84,107,198

Сознательное терпение  180,190