Иванов П. К.

Паршек

 

1978.05

Учитель Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

     1. Надя с больными ногами, она страдала много лет. Ее такое желание, оно ее заставило тяжело жить. Она мучилась, она ждала. Я, говорит она, уже  делала и просила: «Учитель, дай мне». Она просит умело, просит и умоляет. Я всех обязан принимать, для того я такой родился. Меня не одна Надя должна в этом деле просить – все люди, живущие на белом свете, кланяться за здоровье, за свою такую жизнь. Она его, такого бедного, обиженного человека окружила такой болезнью, от которой никто ничем не помог.

     Всему дело – это я, Паршек, деревенского села простой необыкновенный человек. Можно сказать, ничего не знает, а природа ему как таковому поручила, и научила в жизни сделать. Мудро продумал и то, чего это следует, в жизни людям сделал. Это есть наше всех жизнерадостное здоровье, нашему телу жизнь энергичная.

     2. Вот вам и суть такой нашей в природе жизни. Мы есть клещики земли, приклеились к ней головами и умом, размышлением всей силы, всей возможности. И так же мы взялись за дело, а в деле есть все. То, что мы делаем, не описать, не сказать. А чтобы запомнить? Это нельзя. Мы с вами не устали бы и ничего не делали, а какое наше условие и какие есть мы с вами? Можно сказать, ленивые, не умеем и не хотим. А в природе есть какие-то качества, их надо умело найти, а на это все имеется счастье.

     Сколько мы на белом свете жили, мы прожили, до одного человека умерли. А чтобы так мы жили, как дорогой Учитель проходил да продумал! Да поделали и недоделали, взяли и умирали все люди. Их уже нет. А сколько в войну их поубивали, их тоже не стало. И не станет такого потока.

      3. Он делается людьми, они все могут сделать. По всему этому не захотят начала, как это делается в людях. Они характер могут потерять, и могут это все найти они, во всем роль играют люди. Им надо веха. Дорога – от старого, бросить и уйти, приблизиться к новому небывалому. А когда мы оставим хорошее и теплое и подхватим холодное и плохое?

     А сейчас едут из Москвы люди, они будут встречать 46-ю годовщину 25 Апреля эволюционной идеи моего здоровья, моей в природе жизни. Она никому такая не мешает, а свое живое меж мертвым ставит тихонько, без всякой такой боли, без всякого такого крика.

     Эта система в людях проходит. Самодержавие и революция не дали никакого удовлетворения в этой вот жизни. Как была такая смерть в людях, так она и до сих пор сильна. Бедных, нуждающихся валяла, и так она до сих пор кладет в землю.

      4. Нет никакого нового. Враг был, он есть воздух, есть вода, есть земля. Если только разобраться с этим делом, они нам родили дитя, мы его встретили живым, создали ему в процессе технику, окружили его искусственным, а химию ввели. Спасибо не сказали за это. Мы пустили огонь, взрываем на куски, плавим на чугун, на железо, на сталь. С чего у нас получается, какой по счету есть спутник, и что он нам дал? Он нам дал ведро порожнее, а мы там воды не набрали, спустили его на землю. А враг был в людях, так он остался. Мы адской мысли не знаем, она может появиться с ничего, и станет делать.

     Это я такой человек, родился, как и все люди, живой энергичен. А мы, люди такие, живущие на белом свете – богатые люди, живем хорошо и тепло, все у нас есть.

      5. Встречает меня природа зимой снегом бушующим, в сугробах, а люди – по-своему, по технически, по искусственному, в химии. По шахтерскому, что было, то и мне представили: одежду, пищу и жилой дом со всеми удобствами. Живи ты так, как и я начинал. С самого маленького дела меня учили, и долго внедряли теорию, практически трудился в шахте, на заводе. Сам себя вел, чтобы лучше от всех, 35 лет эту чужую систему до самого сознания, что определялось бытием. Все это, делающее мною, я не признал за истину, стал с этим разбираться, дело нашел. Самое главное, в людях есть могучая и неумирающая сила, я стал меж ними выслуживаться, им свое здоровье через руки передавал. Я лишь бы тронулся к человеку,  нездоровье где-то девалось. А сейчас принимаю через весь организм совсем умом. А теперь жду такое в людях, такое время, такую силу, когда сами больные попросят.

     6. Всех больных людей выведу как таковых. Это тогда, когда тюрьмы освободятся, административное лицо откажется, уйдет, его не станет; ему делать будет нечего. Люди не будут делаться преступниками. У них родится сознание и то пришедшее бытие. Это, что было в жизни, его больше не будет. Люди хорониться со своим добром не будут. Все станет просто, каждому человеку доступно. У людей будет иной поступок. У людей своего родного не будет, будет общее достояние. Это все сделает природа.

     Если бы не она, я в жизни не был таковым, как люди меня видят. Они его не знают, а когда они узнают, то не так запоют. Их было дело одно, и другое надо делать, а когда сделают, у них получится живой факт, у человека его болезнь исчезнет. Вот какие есть меж нами дела такие.

      7. Мы сами это вот делаем. Чуть что такое, уже говорят, заболел. Поболел, поболел, и умер на веки веков. А чтоб другое что-либо нашли и сказали: не болеет, а живет, и не думает умирать! Лучше бы было такое дело, которое заставило жить, и крепко – вот тогда-то можно сказать, эта история истинна. Она до сих пор жила, живет, и будет она жить.

      Если мы с вами за это вот возьмемся, мы обязательно в этом добьемся. Наше такое дело – мы будем жить, да еще как будем жить. Этому конца не видать. Это вот наука, из наук наука.

     Она хочет такую науку заиметь? Она на одном месте не стоит; сегодня таблетка, завтра шприц, а послезавтра нам, если это все не поможет, то ВТЭК, а ВТЭК списывает актом. Многие лежат в постелях беспомощно.

      8. Так вот я вас как никогда просил, чтобы меж нами был Покровский и Блохин, и Николаев, помощники моей души и сердцу, на ком я должен базироваться. Спрашиваю, что вы сделали моей просьбе? Я вас таких вот просил, чтобы вы помогли в моем таком деле. А Блохин, что сделали с тем письмом, которое вам писали сами больные? А вы испугались или не хотели, чтобы появились к вам.

     1978 год. Мы в нем как таковом живем да думаем. Сделать приходилось

очень много дел, да еще какие дела были, все делалось человеком. Он это время ждал, а такой день где-то. Для этого всего солнышко так же само приходило ежедневно таким, погреет лучами своими, а потом уходит. А то, что было в природе, его некуда деть. Как был воздух, так он и остался в своей такой вот жизни.  Вода тоже была, так она и есть сегодня.  А земля как была на белом свете, так она и до сих пор жива и энергичная, на себе живое держит, особенно человека, который вооружен технически, искусством окружен, а химию ввел.

      9. Казалось бы, в этом во всем жить бы да жить, а природе не по душе их поступок; он был такой, он такой в жизни и остался; к этому всему любви нет.

     Атмосфера все нам рождает и дает свою славу. Она своим магнитом, своею правотой держит всех нас, людей, в прахе. Они там лежат все в прахе, ждут его прихода на Чувилкин бугор. Меня  признают как такового все люди всего мира. А когда заговорят об этом люди всего мира, то тогда и станет на арену для всех нас бессмертие. Это будет и обязательно будет.

     10. Мы, говорят люди, знаем всю молодость Паршека. Он был шалун с шалунов, боялся природы, как и все люди. А как же ему эти силы дались, он между нами был таков? Это всему дело – сама природа. Она это все сделала на Паршеке, он ею осветился, стал быть таким, как сейчас он есть. Мы все этому делу поклонимся низко до самой земли за все, сделанное Паршеком. Он – спаситель всего мира. В людях тех, кто знает Учителя, и кому он дал здоровье, это он есть Бог земли. Как вы скажите о нем, если он открыл глаза женщине в Магнитогорске? Мы его назовем Богом всей нашей земли.

     Мы будем, что святого духа; здоровое тело – здоровый дух. А мы не имеем его в себе. Мы – бедные в этом деле люди, огородились техникой, искусственное сделали, химию ввели. Если она от нас отберется, то жить будет нечем.

     А Паршековы силы, они живут сейчас, и будут они жить без этого всего.

      11. За 46 лет без всякого этого тысячу раз можно умереть любому человеку. А Паршек сдержал это свое. А если он это сдержал, уже ему есть заслуги вечно бессмертного человека. Ура – нашему Паршеку, Учителю дорогому.

     20 апреля 1978 года не надо было идти на переговоры, а пошел. Меня дело идейное заставило, чтобы я знал сон грядущий. Он меня обстриг, я видел себя: за маленький палец большой ноги зацепился, до крови об асфальт разбился, как никогда, упал, правую сторону груди ушиб и крепко.

     Я много на это вот работал. Нуждающемуся подал 10 рублей, сам себе сказал, я, мол, даю этому человеку за то, чтобы у меня не было никакой болезни. Вот кому я отдал. Она получает 23 руб., никто ей не поможет, нуждающееся лицо эта мамаша. Я ее опознал до тонкости. Тут мне как таковому скажет наша мать-природа, что я неправ?

     12. Я был, я есть в природе, и буду таким, которого на земле не было, и не будет он таким, как он себя показал. Такой не рождался в природе, и не было такого меж нами такими, и не будет. 

     Заставлять кого-либо – никого не заставляю, но прошу, умоляю.  Ценю, храню, как око – делайте мое дело. Есть живой факт: когда делать будешь это все, не будешь простуживаться, болеть; все твои имеющиеся болезни исчезают, а вновь идущие бессильны, чтобы напасть. Вот чего Паршек в жизни нам открывает – предотвращение от любого врага.

     Учитель на это нас всех учит. Никто не виноват, кроме самого, а виновных бьют. Учить теоретика не надо. Надо свое ставить, а другому не мешать. Вот эволюционная сторона одна из всех, она была, она есть, и будет она. Партии не было, а создали ее люди. А эволюция есть сознание и бытие здесь. А с ничего жить надо, и умело, хорониться не надо.

      13. Любить нужно природу как таковую, она нам простит. Эволюционный человек, он пришел на землю не за чужим, а со своим живым энергичным телом. А чужое есть чужое. Ему надо, чтобы человек был волен в своей жизни. Это будет дело, он – господин, захотел он – сделал, ему в жизни не надо администратор; он сам знает, что делать в природе в жизни. Он должен мудрецом все сам делать.

     Надо приучить себя, чтобы вежливостью обслужить дитя, чтобы оно понимало, что его просят… не надо присваивать к своему имени. Надо считать общего характера. Вот тогда мы будем жить независимыми. Зла никакого меж людьми не будет, а будет любовь во всем деле. Зарплата малым, старым будет одна – 33 рубля; обиженных не будет; мало нам будет – всем прибавим. Работать сознательным, всем надо сознание, без всякого сознания мы не будем обходиться. 

      14. Раз надо, значит надо. Жить мы хотим – значит,  надо ее строить; зависит от нас от всех. Никакой тюрьмы, никакой больницы не будет, а будем жить по эволюционному. Хочешь работать – работай, нет – не надо; сиди получай то, чего следует. Это все береги,  как свое добро есть.

     Мы на это все строение приглашаем весь мир, все человечество. Мы не уходим ни от кого и не огораживаемся ни от кого. Хочешь жить по нашему условию – приходи, вступай в такое общество и живи с нами, такими правами пользуйся. А чтобы другого чего-либо, у нас ничего не будет, а будет между людьми своя родная введенная любовь.

      15. Друг дружке будут помогать. Захвата – никакого, войн – никаких. Все люди равные получат права на жизнь общего характера, искать в природе полезное в труде. Но не будет никакого командования, никакой юстиции, никакой военщины, никакого насилия, а будет просьба одна из всех наша, такая она есть. Просящему везде и всюду давалось, дается и будет даваться. А когда стучишь? А стучащему отворяется. Это было, это есть, и оно будет. А кричащему отзываются и спокойно. Будут все люди чувствовать хорошо, а если всем хорошо то, что может от этого быть лучше?

     Когда сам нарушаешь это чужое право, сам самовольно, на это твое все для всех нехорошее люди привыкли смотреть и делать. Люди не научились близко стоять к своему родному. А чужое, оно есть чужое, никем не храненное, а всеми нарушается, оно как таковое не бережется никем. Своим считается живое, воодушевленное. А чужое? Оно есть мертвое.

    16. Свое есть то, что мы чувствуем; а мертвое есть то, чего не чувствуем. Это можно сказать о деле моем, оно считается близким своим.

     Это день уже простительный. Мы оставляем Красный Сулин и сами едем все на Чувилкин бугор. Это будет эволюционный праздник. Приехали на вот этот бугор москвичи, моей идеи люди. Они этому празднику поклоняются, ему как Богу верят через их мучительную болезнь. Это все сделала наша мать-природа. Она нам всем дает знать о положении в природе мокрою, дождливою погодою. Она провожает, она встречает живое такое тело.

     Вот где живая скромная истина прояснилась и процветала – число такое, которую можно было посчитать; это есть одно из всех чисел. 51 человек, они пришли на этот вот бугор с любовью, кто как стал ему, этому бугру, поклоняться, на его вид смотреть.

      17. Это наше общее благо, достояние нашей всей жизни, вся в людях есть любовь неумирающая это жизнь. Мы ехали автобусом, нас вез легко Святой Дух, это была чистая неумирающая правда. Ореховка воссияла этим вот приездом, нас окружило сияющее красное солнышко. Мы все до одного человека в один голос громко закричали: «Ура». Это была в природе международная любовь.

      Мы на этом бугре вспомнили о нашем одном мученике, о заключенном да умалишенном человеке всего мира. Их как таковых всех давно надо простить и освободить. В жизни виноватые не они, а мы, такие вот есть люди, которые заставили этих людей быть такими. А теперь им будет такая слава, она нам будет удовлетворение. Если мы это в жизни сделаем, то у нас знание будет иное.

      18. Учтите, если бы не вы со своим карманом, со своей ненавистью, вы бы не увидели такого человека. Он вами рожден через свою ненависть.

     Чужое не дало вам здоровье, а отобрало его, положило в койку, он окруженный администрацией. Его дело – лежать и подчиняться. Кому? Да тем лицам, которые не заслужили славы, а сами единственно запели: «Это слава всем». А те люди, которые ее заслужили?

     Бугор – это место мое родное, оно каждого удивит. Люди на это все придут и скажут ему как таковому: «Не делай, ибо жизнь твоя коротка».

     Учти, мои слова есть орган всех людей. Они меня встречают, и они своею любовью провожают меня, мою идею представили на любом и каждом месте. Он был, он есть, он будет. А люди, они хотят его такого видеть, он будет видеться. А когда он не будет видеться, то что, это надо?

     Люди такие, а они всегда думают. Они сами хорошо знают, для чего сюда приезжали.

      19. Вот какие дела, нас как таковых условие заставило. Мы сюда все как один приехали через Учителя, он нас таких нуждающихся больных привел. Мы приехали сюда ради здоровья своего. Здесь для этого дела бугор на этом месте сохранился людьми, кругом его окружили жилые построенные дома. Воздуха здесь достаточно, нет в жизни близко таких вредных условий. Земля, никем не тронутая, лежит зеленой целиной. Одна только скотина там по ней ходила. А вода родниковая, сюда она поступает с многих расположенных ключевых колодцев. Так что здесь в этих условиях лежит для человека одно богатство, одно здоровье, кто этому делу верит. Это не наука медицинская, здесь нет никакого подчинения такого, чтобы живому телу кто-либо делал свою неприятность.

      20. Тут в этих условиях, в этом деле нет вредного для жизни, а есть минерал. Вы должны знать, что в природе нет естественного ножа. Она за это все, что делают люди для нее, неприятель есть.

     Это вот такое есть место, к которому идут все дороги, они делаются людьми. Их дело одно – обязательно на этом месте быть. Учитель это место избрал, он практически изучил как таковое от самого запада до востока, и от юга до самого севера, где люди живут да много размножаются.

     Их дело одно – делать, а в природе дел не начатых больше, чем делающихся. Это дело не сделается, с людьми это дело остается, а его жизнь кончается. Мы с вами неправы: мы делаем то, чего не следует. Вот в чем вся суть – все такое дело.

      21. Люди знают, что будет в жизни с ними такими. Вот как они есть в природе, она их учит. Они дерутся на высокую гору, им как таковым хочется на нее такую взобраться и там, на этом вот месте, что-либо такого в жизни сделать. Они хотят своим умением перегнать других, таких же самых людей на земле, свое сделанное показать и хвалиться этим вот самим. Пусть они подумают об этом, что в жизни им надо. Особенно они ищут такой в жизни выход, против любого агрессивного врага такое оружие, которым можно будет предотвратить самого злейшего врага.

     У нас прогрессирующий во всем человек, он копается в природе, ищет для себя в жизни простор. Ему хочется в жизни сделать то, чего в жизни в людях не было. Это их тайна, она делается людьми.

      22. Они захватили свое собственное такое место. На этом месте они придумывают между людьми такое дело в жизни сделать. Они стараются своей национальности что-либо хорошее сделать, чтобы им как таковым и их людям от этого всего было легко. Этого в природе все люди ищут.

     У них одно-единственное мучение – это по природе в людях прогрессирует на теле болезнь. Она природою сажается. Человек, с нею он воюет, против нее вооружается, делает огонь, палит, сжигает условие. А природа в этом естественно терпит, она управляется свои раны заживлять, это на других людей сажать, им оружие для этого создавать, они без него жить в природе не смогут. У людей для этого дела есть огонь, на кусочки это природу рвет. Природа их поодиночке кладет один возле другого. Какая она была в этом деле, такой она осталась неумирающая.

      23. А люди были сильные, умственно развитые, организованными людьми, командовали до тех пор, они были в жизни своей дельцами. Их дело оправдало? Они никогда этого не думали, что им, таким сильным, в их жизни придется умирать.

     Они, эти люди, своим умением революцию ввели, самодержавие прогнали, сделали в людях Советскую власть. Сами они стали распоряжаться природой. Она им все давала, им дает, чтобы они жили хорошо и тепло. Но плохое и холодное, она не забывала им это дело давать. В природе силы такие, она для этого все имеет, людей всех смертью удовлетворяет.

     Все люди своим развитием крепко больные, их ждет очередь, завтра другому откроет. Он, человек, своей болезнью заболеет, будет он крепко болеть, поболеет, и на веки веков умрет, его не станет. Все стоят на очереди, ждут своего пришедшего дня.

      24. Он даром к нам не приходит, кого-то с собой он заберет. Это силы природы, естественная сторона, она ни с кем не считается, а всех до одного подряд кладет, и не жалеет. На это место другого ставит, его делает дельцом, вооружает против самих себя – это же люди людям мешают. Они имеют свое национальное оружие, они сами себя защищают. Эта кровь лилась между ними, она льется и до сих пор ими за свою родную национальность, (она будет литься) до прихода на землю Бога, он их усмирит.

     Это всему дело есть Чувилкин бугор, он к себе дождался Учителя. Он пришел на эту землю не выбирать своих, он пришел ко всем одинаково, все для него есть люди. Он любит всех, все национальности, и хочет сказать о своем деле. Это есть всем вам одинаковое дело – любовь природная, найденная в жизни своей Учителем.

      25. Он это место раскрыл, он этим местом огородился. Сюда люди пришли, не один, их пришло сюда очень много. Все они сюда пришли за одним здоровьем. А об этом здоровье люди не знают, что делать. Это их такое дело. Говорит человек: «Я должен для этого всего сытнее покушать да потеплей одеться, а в дом зайти со всеми удобствами пожить». А на это всё природа велика. Она такая мать, ждет от нас от всех милостыни, она же есть для всех нас мать.

     Мы же, люди, своим делом в ней не удовлетворены. Нам надо такую мать-природу, которая б неотложно давала, и давала беспрестанно. Она говорит: «Я жила для вас таких, сколько не давала, и в любое время дам, лишь бы вы довольны остались». А мы это добро, это все собираем и к себе прибираем, говорим «мое», а тогда что хотим, то и делаем. Это добро считаем не чужим, а своим. А что чужим считается?

     26. Его только от чужих людей свои люди берегли, а свое чужие теряли, теряют на веки веков. Чтобы его сохранить от своих, это нельзя сделать. Оно меняется; то к одному, то к другому переходит, это природное.

     Так и год, идущее время, оно проходит не одинаково, а бывает и все равно. К этому идущему времени люди со своими силами готовятся. Времен четыре, они разных сторон. Одна – рождающая; другая – зреющая; третья – упраздняющая; а четвертая – холодная зима. Снег на землю выпадает, а люди все в халупы, то есть в дома заходят. Они приготовились со своими техническими силами, с искусством и химией.

      27. Чувилкин бугор – это 25 апреля, он всего мира всех людей земного шара, он есть Полумесяц, Красный Крест, международное здоровье. Сюда пришел Учитель со своими силами для того, чтобы спасти от нашего врага все человечество, чтобы между ними всеми зародилась в их теле любовь. Она должна принять всех нас таких обиженных, больных в природе людей, их научит Учитель, что будет надо в жизни делать, чтобы люди наши всей земли не болели и не простуживались, а жили в своих условиях продолжительно, чтобы их природа считала их у себя заслуженными людьми через их поступок. Их Учитель учит на благо всего дела, они должны это делать. А в деле вся наша жизнь, оно нас всех сохраняет. Мы в ней выхаживаем сердца, наши души не хотят видеть у себя любого врага. Мы не хотим, чтобы у нас над людьми административное лицо, чтобы молодежью командовали. Чтобы их не заставляли, а просили их во всех условиях. Чтобы наш человек не попадал в преступники, и не болел, и не простуживался, окружался эволюционной стороной.

      28. Чтобы все люди были такие, чтобы наши тела живые об этом деле говорили, а делали еще больше, чем следует. Это их выход. В этом роль болезнь не играет, а играет сам человек. Кому это будет в жизни надо. Только нам таким всем людям.

     Что мы с вами такого сделали, и что у нас в таких вот есть, если мы такие вот люди в этом во всем со своим развитием живем хорошо и тепло? У нас есть экономика богатая и политика, режимная тюрьма, она развивается за счет преступного мира. Также растет больница за счет простуды и болезни. Мы – технические, в искусственном люди, химией огороженные; все у нас таких есть. Мы сидим на своем облюбованном месте. Чтобы им человек кто-либо другой не овладел и не воспользовался как своим добром, мы его как око свое бережем.

      29. Говорим: «Это наше, никому из всех не дадим». Для этого всего делаем оружие, им вооружаемся, всем нападающим говорим: «Не лезь на наше, на нашу такую собственность». Она нами бережется. Для этого мы вооружаемся, делаем оружие, чтобы от агрессора отбиваться.

     Люди неодинаково в жизни своей развиты, в одного есть возможность все делать. Они экспедицию организованно посылают. Готовятся в этом деле найти в жизни что-либо новое людям. А как человек в жизни своей простуживался, так он болеет. Его окружило горе с бедой. Он сам от этого всего не сможет избавиться, средств на это нет, и не нашелся на это все человек, чтобы нашему бедно обиженному человеку помог, чтобы человек не мучился и не умирал. Этого вот мы с вами не научились, и не делали мы с вами, и не умеем делать, чтобы в жизни это получилось.

      30. Как умирал человек, так он и будет умирать в этом. Мы со своим развитием, можно сказать, для этого всего ничего не сделали.

     А вот наш Учитель. Эти средства – это место Чувилкин бугор. На него как на такового без всякой потребности, а с естественным телом взошел, и руки вверх поднял, громким голосом закричал: «Моя Победа». Что мы в этом во всем на этом бугре имеем? Одно живое неумирающее тело от Адама лет, то есть от времен Адама. Лежит зеленью покрытая целина. Весь ток, электричество, магнит. Вокруг омыто водой ключевой, а воздух, идущий без конца и края. Это все богатство естественное, природное – воздух, вода и земля – найдено в природе Паршеком.

     31. Он за этот вот бугор не раз подвергался блюстителем порядка, ученым психиатром со своим развитием за то, что Паршек смог сам себя заставить близко стать к природе. Паршек не побоялся воспринять холодное и плохое, им окружить себя, а его за это ударили по голове. Он, мол, «ненормальный». Это все дало хорошее и теплое.

     Нет на белом свете такого места, как есть этот Чувилкин бугор. Он через свое все является общим достоянием всего мира всех людей. Мы через этот бугор сделаемся родные, любимые, вечно живущие люди всех национальностей. К этому месту разрешается доступ свободно. Это значит, люди должны все до одного человека на него взойти без всякой такой потребности, которая не станет нужна. Это будет на человеке бессмертие, которое будет вводиться в людях. Здесь на этом месте люди заслужат жизни, но не смерти.

     32. Бугор Чувилкин, он для того на этом месте открыт. Он расположен удобно для того, чтобы к нему автомашины, автобусы всходили, народ приезжал и уезжал. Мы должны этому вот месту своими головами низко поклониться, а потом взойти на него и поднять руки вверх и закричать «ура» этому делу. Для того это все делается людьми. Они делают технически, Арктику открывают, космос завоевывают – это все порожнее ведро. А вот естественная сторона, природная: воздух, вода и земля.

     Чувилкин бугор, он нам родит без всякой потребности человека, он своим делом покажет Бога. Он подсчитает все свои силы и скажет всем живущим на земле в своих условиях: люди, это есть для жизни все.

     Им надо дорога. Вожак – человек, он этим окружил себя, показал свой след, свою такую дорогу, этот вот бугор, его все условия. Он нас всех к себе приглашает.

      33. Земля этого места не тронута  никем, оно никем не занимается, полумесяцем водой окружено, воздух там бушует вовсю. А жизнь дается там любому человеку, лишь бы он взобрался на вот этот бугор. Он свои (руки) поднимет и скажет вслух: «Победа моя». Учитель его или ее положит и примет, своими руками через организм силы введет, а потом поведет в колдыбаню в воду, скупает, пробудит нервную центральную часть мозга. Вот тогда-то спокойным будешь, болезни имеющиеся исчезнут, а вновь идущие болезни, они бессильны на человека напасть. Вот чего этот бугор, это место, вам, как человеку, даст. А чистый воздух нижет иголками, для человека это есть одно здоровье.

     Никто не даст в этом избавления. Его как такового встретила в его деле природа, она этим вот не удовлетворилась, взяла свой гнев на него положила, ей как таковой стало не по душе дело.

      34. Другой, это все он стал делать, это дело сам лично. А в деле есть в природе борьба, она заставила человека то делать, что человеку не по душе. Природа, она такая мать.

     Этот бугор находится в Ворошиловградской области, Лутугинского района, село Ореховка, оно это место имеет. Его как таковое природа Паршеку сохранила. Она все сделала для жизни всего человечества всех наших национальных всего мира людей. Это место, этот бугор, он каждому человеку без всякой оплаты, всем доступно. Человек должен быть здоровым через это все. Только узнает об этом человек, что в людях есть такой для здоровья бугор, то тут же сменится его или ее здоровье. Оно своими силами окружено: водой, землей, воздухом и людьми. По земле надо будет ходить, воздухом удовлетворяться, а водой пробуждаться.

      35. Все это люди и будут делать на свою пользу, чтобы люди не болели, не простуживались; они этим удовлетворены.

     Мы, все люди, родились для жизни, но нас с вами окружило в этом наше незнание. Мы в этом во всем стали делать для того, чтобы в этом жить, а жить приходилось не плохо, а хорошо и тепло.

      Учитель, для этого он в этом деле родился, эту историю сам создал. Его дело – об этом думать, мысль его привела прямо по дороге в эту вот цель, на это вот место. Я его как Учитель избрал, практически изучил, как такового заставил, чтобы это место было для всех людей полезное. Учитель – делец по этой части. Если бы люди знали об этой вот идее, что она такая есть созданная в людях Паршеком! Он нашел сам этот бугор, применил его на это вот такое дело. Учитель борется, Учитель кричит с этого вот бугра по всей жизненной системе.

     36. Этого люди не знали, а теперь они об этом деле узнают. Это есть начало. Лишь бы только человек, он в этом зародился. Нам надо один человек, он нам так же самое прибавит другого человека, которого в жизни, никогда его не было. А сейчас для этого родила природа, она его подготовила, поставила на ноги, крепость ввела, терпение на это вот все. Он на бугре сам себя покажет, как такового человека, он не будет так кушать и одеваться, так и домом. Вот какая будет великая в природе история, она будет начинаться на самом бугре. Мы это все намеченное сделаем, у нас на это силы есть; бугор заставит это сделать, он своим магнитом притащит, как удав животного.

     Человек – это писатель, это болельщик о жизни, он боится умереть через такое людское адское вооружение.

      37. Люди технические так вооружились, если только начнут воевать, это оружие применять, то земли не станет, она разрушится. Это думки складываются в ученых. Они не знают, что делают; думают, избавиться от этого дела, от этой войны. То ли они пишут, хотят избавиться от этого, обуздать. Моего дела, Учителя, не знают, что природу обмануть нельзя, она в этом сильна. Она человека родила, его такого, как он есть, с мыслью, с делом, которому пришлось разуметь об этом Чувилкином бугре. Он нам докажет, он нам покажет все то, что надо.

      Это первый такой человек. Он больной, нуждающийся в помощи человек, он этого дела заслужил, ему надо помощь. Он нас просит как таковых, а наше дело одно – человеку надо беду или горе прогнать, чтобы ему сделалось легко.

     38. Это такая наша всех задача, чтобы человек наш земной пришел на наш такой бугор со своим нездоровьем, со своей любовью, и этому бугру поклонился, сказал вслух: «Учитель, дай мне мое такое здоровье». Три раза он должен сказать это, а потом после этого всего надо будет спуститься к воде в колдыбаню, она должна этого человека скупать, пробудить как такового. Он нас просит, он нас умоляет, чтобы ему помогли. Самое главное – это будет природа: воздух, вода и земля. Условие бугра, оно дает этому человеку здоровье. А когда он это здоровье на бугре получает, он никогда о нас не забудет, он скажет, где это надо. Мы его голос услышим, скажем «спасибо». Это будет в этом начальное никогда не умирающее. От кого зависимое? Мы добьемся одного в людях – мира, любви во всем мире. Вот что наша идея несет – жизнь в людях. А мы про это не знали, не хотели, и не умеем то делать, что делает Учитель.

     39. Он нашел это место, этот бугор, его на себе практически разработал. Теперь не страшно будет на этом бугре босой ногой поступать: по этому бугру сам Учитель ходил да думал. Он прославлял каждого человека, чтобы ему в этом было легко, враг свои такие силы сдал и не стал мучить. Это забота об этом деле Учителя, он по природе так думал да гадал об этом враге, об этой истине, она должна распространиться по всей нашей земле. Это все сделает наш великий этот неумирающий бугор.

     Люди о нем не знали и об этом не ведали, а сейчас этот бугор, он не будет лежать так, как он до этого времени пролеживал. Он раскрыт своими лечебными минералами. За них ухватятся все земные люди. А раз люди об этом деле узнают, обратят внимание, они станут делать. Их одно желание – на этот бугор добраться.

      40. Будут учтены льготы  бесплатно добираться на этот бугор.

     На этом бугре Паршек свое место займет и каждому человеку через руки силы даст, передаст силу воли. А силы – в природе: воздухе, воде и земле – что нам в жизни породило, то нам в жизни помешало. А потом сжалилась и простила нам, дала возможность окружить себя здоровьем. Это не то, что много поднимают, а наше есть такое понятие. Вот чего мы в жизни добиваемся – жизни в природе, но не смерти.

     А когда нам, таким людям, откроются ворота на весь мир, всю природу, она таких нас вот всех пожалеет, обнимет и скажет нам всем свои любимые слова: «Я тут совсем не виновата, виновны вы сами; никто вас не заставлял, чтобы вы это дело делали. У вас эта охота родилась как никогда, свои лично вы силы в процессе развили, она вас окружила. Если бы вы не трогали своим делом природу, она бы вас не беспокоила. А раз вы за это дело взялись, то не обижайтесь, это вина ваша.

      41. Я вам прощаю, как таковым мученикам. Вы не жили, а промучились. За вами гналась стихия и давала горе и беду. А этому всему делу помогает Учитель, Победитель природы, Бог земли. Он пришел на землю для спасения в жизни».

     Люди дожились до того, хоть уходи с жизни. Разрываются бомбы, земле приходится терпеть, а люди гибнуть будут. Вот к чему наша техника ведет.

     Спасибо скажу, и надо сказать этому бугру, этой колдыбане. Мое это начальное детство, а оно когда-то делалось. Мы же есть деревенские необтесанные ребята, они то делали, чего это надо. С самой горы вниз старались бежать от жаркого солнышка в воду, купались мы там, дни просиживали. А теперь мы не купаемся, а пробуждаем свои тела, не летом, а зимой. Это все делается всеми людьми.

      42. Кому не надо это здоровье? Всем начальным людям этот бугор, эту колдыбаню, всем не забыть.

     Такого дела, мы его не знали и не делали, а старались это заиметь. Это есть истина одна из всех. Люди не сосредотачивались, они не пользовались этим бугром, этой истиной. Учитель верит этому всему сделанному, все это как какой-то в жизни источник. Это не техническая в искусстве сторона, химией окружена. А просто можно будет это все назвать: это естественная сторона природы: воздух, вода и земля – что нам, всем людям, дало необходимое живое и мертвое. Живым удовлетворились, мертвым сохранялись. Это было, это есть, и это будет. А вот эволюция идет, это не бывалая единица, а вновь рожденная единица. Она уцепилась за такую штуку, за такое вот дело, за этот бугор, за это вот место, где земля укрыта травой целинной, камни украшенные с видами.

      43. Самого Учителя, его видели на этом бугре люди вновь заслуженные. Он первого человека туда послал для испытания на нем здоровья. Это пробное, великой жизни проба. Лосев Евгений Федорович, казак, он писатель. Сообразил свое дело много тысяч рублей. За свое все это дал мало, поэтому вся эта история учеными запуталась. Нашего писателя суд разбирал, в пользу как будто ему. Он с претензией. Его окружила  мучительная неизлечимая болезнь. Он обратился со своей умирающей просьбой к Учителю, чтобы ему избавиться от этого диагноза. Он, по его такому рассказу, где только не лежал в больницах. Ему приходилось попадать в Кремлевские условия, где пролеживают люди заслуженного характера. Ему там представлена одна палата, телефон, все такие услуги им, но здоровье такому не дают. Как была болезнь, так она осталась.

      44. Это его была обида на простую какую-либо больницу, куда приходилось попадать. Он тут, как и все люди незаслуженные. Ему место пока коридор, ввиду нехватки мест. А когда окажется место, его переселят в палату, где лежат люди, по его мнению, быки. Он недолюбливает людей психически больных. В его рассказе идут начальные люди в сельском хозяйстве, он избрал идею показать доярку, свинарку, птичницу, трактористку, человека хлеборода. Он к железу не приучал хвалиться. Ему нужен человек выдающего характера. Ему все сбившиеся люди, которые попали в беду, в горе, они не люди, их надо судить законом, чтобы в его духе воспитывать. У писателя строчки не получаются писать, он мертвого желает, природы. Сам себя считает честным в труде человеком. Тунеядца гонит с жизни.

     45. Одно время я был тунеядец, так ученые решили. А когда ты заболеешь, будешь болеть своей болезнью, куда пойдешь за помощью? А помощник я в этом горе, беде, оно гонит человека любого в могилу, как тебя дельца. Ты писатель, ты корреспондент, ученый человек, подумай, за что ты живешь? Мне, как Учителю, показываешь первую цифру; тебя спасает в этом деле рубль, ты им дышишь. У тебя твоя тысяча, за них ты хочешь в людях построить школу, детей учить. Это твоя такая помощь, как ты сказал, за эволюцию.

     Он был делец из дельцов, детей учил, школу свою имел. А вы спросите о его последовательности в жизни, что он делал? Людям сапоги шил, это его не удовлетворило. Он умер  в одного дежурного по станции.

     Я, как Учителя своего дела, прослышал о твоем намерении переехать с Москвы в хутор, там купить домик и вольно жить. А здоровье кто даст тебе? Учителю деньги не надо. Он без денег помогает.

      46. А ты хочешь получить свое прежнее здоровье, чтобы им в природе воевать; своими словами окружать бедных людей и за счет этого жить. Учитель таких писателей гонит с земли, такому человеку жизни нет в природе. А эта проверка Учителем так делалась, делается, будет делаться. Чему быть, тому  не миновать.

     Умирать надо будет такому человеку, кто не заслужен, он не должен жить. Чувилкин бугор любит правду. Я для пробы своей послал первого человека незаслуженного, чтобы он об этом знал, что ему тут не место. Бугор для обиженного человека, но не хвастуна исторического человека. А таких верующих в одно хорошее нам не надо. Нам надо мировоззренческих. Свое жизнерадостное не надо, эта собственность никуда непригодная. За это все наша природа, она нашего брата наказывает.

     47. Я приехал с людьми из Москвы по части своего приема. Я никогда не забывал и не забуду за такой бугор, за такое дело, которое мы, все люди, совершили. Они там на этом месте, на этом бугре. Мы взошли, и через Анну Петровну громко, вслед за нею. Она так сказала: «В честь нашего дорогого Учителя, ему Ура». Они все громко в один голос закричали: «Ура – ура – ура». А это было как раз возле села Ореховка, она эти действия видела, слышала такую толпу, таких людей, которые это дело делали ради Учителя нашего дорогого. Мы все это сами.

     Учитель на этом бугре через свои руки принимал, нам свои силы вводил, посылал в колдыбаню всех по паре купаться. Они там, их как таковых Валентина Леонтьевна, друг моей жизни. Так она делает все, как делаю я. Она мне верит больше всех.

      48. Ее мысли такие проходят по природе обо мне, что это я есть истина, я есть Бог этому бугру, этому месту.  А все люди, тоже такие люди. Все как один они этому верят и делают для этого всего. Они в холодной воде купаются, воздух они в себя тянут вдохом, выдохом; а потом чтобы человек с человеком встречался, друг с дружкой здоровался да свою вежливость представлял. Об этом бугре истина осталась, и люди остались довольны.

     Чувилкин бугор, он не так просто найден в своей жизни. Это место нам, всем людям, предназначено. Предназначено шефство на этот великий бугор мужчины и женщины, Учителя помощницы, второго пришедшего в жизнь лица, источника первого начала в природе Паршека.

      49. Это такое было первое эволюционное дело заставить такого умницу, такого писателя на это все согласиться. Такую экспедицию два человека на это вот место послать – это первое начало сделано Учителем. Они поехали туда на бугор под командою, их для жизни послал Учитель, чтобы об этом деле знали все природные люди. Они в природе для этого всего не имели никакого такого оружия. Поехали они без всякой такой потребности. Они поехали туда не к маме, не к папе. Их послал туда сам Бог Паршек. Он прежде всего подготовил этого вот человека Лосева, он болел неизлечимою природной болезнью, он был на пороге смерти. Его окружила природа, как писателя, как теоретика в этом во всем.

      50. Он своим понятием, своей такой историей по белому свету прокричит свое громкое «Ура». Ему как таковому люди ученые как истине поверят, он корреспондент. Его слова – править в природе правду, она оказалась на Чувилкином бугре. На него поехал сам корреспондент, доверенное лицо партии, писатель. Он теперь об этом должен писать людям одну из всех правду в природе. Они туда поехали за здоровьем, их там принял бугор, он им создал свою неумирающую силу. Они должны согласиться с силою Учителя, он их послал туда для этого дела злых, не кушавши. Они туда отвезли смерть от живущих людей, а теперь привезли жизнь мертвым людям.

     Эта Учителева идея, она нас таких не кормит, не поит. Без всякой потребности мы, все люди, научились так жить. Учитель нас учит: хочешь жить – иди на бугор, он там тебе даст твое имеющееся здоровья, ты больше не будешь так умирать, как мы с вами навсегда умирали.

     51. Я, как автор, об этом деле я пишу, хочу всем людям доказать об этом огромном месте, об этом бугре. Он нами всеми сохранился, теперь он живой и воскрешающий. Мы этим врага победим, нам не будет страшна нейтронная бомба, она не будет нужна. Мы с вами не будем в жизни врагами. Мы через этот вот бугор поделаемся в жизни вечно неумирающие друзья. Между нами завяжется любовь, мы полюбим природу, хранить будем ее, она нас пожалеет, не будет нас таких наказывать. Мы будем в ней заслужены. А заслуги мы получим через этот Чувилкин бугор, через наше это место. Мы его шефством окружили себя. Писатель нам, всем людям, об этом напишет, своим словами расскажет правду. Она нас этим вот окружила, для нас, таких людей, потребность отпала.

      52. На арену пришла эволюция со своими силами, свои дни как таковые принесла. Мы стали после этого всего жить не так, как мы до этого жили: простуживались, болели и на веки веков умирали. Эта история нам всем новое принесет. Это Чувилкин бугор, он нам эти качества введет. Мы не будем так тяжело жить, нас окружит легкое, холодное и плохое. Мы добьемся от природы жизни, но не смерти. Вот где окажется правда, неумирающая идея: пища не будет нужна, одежда тоже не будет надо, дом жилого характера не будет надо. А будет надо всем нам Чувилкин бугор, его такие жизнерадостные условия, земной рай: один возле другого вплотную стоят, нас не будет природа поодиночке забирать, мы будем общего характера тепла. Не природа нами, а мы ею будем распоряжаться своею вежливою просьбой. Нам приходится просить природу своим умением, своей любовью. А любовь есть для жизни всё. Лишь бы захотел, твоя мысль идет по природе в цель.

      53. А цель наша всех такая в жизни, чтобы жить на белом таком свете. Мы умирать не станем. Наше дело одно будет – умирать не станем. Вот чего нам бугор Чувилкин даст. Мы это завоюем, наши ноги этого все сделают, они прицепились к нашему бугру.

     Мы, все люди, на нем разулись, и пошли по этому бугру. Мы постояли да прокричали, а потом сошли в колдыбаню, там покупались.

     Не знаю, что будет с этим вот потом, что им природа подарила? Она меня ведет со своей идеей так, чтобы 2000 лет показали свое дело, сделанное людьми. Их за это все Бог осудит. В этом всем мы сами виноваты, нас администратор заставил. Они пригласили ученого, он пришел к партии своим умением. А партия – новый этап жизни. После революции стали жить не по  управлению отца, а по управлению сына. Это не старое, не новое; ничего такого не сделали.

     54. А вот эволюция, она так открыла людям глаза на Чувилкином бугре. Он принял Учителя и его осветил как Бога в этом, всю силу природную отдал, Учителя полюбил, научил, как будет надо людям эти силы ввести. А люди живут по сыну, от чего делается плохо. А сейчас мы изучили этот Чувилкин бугор такой, практически разузнали.

     А что там в истории этого дела делается? Мы, все наши идейные люди, этому делу верят все, а делать, делают точно все. Два раза в день холодной водой купаются, сами себя пробуждают; люди с людьми вежливо здороваются, говорят это все вслух: «Здравствуйте». Если встречаешься один на один, знаком, не знаком, твое дело им сказать: «Здравствуйте, дедушка или бабушка, дядя с тетей и молодой человек». Погружаешься в толпу, говори им: «Здравствуйте». Твое дело – им так сказать, а они, как хотят. Вслед за этим самим, люди должны между собой искать такого человека, кто в своей такой жизни живет бедно.

      55. Его надо найти, в нем разуметь его недостаток, и, если это надо будет, ему помочь. Так, без всяких слов, не давай, в этом сам себе скажи: я, мол, этому человеку даю 50 копеек за то, чтобы мне ничем не болеть; и отдай без всякого осуждения такого. Теперь, надо протерпеть, не кушать, не пить 42 часа. Это время, мы его изыскали как таковое, суббота до воскресения до обеда, в 12 часов надо садиться кушать. Прежде чем кушать, надо к природе выйти, поднять лицо вверх и потянуть три раза воздух через вдох и выдох, сказать: «Учитель, дай мне здоровье». После этого. Харкать, плевать на землю не надо; не надо пить вино, курить.

     Эта история нам всем дает полезное в жизни. Мы делаемся здоровыми людьми. Вы думаете, об этом деле я так молчал, ничего такого не думал? Я тоже с ними вместе, не одна такая орава.

      56. Садился вместе, не кушал, им помогал мыслью, как нужно дать отпор врагу. Мы его в себе имеем в любом и каждом месте. Это же есть злейший враг, ему в природе приходится нападать с внешности, с внутренности. Это природа, в ней есть люди, они против себя злые, ненавистные, как и природа. Мы же, люди, – на нее рожном. А она – нас за это все недобром. Чем  хочет, тем и накажет. Она есть всем по-своему враг, он всегда на человека нападает, как никогда, на живое. Нападает зло на зло, ненависть на ненависть, это природный процесс. Лишь бы только человек захотел, он через свою мысль добьется. Это его мыслимое такое – для природы капризное дело, оно делается капризом. Учитель все это в природе понял, разобрался со всеми ее действиями. Она не любит мертвое, не любит чужое, а всегда придерживается своего тела.

     57. Вот какие в природе дела, которых очень много, и всякого рода они есть. Мы их с вами так с первых своих дней взялись делать, делаем их ежедневно, но чтобы сделать, у нас с вами не хватило сил. Мы его недоделали, умерли на веки веков. Это все наделала природа. Учитель нам, всем ученикам, говорит так: «Вы же есть люди, природа, она вас своими силами окружила».

     Если только начатое Учителем мы не поддержим, мы это не будем делать. У нас с вами ничего не получиться. Идея такая перед Учителем. Надо будет по-людски так жить, как они живут? Встречают весну, готовятся. То люди делали, что делают по-своему прежде времени; еще не жили, а хотят жить впереди. Все есть на белом свете, одного только здоровья нет, мы его как таковое в жизни своей, мы потеряли. Чтобы его найти, мы этого не научились.

      58. А вот в природе делать цацки или какое-нибудь оружие – это мы умеем и делаем. Это наш такой вот в жизни риск, мы с вами картежники, умеем, знаем хорошо, во что играть. Это самая азартная игра в людях, в буру или 21. Если бы была возможность одна из всех, это наши будут деньги. Все люди, весь народ за них живет, их как таковых на своем месте в труде приобретают. Если бы знали, что собой представляют в жизни эти вот деньги, люди бы не стремились их приобретать.

     Учитель так нам говорит: деньги – это в жизни есть ничто. Мы за них работаем, нам платят за сделанный труд, мы получили их, вот сохранить не смогли. Нас заставил карман, он неправильно человеком сделанный, его дело – это чужое. В карман может хозяин положить, а вот вытаскивать из кармана, может их вытаскивать, как свои, не хозяин.

      59. Это сюда вовлекся со своим понятием сам профессионал, умное в этом лицо. Он болельщик, он много знает по этой части, знает больше от этого хозяина, кто их в труде приобретал. Это все сделал в природе человек в своем труде. Как и каждый в этом человек, он трудится в этом, его дело одно – это все делать. А профессионал, он так не работает, а сам своей мыслью он мыслит. Он не делает, а болеет очень крепко об этом; он хорошо об этом вот знает это место, где люди со своим карманом; со своим делом он бывает. Его, как такового человека, в этом деле профессионал на что-либо так в этом деле встретил. Это его такая умелая работа быть в природе счастливым. А счастье не одному профессионалу, это счастье надо и пастуху, он пасет коров. А корова, она любит свой уход за нею, ее надо кормить, а корм дается условиями природою. Она всех нас своими силами хранит, она не одному трудящему помогает, чтобы он имел свое потерянное здоровье.

     60. Человек – это есть все. Лишь бы он захотел, его, как током, тянет к этому месту. Это место, оно достается всем по своему счастью. Захотел человек учиться. Чему? Всему, что его заинтересовало. Он хочет быть в жизни милиционером, а людям эта штука как таковая, она не по душе. Он, как человек с законом, блюститель порядка, его дело – за хорошее дело надо благодарить, а за плохое – корить. Все это делалось людьми такими, как все люди. Их ведет природа, она всем такая надо, в ней очень и много хорошего, мы это в ней как таковые хотели получить. А счастье? Нам не повезло. Не такое вот между нами такими вот людьми в такой жизни.

     61. Я, говорит наш русский в этом деле человек. Сколько лет уже прошло от начала всей жизни человеческой, он окружил себя своим развитием, умением. Ему как таковому в жизни приходилось делать технической стороной, искусством окружить себя, химией – все это не то в жизни. Мы, все такие вот люди, со своим понятием взялись за то, которое не всем нравится. Мы, такие есть в этом люди, на одном месте не сидим, нам надо в жизни другое, одним мы не удовлетворены.

     Как в люди приходила снасть, это могучая есть в природе техника? Она пришла к человеку как таковому в жизни для того, чтобы людям пришлось легко жить; а так или иначе, люди своего не добились. Им как таковым природа не дала.

      62. Они в деле ничего такого нового, чтобы им таким вот хвалиться и сказать об этом: мы, мол, сделали такое в жизни, больше нам никакое дело не надо. Это будет наше все. Мы этим вот самим не удовлетворились, нас всех окружил недостаток. Мы дальше с вами пошли, ищем мы другое в невероятном кругу. Выступают ученые люди со своим таким развитием, с таким делом.

     Наша мысль лезет на высокую такую вот гору, чтобы там мы достали такую вещь, ею так вот окружили себя, чтоб мы в жизни ничем не нуждались. А когда найдем эти вот средства? Мы поэтому считаемся в природе бедными людьми. Нас эта природа за наше все то, что делаем,  она нас считает как таковых: мы с вами есть неумелые люди, мы научились так умирать. Мы с вами не живем, а умираем на веки веков. Что мы в этом сделали? Да ничего в жизни.

       63. Спасибо надо вот сказать нашему дорогому Учителю за его все то, чего он нам в жизни нашел. Это минерал, это Чувилкин бугор, колдыбаня, где люди, разувшись, поступают босой ногой. Радость одна пришла на эту вот землю, которая повела себя по целинной земле, по такому условию. Она этого человека повела к речке в колдыбаню, там надо в ней скупаться. Это есть такое вот условие, оно человека поднимает на ноги. А потом он идет на этот бугор, на это условие прямо к этим вот людям со своим идейным учением, со средствами, с делом.

     Оно нам всем понадобилось, это вот международное здоровье, оно нужно такому человеку, самому обиженному, больному, нуждающемуся, кого человек заставляет.

      64. Он человеку, как человек, подчиняется. Человек человека слушается. У него, у такого, человек – слуга вечного характера. Он этому лицу вечно подчиняется. Учитель разбивает эту систему, это вот дело, а его не сделал, умер на этом человек. В жизни этой не может быть хуже от этого дела. Его делал человек, этому человеку нехорошо, то природа этим вот радуется? Она тоже обиженной остается в этом. Люди развили все это. А раз люди это делали, у них это, что нужное, не получилось. А плохое, оно это плохое и людям, и природе не по душе – эта картина всем не по душе.

     65. Под Победу, 8 мая, была съемка моей идеи. Все делалось для того, чтобы было обнародовано во всех людях. Это же есть истина, которая хранилась в природе, в условиях. Я в этом деле, в кино, в своей практике вместе с людьми такими, которые пришли на этот бугор за здоровьем. Я их как таковых принял, им ввел силы, они вместе со мной скупались. Все это показанное в природе райское место бугор для человека нашего земного, он должен этим вот воспользоваться.

     Я должен вам сказать, милые вы мои такие есть ученые люди. Я с вами недаром встречаюсь, и хочу вам свое такое сказать. Есть в жизни такие дела: здоровый дух – здоровое тело. Довольно административно над человеком поступать, не надо человека заставлять, человека не надо запирать. Ему за это все дать волю, он должна этим окружить. Это есть святое дело для таких нас. Мы сильные, это в жизни должно быть.

      66. Это жизнь с жизни, она меняется в условиях. Это есть сама природа. Люди, они свой характер меняют. Они хотят видеть у себя хорошее, теплое. Это хорошее и теплое, долго оно не будет жить, это все временное явление. То, что было, люди думают, или то, что это будет, оно никогда не будет. Если только моя идея в этом проявится, то жизнь наша такая вот изменится, не будет человеку лица административного в жизни, своего не будет, будет одна сознательность.

     Резко со своим намерением, со своей корреспондентской работой им пришлось так обнаружить; им казалось это дело невероятным. Я, как таковой человек, родившийся в природе небывало, этому делу посвятил сам себя.

      67. Человек был приглашен в студию, где брались слова внутреннего характера, речь моя. Я им по существу отвечал на их вопросы, на их разговоры. С ними делал вид физического состояния. Мы вдвоем, профессор и я. Илья Захарович является терапевтом, пожелание вместе со мной на арене постоять. А съемка была такая. Под электричеством брались слова, и самое главное, это дело, оно было не такое, как это надо. Илья Захарович, он был дипломник, а Учитель, он естественный человек, он практик. Его тело не такое, как во всех; оно не нашло на себе неодушевленность.

     Учитель не признает мертвое, он живет с живым естественного характера. Это природа, которая взбирается на бугор, на те великие высоты, на ту возможность, которая должна сохранится. Это будет живой неумирающий факт. Я в природе этого вот ни в коем случае не боялся и ничего в этом не страшился.

      68. Я был в народе Учитель, учу человека для его здоровья. Это все дело идет к тому делу, которое надо в жизни всем признавать. Это есть одна истина, из истин истина. Она должна возобновиться в этих вот людях, в которых эта история должна она жить. Учитель сеет на этих вот людей свое зернышко, он им огородился, с ним живет.

     10 мая. Мы оставляем Москву. То, что надо будет для такого дела, всю свою идею, не пожалели, отдали. Люди ученые, они взяли на штурм своим съемом на экран телевидения.

     Мы с вами, все люди, должны проанализировать как какое-то дело. Я считаю, это дело есть святое, люди должны им удовлетвориться. Этот  фильм оправдает  тем, что это будет надо.

     69. Это жизненный такой закон. Солдат служить больше не будет. Армия не понадобится. Воровство прекратится. Болеть люди перестанут. Все до одного получат одно – 33 рубля. Тюрьмы не станет, больницы тоже не будет. Учиться так не будем. Места тоже не станет. В людях проявится жизненная любовь. Меж национальностями войны больше не будет никогда. Вот чего мы от природы добьемся. Умирать совершенно перестанем. Все люди от этого дела они встанут, их как таковых поднимет природа, она нам даст нашу жизнь. Вот чего мы с вами увидим – это все жизнерадостное. В жизни нашей проявится наша вся на земле райская жизнь, бугор мы с вами на это дело все окружим. Не природа нас всех заставит как таковых стать на свои такие вот живые произвольные ноги, мы ими станем на снег. И, так или иначе будет одно. 

     70. Варя так сказала мне, подсказала свою неумирающую мысль... Она так нам всем сказала: «Я слышала слова такие». Мне говорит об этом деле, что мы получим в природе? Она меня не зря таким вот показывает. Мы его как Бога видим, и должны об этом вот сказать. Это такое вот явление. Урожая в этом году не будет, и мы так останемся без всякого дела, нас окружит бедность, большой в этом недостаток.

     Такое у меня было. Люди потеряли у себя это все имеющееся, особенно от них отпала вся техника. Они остались все без ничего. Людям делать было нечего, они не смогли делать, их страх окутал. Они не знали, куда так идти. Я был тоже в этом деле, как никогда не знал, что делать, или что творить.

     71. Мы с вами не так вот встречались. Это люди, они как таковые стали искать на Учителе его добро, оно было такая жизнь, такое дело. Мы его делаем и хотим сделать самое хорошее, для всех одинаково. Чтобы люди жили мирно, никогда друг на друга не работали, а жили равно. Если получат зарплату, всем одинаково, малым и старым. Они такое ввели, чтобы ненависти и зла никакого. Люди людей будут очень крепко любить за их такой поступок. Мы в жизни своей мыслить прежде времени не станем в природе; чтобы мы делали то, что вчера наметили, это вот сегодня будет нужно, мы без этого жить никак не сможем.

     Только взялись за это вот дело, и тут же мы ошиблись, нас встретила такая стихия, она нам в жизни помешала, у нас недостаток откуда-то взялся, тело сжало, что-то неприятное слышит – уже в природе есть какая-то болезнь.

      72. А раз в теле заболело, и мысль не такая. То мыслить лучше об этом не надо, и делать в этом будет не надо, и кушать в этом не надо, в этом в душе легче будет, вернее бывает. И боли никакой не будет в этом. Здоровое тело – здоровый дух.

     Мы должны с природою не бороться, ее качества не брать, они не надо будут. Огонь не требуется, железо не нужно, снасть не потребуется. Шило с иголкой не надо будет так, нож, с топором пила не потребуется. Землю как таковую присваивать не будем, и она не будет человеку нужна. Сеять зерно перестанем. Все это отпадет, все это сделает у себя наш земной человек. У него как у такового организуется внутреннего характера тепло. То, что делает для себя человек, он этого не будет делать. Ему пища не потребуется, одежда тоже не нужно будет, жилой дом не будет надо.

      73. Чувилкин бугор – это будет человеку слава. Он его такового вот примет, ему его жизнь даст. Заставит сам себя окружить воздухом, водой и землей. Током, электричеством, магнитом тело окружит себя на веки веков. Вот чего люди добьются.

     В этом вот деле не жизнь, а смерть. Где бы ни начинался в этом деле фронт, там и жертва. Какая бы ни была в жизни война меж собою, она начиналась с какого-либо спора. Цари со своими силами погордились и шли на своего соседа с ненавистью нападать. А людям приходилось физически делать. Война, она не считалась ни с чем, шли на смерть. У нее жалости  никакой.

     Так же в подготовке какой-либо осенней работы. Люди землю для посева зерна готовят, посеют его, кладут под снег, оно лежит всю зиму под снегом.

      74. О нем человек не забывает, одно думает да готовится к тому, чтобы эту вот работу совершить. Она людьми делалась, рано вставали, поздно ложились. К этому вот снасть имели, живую такую силу имели. Ее как таковую кормили, поили, она в людях большую роль имела. Надо было в ярмо закладывать, чтобы подводой груз какой-либо доставлять. Это все делало животное вместе с людьми. Они это вот делали, если бы не эти вот люди? Они делают сами эту снасть для того, чтобы волочить, пахать, делать грядку. Они имели на это все дело зерно, его сеяли рукой, потом добились и сажалкой рассаживали зерно. Потом ждали свои всходы; а природу не забывали, просили Бога, чтобы им вовремя падал на землю дождь, мочил землю да делал влагу, а посев  гужом  рос, хозяина веселил своим  хорошим  урожаем.

      75. А бывает стихия, выпадает град, повыбивает посев. В природе все бывает: радость и горе, слезы. Наконец человек от этого всего ошибается.

     Косовицу делает руками, косою. Снопы вяжет. У него, как в такового дельца, все получается. Человек без всякой теории делает горбу, колеса надевает, мажет их и едет в степь за снопами. Их везет во двор, и кладет в одинки. А с одинков он расстилает на току. А катком молотит, опять тут требуются лошадки, бык тяжелый. Такая работа проходит меж этими людьми. Они в труде хлеб добывают, лучше его не есть.

     Люди такую привычку в природе имели, весь год напролет бились, рядились и добывали в этой оседлой жизни своей. Это делалось на фронте людьми. Их дело – делать до тех пор, пока человек потеряет свое здоровье. И это вот бывает, заболел, поболел, и умер на веки веков, его не стало в своей жизни.

1978 год 13 мая

Учитель Иванов

           

Набор – Ош. 1204. По тексту. (1501).

 

    7805.13  Тематический указатель  

Учитель начало   10,18

Учитель Бог земли  9,10,12,24

Бога дело  12,54,65,68,71,72

Бугор  17,18,24,26,30,34-40,46-51,63

Здоровье на бугре  50

Рай земной  52,69

Эволюция  12-14,52

Партия  12-15,66

Заключенные  17

Ученые   37,65

Жизненный закон   69  

 

 

Иванов П. К.

Это надо

 

1978 года 10 августа

Учитель Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

    

     1. 9 августа 1978 года. Среда – наше такое вот дело. Мы собрались, и надо нам было ехать в город Ростов. А там у нас есть дело заглянуть в редакцию «Комсомолки». Статья о новом небывалом, она изъятая людьми. Мы дождались своего дня, это пятница 12 августа, последние дни старого июля. Нас как таковых людей в лице пришедшего на землю Отца творца, Господа Бога, спасителя всего мира всех людей в жизни их. Они вместе с ним избрали этот вот сегодня бугор, дали слово ради его этого имени, что он меж нами поставлен на свои ноги. Больше с нами вместе не есть три дня пищи и не пьет воды. Вот это есть его в людях такая на этом бугре слава.  

      2. Никогда она не будет умирать из-за нас всех, что мы сами делаем. А мы все самих себя показываем воздуху, воде, земле, по ней бегаем. А мыслью разрабатываем, как будет надо нам сделаться таким избранным, как и он. Мы с вами уже принадлежим, то делаем, что надо. Мы в природе заслуженные, нам она через Учителя помогает. То, что мы просим в жизни, нам дается. Мы, по его такой вот просьбе, три дня без всякой потребности находимся. В этом природа меня одного избрала таким. А он уже меж нами живет не таким, как мы есть жрецы в природе. Лишь бы она закраснелась, запахла, мы тут как тут на арене с руками, с ртом, с зубами, жуем, со слюной мы глотаем.

      3. Гоним мы в каш, там где горит, киснет, делается на непригодность. Мы это не любим, от себя гоним. А вкусное, пахучее глотаем, поедаем, как свое добро. Считаем, это наше. Мы в этом всем живем один раз, в другой раз умираем. Так лучше нам таким вот не рождаться. Тот человек, которому пришлось родить человека маленького для этой жизни. Но чтобы воспитать в духе сознания, мы за это не брались, мы не умеем делать, и не хотим этого вот делать. Наша такая привычка, она нас заставила в ней умирать, мы с ней умираем. А чтобы так жить, мы не учились, и до сих пор мы не учимся с вами. Без этого всего мы умирали, умираем, и будем умирать. А вот чтобы жить, мы за это не брались, и не хотим мы браться. Считаем, Паршек, он в этом деле не человек. Он делает на себе это вот.   

      4. Я этот Чувилкин бугор, не сам это место изыскал, а отец мой родной это место преподнес. Теперь оно всех своих людей страшит своим всем. Бог своих близких он же своим хорошим окружил. А сейчас ты нас гонишь в такое ужасное дело. Мы не должны кушать, не должны мы одеваться, не должны спать, и не должны мы делать то, что люди делают все. Мы без всякого такого должны оставаться, очень в жизни терпеть сознательно без всякого дела. Это не то, что было до этого. Мы раньше к делу готовились, мы к нему учились. А когда человек научился, он на это получит диплом, удостоверение. Ты заслуживаешь мастера, тебе это дело доверяется делать. Ты теоретик, ты и практик, делать это надо. А когда человек делает, у него живой факт получится какое-либо мертвое в капитале вещество или, можно сказать, машина, станок.

      5. Его или ее сделать надо руками трудом. А какой бы не был труд, он бывает неравным. Его делает человек, он им не удовлетворен. На его тело ему приходится жаловаться, он в нем устал. А раз он устал, ему приходится отдыхать. И на это надо будет иметь время. Его зря так не встречаешь, оно у нас даром никогда так не приходит. Мы его ждем. А когда только оно приходит к нам, мы за него так рады сказать, как за какое-то небывалое в жизни дело. Это не думать, это ничего такого не делать, а бугор Чивилкин без всякой потребности освоить, и на нем жить заставить вечно, без всякой такой смерти. Это жизнь самого Бога творца.

      6. В этом человек будет в природе новый небывалый, не умирающий, вечно живущий в природе по-новому.                           

      Сегодня, 12 июля 1978 года, пошли 64 сутки, они меня окружили сознательным терпением. Этого права никому не давалось и не дастся. А Богу это право далось, оно нас двоих окружило. Мы двое это сделали, и другие берутся сделать, вот они заслуженные, их таких природа принимает. Это наши люди, принадлежат этому, они умирать не будут. Мы едем на Чивилкин бугор автобусом 13 августа не для того, чтобы покататься или посмотреть на это место как на таковое. А мы едем туда для своей мысли, чтобы там заложить свой фундамент для небывалой в природе жизни. Я хочу всем людям как Учитель сказать за это вот такое дело.

      7. Это наше первое начало делается нами для нашей жизни. А мы еще недопонимаем об этом деле. Это дело святое. Здорового духа здоровое тело нам дает это вот место, этот бугор. Такого дела в жизни люди еще не делали. Нас заставило это делать в жизни это бессмертие. Людям это не докажешь, и не заставишь это делать. Паршек за это вот дело взялся недаром, его тело заставило делать сознание, оно определило бытие. Сказал, три дня чтобы не кушать – это выполняется этими людьми. Мы, все эти вот люди, этим вот духом святым наполняемся. Хотим сказать за это вот Паршеку спасибо, что он по природе физически босыми ногами проходил, да про это все с людьми проговорил, да уверял за это самое, что оно будет. Мы хотим это видеть.

      8. Оно на бугре с Паршеком оказалось. Это вот земной всех людей рай, он нужен нам, всем таким людям, как мы оказались в природе. А природа есть Чувилкин бугор, он у нас такой один со своими такими силами, с такой вечно живущей красотой. Она воздухом, и водой на этой земле создает свои условия. Такого места нет нигде, чтобы о нем так люди думали. А сейчас им приходится делать, у них есть в этом душа и есть сердце к этому всему.

      Максим, ты человек есть земли. Твое тело рожденное для жизни своей. Ты в природе жил, трудился для того, чтобы в ней жить, но стихия тебя встретила не на шутку, твои ноги в кочерыжку свернула.

      9. С тобой занялась природа отбирать твои силы. Ты в этом вот технический человек, тебя учили, хотели люди, чтобы ты своим здоровьем поднял полубак, а ты в технике сгорел. Тебе природа, она твоему телу не дает жизни и не даст, ибо ты человек искусства, химией ты как таковой окружен. Никакая техника людского ума не поможет в этом всем твоем деле. Ты обиженный в природе, бедный, больной человек. Тебя окружило горе, беда, ты прослышал за Паршека за такого человека. Он же своим делом заслужил в людях Бога земли, Учителя народа. Победителя природы. Он помощник твоему горю, твоей беды. А он тебя просит, умоляет, чтобы ты как таковой. Хочешь жить – живи ты моими словами, умом моим.

      10. Первая моя такая будет просьба. Я тебя, как Максима, в этом прошу, разъясняю. Те люди, которые ели досыта, они все лежат в земле в прахе своем. Хочешь ты жить по-моему. Меня бугор Чивилкин не учит, чтобы я на него вот приезжал со своими заслуженными людьми, чтобы так умирать, как умерли все мои и твои ровесники. Я тебя, Максим, прошу, покажи ты свою славу в этом. Паршек всех этому учит, он хочет жизни, но не смерти. Ему помогает в этом деле Чувилкин бугор. Он нас всех учит этому, чтобы мы оставались на нем без всякой потребности. Я есть на это все Учитель. Хочешь жить – иди на этот бугор. Он нас всех принимает и сохраняет без всякой еды. Я, Паршек, сегодня ради тебя и других таких не употребляю  пищу 65 суток и не пью воды.

      11. Скажи, где я беру силы? Только на бугре. Это мой рай, мои там в цветах силы. Они были, они есть, и будут у меня такими. А вы, этакие все люди, умирайте, вам там места хватит. А люди тогда говорят об этом деле, как за полезную и неумирающую жизнь. Она все в людях сделает. И рады бы этого не делать, а оно сделалось. А люди когда про это узнают, то гром ударит вовсю. Люди наши ученые говорят, что мы не боимся с Китаем воевать. У нас на это есть оружие, и оружие есть в Китае. А кто будет в победе? Об этом никто из всех не сможет сказать. Люди уже научились, что делать с начинающимися агрессорами войны. Люди администраторы в этом деле всегда будут за свою затею самым суровым законом перед всеми людьми отвечать.

      12. Паршек рожден в людях таким, чтобы войны между людьми совсем не начиналось, и чтобы войны в природе между людьми совсем не было. Паршек в этом всем за это дело, сделанное людьми раньше, он им всем за их ошибку такую простил. Паршек своей просьбой упросил природу. Она людей обиженных, бедных, больных не станет своими силами наказывать. У нее есть новое и небывалое, жалость. Люди в этом деле не виноваты, виноваты за это все администратор. Он командует всеми подчиненными людьми, больными людьми. Они не будут стоять в очереди, и не будут завтрашнего дня так ждать, как ждали все время все люди. Теперь заслуженные люди, не будут они наказаны.

      13. Их Паршек всех этому вот учит. Он не хочет, в природе чтобы люди вот так; как они умирали, они умирать не будут. Их Паршека дело научит, что будет надо делать в этом. Чивилкин бугор, он заставит нашего брата, всех наших таких людей от всего этого отказаться. Что мы в этом вот деле делали, мы теперь делать не будем. Наши силы оправдают, они будут правы. Раз мы с вами на это дело пошли, у нас это вот получилось. Это, что мы делаем, это дело будет надо. Мы с вами так вот не удовлетворились, все время за свое все сделанное нами умирали. А теперь мы так умирать перестанем. Наша в этом была большая ошибка. Мы кушаем досыта, одеваемся до тепла, и удобство имели в доме. Это наше есть все благо жизни. Мы с вами в этом пожили один раз, да мы в этом повольничали хорошо и тепло.

      14. А теперь нас оказалось для этого двое. А раз нас двое таких вот, то будет нас и много. Все люди не хотят умирать. Но сделать этого не в силах. Мы такую вот привычку ввели и ею так пользуемся. За то все, что мы делали с вами, мы как один в жизни умерли. А теперь нашлись люди такие. То, что было в жизни той, его больше не будет. Введется в жизнь всем людям сознательное терпение: не кушать, не пить и не одеваться в жизни, и в доме не жить. Это вот в жизни новое никогда не бывалое. Мы это делаем, нам не хочется этого в жизни делать. Мы, двое нас есть в этом всем, показатели, дельцы в этом вот деле. Все мы люди такие вот, как бы побольше, пожирнее покушать. А наша такая задача: отказать в этом всем. Мы – люди нового характера.

      15. Взялись за то, чтобы оно было в нашей жизни, это бессмертие. А его люди как таковые по природе своим условиям в труде бросали домашние жизненные бытовые условия и шли в люди к богатым людям в наймы. Тяжелая жизнь была в деревне. Каждое собственническое хозяйство без хитрости  своей в природе не обходилось. Человек жил и вооружался на своем месте. Что приходилось Паршеку у такого отца, в шахтера, в крестьянина, в бедняка получить. А поговорка людская, так она и до сих пор осталась между людьми. Особенно в отца Паршека люди спрашивали за Паршека дельнейшую жизнь, за его такое счастье в природе. Он не знал своего сына, кто он таков. Всегда останавливался на этих словах.  

      16. Что ты скажешь в людях, если нема. А когда дела нет, и суда нет. А что ты скажешь на такую в природе бедность? Оно была тогда указание: мое место жизни – это Чивилкин бугор. Он долго ждал прихода его индивидуального живого тела. Природа его как такового, она его счастьем окружила, он в людях для людей возрос. Где его как такого молодца она не посылала, он там все делал для своей такой жизни. Он хотел жить в природе, как все люди хотели. Их дело одно – накушаться досыта и одеться до красоты. А в доме хорошем, удобном жить без всякой смерти. Так все люди хотели, но не получили этого. 2000 лет своего развития проходят в жизни. Люди живут, но чтобы они этим вот удовлетворились, этого они в своей жизни, как это думалось, не получили.

      17. Их встретила природная стихия. Как и все люди пожили в горе своем и в беде своей. Это не привычка в людях – большой в жизни недостаток, болезнь. Она человеку не дала жизни. Человек поболел, поболел, и в этом он умер на веки веков. Этого люди в природе все получили – смерть.

      Паршек 33 года, свою всю молодость, ее отдал в этом хорошем и теплом. А природа его дальше не пустила так жить, как живут все добрые люди в этом. Он их оставил в Ореховке в условиях. А сам без всякого оружия, без всякой техники, без искусства и всякой химии. Паршек с телом живым эволюционно пришел со святым духом на этот вот бугор ради всех наших на земле людей. Они до моего прихода сюда умирали. А теперь они на этом бугре умирать не будут.   

      18. Тут вся жизнь не такая она, как в селе Ореховка, тут жизнь бессмертная. Люди все бедного и больного характера, не держите вы своих детей в режиме и не делайте их политическими детьми. Они по жизни всей не ваши есть, а природы. Она меня прислала на землю сию. Люди за мое добро признали меня Учителем. Я их учу здоровью. Они благодарят за это вот все. Спасибо ей за то, что  она мне так во сне ясно подсказывает, чтобы дети наши со своей радостью, они перешли на мою эволюционную такую вот сторону. Я их должен так вот в духе их здоровья воспитать. Довольно нам, таким людям, своих гнать в бой в природу, чтобы они с нею там воевали.

      19. Их дело одно – надеяться на авось. Будет возможность жить в природе хорошо – они живут хорошо. Нет – они живут плохо. Мы не в силах это сделать, чтобы наши дети не простуживались и не болели. И так они не умирали, как они все время так беззащитно в природе гибли бесследно. Мы их отцы и матери, их народили. А вот чтобы воспитать в духе сознания, мы этого не сумели сделать. Доверились ему или ей, чтобы они в этом сами, как дети своих родителей, своим поступком им помогут. А они в этом всем остались психически нервно больными. Куда их забросить? К врачу в больницу. Можно сказать, прямо к закону, административному врачу. Он с ними как таковыми что захочет, то и сделает. Сказал, уколы.  Хоть не кричи ты, а делать будет надо. За химию не забыли, вводят детям.    

      20. Их не жалеют вот этим, а наоборот, их заставляют психически болеть в природе. Чтобы наши ученые покопались в природе, и нашли в этом самом средства на это. А их нет, и нету такого человека, чтобы этому всему помочь как таковым детям. Они у нас болели, стонали в этом и умирали на веки веков. Паршек пришел на землю, он для того сюда пришел, чтобы у нас всех этих детей отобрать и их по-своему, по идейному повести, чтобы они знали одного Учителя. И учились одному духу для того, чтобы быть в природе здоровым человеком. На это все есть в жизни в природе воздух, вода и земля – самые милые неумирающие друзья Учителя. Они ему как таковому помогут во всем. Их дело одно – учиться  дела Учителя неумирающего.

Желаю счастья, здоровья хорошего.

 

1978 год 15 августа

Учитель Иванов

 

Набор – Ош. 2010.08 С копии оригинала. (1501).

 

     7808.15   Тематический указатель 

Рай земной  8

Бугор  10,16

Учитель прощает ошибку  12

Учитель против войны  12

Бессмертие   17

Дети воспитание  18