Паршек.1979.01.

Паршек. 1979.05.

 

Иванов П. К.

Паршек

 

1979.01.10

(Выписка из труда, полный текст есть на украинском языке, см. папку)

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова. (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127)

 

    23. Чувилкин бугор – это всему гром, на нем есть рай человеческой жизни. Если бы не было правдой, Паршек не жил бы.

    24. А раз это сделал Паршек, то почему нельзя другому. Чувилкин бугор – это место природы. Кто ее любит, тому оно принадлежит. Это один из всех Паршек. 

    26. Это есть природа на Чувилкином бугре. Его определили своим здоровьем  во всей жизни для всего мира наших людей, как рай. Это место сохранили для нового потока, чтобы люди на нем не умирали. Паршек этому бугру не какой-то самозванец. Его по всему закону отец через отсутствие средств. Это место никто из людей не знает, и не ведает про это вот место. Это будет для всех. Мы должны его ценить и хранить в этом деле. Это будет рай, еде люди сменять свой поток, свою такую сотворенную жизнь.       

    34. Чувилкин бугор послужит раем для наших земных людей. Умирать там не будут они, а жить они будут.

    51. Паршек вам, как ученым, низко кланяется, просит, умоляет  вас как таких, чтобы вы по заслугам обнародовали. Мы тогда возьмемся за Чувилкин бугор, он будет нашим людям раем.

    52.  Они есть люди всякого рода, им надо бросить, чтобы они сделались такими, как Паршек. Холодно, голодно, а делать надо. Кушать одно молочное, а хлеба не надо, мяса никакого, воды никакой – это будет правда.

    63. Мира этого между нами не получится, кроме тяжелой войны 1983 года в мае. Это будет в жизни обязательно, так говорит Паршеку природа. Она точно указывает: через Индию и Китай все стороны, ни одна не заступится. А заступится один-единственный Учитель, Победитель природы, Бог Земли. Он нам рисует про эту войну, про это дело. Мы этому делу поверим. Бог Земли заставит нас согласиться. Все люди поддержат на Чувилкином бугре рай, этому месту обрадуются, и скажут в один голос все люди: это Бог есть.                   

    180. Партия есть природная. Она чужим не удовлетворяется, она мертвому не принадлежит. У нее свое живое. Мертвого нет, есть природного характера. Оно живет в воздухе, воде, земле. Чтобы человек человеком не распоряжался, она есть новое. Она человека с жизни не прогоняет и не заставляет, а свою очередь она человеку говорит: пойми это дело.

    181. Это не административное лицо, которое гонит в бой безвинного незнающего человека. Партия в деле не живет. Ей пища не надо, одежда ей тоже не надо, дом не надо ей. Надо люди не мертвого характера, а живого. Ей надо такое место жизненное найти в природе без всякого дела, такого дела, в котором человек ошибается, и на веки веков умирает. Партия – неумирающее существо, она рождена людьми для спасения всех наших земных людей, чтобы они отказались от этой технической системы, штучного дела, перестали вводить химию. Паршек есть она, природного характера.

    182. Природное – воздух, вода, земля. Партия этим окружена. Свое имеет, а чужое не тревожит, другому не мешает. Паршек есть природная партия, она неумирающая, она никому не мешает, живое, вечно живущее. Это место, оно принадлежит всем живым людям. Партия просит, умоляет всех нас. Хочешь жить по делу Паршека – иди, занимай это место. Оно дано нам всем, выбора никакого, лишь бы душа и сердце. Надо любить, любовь есть дело, это человека тело, оно должно стать близким к природе – никогда она тебя за это не покарает, а полюбит всех.

    183. А партия готовит, но не прошлых людей – без всякой потребности живых людей. Паршек не борется за мертвое, его окружает живое – это Чувилктн бугор. Он сам на него, на такое место вышел, и там эти качества открыл. А теперь просит человека того, кто это дело не совсем понял, чтобы человек это понял, и стал делать то, от чего ему сделается в его жизни легче и лучше. Я – этому делу первый человек, начальный. Я веду за собой этого человека с уверенностью, чтобы человек не простуживался, не болел, а был от этого всего здоровым человеком.

    184. Это Паршек, он – за живую партию, но не за мертвую; за эволюционную, за сознательную, не за больную – без всяких денег. Здоровье не покупается и не продается, так оно природой дается. Надо искать этому человеку это вот место, на котором Паршек остановился, и все люди там были, закричали в один голос: ура. И сказали: это победа будет наша в этом. Мы здесь умирать так не будем. Дело наше такое будет дело, мы будем жить в этом деле вечно. Мы все этого добьемся.

    188. Это Чувилкин бугор. Это место было назначено моим отцом родным. У него спрашивали, как у такого: «А куда ты будешь своего сына Паршека девать?» У него, как шахтера, средств не было. Он им громко сказал: «Его место – это Чувилкин бугор». Я его окружил для этого дела, чтобы там жизнь открыть для наших людей. Бессмертие – это будет то в жизни. Когда-то это читалось в книгах про небесный рай, а мы его нашли на земле, и указали его вечно неумирающим раем.                            

 

1979.01.10

Иванов

 

Набор – Ош. 2013. Из переписанного последователем в Ореховке. 

  

    7901.10 Тематический указатель

Чувилкин бугор – земной людской рай 23,24. 34, 51,188

Бугор сменит поток  26

Надо сделаться таким, как Паршек  52

Предсказание войны  63

Природная партия  180-184 

 

 

Иванов П. К.

Паршек

 

1979.01.10 – 1979.05.09

Учитель Иванов

 

Редактор – Ош. Редактируется по благословению П. К. Иванова (См. Паршек. 1981.02.26, с. 115, 127).

 

    1. Солнышко запекло, стало тепло, дюже хорошо жить приходилось мне, такому человеку. Я в этом родился, мне сровнялось немного годов. Я так научился на своих ногах ходить, языком научился владеть. По такой вот дороге я проходил, чтоб про это вот мне не забыть. Рано поутру как таковому человеку приходилось по вот этому ходить, в случае какой-либо погоды приходилось так.

    Я родился, меня люди на белый свет преподнесли. Я был маленький, такого встретили люди, сами этого захотели, им потребовалась смена. Их заставило то, чего их не ожидало, их апатия, она взята людьми. Люди стали это вот делать. Ещё не думалось, не ждалось, а оно пришло без всякого дела, а взяли, сговорились, это же есть жизни начало, нашей всей жизни. Ми этого не думали, а получилось все это на арене. Ми с вами это вот сделали, это все не продумано, а все же сделали, у нас это вот получился живой факт. Ели, не ели, проглотили, стало слышно это, так у жизни получилось. А время-то шло, оно не стояло на одном месте. Это же есть природа, она такая есть в жизни своей. С самого утра оно, наше солнышко так сходило, по всей пути поднялось, а сейчас оно нам греет своим теплом в упор. Это начальное бытие.

    2. Мы так вот поступили. Так в этой жизни мы наелись, мы оделись и зашли в дом со всеми удобствами. Так оно получилось, так оно и есть. В недели в такой вот семь дней, они идут один за другим, стараются нас таких с самого утра поднять. Мы же есть люди такие, как и все со своим таким намерением. Наше дело одно то, чего надо. Это такая вот наша в этом есть жизнь. Ложимся мы из самого вечера спать, а сразу мы с вами не засыпаем. А спать-то надо, да еще большое такое желание. Мы для этого вот родились такими людьми. У нас на это есть то, от чего жизнь наша начинается из самого первого начала, с первых дней. Это вот первое дело, оно с глотка. Ты же человек, да еще какой, ты же начинаешь смотреть, ты видишь, но чтобы знать об этом деле, ты ничего не знаешь. Тебе такая обстановка учит. Ты был ягненок, незнающее существо. Ты из самого первого шага, из физического дела это начал начало. Я слышал от многих таких людей, которые одобряют в медицинской науке Пирогова. Он бы этого не сделал. Надо поразогнать всех дельцов, а потом это всё вводить. Надо людям не медицина Пирогова, такое дело в жизни. А надо людям такое дело Паршека, которое не хочет у себя иметь мертвое.

    3. Природе война воняет так, как никогда. Паршек не какой-то из всех в людях делец, он специальности никакой не имеет, ученого характера тоже никакого. Чтобы быть вредным для людей, к этому Паршека не вело. Он страшно любил на бумаге чернилами слова писать, их в природе подбирать, и их ставить рядышком. Он ведет по природе п … м по местам, по которым эти вот люди. Оно покажет, будет история такая, что вот эти люди, они чего-то ожидают. Мы в этом деле заинтересованы. А жизнь такая идет очень. Такая идет речь в этом деле, все лежало на науке в природе. Люди хотят в жизни своей получить у себя. Самое главное и самое большое в жизни человека – это сделана им экономика. Она делается умственно и физически для того, чтобы в ней так пришлось жить, как никогда. Людям это вот хочется, они это делают. У них это такое зародилось крепкое желание в природе этого добиться. У них растут специализированные кадры, они сами это готовят, они учатся. Их это вот такое дело, чтобы нам жилось хорошо и тепло, мы этого хотели, мы этого хотим, мы этого сами добиваемся. Не один это человек делает, не одна мысль об этом мыслит. Это такая есть штука, мы её делаем.

    4. За это дело взялась во всем этом деле наша такая наука. Она всех наших корреспондентов на ноги поставила. Это все нам таким людям надо. Если бы мы в этом ничего не делали, у нас ничего не получилось. А то у нас идет передача по телевидению, а что сегодня в мире делается. Это история, этому делу она низко кланяется нам там вот ученым людям. Они за это дело взялись, чуть не указывают на это дело пальцем. Между собой они говорят, что мы это вот делаем в жизни своей, это нам надо. Но мы такие люди ещё неготовые в этом. У них такая есть большая вера, что это обязательно будет. Так наши ученые говорят, доказывают, им надо это, они хотят. У них такое вот в жизни намерение. Их дело одно, им хочется, чтобы их люди не обижались, а были довольны. Административное лицо, оно зародилось в людях сначала. Он от простого человека ушел, им захотелось в этом деле. Так оно делалось, делается, и будет оно так делаться. Это же наши люди со своим направлением. Им хочется, чтобы природа беспрестанно обязательно давала и давала им эту прибыль. Такая будет в жизни людях экономика. Она делается ими, люди богатого условия. Это будет надо для всех этих вот людей.

    5. Это история, это дело всех нас ведет к одному этому началу, чего мы не видели с вами, а мы стараемся увидеть. Она в этом всем есть великая наша мать природа, а её дело – заставлять, чтобы мы с вами за это вот самое дело брались, что самое главное – это нашему человеку в его такой вот жизни, всем нам, нужно здоровье. Оно не одному такому человеку, он у нас не один такой есть, нас очень много есть. Они им все интересуются сохранить. А сохранность у жизни, ей приходится как таковой верить, она спасает это все. Мы есть такие в этом все люди, они хотение свое на это дело не испортили, туда свой глаз направить. Этому человеку, ему надо очень много такого вот самого, как и не было, а оно будет. Мы его должны в этом таком деле заиметь. Это наше в этом дело, оно нас таких вот людей окружило. Мы стали думать об этом, по природе искать. На это вот самое дело мы как таковые есть во всем люди, они держат мысль свою. Для этого дела намечено послать экспедицию, она нами всеми такая подготовленная. Эта история делается нашими такими людьми, их условие к этому она готовила, учила, подсказывала, это будет нам надо.

    6. А раз мы это вот самое в этой жизни делаем, то у нас у таких людей получается. Мы же с вами есть такие люди, которым приходилось. Это надо наше дело, лишь такое надо будет, надо делать. А когда мы перестанем делать, то у нас не получится ничего. А мы это делаем, чтобы у нас получилось это дело. Оно надо лишь потому, что это будет надо, и обязательно надо. Мы с вами этим вот живем, у нас как у таких людей есть все в жизни своей. Идет не начатая эта наша в этом неделя со своими днями разными, они нам надо, мы в них стараемся что-либо новенького сделать. Мы об этом деле думаем, после чего мы приступаем делать. Мы делаем, мы творим ежедневно всегда днем и ночью. Мы этакие люди садимся в свои принадлежащие стулья, которые надо нам, таким руководителям, тем людям, которые хотят жить хорошо и тепло. У нас эта история у всех есть такая в жизни своей. Она нас с вами таких вот заставляет, и она, это жизнь, хочет, чтобы мы так вот жили. И то мы в этом вот делаем.

    7. Это наше дело такое в жизни есть. Мы с вами так спешим. Если бы это не был он, этот вот понедельник, мы с вами в этом деле не жили. А сейчас мы с вами дождались этого дня, понедельника. Он для нас это первый день в этой вот начальной недели. Это первый день, это для нас есть понедельник, он за собой тянет вторник, он тоже такой в жизнь своей есть день второго значения. Этот день принадлежит к жизни этой вот начальной недели. Она у себя имеет и хочет, чтобы за вторником за таким вот пришла одна из всех среда, она тоже такой есть день, как и все недельные дни. Они приходят так же, как приходила на арену среда. Вслед за нею рядом, и вот нам таким людям пришел четверг. Он уже не так трудно появляется вслед за средою. Тут же где-то взялась пятница, она за собою вслед притащила субботу. А уже суббота, она за собою поставила день воскресенья для людей праздник. Он всех людей заставил отдыхать. Ему как таковому есть верующие люди в этом. Ему они так крепко верят и на него так надеются, как это делалось всеми такими людьми. Они всю неделю прорабатывали, протрудились. Они в этом сами прегрешили.

    8. Им как таковым пришло в голову: надо будет Богу помолиться, свои грехи недельные рассказать. Они в один голос перед Богом просили, они молились. Перед ними Бог стоял в иконе образом. А сами в этом не бросали думать о второй недели, о понедельнике. Он и к нам пришел во второй раз, мы его такого встретили. Так само то мы делали всю такую неделю, мы в ней так же трудились, как и в первую. Мы так же с этим вот её, такую неделю вторую, проводили. Мы так же встретили все дни по природе. Они такие же, как и в первый, и второй, и третей недели. Эти же самые дни по порядку приходили и уходили. А теперь четвертая такая же самая неделя, она последняя, это январская, доходит до 28 числа, которая так же, как и все, проходили. Эти вот недели, в которых люди так проделали их дело одно то, чего надо было в человеческой жизни. Проходит уже в этом месяц, в этих неделях последние дни, после четвертого воскресенья, 28 числа. Он как таковой не забыл притянуть понедельник, и также вторник да среду. Он своим делом заканчивает, как и все пришедшие во всем году, 1978 году. Это были такие же самые в жизни своей месяца, разные в атмосфере, который составляли эти годы.

    9. А с 12 месяцев сложился полный год. А он не один такой со всеми такими вот делами, которых наша мать пропустила. Она с воздухом, с водой на земле сделала. Она без этого всего не оставалась. У неё был на первом плане человек, он это дело всей этой жизни решается на большую гору. Это дело – это есть богатство. Сами люди, они в этом оказались спокон веков, взяли верх. Это все дело стало в жизни, развивалось день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом, а десяток за десятком, сотня за сотней. А когда насчиталось тысяча, она заставила подниматься в гору на вторую тысячу. Где место оказалось в людях свое собственное индивидуальное, никому оно не нужное, только себе, а другому нет. Сам человек стал техническому делу учиться, и доучился до самого искусства. Он стал жить в природе, как он никогда не жил. Оно так вот в людях копилось, кто и как разделились на многоязычное добро, в котором человек себя заставил уходить от другого. Большая в природе такая разница, она делает меж собою такую злую войну, она на арене создавалась людьми, она убивала за чужое человека на фронте борьбы. Человек рос этой силой, которая в природе во всем росла и показывала как такового человека. Люди в природе старались так жить, как они хотели.

      10. Им пишу ту самую историю, которая должна быть. Она же есть о таком человеке, которому надо место, оно должно у себя такого нам человека сохранить. Он у нас будет таким для всех людей. Они сами с собою встретятся такими, как и надо в его жизни. Она делается нами, такими людьми, которые были в природе на Чувилкином бугре в Ореховке 16 января 1979 года. Купались в колдыбане, журналисты снимали, показывали свой вид во славе. Сашка Сопруненко, он эту операцию вел, старался сам себя в этом показать. Это надо было ответить устно. Дело Учителя надо было.

      Это вот первый такой день, как и человек. Он один в этом рожденный, такой, как и другой. Она такая вот есть одна из всех, мы за это все ухватились, держимся, это такая, она нашего брата в этом вовлекает. Мы держимся за это, говорим: а какая она это вещь хорошая! Надо нам сделать ещё лучше этого всего. Мы сделали вещь, да ещё какая она есть, если только разобраться с этим делом. А оно меж нами намечается из самого начала чужим своим делом.

    11. Это большое дело, это ведь совсем чужое, не твое, ты его не тронь. Это все не твое, а чужое. Зачем присваиваешь? Оно не твое, оставь его без вреда, ты будешь прав во всех твоих благах. Где вы все делали такое дело, чтобы злейшего врага капризного понять. Просьба удовлетворяет покой. Свое имеющееся другому человеку навязывает. Если это все вам будет за это дело хорошо, то мы в этом деле увидим для нашего народа плохо. Вождя нашего в 1980 году не станет. Обрушатся на Советский Союз все народы всех наций, они будут наступать, они в этом виноватые, у них родился для этого дела Бог. Он рисует картину ту, которой не было в этом деле. Войны никто не желает, кроме одних капиталистов, они этого хотят. А кто не хочет этой продолжительности, она нами укорочена, ее природа не дала и не дает. История это такая, это вот история этого вот дела, у наших людей есть труд. Мы его в жизни таким у себя сделали, им мы окружили себя, он у нас самый первый в жизни.

    12. Есть ошибка – нами такими это дело начато. Оно много времени думалось, и все сделали это. А какое оно в нас оказалось. Мы его так долго делали, и все же сделали, оно у нас получилось. Мы с ним не сможем так вот расстаться, оно для нас такое, от чего отказаться никак нельзя. Если бы не это вот дело в жизни, мы с вами в этом всем никак не жили. Только что поднялись с этой вот постели, не выспались ночью, нас подняла глубокая темная ночь, время такое, мы его ждали, старались его дождаться. Мы его как такового к себе в жизни тянули. Оно и к нам, таким вот чужим, пришло. Это самое первое, оно из всех дел это вот дело. Мы его делали все время, хотели, чтобы оно в этом деле жило как таковое, чтобы не умирало. Как оно было, оно есть, оно такое будет. Мы его делаем, оно в нас как дело будет.

    13. 1979 годов это вот дело делалось людьми. Оно ими делалось, и будет оно так делаться, если мы его не бросим так делать, а возьмёмся за Богово дело, за истину одну из всех. Вы как таковые посмотрите назад, вы увидите свою неправду, свое нездоровье, свое не сознание. Мы с вами умираем. Наши в этом деле бедные люди. Мы не знаем, что будет завтра. Мы об этом всем ничего не знаем. Наше дело подсказало, чтобы мы это вот делали. А в этом деле мы нашли жизнь такую, как таковую эту бойню устроили, этого царя, своего отца по закону защищали. Это был отцовский такой родной закон, мы его так хранили, как отцу родному крепко ему верили. Он был наш хозяин, он нас таких на это дело родил, сказал, надо будет делать. Мы делали по его указанию, его мы такие вот дети. Его дело будет свято, надо его сохранить. А мы в этом умираем через этого отца. Он нами распоряжался, он нас так заставлял, мы есть такие исполнители. На этом вот фронте создавали это дело. Она нас учило, как будет надо так жить. Это наше дело.

    14. А наше такое дело, не грех нам таким вот в природе умирать. Нас в этом деле заставляют, нас этому вот учат, мы этому молимся, просим его имя, говорим: Ты, Бог наш, кормилец наш, беду ты нам не оставляй, горе нам не надо. Разве Бог царя нам вводил? Он был против этого царства. Подчиняться кому-то и за что-то – этого Бог не велел. Он был делец, сам всё делал, у него никаких таких дел нет, кроме одного сознания, чтобы было бытие. Бог никого не заставляет, чтобы они делали, в этом помирали. Он говорит: надо жить. Чтобы не болеть, не простуживаться – это Бог велит. Он сам не простуживается и не болеет. А наши ученые это сами сделали, они уколы запустили, эту вот прекрасную такую необдуманную вещь. Это место, которое мною найдено, изучено как таковое. Это место никому не надо ни на что, не занято, его хранила для этого сама природа, от самых времен Адама никем не занятое.

    15. Это место сохранено для жизни человека, он его должен занять для жизни вечно бесконечной. Оно мне моим отцом предназначено. Он был этого села хозяин, его казаки за меня как партизана 25 шомполов побили. Меня, такого заслуженного человека, обижать людям не надо, а надо знать. Я много говорить не стану, я одно скажу, какую победу завоевали мы, и какое может быть между нами всеми такими. Мы же с вами такие есть люди, они живут и пользуются своими правами. Рано утром устают на восходящем солнышке, смотрят за ним вслед как таковым, мыслью гонятся, хотят чего-либо такого сделать. Это их будет такое дело. Оно из самых первых начальных времен. Это дело надумают, и его делай. Так делается, чтобы дело осталось. Мы как таковые люди за это вот дело взялись, чтобы сделать как таковое дело, она нам будет надо. Мы для этого всего на этом вот месте живем, в этом деле таком вот думаем из самого маленького, мизерного такого желания. Такое явление, все люди этого хотят делать. У них это всё в жизни получается. Наш такой вот труд, такая забота.

      16. Она нас таких вот милых людей заставляет. Мы на этом вот прекрасном месте живем и очень стараемся об этом всем не забывать. Мы же есть такие в этом вот, а наше дело такое – надо будет жить. А мы живем и делаем то, что будет в жизни необходимо надо. Это наше всех людей, мы в нём живем, мы полагаем на это вот такое время. Мы такое время ожидали, тянули в этом, это вздуманное нами, всеми людьми. А сколько их на белом свете есть таких, и все они хотят, чтобы в природе так жить. Мы в этом все эти вот люди, они из-за этого всего живут. У них одно на уме – это вот надо делать. А мы никогда это не бросаем, а хотим мы знать. У нас на это вот развиваются наши такие умы, мы их так вот развиваем. Нам хочется больше от этого вот знать. У нас на это есть свои силы, мы их так вот имеем, они нас окружают. А какая в этом есть наша такая прелесть, мы её такую издалека видим, она нами так сделана. Если бы не она, мы в этом не жили, а то нас, таких вот героев, она окружает. Мы живем на этих местах, сами себя показываем. На нас таких вот все остальные смотрят, хотят наш с вами пример такой взять.

    17. А день будет таков, он находится. Наш такой человек, он таким делается, рожден для жизни своей. Мы эту жизнь в природе для этого дела на этом месте развили, и так мы хотим жить. Это наше такое желание, из самого этого такого первого дела так мы им окружим себя, так мы живем. Мы, такие вот люди, живём этим, мы пользуемся как таковые мы люди. Нас посадила на этом месте природа, держит как таковых. Мы знаем хорошо и делаем то, что будет надо. А в природе очень много таких дел, их надо будет так аккуратно делать. Мы так делаем, а раз мы это дело делаем, у нас это дело делается. Мы стараемся так жить. Мы живём, да ещё мы хотим лучше от этого всего жить. У нас на это есть всё, чтобы так жить. Мы живем, и думаем мы лучше жить. А на земле, на этом вот таком месте, все люди хотят, чтобы им жилось. А вот это место, на котором мы живем, и то мы делаем, что надо. Это же есть самое то, что надо в жизни. Для жизни требуется одно и другое, оно надо в жизни своей. Это жизнь наша такая проходит между нами такими. Мы живём один раз.

    18. Такая жизнь природная, она так нас всех хочет встретить. Она такая есть для всех нас теплая и жизнерадостная, могучая живая, неумирающая, как никогда. Вот что мы такие люди с вами делаем, и будем делать то, чего надо. Учитель, он тоже это время ждет и хочет это всё видеть. А людям это всё, что делается в жизни, будет надо. Это же вот дело. А природа такая вещь, она сегодня теплая, она хорошая – она будет завтра плохая. А плохое такое не любят. А раз любви не будет, то и жизни нет. Стоят в снегу засыпанные машины, они недвижимы, люди все такие есть у жизни своей. Они так и жили, и будут жить. Люди бывают у меня очень много, они хотят у себя развить здоровье, оно нам нужно всем. Нами что только не делается. Особенно то, что будет в жизни нам надо. Это живой факт живой мысли. Если не согласитесь с моим таким мнением, с таким мудрым выводом, то обижайтесь сами на себя. Жизнь ваша не знает суть врага. Какой он завтра будет, и каким он откуда появится? Мы об этом ничего не знаем и не сможем знать. Мы, все люди, живем и надеемся на авось.

    19. Будет хорошо – мы будем жить хорошо. А будет плохо – мы с вами будем жить плохо. Какие же вы ученые, если вы своему развитию не верите? Мы делаем то, чего не следует. Нас убьет природа, её не обдуришь. Она такая штука есть в жизни, она наказывает. Люди за моё такое плохое били, они смеялись, а теперь ужасайтесь. Это же невозможная штука есть то, что надо. Учитель – он всего мира Спаситель. Своё такое развитие не надо будет запрещать, ибо оно техническое. Надо давать волю. Люди, они это вот делают – они это вредное в этом получают. Я говорю истинно об этом деле: то, что делаем в этом деле, это есть незнание наше всех. Это вот такое дело будет, обязательно будет. Природа такая есть жизнь, она это дело такое вот намечает, а потом делает сама. У нее есть всё то, что надо. Не хотите меня в этом признавать – враг для нас неизвестен. Мы о нём не знаем и не видим, а какой он должен быть, и откуда возьмётся таким. Люди – это сами, они не хотят Учителя слушать. А вот это самое, что надо в жизни, мы это вот получаем.

    20. Одно есть жизненное условие. Я, говорит тот человек, которому приходилось жить по-своему по такому, по его делу. Он надеялся на авось. Будет ему хорошо в этом – он будет хорошо жить; ему будет плохо – он тоже будет жить так, как условие его заставит. Все это наделало условие его жизни, он окружил себя тем, чем не следует. Люди в природе это место облюбованное заняли. Мы в этом дельцы. Мы такие вот есть люди, они живут в этом деле один раз. Мы это дело начали. Я для того и родился, чтобы завоевать в природе жизнь. Это моё такое вот небывалое в жизни знание, которое заставит делать, что в жизни надо. Мы, все люди, этого хотим, это делаем. Они все свое такое вот время ожидали, оно и к нам шло, двигалось еле-еле, а всё же они так или иначе дождались. Мы к нему таковому приготовились. У нас есть все, чем это дело делать. Есть снасть, есть оружие. Мы с ним таковым делаем то, что надо.

    21. Нам потребовалось в этой жизни это вот дело, а в деле вся наша такая жизнь. Мы в природе сперва это дело начинали. Мы с вами не знали, как будет надо делать, нас наш ум такой заставил долго об этом думать. И все же мы додумались, стали делать, сделали, у нас это дело получилось. Это первое дело, оно сделалось в жизни, людям из-за этого приходилось жить. Это дело сделано. Это дело нами сделано всеми, мы сделали одно и другое, и третье. А когда мы научились это дело делать, мы стали это дело делать. Мы стали всё время делать, мы делаем. У нас на это дело время родилось. Мы людей готовим тренировкой. Нам людям хочется достичь. Мы хотим этого врага удалить. А он как был у нас, так он и до сих пор таким остался в таких людей. Как они были до этого, они так и остались, и будут они, это их желание. Люди это делают, из этого всего сделанного оно так не получается. Как было, так оно и осталось в людях. Они жили, они живут. С авось мы жили, мы живём, и будем мы жить.

    22. А мы так живём, так мы делаем. Такой войны не будет, а будет страшное для всех такое дело. А дело наших рук, мы его так делаем. А раз мы, люди, это делаем, то уже будет в этом хорошо. А раз тебе, человеку, будет в жизни в природе хорошо, это хорошее в людях тянет плохое. А плохое так знать, так как это хочется, это одно из всех.

      Вот и дело моей такой вот жизни. Я приехал в город Пушкино под Москвой 21 февраля, там встретился со съёмщиками кино. Они приехали с военного дела, с оборонного, с космонавтами снимать в снегу. Так предо мною стоял вопрос жизни, это было дело Паршека. Он пошёл на все такие условия в людях, хочет своей идеей доказать, он в природе есть для жизни людей полезен. Такие средства нашёл он в природе, она учит людей. Это вот такая штука, которую я так нашёл. Я ею окружил себя, это моя есть найденная в природе ясная картина, она будет надо в людях как таковая картина из картин. А мы, этакие люди, так должны сказать об этом всём.

    23. Но мы не знаем, что в жизни везде не бывает только хорошо, а плохое такое в жизни накрывает. Это так в людях в природе бывает. А бугор – наша жизнь. А раз это будет так. Люди чего в жизни хотят, если они не удовлетворены. У них нет своих сил, они живут в природе за счёт её таких вот дел, они их без всякого делают. В жизни их это вот интересует. Это же наша с вами большая в этом деле ошибка. Она нас, таких людей, гонит в бой. А боя природа не велела, она не хочет, чтобы была в природе кровь. Это всё делали так люди, они это в жизни ищут, что будет для людей надо. А людям надо будет не плохое, а самое хорошее в жизни.

    Мы про это вот очень крепко думаем, и решаем в этом деле так сделать для нас это новое и небывалое. А в деревнях, сёлах, хуторах хуже не может быть от этого дела. Мы по природе ищем, в этом находим то, что надо. А надо человеку такое дело, которого в жизни не было. Оно обязательно будет в природе, так оно бывает. Солнышко встает ясно красное, а потом оно в ходе делается белым таким, как оно никогда не было, а сейчас оно таким будет.

    24. Я как таковое есть лицо в жизни, хочу жить так, как нам надо. А надо будет очень много делать, а в деле есть всё. Для этого дела надо жить, да ещё так, как никогда не жил в жизни человек. Человек – это же единица такая есть в природе, которая хочет жить так, как ему хочется. В жизни наше такое дело, это из всех дел дело, оно делается человеком таким, которому нужно дело делать. А люди в этом деле огорожены своим таким добром, они для этого ходят по земле, по таким условиям, которые хотят видеть. А сколько их есть на таком белом свете. А когда люди сами это сделают.

    Это было одно такое могучее время на Кавказе между снежными горами и в лесах по реке Белая. От станицы до станицы я в этом по узкой людской такой дорожке шёл, читал газету Правду, наука и техника, ученые наши люди просили у правительства, чтобы они прощали им за свою ошибку. А мне в эту вот минуту природа спустила свою такую мысль.

    25. А почему так получается в людях? Они этим делом нуждались, их заставила в этом болезнь. Люди в природе все больные, они хотят видеть у себя помощь, им надо на это средства. А эти вот средства в природе долго мною отыскивались. Я их нашёл и людям применил. Это всё сделала сама природа, она доверилась. Ей приходится низко кланяться. Мы это дело опознали, теперь хотим, чтобы наша жизнь нашего потока иною стала. Этого дела в жизни дождались. Человек и к нам, людям, для этого пришел. Мы с ним так повстречались. Он за это дело сам взялся, его избрали одного, природа ему доверилась как таковому, все свои силы она ему отдала, научила его практически естественно делать. Это воздух, вода, земля – то, что нам все в жизни (дало), для этого мы получили. Мы стали одевшись ходить, наевшись оставаться, а в доме со всеми удобствами жить. У нас всякого рода оружие, мы с ним в природе добываем легко то, что нам надо. У нас всякого рода делаются экспедиции.

    26. Мы в этом готовимся, тренируемся на все наши условия. Человека туда посылаем, чтобы он там чего-либо в жизни нового открыл. Он старается быть в Арктике, в мешке там находится, а потом на землю возвратится. Его земля тянет, чтобы на ней умереть. А в космосе находится в невесомости, тоже на землю возвращается, чтобы умереть.

    Рай земной на это дело пришёл на землю. Учитель, он нас, всех людей, одному учит: в природе надо жить не так, как мы с вами прожили эти вот годы. Мы всех людей в процессе этого дела, сами всех добрых и недобрых людей в землю закопали. Мы все лежим в прахе. Никто об этом деле не думает, кроме одного Учителя. Он у нас один думает, он это делает, и хочет сделать то, чего в жизни не было. А сейчас люди это ждут, но не знают, как это в жизни получается. Мы же есть такие люди в жизни, лишь бы только наметили, у нас получается. Это же есть природа, она для этого прислала на эту землю Учителя – спасителя от всех наших грехов. Мы прегрешили.

    27. Как бы не было в жизни, а это дело обязательно будет. Мы, все люди всех условий, нашли это место, одно из всех. Оно отберёт от нас всё то, что имели, и мы оставим позади. Нас как таковых людей природа не станет обижать, она будет всех поощрять. Люди, не хвалитесь, не говорите про это дело. Мы долго об этом всём думали, взялись, сделали. У нас такое вот в жизни получилось на арене в таких условиях. Мы стали видеть у себя хорошую вкусную пищу, одежду фасонную теплую, а жилой дом со всеми удобствами. Нам бы жить, жить в этом вот деле, а природа нам не дала. За это самое дело взяла своими силами наказала, на наши тела посадила язвочку, грибок – это такое есть в жизни заболевание. Люди им окружили себя, от него не смогут отбиться. Они не нашли от этого всего средств, и нет на это всё человека, чтобы этому всему людям в их горе помочь. Они бедой окружены через это дело, они его вздумали, им это пожелалось. Они его всё время делали, и так они недоделали, ошиблись в этом.

    28. Простыли, заболели, поболели и умерли. Как это делалось, делается, будет оно так в жизни делаться. Врага люди не знали, они его не знают, и не смогут знать, какой он есть, и откуда он берется, и для чего он таким к нам приходит. Это наше такое есть незнание. Мы его не знаем и не сможем его опознать. Враг – это есть люди, они сами его создают своим делом. Они его делают не на пользу такую, а на вред природе, её качества недолюбливают, уходят от неё. Она за ними гонится, догоняет, с ними такими она не считается, отбирает их силы, делает бессильными. Они падают жертвой, умирают на веки веков. Вот что нам дало наше дело, оно нас ведет к гибели, в чем мы не живем, а умираем на веки веков. Это всему виновато это дело. А мы до сих пор не нашли такого знания, чтобы с этим вот разобраться. Мы такого не научились с вами встречаться. Человек наш, он русский, он от природы получил доверие к людям, они потеряли свое органическое здоровье, им потребовалось помощь такая в жизни, которую нашёл в природе Паршек. Он же Учитель, он научился в ней, она в этом деле помогает.

    29. А учёные люди вооружаются, их дело – думать, готовиться к бою. Это мы стали делать, делаем очень много, а чтобы получилась в этом польза, мы получили вред. Это наш враг, вечно развитый на нас самих. Мы с природой воюем, стараемся в неё отобрать то, что надо – не плохое, а хорошее. А сколько не живи хорошо, придет плохое, помешает оно жизни. Человек помирает, что может быть от этого хуже? Жить будет надо. А время пришло такое – надо умирать. Это такой поток, он был, он есть, он будет через наше такое дело. Она нами начиналось, оно делалось нами до тех пор, пока не умрем на веки веков. Такое дело мы с вами в этом сделали, не клали своих таких рук в этом. У нас всех есть все, мы имеем то, что надо. Мы этим вот окружили себя для того, чтобы в природе жить не плохо, а хорошо и тепло. Наша такая задача всех людей этого в жизни добиться. Нам природа всё дает как таковая, она наша мать родная, она своими недрами богатая. Лишь бы только наметили, то это будет надо в жизни, она нам дает. Это мы по ней ищем, мы найдём, для этого у нас есть геологи, они в этой земле залежи находят, а это вот нам надо.

       30. Это дело, которое мы с вами наметили обязательно сделать, это наше есть всё. Мы не сидим на одном таком месте, а идем дальше. Сегодня на земле, завтра в Арктике, а потом в Космосе ищем необходимое. А когда найдем, то мы тогда хвалимся, мол, мы нашли, воспользовались. Мы по этой такой части люди, умеем так вот жить. Чего у нас только нет в нашей жизни? У нас растут города, села, аулы, дома, корпуса растут вверх. Нас этому  вот не учить. Мы – люди культурного названия, учимся мы долго, без стихии не остаемся. Как чуть что такое, уже насморк, течет с носа, уже большая неприятность. А люди это видят, говорят о нём, мол, заболел, болеет. А раз он болеет, уже это плохое. Что может быть от этого хуже в жизни? Если человек болеет, он идет неудачно под копыл, его природа окружила своей неприятностью. Она его тянет туда, куда это не следует. Это его есть гибель жизни, смерть. Что мы с вами, такими людьми, в жизни сделали? Мы с вами умерли, и будем мы с вами умирать из-за этого всего. Это есть дело такое. Мы намечаем, куда хотим мы попасть, делаем такое сооружение, стараемся этому достичь.

    31. Для нас пространство, это природа, в ней воздух, вода, земля, чем люди заинтересованы в этом всем что-либо сделать. Это дело, оно делается то, которое надо нам. А что было надо нам, этим людям? Одно в жизни продолжение. Мы это все хотим для этого найти. А когда это все мы в природе найдем, то им мы в своей жизни похвалимся. Это нам дает природа такое место. Мы его там нашли не для того, чтобы брать от неё принадлежащее и им пользоваться. Рано мы поднялись с постели, надо ехать со двора в степь, а там нам приходилось трудиться, делать такую работу, нужную для самих себя. Это дело делалось нами. Мы делаем для нашей жизни весь год напролет ежедневно. На этом месте приходилось из самого утра до самого захода солнца это дело делать наше. Мы его делаем. Землю пашем осенью, кладем под снег. А в самих такая мысль зарождается угадать, что будет надо посеять. И на это надо было думать, чтобы не прогадать. Нам надо так сделать, чтобы быть на этом месте… Вот чего мы в этом добиваемся.

    32. Делаем мы для этого дело всё, что только людям хотелось. Они жили в природе так, как они в этом деле хотели. Их жизнь заставляла, они думали, они всю зиму гадали про это дело. Нам оно давала, и нам это дело дает. Мы то дело делаем, чтобы в этом деле факт живой получился. Это первое в этом дело. Мы его для того ввели, чтобы этим вот жить и свое это дело не забывать. А дело начинается из самых слогов, из первого такого начала, первой буквы, из первого слова, с фразы той, которая стала про это вот говорить. А мы про это вот совсем забыли, мы совсем не знаем, а в самих такая думка: обязательно надо что-либо такое из этого всего сделать. Есть на это все, лишь бы только за это вот взяться. Умение наше, оно всё может сделать. Мы делали, делаем, и хотим мы это сделать. В этом всем наша такая есть искренняя любовь в этом деле. Мы своими силами взяли это наше доброе дело в природе.

    33. Наше такое будет дело первое и начальное. Мы это место облюбовали, захватили в природе, она нам это всё дала, мы от неё это всё получили. Это наше место. Об этом вот месте. Идут по дороге два человека, один другому доказывает: я, мол, живу хорошо. А другой говорит: я тоже живу хорошо. А что ты у себя имеешь? Я имею для жизни всё, у меня есть все необходимое: что кушать и одеваться, и в доме есть все удобства. А другой ему говорит: у меня тоже есть всё необходимое. А что ты для этого всего делаешь? Он ему говорит: крепко в этом тружусь. И другой тоже говорит ему: я тоже тружусь. А ещё что ты в этом делаешь? Он ему говорит: крепко в этом тружусь. И другой тоже говорит ему: я тоже тружусь. А ещё что ты в этом делаешь? Да ничего подобного, в этом живу хорошо и тепло. Живет и другой так же. Сказал: тоже так, тепло и хорошо. А что за этим шло вслед, они об этом не спорили. А вслед за этим шло наше нехорошее такое дело, оно делалось плохое и холодное. Мы не удержали это богатство, не хотели его держать, у нас сил не хватило. А жить приходилось, но природа нам не дала, и не говорила, чтобы жить. Взяла нас с жизни прогнала.

    34. Людям этим надо жить, а сил не хватило, они стали отмирать. А умирать мы с вами не хотим, у нас на это есть желание. Что мы сделали? Да самую плохую жизнь соорудили. Это всё сделала в природе такая привычка, она нас заставила так умирать. Умираем мы в этом все. А чтобы не умирать, этого в людях нет. А есть одна смерть. Люди вздумали, чтобы вожаки их рассказали про их родившихся детей. Они родились отцами, матерями. Спросите, что её или его заставило это дитя рождать? Сама рожденная в людях похоть. Она нами для жизни этой развита. Она нами разведенная для того, чтобы в природе пожить хорошо и тепло. Это люди получили в своем процессе. Дети рождены людьми для жизни, а мы заставили сами их оставаться в условиях. Дети стали трудиться, они тяжело стали жить, им приходилось в этом терять свое имеющееся здоровье. Вот что в жизни дети получили. Их заставила в этом деле потребность, она наших детей окружила. Мы их стали кормить, одевать, и в домах со всеми удобствами жить.

    35. Это всё не дало жизни им… Мы сами это вот сделали, а они в этом всем умерли, их не стало. Поэтому наши вожди пожелали детям счастья, здоровья. Им дети будут надо в природе и в войне. Вождям надо их место, их надо защищать, как таковых. Люди это вот делают, они с собой воюют, самих себя убивают. Всё это делала потребность, она убила человека. Нам надо это сменить на жизненный поток. Вот что надо нам, детям. Их надо родить не по людскому, а по идее Учителя Иванова. Нам надо дитя родить без всякой такой вот потребности, чтобы наши дети жили, но не умирали. Вот что Учитель Иванов нашел детям. Свою идею несет всем нам, людям. Они этого давно желают, но не хотят делать и не умеют, их в этом деле неумение. А раз они не умеют, они в этом умирают. Дети и взрослые тоже, они умирают из-за нашей такой потребности, она нас заставила так жить, как мы в этом живём. Мы с вами сооружаем с живого мертвое. То, что мы сделали с вами, чем мы окружили себя, это мертвый капитал. Наше такое будет дело, мы в нём ошибаемся.

    36. Мы детей воспитываем, все наши вожди пожелали своего здоровья и счастья, пожить хорошо и тепло, а потом надо умереть. Это наше не воспитание, а полный в этом проигрыш. Мы с вами детей рождаем для жизни, а воспитываем для смерти. Мы их заставляем, гоним его в бой, они не с любовью туда идут, а капризом они заставляются. Не хочется, а надо будет делать такое условие, такой несознательный быт. Поток старого вида, а не хорошая сторона – это детьми делается, в чем мы умираем. Я так крепко из-за детей бедных терплю, знаю хорошо, что они ничего не делают и не хотят делать, чтобы не простуживаться, не болеть, в чем они гибнут на веки веков. Все люди это делают, они не гарантированы, а все стоят на очереди завтра заболеть. Мы этим огорожены, ждем этого дела. Природа, она этого дела не хотела, чтобы люди себя в этом разбивали, они стали через это всё умирать, умерли на веки веков. Люди вовлеклись, им захотелось жить за счёт чужого, за счёт природы, за счёт её добра. Человек поймал, человек её убил.

    37. Он природой окружил себя, её стал заставлять, она стала давать всё, что нужно. Это их вовлечение в это. Мы эту жизнь продали за деньги, ими базируемся, живём ими. Они природу покупают, природу продают, и сами люди пожирают. Они, люди, продались людям. Я через их дело терплю, через детей и взрослых, они ничего такого не делают, чтобы не простуживаться, не болеть. Я терплю для того один со всех, чтобы люди знали об этом деле, чтобы не простуживались и не болели. А раз мы не будем этого получать, мы будем жить вечно. Я же человек такой, как и все люди. Они умирать не хотят, а умирают, им хвалы нет. Хвала осталась вся в Учителя на Чувилкином бугре бессмертная. Делать ничего не будем, жить мы будем за счёт природы, за счёт воздуха, воды и земли, что нам дало всю нашу жизнь на человеке, она нас умертвила. А сейчас нам жизнь даёт бессмертную, эволюционную. Здоровое тело, здоровый дух. Это святое дело. Мы смотрим фильм, мое дело моей такой жизни, она нам показала живым фактом. Моё тело неумирающее, будет жить с нами вечно, не как мы, такие вот люди, они умирающие. А чтобы жить нам так, как живёт наш Учитель!

    38. Это есть не живой факт моего такого дела, а фильм соорудили. 25 апреля состоится в мире праздник самый небывало большой для того, чтобы люди сменили свой жизненный поток, старый бросили, а новый взяли. Это будет жизненная и бессмертная в людях сторона. Они у нас таких взялись за это вот дело доводить до самого конца. Человек, он будет этого дела делец, он покажет свою вечно живущую красоту на этом вот месте. Это земной для людей рай. Потребность от людей уйдет, а народятся в жизни без потребности. Люди не будут то, что они кушали до этого. Нам этого мало. Если хорошего нет, то мы остаёмся с плохим. Мы с вами живём и надеемся на авось. Это наше с вами дело есть. Люди наши всё это делают. Хотят мирно так жить, как они в этом живут. Строят на земле всякого рода строения. Для чего вы это заимели? Вы боитесь без этого всего оставаться. Это не ваше есть добро, оно чужое. Вы на нём остановились, облюбовали, к своему имени присвоили, сказали: это место моё, я его никому в жизни не дам, окружу его забором.

    39. Как своим буду распоряжаться. Что хочу, в нём делаю, это моё дело. В природе найду нужное, скажу: я нашёл. Беру, везу во двор, считаю, это нужное. А когда привез, это моё собственное. А человек сосед на это всё смотрит как таковое лицо, ему это всё делается завидно; у него это есть, а в меня этого нема. Все свои силы кладет на это дело, старается в этом деле сделать, чтобы у него это было. А ему не дается, он болеет, он психует, у него желание на это всё рвётся. Природа ему таковому в жизни не дает, берет, своими силами его такого она наказывает. Говорит ему: ты, такой человек, в жизни своей не заслужил. Тебе она не даёт. А раз ты это дело не заслужил, тебе она не даёт. Как бы ты этого не делал, а получить ты ничего не получишь в жизни своей. Ты – бедного характера. А раз ты бедный, нуждающийся человек у жизни, тебя окружило горе с бедой. А в горе тебе кто в жизни помогает? Бог у жизни есть единое лицо, который своим делом в людях заслужил им быть. Он помогает бедному, больному человеку. Просите его, он всем вам дает, у него есть природа, у него есть все. Он ее просит как таковую, она ему дает в его таком вот деле. Он её упросил, как мать, она его пожалела, она ему всё дала по его просьбе.

    40. Если люди это вот поймут и станут моим заниматься, нам не будет надо никакая в этом деле тюрьма и больница. А нам будет надо природа, Чувилкин бугор, жизнь наша неумирающая. Вот что нам надо в нашей жизни – жизнь, но не смерть. Все то, что люди делают. Это есть приглашение этому всему, они для этого всего через мою идею делают. Это моё такое вот дело, оно в людях пользой послужит, истиной. Она научит людей, чтобы люди знали, а что делать в жизни, чтобы мы не простуживались и не болели. Вот чему надо людей учить. Чтобы они знали и хотели в этом делать. Мы являемся этому делу начало. А мы рождаем в этом дитя для его такой жизни, а вот воспитать мы не умеем. Кустарно, как к го... мы к нему относимся. Считаем мы его человеком, наше желание такое: его надо заставлять так, как это нами делается везде и всюду. Мы его родили – мы им распоряжаемся, как своим дитём. Это ему нравится? Он бы послушал вежливость нашу. Мы это вот у себя делаем, они хотят это вот принимать. Это люди, они научились природу заставлять.

    41. Наша жизнь проходит так. Она не просила нас, чтобы мы её так заставляли, она нами не нуждалась, без нас она обходилась. Бурьяном зарастала, цветами цвела, да ароматом она пахла. А сейчас она г… провоняла. Это ли такая в людях жизнь из-за нашего такого дела. Мы силу такую заимели, снасть мы сделали для этого дела, взялись за это дело, вовремя пашем, кладем мы под зиму. А потом всю нашу зиму думаем, гадаем, а что будет надо в этом деле угадать посеять, чтобы зародился урожай? Наша в этом такая цель, от природы прибыль большую для людей взять. Это наша такая вот в жизни привычка, мы её ежегодно делаем в природе. Она нам так любезно свое всё дает. Мы от неё, от такой матери, получаем. Это наше с вами есть в жизни такое добро. Нам сделал это все труд. Мы его придумали, он нас так в этом окружил. Хоть тяжело нам в этом, а делать будет надо. Мы с вами учимся, своё имеющее это хозяйство мы развиваем технически, искусственно, химию вводим. Считаем, это все надо.

    42. А работать для этого надо. Это не Чувилкин бугор, он хранился природой, она его берегла, не давала его людям занимать. А само село росло, оно развивалось в полной форме мертвого капитала. Люди жили, они богатели, сами себя показывали, что они живут хорошо и тепло, а потом приходило такое время, делалось им плохо, они теряли своё индивидуальное здоровье, заболевали, поболели и умерли на веки веков. Эта история делалась, делается, и будет она так делаться. Чтобы сменить на другой поток, этого люди не думали делать. У них одно в этом – надо сменить себя дитём. А чтобы его воспитать, этого у них нет. Как ребёнок встречался, так он остался. Он ягнёнок, мы его учим, он у нас все делает, и будет делать до тех пор, пока у него есть силы. А когда он их потеряет, тогда он уже не тот, который был. Он уже думает о спасении своей жизни. Его дело такое – надо уходить с колеи своей жизни. Человек это получает, такая жизнь у нас проходит. Надо жить, а мы в этом умираем.

    43. Это сделали мы сами в этом. Кто нас таких вот заставил так делать? Сама природа, она открыла свои для этого дела плоды. Мы их стали приобретать в труде. Если бы не наш это вот тяжёлый труд, мы так не изнашивались, нас бы природа не наказывала. А то, как чуть что-то такое в своей жизни, уже заболел, пошёл вниз с горы, уже жизни такой нет. Так оно делалось, так оно делается, и будет оно делаться в своей жизни. Это деревенские люди, их условие заставляет. Земля, она сама себя меняет; то плоды нам дает своей прибылью, а то ложится снег и лежит всю зиму, не дает людям появляться. Люди привыкли в халупах сидеть, они бояться показываться в поле. А когда весна наступает, то люди спешат как таковые в поле. Они в это время мало спят, их условия заставляют бояться природы, они снег не любят. Такое их в жизни дело. Оно для того на землю таким приходит, чтобы люди этим вот радовались, её как такую воспринимали. Она пришла на эту вот землю, чтобы её как таковую накормить и напоить. Это делала сама она, природа. Люди пришли и применили свои в этом силы, стали делать то, что им было для их тел надо. Они стали это делать в ней, что надо. 

    44. Им надо природа, а в природе был источник, это сырьё, его давала наша земля. Она цвела цветами, этот цветок появился меж бурьяном, меж травой, своим ароматом он проявил себя.

      Это сознание определяет бытие. Это место, оно оказалось Чувилкин бугор, это земельный для людей вечно не умирающий рай, вся это в этом деле есть слава всему миру. Жизнь, она должна быть в природе как никогда живой. Вот что нашёл нам Паршек, Гимн. Мы жертвой пали в борьбе за жизнь и славу свободы. Мы смерть прогоняем с рядов у жизни, а вечно поём песни за это. Нам слава за то, что мы вводим жизнь вечно неумирающую. Паршек везде и всюду Паршек. Он в Москве, он в Ленинграде, во всех национальных городах за то, чтобы не было тюрьмы и больницы, а была жизнь вечного характера. Довольно этим окружаться, выступать перед детьми, им сулить в жизни счастья, здоровья. А сами, не успел он на белый свет народиться, как ему условия в этом такие создали, административно приказали. Будь добр на это вот место, ты тут будешь обязательно надо!

    45. Вот что Паршек в жизни для людей тех сделал, Гимн он написал. А теперь его люди поют, им это будет надо, мы умирать не будем. Нам Чувилкин бугор всё это вот сделает. У него такая есть возможная сила в этом. Я в этом всем хочу сказать об этом деле. Хотите, не хотите, а так она мне подсказывает, сама природа, за мою такую идею, она с природой говорит часто и много. Больше от всех, приходится мне, человеку, понимать. Я в неё спрашиваю о самых наших вождях, особенно коснулся нашего Леонида Ильича, его избрали люди, он избирался в 1979 году, а в 1980 его не станет. А Картера американцы опять изберут. Спрашиваю о положение в мире. Так будет продолжаться, как и было до этого. Чтобы договориться к лучшему, в 1980 году не договорятся, и в 1981 не будет ничего. И с 1981 года тоже также будет переливаться, а в 1982 году говорить будут, а в 1983 году будет между всеми всемирная война. Победа останется за Учителем, он введет своё бессмертие. Я спрашиваю о силах у себя в жизни. Она мне говорит о признании моей идеи, она мне так показывает: в 1989 году меня как такового признают. Как и что, она мне об это не говорит.

    46. Вы спросите через меня, она вам ответит то, что вы хотите. Природа на ваш любой вопрос у жизни через меня, она точно вам даст ответ, чем вы заинтересованы. Я не хиромант, а мудрец всей человеческой жизни. Развитие космоса никакого реального не даёт, всё это напрасно. Экономика, она этого требует, и хочет сохранить политику. Хотите, не хотите, а идея жизни победит. Тем, что мы с вами сделали, тем, что мы имеем в этом, мы этим не удовлетворились. Мы лежим в прахе вечно. Спросите в природы: а кто их будет поднимать? Она уже мне сказала: Паршек. Он ничему не возражает. Лежал материк земля, никем не занималась. Кто вам давал такое право это всё сделать, у кого вы спрашивали? Вы в этом сильные. У вас техника, природа вам дала недаром – за это всё взяла живого человека. Что мы на этом вот месте сделали? Могилы человеческой жизни. У вас развита в этом деле привычка дела, вы привыкли умирать, вас в этом не приостановишь. Вам надо деньги, а их даром не дают, они трудом добываются.

    47. Вы для этого самовольного дела брали революцию, вы не обдумали, что вам придется делать, вы сделали хуже. У вас сын строит жизнь, а отец в могиле, он сидит. Вы умираете, вам из-за вашего богатства не дает природа жизни. Вы бессильные люди, я вас назвал бедными людьми. Вас теория заставила это дело делать. Вас окружила техника, искусство, химия. Это старый умирающий поток. Вслед за самодержавием пошли, стали детей гнать в бой за прибылью. Вам надо дело, а его сделали люди, своим объёмом стали делать, а в деле приходилось кушать, приходилось одевать, и в доме жить. Так это всё не дается, мы в труде это получили. Это все сделала природа нам, она нам нашла, дни такие представила, она нашу очередь держала, чтоб нам в этом простыть, заболеть, поболеть и умереть. Это есть такая система введенная, она нами развита, мы в этом умираем, и будем при таком потоке умирать. Для нас таких людей милостыни нет от природы. Такого мы не нашли, а закопались в землю. Мы такие люди оказались, сделали, у нас на это место есть, где зарыт человек. У нас жизни такой нет, чтобы не умирать. Мы с вами это не искали. Мы не умеем и не хотим. Это наша в этом лень. Разве будет тяжело в неделю 42 часа.

      48. Это придется в своей истории, она для этой жизни создавалась. Я как будто работаю одиноко на производстве в другой местности, ушёл. Мать родную в колхозе оставил, сам пошёл жизнь в природе искать. А где ты её можешь такую найти, в людях? Мало попадало встречать добрых людей. Мы случайно встретились на одной работе. Мне в жизни не везло, всегда какое-либо кипучее горе или  меня окружала какая-нибудь беда. Ей редко кто помогает в жизни. Мне повезло встретиться и познакомится с девчонкой. Она мне говорит тоже о своем таком поступке, ей тоже не повезло в одиночестве. Всегда кто-то ей в этом мешал. А чтобы нашёлся человек, он бы взял и дал своё наставление, как быть в дальнейшем. Годы подходят, надо молодого человека, а его никто не посылает. И вдруг у нас речь прошла: есть на белом свете такой человек, он рожден в природе. Говорит: мы бедные такие люди все, ничего не делаем в жизни такого, чтобы нам было хорошо. Всегда живём в нужде.

    49. Стоим на очереди, ждем своего такого дня, а мы должны заболеть. Мы, все люди, такие есть в жизни технические, бессильные в жизни жить. У нас авось у всех. А чтобы знать такого человека, как Учитель, мы живём в природе, не знаем. Один на всю вселенную. Молодому человеку хочется это знать, а чему он учит, и что он говорит, интересно знать. Она ему любезно стала рассказывать неглупые слова. Он тоже такой же самый бедный, как и она есть. Её так слушается. А она говорит ему, всё про это рассказала, что я молодая, а вот счастья нет. Он спросил: а какое тебе счастье? Я ему скажи: молодого человека. Он мне так сказал: это ваше горе, а ему я помогаю. Тут собрались мужики этому началу. Мы прожили всё время на этом месте.

    Капица со своей свитой с учёными. Хотели в природе найти тайну, которая посажена для науки, чтобы они своим умом нашли этой стихии начало. Эта загадка, она не разгадана, и до сих пор не ясно. Капица спор раскрыл в этом вот деле, а чтобы реальности, её космос ничего не даёт своего того, что хотели наши люди. Они умирать не хотят, а умирают.

    50. Жуков 11 марта выступал, так он построил свои слова. Нам не надо, миру мы помогаем деньгами войне. Мы, мол, договоримся, с вооружением китайцы не ушли совсем с арены. Этого мы ждем обещания Жукова. Он не сказал нам, что будет в 80-м году, и что нам принесёт 83-й год. Этого нам никто в этом не скажет. А мы хвалимся целиной, что мы много получили от земли зерна. А где делись умершие люди? Их забрала земля. Что мы в этом сделали? Поток умершего капитала, из живого сделали мёртвое. Хвалимся природой. Паршек говорит. Не в словах сказанных, а в деле человеческое здоровье. Нам надо место такое найти, где человек своё здоровье не терял бы, а он там жил вечно. Это место Чувилкин бугор, словом, жизнь бессмертная. Она была, она есть, она будет в жизни, если мы за неё возьмемся и будем её делать. Этого врага мы не будем иметь. Вот что нам Паршек несет – жизнь, а не нашу смерть. Врага не будет, а будет через это жизнь вечного характера. Мы от природы добьёмся, нам природа уступит, обижать она перестанет нас всех.

    51. А вот 25 апреля 1979 года сравнялось 46 лет моей идеи, она нам дает свое новое. Паршек покажет свою неумирающую правоту, это простая колдыбаня, её такие волны купают всех. Я помню очень крепко, слышу далеко, а вижу ещё дальше. А когда это надо будет в этом деле, то мы протрём свои глаза. 20 марта 1979 года академики СССР поднялись на свои ноги за своё сделанное ими в жизни науки. Они выдающихся награждали золотыми звездами за их техническое, искусственное, в химии. Дело, оно делалось. Раньше по поверхности сырьё бралось близко и легко, а сейчас это всё глубоко берётся, на что требуется больше силы. У нас много нефти, газу, докладчик сказал, он коснулся многого, мирового значения запаса этой найденной сырьевой базы. Особенно он коснулся воды, ледовитого океана. Мы вместе с американцами в дружбе решили этот вопрос. Он нам дал такое дело, которое осталось, атмосферное явление для человеческой жизни. Он был, он есть, он будет таким вечно. А учёным надо там рыться.

    52. Ибо если наука не будет своё такое делать, в жизни науке не быть в людях, которые сами себя не удовлетворили. Это начальная история, а мы её так крепко боимся своим телом в ней зимой купаться. Она для нас такая неизученная осталась. Она идет с начальных ключей. Она идет с земли, с океанского дела. А нас в этом страх окружает. Мы все люди технического характера, мы искусственны, все мы делаем в химии препаратами, приборами. Это всё из сырья сделали руки людей, всё нам дала дело наше. В колдыбаню надо человеку живому влезть и купаться. Вот где берется энергия человека, жизнь вечно не умирающая. А мы это не хотим делать. Нас примет любое море, и не откажет нам. Мы так добьёмся, сделаемся лёгкими и достойными в этом ходить по воде так. Мы не будем бояться такой бушующей волны, она нас за нашу доброту встретит покоем. Мы простуживаться не будем, болеть тоже не станем. Болезнь – это наше незнание есть. Он окружён бедой, горем, а в этом всем помощник Паршек.

    53. В большом копаться – это одно есть горе, такая беда. Через это всё мы с вами до одного человека умрем. Мы такие бедные есть люди, не накапливаем, а теряем здоровье. Где бы ты ни был со своим здоровьем, а здоровьем хвалиться нельзя никак. Это природа, она все делает, она вовлекает, она заставляет, чтобы мы это начало делали. Мы с вами делаем, и будем делать. А в деле вся такая жизнь, она для этого дела делается, чтобы потерять здоровье. Она дает, она и отбирает. Это же не кто, а природа, она может делать в людях всё. Это человек, он надумал это вот самое дело, а мы академики лазим по всей такой природе, она нас таких вот пропускает, нам дорогу такую дает. Это есть одна такая прелесть.

      И в … запуталась, в воде затопилось, а на горе расцвела месяц. Солнце в окошко грело, а тепло было в доме. Вода грелась в кастрюле, надо купаться в ней. Все гуси этого вот хозяина, нам как соседу тошно сбоку. Земля, она так расположилась, тишина стояла во дворе, хутор сбоку нам казался имени названия своего.

    54. Таня написала свои слова, она правильно указала: вы там живете в раю. А Оля засмеялась, её поддержала Валя. Зачем читать и слушать незаслуженно этому делу? Лучше не читать эти письма и не слушать их. Как хотели, так и сделали. Заставили дитя от матери оторвать, его стали учить своего близко, он его стал понимать и разбираться. Его такое окружило условие. Он сюда попал в неволю, ему надо жить, он такими годами окружил себя, такой к нему пробрался закон в своей жизни. Отец и мать, они его как дитя держат до своего такого времени. Он уже понимает, что ему приходится этим родителям помогать. Как оно делалось Паршеком, он был обижен тем, он не знал дорогу, как надо до чужого дяди, и ему надо работать, чтобы эту копейку получать. Паршека Федька Моисеев пригласил как соседа. Я, говорит Паршек, свою мать обрадовал своим поступком. Он меня, как трудящего, окружил. Я собирался, как и все собрались. Мать меня послала, сказала мне, как надо первого начальника любить и слушаться. Я это никогда не забывал.

    55. У меня был этот урок, он мне в этом помогал. Я слушался чужого дяди, как своего отца родного. Он меня за мою обходительность, какую я имел, за лошадками ухаживать. Мне в мое денное условие доверилась пара лошадей с упряжью. Мое дело было в этом, хомуты надеть …засупонить посторомки за борки зацепить, ….. за дышло, …. вожжи закрепить. Сесть, как садится кучер, в арбу. Кнут с собой беру, лошадь надо подгонять. Я ехал в степь за сеном, там ребята поразвитей от меня. Сена накладывали полную арбу, а везти во двор этой экономии. Панское дело – весь день от солнца до солнца на своих ногах. 65 копеек – это была мне плата. Я эту работу делал, всю неделю проработал на этом месте. А ребята мои деревенские пожалели, взяли на вторую неделю, на скирду устроили, я стал рубль получать. Моя такая была работа вилами владеть, на это моё было в этом здоровье. Всю неделю проработал, за что получку получил 10 рублей с копейками. Их принес матери, отдал. Если бы люди данного времени на эту историю посмотрели, как их пришлось добывать, какие были там у этого пана условия. Это первое начало в его трудовой жизни делалось.

    56. Этот пан жил от нашего села за 15 верст. Чтобы добираться туда, приходилось в то время пеши таким селом такому человеку. Если бы сейчас такому взрослому сказали, оставайся таким. На мне были портки холстинные, рубаха тоже такая, туфли, женская кофта – всё это приходилось на себе на теле носить. А мешок с провиантом с продуктом. Сейчас бы такой хлеб в рот не взял. А я как радостно это всё делал, рано вставал, поздно ложился. А условия какие? В кошаре, где овцы зимовали. Ночью зря по двору не ходи, борзые собаки, они чувствовали, что мы были обиженные бедные люди. Придет к дверям и стоит молча. Я их боялся, как волков: разорвут моментально. Так тебе думалось. И пан боялся ночью, держал во дворе черкеса с кинжалом, сторожил. Страшно было. А копейки это требовалось не сидеть бездельничать. Лошади – мухи. Словом, авось было такое время, это не детское такое время. Хорошо тем детям вспоминается, какие так ничего не делали такого, как делал я. В этом меня готовила природа.

    57. Дети такие поработали, походили, как тогда. Я каждую субботу приходил, а в воскресенье уходил с дома к пану, так требовалось в жизни нашей. Я вслед шел за ребятами, они меня любили. Наездился на лошадях, а теперь лез на скирду сено вилами кидать, и это я не отказался. Здоровье позволяло мне там в этих условиях обходиться. Я работал на скирде, считался в пана настоящим рабочим. Пан раздал своим рабочим деньги. Две недели поработал и Паршек, ему пан уплатил ради того, чтобы его рабочие дальше продолжали оставаться в пана, чтобы работать. А люди – это прогноз, они нюхом пользовались своим, чужим. Они знали, к чему шло такое время. Осень, она к нам с хорошим своим делом не приходит. Его дело, это вот природа, она такая, к нам приходит на арену. Мы люди деревенской поры, считаем дни по своему порядку. Хочешь, не хочешь, а тебе надо будет жить так, как прожили все умершие в природе люди. На них неподготовленных природа врасплох напала, и хотела им в этом помешать. Она была такая, как есть. Она Паршеку уже помогала. Паршек недаром сюда к этому пану таким пришёл, через него и получку денег дал хозяин. А ребята такие парни: до времени работают, потом их только посмотри.

     58. Врачи начинают признавать босое хождение, холодную воду. Надо заслуги доверия природы. Она меня в этом избрала, доверилась, чтобы эту вот фразу записать. Учёным прощаю за их такое вот незнание. Мы на то есть ученые, и они ошибаются, у них есть не природное, а своё, человека. Я как таковой есть человек в своей жизни, хочу спросить у вас, как в учёных. Вы родились какими? Вас природа родила, как и всех, не знающих, а животное ягнёнок. Мы ему имя дали, лучшим от всего кормить стали. Он таким попал к нам в такие нуждающиеся наши условия. Мы таким продуктом нуждались, это в природе такая наша жизнь. Мы его разводим, бережем, растим, это наша пища, мы её едим, она нас так сохраняет, с неё шерсть в год один раз снимаем. Словом, это живая база, на что надеемся. Говорим: это овцы мои. Я за ними смотрю, как за оком. Когда она прибавляется, у нас на это большая такая радость. Мы бога благодарим. Мы этим богатеем.

    59. Нас как таковых люди признают честными людьми, разрешили место занимать возле себя, то есть жить в природе так, как он жил. Все время хитрил, он вооружился, хотелось ему сделаться от него богаче. Тоже разводил животные, на то имел топор. Что это вас заставило делать, вы сами где это взяли? В природе. Вы воры, вы убийцы, живорезы физического труда. Вы, люди, зачем ушли от этого дела? Вам тяжело так это делать, пошли искать в природе лёгкое. Вам надо золото, серебро. Через это ты сделался учёным, не хочешь ворочаться назад, умираешь за это самое, ты делаешься стар, уходишь с жизни. Тебя природа от себя гонит. Ты непригоден, как и все люди уходят. Ты привык огораживаться чужим, природой. Она от тебя тяжело терпит, естественно убирает тебя с дороги. Тебя учили люди зачем на врача, инженера, офицера? Чтобы воевать с другими людьми. Ты в процессе сделался солдатом, рядовой унтер, отделением командовать, людей безвинных заставлять, в бой гнать за царя-батюшку. На него нападал сосед, он не поладил через что-то, а мы солдаты должны драться до крови. За что? Сами не знаем, за что. За жизнь данного этого характера Бог так повелел быть взводным, быть ротным, быть батальонным, полковником, генералом?

    60. Чин держит в жизни человека. Он людьми распоряжается. Кто имел полное право таким делом распоряжаться? Мы же коммунисты, социалисты, мы козыряем титулом, а в природе это плохая штука есть, она человека окружает его добром, он в этом умирает сам. Какая это жизнь человека? Ему надо в этом жить, а он умирает. Это сторона не наша есть в этом. Хорошо знаем о природе, что она живая, энергичная, не умирающая, а видоизменяемая. Она жила, она живет, она будет жить тогда, когда мы её не будем своими силами заставлять, чтобы она нам необходимое подавала. Она земля, сама не тревожно лежит. А мы для этого ждем время, приготовились. У нас для этого дела есть сделанное нами оружие. Мы готовимся делать на этой земле все, что захотим. А она нам говорит: чего вы такие вот лезете? Я же ваша мать хранительница, как клещиков держу. Никогда я не велела, чтобы вы это делали. Одно начинали, другое захватывали, это ваша в этом большая ошибка. Но закончит, это дело умирает.

    61. Что может быть хуже в этом деле? А мы сами на себе развили. Наше желание – быть, административно к ней относимся, хотим. По-нашему, это хорошо, что она нам дает при условии. Что хотим, то получаем. Это наше такое счастье, по нашему плану, она наши труды в этом деле жалеет. У нас работают умы, мы мыслим. А раз мы на это много мыслим, у нас получается. Это же природа, она этому помогает. Люди живые энергичные делают то, что им в этом надо будет. Недосыпают, бегут, хотят, в этом теряют здоровья, стареют, хилыми делаются, и умирают. Это дело никуда не годится, а делается. Никуда ты не денешься, такой поток. У каждого человека думка, у каждого дело, какое оно получится, у каждого есть авось. Получится хорошо – мы живём хорошо, нет – умираем. У нас и это есть, от чего мы не ушли, это наша смерть. Мы эти привычки сами, в деле ошиблись. Надо не делать это дело, а мы спешим его сделать, и это дело недоделал, он умер на веки веков. Вот что сделал человек, он в процессе своей жизни это всё на себе сделал. Его первое дело, он им окружил себя, его такое было дело, он его такое начал, ежедневно, да не раз, а три раза кушал, одевался, а из дома не выходил.

    62. Это всё наделал генерал, учёный человек. Его дело – подчинённого заставлять. Подчинённого – это не мода наша, она людьми делалась. Земля, она вечно лежащая, никем она не занималась. А теперь она – нами такими, мы эту землю заняли, окружили её техникой, химию ввели. Сами поделались техническими людьми. Особенно учёные люди, они боятся природы, они не любят воздух, не любят воду и землю. Считают, это всё для них есть, для них это враг. Мы не знаем, какой он есть, и откуда он возьмётся. Он тихо на тело наше приходит, как никогда, язвочкой, грибком. Этому всему природному явлению не нашли средств, чтобы человеку этим помочь. Это такой враг в природе, он неумирающий. Он был, он есть, он будет. Это есть природа такая, она видит на человеке неправду, которая заставляет: сильный – бессильного, хитрый – нехитрого. Она за это карает, его держит на очереди для того, чтобы его чем-либо наказать. Паршек не учёный человек – практик. Физического труда, сын шахтёра-отца. Ему природа своим всем сказала: пусть он, как человек, эту пользу сеет.

    63. Мы, все люди, от матери родной, встретились людьми бедного характера. Хотели похвалиться, что мы умеем жить не физически, а технически, искусственно делаем, химия вводится. Это всё делают люди, они живого человека встретили, стали по-своему воспитывать, его стали заставлять так же само, как мы заставляем своими силами техническими природу. Она от нас терпит. Как мы учимся, нам тяжело даётся. Мы, вся молодежь, хотим занять место административно. Люди к этому стремятся покомандовать, большинство люди людям подчиняются. Этого бы не хотели делать люди, их условия заставляют. С первый дней своего рождения уже люди людьми распоряжались. Это их такая наука, она всех нас этому делу учит. Мы, все люди, идём по этой дороге, стараемся попасть в цель, которая надо будет всем. Только мы попадаем на это место, которое предназначено лицу. Он его занял, им интересуется, хочет вам сказать о счастье. Оно даётся природой. Люди людей учат, люди в людей учатся. А мы же академики большого знания. Знаем много, но одного мы не знаем, а что будет завтра. Мы, все люди, этого не знает.

    64. Вот чего мы с вами научились – своего большого незнания – это воспитание самих людей. А Учитель учился в природе, она воспитывала его своими естественными силами, она его учила любить людей, любить природу. Они это всё сделали. Они Арктику открыли, космос. Вся история сделана людьми, а человек этим не удовлетворился. Его дело одно – жить в природе, делаться в природе техническим человеком за счёт искусства, химии введенной. Они бросают землю, а ищут другое какое-либо. Надо на земле рай найти и сделать для человека рай. А мы отыскиваем в Арктике за счёт мешка, и в невесомости Космос завоёвывается. Это не жизнь сделана нами. Человек этим удовлетворит себя не смог. Что люди сделали? Из живого – мертвое. Люди сами не знали, а что делать в природе, чтобы жить. Не простуживаться, не болеть мы не умеем и не хотим. Это наше дело с водою окружаться, с воздухом, землей. Это нам дало всё то, что мы имеем. Это мертвый капитал, он нам не дал ничего нового. Это дело старое, развитое не на жизнь, а на смерть нашу сделанную.

    65. А мы с этого всего сделали мертвое, неживое, поставили на нашу землю. Мы с вами живём не на пользу своего здоровья, а на вред нашей смерти. Мы с вами в этом умираем. А жить мы с вами не научились за наше такое дело. Что мы с вами сделали? Это хорошее и тёплое. Мы так умираем на веки веков. Нам нет, чем хвалится. Техника, искусство, химия не спасают в жизни. Это наука людей, она на месте не стоит, а движется с места в другое, сегодня тут, а завтра там. Её конца не видать. А чтобы жить было из-за этого. Это вовлечение в это дело, оно делается нами один раз, а другой раз умирает. Это колесо, оно крутилось, оно без конца крутится. А надо такое место для жизни всей найти и им огородиться – вот есть слава.

     Мы, учёные люди, в этом деле, но чтобы знать природу, с ней так разговаривать, чтобы она ему говорила истину свою. Она жила, она в заслугах живет, и будет жить, если ты в природе заслужишь. Она такая есть мать. Я тебя такого родила. Такого воспитала, не по-своему надо жить, а по людскому? Вот что я тебе дала – чужое дело, а свое я не дала тебе? Поэтому чужое не оправдало.

    66. Я людей за это всё не жалею, беру и наказываю, всех умертвила, за это все умертвляю. Они в этом заработали, их дело заставило получить. Они бессильные в этом оставались. У них и одежда такая на это всё. Их дело, что они делали, – это их прямая ошибка. Она нас привычкой окружила. А раз она введена природой, то это есть естество, которое сделано людьми. Они человека своими силами заставляют искать по природе то, чего им приходится. По столу кулаком ударять, а в голове ума набираться, так это в природе учёные делают. Они ночь не спят, а всё про это думают. Своему соседу не доверяются как таковому, его считают в жизни своей не таким. Он так думает. Его близкий сосед подглядывает, хочет у него что-либо уворовать. Это такая мысль, оно рождена в каждого человека. Где бы он ни был, и где бы ни жил со своим таким здоровьем, его среда держит в своей национальности. Это их есть такое расовое место, они его так с любовью облюбовали, это место хранят и держатся за него.

      67. Все как один говорят: это место наше любимое, моё, то есть наше, никому не отдадим. Мы в нем родились, в нем помрем. Никому в обиду не дадим, а своё то, что делаем, это наше, храним как око. Это наше есть добро, оно неумирающее. Мертвое недвижимое, это фонд, в чём мы живём, и хотим жить, а фактически мы умираем. Нас природа прогоняет с земли, чтобы мы ей не мешали. Поэтому мы со своей национальностью за наше дело держимся, за всё наше умираем.

    Мы своих соседей ненавидим, считаем, они чужие. У них есть вожак царь или король, и у нас тоже есть свой правитель. Он нами такими распоряжается, что захочет, то и сделает. Это его такая воля, мы его дети. А раз мы его дети, мы как отца защищаем. Это наше такое дело то делать, что делают все, вредное. Нам природа за наш такой труд наш дает все необходимое, что нам надо. Это сырьё, его добываем на земле и в земле, в воде и на воде. Хотим, чтобы не попадать в неловкое. Хочется жить легко, хорошо, а природа на пути того, чтобы было плохо. Она человеку не доверяется, берет наказывает. Это его то, что в жизни человеку мешает.

    68. Человеку плохо делается тогда, когда он простуживается, болеет. А когда он умирает, это хуже не может быть в этом. Если человек в любом месте умирает, ему нет славы. А Бог это не велел, он и сейчас этого не хочет, а уйти от этого нельзя – такой в людях есть поток. Они ничего не делают, чтобы не простуживаться, не болеть, их такое незнание. Кто из людей захочет этого плохого, холодного? Это только один Бог. Он же есть зернышко для этого дела, чтобы людям жить, а умирать не надо. Для этого место найдено. Человек нашелся, он этим окружил себя: без всякой потребности быть в природе. Она даёт нам всем нашу такую жизнь. Я не употребляю хлеба, не пью воду, обхожусь молочным. Здоровье мое такое, как надо в жизни всех. Мы все люди, делаем то, что не следовало человеку делать. Это наше такое вот дело делать. Мы, все люди, как устаем с постели, уже дело есть.

    69. Оно введено предками, такими людьми, кто за это дело отвечает. Он всю свою такую жизнь сам думает, сам он делает, ему конца и края не видать. Только снег с дороги сходит, а колеса заскрипели, всё лето напролёт двери открываются и закрываются, а в деле человек, он помирает.

     Его дело, он думает, он делает. А другое дело лежит впереди, он до него не дошёл, упал, силы надломились, он умер на веки веков. Его не стало в жизни. А мы учимся, а мы делаем, но сами от этого дела не уходим, а прибегаем ближе к смерти. Вот что мы нашли, мы сделали. Нас это вот окружает. Мы с вами жить не научились, а как мы с вами умирали, так мы и умираем. А по делу Паршека, мы умирать никогда не будем, у нас есть такое место – это наш всего мира Чувилкин бугор. Вечно лежащий, никем не занят, и никто его не присвоил. Это место святое. Человеческой жизни рай. Здесь такого условия нет, как оно есть в нашем селе в этой жизни, которая была 1979 годов, промучила человека. Ему этого дела мало, что он делал до этого дела. Он его недоделал, умер. Лучше бы он его не делал так, как у него получилось в этом.

    70. Мы с вами живём возле моря. А спросите у него: он в нём купался? Он скажет: нет. Зачем оно было мне нужно? А шел в 12 балов, волны были. Я зашёл в него – тишина появилась.

    Сделали мы такое вот оружие от самого злейшего такого врага, наша с вами есть такая продукция, мы её сделали для человека, она должна когда-то пойти в расход. Это дело человека рук, они это сделали, люди дошли до самой ручки. Что может быть в этом деле хуже, как наша эта вот смерть? Мы меньше живём, а тяжело мы умираем. Так жить, как мы живем, лучше не рождаться. Зачем нас таких отцы, матери народили. Он вновь рожден, не требовал то, что мы ему предоставили. Это наше воспитание такое делать. А в деле он ошибся и погиб на веки веков. Все мы этот день в природу идём в бой завоёвывать права в жизни. Нам надо место, за что придется жить. Это избранное нами место, мы его тянем за несколько лет вперед. Мы его должны получить. Мы, все люди, его неодинаково получаем. Неодинаково знание мы получаем. Мы знаем хорошо, им мы удовлетворяемся, хотим жить лучше от всех.

      71. Это у нас такая штука находится у всех одна. Эта система, она проходит в людях такая. Они, это дети, со своим напором лезут на рожон через это место. На пути своем его развитие обрывается, делается он психически больной, начинает с пути уходить. Такое дело делалось, оно делается, и будет делаться. Никто таких средств не нашёл и не имеет права его как такового от этого дела освободить, кроме одного Бога. А он стоит на стороне обиженного лица, а мы, все люди, этого времени заслуживаем быть у природе. Она за наше всё, сделанное нами, не жалеет, берет своими силами наказывает. Человек уходит с жизни. Бог за детей, у Бога такое учение помогает в деле, чтобы дитя училось на это. Чтобы он не был болен, вот что нам надо. Умирать рановато. Такую жизнь мы построили, с нею живём, мы умираем. Милые дети, взрослые и старшие дети, все мы в природе есть дети, живём мы один раз. Как оно и делается в жизни. Надо бы детям безвинно жить, а им природа не дает условия такие, в которых люди там находятся. Это мертвый капитал.

    72. Жизнь людей проходит между ними. Это начинается сызмалу и до основания, до большого. Это мы с вами сделаем то, что людям надо. Учитель, он просит своею просьбою, чтобы мы как таковые люди, если мы с вами учёные, то мы должны знать: чужая местность, она не должна других людей окружать. Это не своё – чужое, оно  самовольно захвачено. Я прошу, чтобы свое имеющее убрать всё. Это всё делается нами нелегально. Мы держим офицерский чин, а солдата. Хотя административное лицо сейчас в силе, то это всё напрасно.

    Зорин, 9 студия. 29 марта 1979 года. Я долго ждал и до сих пор жду от учёных наших ответ на мои две статьи, который математик и физик Игорь Хващевский написал. Я вам под ваши руки спустил своё, чтобы читали это всё, понимали, что делается в нашем мире. Мы живём в нём все наши люди для того, чтобы жить в природе хорошо и тепло, а нам за наше всё, сделанное нами в жизни, природа не даёт. Мы умираем, да ещё своим сделанным оружием убиваем. За такую жизнь, которая нас окружила.

    73. Мы в природе собственники индивидуального места, нас встретила беда с горем. Это революция, отца не слушать; и мать природа этого не велела, чтобы мы это делали: русские – на китайцев, а американцы – на негров. Все люди поднялись на ноги своей национальности. За это могучее место дрожал. Вина вся вожака делать в людях вредное. Продавать, покупать природу даже Бог не велел. А мы, капиталисты, верующие в Бога, всё делаем ради денег, убиваем человека. А мы, коммунисты, что делаем? Цацку на рынок. Для чего это все делается нами? Ради денег. Мы с вами за них умираем, нас за них убивают. Хорошее и теплое люди создают. Мы не знаем врага, а он нас окружает. Наше с вами оружие, мы его делаем для человека. Это наша есть продукция, мы ею козыряем и надеемся на неё, что она нам таким поможет. Мы не знаем, что завтра будет 1980 год, нашего Брежнева не будет. Где денется? Не знаю. А так мне как таковому рисует природа. Она мне говорит: война всемирная будет в 1983 году, все это сделают люди, они своё признают, а чужое гробят. Это война наша делается нами, людьми. Мы с вами избрали Брежнева, а чтобы спросили, будет он жив, этого мы не знаем. Развалится наша такая система. Ни капиталисты, ни коммунисты на своих местах не останутся, умрут, как и не жили они.

    74. А вы, Зорин, ищите вину на ком? Та вина, она на нас, всю беду, мы её издаем. Горе приходит к нам, а помочь некому. Мы гордые и невежливые, не любим природу, у нас нет вежливости. Мы уходим от природы. Приходит никогда не бывалый день, а мы со своим развитием, с делом тут как тут, начинаем делать, а в деле ошиблись, погорели. Мы простыли, заболели, нас природа наказала. Кто вводит эти войны? Природа, воздух, вода и земля. Мы с нею идем в бой. Она нам всё это сделала, без чего человека не убьёшь. Огонь без ничего не сделаешь. Орудие делается тело с водою, воздухом. Она помогает этому всему. А мы что это такое есть? Живое тело, оно же такое самое, как и воздух, вода по земле ползать в самозащите. Он ушёл от этого всего, его такого встретила стихия, окружила заболеванием, он болеет.  А все люди жаждут этого всего. Если бы они не боялись природы, они не вооружались. Они жить без всякого дела не смогут. У них это дело есть закон убить человека, а без оружия человека не убьёшь. Я для этого дела сделал оружие, им я владею: захочу, то сделаю, что будет в жизни надо.

    75. Мы есть люди данного характера. Вчера сделали запас, этого времени приготовление сами себе делаем. В рот само не пойдет, его надо делать. Пища варится, она делается из природы. И то она сделалась такая, как мы её имеем. Это наши силы, мы их в течение этого времени создали, ими хвалимся как таковым. А оно есть техническое, из живого сделано, мертвое. Это то, что мы сделали. У нас есть для жизни своей дом, есть пища, есть одежда, что нас сохраняет. Мы в этом живём один раз, другой мы умираем. Зачем такому мы учимся и об этом месте думаем. Это же место не наше, а чужое. Мы его присваиваем своим, такого права никому никто не давал. А мы всю свою молодость за это отдали, а пришло такое время, его надо своим здоровьем занять, а его тяжело в природе делать, административно над другим человеком распоряжаться, его как человека заставлять. А он не соглашается, идет на всё … даже в тюрьму садится. Это невозможная делается штука. Ему я сделал плохо, он через меня терпит. Кто же за этот поступок даст хорошее? Я посадил в тюрьму человека. За что? За чужое, я ему сделал нехорошее, и сам туда попал.

    76. За твоё, сделанное тобой в природе, она тебе не простит. Ты технический человек, а она естественная природа, мать твоя. У нее воздух, вода, земля, ток, электричество, магнит – все живое. А ты же убийца живого в мертвое. Чем ты окружил себя? Чужим. На тебе и в тебе, и в чем ты живешь – всё это не твое, а природное. Для чего ты яму вырыл? Тебе сырьё надо, ты с этого сделал иголку, шило, нож, пилу, топор, молоток – всё не твоё, а чужое. Это все не полезное, а вредное человеческому телу. По этому всему делу, мы в нём так гибнем, нас природа за это дело наказывает. Силы её неумолимые. Она с нами тихо поступает, нам всё это даёт, а тела наши забирает, их держит в прахе вечно. Это наша людская предрасположенность. Мы боимся смерти, она нас тянет. Это то, что сделали, мы мертвого человека зарыли в землю. Это поводок смерти, она нашего брата за это самое умертвляет, не даёт ему жизни. Он простыл, он заболел и умер. Это всё сделало их украшение, чужое совсем дело. Особенно женщины, на них кольца, браслеты, и всякого рода на ногтях краски, это невозможная такая штука. Я их удаляю вон.

    77. Это моё такое учение. Я всех людей прошу, чтобы они делали то, что им предлагает Паршек. Наше всех людей то, что пришло в нашей жизни, нас таких не удовлетворило. Мы с вами труженики, приобретаем в тяжёлом труде эту привычку. Мы собираем деньги, а за них что угодно приобретаем, живое режем и уничтожаем, всё это делается нами, всеми людьми. Мы природу покупаем, мы природу продаем, хуже цыган, за что нас природа не любит. Мы бедные такие люди есть, нам этого, что имеем, мало. Науку посылаем, ищем в природе одно и другое. Лишь бы мы начали, а пространств много. Наше дело – готовь людей экспедиции, надо Арктика, неисчерпаемый запас. И также космос, кладезь глубинный, нам нужна техника на это дело, и искусство с химией необходимо надо. Природа, она для этого дела ворота нам отворяет. Что мы надумали, то она нам дает. Мы потребные люди, у нас прогрессирует в природе на человеке большая потребность. Мы на это гоним все умы, всё человечество хочет их накормить. А люди неодинаково окружаются, в одних есть это всё, а в других этого нема, они больные. А раз больные, мучительные люди.

    78. Этот вот для детей месяц, он заставил каждое дитя лезть на рожон. Учиться надо, устно знать, каждая мать не заинтересована, чтобы их дитя было неграмотным. Они всё ему дают, хотят, чтобы их дитя было учёным человеком, чтобы он своим развитием молодежь учил. А мы вновь рождены для своей жизни, мы для этого дела  учимся, свой ум развиваем, ищем для себя такое место, на котором этот человек свою деятельность хочет людям оставить. Пусть люди его пример, учение берут и такими учёными делаются. Этот ученый имеет в жизни своей характер интеллигента, культурного человека, ученого с дипломом, в людях заслуженного. Можно сказать, он технический человек, искусством окружен, химия введена как таковая. Ему они помогают это место отыскивать, и за него ухватится, чтобы жить на этом месте продолжительно. А природа есть природа, она нас всех встречает со своим делом. Хочешь, не хочешь, а делать будет надо. Дело любой стороны заставляет любого человека, его надо делать. А в деле любом каждый герой помирает.

    79. Человек хочет жить, а природа не даёт. Значит, мы место не отыскали своим знанием, а умерли на веки веков, как умерли и все люди. Паршек не такого потока. Он практик, не теоретически завоёвывал это место, а физически 46 лет по земле босыми ногами проходил. Такое места как Чувилкин бугор – это радость одна для всего мира всех людей, неумирающее это место, рай человеческой жизни. А мы от него ушли, не хотим его так любить, как полюбил без потребности Паршек. Здесь на этом месте не убитая и не захваченная вся система: воздух, вода и земля. Собственности здесь нет, есть общего характера жизнь, неумирающее есть дело. Ничего не делать, ни за что не отвечать, а жить в этом всем вечно. Это всё наделала природа через Паршека, любовь жизни… но не смерть наша. Вот что нам за это всё природа дала в этой жизни. Она долго думала об этом деле. Нашёлся человек, за это дело уцепился, стал он делать то, что в жизни надо. Бугор этот надо освоить, жизнь надо ввести такую, которой в жизни не было. А сейчас мы это дело людьми оформляем. Это жизнь всего нашего мира. Мы будем считать, это первое есть начало. Мы от природы добьёмся, нас она так вот пожалеет.

    80. Будем в этом заслуженные. Дети, дети, куда вы идете со своим учением, у вас жизнь вся авось она находится. Будет вам хорошо – вы будете жить хорошо, а когда к вам придёт горе, вы и от этого не уйдете. Для вас беда не излечима. Мы, дети все, старые люди, в своей жизни ничего не делали и не умеем делать, чтобы не простуживаться и не болеть. Любви никакой к природе, а от неё уходим. Это мы не вояки. Это всё делали дети и мы, старые люди, она их не принимает такими, как им хочется. Они в будущее стремятся; как это думается, так же и делается. Оно их к себе тянет, хочется любому и каждому человеку свое намеченное совершить, как таковое. Он добился, получил своё изложенное место. Его дело не пропало даром. Кому-то диплом этот в жизни, он получает в таких людях место, он им остался доволен, что его это учение получилось датою. Он не знает об этом деле, что это его заставили условия такие. Это люди, их этим окружило такое идущее время, люди тянут так, как это делается в жизни.

    81. До указанного времени они живут, а потом они умирают, как и все.

    1-е апреля. Этот день по истории всей жизни. Человек, он ученик этого писателя, ему верят, понимают, слушают, задают вопросы, отвечают по идее этого дела. Дети в восторге, им это будет надо. Человек не родился таким, ему помог процесс жизни его, он сделался писателем детским. Он им не скажет, как нужно в жизни жить, чтобы он не простуживался и не болел. Это может сказать тот человек, кому природа доверилась, он один заслужил это всё дело. Он не делает то, что сделал в этом Паршек.

    Ему природа подсказала это, научила, поручила. Ему, как таковому человеку, пришлось природу любить так, как никто не пробовал. Вечно живущего врага, это природу, это воздух, это вода и земля, что в жизни человеку наносит ущерб своего здоровья. Она на этот счёт родительница и хранительница в этом деле. За твое хорошее она хорошим отвечает, она же мать наша. Её как таковую приходится просить с душой и сердцем, чтобы она нас пожалела, не стала нас обижать. Мы бедные в этом люди, нуждающиеся, нам это вот дай, мы ничего не знаем.

    82. Мы с вами не знаем природу и не любим её. Она же мать наша, она нам не отказывает ни в чём, любые запасы открывает. Она нас учит, с чего делать нужный инструмент, какое надо оружие, чтобы легко справиться с врагом. А враг наш есть незнание наше. А мы для этого дела учимся. Болезнь – это есть природа, она посадила эту язвочку, она села по заслугам. Никто так вот не обходится, как только приходится отвечать. Она не голубит, а крепко нас таких наказывает, особенно наших деток. Им басни – это не покой.

      Их надо встретить бедностью большой, сознательным терпением. Это надо ребёнка встречать в чистом воздухе, пробуждением в воде, не за счёт куска, не за счёт тряпки или какой-либо мертвой стенки. Всё живое должно родиться живым от живого. Мать свое дитя может рождать везде и всюду. Роды создаются индивидуально, а надо родить общего характера. Надо мыслями заставить такую мать, которая должна так со своим самцом заложить это зернышко для рождения, и выходить дитя своё для жизни и спасения всего мира всех людей.

    83. Он у нас таких родится для жизни на Чувилкином бугре со своими силами. Мы его будем встречать природой: воздухом, водой. Мы его примем на адамову землю через руки всех наших людей. Для жизни всех нас мы его должны родить и воспитать при всех своих таких условиях. Мы должны его как дитя своё сохранить, свою его мудрость он нас тогда, когда станет на ноги свои. Он будет нас всех своими мудрыми словами учить. Мы будем учиться в него. Он нас не поведет по закону Моисея, а поведет по Паршековому идейному делу. Надо его в природе выпросить, дитя родится для нас таких всех. Мы будем у него учиться, он будет учить всех нас. Не по старому потоку мы будем идти, а по-новому небывалому. Наш в этом будет большой выигрыш. Мы, все люди, его сами создадим, этого вот Бога, нас научит своим учением Паршек. Мы жить так, как жили мы до этого святого дела, не будем, так творить. Возьмёмся мы за новое такое дело, за жизнь свою бессмертную. Все мы своё прежнее оставим позади, возьмёмся за это, за дитя. Мы его таким выходим. Он у нас будет жить за счёт природы. Его таким окружит воздух, вода и земля – три этих тела, что нам в этом поможет быть этому человеку, как он не был.

    84. А он  обязательно должен быть такой. Люди лезут на рожон, годами учатся, знают теорию, а с практикой не соглашаются. Они делают то, что им приемлемо. Им без такой прибыли жить невозможно. Природа – это их для жизни источник. Не будет пришедшего дня – не будет ночи, ибо это делает людям другое. А раз день пришёл на арену не таким, как он вчера был, то время иное. Оно растет и заставляет человека вперед думать, а что ему будет надо завтра сделать. У него дни, они его как такового пихают, чтобы человек – на это место, ему предназначено. Он на нём должен делать то, что ему приходилось в прошедшем году. Он хорошо знает, к нему он готовится, у него на это время сделанное оружие. Он им делает это дело, от которого получаются нужные плоды. Человеку надо будет с ножом ложка, она ему требуется в одно время. И надо человеку научиться, с чего и чем делать, и какая на всё требуется смекалка, умение рук. Человек профессионал, он на всё своё дело много времени затратил. Предки учат людей, люди учатся в людей, что на сегодня они будут делать. Их природа заставляет.

    85. Они зрелые, все знают. Люди, это есть рождённые, солнце, оно им надо, как и ложка. А прежде чем её заиметь, необходимо надо силы и то, чем делать. Заболевать не надо, а выздороветь, на это средств нет. Мы с вами привыкли не знать, а раз мы не знаем, уже наша есть, да ещё какая, это болезнь. А меня как такового она в себе держала, дюже было плохо. А природа этому делу подсказала. Ты, она говорит, сам себя так мучишь. Ведь у тебя есть в организме твоя сила. Она должна победить самого злейшего врага, он всех так беспокоит своими действиями. У него того нет, чтобы резать или колоть, из какого это вот незнание. Природа – это то, чего мы с вами не знаем и не сможем мы его так. Это место, которое лежит в наших сердцах. Мы его знаем, через нашего дорогого Учителя. Ему его отец в своей жизни шахтерской, он ему предназначил Чувилкин бугор. Он по наследству достался. Я его, такое место, должен совершить не для самого себя, а для всего этого мира всех наших людей, кто захочет быть на нём так с любовью, с делом. Тут ложки нема, кусков нет для нас, таких жрецов, как мы есть.

    86. Нас окружает истина… Она нас окружила этим, это рай человеческой жизни. Чтобы кушать, этого нет. С нами дитя… Спросите у неё, для чего она сегодня не кушает? Вот нам есть причина. Мы никому своим поступком не помешаем. Веришь этому всему – иди, поклоняйся этим условиям. Вас ведет к жизни, а не к смерти. Мы пришли сюда не хорониться, а мы целуем его за силу ту, которая нам дает наше здоровье. Он из нас этим недуг удаляет.

    А тот, кто поцеловал и ушел, он Иуда жизни продавец. Целовал – хотел быть здоровым.

    Из сора чистое перистое сено выбирал, а учёный что-то по-своему сказал. Я ему как таковому привел пример математического знания. У Карла Маркса теория была, подняли этой злобой весь мир, всю природу заставили воевать. Это место, эти все условия оказались неясные, мы так этому поверили, что это есть правда. Она взялась через учение его, своего нет у нас ни в кого, кроме этого всего чужого. А мы в нём так живём. Это все находится не наше, а мы его как таковые тянем.

    87. Люди до этого вот времени осудили, дало своё имя поп, якобы отказался в людях трудится. Это была введена совсем неправда, и до сих пор его по существу не знает никто, что он за такой человек. Он же не носит свою форму, не кушает много, воды не пьёт, и не пишет чепуху, пишет свою правду. Она делается на нём. Для людей наших вводится жизнь легкая, такая, которую надо иметь. Вот что делает Паршек в своей жизни. Он место нашёл бессмертное, есть для этого дело без всякой потребности человека. Он не технического порядка, не искусственно делает, а химию совсем за помощь не признаёт. Просит природу, как мать свою. Она его так вот любит за его всё то, что он делает. Он жизни помогает. Тяжёлое упраздняет, а лёгкое рождает, это новое. Мертвое с жизни вон прогоняет, а живое в люди вводит. Не побоялся таких острых колючек, они естественные, они живые встретили, хотели истиной окружить. Кровь по телу прошла, а вода всё смыла. Это в логовище была чистая правда. Свиньи этот берлог сделали, в него приходилось так вот ложиться и всё изжить.

    88. А потом при выходе из города я стал думать про своё сделанное вместе с этим другом. Мы от закона в своих действиях были наказаны арестом за свои шалости. Нас конвой от волости до волости десятский гнали закованных. Это было при царе-батюшке. Мы не боялись. А сейчас я ему как другу скажу, он же учёный, должен с моей практикой согласится. Это история моя дана мне природой для того, чтобы воспитать естественным порядком любого человека, чтобы он не боялся так природы и не уходил от неё. Для этого дела я научился, как надо в природе побеждать любого в жизни врага. Это самое главное в людях. Мы, я ему скажу, для этого дела с тобою добились, помнишь наши проделки. А мы их с тобой делали, это нехорошая наша с тобою сторона. Скажи спасибо моим силам, с которыми ты остался жив. Мы с тобою всё делали для жизни своей, нас огораживала природа. Мы должны сделать по идее. Всё это дорога, по которой иду я, ею ни один человек не ходил, и не пойдет со своими силами. Я их нашёл, окружил себя, не одному мне они будут надо, а всем людям.

    89. Эти средства, эти силы, их природа мне дала в духе Бога. Я его через свое дело, сделанное мною. Я нужен всем живущем на белом свете. Они хотят идти по дороге, которая их, таких людей, не беспокоила, их здоровье. Все люди, ничего они не делают, чтобы от природы этого не получать. Мы в ней делаем всё для того, чтобы заболеть. Мы простуживаемся в этом деле. Нас губит наше такое дело, мы в нём помираем. А раз умирали, что может (быть) в этом хуже? А мы все этого не хотим получить, а получаем – нам грош цена в своей жизни. Паршек это нашёл, он их не жалеет отдать нам. Эти вот средства – это не его личные силы. Он их на нас не расходует. (Он хочет), чтобы они у него имелись для того, чтобы эти силы раздавались всем людям заслуженным. Тем, которые избраны природою через их одну любовь, которая пришла к природе, упала на колени, ей до самой земли поклонилась и попросила как мать родную, чтобы она его или её навсегда за её ошибку простила и не стала их своими силами наказывать. Они в этом от неё получили силы.

    90. Не обиженными быть, а заслуженными, никем никогда не наказанными. Вот чего Паршек в жизни людям принес – жизнь вечного характера. Этому человеку такое избрано место природное естественное живое (там нет, чтоб мертвое было), где есть воздух, где есть вода и земля, неумирающее существо. Чувилкин бугор, он нам, всем людям, духом окружил себя, истиной сохранился такими делами такой правоты. Это место найдено, теперь зернышком в людях сеется. Я бросил одежду сознательно, пусть люди подумают, а я уже так делаю. Мой друг по детству, дело делом, а сейчас надо за всё это сделанное забыть, а взяться за это всё, чего я нашёл. Это новое, характерное, небывалое. Новая техника твоя не надо совсем, искусство тоже не надо, химия не вводится. Всему дело – я, мои руки, мой ум дорогой. Вся история служит людям на пользу. Вот что ждут в природе люди наши, им надо жизнь, но не смерть. Это можно кому об этом сказать. У Паршека спросила природа. Почему это так делается в людях, это дело они делают в своем развитии? Их бессилие заставило в жизни делать.

    91. Они когда не делали никакого дела в своей жизни, они жили вечно. Их природа ничем не беспокоила, их умы не мыслили о своей нужде, потребности, никакой ошибки не было в жизни, смерть как таковая не появлялась. Люди тогда жили вечно, они без всякого дела не умирали. А когда они стали кушать, одеваться, в доме жить, их за это дело природа стала беспокоить. Люди стали простуживаться, стали болеть. А средств на это всё природа не давала, человека такого не было, чтобы в этом любовь проявить. Все люди боялись и боятся сейчас её, как злейшего врага. Мы ждём день, готовимся, даже к нему колем животное. Думаем жить, а мы же не знаем, будем ли жить. Мы можем умереть, и до сего времени мы не знаем, что делаем. За это всё, что мы делаем, нас природа поставила на ноги. Мы, все люди живые, стоим, ждём завтрашнего дня. Он к нам без горя не приходит, беда рождается в процессе, чему никто не дает такого права, чтоб таким людям помогать. Они – люди технические, у них искусство, а химия вводится. Паршек это всё своей идеей не признает.

    92. Он естественный человек природный, его место – 46 годов проходил да продумал, очутился на Чувилкином бугре. Ему надо умереть тысячу раз, а он будет справлять 46-летие в 1979 году 25 апреля. Это его бугор – райское место всей человеческой жизни, всего мира это бессмертие. Вот где человеку это есть слава – жить на этом бугре вечно, ура!

    Зачем журналисты моё такое живое нежное тело своим техническим покроем беспокоили? Их была в этом деле сила, мою душу держать в условиях они пробовали, и к тому они думали, что это всё жизни не получится. Кого они своим умением беспокоили. Если бы они знали, кто это таков, они бы ему кланялись, просили такую штуку, как Учитель. Он нас таких всех просит, умоляет, говорит нам, таким мученикам тяжёлого такого труда, в ком мы с вами свои тела теряем. Мы делаемся в этом деле нездоровые, мы утомлённые происходим. А чтоб от этого всего нам уйти, мы жить не сможем. А как же себя заставил Учитель.

    93.               Моя победа.

     По всему этому делу, я самородок. Источник моей этой жизни. Я тружусь на благо всего народа всего мира всей земли. Я учусь у природы, хвалюсь перед миром. Истинно хочу сказать за само хранение своей клетки. Мое сердце молодое, здоровое, закалённое, 25-летнего человека. Мой выход в этом. Я не боюсь врага никакого, даже не боюсь своей смерти. Если бы этого не было в моей жизни, я уже давно умер. Я человек всей земли, дышу крепко, а резко говорю не про какое-то чудо, а про природу, про физическое, про практическое явление. Самое главное в жизни – чистый воздух, вдох, выдох, снежное пробуждение, мгновенное выздоровление центральной нервной части мозга. Я люблю больного человека, целую его, знаю хорошо сердце и душу его, хочу ему помочь, через свои руки током убиваю боль. Это не слова нам говорят – делается всё делом. Рука пишет Владыка, это не забыть, очень справедливо. Какая есть правда, никогда про это не забыть. Меня надо будет просить – будешь ты здоровый. Кому это будет не надо, юноше молодому? Да нет. Уважаемые, это мировое значение. Мы должны природу любить, хранить, как мать свою, это чистая правда. Роли не играет болезнь над человеком, а играет роли человек над болезнью. Нам надо учиться в Иванова, в тюрьму не садиться, а в больницу не ложится. Жить свободно, не лезть на рожон. Какая слава, дедушке, бабушке, дяде, тёте и молодому человеку головку поклон и скажи вежливо, мол, здравствуйте. Эх и жизнь моя такая тяжёлая. Вы поймите моё терпение, сердца закалите. Милые мои люди, вы гляньте на солнышко: увидите свою правду, своё выздоровление. Быть таким, как я – Победитель природы, Учитель народа и Бог земли.

     94. Теперь надо родить живого человека без всякой потребности. Для этого место, чтобы там была такая атмосфера, живая энергичная; всему дело – это Чувилкин бугор. Я хотел человека там родить, а мне люди не разрешили, а указали мне как таковому остаться. Это дело моей идеи, которая стала жить. Она окружила, стала там себя окружать тем, что имеем. Это атмосфера, которой надо окружить. Это воздух, это вода и земля, нетронутая никем никогда. Здесь на этом месте бессмертная жизнь.

    95. Он тоже работал, а вы ему сняли волос, постригли и сократили. Что приходилось делать? В море идти. Вот надо сказать спасибо природе, всем людям за их такую скромность. Она людей избрала, заставила любить мой такой поступок. Меня окружили такие вот люди. Моя идея, она всем доказала: мое лучше и легче, чем это делалось всеми. Так Борис Александрович Нейман сказал: «Все хорошо делают, но лучшего от Учителя нет». Этот голос был одной правды. Любовь к природе – это есть всё, кто на это дело решится. Он или она жили хорошо, а потом им преподносят плохое. Кому эта картина будет нужна? Это тоже не есть картина: хорошее и хорошее. А плохого в природе больше. Мы знаем мнение, чем приходится знать. Если бы мы знали это дело, то мы точно сказали. Мы не знаем, а теперь нам природа точно скажет, она нам говорит. Она это место, оно принадлежит по завещанию моего родного отца. Я там должен зародиться своей такой жизнью. Моё такое это место – это есть природа.

    96. Она должна меня сохранить. Она меня такого вот сохраняла, она и сохранит. Этого, что делается, не будет. Будет жизнь одна из всех. Мы с вами это оружие разрушим. Это, что стоит на фундаменте, оно уйдет, его не станет.

    Мы есть люди, Господу верим, как Богу. Он Сам и к нам на землю пришёл, чтобы смерть изгнать из наших рядов. А жизнь мы вводим во славу.  Где люди возьмутся? На этом бугре. Они громко скажут в один голос. Это есть наше райское место. Человеку будет слава бессмертна.

Мы есть люди, Господу верим, как Богу.

Он Сам пришёл на землю.

Смерть как таковую изгонит,

А жизнь введет во славу.

Люди возьмутся на этом бугре,

Они громко скажут свои слова.

Это есть райское место,

Человеку будет слава бессмертна.

      Родиться этому человеку, который стал на ноги. Он стал ходить да думать, он надумал одну славу во всём мире, это небывалая такая жизнь. Она была, она есть, и будет она такая, как никогда живая.

    97. Это дорога, по которой я иду. Она меня ведет прямо в цель.   

      Вчера, это 14 апреля 1979 года, я как Учитель получил от Игоря Хващевского самое главное, это то, что делается в учёном мире, в людях. Они там создали совет по изучении человека в его такой жизни. Они человека ведут к спасению от горя и беды, а они человеку мешают. Люди через эту стихию, они уходят с жизни, от этого горя никто из всех в природе не спасся. По этому по всему делу природа не ошиблась Хващевского подослать для того, чтобы Учителю в его идее помочь. Она нужна со всем делом, со своей любовью она всех наших земных людей поставит на свои ноги и заставит всех делать, чтобы наши люди так тяжело не жили. Им приходится умирать. Место мы нашли, окружили человека, он место своё занял, он им для жизни пользуется, туда приезжает с людьми. Они ему как Учителю, да ещё такому, своими умами помогают как никогда. Это дело, которое делается, это личное здоровье, оно нужно всем нам, и простым людям лучше. Но надо признавать мою такую вот идею, она не мешает никому, а своё ставит на землю.

    98. Она есть жизненное неумирающее, это будет польза всем земным людям. Мы докажем своим делом на Чувилкином бугре, он нам эту славу на людях покажет, болеть люди не будут, а будет здоровье всё от этого одного приёма. Вот что мы  с вами в этом на этом бугре нашли, окружили себя этим добром, одно для всех здоровье, его получили через одного меня. Это сила есть моя, она берется в этих людях, им как таковым приходилось. Природа на землю живое тело для вечной жизни. А люди те, которые это всё обдумали, это появившееся всё дело не признали, а взялись за техническую сторону. Чем я этому делу не против. Сами люди в этом захотели, чтобы такая система развивалась в природе. В деле ошиблись люди, пошли не по той дороге, по которой надо идти. Они изыскали технику, искусство сделали, а химию ввели как таковую. А чтобы они остались и стали довольны тем, чем надо быть. Большое это терпение, чтобы завоевать. Мы ушли от этого самого основного дела.

    99. Стали делать то, от чего нам стало вредно. А когда мы стали тяжело окружаться, то мы заболевать стали. Наша большая ошибка. Надо бы это делать без всякого дела, а мы не захотели, пошли совсем ненужным путем. Который надо будет, не делали. А раз не делали, то в нас не получилось. Мы запаслись тем, чего не следует. У нас на арене получилось плохое в жизни и холодное, что и помешало. Это дело хорошее и теплое ушло, люди со своим богатством не сумели сами себя оправдать. Они в этом техническом таком деле всегда в природе гибли. Им в этом деле не нашелся никто, чтобы помог, и не нашёлся такой человек, чтобы он за это вот взялся и предрешил этот вопрос в жизни. Это было бы самое лучшее в нашей жизни, нам надо такой человек, самое главное. А место ему надо, оно уже найдено, теперь его надо совершить, это задуманное так совершить. Тут нет такого, чтобы от этого всего умереть. Груза никакого, одно есть свое сознательное терпение.

     100. Будет от этого плохо. Кругом есть продукт. Мы с вами с такими людьми приучились со своим богатством с этим светом распрощаться. Наше дело одно – этому верить. И в природе так физически делаем то, что надо. Для этого дела спешим пораньше устать, быстрее сделать, что в жизни будет надо. Пришло время – надо садиться кушать. Берись за ложку, одну за другой хлебай. Это же дело твоего тела делать. Мы так всё делаем. Только что бросил – другое нашёл. Так научили, весь день напролёт в деле проходит жизнь. А ночь настаёт – сон большого характера. Так мы делаем, и будем мы так делать до самой пришедшей смерти. Кто это  делал? Сами эти вот люди. Они встречают, они провожают, их дело – ждать нужно. Они его тянули к себе. Это если бы не эта вот наша такая привычка, которую мы так совершаем. Мы утомляемся, а делаем. Не будем это делать – кормить не будут. Такое в жизни людское есть развитие. Солнышко будило есть жизни, а когда наступает ночь, это сонное явление.

      101. Мы его ждем, солнышка жизни. Когда оно и к нам приходит на наше место, мы стараемся при нём делать, делаем мы всё. А раз мы делаем всё, то у нас получается живой такой вот факт, надо будет делать. Такая жизнь проходит между нами в природе. Это жизнь наша происходит в нас во время этого восходящего солнца. Мы, все люди, его так во сне ждем, создали, оно так, как было в жизни. Оно дало знать, как оно делалось природой, она нам дает в жизни всё необходимое. Нам надо в жизни ложка, без которой жить нельзя никак, она нашему человеку дает все в его теле, она создательница всего этого. У неё есть необходимое, что надо в жизни. Самое главное для человека, он в жизни своей нуждается тем, что надо для ползания – земля, место. А воздух, он необходим для дыхания. Вода не для того, чтобы её пожирать; она надо человеку для пробуждения. Оно так делается всё на пользу всех этих людей, они потребные, им дай. Она его в этом держит, ему надо и необходимо воздух, он сохраняет его глубоким дыханием. Для человека необходимо надо недра.

      102. Это воздух, вода и земля. Человек в этом живёт. А то техническое, сделанное искусственно, введенная химия, оно непригодно к жизни. Его природа как мертвый капитал гонит с колеи. Оно непригодно к естественной жизни. Это так, как первое начало, чтобы от этого заболеть, а потом умереть. Это не жизнь наша, а наша смерть. Вот что мы с вами сделали, это невозможная штука, она такая, это вечно развитая смерть. Это наша денежная привычка, она делалась нами всеми так, она хорошо делалась, а плохо закончилась. Это такая нелегальная введенная жизнь, она нами такая делалась, она нами так делается, и будет делаться. Мы такие есть люди, надеемся на авось. Знаем хорошо, что хорошее недолго живёт, а в этом всем один раз живет и пользуется правами, а потом уходит с колеи. Это не независимая единица, мы в этом деле умираем, нам жизни как таковой нет. Мы в этом деле не люди есть: одно время живём, а другое время уходим с жизни. Это не наше такое дело, которое делается нами всеми.

    103. Какие мы есть люди такие вот у жизни. Нам надо жить по всему закону, а мы умираем. Уже нашего закона нет. Мы в этом бедные люди, у нас мысль такая. Надо жить, а мы умираем. А богатыми не хотим быть. От всех ниже и вежливее всегда быть, другому такому не мешать – вот что нам таким надо. Говорит нам всем Паршек. Я делаю в жизни то, что будет надо. Меня за это хранит сама природа, она же моя мать, я её прошу, я её люблю. Я – как она, неумирающая, вечно живая. Это всё такое дело сделал в природе, чтобы люди это всё делали. Это будет надо нам всем, таким людям, которые хотят жить. Мы, все люди, это хотим получить, но природа нам таким не дает. Мы в этом деле не заслужили. Нас природа за нашу ошибку, за наше всё, сделанное нами нехорошее дело, она наказывает. Мы в этом всем умираем, наше несчастье в этом. Мы природе не пахучие, она своим духом гонит с земли. У неё дух живого характера, очень много плохого она не любит, а хорошему дает процветание. Мы для неё есть воняющие люди.

    104. А вонючее с пахучим не мода, оно в этом долго не живет. А Паршек, он пахучее, воняющего не брезгует, с любовью принимает. Мы пошли по той дороге, по которой ходим все время. Старались тянуть своё условие, это время одно уходило, другое на место приходило. Мы его ждали как таковое, оно так долго к нам шло, и все же оно к нам пришло. А мы к нему как таковому готовились. У нас снасть на этот счёт была ясна для того, чтобы ею приходилось легко сделать. Природа от нас этого давно ждала, она этого не хотела, чтобы люди в ней это делали. Она была против этого дела. Она говорит: чего вы со своим здоровьем ко мне лезете, что вы делаете сами? Я без этого дела сама могу обходиться. Я же сама покойная, любой травой обрастаю. Если я вами не тревожусь, какая я без вас крепкая. На мне любая трава растет, и также цветы дышат ароматом. А что делаете вы, она говорит? Я от вашего крепко терплю и обессиливаю. У меня силы такие есть, земельное бессилие одно время хорошо дает людям урожай.

    105. Мы такие есть люди, нам дай, мы больше этого ничего такого не знаем, наше дело одно. Нам при одних таких условиях жить невозможно, наше дело такое прибыльное. Мы такие есть люди, весь год напролёт в природе думаем, делаем, готовимся, наше дело одно – что-то техническое надо будет сделать. Землю поворачивать, сделать влажной для того, чтобы в неё зернышко посадить, чтобы оно подхватилось и за землю ухватилось. А свой рост вверх погонит, как это делалось, делается всегда. Мы этот рост всходов своими глазами окружаем. Это есть одно, а наше желание есть другое, чтобы эти всходы не редко, а густо поднимались, а потом колос образовался и стал наливаться зерном. А после этого начинал спеть. Люди это дело видели, их эта пора заставила снасть делать. Для этого современная механизаторская работа, она сделала у себя для уборки этого спелого хлеба. Комбайн косит на рядки, солнце сушит, а самый главный комбайн молотит, чистое зерно дает в машину конвейер. Это зерно из элеватора наступает в мукомольный завод, а муку привезут в пекарный завод, там люди сделают печёный хлеб, он поступает на прилавок, его начнут резать на граммы, за что деньги возьмут.

    106. Сделается из этого всего экономика. Люди в этом заживут, запыхтят и скажут природе свое спасибо. А это всё делалось природою делом человеческих рук и техники, умения этого всего добиться.

    Мы от этого всего откажемся и будем сознательно терпеть, чтобы от природы добиться человеку без всякого потребления. Это наше будет первое начало всей нашей жизни для всех людей всего мира. Это будет делаться на Чувилкином бугре самим Паршеком. Он перед людьми выступит и резко скажет им. Мы добьёмся от природы, она нас своими силами пожалеет, не будет таких наказывать, даст она свои такие вот силы, не будем простуживаться, и не будем болеть. Вот чем мы с вами окружим себя. И то мы в жизни получим одно бессмертие, и будем мы жить вечно. Чтобы так прожить, как нас учит сам Паршек, он нас ведет, как в рай земных людей. Это будет всем нам наша такая слава.

    107. Этот бугор предназначен мне отцом родным, как таковое природное место, которое по дороге ему пришлось разуметь, эту живую славу, которая давала энергию. Она создавалась силою. Я её нашел с первых шагов своей жизни. Мне дала силы Аюта своей водой. Люди города Шахты, они ему, как Господу Богу, не дали напиться. Он не искал мертвое, но живое старался разуметь по всему этому проходу жизненное неумирающее такое место. Оно лежало на земле Переяновке, она и до сих пор никем не тронута.  Никто её такую не смог заставить, чтобы она кем-то пахалась, сеялась. Она лежит вечно в одном направлении.

    108. Она служит военными действиями. А в ней как в земле лежит естество, которое энергично на человека нападает и ему даёт свою силу, ток, магнит, электричество – что имеется это всё в человека живого. А Паршек этим окружил себя, ему надо его здоровье. Он им так осветился, не в одной балке Аюте водою осветился, а на земле Переяновки. Это всё такое дело в жизни, он тут набирался всевозможных штук. Природа ему за это в этом проходе не давала плохую такую сторону. Она его такого готовила сразиться с врагом, ему дать сокрушительный отпор.

    109. Враг не находился в земле, он не был в воде, и его не было в воздухе. Он окружался вечно в жизни, сделанной людьми – это их жилое место облюбованное. У них собственностью огорожено своего имени, поставлен дом, к нему всякого рода закутки, где животное находится, что человеку в его жизни помогает. Он без этого сил не имеет. Он в этом всем сам себя закапывает в землю.

    А это место Правальское еще нетронутая никем земля, она вечно живая энергичная, она дадена Паршеку не собственнической идеей, а всего такого мира всех земных людей. Они такое место имеют, везде и всюду его надо знать как таковое – это раз, и ему надо верить, что оно есть в природе живое энергичное неумирающее. На него можно будет выходить, и на нём надо присматриваться. Ты должен в этом видеть кого-то. Я видел маленькую скрученную змею. Но куда она делась, исчезла мгновенно? Так и враг, это болезнь человека, исчезает. Люди этого никогда нигде не видели и не слышали, а теперь сами они видели на белом свете: какой-то есть Бог человек, он такой, как и все люди. Он не таким себя показывает, и то он не делает, что делаем мы, вредное создаем. А он полезное творит, поэтому он Бог в этом всем. Он врага изгоняет в природе на человеке своим делом. Это он заслужил от природы, от условий всей человеческой жизни.

    110. Его это есть дело всей жизни, то он в жизни всё время делал, он делал для того, чтобы жить год. Они для этого трудятся год, а будут ли жить в этом, этого никто не знает.

    Люди Господу верят как Богу, они славу ему пропоют, и на этом Чувилкином месте жизнь и крепость ему воздадут. И в этом двадцатом веке он сам на землю пришёл, жизнь вводит во славу, а смерть изгоняет из наших рядов. Люди увидят, поверят и скажут: Сам Господь на землю пришёл. Славить будут его бесконечно в жизни поступок живой. Какое это есть моё такое счастье попасть на эту вот высокую гору, которая никем не пробовалась и не делалась. Это место Бога, он его не присваивал и не хотел. Чтобы это его такое было место, он не делал. Он был общего характера. Это воздух, это вода, это земля – три самых главных в жизни тела. Они нам всем такое дали, мы это вот получили наше такое в жизни дело, без чего жизни нет. А мы всегда об этом деле так думаем, а когда обдумаем, надо обязательно делать, без чего нет жизни. А когда делается, после чего в людях живой факт. Мы видим то, что надо. Что руками делал? Может, животное резал, кровь, да ещё какая.

    111. Мы живём в природе один раз, в другой раз мы умираем на веки веков. Это наши в этом не заслуги, это нас природа за наше нехорошее что-либо так наказала. Она взяла свои силы имеющиеся отобрала в этого человека, он сдался. Он дальше жить так, как ему хотелось, не смог. Горе окружило его, беда встретила, а он теперь плачет. Чтобы ему, такому дельцу, возможность была на это, мы до сих пор таких средств не нашли. И никак природа, чтобы эти люди окружили себя добром. На это дело не нашлось такого человека, чтобы он в этом горе или беде помог. Природа, она такая есть мать, она имеет милость такую, сам человек не сможет от этого уйти. Человек, может быть, встретился для этого дела случайно, они полюбились. Вроде какого-то закона, надо жить, надо по их делу плодиться. А сами дети, их надо блюсти, как зеленый чеснок. А сами похотью они окружили себя, самец накрыл самку. А это дело равняется курице, она приняла петуха, он посадил это зернышко, проложил дорогу. Она форму в жизни приняла, как таковое дело в этом.

    112. Они это сделали впервые, это их есть в природе такое жизненное условие. Он пришло на арену в журнале «Техника – молодежи», №4. Статья «Не бойся холода». Это  в разгар морозов под Москвой Паршек себя там таким в жизни между жилыми домами показал по белому снегу. Там, где дети на саночках, их родители катали.

    Мне сравнялось уже 81 год. Не детского я возраста, кто провёл свои молодые годы. Я был в это время зеленый чеснок, меня не брала никакая такая особенность. Я тогда боялся такой злейшей природы, особенно земли, от неё хоронился в сапог. Воздух не любил, тряпку какую-либо от холода, я её надевал. А чтобы на дворе холодной водой скупаться, это было невозможно, умер  сразу. А как же сейчас моё такое вот тело уверенного характера? Мне холодно, а я остаюсь, как в ванне. Я верю природе: воздуху, воде, земле. Верю току, магниту и электричеству. Не техническому, искусству с химией, а естественной стороне; живому телу, но не мертвому капиталу. То, что мы сделали из природы, это не спасение в жизни есть, это не самосохранение есть в природе.

    113. Это есть истина одна из всех. Московская атмосфера не южная сторона, а северная широта, не домашние условия матери как таковой, там её нет. Суровые условия кругом и всюду, снег, холодная сторона. Все люди ходят в валенках. А я что лучше от всех? Я природу люблю, как никогда, с ней наравне живу. Это мои милые, мои неумирающие в любви друзья. Я их в одно время прошу, чтобы они силы дали терпеть без всякой пищи. Она мне как таковая говорит, что я должен кушать, ввиду этого положения, молочное, фрукты, а всё остальное, даже воды не пью, никакие соки. А снег – это моё добро есть живое естественное неумирающее. Что же теперь в этом деле придется умирать, если моё такое тело прозвучало по всему молодежному миру? Все люди, они об этом человеке узнали, с ним вместе на одной земле живут. Они встречаются, учатся, делают, чтобы не болеть, не лезть на рожон. Какая будет им слава за их такой поступок! Он введен в люди Паршеком. Он низко головой поклонился и вежливо сказал дедушке, бабушке, дяде, тёте и молодому человеку свое слово: здравствуйте. Милые мои люди, закалите свои сердца, а потом гляньте на солнышко: увидите правду, свое выздоровление. Быть таким, как я, Победитель природы, Учитель народа, Бог земли.

    114. А когда мы этим окружим себя и станем это вот делать, у нас живой факт получится. Это мы сами в этом, люди, делаем вредное и плохое. Мы все есть как люди, заставляем курочку несушку, чтобы она нам яичко снесла. А мы есть люди, одно яичко не сможем сделать. Мы с вами только этим нуждаемся, хотим, чтобы нам природа давала по возможности. Она не жалела своё отдать, если это будет нужно людям, она не жалеет всё.

    Вот в жизни появилась новость неожиданная такая стратега. Она началась в природе Паршеком. Он родился в природе, она его такого в жизни в людях родила. Это так надо, никто этого не делал, и никому такого права не давалось в людях. Они у себя встретили человека, он стал делать дело полезной стороны, он стал помогать обиженному, больному в его жизни. Человека встретила по пути стихия, она горем огорожена, а бедою окружена. Никто такому человеку не помог. Он в этом деле оказался бедным, нуждающимся. Человек ему как таковому стал помогать. Это нам всем нужно здоровье, а Паршек это дело устроил. Это его такая идея, она в людях стала новым характером жизни. Я этого никогда не думал и не гадал, я как человек один из всех.

    115. Мы это все сделанное видели, слышали, хотели иметь. А чтобы сохранить это дело за собой, мы не сумели это дело сделать, взяли своему близкому по жизни своим помешали. Это был он, есть, и будет с такими делами, с такой идеей. Она очутилась на Чувилкином бугре. Это есть земных людей рай, он нашёлся в природе Паршеком.   

      Мы в деле рождаем человека. Из самого начального, первого в жизни он нами рожден в деле, он нами заставлен делать. Его встретила пища, его встретила одежда, ему представили дом, чем этот человек как своим добром стал пользоваться, этим делом. Ему как таковому стали это дело делать, а с этого дела получился живой факт. Мы, люди, стали одевать до самого тепла, а кормить досыта, а в доме жить стали со всеми удобствами. Человек рос и поднимался на свои ноги, креп в этом деле. А мы его делать начали с ничего, а сделали что-то, у нас получился живой факт. Он наелся, он оделся, и в дом зашёл, пожил да повеселился, а потом заболел, сдался, умер на веки веков. Это мы с вами на людях развили как таковое дело. Оно нами делалось и будет нами делаться до одного дела.

      116. Оно не успело сделаться, мы ухватились за другое дело, за такое же самое, как оно было до этого дела. А сейчас пришло такое дело в жизни, оно не было. Идея родилась на человеке без всякой потребности. Мы ему как таковому место нашли, этому делу день указали, ему как празднику хотели поклониться за его доброту. 25 апреля 1979 года на этот праздник приехали люди со всех концов, краев нашего Союза прославить в этом Паршека. Он эти средства нашёл, ими огородился, помог обиженному, больному выбраться с его болезни, не одному, а многим. Люди на этот зов собрались с душой и сердцем, чтобы отметить это дело. А блюститель Ворошиловграда своих районов с оружием в руках, они хутор Кондрючий вместе с генералом Ковшар окружили. Всю ночь спящего Паршека берегли, чтобы он никуда не делся. А он со своей идеей не собирался никому мешать, а только помогать всем людям всего мира, чтобы они не простуживались и не болели. Я со своим умом не собирался, чтобы люди с людьми за счёт зла и ненависти воевали. Моя такая идея: другому, такому как я, надо пожелать то, чего самому будет не надо. У них не надо свое место облюбованное для самого себя, на него никто не имеет такого права наброситься, это чужое. А своё никому не дается.

    117. Сосед своё имеет, и другой свое имеет. Спросите, пожалуйста, какого они мнения о себе и другом. Они неравнодушны за своё имеющееся, у кого что есть, если у тебя что-либо прибавилось, особенно оружие. И какое мнение самих людей. Они у себя имеют вождей, которые ведут свой режим своей политики, чем они хвалятся, что они имеют в этом такое положение перещеголять их чем-нибудь не таким, как есть у них. Это история, которую Паршек в своей идее никогда в жизни не ожидал, а блюститель этого порядка посчитал: я для него со своим делом вреден. Я своим таким поступком нехороший у них.

      Я своею мыслью помыслил в природе, как будет надо в жизни своей сменить поток из мертвого на живой поток. Это бессмертное место Чувилкин бугор, он должен разрешить на нём родить человека без всякой потребности. Я как Учитель этому делу. Он был обоснован на одной женщине, она мать этому дитю, который должен родиться на этом бугре. А блюститель в это дело вмешался, не дал родиться этому дитю. Я сам не делал, мне разрешили люди, они меня слушали как такового без всякого. Я это не начинал делать, это мировое практическое явление ради земных людей.

    118. Они такого сознания не имели. Ученые природу так не знают, она им свою тайну не скажет, она для них враг. Им приходится болеть, простуживаться, они в этом умирают. А моя идея нашла средства, я ими огородился. Я не так, как люди, проходил 46 годов, а проделал и продумал, к этому бугру, к этой воде привёл. Я там играю роли, через руки передаю током здоровье, оно надо нам всем. Это сторона, она независимая природная естественная. Это воздух, это вода, это земля.

    Люди Господу верили как Богу. А Он Сам к нам пришёл на землю. Смерть как таковую изгонит, а жизнь славой введет. Где люди возьмутся? На этом бугре. Они громко скажут своё слово. Это есть наше райское место. Человеку слава бессмертная.

    Что может лучше от этого дела? Мы привыкли умирать, мы умираем на веки веков. Какая нам это хвала есть в этом, что мы живём хорошо и тепло, а потом приходит такое дело бессильного характера, люди теряют своё здоровье, им приходится хиреть, они умирают из-за этого дела. А раз они умирают, что может быть от этого хуже? Я как таковой эти условия не признаю, а хочу, чтобы так люди не умирали, как они до сих пор умирают. Этого больше в жизни не будет, а будет на бугре райская жизнь.

    119. Вы говорите, что я создаю какую-то секту. А кто из сектантов согласится на это холодное, плохое пойти, ибо это им есть смерть их. А чтобы с этим согласиться так жить, как живёт Паршек! Он 46 лет так ходит, как люди ещё не ходили, их дело было такое – уходить. А чтобы любить, хранить, ценить, как око своё, этого мы как таковые не брались и не умеем, и не хотим. Жили мы – надеялись на авось. Будет хорошо – мы живём хорошо; будет плохо – мы и от этого не отказываемся. Мы же заболеваем, простуживаемся, это наша такая привычка, как мы в этом умираем, наше такое есть в природе бессилие. Мы на это сил в ней не имеем. У нас такой в людях недостаток. А раз он нас этим окружил, мы проигрываем в этом деле. А дело любое нам оно тяжёлое, мы в нём пробуждаться не можем, а утомляемся крепко. А чтобы на это нашли такие легкие средства, чтобы от этого избавиться, мы человеку такого вот места не искали, и нет такого человека, чтобы он на это пошёл и отказался от старого гнилого. Это такой в людях зародившийся поток в жизни, человеку надо умереть. Эта история никуда не годится. Надо будет в этом жить, а мы умираем. Я в природе на это дело Учитель всего народа, учу всех людей не к старому потоку, а к новому.

    120. Поток теперешний жизненный. Мы не должны мертвое делать. Мы, все люди, живём в мертвом капитале. А я не хочу, поэтому нашёл Чувилкин бугор. Я об этом бугре с природою разговариваю 46 годов. Она мне через хлеб говорит только одну правду, выявляет неудачу точно.

      Ещё раз говорю без всего этого. Я обращался к власти, просил разрешения. Они хорошо знают, читают мои две статьи, они написаны учеными, они по-своему вывод делают. А моя практика делается не для меня одного. Я терплю от холода, от голода – это для всего мира всех людей. Это есть все национальные такие привычки, они нашего брата губят, умираем мы от этого на веки веков. Вот что мы такие люди в жизни сделали – смерть свою развили. А моя идея, она изгоняет как таковую, а жизнь во славу вводит. Поэтому приходится в природе копаться, рыться, искать в этом деле  средства на это, дело я нашел на этом вот бугре, на нем базируюсь так, как надо. Говорю об этом деле, хочу сказать: это чистая правда, в этом всем есть ток электричество, магнит, естественного характера. Это место есть ванна бессмертной жизни. Мы это всё для этого добились делать.

    121. А нас таких недопоняли, посчитали, какая-то есть секта. Люди небывалого характера, секта бессильна так это всё сделать. Они Богу верят как таковому, а чтобы выполнять, у них духа не хватит. А прежде чем Богу надо верить, надо другому пожелать то, чего сам не хочешь. А мы как живём сосед с соседом? У нас своя характерная ненависть, неумирающее такое зло. А чтобы жизненная любовь была в этом, мы, все люди, этого не имеем. Живём, как хочу. Так оно делается во всех земных людей, лишь бы мне в этом было хорошо, а ты, как хочешь. Дело такое моё, я его делаю, я сам делаю. Бугор, я сам на нём нахожусь без еды так остаюсь, как это надо, в естественном порядке. Меня окружает ток, магнит, электричество, это воздух, вода, земля, что и нужно человеку в жизни. А нам это всё как таковое является враг в жизни. Это всё то, что есть в природе, оно мешает всем. А мы не ищем это вот, а уходим от природы, не хотим этого видеть. А раз недолюбливаем, что может от этого нам хуже? Я считаю: надо быть близким ко всему этому. Особенно моя эта идея: любить природу, не уходить от неё, все условия окружают естественного порядку.

    122. Бояться природы – значит в ней так не жить. Она тех не уважает, кто от неё уходит. Мы с вами привыкли приобретать деньги за свой физический и умственный труд. Мы привыкли досыта так наедаться, а до тепла хорошо одеваться. Наша всех привычка – заходить в дом со всеми удобствами, там находиться. Это вечно не живое, а совсем мертвое. Мы своё живое недолюбливаем, скоро в этом помираем, как таковые. А бугор Чувилкин людей своих встретил, они громко в этом сказали слова: это есть наше райское место, человеку слава бессмертна. А раньше Бог, по истории всей, наказывал смертью. А сейчас, по всему делу этому, человек сделался Богом. Ему как таковому ученые в этом не верят, считают его не таким, как есть люди, его считают выше чего-то. Это спаситель всего мира всех наших людей. А мы, политические учёные люди, захотели убить эту идею. Она милая в этом деле. Никогда так не делал никто из всех. А Паршек 46 лет не отступал, и от этого вот не отступит. Своё дело он как делал, так и до сих пор продолжает, ибо есть здоровье неумирающее. Чувилкин бугор не техническая сторона, и не искусственное дело есть с химией введённой. В этом вечная жизнь.

    124. Она мне как таковому дельцу в жизни разрешает, помогает, она помогает нам всем, это мать природа, без неё ни шагу. Мы делаем всю такую вот технику, она искусственно делается, а химия вводится. Всё это чужое есть, природное, оно сделано из сырья в мертвое дело. Это неживое совсем, а мы, люди, в этом вот живём да ещё говорим: хорошо и тепло. А приходит конец – плохое и холодное. От этого хуже не может быть. Мы все такие вот есть люди, сегодня живём, а завтра – нет. У нас такие дела проходят наше дело делать, а что из этого дела получается? Мы об этом вот не знаем. А делать будет надо. Всякого рода дело наше, сделанное нами, – живой факт. Живые об этом мысли этого дела. А завтра что будет, мы не знаем. Мы приготовились, у нас есть всё, чем жить. А в природе другое, она на это не пошла, взяла свои силы представила человеку, ему не дала его жизни, взяла и напала. Создала такие условия, человек заболел, в этом сдался, уже не то есть, человек пошёл под копыл, он приближается к отмиранию, уходил он с жизни, его природа гонит вон. Не дает ему то, что хочет он.

    125. Он живет, его думка одна – как будет ему в этом, так он останется. Его окружает природа, а он от неё так бежит, уходит, с нею не хочет жить, считает: это всё для него есть враг. А из него надо сделать любимого друга. То уходил от него, а теперь близко стал. То капризничал, а теперь проявил в этом любовь. Природа через это сделалась любимый друг. А через любовь и жизнь пошла, она как таковая сменила все свои такие направления. Когда человек её боялся как холода в этом, он от неё уходил. Она его догоняла и ему наносила ущерб, она его простуживала, он заболевал в этом. Это его горе окружило, беда создалась, всё это наделала природа. Она того любит, кто её любит. А раз между этим проявилась любовь, то и жизнь создалась. Каприз всякого рода к хорошему не приводит, а скорее от всего приходит плохая сторона, она в этом деле умирает. Это такая привычка, а мы её так вот делаем, всё думаем, на что. А природа есть она природа, она тебя такого умного родила, ты сам этого захотел и сделал, у тебя это получилось. Ты стал жить так, как тебе в этом захотелось. Твой нос такого характера, хочет слышать пахучее, а вонючее гонит от себя. Это было, оно есть, оно будет в этом. А раз есть, оно будет вечно.

    126. Мы эту историю вводим, как от самого Бога. Он это дело разрешил делать, чтобы из-за него одно время пришлось пожить. Он этим делом окружил себя, стал жить технически, а искусственно стал делать, химию ввёл. Он с этим пожил да повольничал. Ему в этом деле жилось хорошо и тепло, что и привело в жизни плохое и холодное. Человек, он простыл, он заболел. А болезнь – это уже недостаток, а его удалить нельзя никак, природа его не дает. А наше дело – думать, по природе искать. А то, что надо в жизни, нам не так просто дается. Потерять так вот легко, а тяжело его найти. Это живое дело естественного характера: воздух, вода, земля – это три таких тела, которые помогли это всё сделать, без чего не обошлось человека родить. Он произошёл в этом, а чтобы ему жить так, как природа. Без ничего она живет, у неё нет никакого мертвого запаса, чтобы надеяться на это, что я буду жить за счёт этого добра. Это человек, он в природе нашёл эти качества, ими окружил себя, за счёт их одно время живёт. А природа, не так она живёт. У неё есть всё для этого, чтобы жизнь продолжилась. Есть для этого воздух, атмосфера, она без конца и краю; также вода неумирающая, как земля тоже.

    127. А человек приспособился жить в этом. Ему надо вещь природная, она ему надо в этом деле.

    1979 год 25 апреля, его ждали многие люди, куда входили простые и учёные, труженики всех специальностей. Были художники, артисты, писатели, учителя, врачи, штукатуры, шахтёры, колхозники, военные – все наши люди, они собрались. В Ворошиловградской области, Лутугинского района, селе Ореховке есть место Чувилкин бугор, этому месту создана жизненная слава.

    Люди, они Господу верили, как Богу,

    А он сам и к нам на землю пришёл.

    Смерть как таковую изгонит.

    А жизнь во славу введет.

    Где люди возьмутся? На этом бугре.

    Они громко скажут своё слово.

    Это есть наше райское место.

    Человеку слава бессмертная.

        Ради этого всего собрались с многих концов нашего Союза, даже приехал с фильмом с лекцией профессор Наумов Эдуард Константинович, член общества испытателей природы, почётный международный испытатель психотроники. Он заключил договор 24 апреля в Свердловске читать лекцию и показывать фильм о нашем русском человеке, кто себя показал на первой странице журнала «Техника – молодежи». Вы там прочитаете статью «Не бойтесь холода». А вы со своим блюстителем порядка набросились, с генералом Ковшеровым хотели этого человека найти, и ему как таковому полезному в этом помешать.

    128. Поймите, он со своей идеей пользу создаёт. А раз он в людях полезный человек, он есть на арене, всем земным людям здоровье дает через свой приём, через руки. Он болезни не признаёт, у него на арене человек, ему как таковому вносит силы, чтобы не простуживаться и не болеть. Что мой вид в журнале говорит? Чтобы мы не боялись холода. Вот что я сделал в людях. Я нашел это самое бессмертие, хочу, чтобы люди наши им окружили себя, завоевали это дело. А чтобы мы делали, для этого у нас умения не хватило, и мы не хотим делать. А как мы с вами жили? Только надеялись на авось. Будет хорошо или плохо – мы будет так вот жить. А другого мы не нашли. Нас природа как обижала, так она и до сих пор обижает. Мы простуживались, болели, в этом деле умирали, и будем мы в этом помирать. Что может (быть) от этого дела хуже в нашей жизни? Через наше такое теоретическое большое знание мы себя научили другого бессильного человека заставлять, гнать в бой. А что с этого всего получится? Мы не знаем. Эта административная сторона повернется наоборот.

    129. Весь каприз уйдёт, а народится вежливость. Такое гордое, такое ненавистное зло отомрет, уйдет, а будет одна из всех просьба. Мы будем природу просить, умолять, как мать родную. Она свой такой сильный поступок сменит. Не болезнь будет играть роль над человеком, а человек будет играть над болезнью. Мы возьмемся за учение Учителя. Через что в тюрьму не будут попадать, ложиться в больницу не будут. Жить будут свободно, на рожон перестанут лезть. Какая будет сознательная вежливость перед дедушкой, перед бабушкой, дядей и тётей да молодым человеком. Им надо сказать с душой и сердцем вслух здравствуйте. Эх, и жизнь моя такая. Поймите мое терпение. Милые мои вы люди, закалите вы свои сердца. Гляньте вы на солнце, на своё выздоровление такое. Быть таким, как я, Победитель природы, Учитель народа, Бог земли.  Я в природе победил врага,  человека научил быть здоровым, открыл глаза. Почему вам таким вот не сделаться? Кому это право не давалось? Я открыл этот бугор не для самого себя лично. А я к этому бугру отворил ворота, доступ к нему всем людям всего мира, чтобы они сюда приходили и кланялись ему, как таковому, его просили, чтобы он своими силами изгонял врага от любого нашего человека.

    130. Как это и делалось до этого дела. Мы видели этого Учителя на этом бугре летом и зимою, он на него приходил так само, как его показывали в журнале «Техника – молодёжи», он занял первую страницу, первое место. Это отдых воскресенье. Желаю вам счастья, здоровья хорошего для того, чтобы вы поняли. И старались встретиться со мной или у вас, или приглашаю вас в дом, построенный для всего мира людей.

                                                 1979 год 8 мая

                                                 Учитель Иванов

 

    Это письмо написано мною так. А природа рецензию накладывает, она говорит мне, можно ли такое дело посылать. Она мне подтвердит своим «да» или «нет». Это письмо: никакой такой критики, а одна есть истина, которая должна быть в людях живой энергичной для того, чтобы жить. Мы тогда не живём, когда люди правдой не окружены, их она гонит с пути. Умей писать одну правду. А правду люди по природе искали, они бросали своё облюбованное собственное место. Он на нём жил так, как все люди. Его это вот место в жизни своей (не удовлетворило). Мы не удовлетворились, нас гнала природа. Мы хотим то найти, что надо.

    131. Нас это место и в данную минуту заставляет бросать это всё, а пойти в путь какой-либо экспедиции. Нам надо сырьё технического характера, что-либо такое новое в жизни. От этого всего надо побогаче у себя сделать. Искалось новое какое-либо, характерные залежи, они нам в этом необходимы. У нас на это всё есть построенные заводы, но нас как геологов интересует, мы ищем больше от всего залежи: золота, серебра, медь, железо, уголь, нефть – всё то, что в жизни будет надо, мы без чего жить не сможем. Нам дай. У нас одно желание – обогатится, не нуждаться ничем.

    132. А у нас это всё – из мешка. Мы на это всё трудимся, и мы в этом учимся, делаемся в этом коммерсантами. Наше дело – одно умение делать всё то, что надо в жизни людям. Они хотят, чтобы на них была красивая фасонная одежда, во что одеваться до тепла. Надо такая вкусная свежая пища. На всё требуется мастерство, искусство. Мы это делаем сами. Любо смотреть, если это у нас есть хорошие дома. Они архитекторами придуманы. Мы в этом всем живём. Хотим лучше от этого всего на белом свете заиметь.

    133. Плохо, недостаток нас в этом мучит, через это приходится болеть. Мы думаем очень много, как не отставать от других. Мы же с вами есть люди такие, лишь бы мы придумали, у нас на это есть здоровье, руки, ноги и голова. Это всё мы делаем, стареемся сделать меж собою такое в жизни оружие, в случае какого-либо горя, беды. Кто из соседей обрушится напасть на такое чужое, у нас есть, чем воевать. Мы предостережены этим в случае чего-либо такого. Не сказали нам как людям, что мы в процессе делали.

    134. У каждого человека мысль заложена такая, для чего ты так вот живёшь, запасаешься ты сам. У тебя есть запас, ты его знаешь, как источник, его бережешь, как око. У нас соседи смотрят через стену, они тоже жить хотят не плохо, а хорошо. Такая мысль приходит в людях в природе. Все люди, живущее на белом свете, они живут чужим природным. Его как свое добро в жизни берегут, лишнее в этом сбывают, за деньги продают, золото собирают. Они на это надеются. Золото – международная ценность. Если есть золото, есть богатая жизнь.

    135. Они, это люди, не думают ничего об этом деле, что ему надо будет в этом деле умирать. Это не спасение в жизни мертвый капитал. Это не твоё есть всё, а чужое природное. Ты своим этим здоровьем натаскал, ты для природы вор, ты в природе убийца, живешь ты чужим. Поживёшь да повольничаешь, а в конце концов умираешь на веки веков. Что ты сделал в этом всём, пойми? Ты же человек, тебе надо жизнь, а ты умираешь. Никакое тебя богатство не спасет и не сохранит. Оно тебе это всё есть в жизни чужое природное. Ты его нашел, присвоил его к себе.

    136. А то, что присвоил, назвал ты его своим, оно принадлежит не тебе лично. Твоё есть тело живое, а ему надо большая в этом потребность. Оно одним не живет, ему приходится выбирать такое дело одно, чтоб им так пришлось жить хорошо и тепло. Это у нас всех одно такое человека направления за счёт этого всего продолжительно жить не плохо, а хорошо. А сколько не живи ты в природе, а конец этому всему делу найдется, он закончит свою эту вот начатую жизнь в этом первом деле. Мы его начали, делаем.

    137. А раз мы его так начали, мы его делаем, недоделали, берёмся за другое дело. Нас это вот дело не удовлетворило, мы взялись за дело другое. Это тоже не всё, мы стараемся сделать лучше в этом, слаще, жирнее, да больше. Этому началу конца такого не видать. Луна одна есть такая планета, никем она не занята, она бесценная … источника такого сырья, с чего делают живой факт.

 

1979 год  9 мая

Учитель Иванов

 

Набор – Владимир, сверил Ош. 2010.01. С копии оригинала. (1501).

 

    7905.09  Тематический  указатель

Райское место  14,15

Хорошее плохое  22,28,29,67,72,118,126

Начальная мысль Учителя  25

Учитель учит  26

Враг, дело  28,62,64,82

Похоть, дети  34, 36

Рождение  ЧБП   35, 82,117

Воспитание детей   36,39,42,63,64,83,86

Учитель не умирает  37

Рай   38,44,69,79

Бог  14,39

Божий суд  46,47,60 (все труды)

Учитель кто?   49

Ходить по воде   52

Здоровье  53,71

Учитель история, работа у пана  56

Учитель в шторм моря 12 балов   70

Бугор   44,69,79,90,115,118,123,129

Бог учит  71

Чужое   11,72,76

Продавать природу  73

Деньги  73

Болезнь  82

Природа  3, 81,85

Врага побеждать  88

Начало истории  91

Новая жизнь   96

Учитель дело для всех  103

Бог  109

Учитель про себя  112,113

Идея Учителя  116,120

Секта  121

Вера в Бога  121

Желать другому, что себе хочешь  116,121

Из врага сделать друга  125

Просьба  129

Война  3